Армия Российской империи


949 posts in this topic

Posted

1. введено понятие рода войск и вид вооруженных сил.

2 вида--армия и флот и 4 рода войск в армии --пехота, кавалерия, артиллерия и инженерные войска.

2. пулеметный осетр по оргштату 1908 будет урезан ввиду неготовности промышленности и проходящей параллельно реформе армии с переходом от координатного числа 4 к 3-координатному делению. Коренное насыщение отнесено на 1912 год к оргштату 1912.

в батальоне будет 4 пулемета КБ и 8 батальонных мортир, в полку 24 пулемета (12 максимов и 12 КБ) + 4 орудия 76 мм, 8 полковых мортир 87,6 и 12 батальонных мортир. Это потянут даже действующие заводы. После вступления в строй всех мощностей перейдем в 1912 к новому штату.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

по униформе вопрос.

какие кителя офицерам давать .

в реале были стоячие на крючках. по моему жутко неудобные.

3991144m.jpg

может взять английский вариант например

3955305m.jpg

естественно + галстук

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я какое то время в кителе старом флотском ходил кстати удобнее чем куртка и рубашка.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

вы не бегали. а старые флотские разве с жестким воротником на крючках?

старые жесткие с царских времен исчезли.

по моему у вас мягкие стойки обр. 43

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Китель мягкий с белым подворотничком подшиваемым. Цвет синий. Их отменили но еще донашивали. Для корабля очень удобен.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

а в 1907 у нас ввели для армии жесткий с крючками. нафига спрашивается. лучше уж английский с отложным и галстуком. ну еще шарф введем.

мягкий стоячий хуже чисто с подворотничками это же полевая форма. Повседневную то не меняли и парадки прежние.

тут надо чо поудобнее в бою и походе. Думал Гимнастерки, но все таки офицер должен отличаться внешним видом от солдат.

если нет тогда гимнастерка.

3983981m.jpg

где б найти нормальный сайт с нормальными фотками с обмундированием.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Самому бы не помешал.............

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Справочно.

Сборник описания предметов и материалов, заготавливаемых интендантством для довольствия войск.

1915 год. http://search.rsl.ru/ru/catalog/record/5411113

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

а в 1907 у нас ввели для армии жесткий с крючками.

Может это связано с пристегивающимся черным с красной окантовкой лацканом, обшлагами и воротником?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

на полевой форме ничего ПРИСТЕГИВАЮЩЕГОСЯ быть не может.

у нас обр. 1907 ТОЛЬКО ПОЛЕВАЯ ФОРМА,

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Справочно..(может ссылка у Вас есть).

http://vedomstva-uniforma.ru/mundir4/index.htm

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Доклад начальника Генерального Штаба

европейское понимание философии военной науки.

Собственно, переход от военного искусства к военной науке произошел на рубеже XVIII и XIX веков. Толчком к нему послужило развитие методологии научной мысли, то есть появление достаточного числа понятий, пригодного для описания конфликтных ситуаций.

Речь, прежде всего, идет о диалектике Гегеля.

Философское начало военного искусства наиболее полно отразилось в работе Клаузевица.

Философский идеализм проявляется у Клаузевица прежде всего как стремление к абсолюту. Именно отсюда происходит его тезис, что «война является актом насилия, и применению его нет предела; каждый из борющихся предписывает закон другому; происходит соревнование, которое теоретически должно было бы довести обоих противников до крайностей. В этом и заключается первое взаимодействие и первая крайность, с которыми мы сталкиваемся».

Заострим внимание на том, что метод философии Клаузевица удивителен. Он сначала доводит явление до «предела» (к примеру — «война есть крайняя форма применения насилия»), а лишь затем возвращает читателя в реальный мир, объясняя ему, что «война есть продолжение политики другими средствами». При всей дидактичности этого приема, он оказался причиной одного из самых опасных заблуждений XX века — концепции тотальной войны.

Отсюда вытекает определенное видение войны которую может вести Германия .

Не заметив второго шага (а может быть, сознательно его проигнорировав) Германия в лице ее ГШ построит непротиворечивую, но самоубийственную «теорию абсолютной войны». То есть мы должны готовиться к ведению войны Германией как АБСОЛЮТНОЙ ПОСЛЕДНЕЙ ВОЙНЫ.

Разумеется это страшно. Сражаться с противником ведущим войну ради конца всех войн очень тяжело, но в рамках стратегии Вашего Величества данное положение будет для нас выигрышным. ГЕрмания будет атаковать и построит всю экономикув период войны ради победы , еще сильнее надорвавв ееее. Тем самы приблизив свою гибель. Которая в данном случае будет АБСОЛЮТНОЙ.

По другую сторону Рейна французская философская школа пропагандирует классический позитивизм, что приводит к странной метаморфозе: из конструкта «оборона сильнее наступления, но позитивных целей можно добиться лишь наступлением» рядом их военных теоретиков изымается первая составляющая и оставлена вторая. В результате пропагандируется «наступление до предела».

Необходимо на уровне личных демаршей донести до руководства Франции мысль об необходимости обороны на своем фронте, и что им требуется, врывшись в свою землю, держаться, пока мы будем громить АВИ И Османскую Империю. Лишь после их гибели союзные армии начнут наступление к сердцу Германии.

