Sign in to follow this  
Followers 0

Архив таймлайна Мира императора Германа

28 posts in this topic

Posted

В 599 году на Империю снова обрушилось испытание – последняя судорога великого катаклизма, в РИ опрокинувшая империю. Как во времена Юстиниана Великого в 558 году, серия мощных землетрясений прокатилась теперь от Балкан до Палестины, разрушив ряд городов. Вслед за тем снова пришла бубонная чума. Эпидемия прошла по самым процветающим провинциям империи – азиатским, от Палестины до Вифинии и Константинополя. В следующем году на Сирию и Палестину обрушилась засуха, а затем в течении трех лет – налеты огромных масс саранчи.

Правда в отличии от РИ на границах империи было мирно. Бедствие слабо затронуло Египет, и практически не затронуло всю латинскую часть империи – Африку, Италию и Иллирик. Административный талант и неуклонная решимость престарелого императора так же оказали свое действие. В нескольких провинциях пришлось сместить выборных юдиков, назначив чрезвычайных «корректоров» из чиновников префектуры претория, кое-где подавить недовольство знати и возмущения димов в городах. Но Юстиниан в отличии от Фоки не нуждался в утверждении на троне, в поиске поддержки партий и выборе между ними – он был законным императором, принадлежавшим к популярной династии, и мог неуклонно проводить свою политику. Продовольствие доставляли из Египта, Африки, Иллирика и даже закупали в Испании у вестготов и в Паннонии у лангобардов. Массового голода в Сирии удалось избежать, что предотвратило как повторные вспышки чумы, так и имевшие место при Фоке восстания. Сыграл свою роль и религиозный мир, установленный Германом и поддерживаемый его сыновьями. В итоге ситуацию удалось удержать под контролем, эффективно перераспределяя ресурсы.

В ходе этого бедствия Юстиниан вынужден был пойти на военную реформу, имевшую большие последствия в будущем.

Как известно, император Герман, покорив Италию, должен был для содержания армии принять систему Теодориха Великого. Согласно ей муниципальные курии, собиравшие налоги, выделяли «доли» в денежном выражении для размещенных в округе остготских воинов (к реальному разделу земли Теодорих не прибег, взымая «долю» доходов римских землевладельцев в качестве налога). При этом остготы имели право приобретать на свои средства земли в частном порядке, и эти земли, приобретенные согласно римскому праву, становились их полной собственностью согласно тому же римскому праву.

Герман, придя к власти в Италии в условиях разорения и хозяйственного упадка страны, взял за основу систему содержания армии Теодориха. Но поскольку доходы с земель сильно уменьшились, и к тому же в первые десятилетия взымались более в натуральном, чем в денежном выражении – Герман выделил практически всем готским воинам обширные участки опустевшей земли, полностью освободив эти участки от налогов.

Вступив на трон империи, Герман столкнулся со сложной ситуацией относительно содержания армии. Главной боевой силой римской армии стали высококвалифицированные кавалеристы, владевшие как стрельбой с коня из лука, так и копьем в таранной атаке. Но подготовка конного лучника требовала многолетней практики. Идеальным вариантом была подготовка воинов с отроческого возраста – как это было у кочевников – а значит формирование наследственной военной касты. Но такие воины стоили дорого. Жалование победоносных всадников Велизария и Германа тяжело ложилось на императорскую казну, и все современные авторы дружно ругали позднего Юстиниана за то, что он содержал слишком малочисленную армию.

Новые внешнеполитические задачи, стоявшие перед Германом, требовали многочисленной и высококвалифицированной армии. И император использовал свой италийский опыт – солдаты получали право приобретать землю, наделялись базовым наделом, от налогов освобождалось все их имущество.

Данная реформа резко повысила престиж военной службы. После Юстиниановой Чумы земля была дешевой, и воины, захватившие массу добычи и рабов во время победоносных персидской и гепидской войн, становились обеспеченными людьми. Кавалеристы, получая более высокое жалование и захватывая в рейдах больше добычи, могли извлекать приличный доход от приобретенной земли даже при сохранении регулярного характера службы – полная свобода от налогов давала возможность с выгодой сдавать землю в аренду. Пехотинцы не могли позволить себе приобретение столь значительных участков, но для них сохранялось традиционное легионерское «выходное пособие», позволявшее по увольнении из армии приобрести инвентарь и рабов, основав крепкое ветеранское хозяйство.

В условиях кризиса начала VII века Юстиниан вынужден был завершить реформу Германа. Чтобы сохранить большую численность армий, император перевел их на полурегулярную систему. В мирное время войска несли службу лишь часть года, созываясь в лагеря вне сельскохозяйственного сезона. В остальное время воины могли посвятить себя своим делам. Пехотные нумерии, располагавшиеся в ключевых укрепленных городах и расселенные в особых предместьях, сохраняли более регулярный характер, получая постоянную аннону (частично деньгами, частично натурой) и неся вне военной службы полицейскую службу (и превращаясь в некий аналог московских стрельцов). Кавалларии, обладавшие большим благосостоянием, распускались в отпуска без содержания, но зато имели возможность вплотную заняться хозяйством в имениях. Впрочем в каждой из региональных армий имелась часть, несущая постоянную службу в лагерях и в эти периоды, так называемый «псевдокомитат». В нем воины служили по очереди, чередуясь каждый год. Псевдокомитат находился в полной боевой готовности на случай внезапного вторжения, а так же мог быть переброшен в качестве «вексилляции» в другие угрожаемые регионы империи.

По такой схеме отныне несли службу региональные армии – Восточная, Иллирийская и Африканская. Что же касается Италийской, то она уже и функционировала по такой схеме, каковую Юстиниан и скопировал. Военная система империи получила определенные черты сходства с военной системой Ирана, с той глобальной разницей что военное управление за исключением пограничных дукатов было четко отделено от административно-финансового.

Основные воинские землевладения располагались в районах дислокации. Для Италийской армии это был север Италии, для Иллирийской – Далмация и дунайские провинции, частично Македония, для Восточной – Сирия и Месопотамия. В последнем регионе армия играла особую роль. Еще по закону Юстина I религиозные диссиденты, включая монофизитов, не могли служить в регулярных войсках. Исключение делалось лишь для ариан; теперь, с воссоединением готской Церкви с Римской, правило стало абсолютным. Воины, ставшие землевладельцами в Сирии, вели свой род из других регионов Империи (преимущественно с нагорий Армении и Анатолии), исповедали православие и были еще одной опорой греко-православного элемента в регионе. Такой же характер носили подразделения, расквартированные в Египте и подчиненные «комиту Египта» и «дуксу Фиваиды».

