Sign in to follow this  
Followers 0

Аргентино-Чилийская война 1903 года

9 posts in this topic

Posted

История взаимоотношений Аргентины и Чили, в конце прошлого столетия состояла из сплошных территориальных споров. В основном они касались прав на обладания областями Патагонии - южной, тогда еще необжитой части их территории, а также вопросов контроля над Магеппановым проливом. Договор 1881 года установил границу между двумя странами по Кордильерскому хребту Анд, но окончательно вопрос не был разрешен, и хотя один договор следовал за другим, ситуация оставалась напряженной.

В 1878 году иностранные суда, которым Аргентина выдала разрешение на вывоз гуано с берегов Патагонии, были задержаны чилийцами. Аргентина в ответ направила в зону конфликта башенный монитор «Лос-Андес», посыльное судно и канонерку. Крейсерство этих трех кораблей оказалось успешным: 2 декабря они прибыли в порт Санта-Крус, и чилийским таможенным судам пришлось ретироваться. Однако монитор мог применяться только в прибрежной зоне, что еще раз показала воина 1879 - 1883 годов между Чили и коалицией в составе Боливии и Перу. Уроки этого противостояния не прошли даром для Аргентины и ее потенциального противника. Чилийцы отреагировали первыми, заказав в середине 90-х годов в Англии ряд очень сильных крейсеров, два из которых, «Эсмеральда» и «О Хиггинс», были броненосными.

К 1895 году обстановка накалилась настолько, что война могла вспыхнуть в любой момент.

Вскоре после решения о продаже второй пары крейсеров в 1896 году на верфи «Ансапьдо» заложили уже пятый по счету корабль для итальянского фло-та (опять-таки под названием «Джузеппе Гарибальди»). Судьба его была предопределена: аргентинцы хотели иметь однородную эскадру из четырех кораблей, и они своего добились. «Пузйредон», как стал называться этот крейсер, спустили на воду почти одновременно с «Бепьграно», строившимся фирмой «Орландо», но его ввод в строй задержался до 1899 года.

К 1902 году политический конфликт в Южной Америке достиг своего апогея. Аргентина хотела приобрести еще одну пару броненосных крейсеров этого типа. И фирма «Ансальдо» получипа заказ от аргентинского правительства на два следующих «Гарибальди», названных «Митра» и «Рока». Набившие руку в строительстве однотипных кораблей итальянцы сумели спустить заказанные крейсера всего через 7-9 месяцев. За это время аргентинцы успели их переименовать - соответственно в «Ривадавию» и «Морено», разумно посчитав, что имена очередных двух героев борьбы за независимость Аргентины начала XIX века более «безопасны» с точки зрения возможного переименования, чем имена более современных политиков. На бронепалубном крейсере «Чакабуко» в Италию были посланы команды для приемки новых кораблей.

Далее события развивались с поразительной быстротой. Чипийцы, оставшиеся в кораблестроительном состязании далеко позади, пошли с козырной карты: они заказали в Англии два броненосца, специально созданные для борьбы с броненосными крейсерами. Вооруженные четырьмя 254-мм и четырнадцатью 190-мм орудиями, «Конститусьон» и «Либертад» практически не уступали аргентинским «Гарибальди» в скорости, а в бою должны были пробивать 152-мм броню последних с большой дистанции, оставаясь практически неуязвимыми для 152-мм и 120-мм скорострелок.

Не желая оставаться в хвосте, аргентинцы подписали с «Ансальдо» контракт на два броненосца по 15 000 т и соглашение о покупке семи эсминцев итальянского флота.

В РИ обе страны решили не идти на эскалацию конфликта.

А у нас - наоборот! И завертелось...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вооруженные четырьмя 254-мм и четырнадцатью 190-мм орудиями, «Конститусьон» и «Либертад

<{POST_SNAPBACK}>

вошли в строй в июне 1904-го. время на перегонку и освоение.....

Не желая оставаться в хвосте, аргентинцы подписали с «Ансальдо» контракт на два броненосца по 15 000 т

<{POST_SNAPBACK}>

эт интересно кто? типа Регина Елена - 14000 полное. но в строю толко в конце 1907-го. или им итальянцы "маргариту" с "брином" продадут?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Думаю, что Чили приобретут следующие корабли.

У Италии:

«Эмануэле Филиберто» (Emanuele Filiberto) Каст 5.10.1893/29.9.1897/16.4.1902

«Аммиральо ди Сан-Бон» (Ammiraglio di Saint Bon) Вен 18.7.1893/29.4.1897/24.5.1901

9800/10 250 т, 111,8x21,1x7,5 м. ПМ - 2, 12 ПК, 14 000 л.с.=18 уз. 600/1000 туг.+120 т нефти. Броня: пояс и башни до 250 мм, батарея 150 мм, палуба до 80 мм, рубка 250 мм. Эк. 550 чел. 4 — 254 мм/40, 8-152 мм/40, 8-120 мм/40, 6-76 мм/40, 8-47 мм, 2 пул., 4 ТА 450 мм (на «Сан-Боне» вместо 76-мм и 47-мм пушек 8 — 57 мм/43 и 2-37 мм).

