Sign in to follow this  
Followers 0

гринкард-россия

   25 votes

  1. 1.

    • + (?????????????)
      11
    • - (?????????????)
      14

Please sign in or register to vote in this poll.

40 posts in this topic

Posted

из СЭВ приглашать специалистов?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Коллега, советские организации советских молодых специалистов мурыжили в нарушение всех постановлений Советской Власти, представьте что бедных негров ждет

Нас наши выдерживали, так и негры выдержат.

Но я-то как раз написал, что надо делать чтобы негров не было

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Нас наши выдерживали, так и негры выдержат.

Нам деваться было некуда, а унегра в кармане загранпаспорт, чуть что - хвостиком вильнет. Тут надо по заветам Великого Сталина : хочешь работать - принимай гражданство, а с краскожей паспортиной выезда нет, живи товарищ инженер, в частном секторе и мечтай об общаге

Edited by Владимирович

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

по условиям задачи негров(а скорее немцев, даже в основном немцев, немного французов и прочих) обеспечат и работой и жильем.

хотя да - а зачем если есть еще куча своих резервов

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Развилка в конце 30-х начале 40-х

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

На обе америки и Европу с Австралией напал Лютик Терминирующий-Полевой. И через 3 года злаки Йок. Полностью . Пшеница растет только в Сибири , где лютик вымерзает, еще можно выращивать рис. 1975 год. СССР во всеоружии против империализма и сионизма. Служащие сосланы на сельское хоз-во, нефть и газ продавать некуда. Граждане-пенсионеры получают пенсии в государственном эвтаназинариуме. По берегам волги , дона,днепра копают рисовые чеки. гербициды бессильны. Мосанто--- еще нет. Специалисты массово едут работать за еду в СССР. Их вежливо принимают, стенка , пулемет , мясокомбинат.

Edited by Neper

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

СССР построил Машину Фон Неймана для воспроизводства средств производства. Приглашаются инженеры для огранизации производства средств потребления и Роботов сферы услуг .

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Пункт первый: создать в СССР такие условия, чтобы эти иммигранты спали и мечтали приехать. Остальное - дело техники!

Вообще в 30-х СССР был привлекательным местом для жизни и работы. Хрестоматийным стало упоминание о 100 тысячах заявок от американских инженеров на работу в СССР из которых при всем желании СССР мог удовлетворить только тысяч 20-25 (в большем количестве и не нужно было и денег не хватило бы), а ведь инженеры это как-никак средний класс. Многочисленными были переходы границы СССР с целью приобретения гражданства из стран-лимитрофов (Польши, Финляндии, Венгрии, Румынии), остальные тоже бы пришли но всякие Германии-Франции-Испании они далече, геграфически трудней добраться.

Но дать желаемую работу ВСЕМ желаюшим понятно не позволяли возможности СССР, кроме того обоснованно боялись засылки в этой толпе шпионов и диверсантов. По этому их сперва фильтровали НКВД, а потом давали работу не вприграничных или столичных районах, а в глубоком тылу - Сибирь и Средняя Азия, да и работа там соответсвующая - чаще добыча сырья: лесоповал, шахты итд. Отсюда и пошла подленькая байка о том что в Союзе ВСЕХ приезжих немедленно сажают в "сибирские лагеря". Относительно того что часто советские граждане имели преимущество перед "гастарбайтерами" при занятии руководящих должностей - так думаю это правильно, несправедливостью было бы обратное. Если кто не знет (сам недавно узнал): в СССР в 30-х из Германии и других европейских стран попавших под раздачу ДОБРОВОЛЬНО приехало работать немало ученых с мировым именем, и оказались они не в шарашках, а работали на свободе и когда из за нехватки средств на науку в предвоенный период 1939-41 годов финансирование сократилось - так же свободно выехали из СССР в Европу, но часть из них и на время ВМВ оставалась в СССР.