Такова была теперь система содержания и службы армий. Но одна армия составляла исключение. Это был императорский Комитат, состоявший из 18 000 элитной кавалерии (6 гвардейских тагм по 3 000 каваллариев) и 20 000 пехоты (5 гвардейских нумерий по 4 000 воинов, половина из которых состояла из тяжеловооруженных скутатов, а половина – из лучников и метателей), плюс инженерно-артиллерийский корпус баллистариев. Подразделения комитата несли регулярную военную службу, и располагались в стационарных военных лагерях в окрестностях столицы (их семьи, буде таковые имелись, проживали в предместьях Константинополя и пригородов, игравших роль «канаб»). Комплектация осуществлялась в значительной степени путем перевода отличившихся воинов из региональных армий – лишь часть воинов комитата служила там «по наследству», пройдя высокий конкурсный отбор. Безусловным правом начинать службу сразу в Комитате располагали лишь лица, принадлежащие к «ordo senatorum». Получая повышенное содержание, воины комитата могли не заботится о своих землевладениях, и хотя не упускали случая укрепить благосостояние своих семей, но землю как правило сдавали в аренду, а то и в эмфитевзис, получая доход с них через кассу военного ведомства. Комитат находился в постоянной боевой готовности и подчинялся лично императору. Он мог быть в короткий срок переброшен к любой из границ. В пограничных цитаделях создавались запасы всего необходимого. Вдоль стратегически важных дорог, выстроенных еще во времена величия старой империи, и поддерживаемых в образцовом состоянии, располагались цепочки императорских поместий, управляемых ведомством «комита патримониев». В этих «патримониях» войска на марше пользовались отдыхом и запасами продовольствия, там кавалларии, ведя боевых коней на марше в поводу, могли сменить заводных и ездовых лошадей, а пехотинцы – мулов (на которых осуществлялось передвижение комитатской пехоты на длительных маршах).

Таким образом Комитат был армией быстрого реагирования. Он мог быть быстро переброшен на угрожаемые участки границ. Кроме того, по своей численности и уровню подготовки он был способен подавить мятеж любой из региональных армий, буде таковой возникнет.

В целом римская армия превратилась теперь в наследственную касту, изредка пополняемую вербовкой внутри империи и наймом отрядов «симмахов» вне ее, но в большей мере воспроизводя саму себя.

Приняв власть в возрасте 58 лет, Юстиниан II сразу же озаботился вопросом престолонаследия. Герман Младший был провозглашен цезарем. Вскоре его сын Константин, женатый на лангобардской принцессе, получил в управление Иллирийскую префектуру, а в 595 году, после смерти знаменитого Геннадия, младший сын Германа Феодосий, заключивший брак с дочерью Реккареда, вступил в управление Африкой. Поскольку в завоеванной Геннадием Мавритании не прекращались военные действия, к Феодосию в качестве магистра милитум Африки был приставлен отличившийся в войне Юстина с персами полководец Ираклий. Ираклию удалось нанести ряд поражений маврам, обезопасив рубеж Рифейских гор. Это оказалось очень кстати, ибо с 603 года империи пришлось вести войну в Испании, а затем и в Галлии.

В 601 году скончался знаменитый король вестготов Реккаред. На трон вступил его 16-летний сын Лиува. Знать королевства немедленно раскололась на две партии – готскую и римскую. «Готская партия» была националистической и состояла из готских традиционалистов. «Римская партия» состояла из испано-римской и примкнувшей к ней части готской знати, и выступала за окончательную романизацию вестготского государства. Юный Лиува, получивший прекрасное римское образование, был ярым романофилом, и в первый же год своего правления предпринял попытку начать реформы, призванные окончательно преобразовать порядки в королевстве по образцу Империи. Попытка эта стоила ему жизни.

В 603 году староготская партия решила что пришло время действовать. Восток еще не выбрался из кризиса, вызванного катаклизмами рубежа веков, и можно было не опасаться, что император нанесет удар. Бояться следовало лишь западных армий империи, но Ираклий и Феодосий сражались в Мавритании, а от Италии можно было прикрыться франками. Заговорщики вступили в контакт с Брунгильдой, и королева франков одобрила их план.

Весной 603 года в Толете произошел государственный переворот. Лиува был убит, и королем провозгласили лидера староготской партии, комита Виттериха. Виттерих немедленно отправил послов на север. Он официально, от имени своего и вестготской знати предлагал выдать свою дочь Эрменберту за внука Брунгильды Теодориха Бургундского, с тем чтобы после смерти Виттериха ему наследовал сын от этого брака под опекой короля франков. Вестготская Испания таким образом включалась в систему королевств Меровингов.

Но отнюдь не вся Испания подчинилась узурпатору. Традиционно оппозиционные и чисто римские Бетика и Лузитания выступили немедленно. Во главе римской партии встал дукс Лузитании Клавдий, прославленный полководец Реккареда, неоднократно громивший франков. На съезде местной знати в Эмерите «римская партия» провозгласила королем вестготов потомка сакрального готского рода Амалунгов, Феодосия, сына Германа Младшего. Посланники немедленно отбыли в Тингитану с предложением короны Испании.

На тот момент Феодосий и Ираклий с африканской армией находились на побережье Океана, отбивая нападение местных племен на анклав Салы. Феодосий, взяв 3 000 всадников, немедленно переправился через пролив. В Гиспалисе Феодосий встретился с представителями «римской партии», а затем, по прибытии в Эмериту был торжественно провозглашен королем.

Собрав войско, Виттерих двинулся в Лузитанию. В сражении, произошедшем осенью 603 года у стен Эмериты, победа осталась за Виттерихом. Клавдий сумел отступить в порядке, оставив в Эмерите сильный гарнизон. Феодосий и Клавдий отошли в Гиспалис, а Виттерих осадил Эмериту.

Герман Младший, получив известия из Испании, направил в Бетику своего представителя, который пообещал испанцам сохранение всех их прав, а так же передачу в состав вестготской Испании южной Бетики. Одновременно Герман принял меры относительно франков. Австразийская знать давно была недовольна правлением Брунгильды, и ее представители уже неоднократно тайно обращались в Равенну на предмет свержения старой королевы, но пока Брунгильда соблюдала верность договоренностям с империей, Герман отклонял подобные предложения. Теперь он немедленно снесся с австразийским двором. Майордом Австразии Карломан сообщил что 16-летний Теодеберт (юноша недалекий и легко попадающий под влияние) настроен против бабушки, что знать Австразии готова к выступлению, и что особое недовольство вызывает то, что австразийский Эльзас по завещанию Хильдеберта отдан Теодориху. Зимой в Вормсе посол цезаря заключил секретный пакт с австразийцами о совместном выступлении против Теодориха и Брунгильды.