Здесь следует отметить, что расхождения в практических выводах не столько вытекают из реальных разногласий между «школами», сколько свидетельствуют о недостаточной теоретической проработке тех или иных проблем.

К примеру, ошибочная концепция примата наступления во французской военной теории порождена неправильным философским осмыслением понятия «позитивная цель». (Оно загрублялась до «успеха в сражении».) Напротив, прекрасный пример проработки дает первая глава трактата Клаузевица, выводы которой оказываются справедливыми в любой философской системе, даже в классической китайской философии V века до н. э., послужившей основой для военной теории Сунь Цзы.

Целью войны все военные теоретики Европы, начиная с Клаузевица, полагали решение политических задач (до Клаузевица этот тезис отстаивал Монтескье). Но тогда очевидно, что стратегия, как высшее подразделение военного искусства, должна изучать не столько перемещения войск (маневры и операции), сколько взаимосвязь военных действий и политических целей. Однако эта проблема вообще не рассматривалась военными деятелями ни Франции ни Германии, напротив это прослеживается во всей деятельности Великобритании и мудрой политике Вашего Величества.!

Мольтке — старший утверждал, например, что «политика не должна вмешиваться в операции» и «полководец никогда не должен руководствоваться одними политическими соображениями, а на первый план должен ставить военный успех».

Несколько лучше дело обстоит с тактикой и искусством маневра.

В середине — конце XIX века усилиями Большого Генерального штаба была сформирована германская школа военного искусства. В завершенной форме учение немцев было сформулировано Мольтке — старшим в трактате «О войне».

Содержание труда Мольтке очень показательно: в книге 13 глав, из которых стратегии посвящены две первые — «Война и мир» и «Война и политика». Три главы отданы оперативному искусству: «Организация славных квартир», «План операции» и «Операционная база» Две — проблемам тактики («Фланговые позиции» и «Крепости»). Остальные шесть рассматривают организационные вопросы.

С этого момента основной чертой немецкой школы стало повышенное внимание к организационным деталям. Особенно важное место занимают железные дороги, которые в трактовке Мольтке превращаются из организационного фактора в оперативный (пример из военной практики самого Мольтке: сосредоточение армии к Седану). Немцы первыми перебросили войсковое соединение по железной дороге непосредственно во время сражения. Это была 14–я дивизия, которую перевезли из Мезьера в Митри 5–7 января 1871 года.

Сознательное усиление организационной, то есть прогнозируемой, составляющей войны вызвало к жизни нетривиальный эффект двойственности командования. В то время как должность начальника штаба в остальных армиях оставалась второстепенной, в прусской армии (а затем и в немецкой) управленческие структуры сосредоточились у начальника штаба. При этом формально, по уставу, он оставался подчинен командиру, однако разделение функций между ними не регламентировалось. Получившееся противоречие оказалось источником развития и породило специфический «германский стиль» руководства войсками.

С другой стороны, это же противоречие привело к уменьшению роли верховных управленческих инстанций. Мольтке считал, что ответственному командиру на поле боя «должна быть дана полная свобода действовать по собственному его усмотрению». Тем самым «ось» подчинения в немецкой армии становилась существенно менее жесткой, чем, скажем, в русской или французской.

Германская схема показала себя значительно более совершенным механизмом управления, чем традиционное. Особенно эффективно она работала вне взаимодействия с противником. Само по себе это уже порождало у немецкого генералитета иллюзию контролируемости войны, с одной стороны, и стремление к непрямым действиям — с другой.

Еще одной важной особенностью «немецкого стиля» стало введение понятия «операция» как самостоятельной единицы планирования. Такое планирование, конечно, на порядок сложнее обычной квартирмейстерской работы, но и результат значительно больше. В рамках учения Клаузевица целью операции должен стать бой с противником. Смыслом операции является подготовка благоприятных условий для этого боя. К примеру, в операции на окружение противник вынуждается принять бой с перевернутым фронтом, что в несколько раз снижает его потенциал. Результат же боя предсказан быть не может (даже в самом благоприятном случае), Клаузевиц сформулировал запрет на планирование исхода битвы, аргументировав его тем, что бой является высшим напряжением сил двух сторон. Следовательно, бой является бифуркацией. Запрет Клаузевица выродился в позднейшей германской военной науке в правило Мольтке: «План операции поэтому не может с некоторой уверенностью простираться дальше первого столкновения с главной массой неприятеля».

Вся стратегия Мольтке сводилась к планированию первой операции, после завершения которой противник должен быть разбит. Это требование — разгром противника в первой операции — стало базисом для всей последующей немецкой военной теории. На этой основе строился и все нынешние планы Германии.

