Перенос стран Прибалтики и Калининградской области

   26 голосов

  1. 1. Ваше отношение к теме

    • + (положительное)
      11
    • - (отрицательное)
      15

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь для голосования в опросе.

407 сообщений в этой теме

Опубликовано:

<font size=“5“>Москва. Ресторан Астория. Поздний вечер четвёртого дня переноса</font>

Аудрунас проследил, как Сергей взял у ошеломлённого музыканта из оркестра его гитару, настроил струны и запел.

- Дым сигарет с ментолом...

Дама, которой он посвятил эту песню была известной местной актрисой, а по совместительству и штатной стукачкой НКВД. Сергей об этом знал и, на злость другим, решил её трахнуть.

Друзья понимали его чувства и завидовали. Ведь не каждый день тебе в кровать лезет смертельный враг.

За их столом, кроме его компании состоящей из нескольких дипломатов западных стран, ново прибывших охранников прибалтийских республик и других водителей, таких девушек было несколько. Их у старательно изображающих возмущение опекунов из органов компания весело отбила прямо в ресторанном зале.

«Да здесь собрались наверно все шпионы Москвы», - с усмешкой констатировал Аудрунас.

- А какую машину ваши страны подарят лично товарищу Сталину? - от запаха нагнувшейся к нему девушки аж ноздри заткнуло.

**

Ресторан посольство им заказало заранее, сразу предупредив об опасностях. Аудрунас знал об многих из них ещё перед тем, как ему пришлось выехать в Эстонию. Но даже в кошмаре не мог представить на сколько отличается менталитет жителей сороковых годов двадцатого века от нему привычного. А ведь за плечами были миссии в Косово, Афганистане и других горячих точках планеты.

Советский Союз сороковых среди них выделялся тем, что он как - бы и был ему знаком по старым советским фильмам и рассказам стариков, но в тоже время поражал всё новыми открытиями.

Ему, выслушавшему не один инструктаж по психологии и особе ценимому за своё умение показаться своим в любой обстановке, было трудно с местными. Если среди западных дипломатов и военных он с напарниками сразу прослыли простыми парнями, то москвичи оставались недоверчивыми даже тогда, когда им приказывали быть лапочками.

И если в первые дни Афганской миссии все местные сразу кланялись ему в ноги признавая своё поражение и только потом начали гадить исподтишка, то здесь было сложнее. Советский Союз ещё никто не победил, а появившиеся рядом с ним страны - лимитрофы в понимании его граждан был досадным недоразумением. Даже если они и появились из будущего.

Первым шагом для опровержения этого суеверия придумали целую операцию. После некоторых переговоров страны Балтии подарили послам западных посольств в Москве и советскому правительству по автомобилю. По Рено Лагуне две тысячи пятого года. Подарок проходил в виде доброй воли, но неофициально. Потому, пока советы радостно принимали подачки, в Москву из Ленинграда проехала целая кавалькада машин с разными, часто совсем с не обозначенными в декларациях, но прикрытыми дипломатической неприкосновенностью вещами.

Водителем одной из таких тачек и числился Аудрунас.

**

- Наше правительство в жесте доброй воли предложило ему автомобиль новые Жигули, автомобиль Российского производства, но Сталин пока выбирает. Он не хочет электрического подогрева седалища, - Аудрунас произнёс условленную фразу и скоро его поддержали.

- И правильно! - второй секретарь Американского посольства, разыграв пьяного, спросил. - Что это-такое? Электрический подогрев кресел автомобиля для водителя и пассажира ? Больно на электрическое кресло сматывает.

- Да это бред! - Аудрунас вальяжно облокотился об спинку ресторанного кресла и устало сказал. - За всю свою прошлую жизнь в двадцать первом веке, я слышал только о нескольких случаев, когда электрическая проводка в машине стало смертью её пассажира. Но там точно было стечение обстоятельств, а не происки иностранных служб.

Сидящая рядом с ним женщина перестала дышать ему в ухо и вся напряглась.

- Электрически подогрев кресел водителя и пассажира в наше время очень удобен в холодное время суток. Встаёшь рано утром, направил ключ в сторону автомобиля и жмёшь на кнопку. Машина сама понимает твой приказ и начинает нагревать сидение. Всё просто. Только ловкость рук и никакого мошенничества.