В начале 604 года Ираклий у руин древнего Волюбилиса разгромил мавров и заключил соглашение с замиренными племенами. В марте через пролив переправилась ведомая Ираклием африканская армия, сопровождаемая отрядами федератов – королей Бискры, Ходны и Уарансениса. Соединившись с Феодосием и войском дукса Клавдия, Ираклий двинулся к Эмерите чтобы деблокировать столицу Лузитании. На берегах Гвадианы произошло генеральное сражение с армией Виттериха. Наголову разбитый Ираклием, Виттерих бежал на север. К этому времени обещания Германа, широко распространенные Клавдием, возымели свое действие на умы – готская знать стала массово переходить на сторону Феодосия. В мае Феодосий торжественно вступил в Толет и принял из рук архиепископа Амвросия вестготскую корону. Центральная провинция, Валенсия, Галисия и Астурия покорились новому королю. Виттерих бежал в Тарракону и укрепился в Цезарее Августе, ожидая помощи франков.

Но франкам было уже вовсе не до Виттериха. В июне 604 года италийская армия во главе с магистром Италии Гудвином перешла Альпы в Реции и вышла на верхний Рейн, куда собиралась армия австразийцев во главе с королем Теодебертом и майордомом Карломаном. Объединенная армия двинулась в глубь Галлии, целясь на Шалон – столицу Теодориха.

В это же время перешли в наступление Феодосий и Ираклий. Вторично разбитый Витерих бежал в Септиманию, но ее дукс Булгар схватил Виттериха и выдал его, принеся присягу королю Феодосию. Цареубийца и узурпатор был предан мучительной казни в Толете.

В августе в Бургундии разыгрался финальный акт драмы. Теодорих собрал войска Нейстрии и Бургундии, но в битве на берегах Соны часть нейстрийских графов, недовольных правлением фаворита Брунгильды Протадия, изменила юному королю. Настигнутый при бегстве Теодорих был по приказу Карломана зарублен. Брунгильда бежала в Лион, и при приближении войск союзников сдалась, но не франкам, а имперскому магистру Гудвину. Это спасло ее от расправы - Гудвин немедленно отправил старую королеву в Италию.

Знать Нейстрии и Бургундии присягнула Теодоберту как единственному королю. Покойный Теодорих, не взирая на юный возраст, уже имел от наложниц двух сыновей-погодков – Сигберта и Хильдеберта. Трехлетний Сигберт, захваченный в Шалоне, был задушен про приказу Карломана. Двухлетний Хильдеберт исчез и его нигде не могли найти. Позднее выяснилось что ребенка спрятали обосновавшиеся в Бургундии ирландские монахи, ученики святого Колумбана. Монахи тайком вывезли Хильдеберта в Бретань, а оттуда – на Зеленый остров. Дело стало известным, и Теодоберт в гневе изгнал ирландцев из королевства. Святому Колумбану пришлось бежать в Италию, где он, как и в РИ, основал монастырь Боббио. Но как бы то ни было, наследник Теодориха оказался в Манстере и воспитывался в одном из монастырей Кашеля.

Это был звездный час Германа Младшего. Он, римский цезарь, распоряжался в Испании и Галлии. Герман провозгласил Теодоберта «сыном по оружию» и нобилиссимом, Флавием Теодобертом. Но в то же время согласно союзному договору, король Теодеберт уступил Римской империи все провинции, которыми владел в Галлии прадед Германа Теодорих Великий в бытность свою единым королем остготов и вестготов – Прованс, Руерг, Тулузу и Новемпопулану.

Прованс, прнадлежавший при Теодорихе остготам, вернулся в состав Италии. Руерг, Тулуза и Новемпопулана, при том же Теодорихе входившие в состав вестготского королевства, вернулись в его состав. От Африканского экзархата Испании согласно обещанию императора была передана южная Бетика.

Три следующих года были заняты масштабной военной кампанией против басков. Баскония теперь была окружена со всех сторон, и никто не собирался терпеть далее набеги воинственных горцев. Использован был опыт многолетней военной кампании против исавров, которую при императоре Анастасии вели Иоанн Скиф и основатель правящей династии Юстин (будущий император Юстин I) – с основанием горных крепостей, блокадой высокогорных районов и медленным удушением повстанцев. В 607 году баски наконец изъявили покорность, но сохранили полную автономию. Баски обязались блюсти мир и выставлять воинов в армию Феодосия.

В 608 году в Константинополе скончался император Юстиниан II. Старший сын Германа Константин, правитель Иллирика, прибыл в столицу и от имени отца принял присягу комитатских войск, сената и народа Константинополя. Меж тем Герман, прежде чем отправится на Восток, прибыл в Рим, где был провозглашен императором в сенате и на форуме, и в базилике святого Петра принял корону из рук папы.

Отпраздновав свою коронацию играми, Герман выехал в Константинополь. На его место в Равенну в качестве правителя Италии прибыл его старший сын, цезарь Константин. Феодосий, управлявший Испанией, так же получил титул цезаря.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

За то время, пока на Западе происходили вышеописанные события, кардинальные перемены произошли в восточной Европе.

Мы оставили восточную Европу в 599 году, накануне кризиса в Византии. В РИ в годы правления Фоки рухнул Дунайский лимес и славяне под четким руководством Баяна Младшего заселили Балканы. После этого Баян утвердил свою гегемонию в восточной Европе, совершив поход на восток до Днепра. Были разгромлены и покорены могучие дулебы (именно к этому периоду относятся упомянутые в летописи упряжки из дулебских девушек), а затем авары совершенно разгромили старого союзника Империи – антский союз. Под властью авар пребывали и занимавшие нижнеднепровские степи «котарги» - та часть кутигуров, что не ушла с Баяном в Пушту. Независимые анты удержались лишь на Левобережье, где образовали племенной союз северян и вступили в тесный альянс с болгарами Кубрата. Кубрат, воспользовавшись поражением, нанесенным аварам Ираклием и кризисом в аварском каганате, отбросил авар с днепровского правобережья, причем котарги были присоединены к Великой Болгарии, а анты вернули независимость. Но воссоздать антский союз так и не удалось. После падения Великой Болгарии под ударами хазар, правобережные анты стали жертвой новой склавинской миграции и были «словенизированы», а северяне на Левобережье вынуждены были подчинится хазарам.

