Коммод - хороший император

434 posts in this topic

Posted

Спасибо, уважаемый Георг. Да я понимаю, что во 2 веке уже поздно что-то менять. Надо раньше.

Про Диогена и Диона: спасибо за уточнения, я именно хотел бы появления какого-то более аристократического, высокого кинизма, отталкивающегося от Диогена, но Диогена и облагораживающего и возвышающего, с прицелом на переустройство общества силой духа одного отдельно взятого киника (в этой части он будет заточен под монарха). Для этого нужен 1) энергичный аристократ, проникнувшийся учением Д и "возвысивший" его, 2) и чтоб он был успешный в политике (тогда его успехи будут примером для). Типа, Д в хорошем расположении духа и не наезжает на Александра, а наоборот, убеждает его, Александр берёт его с собой, по ходу пьесы учение К соединяется с индийскими практиками... потом кто-то из диадохов уже и становится тем самым Учителем.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кстати, об идеалистическом. С гонениями на христиан что выходит? Насколько я понимаю, в РИ при Аврелии они были довольно приличными, а Коммоду было не особо до того. Ну и поднятый уже вопрос с восточными культами... т.е. АИ-Коммод был бы менее "ориентализирован", так?<br>

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

энергичный аристократ, проникнувшийся учением Д и "возвысивший" его

Такой есть, но в более позднюю эпоху. 1-й век н.э. Гай Петроний (Арбитр). Человек с запредельным чувством юмора, циничный, энергичный государственный деятель вкупе с альтернативным Луцием Сенекой (здесь не стоиком) могут вылепить совсем другого Нерона (вот, и найдут они человека :( ), а дальше все покатится...

А для того, чтобы Сенека не стал стоиком, нужо всего только одна вещь: его папаша окажется разочаровынным в Марке Туллии Цицероне и Гнее Помпее и поддержит популяров и Цезаря. А если приобщить еще к этому делу еще одного члена семейства Сенек, Лукана, также очарованного другой философией, то получится очень удалая тройка. И Нерон может стать совсем другим (хотя это жутко трудно).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

т.е. АИ-Коммод был бы менее "ориентализирован", так?<br>

Не факт, поиск уважаемыми Тимом и Георгом альтернативного учения для подсадки еше в процессе :P

В любом случае какое отношение это имеет к христианским общинам, лучше-хуже... римские власти из общей "восточной" массы их пока не выделяют, не пришло и время общеимперских гонений

все известные случаи того периода происходят првинции и носят "процессуально-бытовой" характер(например они отказывались отвечать на вопросы судей и произносить клятвы именем официальных богов) и инициировались толпой

как например "лионские мученики" в 177 году или в африканской Скилии в 180году

следующие вспышки были также в Африке в 197 и 202гг но Коммод тут уже совсем ни при чем

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Меня другое напрягает. Луцилла изрядная стервоза все же. Ходили слухи что она и траванула Луция Вера - и не за то что он изменял ей по пять раз на дню, а за чрезмерное влияние его сестры Фабии. Боюсь интриговать начнет. А сопрефект Перенна - Таррутений Патерн - был близок к Луцилле и в РИ принял участие в заговоре. Перенн со своей стороны конечно тоже интриган изрядный.

Гм. Если Коммод безвылазно сидит на Дунае то того заговора Луциллы что в реале не будет. Зато... Немного попозже может полыхнуть нечто вроде восстания против Максимина. Скажем, Луцилла доигралась и спровоцировала Сенат на низложение Коммода. Переоценили силы, бывает. Ужо иллирийские солдафоны порезятся когда Рим возьмут :P А Коммод затеет что-то подобное тому что устроил Диоклетиан - перенос резиденции поближе к угрожаемым границам. Коллония Коммодиана - в этом мире так надовут Сирмий.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

По философиям - позднее. Но тарденне отвечу сразу.