Так что мнение о СССР несколько стереотипно: голод, ГУЛАГ, террор и ВСЕ мечтают из него сбежать. Много советских рабочих и инженеров в 30-х выезжали на Запад, учились там годами, например на металлургических предприятиях Сент-Луиса и в Союз их возвращали не насильно.

В 1970-х уже другая ситуация, и связанно это скорее не с уровнем жизни, но не будем углубляться в сторону от основного вопроса. И вопрос квалифицированых специалистов уже стоит для СССР не столь остро чтобы за валюту привлекать иностранцев, своих бы "специалистов" желаемой работой обеспечить. Проблема стояла с работягами (высокая доля ручного труда при высоких социальных гарантиях), спрос на рабочих всвязи с исчерпанием демографических резервов дероевни стал заметно превышать предложение их на рынке труда. В 50-х НСХ было загорелся идеей привлечения китайцев на советские предприятия Сибири чтобы и свои проблемы решить, и для братского Китая создать из полуграмотных крестьян "сознательный пролетариат", но тут же дал задний ход когда Мао согласился - испугался что китайцы явочным порядком займут Сибирь. Потом для этих же целей привлекали вьетнамцев. но в нетоварных количествах.

В 70-х СССР остается довольно возможностей чтобы пригласить на работу и северных корейцев в товарных количествах физическую работу, и чилийскую интеллигенцию сбежавшую из страны (около 1 млн человек - больше чем советских испанцев было бы), но один момент - никому в руководстве это совершенно не нужно было. Общий лозунг дня: "живем - как живем, дайте дожить, получить квартиру, машину, пенсию, выслугу, построить дачу, поступить детей в ВУЗ и помереть спокойно!" С такой установкой страна (любая) жить не может. :rolleyes:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

по условиям задачи негров(а скорее немцев, даже в основном немцев, немного французов и прочих) обеспечат и работой и жильем.

<{POST_SNAPBACK}>

Так много жилья, чтобы еще и негров зазывать?

Вообще в 30-х СССР был привлекательным местом для жизни и работы.

<{POST_SNAPBACK}>

В соответствии с индустриальными приоритетами, иностранцы в первую очередь направлялись в отрасли тяжелой индустрии. Но небольшое число специалистов «выписали» и неиндустриальные ведомства. Наркомат снабжения, например, пригласил специалистов, в основном поваров, для работы в системе общественного питания2. Санитарное управление Кремля пригласило иностранных врачей для работы в кремлевских больницах.

Тысячи немцев, американцев, французов, чехов, австрийцев, англичан, финнов, норвежцев работали на ударных стройках социализма — на Челябинском тракторном, Горьковском машиностроительном, Магнитке, Грозненских нефтеприисках, даже на лесоразработках в Карелии и других местах. Многие приняли советское гражданство. Что двигало людьми? Великая депрессия, потрясшая Европу и Америку, работала на советскую индустриализацию. Люди бежали от безработицы на Западе в страну, где не было безработных, не зная, что безработный на Западе живет лучше рабочего в

1 Вербовка иностранцев проводилась за границей специальными техническимибюро, которые работали при советских торгпредствах или акционерных обществах. ВЕвропе центром была Германия, где правительство не препятствовало вербовочнойдеятельности советских учреждений. Крупные масштабы приняла вербовочная деятельность в США (через Амторг) и Канаде. Советские учреждения не прибегали кпомощи зарубежных правительственных организаций и не любили заключать договоры о найме с фирмами, боясь засылки шпионов под видом специалистов. Онистарались действовать своими собственными силами: расклеивали объявления набиржах труда, или помещали их в специальных журналах, либо использовали дляпропаганды просоветски настроенные партии и общества за рубежом (коммунистические партии, общества друзей СССР, общества культуры и техники, секцииПрофинтерна, Лиги профединства и пр.). Все нанимаемые должны были пройтисобеседование для проверки физического состояния, квалификации и политическихнастроений. Инструкции требовали отбирать только здоровых и политически надежных. Все вербующие организации за рубежом получили инструкции Политбюродавать только объективную информацию об условиях работы.