В данной АИ аварский каганат отсутствует в центральной Европе. Сильнейшим из болгарских племен оказываются не утигуры или оногуры, подвластные Тюркским каганам, а удержавшие самостоятельность и не раздерганные аварами в Пушту и Италию кутигуры, в руках которых осталась вся степь Северного Причерноморья, в том числе и Степной Крым, где кочевали подчиненные кутигурскому ханству болгары-альцигиры. Ханом является полуант Гостун, и именно от него пойдет ханская династия новой Болгарии. Знатный выходец из далекого Семиречья Кубрат из рода Дуло, племянник по матери тюркского шада Моходу (известного как Органа в византийских источниках) вряд ли вообще появится в Европе этого мира.

В исследованиях подчеркиваются крайне тесные контакты между кутигурами и антами – и для поздней Пеньковской, и для Сахновской культуры. Тесные контакты на уровне племенных элит очевидно стимулировались общностью происхождения. Анты были славянским племенным союзом с аланским по происхождению правящим слоем, и происходили очевидно от той части праславян, которая была покорена сармато-аланами в первых веках нашей эры. В свою очередь болгарские племена так же имели сарматский субстрат, хотя за время нахождения под властью гуннов приняли прототюркский язык. В VI веке среди нескольких антских племен Поднепровья произошла консолидация дружинной знати. Это были воины-всадники изначально смешанного, алано-славянского происхождения. Дружинная культура обрела целостность. Возглавлялись конные дружины, разумеется, племенными князьями-«архонтами», которые у антов известны с VI века. Знать четко обособилась от простых общинников даже культурно. И именно в этой дружинной культуре по археологическому материалу прослеживается сильное болгарское влияние. Главным направлением внешних связей для антов стала болгарская Степь. Оттуда время от времени приходили и новые переселенцы, вливавшиеся в антские дружины.

Культурное сближение вело к сближению политическому, но для того чтобы это сближение вылилось в создание общего протогосударства, понадобился внешний толчок. Итак.

Рождение Великой Болгарии в данном мире.

В конце 590ых годов, после усобицы в Дулебском союзе, великим князем стал бывший воевода Дунайского союза Радагаст. К этому моменту сокрушительные поражения в Подунавье показали бесперспективность на текущий момент натиска на границы империи. Меж тем новые земли племенам дулебского союза были необходимы. Радагаст указал врага, более слабого чем империя, но владеющего в изобилии плодородными землями. Враг этот - анты. Лжебратья, которые не только отказываются помочь в борьбе с римлянами, но и вступили с ними в союз и защищают их границы.

Призыв Радагаста имел успех – нашлось немало охотников обвинить антов в собственных поражениях. Войны между антами и склавинами случались и раньше – во время одной из таких войн был взят в плен упомянутый Прокопием лже-Хильбудий – но эта стала невиданной по ожесточенности, ибо велась за «жизненное пространство». Весной 602 года войско дулебов вторглось в современную Подольщину, атаковав грады живущих там тиверцев, в то время как дунайцы, ряды которых уже пополнили новые переселенцы с севера, перешли Прут и напали на своих антских соседей – сагудатов.

Начало войны было успешным для дулебов. За лето 602 года они захватили большую часть земли тиверцев и нанесли в битве поражение объединенному войску правобережных антов. На юге дунайцы потеснили сагудатов. Те обратились за помощью в Константинополь, но император Юстиниан II не мог двинуть армию за Дунай. Империя пребывала в послечумном кризисе. В то же время далеко на востоке старый союзник Кара-Чурин, ставший великим каганом тюрков, вел войну с китайской империей Суй, и война шла для тюрков все неудачнее. Тайная агентура доносила, что группа индийских буддийских монахов явилась в Ктесифон в качестве агентов Суйского императора, предлагающего Хосрову Парвизу напасть на Каганат с тыла. В Константинополе чрезвычайно опасались того, что персы воспользуются ситуацией и нападут либо на Империю – и тогда нужно будет защищать границы, либо на Каганат – и тогда придется прийти на выручку союзнику. Для войны за Дунаем не оставалось свободных сил.

Император вышел из положения, найдя сагудатам союзника. Его посольство с дарами отправилась в дунайский Аквинк, резиденцию короля Лангобардов Агилульфа, и напомнило ему, что Олтения ранее принадлежала гепидам, королем которых является Агилульф, и пора вернуть эту область законному владельцу. Щедрая субсидия убедила Агилульфа в необходимости возвращения Олтении, и весной 603 года гепидское войско во главе с герцогом гепидской Трансильвании Тразарихом ударило дунайцам в тыл, заставив их перейти к обороне.

Меж тем зимой 602-603 годов в столице Антского союза – «Пастырском городище» на Тясьмине состоялось союзное вече, на который прибыла вся антская знать. Приглашен был и хан кутигуров Безмер – сын умершего к этому времени Гостуна и антской княжны из племени уличей. На этом вече и было принято историческое решение – под склавинской угрозой предводители антских племен избрали «великим князем» кутигурского хана. Это стало рождением Великой Болгарии.

Безмер, прекрасный полководец и организатор, вполне оправдал ожидания антов. Уже летом 603 года он, предводительствуя анто-болгарской ратью, нанес сокрушительный разгром дулебам, отбросив их с Подольщины. В следующем году пришел черед дунайцев, рейд в земли которых Безмер возглавил лично. Дунайский союз потерпел страшный разгром, практически прекратив свое существование. Наконец в 605 году Безмер ворвался на Волынь. В битве на берегах верхнего Буга пал великий князь Радагаст, и после недолгой осады была взята и разрушена столица дулебов, городище Зимно. Белые хорваты – племя антское, но входившее в дулебский союз – откололось от дулебов и примкнуло к анто-болгарской федерации.

Меж тем на юге Дунайский союз агонизировал. В край непрерывно вторгались гепиды и сагудаты, но хуже всего была мысль о том, что Безмер, справившись на севере, снова пожалует на Дунай. Весной 605 года в Константинополь явились послы дунайцев с просьбой позволить остаткам их племен стать подданными Империи и поселится на ее землях. Дунайцам были выдвинуты условия сдачи оружия и расселения мелкими анклавами, на что они согласились.

Для организации переселения лично прибыл экзарх Иллирика, нобилиссим Константин. К Дунаю выдвинулись комитатские войска. В Мезию морем и Дунаем были доставлены большие запасы продовольствия. План принятия и расселения переселенцев был детально проработан. В течении целого года славян отдельными родами перемещали из лагерей в Мезии в предназначенные для поселения места на Балканах и в Малой Азии, где снабжали всем необходимым на обзаведение из императорских имений. Переселенцы получили статус свободных общинников с правом полной автопрагии – общинного самоуправления, и обязанностью платить поземельный налог и нести рекрутчину в случае военного набора. Подать собирал и передавал властям глава общины. Ее внутренние дела решались согласно славянскому обычному праву.