Аудрунас ответил на вопросы возбуждённой публики и рассказал о техническом совершенстве автомобилей из будущего, когда в зал зашли люди из немецкого посольства. Он подождал пока они усядутся за свой столик и закажет у официанта свои блюда.

«Боксёр», а так звали одного из немцев в его задании пришёл с друзьями, как ему и посоветовали.

- Йуозас, - изображая полупьяного он обратился к второму секретарю Литовского посольства. - Смотри, настоящие эсэсовцы.

Парня не надо было упрашивать. Он, бравируя своим ростом в сто девяносто сантиметров, что для его времени было уже не так и мало, подошёл к столику немцев и вякнул на немецком.

- Гитлер капут! Мемель снова принадлежит Литве!

Сидящий за столом «Боксёр» поковырял вилкой в тарелке и процедил.

- Господин, как вас там, мы вообще — то пришли здесь покушать.

- Так и кушайте на здоровье, никто вам не мешает. Я хочу только вашу даму на танец пригласить. А то сидит она бедная с недочеловеками и не знает в ком течёт истинно арийская кровь.

Этого эсэсовцы вытерпеть уже не смогли и дружно встали из-за стола. Аудрунас на некоторое время даже залюбовался их выправкой и одеянием.

- Спокойствие, только спокойствие, - прозвучал голос Сергея со сцены. - Парни сами разберутся. Только место им освободите.

Аудрунас вальяжно подошёл к «Боксёру» уже принявшему стойку.

- Не обижай малыша, - так как Аудрунас был на голову ниже Йонаса, фраза прозвучала откровенно фальшиво. - Он никак не может простить поражения Жукаускаса Максу Шмелингу*. А ведь ты из его конюшни**?

Эсэсовец и его друзья нехотя, но согласились.

«А парни не промах» - Аудрунас знал, что в эсэсовцы принимали только опробованных в уличных драках с политическими противниками физический крепких парней.

- Вот и я предлагаю всё решить миром. Вы оставите в покое этого бедного ребёнка и все втроём поборетесь со мной. Считаю, что тогда силы будут равны.

Эсэсовцы недоверчивого переглянулись.

Тут в круг вбежал их надсмотрщик из НКВД и размахивая руками закричал.

- Господа, не надо драки!

Один из прибывших с ним спецназовцев взял его за шкирку и выпроводил и зала. После этого он закрыл двери и подставил стул к рукоятке, что бы никто не вошёл.

-Так мы договорились? - спросил Аудрунас.

«Боксёр» улыбнулся и принял правильную стойку.

**

- Я победил! - Аудрунас парировал возражения собравшихся за столом иностранных дипломатов о том что он дрался не честно. - И честно, ведь я вышел один против троих.

- Но это не было боксом, - возразил англичанин. - Использовать в драке ноги запрещается.

- Да, - поддержал его Валтерс, новый охранник латышского посольства. - Но если вы, господа, заметили, то последний из соперников нашего друга хотел показать один из приёмов французского бокса — савато. Только у него ничего не вышло.

- Правильно ли я определил твою технику? - спросил у сидевшего с понурым лицом эсэсовца.

Тот ошеломлённо кивнул. Когда Аудрунас их всех вырубил в течении нескольких секунд, зал ресторана сначала рукоплескал стоя и это помогло усадить эсэсовцев за совместный столик. И начать их обрабатывать.

Сначала налили по чарке водки и предложили выпить за спортивную дружбу. Потом за боевые искусства. А потом, - что немцы всё таки замечательные парни, но их техника уже давно устарела.

Именно тогда и начался спор о том, чем отличается бокс джентльменов от уличной драки.

- Друзья, - поднял бокал привезённого с собой французского вина Аудрунас. - Я хочу извиниться перед нашими немецкими друзьями и всеми собравшимися. Я не виноват, что со временем опыт отцов передаётся детям и они используют его. Среди присутствующих в ресторанном зале находится предок одного из моих учителей, но я никогда не скажу кто это. Пусть жизнь идёт своим чередом и пусть ваши и наши дети учатся на наших ошибках.

Аудрунас опустошил бокал и проследил, чтобы и остальные последовали его примеру. Второй секретарь французского посольства не выдержал и попросил приоткрыть хотя бы одну занавесочку и выдать тайну. К нему тут же подсоединились и остальные.

