Sign in to follow this  
Followers 0

И снова выстрелы в Сараево...

975 posts in this topic

Posted

День 28 июня выдался жарким. Гаврила Принцип нервничал, первая попытка покушения провалилась и, похоже, вся подготовка пошла прахом... Неожиданно он заметил через стекло витрины поворачивавший с набережной автомобиль. Ошибки быть не могло, это машина эрцгерцога. Имперские красно-бело-зеленые флажки бойко трепались над лакированным капотом с двуглавым орлом и золотистой аббревиатурой K.K.u.K.

Потом Гаврила так и не смог вспомнить, как он вышел из магазина и подошел к нелепо дергавшейся пытаясь развернуться машине. Он лишь отчетливо помнил лицо эрцгерцога увидевшего направленный в него ствол... Гаврила отчего-то зажмурился и шесть раз судорожно нажал курок.

Его Императорское Величество, Император и Самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Царь Грузинский; Великий Князь Литовский, Господарь Молдавский и Волошский и прочая, и прочая Дмитрий Алексеевич пребывал с утра в крайнем раздражении. Даже летняя прохлада Ливадийского дворца, столь отличавшаяся от душной жары лежащего в паре сотен верст столичного Санкт-Микельбурга не способствовала его душевному успокоению. От раздражения он даже привстал из-за стола и навалившись на его край молча сверлил взглядом вытянувшегося перед ним в струнку начальника Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии Петра Васильевича Чиледжина. Лицо жандармского полковника ничего не выражало, но его оттенок с каждой минутой все больше приближался к цвету мундира...

Император прервал затянувшееся молчание и протянул офицеру австрийскую утреннюю газету.

- Вы уже это читали, милостивый государь?

- Так точно, Ваше Императорское Величество – с интонациями тренированного ефрейтора ответил тот, выражение монаршего лица однозначно указывало, что либеральничать в общении сегодня не стоит.

- И что скажете?

- Бессовестная ложь, Ваше Императорское Величество, наша служба не имеет ни малейшего отношения к покушению на эрцгерцога...

- Возможно, но знать то Вы были должны!!! – вышел из себя Дмитрий, что, надо заметить, происходило с ним, исключительно редко. А ведь еще говорят, что после многочисленных браков с итальянскими принцессами в жилах русского правящего дома не осталось флегматической северной крови...

Император резко выпрямился, глубоко вдохнул, и спокойным голосом продолжил:

- Вы, видимо, полагаете, я не сведущ, в вопросах о том, какие средства выделяют Вам казна на содержание осведомителей в границах Тройственной Монархии?

Полковник неподвижно стоял, направив полный несокрушимой твердости взгляд на висевший позади стола монарший штандарт, и олицетворяя всем своим видом преданность, исполнительность и неколебимую верность престолу...

- Ну хорошо, Бог с Вами, Вы были не осведомлены о происходящем, но что Вы теперь планируете делать, милостивый государь? Вы хоть представляете, каковы могут быть последствия?

Полковник слегка моргнул, не сводя взгляда с двуглавого орла в золотистом щитке, вышитого на белом, пересеченным синим андреевским и алым георгиевским крестами полотнище штандарта, затем сказал:

- Мы уже приступили к инструктированию всех требуемых персон, не позднее вечера я предоставлю Вашему Императорскому Величеству подробный отчет от всех наших людей в австрийских владениях.

Император обессиленно опустился на стул, провел рукой по начинающему лысеть лбу и с ненавистью посмотрел на заголовки бульварной газетенки... Естественно, первыми в науськивании террориста австрийцы, обвинили Россию. Не то чтобы он как царь и как русский испытывал теплые чувства к Габсбургам, но стрелять в наследника престола это уж слишком.

Не глядя на полковника он негромко распорядился

- Можете идти... Мне надо немного подумать.

Подполковник Пауль фон Леттов-Форбек вышел на крыльцо бунгало и по привычке посмотрел на небо. Нет, климат здесь определенно лучше, чем в Камеруне, там в это время дня уже собирались бы тучи, а через час-полтора строго по расписанию начался бы дождь. В остальном медноносные холмы Кабинги были точно такой же дикой африканской дырой.

Адьютант задорно козырнул, подбросив руку к черно-зелено-золотой имперской кокарде.

- Они ждут, Ваше превосходительство.

- Уже, - формально удивился подполковник, хотя прекрасно знал, что делегация представителей колониальной админстрации Баварского Конго прибыла еще утром.

Теперь ему предстояло долгое и занудное обсуждение с баварцами этой запутанной истории с найденными на той неделе патрулем на германской территории пятью белыми и десятком туземцев. Взятые с поличным, те клялись, что отправились преследовать льва-людоеда, убившего несколько человек в одной из деревень, километрах в пяти с той стороны границы, но не сориентировались и пересекли демаркационную линию. Ха... Охотники. Как же. У них не было ни одного тяжелого ружья, только штатные армейские «Манлихеры» калибра 0,65 сантиметра. Интересно, как они из них собрались накоротке в буше львов бить? Прикладами? Или штыками? Куда хуже, что у них был теодолит и еще кое-какое геодезическое оборудование, явно предназначенное не для выслеживания хищников...