Условия договора (жилье, зарплата, доля валютных выплат и пр.) зависели от важности нанимаемого. Инженеры и другие высококвалифицированные специалисты получали преимущества по сравнению с рабочими. Советская сторона брала на себя обязательства обеспечить жильем, оплатить проезд, предоставлять ежегодно одномесячный отпуск, медицинскую страховку и бесплатное лечение в случае травмы во время работы. Только часть зарплаты должна была выплачиваться в валюте, остальное в рублях. В начальной период советская сторона, как правило, обещала отчислять часть зарплаты (от 25 до 40%) в валюте семьям специалистов, если те остались на родине. Это обязательство, однако, как правило, не выполнялось, и, в конечном итоге, за исключением небольшой части наиболее ценных кадров, взаимоотношения с иностранными рабочими и специалистами стали строиться на безвалютной основе. Из своей зарплаты иностранцы выплачивали налоги, квартплату и плату за коммунальные услуги. Они не могли требовать вознаграждения за работу, которая выполнялась вне рабочего времени, если она входила в круг их обязанностей. Не могли они требовать и вознаграждения за изобретения. Право на патент принадлежало работодателю. Иностранцы должны были хранить все служебные тайны. Договоры заключались на 2—3 года. Для всех устанавливался испытательный срок, в течение которого договор о найме мог быть аннулирован без предупреждения. В этом случае иностранец не получал выходного пособия и должен был оплачивать обратный проезд. Все споры решались в советских судах. Те, кто ехал на работу в СССР, могли ввезти определенный набор продовольствия и личных предметов на льготных условиях.

2 О работе иностранцев в системе советского общепита см.: РГАЭ. Ф. 7971. Оп. 2.Д. 12; Осокина Е.А. Иерархия потребления. С. 93—96.СССР. Многие приезжали из идейных соображений. Это были не только коммунисты. Людей захватывала идея построения нового мира, участия в великом эксперименте XX века. Жизнь в СССР бурлила, в то время как остальной мир находился в стагнации. Такими энтузиастами были Джон Скотт, Зара Уиткик (Заря Уткин), Маргарет Уэтлин, которые оставили нам мемуары о своей жизни в СССР'.

Политбюро пыталось создать наилучшие условия для иностранных рабочих и специалистов — не хотелось «ударить в грязь лицом» перед миром, так как иностранцам предстояло вернуться домой и распространять информацию об СССР. Этот пропагандистский мотив, однако, не был главным. Забота об иностранцах, в первую очередь, объяснялась все тем же прагматизмом. В начале первой пятилетки у советских руководителей была огромная вера в то, что западные технологии, перенесенные с помощью иностранных специалистов на «советскую почву» и соединенные с «преимуществами плановой экономики», совершат экономическое чудо в СССР — заблуждение, которому вскоре суждено было растаять.

Особенно велико было уважение перед производственными достижениями США. Большинство индустриальных объектов строились по американским образцам. Не случайно Нижний Новгород, где на новом автомобильном заводе копировалась, при помощи американцев, конвейерная система Форда, назывался русским Детройтом, а Новосибирск — сибирским Чикаго. Строительство Кузнецкого металлургического комбината — второго по величине в СССР — шло под руководством Freyn Engineering Company of Chicago, в строительстве Магнитки участвовали American Coppers Company и МсКее Company of Cleveland^. Американские нефтяные компании имели свои представительства в Баку и Грозном. Слова «американские темпы» и «фордизм», превратившись в поговорки, звучали по всей стране. Приезжавшие в СССР иностранцы встречали своих соотечественников на всех важнейших индустриальных объектах. Их поражало обилие современной европейской и американской техники, лучшие образцы которой затем копировались на советских производствах.