Нужно подчеркнуть, что по сравнению с теорией Клаузевица немецкая школа стратегии является шагом назад. Причиной этого стали два фактора — отсутствие понимания философии военного искусства (в результате чего учение Клаузевица свелось к догмату о приоритете боя) и чрезмерное увлечение организационными деталями. При этом структура управления немецкой армии тяготеет к потере как «горизонтальных», так и «вертикальных» управленческих связей. Мольтке старший декларировал принцип независимости командования от вышестоящих структур. Возможно, немецкие командиры на всех уровнях будут стремиться полностью избавиться от контроля со стороны верховного командования. Ответом на это будет гибкое планирование операций со стороны ГШ РИА и усиленная тактическо-оперативная подготовка войск в звене полк-дивизия, что вкупе с умелым руководством в звене корпус-армия позволит нам устоять пред абсолютной войной Германии и вырвать победу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Здорово! Интересно, читал ли автор доклада статью Энгельса, который задолго до ПМВ предрекал особенный характер назревающей европейской войны, которая будет способна подвести континент к пропасти социального одичания.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Зачем читать всякую муть...

достаточно прочитать телеграмму Маркса Энгельсу от 1871 года:

"Фридрих, скоро во Франции произойдет социалистическая революция которую мы так ждали. Немедленно переведи все наши деньги из французских банков в бельгийские."

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Немедленно переведи все наши деньги из французских банков в бельгийские."

<br />

Вооо как!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

это не очень точное дословное цитирование реальной телеграммы 1871г с ТОЧНО переданным указанием.

Она есть в ПСС МиЭ.

Я этим привел в полное недоумение секретаря нашего парткома. Ха.

Я ПСС все прочитал в свое время.

но впрочем это не в этой теме.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

В целях улучшения подготовки офицеров РИА Императорским Указом в 1908-09 гг будут открыты :

в Киеве:

2-я Офицерская стрелковая школа

2-я Офицерская кавалерийская школа

2-я Офицерская артиллерийская школа стрельбы

в Казани :

3-я Офицерская стрелковая школа

3-я Офицерская артиллерийская школа стрельбы

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

В полевой форме для обер-офицеров будут гимнастерки офицерские, а для штаб-офицеров и генералов --кителя английского образца с отложным воротником и шарф.

В русской армии, береговых частях флота, ОКВС, ОКПС введен тип сапог "образца 1907 г.".

Высота голенищ нового образца была установлена: для гвардии - 49 см, а для армии и прочих- 45 см, считая от верхнего края каблука, то есть, уменьшена по сравнению с прежним. Каблук полагался прямой, высотой около 2 см; покрой был изменен: в новом образце голенища стали сшивать одним швом сзади (в предыдущем они имели два шва по бокам). Спереди, на месте сшива голенища с передом, появился мысок или "стрелка" (раньше на этом месте был простой шов, либо перед был тянутым заодно с передней половинкой голенища - такие сапоги назывались "крюки" и особенно ценились в простонародье). Значительно были повышены требования к качеству сапожного товара, в первую очередь для увеличения прочности и долговечности сапог. Внутри верхней части голенищ была установлена подшивка из тонкой юфтевой кожи высотой 22 см). В результате вместо двухшовного сапога с довольно тонкой подошвой и мягкими голенищами, образующими многочисленные "сборы" или "гармошку", солдатский сапог именно с этого времени принял фасон, продержавшийся с незначительными изменениями до наших дней.

Однако имевшиеся на интендантских складах запасы сапожного товара старого образца, будут выдаватся до полного израсходования.

Кавалерийский сапог различался с пехотным незначительно: если в пехоте вторая, короткая подошва (попуподошва или стелька) подшивалась поверх длинной, то в кавалерии - под ней, между подошвой и передом; кроме того, на заднике прикреплялся нашпорник - кусочек подошвенной кожи, выступающий на 5-6 мм. Высота голенища равнялась 45 см .

Начиная с 1908 г. войсковые части должны были прекратить пошив обмундирования и обуви своими силами и полностью перейти к получению готовых "мундирных вещей" от Интендантства. Сделано было лишь одно исключение - пошив сапог в кавалерии по-прежнему должен был осуществляться в полках, из товара, купленного на выданные для этой цели деньги. Эта "лазейка" давала возможность улучшить качество пошива сапог по сравнению с пехотой, но она же могла способствовать появлению многих не узаконенных официальными документами особенностей (более высоких каблуков и голенищ, голенищ с козырьками и т.п.). При поступлении на службу солдат получал 2 пары сапог и в каждой - запасные стельки и переда (до 1906 г - только к одной паре).

Интендантским складам требовать непременной сдачи сношенных сапог при получении новых.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

«Легко­мысленному наблюдателю казалось, что русский солдат столь нетребовательный, что русскими солдатами бесконечно легче командо­вать, чем французскими. Это абсолютно неверно… Русские полки успешно работают только в атмосфере порядка и авторитета, а обстановка современного боя сковывала возможности проявления личности начальников и создавала хаос. В немецкой армии существовует определенный «стандарт» боеспособности полевой, ландверной, ланд–штурменной части; в русской же армии существовал удивительный разнобой: иные второочередные полки в дальневосточной войне дрались превосходно, а другие первоочередные при малейшем активном усилии сразу переходили в полное расстройство, которое конечно устранялось, но то что прощают японцы немцы нам не простят. Контроль сверху совер­шенно отсутствует, критика снизу остаётся тайной, и командование в каждом полку получает самые причудливые, разнообразные формы».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

«Лопата при наступлении отнюдь не должна сдерживать порыв вперед, однако опыт показал, что при быстром безостановочном движении в сфере действительного огня громадные потери могут подорвать нравственную энер­гию, она истощится и атака «захлебнется». В этих случаях, лопата в умелых руках должна явиться на помощь; она должна помочь штурмующим войскам дойти во что бы то ни стало до позиций противника и овладеть ими. Следовательно, умелое пользо­вание лопатой не только не будет сдерживать, но способствовать движению вперед».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

1907г.