Гм. Если Коммод безвылазно сидит на Дунае то того заговора Луциллы что в реале не будет. Зато... Немного попозже может полыхнуть нечто вроде восстания против Максимина. Скажем, Луцилла доигралась и спровоцировала Сенат на низложение Коммода. Переоценили силы, бывает. Ужо иллирийские солдафоны порезятся когда Рим возьмут :P А Коммод затеет что-то подобное тому что устроил Диоклетиан - перенос резиденции поближе к угрожаемым границам. Коллония Коммодиана - в этом мире так надовут Сирмий.

Римский сенат - клуб самоубийц? А иначе я такого решения объяснить не могу.

При Максимине, который до нитки ободрал все италийские муницпии и ограбил храмы, сенат решился на подобные действия в ситуации когда вся Италия горела ненавистью к Максимину и готова была оказать массовую поддержку. И ведь реально города защищались против Максимина ожесточенно и до последнего.

Максимин - реальный провозвестник домината, вождь солдатской массы, враждебной и куриям, и сенату. И вышедший на верх в ситуации, когда основной шанс данной АИ был безнадежно упущен. И возглавлял он массу злых недороманизированных солдат-провинциалов, которые за время просенатского правления Александра осознали что им ничего особо не светит и их держат за "черную кость".

Но Коммод то ведет политику в интересах не только армии, но и куриалов, и на объединение интересов тех и других. И результат его действий - оживление городской экономики и возможность по прежнему обеспечивать всем дембелям сытный и почетный статус городского куриала (пускай пока "оживление экономики" набирает обороты, оный статус и обеспечивается за счет конфискаций у магнатов).

Италийские города в этой ситуации благосклонны к Коммоду - их прессуют умеренно, как и при Марке Аврелии, и в то же время издают законы в их пользу. Страдают же владельцы экзимированных сальтусов - не подчиняющихся юрисдикции муниципальной власти магнатских вотчин - которых горожане терпеть не могут.

А значит - сенат при подобном выступлении не получит в Италии массовой поддержки.

А значит - ежели кучка сторонников Луциллы и предложит подобное в Сенате, остальные сенаторы недоуменно покрутят пальцем у виска.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Он самый

<{POST_SNAPBACK}>

Ага!

А его сын в котором году родился? Сколько ему лет может быть к тому времени, как окочурится Коммод?

...(задумчиво) а почему собственно Коммод? В РИ насколько помню Марк Аврелий его преемником НЕ назначал, а оставил на усмотрение сената - видя что тот за фрукт. Если Марк проживёт дольше, он может, по примеру прочих Антонинов, избрать наследника не из своей семьи. Того же Помпеяна Старшего!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ликизм! Ну то есть объект "подражания" "высокого" кинизма - не плебейская собака, а аристократический волк.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А значит - ежели кучка сторонников Луциллы и предложит подобное в Сенате, остальные сенаторы недоуменно покрутят пальцем у виска.

Склонен согласиться с аргументацией ув. Георга.

Ликизм!

Именно, дорогой коллега Тим! :) Но кто станет его провозвестником - так, чтобы проторить дорожку традиции?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

В РИ насколько помню Марк Аврелий его преемником НЕ назначал, а оставил на усмотрение сената - видя что тот за фрукт

Это как это не назначал когда Коммод получил официальное звание наследника в 176 году?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ага!

А его сын в котором году родился? Сколько ему лет может быть к тому времени, как окочурится Коммод?

...(задумчиво) а почему собственно Коммод? В РИ насколько помню Марк Аврелий его преемником НЕ назначал, а оставил на усмотрение сената - видя что тот за фрукт. Если Марк проживёт дольше, он может, по примеру прочих Антонинов, избрать наследника не из своей семьи. Того же Помпеяна Старшего!

Поскольку за дату смерти Коммода принят 222 год - Луцию Помпеяну будет где-то 45 лет. По возрасту он как раз годится Коммоду в сыновья.