А тут еще эта история с выстрелами в Сараево... Полоумный анархист стрелял в семью эрцгерцога из револьвера, австрийское правительство уже направило ноту в Микельбург. Это определенно может привести к серьезным последствиям. Германия – союзник России, и если дело дойдет, не дай Бог, до войны, то ему – подполковнику Паулю Эмилю фот Леттов-Форбеку придется самому организовывать оборону этого огромного и негостеприимного края...

Он вздохнул, и широкими шагами направился к палатке, где солдаты уже пристроили для солидности трехцветный имперский и клетчатый баварский флаги, превращавшие жалкое парусиновое укрытие среди ветвей африканских акаций в место дипломатических переговоров европейских держав.

Новый Орлеан вечен. Уже давно король-хлопок уступил престол императрице-нефти, и средоточием деловой жизни Соединенных Штатов Америки вместо Ричмонда и Атланты стали Даллас и Порт-Артур, а Новый Орлеан по-прежнему остается культурной и политической столицей страны.

Лев Бронштейн вытер пот со лба. Июнь выдался жарким, и начинающийся июль не обещал в этом отношении ни малейших перемен. Под лучами раскаленного солнца плавился асфальт, полисмен с характерным лицом ирландского эмигранта гонял с тротуара не в меру возомнивших о себе чернокожих… Рабство в Америке уже скоро тридцать лет как отменили, но похоже даже мысль о том, что цветные могут претендовать на то же место, что и белые никому здесь в голову не приходила. Разве что такие писатели как Уильям Портер поднимают в своем творчестве тему положения трудящихся масс больших американских городов. Последний цикл рассказов о простых Нью-Орлеанцах «Четыре миллиона» ему явно удался. Поразительно как легко и лирично у автора получалось рассказать о, в общем-то, мрачной и тяжелой повседневности людей своим трудом создающих благополучие Америки...

Однако пора за дело. Сегодняшнее собрание партийной ячейки пришло к выводу, что дома назревают серьезные события. Если вся эта пальба в Сараево и последовавший обмен нотами между Веной и Микельбургом не закончится пустым сотрясением воздуха, то Россия может получить новую неудачную войну, в то время как позор Мосульской кампании еще не изгладился из памяти подданных империи. Конечно, покушению стоило бы быть более кровавым... одновременная трагическая гибель эрцгерцога и эрцгерцогини несомненно всколыхнули бы мировую общественность куда сильнее, но приходится рассчитывать на то что есть.

И хотя смена кабинета и военные реформы, предпринятые царем Дмитрием после провала в Курдистане, несколько охладили пыл оппозиции, но еще одна неудача на военном поприще снова вызовет к жизни «призрак революции». Главное чтобы немцы не надавили на австрийцев, но тут скорее всего вмешаются англичане и французы, не заинтересованные в усилении России на Балканах. Так что есть шанс получить всего лишь русско-австрийскую войну, а не большое коалиционное побоище в Европе.

Нет, мировая война, несомненно, дает уникальный шанс мировой же Революции, но пролетариат Европы к этому пока не готов... Бронштейн посмотрел на американский пролетариат в лице нескольких смуглолицых голодранцев сидевших на тротуаре и осоловело глядевших на проезжавшие мимо экипажи из-под грандиозных сомбреро, судя по всему сезонных рабочих, подавшихся в столицу на заработки откуда-то из южных штатов - Тампико, Матамороса или даже Чиуауа.

- Нет, пролетариат решительно не готов к мировой революциии, - вполголоса пробормотал революционер и свернул в ближайших кафетерий, немного остудить голову и промочить горло...

Гросс-адмирал Альфред фон Тирпиц стоял на мостике лицом к острову Манхаттан, решительно не замечая отрывавшегося перед ним шикарного вида на крупнейший город Нового Света. Его волновали куда более срочные и куда менее приятные дела. Дружественный визит Атлантик-Флотте в столицу Германской Северной Америки видимо придется свернуть, так что матросам не видать борделей Нового Амстердама как своих ушей, а офицерам придется обойтись без знакомства с театрами (и актрисами) Виидстрата.

Впрочем, досуг подчиненных волновал флотоводца меньше всего. Как назло программа перевооружения Тихоокеанских эскадр тормозилась постоянным урезанием финансирования – Мольтке во все возрастающих количествах требовал деньги на нужды армии, как будто Германия добилась своего нынешнего могущества исключительно на полях сухопутных сражений... В результате если назревающий кризис все-таки перейдет в большую войну, а военный его ранга обязан предполагать начало большой войны из-за любого пустяка, то противопоставить британским и французским линкорам на Дальнем Востоке будет решительно нечего. Максимум, что сможет обеспечить первая Тихоокеанская - это прикрыть от бомбардировок и десанта Батавию, а вторая – Соломоновы острова. Чем мог германский военный флот ответить англичанам на базирующуюся в Сиднее тяжелую линейную эскадру вице-адмирала Стэрди, Тирпиц даже понятия не имел. Равноценных сил у него на Тихом Океане просто не было... А это означало фактически блокаду жизненно важных морских коммуникаций между колониями и метрополией.