Инструкция по тактике пехоты в бою.

«пехота в наступательном и оборонитель­ном бою»:

«§ 9. Строевые начальники в ночь перед штурмом обязаны произвести ближнюю раз­ведку неприятельского расположения с целью определения: 1) относительного поло­жения участков позиции, расстояний до опорных пунктов и их характера; 2) рода препятствий на пути атакующего и мертвых пространств; 3) характера искусственных препятствий и мест их расположения. Определив род и место искусственного препят­ствия, надо попытаться устроить в нем проходы.

§10. Разрушение препятствий перед штурмом возможно только в редких случаях. Кроме ночного времени, можно воспользоваться туманом, снегом, сильным дождем, пылью и тому подобными случаями.

Приказания свыше ждать не приходится, так как, пока оно придет, удобный момент может быть упущен, поэтому ротному командиру необходимо проявить личный почин и послать команду охотников–рабочих, которые, подобравшись скрытно к препятствию, например, к проволочной сети, ложатся на спину, подползают под проволоку и режут ее особыми ножницами, которыми снабжаются штурмовые части. Следует попробовать выдернуть и повалить колья.

Если при штурмовых частях имеются саперы, то они назначаются в помощь пехоте.

§ 11. Не всегда удается устроить проходы в препятствиях перед штурмом, поэтому надо уметь их преодолевать.

Чтобы успешно преодолеть препятствие и при этом понести возможно меньшие поте­ри от неприятельского огня, необходимо появляться перед препятствием скрытно и неожиданно и преодолевать его без шума и стрельбы.

Способы преодоления должны быть настолько просты и усвоены, чтобы всякий рядо­вой мог самостоятельно преодолеть препятствие, поэтому крайне необходима практи­ка мирного времени.

Преодолевать препятствие следует быстро и широким фронтом, а не толпиться, иначе атакующий понесет большие потери.

Для облегчения преодоления препятствий штурмовые части снабжаются топорами и ножницами.

§ 12. В тех случаях, когда атакующему удалось окопаться или залечь в мертвом пространстве вблизи препятствия, можно воспользоваться для облегчения преодоле­ния его легкими вспомогательными средствами, доставленными скрытно (ночью или по ходам сообщения) к предштурмовой позиции. Такими вспомогательными средствами служат: легкие мостки, плетни, земляные или набитые соломою мешки для забрасыва­ния препятствий.

Во время преодоления препятствия, следует держать гребень укрепления или окопа под пулеметным огнем, а также забрасывать защитников ручными гранатами.

Если штурм не удался, то не следует отходить далеко назад, а залечь и поста­раться окопаться, чтобы можно было повторять штурмы с возможно близкого расстоя­ния, пока не удастся овладеть позицией противника.

Ворвавшись в укрепление, следует сейчас же приспособить его в свою пользу: за­градить выход, занять горжу [тыльную часть укрепления. —Е. Б.], устроить закрытия (траверсы) от флангового огня соседних участков, осмотреть блиндажи, разыскать проводники от фугасов, поставить пулеметы и сделать им закрытия.

Отступающего противника из укрепления преследуют огнем».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

«Современная атака — это грандиозный, безграничный штурм, начатый мгновенно на всем фронте наступления, ведомый с бешеной настойчивостью прямо перед собой, мо­гущий остановиться лишь тогда, когда последняя неприятельская линия будет сокру­шена».

Атака не должна быть методической: «Она состоит из одного неудержимого порыва и должна быть закончена в один день, иначе неприятель своей обороной не даст наступлению восторжествовать над своим губительным, всепожирающим огнем. Нельзя понемногу грызть одну за другой устрашающие оборонительные линии — надо решиться и проглотить их сразу». Вторая волна поднималась в тот момент, когда первая обрушивалась бы на первую линию окопов.

Артиллерия поддержки должна : уничтожать заграждения; нейтрализовать или уничтожать защитников траншей;артиллерия корпуса вести контрбатарейную борьбу; отсекать подкрепле­ния; полковая артиллерия и тяжелые ружья уничтожать обнаружившие себя пулеметы. Предварительно артиллерийские офицеры должны изучить неприятельские позиции, отыскивая места, подходящие для установки пулеметов.

Пехота для повышения эффективности атаки могла начинать выдвижение во время артподготовки, симулировать атаки, открывая огонь из винтовок после прекращения артиллерийского огня.

Особое внимание уделить изоляции центра обороняемого участка и защите насту­пающих от флангового огня. Огонь полевой, тяжелой артиллерии по минутам должен сочетаться с движением пехоты.

Атака волнами рот. Впереди — застрельщики из опытных и хладнокровных солдат, хороших стрелков, огнем из винтовок заставляющие оборо­няющихся укрыться. Позади линии идут офицеры и унтер–офицеры, управляющие боем, а не бегущие впереди всех. После захвата первой траншеи, позади нес солдаты залегали, формировалась новая линия, обстреливающая, а затем атакующая вторую траншею.