Аудрунас долго отбивался но потом сдался, встал и громко произнёс ещё один тост.

- Я хочу выпить за основателя российского самбо Василия Сергеевича Ощепкова.

- Ощепкофь? А кто он такой?- не сдержалися «Боксёр» и другие сидевшие за столом.

- Основатель боевого искусства в России под названием самбо, - громко, сказал Аудрунас. - Легенда о том, как он прикован одной рукой к радиатору в застенках русского гестапо отбивался от пятерых следователей НКВД жива и в наши времена.

Все недоверчиво покивали головами, когда пришло время разъяриться второму секретарю латышского посольства.

- Я конечно не олимпийский чемпион, а только простой мастер спорта по самбо! - выкрикнул Андрей, - Но уложу каждого из сидящих в зале чекистских ублюдков на лопатки играючи. Такого человека угробили — твари.

Он встал со стола и направился к выходу, когда ресторанные двери наконец-то сдались и в зал вбежало несколько милицейских. Ведомые надсмотрщиком из НКВД они окружили Андрея.

- Именем Советского Союза и товарища Сталина, вы арестованы.

- Ты кто такой? - пропел Андрей изображая кавказский акцент и оттолкнул мента. - Давай, до свидания!

Милицейский вытащил свою корочку и даже захотел покрасоваться ею перед лицом Андрея.

-Ты кто такой? Давай до свидания, — повторил тот, выбрасывая мента через окно.

Остальные милицейские тоже попробовали оказать сопротивление, но тут за Андрея вступился весь столик.

- Научите и меня так драться, - выпалил ошеломлённый «Боксёр».

Аудрунас только повёл плечами.

- Я не мастер, но поделиться своим умением могу. Только место здесь не подходящее. Милиционеры снова стучатся в дверь.

- Поедем к нам, - нашёл выход пьяный секретарь американского посольства. - Там они уже не будут нам мешать.

- Хорошая идея, - согласился Аудрунас и обратился к стукачке, приставленной к нему.

- Ты поедешь с нами?

Женщина в испуге потрясла головой и отказалась.

- Ну, не хочешь, как хочешь.

Пока вся компания собиралась, Аудрунас вытащил переносной радио телефон и приказал водителям подогнать машины прямо к выходу.

-Сергей, забери ещё одну гитару! - прокричал через весь зал. - Гулянка только начинается.

Друг забрал не только гитару. Вместе со своей актрисой он потащил к выходу и девушку из оркестра, игравшую на скрипке.

«Эта будет для Андрея» - оценив фигуру и лицо его добычи решил Аудрунас. - «Пора побеспокоиться и обо мне,»

Он подошёл к столику на углу ресторанного зала, галантно представился и спросил.

- Девушка, а вы не хотите проехаться с нами и продолжить банкет?

Её попечитель, увидев, как «Боксёр» с друзьями избивает очередную партию прибежавших милицейских, схватился за грудь и медленно уполз под стол.

Лицо девушки покрылось румянцем, а голубые глаза расширились ещё больше. Как будто не хотя, но она назвала своё имя и подала руку.

- И правильно, - оценив её запах сказал Аудрунас.- У тебя сейчас начнётся новая жизнь.

Выходя он ещё успел заметит, как один из решившихся присоединиться к ним музыкантов проходя пнул лежащего милицейского.

- Это вам за Васю Ощепкова.

*Сейчас мало кто помнит, но знаменитый Макс Шмелинг в борьбе за титул чемпиона мира среди боксёров победил американца Джо Шаркиса. Истинное имя этого ребёнка литовских эмигрантов начала двадцатого века было Йуозас Паулюс Жукаускас.

** Помещение, где тренировались самые знаменитые немецкие боксёры в народе называли конюшнями.

<font size=“5“>Москва. Вечер восьмого Сентября 1939 года </font>

Аудрунас заменил обойму. Тело на полу коридора ещё дрыгалось, а у него оставалось только семь минут для окончания операции.

Из-за следующей двери послышался вой. Иван открыл её и перед взором команды показалась очередная сценка ужасов. Над прикованным наручниками к стулу пожилым человеком на этот раз издевалась молодая девушка. Аудрунас долго не думая снёс одним выстрелом ей череп и спросил у жертвы.

- Ты, кто?

Мужик только мычал что то в ответ, пока Иван не подсказал, что это сам товарищ Френкел.