Иностранцы, хотя и в незначительных количествах, работали в сельском хозяйстве, в основном в совхозах в качестве консультантов по эксплуатации иностранного оборудования. На Дону, в степи, с 1922 года существовала Сиэтловская коммуна — основанная 87 выходцами из АмерикиЗ. Ее директором был американец — Виктор Салит (Victor Saulit). В начале 30-х годов более 100 американцев приехали работать в этой коммуне. Они выдержали отборочный конкурс и заплатили по 500 долларов вступитель-

1 Их судьбы сложились по-разному. Зара, пережив личную трагедию в СССР,разочарованный вскоре вернулся в Америку. Джон Скотт, даже испытав суровостьМагнитки, решил остаться и работать. Он был вынужден покинуть СССР перед самойвойной, так как в период массовых репрессий потерял работу и подвергался личнойопасности. Маргарет Уэтлин вышла замуж за русского театрального режиссера ипрожила в России полвека, вернувшись в Америку только после смерти своего мужа(Scott J. Behind the Urals. An American Worker in Russia's City of Steel. Indiana UniversityPress, 1989); Wettlin M. Fifty Russian Winters. An American Woman's Life in the SovietUnion. John Wiley and Sons, Inc., 1994; An American Engineer in Stalin's Russia: TheMemoirs of Zara Witkin. 1932-1934. Berkeley. Un. of California Press, 1991).

2 Walter E. Russia's Decisive Year. G.P.Putnam's Sons. New York—London, 1932. P. 76,108.

3 Walter E. Russia's Decisive Year. P. 206—212.ного взноса. В коммуне использовалась американская техника. Даже в 1931 году, когда страна уже вступила в полосу голода, жизнь в коммуне представляла островок относительного изобилия.

Политбюро вначале не ограничивало снабжение иностранных рабочих и специалистов никакими нормами, в то время как советские трудящиеся уже жили на пайке. Но продовольственный кризис углублялся, и в 1931 году появилась целая серия постановлений, регламентировавших снабжение иностранцев!, в соответствии с ними открывались специальные магазины, был установлен ассортимент и нормы снабжения. Вопросами снабжения иностранцев занимался Инснаб — специальная контора Государственного объединения розничной торговли (ГОРТ). В 1932 году контора была передана Торгсину (Всесоюзное объединение по торговле с иностранцами), который обеспечивал иностранцев лучшими в стране продуктами и товарами.

Нормы, установленные для иностранцев, по тем голодным временам были очень высоки (прилож., табл. 5). Особенно поражают нормы мяса — 9 кг в месяц для специалистов и 6 кг для рабочих! В конце 1932 года мясные нормы были снижены соответственно до 5 и 3 кг, однако все еще оставались очень высокими по сравнению с нормами других потребителей. Для индустриальных рабочих, например, в то же время норма мяса составляла 2 кг в месяц. Установленные для иностранцев нормы превышали и нормы красноармейского пайка. Продукты, не указанные в списке нормированных, должны были продаваться иностранцам в неограниченном количестве. Попытки Наркомснаба повысить для иностранцев цены на продукты до уровня коммерческих пресекались по протестам ВСНХ и наркоматов. Иностранные рабочие и специалисты покупали товары по низким ценам карточного снабжения.

Иностранцы, работавшие в России, получили еще одну привилегию. Для них Политбюро разрешило беспошлинный ввоз товаров из-за границы. Правда, число посылок, ассортимент и количество ввозимых вещей ограничивалось размерами личного, довольно скромного потребления, но тем не менее посылки из-за границы были существенным подспорьем в те годы. Для советских граждан были установлены огромные пошлины на индивидуальный ввоз из-за границы предметов одежды, домашнего обихода и продуктов питания. За несколько кусочков мыла на таможне нужно было заплатить 80, а за фруктовый торт — 60 рублей пошлины (при средней зарплате рабочего 125 руб. в месяц). Высокими запретительными пошлинами руководство страны закрывало один из возможных путей самоснабжения населения.

Привилегии, установленные для иностранцев, не распространялись на тех, кто приехал работать в СССР по своей инициативе, не заключив контракта с советскими представительствами за рубежом. В этом случае иностранцы делили судьбу советских рабочих.