Броненосцы, близкие по типу к броненосным крейсерам.

У Австро-Венгрии:

«Зента» (Zenta) АП 8.8.1896/18.8.1897/28.5.1899 - погиб 16.8.1914

«Асперн» (Aspern) АП 4.10.1897/3.5.1899/29.5.1900 - сл. 1920

«Сигетвар» (Szigetvar) АП 25.5.1899/29.10.1900/30.9.1901 - сл. 1920

2350/2543 т, 96,9x11,7x4,25 м. ПМ - 2, 4 ПК, 8160 л.с.=20,5 уз., 469 т уг. Броня: палуба 50 — 25 мм, казематы 35 мм, рубка 50 мм. Эк. 308 чел. 8 - 120 мм/40, 10-47 мм, 2 пул., 2 ТА 450 мм.

Удачные малые крейсера, специально предназначавшиеся для даль­них плаваний. У «Асперна» подводная часть корпуса была обшита медью, и он имел водоизмещение 2456/2625 т. На ходовых испытаниях «Зен­та» развила мощность 8584 л.с. и скорость 21,87 уз.

У Великобритании:

«Боксер», «Лайтнинг», «Поркьюпайн», «Конфликт», «Визард», «Фервент», «Зефир», «Хэнди», Опоссум», «Рэнджер», «Санфиш», «Сэрли».

265/295 т («Боксер»), 320/360 т («Конфликт»). 61,1x5,8x2,2 м («Боксер»), 62,6x6,1x2,5 м («Конфликт»), ПМ - 2, 4000 - 4500 л.с. = 27 уз. 1 - 76 мм, 5 — 57 мм, 2 ТА 457 мм.

Строились разными фирмами в 1893 — 1896 гг.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Чили, как я понимаю, поддерживала Британия - из-за меди и гуано.

А кто стоял за Аргентиной?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А кто стоял за Аргентиной?

Возможно тоже Британия- не складывать все яйца в одну корзину...А может и США- там они основными игроками были...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Да, а потом бы еще в ПМВ могли бы поучаствовать.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Что из себя представляла Чили в описываемый период:

 

Государство же просто приватизировали. Пять партий, - консерваторы, либералы, радикалы, «националы» и либерал-демократы, - крутились белками в колесе. Комбинировали, торговались, создавали коалиции, меняли союзников, покупали голоса, продавали голоса. Смыслом политики стала игра в политику, борьба за посты, дабы припасть к бюджету, переведя потоки своей группировке хотя бы на месяц-другой, а поскольку припасть хотелось всем, правительства лопались, как мыльные пузыри.

Уже при Хорхе Монтте, когда систему еще не отладили, сменилось 10 кабинетов и 40 министров. А дальше больше: полный калейдоскоп, сотни министров, на месяц, на неделю, а кое-кто, утром приняв пост, к вечеру уже покидал кабинет. Работать в такой ситуации было решительно невозможно, зато обязательным условием «политического союза» было устройство друзей и родственников на теплые места в госкорпорациях, и что бы они ни творили, суд и прокуратура не замечали.

Рука мыла руку, взятка, как указывает Хуан Фелиу Крус, стала «институтом публичного права», попилы и откаты – гарантией игры по правилам, и в этом смысле изобретательность человеческая границ не имела. Скажем, Агустин Росс и Агустин Эдвардс, два основных спонсора мятежа 1891 года, помимо постов затребовали «компенсаций», и в октябре 1894 года был учрежден англо-чилийский трибунал, имевший право определить, сколько должно Чили своим банкирам и Сити за «восстановление демократии». И определил круто. И выплатили до сентаво.

Программа? Не смешите. О «Великом Чили», равноправном, хотя и младшем партнере Англии, своей промышленности, вывозе товаров в Перу и Боливию, экспансии в Полинезию никто не думал. Не до того было. О государственной монополии на стратегическое сырье – тем паче. Наоборот, продавали все, что хотелось англичанам, естественно, получая благодарность. Но уже не акциями, как совсем еще недавно, а переводами на счет. Как за разовую услугу. А поскольку продавали по заниженным ценам, бюджет тощал, и приходилось брать в долг, причем, по каждому кредиту получали все меньше, ибо в новых займах учитывали проценты по старым. Песо шел в пике, не помогла и попытка ввести золотой стандарт.
В итоге страна, еще недавно бывшая Англии ершистым другом и компаньоном, быстро превращалась в вассала. И хотя сюзерен не был жесток, даже покровительствовал (например, британский арбитраж по границам с Аргентиной, оказался в пользу Сантьяго, хотя аргументы Байреса были весомее), это начинало проявляться во всем, даже в чисто человеческих моментах.