- Товарищ, ты говоришь! Так пусть остаётся. Нам, вашим потомкам, он не интересен.

Иван послушно открыл ему другие двери, где старого человека избивали два мордоворота. Аудрунас не колеблясь отправил их в ад и обычно переспросил.

- Ты, кто? Отвечай скоро, ибо нам некогда!

Старик ничего не понимающе уставился на ствол глушителя и ничего не ответил.

- Это профессор Стородубов! - подсказал Иван.

- Снято! - показал большим пальцем Иварс.

- Освободить его! - приказал Аудрунас тем стражникам подвалов НКВД, которые сразу соглашались стать его помощниками.

Мужики начали вытряхивать карманы убитых следователей ища ключей от наручников, а Аудрунас начал беспокоиться.

След его девушки на маяке потерялся явно в том коридоре, но очередная камера оказалась пустышкой. А времени оставалось всё меньше и меньше.

Всё стало понятно, когда ему открыли большую дверь склада. Там две женщины как раз дрались из-за бюстгальтера его любимой.

- Это размер моей дочери! - кричала одна.

- Этого носить нельзя! Богу противно! - повторяла другая, стараясь отнять тряпку и бросить её в печку.

Аудрунас сразу пристрелил последнею и спросил у первой:

- Жить хочешь? Скажи, куда отправили ту девушку, одежду которой вы делили?

Женщина долго не колебалась и сразу упала на колени.

- Она в очереди на последний подвал. Спеши, рыцарь, спеши!

Аудрунас и так знал, что ему надо делать. Меняя обоймы он просил прощения у Бога, за-то что согласился участвовать в этой игре и сам, того не желая, стал частью неё.

Эту девушку он подцепил в ресторане подавшись минутному настроению и виду её смазливого личика. И тут же удивился, узнав, что она девственница и сирота.

- Мой рыцарь, я знала, что ты придёшь, - плакала она на его груди и Адрунас сразу понял, что сделает всё, но её спасёт.

Он уже договорился с парнями, что отправит её ближайшим самолётом на родину, когда девушка вдруг заупрямилась и спросила разрешения проститься с бабушкой. Телесериал об их отношения уже давно показывали вывешенные над воротами посольств перенесённых стран экраны и Аудрунас решил, что комуняги не осмелятся причинить боль его любимой. Эти пока пребывали в плену своих убеждении и не смогли придумать ничего лучшего, чем обычную ложь об украденных злыми потомками комсомолках. Аналитики посольств сразу нашли слабое место в их пропаганде и с того утра каждый шаг влюблённых пар передавался на улицу, где толпы зрителей охали и ахали смотря, как они ссорятся и мирятся.

Аудрунас в очередной раз проклял себя, за то, что поддавшись уговорам любимой и шефа, отпустил её на прощание с последними оставшимся в живых родными .

И тут - же поплатился за свою ошибку. Автомобиль с ней, провожаемый ликующей толпой, был остановлен уже на четвёртом переулке и угрюмые люди в форме приказали водителю девушки следовать за ними. Сопровождающий девушку водитель вместе с условным сигналом передал и всю сцену захвата в посольство. После этого Аудрунаса уже никто не мог остановить.

Их машины рванули со всех посольств одновременно. Улюлюкающие толпы провожали их до самого здания Любянки, где сопротивление осмелились оказать только единицы охранников. Остальные тут же сдались на милость потомков и сами начали открывать служебные двери.

- Кто ты?- спросил Игорь заходя в очередную дверь, а Аудрунас продолжал идти вперёд.

Скоро ему пришлось заменить не только обойму, но и глушитель. Последний явно вышел из строя и потому отклонял траекторию пули. Скоро перед парнем появилась дверь в подвал.

- Не положено! - послушалось от туда Аудрунасу, когда он потребовал открыть и их.

- На не положено, ххх заложено! - ответил воин и прикрепил к дверям пластиковою взрывчатку.

Когда дым осел, он ещё долго не смог зайти внутрь, но толпа выбегающих от туда полуголых людей чуть не смела его с ног.

- Блин, а это будет по круче, чем штурм Лондонского универсама на распродаже! - ляпнул очередную глупость Иварс.