Второй эшелон выдвигается в момент, когда первый эшелон достигает траншеи. При этом солдаты второго эшелона не должны ввязываться в схватки первого. Зада­ча второго эшелона подготовить позиции для новой атаки, в т. ч. при помощи мешков с песком, и обеспечить огневое превосходство. Огонь предпочтительно вести лучшим стрелкам из укрытий, а не всем солдатам. Пулеметы и полковые ору­дия как можно быстрее подтягиваются к новой позиции, облегчить задачу могли бы самозарядные винтовки.

В прорыв вводится кавалерия. Остается «всего лишь» отработать все изложенное на практике.

Поэтому мы предлагаем специальные учения проводимые с помощью специальных методов которые изложены в закрытой справке розданной членам Совета по обороне Империи.

Для отработки навыков штурмовых действий на полигонах будут сооружены специальные участки, воссоздающие участки укрепленных полос, с око­пами, бойницами, ходами сообщений, пулеметными установками, с укрытиями для легкой и замаскированными позициями для тяжелой артиллерии. Пехота будет обучатся проходить через проволочные заграждения, двигаться по полуразрушенным окопам противника, очищать их от неприятельских частей, действуя шты­ком и лопатой; «переворачивать» окопы противника, приспосабливая их для ведения огня во вражеский тыл; училась взаимодействовать с артиллерией, поддерживать связь по фронту и в глубину. отдельно будут обучаться пластуны:«сперва изучаются движение к месту расположения неприятельского поста и способы прикрытия движения. В эту часть занятия входят все виды передвижения: преодоление проволок, прикрытие огнем, занятие исходного положения для захвата пленного. Затем изучается самый захват неприятельского наблюдателя. Когда разведчики в достаточной степени овладевают всем этим, отрабатывается возвращение с пленным: проход проволочных заграждений, прикрытие отхода, движение к своему расположению, вынос раненых».

«При обороне все еще замечается стремление к сплошной линии окопов. Даже в тех случаях, когда приходилось занимать заранее подготовленные в инженерном отношении позиции, из ряда опорных пунктов, находившихся в самой тесной огневой связи, войска сейчас же, как бы боясь промежутков, начинали соединять опорные пункты длинными окопами, и опять получалась сплошная линия. Между тем такие сплошные линии укреплений в полевой войне крайне невыгодны. Они не усиливают, а ослабляют обороноспособность позиции, так как окопы поглощают много войск, получается тонкая линия и слабые резервы. В случае прорыва в одном месте легко сдает и вся линия. Из сплошной линии окопов почти невозможно встретить удар противника решительной контратакой, так как приходится выбегать из окопов только по устроенным выходам. Совсем иное дело, когда позиция состоит не из сплошных окопов, а из ряда опорных пунктов, находящихся в тесной огневой связи».

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

оборона, особенно малыми силами на широком фронте, должна строиться не на растягивании «в нитку», а на занятии вой­сками важнейших узлов сопротивления, эшелонированных в глубину. Промежутки между узлами сопротивления обстреливались бы перекрестным пулеметным и артиллерийским огнем. Тогда стало бы возможным выделить сильные ударные группы и обосновать оборону на контратаках.

местность в районе атаки должна быть подготовлена в виде мощного, заранее оборудованного инженерного плацдарма для укрытия и безопасного расположения всех атакующих частей — из ряда траншей и укрытий, соединенных хо­дами сообщений, мостами и лестницами для беспрерывного продвижения по окопам и поверху, складов оружия и боеприпасов, перевязочных пунктов, систем связи и на­блюдения.

распределение целей артиллерии в наступлении.

Полковые 76 мм орудия ставят огневой вал, отражают контратаки, разрушают заграждения (как и полковые мортиры), повреждают коммуникации, уничтожают уязвимые укрепления. 120мм — нейтрализуют вражеские батареи, нарушают сообщение и ставят вал вне досягаемости полевых орудий. Тяжелые орудия (6— 12 дм) уничтожают лагеря, станции, батареи и т. п. на большой дальности. Полевые 120 мм гаубицы применяются против легких укреплений и слабо защищенных батарей, ставят огневой вал, особенно ночью, и разрушают проволочные за­граждения, недоступные полевым пушкам. Тяжелые 8 и 9,2–дм гаубицы борются с хо­рошо защищенными батареями, свертяжелые 12-дм — с особо прочными укрепления­ми, мостами. батальонные мортиры обеспечивают непосредственную поддержку пехоты.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

доклад начальника ГШ

"О военном образовании в РИ"

По профилю подготовки офицерских кадров высшие военные учебные заведения(ВВУЗ) делятся на три группы: сухопутные, морские и востоковедные. Сухопутные и востоковедные ВВУЗы находятся в составе военного министерства, морские - в морском ведомстве. Министерства самостоятельно определяют свою «академическую политику». По собственной инициативе они вхо­дят с законодательными предложениями по этим вопросам в Со­вет Министров, а посредством «всеподданнейших докладов» доводят до сведения Императора о состоянии и нуждах подведомственных высших военных учебных заведений.