Единственным спасением оставалась позиция Японии. Увы, азиаты как всегда были слишком непредсказуемы. Тирпиц помнил свою встречу в Токио с «сокрушителем иберийского флота» Хейхатиро Того. За два дня переговоров гросс-адмирал так до конца и не понял, какую позицию занимает японец. Формально оборонительный союз был заключен, но его сопровождало такое количество оговорок и уточнений, что микадо не составило бы ни малейшего труда найти повод вежливо отказать Германии в военной помощи.

Хотя было тепло, Тирпиц поежился, и одернул мундир.

- Передайте на «де Рюйтер» и «Тромп» чтобы не отпускали команду на берег, если завтра сниматься с якоря они их с фонарями не отыщут... – с этими словами он сбежал с мостика.

Кайзер Фридрих-Август внимательно разглядывал лежавшие перед ним на столе телеграммы и депеши. На требуемом удалении от рабочего стола главы государства выстроились канцлер, министры и командующий сухопутными силами. Гросс-адмирал Тирпиц был еще в Америке и присутствовать на совете не мог. В кабинете было довольно темно. Лишь огни свечей и камина слегка разгоняли мрак – кайзер недолюбливал электрическое освещение. Для пущей мрачности и торжественности за спиной монарха висели исторические полотна с основными эпизодами долгой и запутанной жизни Кайзеррайха – «Курфюрст Эрнест на смертном одре 19 мая 1485 года», «Мориц Саксонский от имени курфюрстов и имперских сословий вручает кольцо и посох первому главе Германской Евангелической церкви своему двоюродному дяде архипримасу Иннокентию (в миру Фридриху)», «Иоганн Георг I провозглашается главой Германского Союза», «Генерал-фельдмаршал Фридрих Бранденбургский обращает в бегство австро-польские войска Карла Лотарингского при Прессбурге», «Ян Хендрик ван Кинсберген и Сэмюель Худ принимают капитуляцию Пьера Вильнёва при Сен-Мало»...

Гробовую тишину нарушали лишь потрескивание дров в камине и шуршание бумаг. Наконец раздался голос кайзера.

- Итак, мы находимся на грани ультиматума. Наш августейший брат император Дмитрий в большом затруднении. Он не хочет обострения отношений с Тройственной Монархией, но тон заявлений их прессы откровенно оскорбительный, а дипломатические ноты, прямо скажем, далеки от миролюбия. По донесению нашего агента из Флоренции, находящийся там кайзер Франц, всерьез готов объявить мобилизацию. Этот шаг может привести к исключительно печальным последствиям. Ответная мобилизация России будет неизбежной, а свои союзнические обязательства мы не нарушим. С другой стороны австрийцы направили нам официальную ноту с требованием изложить свою позицию в случае начала войны с Россией. Полагаю, они хотят убедиться в том, насколько мы готовы будем вмешаться. Ваше мнение, господа?

- Ваше Величество – война будет катастрофой, - подал голос командующий, - наши сухопутные силы не готовы прикрыть все потенциальные направления и почти наверняка мы на первом этапе будем вынуждены отдать либо Силезию австрийцам, либо Нюрнберг баварцам, либо Саар, Люксембург и Брюссель французам. Одновременно все нам физически не удержать...

- Вы опять начинаете, Мольтке, - резко оборвал его Фридрих-Август, - меня сейчас не интересуют, ни размеры ассигнований на сухопутные силы, ни их роль в сравнении с флотом, ни вопросы стратегии быстрого железнодорожного маневрирования... Увольте меня от этих деталей. Я хочу понять, как надо поступить, чтобы вообще не доводить дело до войны?

В кабинете снова воцарилось молчание. Лишь несколько минут спустя, подгоняемый взглядами остальных, канцлер выразил общее мнение:

- Ваше Величество, мы бессильны перед обстоятельствами...

Снова стало тихо...

Стук в дверь прогремел громом среди трагической пьесы.

- Что за... окончательно потерял всякий такт кайзер.

Вбежавший человек молча протянул ему конверт.

- Срочная дипломатическая почта из Санкт-Микельбурга.

Даже в полутьме было видно как побледнел Мольтке. Руки кайзера развертывавшего бумагу, не то чтобы дрожали, но их движения были, скажем так, слегка неуверенными.

Фридрих-Август обвел собравшихся взглядом и сказал.

- К счастью Франц и Дмитрий смогли найти взаимопонимание. Австрия официально принесла извинения за допущенную в оценке действий России бестактность, а Россия согласилась выдать находящихся на ее территории пособников террориста и членов его организации...

Вздох облегчения пронесся по кабинету. Даже полумрак в нем словно бы стал не столь гнетущим.

- А теперь, Мольтке, думаю нам стоит обсудить ряд Ваших идей подробнее, - заметил кайзер опуская депешу на стол – следующий террорист, в отличие от этого чахоточника, может и не промахнуться...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Пруссия начала сильнее реала дружить с Голландией после 2-й англо-голландской?

а потом и объединалась?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Санкт-Микельбург-на-Босфоре? Иван Грозный вместо Ливонской войны повернул на юг?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Марсианские летучие мыши опрокинули коробку с солдатиками?

Да кому это интересно?! Вы рассказ/повесть дальше пишите!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Санкт-Микельбург-на-Босфоре?

Полагаю то Одесса-мама :to_keep_order:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Марсианские летучие мыши опрокинули коробку с солдатиками?