Аудрунас ничего ему не ответил и прошёл через раму бывших дверей. И тут же чуть не поплатился за свою беспечность. Расстрельная команда из шести солдат была вооружена и захотела оказать сопротивление. Но пока они перезаряжали свои Валтеры, Глоки Аудрунаса и Сергея покончили с ними. В живых остался только один враг.

Он прижимал оголённую девушку к себе и кричал направляя наган в его сторону.

- Не подходите! Убью!

- Тихо! Тихо! - Аудрунас попытался было успокоить обезумевшего палача, но увидев бесполезность уговоров просто всадил ему пулю по меж глаз.

- Снято! - сказал Иварс.

Аудрунас нежно обнял почти обезумевшую девушку и прижал к своей груди.

- Мой рыцарь, - тихо шепнула она. - Ты снова меня спас.

- А как же? - ответил Аудрунас. - Теперь мы соединены на веки.

Мокрые от пота волосы голой девушки прилипли к его бронежилету, а парень нёс на руках свою любовь и отчитывал секунды до конца операции. Он ещё не знал, что снятая Иварсом документальная хроника штурма Лубянки станет мировым хитом в кинотеатрах западного мира. Он не знал, что кто-то из Голивуда напишет об истории их любви замечательный сценарий и снимет полнометражное кино. Которое тут же соберёт все Оскары. Он не знал, что один прыщавый малец, увидев сцену их выхода из горящего здания Лубянки, скопирует её и допишет им крылья ангелов, тем самым став одним из самых знаменитых авторов комиксов.

Аудрунас ещё не знал об этом и нёс свою девушку к выходу отчитывая секунды.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

<font size=“5“>Москва. Ресторан Астория. Поздний вечер четвёртого дня переноса</font>

Аудрунас проследил, как Сергей взял у ошеломлённого музыканта из оркестра его гитару, настроил струны и запел.

- Дым сигарет с ментолом...

Дама, которой он посвятил эту песню была известной местной актрисой, а по совместительству и штатной стукачкой НКВД. Сергей об этом знал и, на злость другим, решил её трахнуть.

Друзья понимали его чувства и завидовали. Ведь не каждый день тебе в кровать лезет смертельный враг.

За их столом, кроме его компании состоящей из нескольких дипломатов западных стран, ново прибывших охранников прибалтийских республик и других водителей, таких девушек было несколько. Их у старательно изображающих возмущение опекунов из органов компания весело отбила прямо в ресторанном зале.

«Да здесь собрались наверно все шпионы Москвы», - с усмешкой констатировал Аудрунас.

- А какую машину ваши страны подарят лично товарищу Сталину? - от запаха нагнувшейся к нему девушки аж ноздри заткнуло.

**

Ресторан посольство им заказало заранее, сразу предупредив об опасностях. Аудрунас знал об многих из них ещё перед тем, как ему пришлось выехать в Эстонию. Но даже в кошмаре не мог представить на сколько отличается менталитет жителей сороковых годов двадцатого века от нему привычного. А ведь за плечами были миссии в Косово, Афганистане и других горячих точках планеты.

Советский Союз сороковых среди них выделялся тем, что он как - бы и был ему знаком по старым советским фильмам и рассказам стариков, но в тоже время поражал всё новыми открытиями.

Ему, выслушавшему не один инструктаж по психологии и особе ценимому за своё умение показаться своим в любой обстановке, было трудно с местными. Если среди западных дипломатов и военных он с напарниками сразу прослыли простыми парнями, то москвичи оставались недоверчивыми даже тогда, когда им приказывали быть лапочками.

И если в первые дни Афганской миссии все местные сразу кланялись ему в ноги признавая своё поражение и только потом начали гадить исподтишка, то здесь было сложнее. Советский Союз ещё никто не победил, а появившиеся рядом с ним страны - лимитрофы в понимании его граждан был досадным недоразумением. Даже если они и появились из будущего.

Первым шагом для опровержения этого суеверия придумали целую операцию. После некоторых переговоров страны Балтии подарили послам западных посольств в Москве и советскому правительству по автомобилю. По Рено Лагуне две тысячи пятого года. Подарок проходил в виде доброй воли, но неофициально. Потому, пока советы радостно принимали подачки, в Москву из Ленинграда проехала целая кавалькада машин с разными, часто совсем с не обозначенными в декларациях, но прикрытыми дипломатической неприкосновенностью вещами.

Водителем одной из таких тачек и числился Аудрунас.