Что касается наследника - во-первых по условиям АИ (согласно версии Юлиана Отступника) фрукт за несколько лишних лет при отце созреет. Во-вторых - вы категорически не правы. Марк Аврелий не только назначил Коммода наследником, но и при жизни сделал соправителем. Причем еще в 176 году. В третьих ссылка на "традицию Антонинов" не пляшет, ибо у Нервы, Траяна, Адриана и Антонина своих детей не было. И тот же Антонин, воспитав себе наследников, по "велению сердца" назначил в соправители Марку Аврелию своего второго приемного сына - беспутного, но любимого Луция Вера. И в четвертых - у Марка кроме Коммода вариантов не было. Шла борьба клик. Коммода признали все. А назначение другого наследника привело бы к гражданской войне, ибо в окружении Марка не было человека, пользовавшегося достаточным авторитетом для того чтобы все его признали. И Марк это отлично понимал. Об этом ЕМНИП подробно писал Альфельди.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Только не грек, коллега Сталкер, греку не хватит или дикости и отвязанности (культурному афинянину, вот Алкивиад смог бы, да где тот Алкивиад), или "отстранённости", незашоренности (спартанцу, ну деревянные они ребята, при всё уважении к). Нужен аут-сайдер, энергичный энтузиаст со стороны, кто-то типа Анахарсиса. Вот мне очень нравится вариант с македонским аристократом, близким к Аргеадам или на край Антигонидам. Не жулика, типа Деметрия Фалерского, а реально такого энергичного и умного мужыка, типа Птолемея или там Селевка. Единственно что - его надо как-то отвлечь от войны. Хмм... искалечить на пике карьеры? Только надо грамотно подобрать такого, который бы не успокоился. Типа, если отрубить ноги Димитрию П., он обратно же сопьётся и философии не создаст. А надо к-н неистребимой гадюке типа вот именно Птолемея, который не опустит руки никогда. Гм... может, всё тот же Гарпал?!

Или из Рима кого-то вызвонить? Изгнанника какого-нибудь... кого-то вроде Камилла. Лучше бы, кнечно, не совсем уж раннереспубликанского робота, а кого-то поамбициозней и почеловечней, типа уже Аппия Клавдия... может, его за отжЫг во время цензуры изгонят, а он уедет в Афины?

Edited by Tim

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ликизм! Ну то есть объект "подражания" "высокого" кинизма - не плебейская собака, а аристократический волк.

Что-то я не вижу как на идеологической почве эллинизма может родится такое.

Фридрих Ницше стал попаданцем? :(

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ересь детерминизма чувствую я. :(

Если вы собираетесь изменить историю греческой философии лет за 500 до Коммода, то какой вообще смысл говорить о Коммоде?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Это потому не родилось, уважаемый Георг, что македонских аристократов было мало и дел у них после смерти Александра оказалось по горло, а до философии у них просто руки не дошли, так что они и предпочли поднанимать гречишек. :(

А так вообще киренаики-гедонисты, мне кажется, тоже куда-то туда двигались (но не с деятельной, а с другой, чувственной стороны).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ув. Магнум, да по мне так и фиг бы с ним, с Коммодом! :)) Всё равно надо Империю (ну или что там, Антонию или Диктаторию) спасать, без него ли с ним ли. :(

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Это потому не родилось, уважаемый Георг, что македонских аристократов было мало и дел у них после смерти Александра оказалось по горло, а до философии у них просто руки не дошли, так что они и предпочли поднанимать гречишек. :)

А вот мне кажется что люди, у которых было достаточно "дикости и отвязанности" в те времена великолепно обходились без всякой философии вообще. Что в Греции, что в Риме. Это уже после полутора тысяч лет христианской цивилизации пришлось философски обосновывать "волю к власти" и пр..

А так вообще киренаики-гедонисты, мне кажется, тоже куда-то туда двигались (но не с деятельной, а с другой, чувственной стороны).