Практически... :good:

Если кратко, то курфюрст Саксонии Эрнст упал с лошади на год раньше... :to_keep_order:

Полагаю то Одесса-мама

Таки да.

Иван Грозный вместо Ливонской войны повернул на юг?

Нет. Это уже Романовы, как следует развернуться на Балтике помешали союзные немцы, пришлось идти на юг.

Да кому это интересно?! Вы рассказ/повесть дальше пишите!

Да это скорее зарисовка, с большим количеством декоративных заклепок, но и крупные формы постараюсь не забыть :grin:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Сначала реальная история.

XV век, Саксония. Суровое время, суровые нравы. Руководил страной курфюрст Фридрих II по какому-то недоразумению прозванный Кротким. Свою кроткость он обосновывал видимо тем, что большую часть жизни воевал сначала с гуситами, потом с родным братом Вильгельмом. Их война даже получила название "братской". Попутно он успел жениться на Маргарите Габсбург - сестре императора Фридриха III.

И было у них два сына Эрнст и Альбрехт (на самом деле четыре и еще столько же дочерей, но все остальные отпрыски не оставили очень существенных следов как в реальной, так и в альтернативной истории). А поскольку времена, как я уже отметил, были суровые, то принцев еще в детстве похитили враги и конкуренты... Не буду останавливаться на душераздирающих ( :unsure: ) подробностях, но детей саксонские рыцари отбили и вернули отцу живыми и здоровыми.

В 1464 году Фридрих скончался, Эрнст и Альбрехт наследовали ему совместно, и стали жить-поживать и добра наживать. Наживали они его, как это было в те времена принято, по преимуществу за счет друзей и дальних родственников. Особенно отличался талантами в наживании добра старший - Эрнст. В результате младший - Альбрехт, во избежание недоразумений решил заключить брачный контракт официально поделить владения. Было решено, что Эрнст нарежет границы, а Альбрехт выберет себе ту половину, которая больше понравится. 11 ноября 1485 года в Лейпциге был подписан договор известный как "Лейпцигское деление", приведший к возникновению на политической карте Германии совершенно независимых друг от друга Курфюршества Саксония (Эрнст, ныне в основном Тюрингия) и Герцогства Саксония (Альбрехт, ныне в основном собственно Верхняя Саксония). Менее чем через год после деления Эрнст упал с лошади и убился...

Итак развилка. Эрнст испытал проблемы с равновесием примерно годом раньше, и Лейпцигского деления не случилось. Формально наследником курфюршества должен стать его сын Фридрих, но поскольку Альбрехт полноценный соправитель, то видимо грядет очередной междусобойчик в семействе Веттинов. Однако учитывая характер как Альбрехта, так и его племянника, предположу, что последний не рискнет и двинется по стопам младших братьев делать карьеру по духовной линии. Еще одному сыну Эрнста не состоящему в священниках - Иоганну достанется какой-то кусочек саксонских владений на правах вассала. Курфюрстом же Саксонии, губернатором Фризии и маркграфом Мейсена станет Альбрехт III Смелый:

280px-Herzog-Albrecht-der-Beherzt.jpg

Продолжение следует...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А это собственно владения приобретенные новым курфюрстом:

wettin_lands_1221_1485.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Поскольку дальнейшая альтернатива растянется лет на 500, то позволю себе набросать ее широкими мазками и руководствуясь принципами "детерминизм не пройдет, только если чуть-чуть" и "если враг не сдается, то мы выпускаем ASB"...

Итак, во главе одного из крупнейших немецких курфюршеств становится уже не молодой, но деятельный Альбрехт. А его племяннику Фридриху уже никогда не стать курфюрстом, не основать Виттенбергского университета и не защитить Мартина Лютера от правоохранительных органов католической церкви и императора Карла V... История изменилась навсегда и буквально оттого, что в кузнице не было гвоздя.

Другими словами неурочное падение саксонского курфюрста с лошади в корне изменило историю протестантизма в Европе. Мартин Лютер не покинул Лейпцигский университет ради так и не основанного Виттенберского, тем не менее характер у него не поменялся и свои тезисы он рано или поздно выдвинет, куда деваться. Однако Саксонией тогда будет руководить не мягкотелый интеллектуал и скрытый поклонник Реформации Фридрих Мудрый, а фанатичный католик и несостоявшийся священник Георг Бородатый:

240px-Georg,_Herzog_von_Sachsen.jpg

которого реальный Лютер в пылу полемики обозвал "саксонским убийцей, дьявольским апостолом и глупым дворянином"... В нашей альтернативе у него будут все возможности продемонстрировать это Лютеру на практике.

В результате Реформация в Германии несколько задерживается, но преобретает более агрессивный характер. Мартин Лютер повторяет судьбу Яна Гуса, и его вооруженные последователи войдут в историю не как лютеране, а, например, как "мартиниты".

Тем не менее крестьянская война и общая неразбериха в Германии идут строго по расписанию. Значительная часть местных курфюрстов готова поддержать умеренных реформаторов, и практически все не против воспользоваться общим беспорядком в своих интересах. Император и католическая церковь сначала пытаются подавить мятежи, но затем идут на уступки умеренным протестантам ради уничтожения радикалов и крестьянских отрядов "Башмака".