**

- Наше правительство в жесте доброй воли предложило ему автомобиль новые Жигули, автомобиль Российского производства, но Сталин пока выбирает. Он не хочет электрического подогрева седалища, - Аудрунас произнёс условленную фразу и скоро его поддержали.

- И правильно! - второй секретарь Американского посольства, разыграв пьяного, спросил. - Что это-такое? Электрический подогрев кресел автомобиля для водителя и пассажира ? Больно на электрическое кресло сматывает.

- Да это бред! - Аудрунас вальяжно облокотился об спинку ресторанного кресла и устало сказал. - За всю свою прошлую жизнь в двадцать первом веке, я слышал только о нескольких случаев, когда электрическая проводка в машине стало смертью её пассажира. Но там точно было стечение обстоятельств, а не происки иностранных служб.

Сидящая рядом с ним женщина перестала дышать ему в ухо и вся напряглась.

- Электрически подогрев кресел водителя и пассажира в наше время очень удобен в холодное время суток. Встаёшь рано утром, направил ключ в сторону автомобиля и жмёшь на кнопку. Машина сама понимает твой приказ и начинает нагревать сидение. Всё просто. Только ловкость рук и никакого мошенничества.

Аудрунас ответил на вопросы возбуждённой публики и рассказал о техническом совершенстве автомобилей из будущего, когда в зал зашли люди из немецкого посольства. Он подождал пока они усядутся за свой столик и закажет у официанта свои блюда.

«Боксёр», а так звали одного из немцев в его задании пришёл с друзьями, как ему и посоветовали.

- Йуозас, - изображая полупьяного он обратился к второму секретарю Литовского посольства. - Смотри, настоящие эсэсовцы.

Парня не надо было упрашивать. Он, бравируя своим ростом в сто девяносто сантиметров, что для его времени было уже не так и мало, подошёл к столику немцев и вякнул на немецком.

- Гитлер капут! Мемель снова принадлежит Литве!

Сидящий за столом «Боксёр» поковырял вилкой в тарелке и процедил.

- Господин, как вас там, мы вообще — то пришли здесь покушать.

- Так и кушайте на здоровье, никто вам не мешает. Я хочу только вашу даму на танец пригласить. А то сидит она бедная с недочеловеками и не знает в ком течёт истинно арийская кровь.

Этого эсэсовцы вытерпеть уже не смогли и дружно встали из-за стола. Аудрунас на некоторое время даже залюбовался их выправкой и одеянием.

- Спокойствие, только спокойствие, - прозвучал голос Сергея со сцены. - Парни сами разберутся. Только место им освободите.

Аудрунас вальяжно подошёл к «Боксёру» уже принявшему стойку.

- Не обижай малыша, - так как Аудрунас был на голову ниже Йонаса, фраза прозвучала откровенно фальшиво. - Он никак не может простить поражения Жукаускаса Максу Шмелингу*. А ведь ты из его конюшни**?

Эсэсовец и его друзья нехотя, но согласились.

«А парни не промах» - Аудрунас знал, что в эсэсовцы принимали только опробованных в уличных драках с политическими противниками физический крепких парней.

- Вот и я предлагаю всё решить миром. Вы оставите в покое этого бедного ребёнка и все втроём поборетесь со мной. Считаю, что тогда силы будут равны.

Эсэсовцы недоверчивого переглянулись.

Тут в круг вбежал их надсмотрщик из НКВД и размахивая руками закричал.

- Господа, не надо драки!

Один из прибывших с ним спецназовцев взял его за шкирку и выпроводил и зала. После этого он закрыл двери и подставил стул к рукоятке, что бы никто не вошёл.

-Так мы договорились? - спросил Аудрунас.

«Боксёр» улыбнулся и принял правильную стойку.

**

- Я победил! - Аудрунас парировал возражения собравшихся за столом иностранных дипломатов о том что он дрался не честно. - И честно, ведь я вышел один против троих.

- Но это не было боксом, - возразил англичанин. - Использовать в драке ноги запрещается.

- Да, - поддержал его Валтерс, новый охранник латышского посольства. - Но если вы, господа, заметили, то последний из соперников нашего друга хотел показать один из приёмов французского бокса — савато. Только у него ничего не вышло.

- Правильно ли я определил твою технику? - спросил у сидевшего с понурым лицом эсэсовца.