В военное министерство входит 9 высших военных учебных заведений: Императорская Николаевская военная акаде­мия, Николаевская инженерная академия, Михайловская артилле­рийская академия, Александровская военно-юридическая академия, Интендантская академия, Военно-медицинская академия,Высшие заочные академические курсы, Институт восточных языков и офицерский факультет Восточного института во Владивостоке; в Морское Министерство – ШЕСТЬ: Николаевская морская академия, 1,2,3,4,5 Морской корпус.

Оперативное руководство высшими военными учебными за­ведениями осуществляется на основе уставов (положений), прика­зов по военному и морскому ведомствам, циркуляров Главных управлений, которыми регламентируется их внутренняя органи­зация, распорядок работы, взаимоотношения с руководящими инстанциями, определяются и корректируются функциональные обязанности должностных лиц.

В соответствии со своим профилем каждый ВВУЗ подчиняется одному из главных управлений. Это играло положительную роль в руководстве системой подготовки офицерских кадров, так как каждый начальник главного управления, получая в непосредствен­ное подчинение учебное заведение был заинтересован в улучшении подготовки специалистов, тщательном отборе слушателей, совершенствовании учебно-материальной базы ВВУЗа, правильном распределении выпускников в войска.

Система комплектования высших военных учебных заведении совершенствуется в соответствии с развитием военного дела. Она включает ряд важнейших составляющих, в числе которых центральное место занимают: установление численности офицеров для получения академического образования, определение наиболее видных объективных качеств офицеров-слушателей, выработка пе­речня военных и общеобразовательных дисциплин для вынесения на вступительные экзамены в ВВУЗы и др.

В жесткой связи с вопросом о качестве кандидатов в слушатели стояла проблема их предварительного прохождения службы в офицерских должностях, что, в свою очередь определяется воинским званием. В академии, кроме Военно-юридической, принимаются офицеры всех родов войск в чинах не выше поручика гвардии или штабс-капитана армии, прослужившие на командных должностях не менее 2-х лет. В Военно-юридическую академию принимаются также штаб-офицеры и даже генералы, прослужившие на командных должностях не менее 4-х лет.

В высшей военной школе существует довольно сложная система приемных экзаменов. В середине 50-х годов была введена 12-ти балльная оценка ответов, которая позволяла более конкретно и объективно оценивать знания офицера, выявить достоинства и недочеты его ответов. Для поступления в Военную академию необходимо было выдержать вступительные экзамены по 8 предметам, в Артиллерийскую – по 11 предметам, в Инженерной академии сдавали 13 экзаменов.

Более тщательному отбору абитуриентов служил порядок их привлечения к сдаче приемных экзаменов в сухопутных ВВУЗах. К концу 80-х годов окончательно сложилась единая система поступления офицеров во все высшие военные учебные заведения России. Суть ее заключалось в том, что офицер, желающий учиться в высшем военно-учебном заведении, подавал об этом рапорт по коман­де и подвергался предварительным устным испытаниям по акаде­мической программе при окружных штабах. Прошедшие первый тур испытания командировались затем в Петербург, где сдавали экзамены перед академической комиссией. Исключение из этого правила составляли офицеры столичного военного округа, которые предварительным экзаменам не подвергались, а сразу же вызыва­лись в военно-учебные заведения, для конкурсных испытаний.

В Николаевскую морскую академию принимались офицеры, успешно сдавшие вступительные экзамены в объеме курса Морского корпуса.

Существует определенный порядок отбора воспитанников в Морской корпус. Поступающие в Морской корпус ко дню приема, т.е. 1 сентября должны быть в возрасте от 16 до 18 лет,годные по состоянию здоровья для морской службы и удовлетворительно выдержавшие экзамен.

В Морской корпус воспитанники принимаются казеннокоштными, своекоштными и стипендиатами. В казеннокоштные зачислялись по конкурсному экзамену. Лучшие могли попасть в число стипендиатов, число которых определяется на основе вступительных экзаменов.

Морские офицеры могут обучаться и в других высших учебных заведениях, как в военных, так и гражданских. При поступле­нии в Артиллерийскую академию они держат вступительный экзамен по особым правилам при Морской академии. Также они могут обучаться и в иностранных высших военных учебных заведениях, но одинаковыми правами с выпускниками Морской или Артил­лерийской академий могут пользоваться только после краткого проверочного испытания из предметов всего курса при соответствующей академии.

В военных академиях Российской империи проходят обучение и офицеры союзных государств. Они принимаются с разрешения начальника Главного штаба по ходатайству своих государств, на правах вольнослушателей. При этом, обязаны были выдержать при академиях установленные для русских офицеров испытания.

Штатная численность слушателей и воспитанников высших военных и морских учебных заведений поставлена в прямую зависимость от необходимой потребности в офицерах-специалистах для армии и флота, которая определялась штатным расписанием для каждого рода войск. Вместе с тем в армии ощущается некомплект офицеров-специалистов с высшим военным образованием.

Наибольшее число потомственных и личных дворян обучается в Военной академии, в среднем 80%. Произошло увеличение потомственных дворян в Военно-юридической академии. Если в 1870 г. их было – 7,1%, то в 1913 г. – 32,1%. В спе­циальных высших военных учебных заведениях (Артиллерийская и Инженерная) среди слушателей преобладают личные дворяне. В среднем они составляют около 75% всех обучающихся. В Интендантской академии основная масса обучающихся это выходцы из мещан, казаков, крестьян, цеховых и прочих городских сословий. Их насчитывается 53,2%.