1510-2.jpg

А тем временем в далекой Пруссии активно интригует 36-й гроссмейстер Тевтонского ордена Фридрих фон Заксен, родной брат курфюрста Георга Бородатого. Под различными предлогами он уклоняется от принесения присяги королям Польши - последовательно Яну, Александру и Сигизмунду I, и пытается, опираясь на родственные связи братьев и родство с императором Максимилианом, добиться восстановления полного суверенитета Ордена. В реальной истории гроссмейстер Фридрих умер весьма молодым, тридцати шести лет от роду, и его место занял Альбрехт Гогенцоллерн - ставший последним гроссмейстером Тевтонского ордена и первым герцогом Пруссии. Но детерминизм не пройдет, и у нас Фридрих Веттин доживет до старости, устроит в Пруссии Реформацию, секуляризует орденское имущество и сам станет первым прусским герцогом... В отличие от РИ Альбрехта Прусского женится и родить детей он не успеет и после его кончины герцогство пополнит состав владений Саксонского курфюршества.

Пока все это будет происходить умрет не оставив сыновей Георг Бородатый и веттинские владения начнут собираться в руках его брата владетеля Фризии Генриха V Благочестивого

180px-Heinrich_der_Fromme_(Sachsen)_und_

(На рисунке слева :unsure: )

Продолжая бороться с детерминизмом можем даже предполагать, что в альтернативе его правление во Фризии было более успешным и фризы его как РИ от себя не попросили, но это не суть. И так к моменту восхождения на трон Морица Саксонского

180px-Moritz-von-Sachsen-1578.jpg

Веттины будут одним из сильнейших домов Германии.

И именно Мориц оказывается наиболее приемлемым претендентом на лидерство среди протестантских князей Германии, в отличие от РИ это не бойкий и не обремененный чрезмерными моральными принципами претендент, а влиятельный монарх с обширными связями и владениями. Конкуренцию ему может составить разве что Вильгельм Баварский, но он будет католиком...

Поэтому Мориц сначала будет воевать против императора во главе Евангелической лиги (ну надо же ее как-то назвать) а затем вместе с императором против особо отпетых повстанцев. В итоге он слегка приумножит и так немалое наследство и даже может избежать попадания рокового ядра...

Но главное не это, а то, что в итоге силой волшебного персика мы получим в Северной Германии собственную протестантскую церковь и первые шаги в направлении возникновения централизованного государства северных немцев.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Поскольку Реформация шла своим чередом (но весьма отличным от РИ), то и Контрреформация не заставила себя ждать. Ту войну уже не назовут Тридцатилетней, но суть в целом осталась прежней, как и результаты. Габсбурги не смогли удержать европейскую гегемонию, испанские терции:

15899.jpg

сражались геройски, но французской кавалерии

fotob_456.jpg

в те дни повезло больше...

В общем то ли Тилли и Валленштейна вместе с Ришелье настиг шальной персик, то ли еще по каким причинам, но Священная Римская Империя Германской нации в середине XVII века прекратила свое существование, разделившись на католическую (Австрия, Бавария и иже с ними) и протестантскую (все остальное включая Голландию и Швейцарию) части.

Густав Адольф несоменнено блестнул в ходе этих сражений, но не так ярко как в РИ и с куда меньшими успехами...

А вот уж кому не повезло, так это англичанам, они и в реальных англо-голландских войнах имели серьезные проблемы, а тут за спиной де Рюйтера и Тромпа со товарищи стояла постепенно приходящая в себя после тяжелых войн уже почти единая Германия. В общем один лишь English Channel, как это всегда и случалось, спас англичан от полного разгрома, разорения и надругательств. Колонии же решили поделить по-братски. Новый Амстердам остался голландским немецким, Суринам таковым стал, и вполне детерминистично стали жемчужинами в германской короне Капская колония и Германская Ост-Индия...

Естественно, что закоренелый враг каждого британца (ну разве что кроме ирландцев) и в общем-то малоизвестный немецкий дворянин Вильгельм Оранский не имел никаких шансов "поддерживать протестанство и свободу Англии", да и не факт что там как раз в это время должен был понадобиться новый король... Также замечу, что британцам в этой альтернативе уже не пережить викторианской эпохи и не увидеть королей и королеву Виндзорской династии, ибо потомки неудачливого курфюрста Эрнста так никогда и не станут полноценными монархами даже в карликовом Саксен-Кобурге да и ганноверская династия не случится, как не случится и Ганновера, альтернативные отражения этих блистательных (и не очень) монархов так и останутся мелкими немецкими дворянами, и если и преуспеют, то лишь в пределах Германии...

Однако это я отвлекся (с).

Итак альтернативный XVIII век пройдет под знаменем большой коалиционной войны, разнообразие в которую будут вносить отдельные выходки монархов, внезапные смены союзов и прочие мелкие шалости сильных мира сего. В основном же битва титанов будет вестись в следующем составе: в одном углу ринга - протестантская Германия, Россия (о ней отдельно чуть позже), Франция; во втором - Англия, Испания, Бавария, Австрия, Польша и примкнувший к ним Шепилов Швеция; на скамейке запасных - Турция...