Тот ошеломлённо кивнул. Когда Аудрунас их всех вырубил в течении нескольких секунд, зал ресторана сначала рукоплескал стоя и это помогло усадить эсэсовцев за совместный столик. И начать их обрабатывать.

Сначала налили по чарке водки и предложили выпить за спортивную дружбу. Потом за боевые искусства. А потом, - что немцы всё таки замечательные парни, но их техника уже давно устарела.

Именно тогда и начался спор о том, чем отличается бокс джентльменов от уличной драки.

- Друзья, - поднял бокал привезённого с собой французского вина Аудрунас. - Я хочу извиниться перед нашими немецкими друзьями и всеми собравшимися. Я не виноват, что со временем опыт отцов передаётся детям и они используют его. Среди присутствующих в ресторанном зале находится предок одного из моих учителей, но я никогда не скажу кто это. Пусть жизнь идёт своим чередом и пусть ваши и наши дети учатся на наших ошибках.

Аудрунас опустошил бокал и проследил, чтобы и остальные последовали его примеру. Второй секретарь французского посольства не выдержал и попросил приоткрыть хотя бы одну занавесочку и выдать тайну. К нему тут же подсоединились и остальные.

Аудрунас долго отбивался но потом сдался, встал и громко произнёс ещё один тост.

- Я хочу выпить за основателя российского самбо Василия Сергеевича Ощепкова.

- Ощепкофь? А кто он такой?- не сдержалися «Боксёр» и другие сидевшие за столом.

- Основатель боевого искусства в России под названием самбо, - громко, сказал Аудрунас. - Легенда о том, как он прикован одной рукой к радиатору в застенках русского гестапо отбивался от пятерых следователей НКВД жива и в наши времена.

Все недоверчиво покивали головами, когда пришло время разъяриться второму секретарю латышского посольства.

- Я конечно не олимпийский чемпион, а только простой мастер спорта по самбо! - выкрикнул Андрей, - Но уложу каждого из сидящих в зале чекистских ублюдков на лопатки играючи. Такого человека угробили — твари.

Он встал со стола и направился к выходу, когда ресторанные двери наконец-то сдались и в зал вбежало несколько милицейских. Ведомые надсмотрщиком из НКВД они окружили Андрея.

- Именем Советского Союза и товарища Сталина, вы арестованы.

- Ты кто такой? - пропел Андрей изображая кавказский акцент и оттолкнул мента. - Давай, до свидания!

Милицейский вытащил свою корочку и даже захотел покрасоваться ею перед лицом Андрея.

-Ты кто такой? Давай до свидания, — повторил тот, выбрасывая мента через окно.

Остальные милицейские тоже попробовали оказать сопротивление, но тут за Андрея вступился весь столик.

- Научите и меня так драться, - выпалил ошеломлённый «Боксёр».

Аудрунас только повёл плечами.

- Я не мастер, но поделиться своим умением могу. Только место здесь не подходящее. Милиционеры снова стучатся в дверь.

- Поедем к нам, - нашёл выход пьяный секретарь американского посольства. - Там они уже не будут нам мешать.

- Хорошая идея, - согласился Аудрунас и обратился к стукачке, приставленной к нему.

- Ты поедешь с нами?

Женщина в испуге потрясла головой и отказалась.

- Ну, не хочешь, как хочешь.

Пока вся компания собиралась, Аудрунас вытащил переносной радио телефон и приказал водителям подогнать машины прямо к выходу.

-Сергей, забери ещё одну гитару! - прокричал через весь зал. - Гулянка только начинается.

Друг забрал не только гитару. Вместе со своей актрисой он потащил к выходу и девушку из оркестра, игравшую на скрипке.

«Эта будет для Андрея» - оценив фигуру и лицо его добычи решил Аудрунас. - «Пора побеспокоиться и обо мне,»

Он подошёл к столику на углу ресторанного зала, галантно представился и спросил.

- Девушка, а вы не хотите проехаться с нами и продолжить банкет?

Её попечитель, увидев, как «Боксёр» с друзьями избивает очередную партию прибежавших милицейских, схватился за грудь и медленно уполз под стол.

Лицо девушки покрылось румянцем, а голубые глаза расширились ещё больше. Как будто не хотя, но она назвала своё имя и подала руку.