Так в 605 году прекратил свое существование Дунайский племенной союз склавинов. Его земли поделили победители. Олтения вошла в состав Лангобардского королевства и досталась гепидам Трансильвании. Прочая территория отошла к антам. В благодатной Мунтении поселились теперь сагудаты, так же вошедшие в анто-болгарскую федерацию Безмера.

В Константинополе уже с немалой тревогой следили за успехами этого «друга и союзника римского народа», каковым Безмер числился вслед за покойным отцом. В течении нескольких лет Безмер регулярно совершал походы на Волынь, пока дулебский союз не рухнул окончательно. Основные дулебские племена – берзичи, жеравичи, лучане – всей массой снялись с насиженных мест и двинулись на восток, за Днепр. Безмер после разгрома Волыни увяз в непроходимых дебрях западного Приднепровья – древляне оказали упорное сопротивление, и Безмер так и не смог их покорить, удовольствовавшись символической данью. Меж тем мигрировавшие на восток дулебские племена разгромили балтов «Колочинской культуры», частично уничтожив, а частично покорив (и вскоре ассимилировав) их, и заняли весь обширный бассейн Сожа и Десны с притоками. На новом месте переселенцы воссоздали племенной союз, носящий гордое имя дулебов.

На западе в это время расцветало другое славянское протогосударство, основанное некогда бежавшими на запад под натиском авар антскими племенами хорватов и сербов – Хорватский союз, возглавляемый наследственными князьями-жрецами из рода Краков. В отсутствие Аварского каганата хорваты объединили под своей властью все корчакские племена Чехии и Моравии и некоторые племена лехитов в верховьях Одры и Вислы, где укрепленный Краков стал восточной цитаделью хорватов. Бавары были целиком выдавлены из Богемии. Вслед за этим племена Хорватского союза вышли на дунайскую равнину Кишефельд. Но эта территория являлась собственностью лангобардов, которые не потерпели славянских посягательств. В 580ых-590ых годах прошли две хорвато-лангобардские войны, по результатам которых хорватам пришлось отказаться от Кишефельда, и граница стабилизировалась по южным хребтам Карпат и по Дунаю.

Приход хорватов стронул с места велетов, обитавших изначально в нижней Силезии. После короткой войны оба народа заключили союз. В 580ых годах велеты разворачивают экспансию на север. Они завоевывают территорию современного Бранднебурга. Стодоряне, смельдинги и варны вынуждены были им покориться. В 600ых годах велеты завершают завоевание Западного Поморья до побережья. На покоренной территории возвышаются отмеченные раскопками роскошной «фельдбергской керамики» укрепленные грады, откуда велеты взымают дань с побежденных.

Вендские племена, не пожелавшие покориться завоевателям, отступают на запад и заселяют пустующие земли современного Мекленбурга. Там в начале VII века возникает союз Бодричей.

3047joe.jpg

Желтым пунктиром обозначены федератские королевства арабов и берберов. Коричневым - Тюркский каганат. Красным - славянские протогосударства (Анто-Болгария, Хорватия и Велеть).

И больше карт, хороших и разных.

2047l5Q.png

Edited by Georg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Сбрасываю сюда же неудачные куски из таймлайна 2.0

 

На момент, когда в ноябре 565 года старик Юстиниан Великий переселился в мир иной, Герман так и не был приобщен к императорской власти - никому не доверяя до конца и зная о старых связях Германа с оппозиционными сенаторами, Юстиниан откладывал это событие до последнего момента. В последние годы правления Юстиниана главными его помощниками были престарелый препозит Нарзес (в этом мире не отправившийся в Италию как в РИ) и племянник императора (сын его покойной сестры Вигиланции) Юстин Куропалат. Готовя новую попытку привлечь монофизитов к унии, Юстиниан в 562 году назначил Нарзеса префектом-августалом Египта - ранее, в 530ых уже ведший переговоры с монофизитами и подавлявший восстание в Александрии после возведения в патриархи Александрийские Феодосия, Нарзес и теперь должен был сыграть важную роль. После отъезда Нарзеса в Александрию Юстин Куропалат остался в Константинополе фактически в том же положении, в котором молодой Юстиниан находился в царствование своего дяди Юстина I, выполняя за старика-императора всю "черную работу" по текущим делам управления.

 

 

 

Будучи женат на Софии, родной племяннице покойной императрицы Феодоры (дочери Ситты и Комито), Юстин Куропалат унаследовал ее связи и мог при необходимости всецело опереться на партию прасинов. Сохранились известия что София причащалась у монофизитских епископов-раскольников и вовлекла так же и Юстина в эту незаконную сакраментальную практику; во всяком случае среди монофизитов Юстин и София пользовались популярностью. София, женщина крайне честолюбивая и властолюбивая, мечтавшая играть ту же роль что и ее знаменитая тетя Феодора, оказывала на Юстина огромное влияние, и именно она еще при жизни Юстиниана начала плести интригу с целью привести своего мужа на императорский трон.

 

 

 

Юстин рассчитывал закрепиться на троне вполне всерьез. Он пользовался поддержкой прасинов и монофизитов, что давало ему немалую опору среди городских кругов Востока. Население Константинополя за  13 лет отсутствия Германа в столице успело забыть его, Юстин же не забывал поддерживать свою популярность. Новый патриарх Константинопольский Иоанн Схоластик, выходец из Антиохии, поставленный на кафедру после того как Юстиниан низложил Евтихия, поддерживал дружественные отношения с Юстином.

            Правда Герман и его сын Юстин Магистр располагали самой крупной военной силой в империи, но эти войска были рассредоточены на большом расстоянии. Армия Юстина Магистра стояла на нижнем Дунае, защищая границу от аваров, готские войска Германа дислоцировались в Италии и Далмации, но значительный корпус из их состава, возглавляемый вторым сыном Германа Юстинианом,  воевал в Африке с королем Авреса Куциной. А меж тем восстанавливаемая Юстинианом вторая презентальная армия, дислоцируемая в лагерях в окрестностях Константинополя и набираемая преимущественно в Малой Азии и Армении, возглавлялась родным братом Юстина Куропалата, магистром Маркеллом, который лично подбирал ее офицерский корпус. И эта армия стояла под Константинополем.

 

 

            Таким образом все возможности захвата трона были в наличии. Правда исходя из общего соотношения военных сил, Юстин не мог надеяться совершенно разгромить Германа. Он был намерен, завладев троном в Константинополе, предложить Герману соправительство; император Герман должен был бы править в префектурах Италия, Африка и Иллирик; император Юстин - в префектурах Восток и Египет. Если Герман откажется и нападет  - лучшим вариантом действий виделось обеспечить себе превосходство на море, так чтобы не допустить прорыва Германа в Азию, и оборонять Константинополь, пока нападения варваров на европейские границы не заставят Германа принять условия соправительства.