В Морских корпусах потомственных дворян 14%, сыновей личных дворян, офицеров и чиновников – 38,9%, из духовного звания - 2%, сыновей почетных граждан и купцов – 10,1%, сыновей мещан, цеховых и про­чих городских сословий – 24,5%, крестьян –8,8%, иностранцев – 1,7%. Николаевская морская академия комплектовалась, в основном, выпускниками Морского корпуса и Морского инженерного училища, поэтому сословно-классовая структура обучающихся в ней также неоднородна.

Не являются исключительно дворянскими по своему составу слушатели Курсов восточных языков и офицерского факультета Восточного института. Необходимость в совершенстве владеть не­сколькими восточными языками, не самыми легкими для европей­ца, делают эти учебные заведения открытыми для представителей всех сословий.

Высшая военная школа Российской империи является русской по языку преподавания и предназначается, в первую очередь, для офицеров православного исповедания. Евреям и мусульманам доступ в высшие военные учебные заведения закрыт, но это не значит, что евреев нет среди офицерского корпуса с высшим военным образованием. Запрет на поступление в военные учебные заведения касается собственно евреев, исповедовавших иудаизм. Приняв одну из христианских религий, они могут поступать в ВВУЗы.

Что касается поляков, то после польского восстания 1863 г., в котором деятельное участие принимали многие офицеры-поляки, был введен ряд ограничений среди слушателей по отношению к полякам. В 1888 г. было издано секретное распоряжение о запре­щении католикам, уроженцам Царства Польского, Западных и Юго-Западных губерний России поступать в академии Генерального штаба и Военно-юридическую, а в Инженерную и Артиллерийскую разрешалось принимать на каждый курс по одному обучающемуся. Также в 1892 годубыло определено ограниченное количество «инородцев» для высших военных учебных заведений. Оно выглядело следующим образом: литовцев – 3%, финнов –2%, грузин–2%, поляков-3%.

Преобладают в слушателях и воспитанниках ВВУЗов лица православ­ного исповедания. Они составляют от 80 до 84 процентов. Небольшим количеством обучающихся представлены (от 5 до 10%) лица католического вероисповедания. В Военной и Военно-юридической академиях их вообще нет, а в прочих ВВУЗах они составляли около 5%. Наименьшими по численности национальными группами в высшей военной школе является армянская. Впрочем большинство слушателей -армяне обучаются по квоте Западной Армении.

Оплачивает обучение слушателей --армян Армянская церковь.

Поскольку основная масса обучающихся до поступления в ВВУЗы никакими дополнительными доходами на свое содержа­ние не располагает, им приходится существовать только на свое жалованье. Правительство постоянно осуществляет забо­ту о материальном благополучии обучающихся офицеров. Все они на время учебы получают денежное содержание «по усиленному окладу», которое состояло из двойного жалованья, столовых и квартирных денег по должности. Также в ВВУЗах существовуют различные доплаты. Так, в Военной, Инженерной, Артиллерийской, Военно-юридической, Интендантской академиях при переводе с младшего курса в следующий при успешной сдаче экзаменов слу­шатели получают «на книги и учебные припасы» по 240 руб., а при переводе в дополнительный – еще по 300 руб. На Курсе восточных языков дополнительно выдается по 150 руб. в месяц, а слушатели Морской академии получают по 150 руб. каждые полгода. В Восточном институте ежегодно отпускается 280 руб. на приобретение учебных пособий, 600 руб. подъем­ных и прогонных денег в каникулярное время для научной загра­ничной поездки в соседние восточные государства и по 200 руб. пособия за каждый месяц пребывания за границей.

Воспитанники Морского корпуса (кроме своекоштных) состоят на полном государственном обеспечении. Корабельные гардемарины, находясь во внутреннем плавании, получают 60 руб., а в заграничном – 77 руб. 50 кон. в месяц. При производстве их в мичманы, подпоручики корпусов или поручики по адмиралтейству, а также при увольнении от морской службы с гражданским чином X класса получают пособие на обмундирование по 400 руб. каждому. За содержание своекоштных воспитанников родственники платят в Морском корпусе 250 руб. в год

Выпускникам высших военных учебных заведений выдается единовременное пособие на первоначальное обзаведения. Так, окончившие Артиллерийскую академию офицеры, поступившие на службу в батареи гвардейской артиллерии, получают по 600 руб., в другие артиллерийские части 400 руб., выпускникам. Военной ака­демии -пособие на приобретение лошади и конского снаряжения в сумме 500 руб.

В каждом высшем военно-учебном заведении для обучаю­щихся существует свой внутренний распорядок работы. Слушате­ли академий находились в непосредственном подчинении штаб-офицеров, инспекторов классов, а воспитанники Морского корпуса и Морского инженерного училища – ротных командиров, старших и младших отделенных начальников, через которых решаются все основные вопросы, связанные с учебой, службой, бытом и т.п.