..........

Для групп населения, которые не получили карточки, вход в общепит был практически закрыт. Для крестьян и лишенцев оставались дорогие коммерческие столовые и рестораны, хотя и в них питание нормировалось. Дороговизна открытого общепита не останавливала, мемуары свидетельствуют о длинных очередях, которые с ночи выстраивались к ресторанам в голодные годы первой пятилетки. Вот, например, что писал в воспоминаниях о Новосибирске 1931 года Эллери Уолтер:

«В 9 часов (утра. — Е. О.) мы пошли в гостиничный ресторан позавтракать. Пролеты лестницы были заполнены толпой людей, которые полуразвалясь сидели на ступеньках или стояли, опираясь на перила и стены. Многие из них провели здесь целую ночь. Они ждали открытия лучшего ресторана в «Чикаго» (Новосибирск называли сибирским Чикаго. — Е.О.). Запах немытых «жителей Среднего Запада» пропитал воздух. Это отбило нам аппетит, и мы решили не ждать открытия»

......

Вот описание снабжения Магнитки, данное одним из ее рабочих — американцем Джоном Скоттом. Действительно, инженеры и рабочие питались в разных столовых. Однако пиша в них была «из одного котла». Преимущество «инженерских» или ИТРовских столовых состояло в том, что там было относительно чисто, не толпился народ, не надо было подолгу стоять в очередях, хватало приборов. В рабочей же столовке за спиной каждого евшего стояло несколько ожидавших, чтобы получить освободившееся место, тарелку, вилку, ложку. Единственной разницей в рационе инженера и рабочего на Магнитке было то, что инженер получал на обед 300, а рабочий — 200 гр хлеба. Похожая картина существовала и в торговле. По словам Скотта, и в рабочих и в ИТРовских распределителях хлеб был единственным продуктом, который продавался регулярно. Разница состояла в том, что в распределителях ИТР по случаю можно было купить мясо, масло и рыбу. «По случаю» значило один-два раза в месяц по скудной норме'.

Американский инженер Джозеф Томсон, который работал в Свердловске, вспоминает, что единственным преимуществом в питании ударников, по сравнению с другими рабочими, была тарелка горячих постных щей, которую они получали сразу же при перевыполнении нормы. Значит, по существу, реальную разницу в этой стратификации представляла всего лишь тарелка кипятка, в котором сварили капусту2.

.......

По словам одного из американских инженеров, в «России требовалось не умение одеваться, а умение во что одеваться». Вот некоторые высказывания сторонних наблюдателей:

«Все похожи друг на друга в однообразных одеждах. Отсутствуют нарядные женщины, привычные на Западе. Ты быстро начинаешь различать разницу в одежде полов, но никто не носит ничего, кроме коричневого и черного» (Москва, 1928)2.

«Теперь уже довольно холодно, а в Сталинграде есть тысячи людей, не имеющих даже сапог, не говоря уже о теплом платье. Они одеты в лохмотья, да и те так обтрепаны, как мне еще не случалось видеть ни на одном «тряпичном карнавале», — сообщал в конце 1930 года немецкий рабочий в письме своему другу!.

Эллери Уолтер вспоминает, как в «Национале» за подаренные им 4 носовых платка и кусок мыла ликующая прачка стирала ему рубашки за полцены (1931)4.

«Одежда, которую носили наши русские друзья, была главным образом странной комбинацией пиджаков, жилеток и штанов — так трудно было достать целый костюм. Все, что мы могли предложить им из одежды, охотно принималось и высоко ценилось» (Грозный, 1932р.

В 1934 году Энн О.Маккормик писала: «Люди лучше одеты, чем раньше. Но одежда не имеет стиля, мало отличается и сшита из материала такого качества, что не могла бы быть продана в Западной Европе»^.

........