 

 

Поэтому Юстин и София заранее подбирали себе потенциальных союзников среди северных соседей империи. На франков особых надежд не было. Еще в 550ых годах Герман и король франков Хлотарь I (объединивший на тот момент всю державу франков в своих руках) заключили "вечный мир", согласно которому франки снимали все претензии на земли Италии, а Герман со своей стороны признавал Прованс безусловным владением франков. Договор был скреплен помолвкой между двумя детьми - сыном Германа от Матасунты Германом Младшим и внучкой Хлотаря Хродехильдой, дочерью его старшего сына Хариберта; девочка Хродехильда была привезена в Равенну чтобы воспитываться вместе с женихом. На 565 год старик Хлотарь был уже в могиле, но сват Хариберт, которому регулярно посылались ценные дары и присваивались пышные римские титулы, оставался верным союзником Германа. Гунтрамн, ядром владений которого была Бургундия, прочно интегрированная в средиземноморскую экономику, так же проявлял заинтересованность в дружбе. Но в общем и одних сил Хариберта вполне хватало чтобы не дать воинственному Сигберту, королю Австразии, мечтавшему о завоеваниях и искавшему союза с вестготами, создать проблемы Герману. Кроме того как раз в 565 году силы Сигберта были катастрофически ослаблены - его армия была наголову разгромлена аварами, а сам король побывал в плену у Баяна. Австразии требовалось время чтобы залечить раны.

 

 

Гораздо более перспективным в планах Юстина и Софии выглядел молодой король лангобардов Альбоин. Политикой Юстиниана было стравливать лангобардов и гепидов, не давая ни одной стороне взять верх. Старый император таким образом умудрялся заставить этих северных соседей следовать в фарватере имперской политики; при завоевании Италии Германом в его войске были отряды как лангобардских, так и гепидских симмахов. Но именно более многочисленные лангобарды тогда прославились кровавыми эксцессами, принесшими им репутацию "отморозков", так что вызвали ненависть и римлян, и готов, а Герман рассчитал их и отправил восвояси сразу же после победы над Тотилой у Буста Галлорум. Теперь, когда Италия и готы залечили раны, как римская, так и готская элита страны требовали вернуть земли королевства Теодориха на северо-востоке, в первую очередь Внутренний Норик с его золотыми рудниками, добыча на которых, требовавшая сложной инфраструктуры, пришла в упадок после захвата края лангобардами. На этом фоне происходило сближение Равеннского двора с гепидами; обмен письмами и подарками между дворами Равенны и Сирмия стал регулярным. Агенты Софии сообщили Альбоину как об обсуждаемой в Италии теме Внутреннего Норика, так и о переговорах Германа с Кунимундом Гепидским, и при этом подали информацию в таком ключе и с такими акцентами, что король лангобардов встревожился не на шутку, поверив в реальность союза Германа с гепидами против лангобардов. Разумеется Альбоин изъявил всецелое согласие содействовать тому чтобы Герман не получил императорскую власть в Константинополе. Ища союзников, Альбоин рассчитывал на Сигберта Австразийского, но разгром австразийцев аварами заставил Альбоина искать сближения с Баяном.

 

 

И наконец самим аварам в планах куропалатиссы Софии была отведена ключевая роль. Секретные эмиссары, направленные к кагану, обещали ему исполнить былые требования авар в обмен на союз с Юстином. Авары должны были своим нападением связать наиболее опасную для Юстина Куропалата военную силу - дунайскую армию Юстина Магистра.

 

Юстин Куропалат не собирался исполнять ни единого обещания данного варварам; Баян со своей стороны не верил ни единому слову римлян, и вполне предполагал что его собираются попросту использовать. Но на словах каган заверил посланцев в своем полном согласии, и в том что атакует римлян на Дунае. Гражданская война в империи гарантировала Баяну, что римляне не смогут помешать его планам - так путь же она вспыхнет.

 

 

Баян только что вернулся с запада, где он разгромил франков, и заключил мирный договор с королем Австразии Сигбертом, согласно которому вся Богемия и среднее Полабье по реку Заале признавались владением авар. Часть аварской армии была оставлена на зимовку в Богемии, снабжаясь как за счет поселенных там славян, так и за счет той контрибуции зерном и скотом, которую платил за свое освобождение Сигберт. Король лангобардов Альбоин ищет союза - превосходно! Баян уже поставил перед собой главную цель - сокрушить гепидов и завладеть их землями. Степи Пушты в соседстве с богатыми железом горами дали бы аварам прекрасный новый дом, защищенный от лютых преследователей - тюрков - стеной Карпат. Захватить их необходимо для выживания аваров как народа. Война за престол у римлян и союз с лангобардами дают возможность сделать это одним ударом.

 

___________________________________________________________

 

 

Если поддержка армии, дислоцированной в Константинополе и окрестностях, Юстину была обеспечена, а на поддержку народа он мог рассчитывать, то с поддержкой сената дела у Юстина обстояли гораздо хуже - в сенате Константинополя существовала мощная "латинская" партия, ориентирующаяся на Запад и считавшая Германа безусловным преемником Юстиниана. Мало того, ключевые "министры" правительства Юстиниана - префект претория Востока Этерий, префект Константинополя Аддей и магистр оффиций Петр Патрикий - были сторонниками Германа. Поэтому когда дождливой ноябрьской ночью 565 года скончался император Юстиниан Великий, Юстин Куропалат, распоряжаясь охраной и штатом дворца, скрыл на целых два дня его смерть. Немедленно сообщили магистру Маркеллу чтобы он ввел войска в город; Этерия и Аддея удалось арестовать, но Петр Патрикий и еще несколько сенаторов бежали. Провозглашение Юстина Куропалата императором произошло не на Ипподроме, а во внутренних помещениях дворца, в окружении небольшого числа приближенных и стражи; не набралось даже сенаторского кворума. В городе шли побоища между венетами и поддержавшими Юстина прасинами; Маркелл, введя в Город презентальные войска, постепенно брал его под контроль.

 

 

Юстин Куропалат по полной воспользовался тем преимуществом, что в его руках оказалась казна. Он раздал щедрый донатив армии Маркелла; обеспечивая себе поддержку столичной буржуазии,  выплатил все долги кредиторам императорской казны (крупным купцам, банкирам, подрядчикам и судовладельцам); освободил заключенных; сложил с населения недоимки по налогам; принял на себя консульство на 566  год, пообещав народу роскошные игры; выдал царедворцам щедрые подарки. В течении недели власть Юстина Куропалата утвердилась в Константинополе и префектуре Востока.