Угу. Шли-шли они... И пришли. :(

Итак, наслаждение, которое началось у киренаиков с минутного наслаждения, стало тотчас же осложняться, с одной стороны, немногими положительными и весьма неясными элементами, а с другой стороны, стало трактоваться как нейтральное ко всякому добру и злу, ко всяким удачам и неудачам в жизни, ко всяким преступлениям, как некоторого рода полное "безразличие к вещам и к их переживаниям, то есть как адиафория (безразличие)", – термин самих киренаиков.

Пока дело ограничивалось только эстетикой бескорыстного, это еще было кое-как понятно, поскольку любые безобразия жизни, в порядке аморального бесчувствия, действительно еще можно кое-как созерцать эстетически. Но на этом дело не могло остановиться. Эстетическое чувство постепенно становилось у киренаиков не просто бескорыстным (каким оно может быть в условиях морального здоровья человека), но оно становилось также и пустым, бессодержательным, негативным и уже независимым не только от положительных достижений жизни, но и от самой жизни. Ведь киренаики ничего не признавали, кроме наслаждения. А человеческая жизнь устроена так, что наслаждения в ней лишь в порядке исключения даются сами собой; а достигаются они по преимуществу в результате больших усилий ума, сердца, воли, труда и даже всякого рода лишений. Все эти положительные принципы киренаикам были совершенно чужды; а жизнь упорно давала не столько наслаждения, сколько страдания. Что же оставалось делать? Оставалось, ради этого же самого единственно допускаемого принципа наслаждения, уничтожать самую жизнь, поскольку уничтожение жизни было уничтожением источника страданий и тем самым оказывалось источником удовольствия. И вот последний вывод эстетики наслаждения у киренаиков: надо кончать с собою и надо прибегать к самоубийству ради достижения хотя бы избавления от страданий. За неимением других идеалов, из принципа удовольствия, в условиях тяжелых жизненных обстоятельств, принцип наслаждения с неумолимой логической последовательностью приводил к проповеди самоубийства.

Среди киренаиков был такой философ, Гегесий (жил в Александрии), который даже и прозвище получил такое – "Убеждающий к смерти", "Смертепроповедник" (peisithanatos). Этот Гегесий вообще рисуется в источниках мрачной личностью. Он говорил, что мы живем ни для кого другого, как только для самих себя; а если что-нибудь и делаем для других, то это только в целях собственной выгоды (Diog. L. II 93). Удовольствия, о которых так много говорили киренаики, по Гегесию, можно сказать, целиком отсутствуют. "Счастье, – говорил он, – вообще невозможно. Тело полно многочисленных страданий, душа же страдает вместе с телом, и судьба мешает тому, кто живет надеждами" (94). Поэтому надеяться на удовольствие от жизни никак не приходится. "Для мудреца самое большее – это отделываться как-нибудь от страданий. Это происходит с теми, кто относится безразлично к выбору причин удовольствия" (95). Другими словами, и удовольствия и страдания одинаково безразличны для мудреца, а чувственным ощущениям вообще не свойственна истина. Удовольствия и неудовольствия существуют не от природы, но – в зависимости от обстоятельств и смотря по тому, как мы сами к ним относимся. Богатство и бедность, свобода и рабство, благородное или неблагородное происхождение, честь или бесчестье – все это для степени удовольствия вполне безразлично (94). Непонимающий ищет в жизни выгоды, но для понимающего эта выгода безразлична. Ошибочное поведение нельзя обуздать, так как оно совершается только под давлением страстей. Никого не нужно ненавидеть, ошибающегося же надо поучать (95). Другими словами, уже не удовольствие является принципом для философии Гегесия, а, скорее, полное безразличие ко всем проявлениям жизни. Впрочем, этот мотив попадается нам и у Феодора (Suid. II 6, 95, 25-31 Adler).