По причине сопоставимости сил участников основные бойцы уцелеют, затопчут до смерти лишь Польшу (ну судьба у нее такая :agree: ничего личного, но между Россией и единой Германией, да еще при сохранении наметившихся еще в XVI веке тенденций ее шансы на выживание уж слишком невелики). Очередной конгресс держав-победительниц констатирует exitus letalis бывшего восточноевропейского гегемона и его раздел между Германией и Россией. Немцам достанутся собственно Польша, и Курляндия, Россия получит Литву, Галицию и в качестве особого приза - Ригу с Лифляндией.

Еще до того альтернативный Петр (впрочем звать его могут и по другому, детальная проработка еще не начиналась) совершит Великое Посольство, побывает в Англии, где научится не только курить, пить и строить корабли, но и некоторым другим полезным вещам по части государственного управления. Тем не менее естественный союз с Германией против Польши и Швеции никуда не денется, в устье Невы не построят ничего крупнее пары крепостей, а балтийская торговля в итоге замкнется на Ригу. Зато дружба с немцами против Австрии и Турции приведет к довольно раннему повороту на юг. Кстати с Екатеринами и первой и, особенно, второй России тоже не повезет. Германия к этому времени уже едина, и достойных невест в требуемых количествах поставлять не может, из раздробленных европейских владений остается только Италия, и то не надолго...

В конце XVIII столетия строго по расписанию взбунтуется французский пролетариат (я не настолько кровожаден, чтобы лишить человечество энциклопедистов и прочих достижений французской культуры). Подробности пока оставим в стороне и лишь констатируем результат - Франция долго воюет со всей остальной Европой, теряет большинство колоний, но выживает и остается одной из великих держав.

В ходе этого побоища австрийцы прибирают к рукам Италию. Итальянцы, как водится, бунтуют, карбонарии агитируют, Гарибальди скачет на белом коне в красной рубахе... венгры тоже не отстают и Австрия в итоге становится тройственной Австро-Итало-Венгрией (а Вы думали с K.K.u.K. я опечатался :unsure: )

Отдельно о колониях. Сперва франко-германское единство удерживает английские колонии от чрезмерного расширения на севере и смещает центр будущих США в Виргинию. Затем революционная Франция лишается Луизианы и Канады, которые по-братски делят англичане с немцами (Ян Хендрик ван Кинсберген и Сэмюель Худ старались не зря). Англичане сохраняют Новую Англию с бывшей Акадией и Ньюфаундлендом и приобретают Огайо и Новый Орлеан, немцам достаются Канада и Иллинойс и Индианой. Британские колонисты в итоге все же восстанут и добъются независимости. Возможно ее добьются позже и немецкие (но могут остаться и доминионом Германской империи). Австралия будет щедро уступлена немцами англичанам (за ненадобностью) Индию англичане смогут занять/отобрать у португальцев и французов. На закуску поделят Африку - запад французам, юг - немцам, восток - англичанам, север - австро-итало-венграм, центр, чтоб никому не было обидно, подарят баварцам...

Выдыхать уже можно?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Густав Адольф несоменнено блестнул в ходе этих сражений, но не так ярко как в РИ и с куда меньшими успехами...

<{POST_SNAPBACK}>

А с чего бы? Он что, полковую пушку не изобретёт? Или военную реформу не проведёт? ПМСМ, на период тридцатилетки в РИ - шведская армия вполне себе вундерваффе.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

а проливы-то? проливы наши?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Проливы традиционно предмет конфликта, но наши позиции там сильны как никогда :unsure:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

в устье Невы не построят ничего крупнее пары крепостей

<{POST_SNAPBACK}>

Ересь, анафема, планируется побитие камнями!

Руки прочь от Ленинграда!

То есть Петербурга.

Питер - абсолютная, непререкаемая детерминанта.

Енотская общественность негодует!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Он всего лишь будет построен на Черном море... Там же теплее, в конце концов. И вообще "искусство требует жертв" (с), альтистория тоже :unsure:

Нет, мне самому Питер весьма понравился во время моего там пребывания, хотя как москвич, я... ну да ладно, забудем о конкуренции... Но может ради стройности концепции все таки оставим устье Невы в покое? Ну или в самом крайнем случае ради компромисса готов воздвигнуть там шведский пограничный город.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

а балтийская торговля в итоге замкнется на Ригу.

<{POST_SNAPBACK}>

А как вы отттуда попадёте в бассейн Волги? Рига будет главным портом, только если мы сначал берём Белоруссию, а потом выходим к морю. И даже тогда что-то на Неве составит приличную конкуренцию.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А как вы отттуда попадёте в бассейн Волги?

Через верховья Двины и Ржев.

Рига будет главным портом, только если мы сначал берём Белоруссию, а потом выходим к морю.

Собственно так оно и будет. Разница с РИ в том, что основным противником Швеции будет Германия, причем сама Швеция будет слабее. Интрига прибалтийских войн XVII - XVIII веков - противоборство Германии и России против Польши и Швеции.

И даже тогда что-то на Неве составит приличную конкуренцию.