 

 

Юстин Магистр, получив известия о смерти Юстиниана и о перевороте в Константинополе (вскоре в его резиденцию в Марцианополе стали прибывать бежавшие из столицы сенаторы) немедленно провозгласил своего отца императором, привел армию к присяге ему и начал выдвижение на Константинополь, сразу же заняв горные проходы Гема. Сам Герман на момент получения вестей из Константинополя находился в Риме. 1 декабря 565 года на Марсовом поле Рима Флавий Герман Аниций был торжественно провозглашен Римским императором. Провозглашен сенатом Рима, народом Рима, и войском, которым являлся по большей части "экзерцитус готорум".

 

 

 

 

Предложения, сделанные Юстином Куропалатом Герману о соправительстве, были отвергнуты сразу - Герман полагал себя законным наследником всей Империи, что когда-то было (правда без официальных актов) подтверждено Юстинианом Великим. К тому же Юстин Магистр во Фракии начал действовать немедленно, и гражданская война по факту уже разразилась. Собственное окружение Германа - как римское, так и готское - разочаровалось бы в лидере, откажись он от своих "законных прав".

 

 

 

Поэтому италийские войска были немедленно призваны. Сезон зимних штормов не давал возможности переправить войска на Балканы морем, так что, ускоряя выступление, Герман собрал лишь те военные силы, которые можно было призвать быстро - гвардию (оптиматов и букеллариев) и готские федератские тагмы северной Италии. Совершив елико возможно быстрый марш по старым римским дорогам долиной Савы, император к Рождеству вышел к Сердике, где соединился  с армией Юстина Магистра. Иллирик, где заправляли сторонники Германа, безусловно признал его власть "от Сингидуна до Спарты".

 

 

Маркелл не сделал попыток им воспрепятствовать. Хотя его армия и имела серьезное численное превосходство над дунайской армией Юстина Магистра, но, поскольку "Вторая  презентальная армия" восстанавливалась заново, очень значительную часть войск Макрелла составляли недавно укомплектованные подразделения, не имевшие серьезного боевого опыта, в то время как войска Первой Презентальной Юстина Магистра состояли сплошь из ветеранов, прошедших как минимум войну с персами в Лазике, или из варварских наемников с солидным боевым опытом. Будучи опытным и компетентным командиром, Маркелл не желал ставить на карту свою единственную армию. Не менее важным был и другой фактор - сторонники Юстина Куропалата (да пожалуй и он сам) не собирались воевать с Германом всерьез. В отличии от былых гражданских войн в империи, в которых сталкивались армии и военные элиты Галлии и Иллирика или же Востока и Запада, нынешняя война была по сути семейной разборкой, в которой по разные стороны фронта стояли представители одного и того же клана, еще не до конца утратившего иллирийские родовые "понятия"; устраивать новое эпичное побоище со взаимоистреблением римских армий, подобное Мурсе или Фригиде, не желал никто. Маркелл следовал заранее принятой схеме - отказавшись от борьбы за Фракию, он занял оборону на линии "Длинных стен Анастасия", протянувшихся от Деркоса на Черном море до Селимврии на Мраморном, за которыми его армия была неуязвима, и обороняя которые можно было дождаться лета, когда действия союзников заставят Германа пойти на компромисс.

 

 

Но после занятия Сердики наступления Германа на Константинополь не последовало. Согласно данным дендрохронологии зима 565-566 годов была одной из тех экстремально "лютых" зим, которые обрушились на мир в середине VI столетия (545, 548, 554, 559; следующая такая зима наступит в 568 и она будет последней). Все боевые действия прекратились, войска встали на зимние квартиры, и лишь гонцы скакали между Константинополем и Фессалоникой, где обосновался на зиму Герман. Переговоры прерывались и снова возобновлялись, хотя в итоге и не привели ни к чему.

 

 

Юстин был спокоен - его власть была признана в Малой Азии, Леванте, и наконец Египте, где старик Нарзес заверил нового императора в своей преданности. Оставаясь верным сподвижником покойного императора и разделяя его цели, Нарзес склонялся на сторону Германа и ни в коем случае не желал раздела империи, но ему приходилось соблюдать сугубую осторожность. Войска, ему подчиненные, хотя и были набраны по большей части в балканских провинциях и симпатизировали Герману, но были разбросаны по огромной территории от Пелусия до Сиены; большая их часть находилась в Фиваиде, где недавно имел место конфликт с блеммиями. В Александрии присутствовал племянник Софии, родной внук императрицы Феодоры Анастасий, получивший полномочия чрезвычайного эмиссара Юстина. Анастасий, в молодости постригшийся в монахи после внезапной смерти своей невесты, дочери Велизария, стал одним из вождей монофизитов и был избран ими монофизитским патриархом Александрии; тесно связанный с местным истеблишментом, Анастасий быстро организовал присягу городского совета, а затем и народа, Юстину Куропалату. Переход Нарзеса на сторону Германа мог вызвать восстание, сил подавить которое у Нарзеса не хватало; Юстин Куропалат мог прислать в Египет присягнувшие ему войска сирийских лимитанов и Гассанидского царя Мундара до момента, когда Нарзес успел бы стянуть свои части. Поэтому евнух-воин присягнул Юстину, в то же время завязав тайные переговоры с Германом.

 

 

 

И так, боевые действия остановились, но на протяжении всех зимних месяцев кипела работа на верфях Италии, Далмации и Греции; а так же Понта, Киликии, Кипра и Финикии. Обе стороны экстренно строили боевые корабли, наращивая свои военно-морские силы, ибо флот мог разом решить исход борьбы за Константинополь.

 

 

 

В марте 566 года, когда морозы и снега отступили, а на море завершился сезон бурь, боевые действия возобновились, и войска Германа подступили к Длинным стенам. С самого начала Герман не собирался гробить свои войска, бросая их на штурм мощных укреплений. Решающий удар должен был нанести флот, с началом навигации сосредотачиваемый в Коринфе, и в начале мая выступивший к Геллеспонту. Но здесь Германа ждало разочарование -  в морской битве у острова Тенедос (ставшей единственным крупным сражением в этой ГВ) более мощный флот Юстина Куропалата, возглавляемый его племянником Маркианом, одержал убедительную победу. Корабли Германа, так и не сумев прорваться к Геллеспонту, отступили к Фессалонике.