В своей книге «Российский железный век» журналист Уильям Чембер-лин в начале 30-х годов писал:

«Когда я вернулся из Америки в Советский Союз и прочитал своим друзьям список продуктов, которые получают семьи безработных в Милуоки, они воскликнули: «Это больше похоже на нормы ответственных работников, чем на нормы наших обычных рабочих и служащих»^.

http://www.fedy-diary.ru/?p=2746

«Трудно привыкать к социализму»: иностранцы в иерархии бедных

Попадая в материально бедное общество, приходилось жить по его возможностям. Острый продовольственный и товарный кризис определял не только положение советских граждан, но и иностранцев, живших в СССР. Бесспорно, что центральное и местное руководство пыталось создать для иностранных специалистов и рабочих наилучшие условия. Практически на любом предприятии они обеспечивались лучше своих советских коллег. Среди иностранцев, работавших на одном и том же предприятии, инженеры и техники получали преимущества перед рабочими. Однако это была все та же иерархия в бедности.

В Карелии, например, на лесоразработках советские рабочие жили в бараках по 30 человек в комнате. Для американцев, приехавших из Абердина, штат Вашингтон, власти создали лучшие условия. Они жили в отдельных комнатах всего лишь (!) по три семьи в каждой, пользуясь общей кухней. Из специального распределителя, который находился в Петрозаводске, приехавшие абердинцы получали в месяц по килограмму масла, сала, макарон, 2,5 кг сахара, 3 буханки хлеба в день. Периодически в их распределителе появлялись ветчина, сыр, копченый лосось, орехи, ликер, сигареты, конфеты, фрукты. На фоне того, что получали советские рабочие — буханка хлеба в день, немного сахара и масла, — снабжение иностранцев выгодно отличалось, но тем не менее оно было скудным и не обеспечивало сытой жизни.

По признанию американца Джэка Моррисея, который работал в Воронеже, власти старались дать ему лучшее из того, что имели. Проблема заключалась в том, что они не имели почти ничего. Американец жил в гостинице. Обычный его рацион состоял из омлета, чая и черного хлеба на завтрак, жареной в жиру конины, водянистого картофельного пюре, поли-того растительным маслом, и чая на ланч. Обед отличался от ланча тем, что подавались капустные щи. Это было лучшее в Воронеже. Коммунистические бюрократы, которые наполняли гостиницу, разделяли ту же, более чем скромную трапезу. Все остальное население получало только суп, черный хлеб и скудную порцию картофеля. Когда американец пожаловался своей переводчице на плохое питание, та была неподдельно изумлена: «Но Вы получаете мясо дважды в день!» — воскликнула она. Действительно — большая роскошь по тем временам, но, по сути, что это было за мясо — конина!2

Нормы, обещанные иностранцам в постановлениях Наркомснаба, практически повсеместно не выполнялись. Исключения составляли немногие крупные центры — вновь географическая иерархия. В лучшем положении

1 Для 70-х годов, исходя из размеров зарплаты, Мэтьюз определяет численностьэлиты в размере 227 тысяч человек. В его подсчетах социальный состав элиты шире,чем в этом исследовании, что в определенной степени отражает рост материальногоблагосостояния в обществе. Однако даже в этом случае советская элита составляланичтожную долю трудоспособного населения СССР (Matthews M. Privilege in the SovietUnion. P. 30-33).

2 Morrissey Jack P. Forced Idleness // The Saturday Evening Post. December 26, 1931.P. 17.были те, кто работали в Москве и Ленинграде. На фоне жалкого ассортимента других магазинов американский распределитель в Москве впечатлял. По словам того же Джэка Моррисея, в нем было все, что душе угодно. Когда он привел туда свою голодную переводчицу, та буквально разрыдалась при виде изобилия. Но это была, по его же словам, московская показуха — на всей остальной территории, от Балтики до Владивостока, ничего близкого к этому не существовало. Именно в Москве жили и работали наиболее привилегированные иностранцы. Например, берлинские строители, которые добились не ограниченного нормами снабжения. Сравнительно неплохие условия были созданы в других крупных индустриальных центрах — Свердловске, Магнитогорске, Горьком и других. Там работали большие группы иностранцев, а значит, государство выделяло больше фондов, открывало специальные распределители. Хуже было тем, кто работал в небольших городах, на новых, еще не обжитых строительствах. Там иностранцы голодали, болели, умирали. При недостаточном государственном снабжении рынок в обеспечении иностранцев играл не менее важную роль, чем для остального населения страны.