Пока я предполагаю, что вся российская экономика качнется к югу раньше и сильнее. Тесные контакты с Германией устанавливаются за счет Риги и сухопутных сообщений в той же Прибалтике. Оспорить Балтику как "Немецкое внутреннее море" Россия не сможет, да и не думаю, что это будет ей нужно - Германия основной торговый и политический партнер на тот момент. Соответственно, точка приложения интересов смещается на занятие Белоруссии и Украины и выход к Черному морю. Вслед за ней движется и экономика. Возрастет роль Днепра как ведущей внутренней водной коммуникации, а позиции Нижнего как торгового и промышленного центра может потеснить тот же Смоленск.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Проведенные мною разыскания привели меня к мысли, что в случае если выступление Лютера в 1517 - 21 годах закончится костром (а это было более чем вероятно, если бы не вмешательство его покровителя Фридриха Мудрого, который в нашей АИ устранен от реальной власти), то это будет означать следующие события в Германии и сопредельных регионах. Проповедь анабаптистов получит более широкую поддержку, что приведет к большему размаху крестьянской войны. Движение радикалов в духе Мюнстерской коммуны будет подавлено, но умеренные и симпатизирующие останутся. Останется и организатор лютеранского богословия Меланхтон, который вполне может отбыть куда-нибудь в Цюрих к Цвингли. В целом к 1530 первая волна протестантизма схлынет не приведя к глобальным реформам и возникновению Шмалькаденского союза.

Вопрос пойдет ли Генрих VIII в этой ситуации на разрыв с Папой или нет? Предположим что пойдет. Также на подобное может решиться и Густав Ваза, денег ему будет не хватать также как и в реале. Таким образом можем предположить, что в 30-40-е годы возникают независимые английская, шведская и, возможно, датская церкви более или менее связанные друг с другом. При этом с точки зрения догм и обрядности они будут довольно близки к католической и сохранят сходные административные структуры. В Германии возможно с попыткой обособить собственную церковь выступит ландграф Гессенский, но не факт, скорее всего не рискнет, ибо большинство князей сохранили католичество, да и Лютера, призывавшего к организации церквей вокруг княжеской власти не будет.

Однако с конца тридцатых начинается распространение учения Кальвина. Полагаю именно оно, упав на подготовленную почву, даст основные всходы в Северной Германии. Другими словами вместо лютеранской Германии к 30-м годам, получим кальвинистскую к 60-м. Кальвинизм в той или иной степени поглотит остатки анабаптизма и цвинглианства и станет единой формой протестантизма в континентальной Европе. Он же будет способствовать сохранению этнического единства немцев, голландцев и швейцарцев.

С другой стороны не будет Шмалькаденской войны и Аугсбургского мира. То есть Карл V имеет куда более лояльных и пока еще католических германских князей, раздел Империи между Филиппом и Фердинандом как минимум откладывается (но не отменяется, Филиппа немцы недолюбливали).

Однако к 1560 кальвинизм пустит в Германии настолько глубокие корни, что неизбежное начало борьбы с протестантами в Голландии (и Швейцарии) перекинется на Германию, и примерно в 70-е годы там начнется большая гражданская война.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Lestarh определенно велик!

Вы случайно вдохновение не в мире Wesworld черпали?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

:unsure:

Нет, просто давно испытывал симпатии к Саксонии (видимо из-за Дрезденской галереи и "Фарфоровых драгун" - бывают же монархи увлеченнные не только солдатиками) ну и как-то раз зашло обсуждение об альтернативности немцев, если бы их объединили не Гогенцоллерны, а Веттины или Виттельсбахи...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Небольшое продолжение.

В РИ быстрый успех лютеранства был, имхо, в немалой степени обеспечен тем, что князья восприняли его как идеологическую основу к сопротивлению централизаторским действиям Карла, позволявшей им выступать не как мятежники, сепаратисты и непослушные вассалы, а как вполне респектабельные борцы за веру. В нашей АИ Лютер будет устранен быстрее, чем князья оценят потенциал протестантизма как знамени борьбы против имперского централизма. Как результат их сопротивление будет слабее и практически неорганизованным. Это позволит Карлу куда сильнее придавить французов, ему не понадобится при заключении мира в 1544 принимать во внимание Шмалькаденскую лигу с ее периодическими шашнями с Франциском I.

В итоге условия мирных договоров в Крепи (1544) и Като-Камбре (1559) могут быть хуже для Франции. У англичан будет шанс удержать Кале на континенте, а французы могут и не начать свое движение в Лотарингию...

Кальвин сформулировал свое учение в 1536 - 39 годах. В 1559 в Женеве открывается академия. Исходя из темпов распространения кальвинизма в Голландии и Франции можем допустить, что серьезные проблемы в Германии начнутся где-то в 1555 - 60. Они не успеют радикально повлиять на мир в Като-Камбре, но затем их воздействие будет нарастать. Рано или поздно кто-то из имперских князей догадается не подавлять протестантские течения, а оседлать их для собственной пользы. Тем более, что Карл будет продолжать свои попытки возведения в Германии "властной вертикали".

Что важно, хронологически беспорядки в Германии и Нидерландах совпадут с религиозными войнами во Франции. Полыхать будет от Атлантики хоть и не до Урала, но до Карпат и Вислы точно... И если уж во Франции гугеноты в РИ смогли добиться определенных прав, которые формально удержали до отмены Нантского эдикта в 1685, то в Германии скорее всего католикам успех не светит. В отличие от РИ Испания значительно быстрее потеряет Нидерланды, поскольку драться ей придется не только с голландцами, но и с немцами, а их существенно больше. Возможно от Франции отпадут какие-то гугенотские кусочки на Швейцарской границе.