 

 

 

Теперь Юстин Куропалат и София успокоились окончательно. Штурм Длинных стен, защищаемых армией Маркелла, был безнадежным делом (и судя по всему Герман думал так же), владение Египтом вкупе с преобладанием на море давало Константинополю и армии беспрепятственное снабжение. В то время как продовольствие на армейских складах Фракии (ранее поставляемое из того же Египта) заканчивалось, и у войск Германа скоро должны были начаться проблемы со снабжением. И наконец Юстин ждал нападения авар на тылы противника - каган обещал что весной призовет свои войска с запада и ударит всеми силами авар на Мезию. Единственной проблемой было ожидаемое наступление на Египет из Африки, но Нарзес, получивший подкрепления в виде лояльных Юстину войск из Сирии, должен был справиться с проблемой. Осыпав старого препозита пожалованиями и суля больше, Юстин не имел оснований сомневаться в этом.

 

 

 

Нарзесу действительно  не было выгоды изменять Юстину, но в данном случае старик действовал "за идею". Осторожно плетя заговор, Нарзес вовлек в него ключевых офицеров стоявших в Египте войск, которые теперь были стянуты из Фиваиды и прочих пунктов в один кулак в Никополе. Кроме того Нарзес сумел заручиться тайной поддержкой крупных воротил Александрии - навикуляриев, ведших торговлю с Западом и имевших основные филиалы своих предприятий в Риме, которым как воздух было необходимо скорейшее окончание войны. За зиму второй сын Германа Юстиниан в Африке заключил мир с берберами Авреса (пришлось отказаться от их запланированного добивания и снова принять в "друзья и союзники") и в мае выступил с армией и флотом в поход на Египет. Нарзес, ссылаясь на надежность позиций в западной Дельте,  позволил Юстиниану беспрепятственно занять Киренаику; Александрийская эскадра таинственным образом разминулась в море с Карфагенской; и наконец в сражении на подступах к Александрии войска Нарзеса попросту соединились с противником. Окруженные сирийские части вынуждены были капитулировать, и лишь гассанидские арабы успели бежать; Александрия, ворота которой контролировались войсками Нарзеса, была занята Юстинианом и вся Дельта в течении пары недель перешла под власть императора Германа.

 

 

 

Юстин Куропалат получил известия о потере Египта в один день с иными новостями - вторжения авар через Дунай не будет. Посланцы, отправленные в очередной раз на север, донесли что аварские отряды ушли не на юг, а на северо-запад, углубляясь в лесные дебри по прорубленным славянами просекам. Когда в этом же месяце Юстину сообщили что Гассанидский царь Мундар отказал ему в военной помощи и ведет переговоры с Нарзесом и Юстинианом, а так же о том, что флот Германа, с которым соединились корабли из Карфагена и Александрии, одержал победу и вошел в Мраморное море - нестабильная психика Куропалата не выдержала. В РИ он окончательно  сошел с ума несколько лет спустя, после разгрома его армии персами под Дарой; здесь же удар и "крах упований" были куда более сильными. Июньским утром императора обнаружили бродящим по дворцу, мяукающим, лающим и корчащим странные рожи.

 

 

 

Для приближенных Юстина, уже после потери Египта ощутивших что крах неизбежен и вопрос лишь во времени, случившееся стало наилучшим выходом. Маркелл собрал высших офицеров и советников на секретное совещание, на котором заявил, что Юстин сошел с ума, а его недееспособность автоматически прекращает его полномочия как императора. Возражений не последовало. Свихнувшийся "узурпатор" и его жена София были арестованы и изолированы во внутренних помещениях дворца. Уже через день Маркелл встретился с Германом в Селимврии и предложил ему от имени сторонников Юстина верность и службу на условиях всеобщей амнистии.

 

 

 

9 июля 566 года Герман вступил в Константинополь как единственный правитель Римской империи. Вторая презентальная армия Маркелла, сенат и народ столицы присягнули ему. Безумный Юстин и София были высланы в Италию, доживать свой век на роскошной кампанской вилле под бдительной готской стражей. Но на челе нового императора, едущего под клики толпы по улицам Константинополя, лежала тень озабоченности, и виной тому были вести с севера.

 

 

Выступив в поход в конце апреля по протаявшим дорогам, Баян в начале июня соединился с аварскими войсками, оставленными в Богемии. Авары повернули на юг, к Дунаю, где король лангобардов Альбоин заготовил для них продовольствие и стягивал свои войска. Кроме того подходило еще одно подкрепление - 20 000 саксов, переговоры с которыми Альбоин провел еще в прошлом году. Саксы получили золото и предметы роскоши, предоставленные Альбоину агентами Софии на найм союзников. Кроме того, готовясь к противостоянию с Германом и гепидами из-за Норика, Альбоин тогда же предложил саксам переселится на юг, в бывшую римскую провинцию Паннонию Савию, принадлежавшую теперь лангобардам и граничившую как с владениями Германа в Италии и Далмации, так и с территорией гепидов в Паннонии Второй. Посланцы саксов тогда же "посмотрели" обещанную землю, которая и правда была чудо как хороша в сравнении с их землями в Германии. Теперь переселенцы шли с севера вдоль Эльбы с семьями и скарбом; они без проблем согласились напасть на гепидов, которые угрожали их новым землям.

 

 

В июне 566 года объединенная армия аваров, лангобардов и саксов перешла Тису и вторглась на земли гепидов, тут же развернув стремительное наступление в сердце страны. Конница аваров и кутиргуров рыскала по равнине; пылали неукрепленные поселения на землях, куда давно уже не прорывался враг. Король Кунимунд дал им серию боев, эвакуируя по возможности женщин и детей в хорошо укрепленные города Дакии, в Олтению и в Паннонию Вторую, прикрытую Дунаем. Но с приближением главных сил врага с грозной саксонской пехотой у короля не оставалось иного выхода как попытаться отразить вторжение в одной генеральной битве.

 

 

 

Против армии гепидов, состоявшей практически исключительно из тяжелой кавалерии, стояло войско союзников, имевшее в своем составе как тяжелую, так и легкую стрелковую конницу, а так же сражающуюся строем пехоту саксов. В битве, превратив фалангу саксов в опору боевого порядка, Баян искусно маневрировал конницей, в конце концов заманив фланг гепидов ложным бегством (маневром, еще невиданным для германцев) в засаду и уничтожив. Затем авары и лангобарды охватили гепидов с обоих флангов. Битва завершилась не только разгромом, но и физическим истреблением большей части войска гепидов - "лангобарды так свирепствовали против гепидов, что почти совершенно истребили их". Череп убитого Кунимунда достался на пиршественную чашу Альбоину.

 

Весть об этом сражении Герман и получил накануне вступления в Константинополь. Император немедленно отдал приказ Юстину Магистру и Маркеллу с его второй презентальной выступать к Сингидуну. Сам император был намерен последовать за ними сразу же после завершения всех официальных церемоний "инаугурации". Юстиниан в Египте получил приказ вести свои войска на европейский ТВД.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0