На время учебы в ВВУЗах слушатели должны само­стоятельно снимать квартиру по специальному билету, выданному штаб-офицером. Воспитанники Морского корпуса, размещались в «ротах», которые состояли из дортуаров (опальных помещений на 2-4 человека), зала для занятий и цейхгау­за (помещение для вещей и амуниции).

В ходе учебы значительная часть слушателей и воспи­танников высших военных учебных заведений, не справившихся с учебной нагрузкой или же за различные проступки отчисляется из учебных заведений. Из высших военных учебных заведений отчисляется более трети обучающихся. Особенно боль­шие потери среди обучающихся в Военной академии, где до­полнительный курс заканчивает чуть больше половины слушате­лей. В Инженерной академии потери до трети слушателей. Артиллерийская и Интендантская академии теряют в среднем 20-25% своих слушателей. Военно-юридическая академия свой кон­тингент обучающихся старается довести до выпуска полностью, поэтому и потери минимальные, а в отдельные годы все по­ступившие заканчивали учебное заведение. В Морском корпусе потери среди воспитанников в среднем, составляют от 30 до 40 процентов. Виду таких потерь принято решение увеличить набор в ВВузы на 35 % с 1907 года. Поскольку подавляющией причиной отчислений является пьянка, то начальникам ВВузов рекомендовано ввести в ВВУЗах своеобразный сухой закон и исключить любые факты употребления алкоголя среди слушателей во время их учебы.

Преподавателям запрещается приносить любые спиртные напитки в ВВУЗЫ и запрещается их употребление в рабочее время по ЛЮБЫМ поводам.

Высшим военным учебным заведениям предоставляется пра­во беспошлинно выписывать из-за границы, для своих надобностей, учебные пособия, соответствовавшие преподаваемым наукам, машины и инструменты для оборудования учебно-вспомогательных учреждений, химические и другие приборы и материалы. Издания ученого и технического содержания, выписываемые ВВУЗами, не подвергаются цензуре. Все это способствовует обучению слушате­лей.

Преподаватели из числа военнослужащих, как правило, на­значаются в высшие военные учебные заведения, а приглашенные со стороны гражданские специалисты – избираются советами профессоров. Удельный вес назначаемого и приглашаемого преподавательского корпуса для каждого ВВУЗа устанавливается по своему, в зависимости от его специфики. Так, например, в Институте восточных языков преподавание наук ведется только приглашенными препода­вателями из лиц, имеющих право на преподавание соответствующих предметов в высших учебных заведениях. В Военно-юридической академии преподаватели назначаются из офицеров, состоящих на действительной службе в военно-судном ведомстве, окончивших эту академию по 1 разряду и при обязательном представлении ими диссертации. Преподаватели в Морском корпусе избираются как из военных, так и гражданских чинов.

Достаточно продумана система повышения квали­фикации профессорско-преподавательского корпуса. Существуют две основных формы повышения квалификации кадров высшей военной школы России: индивидуальную и коллективную. В каждой военной академии широко входит в практику проведение научно-методических совещаний, диспутов преподавателей, научно-педагогических съездов, заседаний постоянно действующих конфе­ренций профессорско-преподавательского корпуса.

Большинство педагогов высших военных учебных заведений являются личными дворянами. Потомственные дворяне составляют около 18%, небольшая часть была выходцами из податных сословий.

Важнейшим фактором профессорско-преподавательского сообщества является вероисповедно-национальный. В высшей военной школе работают в подавляющем большинстве православные по религиозной принадлежности, а следовательно русские по национальности. Из прочих национальностей наиболее весомую группу составляют немцы, пользовавшиеся покровительством императора.

Важнейшей составляющей правительственной политики в отношении профессорско-преподавательского корпуса высших военных учебных заведений является система мер материального и морального поощрения за труд. Подавляющее большинство преподавателей не имеет приносящей дохода недвижимости (имения, доходные дома, промыш­ленные предприятия). Поместное дворянство в профессорско-преподавательском корпусе представлено крайне незначительно. Жизненные блага основной массе доставляет только педагогический труд.

Военные преподаватели получают денежное содержание по воинскому званию, прочее же довольствие - в виде вознаграждения за преподавание. Гражданские лица получают вознаграждение за преподавание по частному соглашению с администрацией ВВУЗа. Кроме этого, как военные, так и гражданские преподаватели, могли состоять по совместительству (приватно) на службе в другом месте, получая там все положенное денежное содержание.

В тесной связи с денежной оплатой находится система мо­рального поощрения профессоров и преподавателей. Лучшие из педагогов высшей военной школы получают почетные титулы и звания, которые сопровождались определенными денежными выплатами. Всем ординарным профессорам с 10 стажем в этом звании присуждается почетное звание «Заслуженного профессора».

Такая работа правительства с профессорско-преподавательским корпусом высшей военной школы способствует тому, что здесь сконцентрирован цвет научной и культурной мысли России.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

ВОпросы.

а. а почему морские корпуса хзачислены в высшие военноо-учебные заведения?

б. А почему статья называеться О ВОЕННОМ ОБРАЗОВАнии, а вы не рассматриваете военные училища ?

Думал Гимнастерки, но все таки офицер должен отличаться внешним видом от солдат.

Ну не в поле же?! Хотя это и анахронизм. Но снайпера уже того-с появились...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now