Но все дело в том и заключается, что Гегесий никак не мог на этом остановиться. Если у киников это жизненное безразличие вело к потребности создать внутри человека непоколебимую автаркию, то у Гегесия, после объективной констатации невозможности находить в жизни только одно удовольствие, не оставалось даже и этого ухода в глубину внутреннего самодовления, так как жизнь полна зла и доставляет слишком мало удовольствия, а других источников для удовольствия у него вообще не существует, и остается один путь, который, хотя сам по себе и не ведет к удовольствию, зато, по крайней мере, освобождает от страдания, и в этом смысле тоже вполне соответствует уже с самого начала абсолютизированному принципу удовольствия. Этот логический неизбежный путь есть самоубийство, и Гегесий явился его откровенным проповедником. Он настолько действовал своими проповедями на слушателей, что ему даже было запрещено Птоломеем произносить эти проповеди.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Всё равно надо Империю (ну или что там, Антонию или Диктаторию) спасать, без него ли с ним ли.

А, ну тогда надо вернуться к старым добрым АИ-методам - пригласить на трон конфуцианского принца Мамго или еще каких буддистов :(

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А вот мне кажется что люди, у которых было достаточно "дикости и отвязанности" в те времена великолепно обходились без всякой философии вообще. Что в Греции, что в Риме. Это уже после полутора тысяч лет христианской цивилизации пришлось философски обосновывать "волю к власти" и пр..

---

Да я понимаю (и говорю :( ), - задача нетривиальная - вот надо как-то заставить обратиться к философии ТАКОГО отвязанного деятеля. Вот и предлагаю для начала отрубить ноги. Потом, может, ещё чего-нибудь ампутируем, если этого не хватит. Вон Флинт и Дрейк ослепили Юстиниана - и он у них начал сам Дигесты составлять, чтобы хоть так прославиться и сравняться с Солоном и Соломоном. :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Коммод получил официальное звание наследника в 176 году?

<{POST_SNAPBACK}>

Ну, когда Марк умирал и завещал окружению заботиться о Коммоде, он сделал характерную оговорку - "если он будет того достоин".

"Он боялся, что сын его будет подобен Нерону или Калигуле" (с) Юлий Капитолин.

фрукт за несколько лишних лет при отце созреет

<{POST_SNAPBACK}>

Марк ИМХО его сам избаловал. По "Жизнеописаниям", Коммод "приставленных к нему достойных надзирателей терпеть не мог, а всех самых дурных удерживал при себе; если же их удаляли от него, он впадал в тоску и даже заболевал... они, благодаря мягкости его отца, возвращались к нему".

Так что придётся устроить Марку небольшой переворот в мозгу. Пусть он скажем тяжело заболеет (чумой?), но поправится... И переменит отношение к Коммоду.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Боже, как был извращен смысл наслаждения, проповедуемый Эпикуром!

Тогда, кстати, почему проповедование эпикурейства в Риме Титом Лукрецием Карром не нашло такой поддержки, как стоицизм? Вообще, посмотрел я три рода Лукрециев, включая Трицептинов и Веспиллонов, и опять та же ситуация, что и семейством Сенек - они выбрали сторону оптиматов, и этот прекрасный патрицианский (в основном) род к 1-му веку угасает. Да что же такое? Все, кто могли продолжить кинизм или эпикурейский гедонизм, так или иначе кончают плохо. И заметьте, что АИ-узел завязывается именно на эпохе гражданской войны и восхождения Цезаря.

Тит Лукреций Карр

Каций Инсубер

Луций Сенека мл.

Гай Петроний...

:(

Edited by Сталкер

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну, когда Марк умирал и завещал окружению заботиться о Коммоде, он сделал характерную оговорку - "если он будет того достоин".

"Он боялся, что сын его будет подобен Нерону или Калигуле" (с) Юлий Капитолин.

Марк ИМХО его сам избаловал. По "Жизнеописаниям", Коммод "приставленных к нему достойных надзирателей терпеть не мог, а всех самых дурных удерживал при себе; если же их удаляли от него, он впадал в тоску и даже заболевал... они, благодаря мягкости его отца, возвращались к нему".

устроить Марку небольшой переворот в мозгу. Пусть он скажем тяжело заболеет (чумой?), но поправится... И переменит отношение к Коммоду.

Это сказки.