«Я шокирован, - писал другу в Лондон один из очень видных либералов. – Шесть лет назад я был всего лишь депутатом, и м-р Николсон упорно добивался моей дружбы. Сейчас я министр, и мы прекрасно решаем все вопросы за обедом, но от приглашения поужинать он уклонился уже четвертый раз», и вот это напрягало. Вовсе уж становиться Индией «высший класс» не хотел, и потому пытался повысить уважение к себе, заигрывая с Рейхом.

Предпосылки имелись. Импортозамещение, налаженное при Санта-Мария и Бальмаседе просто рассыпалось. Англия ввозила, в основном, капитал, вывозя сырье. А Рейх, уцепившись в 1891-м, давал товары, и вползал. Аккуратно, но неуклонно, не  выжимая англичан, а занимая  места, на которые они раньше не обращали внимания, и тут чехарда правительств давала «высшему классу» возможность юлить: если немцам предоставлялись льготы, а основным партнерам это не нравилось, отменить уже не получалось из-за склок в Конгрессе.

С какого-то момента Чили без Рейха уже не могла. «Изделия германской промышленности: от оловянных солдатиков до крупповских пушек, от перочинных ножей до плугов, от механической игрушки до паровоза Борзига, от проволоки до рельса, от простого чулка до роскошного наряда, от кофейника до вольфовского парового котла в 1000 лошадиных сил — все это содействовало прокладыванию путей цивилизации в новой стране».

Но и не только это. В отличие от англичан, традиционно входивших в «высший класс», немцы, с подачи Берлина, о своих ни на миг не забывавшего, видевшего перспективу и создавшего в 1900-м специальный Reichsausschuss für die Zusammenarbeit mit Landsleuten im Ausland (Имперский Комитет сотрудничества с соотечественниками за рубежом), стремились стать своими в «народе». Естественно, на высших его уровнях.

Репутация колонистов юга в обществе была очень высока, доброй славой пользовалась их «ферейны» (общества). Политические, педагогические, научные. Военные, певческие, музыкальные, гимнастические. Стрелковые, школьные, церковные, больничные. Даже вдовьи, сиротские и похоронные. И они возникали везде, настежь распахивая двери «нашим латинским братьям», чтобы видели, как славно дружить с Рейхом. А «народ» побогаче тянулся. Детей отдавали в немецкие училища. Об армии и говорить нечего, там везде, от Академии до школы унтеров чувствовалась «честная немецкая рука».

В общем, Рейх исподволь поджимал Джона Буля. А вот Дяде Сэму было сложнее. Ему, до конца стоявшему за Бальмаседу, не доверяли, да и Лондон на американцев реагировал очень нервно, и Берлин не поощрял. И тем не менее, прагматичные янки внедрялись, не шилом, так мылом, где получалось, особое внимания проявляя не к селитре, а к не шибко доходной меди. Грубо говоря, Anaconda уже ползла, и не только она, в частности, подбираясь к огромному, но считавшемуся неперспективным из-за скверного качества руды месторождению в Чукикамате. Без особого успеха, потому что англичане, медью интересовавшиеся мало, все же на всякий случай участок подмяли, однако янки продолжали тихо активничать, и мало кто пока что мог понять смысл их комбинаций
 

Из цикла блогера Льва Вершинина "Хозяева медных гор"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

С какого-то момента Чили без Рейха уже не могла. «Изделия германской промышленности: от оловянных солдатиков до крупповских пушек, от перочинных ножей до плугов, от механической игрушки до паровоза Борзига, от проволоки до рельса, от простого чулка до роскошного наряда, от кофейника до вольфовского парового котла в 1000 лошадиных сил — все это содействовало прокладыванию путей цивилизации в новой стране». Но и не только это. В отличие от англичан, традиционно входивших в «высший класс», немцы, с подачи Берлина, о своих ни на миг не забывавшего, видевшего перспективу и создавшего в 1900-м специальный Reichsausschuss für die Zusammenarbeit mit Landsleuten im Ausland (Имперский Комитет сотрудничества с соотечественниками за рубежом), стремились стать своими в «народе». Естественно, на высших его уровнях. Репутация колонистов юга в обществе была очень высока, доброй славой пользовалась их «ферейны» (общества). Политические, педагогические, научные. Военные, певческие, музыкальные, гимнастические. Стрелковые, школьные, церковные, больничные. Даже вдовьи, сиротские и похоронные. И они возникали везде, настежь распахивая двери «нашим латинским братьям», чтобы видели, как славно дружить с Рейхом. А «народ» побогаче тянулся. Детей отдавали в немецкие училища. Об армии и говорить нечего, там везде, от Академии до школы унтеров чувствовалась «честная немецкая рука»

В который раз восхищаюсь вторым рейхом, вроде само государство появилось только 20 лет назад, а немцы уже вовсю развернули экспансию на всех континентах. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

В который раз восхищаюсь вторым рейхом, вроде само государство появилось только 20 лет назад, а немцы уже вовсю развернули экспансию на всех континентах

...презрев старую мудрость "Широко шагаешь - штаны порвёшь", что с ним в итоге и приключилось. :)

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0