СРИ почти наверняка распадется - кальвинисты не уживутся с католическим императором. Произойдет отделение протестантских территорий и, полагаю, их объединие в некий общегерманскую Лигу Соединенных Провинций - что-то вроде мега-Голландии. Кстати собственно Голландии видимо не будет, кальвинисткие Нидерланды сольются с кальвинисткой же Западной Германией. Ганзейский регион может иметь по этому поводу свое мнение, но его в итоге могут слегка пошерстить шведы с датчанами у которых на Ганзу давно большой зуб...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Через верховья Двины и Ржев.

<{POST_SNAPBACK}>

Канал в сотню-другую верст рыть будете?Причем я сильно сомнваюсь в судоходности Волги выше Твери...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Однако дальше. Обратим особое внимание вот на этого персонажа нашей истории:

180px-Dresden_Fuerstenzug_Moritz_von_Sac180px-Moritz_Sachsen.JPG

Герцог саксонский Мориц. Его фигура вызывает весьма разное отношение, но на том, что это один из самых заметных и неординарных Веттинов сходятся в общем все. В ходе Шмалькаденских войн он сначала обеспечил победу Карла V в первой, фактически предав союзников и родственников (его тестю ландграфу Гессенскому это стоило тюремного заключения, из которого, правда, Мориц его в итоге освободил). За это император передал права курфюршества ему, лишив этого старшую линию - Эрнестинов, и значительную часть их земель. Но не все. В итоге Мориц еще раз сменил сторону и выиграл вторую Шмалькаденскую войну уже для протестантов. Причем его вторжение в Австрию было столь стремительным, что вынудило Карла V не просто отступить, а фактически бежать из Инсбрука, боясь пленения...

Увы, блистательная карьера Морица была недолгой, в 1553 году, 32 лет от роду, он был смертельно ранен ядром в сражении с маркграфом Альбрехтом фон Кульмбахом.

Теперь менее известная и не столь явно обнаруживаемая в Википедии подробность. За 12 лет брака с собственной двоюродной племяницей Агнессой Гессенской (она была внучкой его дяди Георга Бородатого) у Морица родилось двое детей. Сын Альбрехт умер в младенчестве, а вот дочь Анна... Она заслуживает отдельного рассказа.

Avsachsen.jpg

Родившаяся в 1544 году она в 17 летнем возрасте была выдана за Вильгельма Оранского:

280px-WilliamOfOrange1580.jpg

Первого штатгальтера независимой Голландии.

Брак был неудачным, но до развода в 1572 она успела родить трех дочерей и сына Морица, вошедшего в историю соответственно как второй штатгальтер Республики Соединенных Провинций, крупный военный реформатор и создатель первой в Европе регулярной армии, во многом предвосхитивший достижения Густава Адольфа...

Но вернемся к Анне. Пока ее муж организовывал вторжения в Нидерланды протестанских армий и занимался прочей революционной деятельностью, она встретила антверпенского адвоката по имени Ян Рубенс (отца того самого Петера Пауля Рубенса, между прочим)... Последствием встречи, кроме всего прочего, стал семейный скандал. Вильгельм Оранский отказался признать дочь Кристину своей и потребовал развода. Развод совместили с тюремным заключением в котором шесть лет спустя Анна и скончалась.

Итак а теперь наша альтернатива.

Шмалькаденских войн нет, и Морицу особо негде демонстрировать военные таланты (разве что на службе Карлу против французов или Фердинанду против турок), зато и роковое ядро ему не грозит. Даже если он проживет столько же сколько его родной брат Август, Мориц имеет все шансы дожить минимум до 1580 года. В любом случае в ожидаемый мной разгар кальвинистской Реформации ему будет всего лишь немного за 40. Также ожидаемо, что и дети у него тоже будут и наследником окажется кто-то из сыновей а не брат, как в РИ.

Он владеет обширными землями и успешно их приращивает (как делал и в РИ), плюс связан родством с более чем активным деятелем голландских событий Вильгельмом Оранским. Естественно брачная политика в нашей альтернативе может быть и иной, но в данном случае детерминизм сочтем приемлемым.

Соотвественно Мориц - идеальный кандидат на роль лидера антигабсбурского движения в Германии.

Итак, внесенная нами развилка никак не может повлиять на неурожай 1565 года. Кальвинизм тоже никуда не делся, и герцог Альба появится в Нижних Провинциях согласно расписанию плюс-минус год. Вильгельм Оранский будет выброшен из страны, что приведет к вмешательству в ситуацию его тестя Морица. Слово за слово, и длительное пребывание среди симпатизировавшей протестантам публики скажется на его политике. Мориц вполне выглядит человеком способным решить, что лучше быть первым в независимой Германии чем н-цатым в Империи... И вот уже начинается то, что потом классики левого движения (детерминизм не пройдет, поэтому их наверное не будут звать Марксом и Энгельсом, хотя кто знает :unsure: ) назовут "Германской буржуазной революцией" :agree:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Коллега Лестарх, супер! Пишите еще!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Шедевральнейше!!! Великолепное знание истории, дана разумная свобода фантазии, и весьма малая толика детерминизма! Да здравствует Лестарх!!!!!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0