Геродиан, который родился в 180 году, лично общался со многими участниками тех событий, ни о чем подобном не пишет. О воспитании Коммода у него сказано лишь: "оставшего­ся же в живых, называвшегося Коммодом, отец вырастил с большой заботливостью, вызывая отовсюду людей, наиболее известных своей ученостью в провинциях 8, за весьма солид­ное вознаграждение, чтобы они воспитывали ему сына, посто­янно с ним общаясь".

И далее по поводу Коммода:

"Марка, достигшего старости, изнуренного не только возрастом, но и трудами и заботами, в то время как он нахо­дился в области паннонцев 12, постигает тяжелая болезнь. По­дозревая, что надежды на спасение у него слабые, и видя, что сын начинает вступать в юношеский возраст, он испытывал {6} опасения, как бы цветущая юность, получив в сиротстве неог­раниченные и беспрепятственные возможности, не воспроти­вилась прекрасным наукам и занятиям и не предалась попой­кам и кутежам (ведь души молодых людей очень легко скаты­ваются к наслаждениям и отходят от всего прекрасного, при­виваемого воспитанием). (2) Его, человека очень сведущего, тревожила память о тех, кто в молодости унаследовал цар­скую власть, — с одной стороны, о Дионисии Младшем, тиране сици­лийском 13, который вследствие чрезмерной невоздержанно­сти гонялся за неслыханными наслаждениями ценой огром­ных трат, с другой стороны — о бесчинствах и насилиях по отношению к подданным преемников Александра 14, которы­ми они позорили его власть......

Тревожимый в душе столькими заботами, он, при­звав друзей и всех находившихся при нем родственников 22, поставив, когда все сошлись, перед ними сына, слегка припод­нялся на ложе и начал такую речь: (2) "В том, что вы огорчае­тесь, видя меня в таком положении, нет ничего удивительно­го: ведь люди в силу своей природы испытывают жалость при несчастиях себе подобных, а ужасное, когда оно перед глаза­ми, вызывает еще большее сочувствие. Что же касается меня, то у вас, я думаю, по отношению ко мне имеется и нечто большее: на основании своего расположения к вам я, естест­венно, надеюсь на ответное расположение. (3). Теперь подхо­дящее время мне — почувствовать, что я не напрасно в тече­ние столь продолжительного времени почитал вас и старался ради вас, а вам — воздать мне благодарность, показав, что вы {7} не забываете то, что получили. Вы видите моего сына, которо­го вы сами вскормили 23; он как раз вступает в юношеский возраст и нуждается — словно в бурю и во время качки — в кормчих, чтобы, носясь по волнам из-за недостаточной опыт­ности в должных делах, не быть брошенным на дурные заня­тия. (4) Станьте вы ему, вместо одного меня, многими отцами, оберегая его и давая ему наилучшие советы. Ведь ни изобилие денег само по себе не предотвращает тираническую необуз­данность, ни защита телохранителей недостаточна для охра­ны правителя, если вдобавок не будет приобретено располо­жение подданных. (5) Больше всего продлили без опасности свою власть все те, кто вселил в души управляемых не страх перед их жестокостью, а любовь к их порядочности. Ведь не те, кто испытывает рабство по принуждению, а те, кто подчи­няется в силу убеждения, постоянно действуют и терпят, не вызывая подозрений; будучи свободными от притворной лес­ти, они никогда не выйдут из повиновения, если только не будут принуждены к этому насилием или наглостью. (6) Трудно соблюсти умеренность и положить предел страстям, когда им служат неограниченные возможности. Давая ему та­кие советы и напоминая ему о том, что он, присутствуя здесь, слышит, вы сделаете из него наилучшего государя для вас и для всех, а также воздадите величайшую дань памяти обо мне и только таким образом сможете сделать ее вечной". (7) После этих слов наступило обморочное состояние, лишившее Марка возможности говорить; от слабости и терзаний духа он опять упал навзничь. Всех присутствовавших охватила жалость, так что некоторые из них не сдержались и испустили громкий вопль. Прожив еще одну ночь и один день, он почил 24, оставив скорбь своим современникам и вечную память о своей добро­детели на будущие века.".....