Со всеми преимуществами и привилегиями уровень жизни иностранных рабочих и специалистов в СССР был существенно ниже их обеспечения на Западе, а для многих и хуже положения безработных в развитых капиталистических странах. Недовольство толкало порой на довольно резкие действия. Один из инженеров вспоминает, как в Грозном уставшие от обещаний американцы сбросили со второго этажа кровать на голову ответственного за их обеспечение!. Но чаще протестовали разрывом контрактов и бегством.

Почти для всех иностранных рабочих и специалистов пребывание в СССР закончилось глубоким разочарованием. Идеалисты, которые ехали в Россию по зову сердца, увидели бесправие, террор, проституцию, нищих и покидали первое пролетарское государство разуверившимися в идеях социализма. Коммунистический рай не состоялся на Земле и так и остался утопией. Многие из них, вернувшись домой, выступали в прессе и на собраниях, подрывая своими рассказами многолетнюю пропагандистскую работу коммунистических и социалистических организаций. Те, в свою очередь, просили советские власти больше не вербовать рабочих.

Те же, кто поехал в Россию «за длинным рублем», поверив «сладким песням» Амторга и других вербующих организаций, в лучшем случае вернулись с тем, что имели. Даже высокооплачиваемые инженеры и техники, которые выполнили свои контракты, мало что заработали. Советское руководство всячески старалось не обменивать получаемые иностранцами советские рубли на иностранную валюту. В тех случаях, когда обмен все-таки происходил, он был убыточен для иностранцев, так как осуществлялся по заниженному принудительному курсу, установленному советскими властя-ми2. Для тех же, кто не выдержал тяжелейших условий и разорвал контракт, оставался один путь — распродать все личное имущество, чтобы выручить деньги на билет домой. К сожалению, много было и таких, кто перед отъездом в СССР распродали имущество и в итоге потеряли все.

Не все иностранцы могли покинуть СССР. Те, кто поторопились принять советское гражданство, навсегда здесь и остались, многие из них

1 Burrell George A. An American Engineer Looks at Russia. P. 93.

2 Например, 0,5-0,6 марки за рубль при настоящем курсе 2,17 марки за рубль.погибли во время массовых репрессий. Те же, кто, пленившись красотой и душой русских женщин, женились, оказались заложниками режима. Приключенческие романы могли бы быть написаны о том, как иностранцы вывозили своих советских жен за границу. Вот одна из историй, которую рассказал Джон М.Пеликан.

Получив трижды отказ на выезд своей русской жены вместе с ним на родину в США, он попытался контрабандно переправить ее на моторной лодке Черным морем в Турцию. Попытка не удалась. Беглецы были остановлены советским патрульным кораблем и арестованы. После подтверждения его американского гражданства господина Пеликана освободили, жена же его, оставаясь советской гражданкой, была отправлена в тюрьму в Батуми с перспективой получить за контрреволюционную деятельность от 1 до 3 лет ссылки в Сибирь. ГПУ Закавказья, однако, дало знать американцу, что его жена может быть освобождена. Для этого господин Пеликан должен был продлить на 1-2 года свой контракт и согласиться вести экономический шпионаж в пользу СССР.

Пытаясь спасти свою жену, Пеликан подписал договор с ГПУ. Спустя полчаса после этого его жену освободили (она провела в тюрьме 5 недель). История, однако, закончилась неожиданно быстро, и ОГПУ не смогло воспользоваться услугами новоприобретенного агента. Один из знакомых Пеликана, журналист <Чикаго трибун> Дональд Дэй, согласился помочь переправить русскую женщину через контрабандистов в Латвии в обмен на разрешение обнародовать в печати эту историю. Через неделю г-жа Пеликан оказалась в Риге. Там же в Риге Джон Пеликан написал письменное показание под присягой и отказ от обязательств, данных ОГПУ1.