В течение некоторого времени все делалось в соответствии с замыслами отцовских друзей, которые весь день были при нем, давая ему наилучшие советы и предостав­ляя ему столько свободного времени, сколько, по их мнению, было достаточно для разумной заботы о теле. Втершиеся к нему некоторые из придворных служителей пытались испор­тить молодой нрав государя — все те, кто льстит за столом и измеряет блаженство желудком и постыднейшими делами...

Собственно это и есть единственные достоверные сведения, записанные почти по горячим следам. И как видите, сам Марк Аврелий считал, что из его сына можно сделать "наилучшего государя".

Что касается автора, выступавшего под именем Юлия Капитолина - он известен как изрядный выдумщик. Ещё Теодор Моммзен говорил о "Жизнеописаниях" как об «опаснейшей, но необходимейшей книге», которой можно пользоваться только с «величайшим сомнением и осторожностью». Моммзену принадлежат и более резкие отзывы о SHA: «жалкая пачкотня, одно из худших произведений такого рода, оставшихся от античности».

И уж ни в жизнь не поверю что данный автор, писавший аж в IV веке, был осведомленнее Геродиана. Очевидно пытался в меру своего понимания обелить Марка от обвинения что он оставил власть негодному человеку. Но Юлиан Отступник пишет об этом иначе - Коммод на момент смерти Марка "негодным человеком" еще и не был.

Так что цитируемое вами Капитолин просто сочинил.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вон Флинт и Дрейк ослепили Юстиниана - и он у них начал сам Дигесты составлять, чтобы хоть так прославиться и сравняться с Солоном и Соломоном.

Ну, в серии о Велизарии они там такого начудили - не хуже Гаррисона в "Звездах и полосах". :(

Тем более, что юстиниановы "Дигесты" в большей степени РИ. В развилке "двух пиратов" он их просто развил в систему и оформил в еще более значительный и значимый труд, нежели в нашей истории.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ув. Магнум, да по мне так и фиг бы с ним, с Коммодом!

Господа, вы звери, господа!

Хоть бы отдельную тему открыли.

А при Коммоде всю эту греческую филофофию пустят на мыло добрые иллирийцы. Во славу Непобедимого Солнца, ага...

Аврелиан конечно может не родится, но мало ли таких Аврелианов может быть...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Уважаемый Крысолов, на мой взгляд, именно в этом, "перебьют иллирийцы" суть проблемы, по большому счёту, а не в чуме или даже не в моём любимом злате-серебре. Где-то когда-то между Антонином Пием и Максимином погибла старая ЭЛИТА, аристократия, которая создала и успешно управляла огромной и сложной Империей. Пришедшая же её на смену контр-элита была настолько несоответствующей стоявшим перед ней задачам, настолько ограниченной, что Империю быстро загубила. Соответственно, "улучшение" Коммода с попутным подстиланием соломки во всех местах - это ИМХО паллиатив и отттягивание конца.

Вот найти такую развилку, чтобы создать правительство, которое бы выдержало жесточайшие внешние войны, постоянные шквалы внутрисемейных и внутриправительственных интриг, несколько опасных заговоров, вражду и взаимоубийство 3/4 членов династии, потерю нескольких наследников подряд - и вывело бы империю из этих бурных вод только усилившейся, как в эпоху Августа, 30-14 - это не "опасных интриганов" персиками кормить. Да "интриганство" - это банальный тест на пригодность к управлению империей! "Честные" простяги пусть быстрее погибают, они Империи, по большому счёту, вредны (ну ладно, полезны, но во главе легионов на границе, как Агрикола, а не в Риме).

Мне лично кажется, при Коммоде уже поздно, надо чего-то с проклятым интеллигентом-Аврелием, а ещё лучше с Адрианом делать. Что именно? Да хоть отдавать пол-Востока парфянам - всё лучше, чем Востоку поддаваться.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now