Не все истории заканчивались столь счастливо. Были выстраданы потери близких. Люди приезжали неподготовленными. Вербующие организации давали неверные сведения не только о бытовых, но и даже о климатических условиях - иначе как же было выполнять вербовочные планы. Например, немецким рабочим, отъезжавшим на работу в Донбасс - степная зона СССР с тяжелейшими условиями быта и работы в старой каменноугольной промышленности, - была обещана <работа на новых предприятиях в местности, богатой лесами и водой, еды вволю, новые жилища с центральным отоплением и ваннами и т.д.>. Даже партийное руководство Донбасса не имело подобных жилищных условий, не говоря уже о том, что изменить природно-климатические условия степного Донбасса никому было не под силу. Вербовка в Германии проходила с большой шумихой. Немецких рабочих удерживали от привоза необходимых вещей и валюты. В результате целые семьи, некоторые с грудными детьми, поехали в СССР. Преодолев тяжелейшие условия пути, когда вагоны часами стояли без воды и нельзя было купить еды, рабочие прибыли в Донбасс, где и узнали об острейшем жилищном кризисе - 2 кв. м на рабочую семью, о плохой воде и отсутствии еды. Единственным продуктом, в котором не было недостатка, была водка. Многие из прибывших заболели дизентерией и тифом. Маленькие дети умерли в пути или вскоре после прибытия2.

1 Джон Пеликан находился в СССР с 1930 по 1931 год. Письмо, в котором онописывает обстоятельства этого дела, датировано маем 1932 года (Hoover InstitutionArchives. Коллекция документов Джона М.Пеликана).

2 РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 36. Л. 23-25.<Знаешь, Якоб, - писал немецкий монтер из Сталинграда своему приятелю в Германию, - к чему меня больше всего тянет? К кружке пива и ломтю лимбургского сыра. Эх, вы не цените условий, в которых живете! Лишений, которые мы здесь переживаем, не пожелаешь и врагу. У нас животное живет лучше, чем здесь человек. Чего тут только не делают, в этом <отечестве>! Для многих было бы неплохо посмотреть, как проводится на практике их теория>^.

Почти каждый иностранец, работавший в СССР в ЗО-е годы, покидая страну, давал зарок никогда больше туда не возвращаться.

1 РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 33. Л. 35-36. 140

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

ну в основном именно рабочие руки планируется приглашать. так что бы у станка стояли и выполняли то что пока еще не слишком выгодно делать автомату.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Так много жилья, чтобы еще и негров зазывать?

<{POST_SNAPBACK}>

вполне. это эхо темы про перенос. просто уточнение ситуации вообще в мире. но в целом на вопрос ответили - у нас еще весьма много своих резервов. хотя и иностранные тоже можно привлечь.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Так много жилья, чтобы еще и негров зазывать?

вполне.

<{POST_SNAPBACK}>

??

Вообще-то квартиру каждой семье обещали только к 2000г.

P.S. Реализация этих идей выглядит так:

http://www.vesti.ru/doc.html?id=571139

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

а зачем каждому свое жилье? максимум комната в общаге. или угол комнаты)

по ссылке документ не найден

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

по ссылке документ не найден

<{POST_SNAPBACK}>

Тогда здесь.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

"Он ведь, гад, не один приезжает в страну,

он ведь, гад, черномазую тащит жену"

Любовь русских к "чуркам черножопым " общеизвестна, а что начнется при массовом заезде настоящих негров ?

Настоящих негров будет относительно мало . Кроме того можно привлекать именно неженатых . Мало того основная проблемма это не мигранты сами по себе а мигранты живущие компактно . Если их расселять по стране то они быстро асимилируються

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0