- И правильно, - оценив её запах сказал Аудрунас.- У тебя сейчас начнётся новая жизнь.

Выходя он ещё успел заметит, как один из решившихся присоединиться к ним музыкантов проходя пнул лежащего милицейского.

- Это вам за Васю Ощепкова.

*Сейчас мало кто помнит, но знаменитый Макс Шмелинг в борьбе за титул чемпиона мира среди боксёров победил американца Джо Шаркиса. Истинное имя этого ребёнка литовских эмигрантов начала двадцатого века было Йуозас Паулюс Жукаускас.

** Помещение, где тренировались самые знаменитые немецкие боксёры в народе называли конюшнями.

<font size=“5“>Москва. Вечер восьмого Сентября 1939 года </font>

Аудрунас заменил обойму. Тело на полу коридора ещё дрыгалось, а у него оставалось только семь минут для окончания операции.

Из-за следующей двери послышался вой. Иван открыл её и перед взором команды показалась очередная сценка ужасов. Над прикованным наручниками к стулу пожилым человеком на этот раз издевалась молодая девушка. Аудрунас долго не думая снёс одним выстрелом ей череп и спросил у жертвы.

- Ты, кто?

Мужик только мычал что то в ответ, пока Иван не подсказал, что это сам товарищ Френкел.

- Товарищ, ты говоришь! Так пусть остаётся. Нам, вашим потомкам, он не интересен.

Иван послушно открыл ему другие двери, где старого человека избивали два мордоворота. Аудрунас не колеблясь отправил их в ад и обычно переспросил.

- Ты, кто? Отвечай скоро, ибо нам некогда!

Старик ничего не понимающе уставился на ствол глушителя и ничего не ответил.

- Это профессор Стородубов! - подсказал Иван.

- Снято! - показал большим пальцем Иварс.

- Освободить его! - приказал Аудрунас тем стражникам подвалов НКВД, которые сразу соглашались стать его помощниками.

Мужики начали вытряхивать карманы убитых следователей ища ключей от наручников, а Аудрунас начал беспокоиться.

След его девушки на маяке потерялся явно в том коридоре, но очередная камера оказалась пустышкой. А времени оставалось всё меньше и меньше.

Всё стало понятно, когда ему открыли большую дверь склада. Там две женщины как раз дрались из-за бюстгальтера его любимой.

- Это размер моей дочери! - кричала одна.

- Этого носить нельзя! Богу противно! - повторяла другая, стараясь отнять тряпку и бросить её в печку.

Аудрунас сразу пристрелил последнею и спросил у первой:

- Жить хочешь? Скажи, куда отправили ту девушку, одежду которой вы делили?

Женщина долго не колебалась и сразу упала на колени.

- Она в очереди на последний подвал. Спеши, рыцарь, спеши!

Аудрунас и так знал, что ему надо делать. Меняя обоймы он просил прощения у Бога, за-то что согласился участвовать в этой игре и сам, того не желая, стал частью неё.

Эту девушку он подцепил в ресторане подавшись минутному настроению и виду её смазливого личика. И тут же удивился, узнав, что она девственница и сирота.

- Мой рыцарь, я знала, что ты придёшь, - плакала она на его груди и Адрунас сразу понял, что сделает всё, но её спасёт.

Он уже договорился с парнями, что отправит её ближайшим самолётом на родину, когда девушка вдруг заупрямилась и спросила разрешения проститься с бабушкой. Телесериал об их отношения уже давно показывали вывешенные над воротами посольств перенесённых стран экраны и Аудрунас решил, что комуняги не осмелятся причинить боль его любимой. Эти пока пребывали в плену своих убеждении и не смогли придумать ничего лучшего, чем обычную ложь об украденных злыми потомками комсомолках. Аналитики посольств сразу нашли слабое место в их пропаганде и с того утра каждый шаг влюблённых пар передавался на улицу, где толпы зрителей охали и ахали смотря, как они ссорятся и мирятся.

Аудрунас в очередной раз проклял себя, за то, что поддавшись уговорам любимой и шефа, отпустил её на прощание с последними оставшимся в живых родными .

И тут - же поплатился за свою ошибку. Автомобиль с ней, провожаемый ликующей толпой, был остановлен уже на четвёртом переулке и угрюмые люди в форме приказали водителю девушки следовать за ними. Сопровождающий девушку водитель вместе с условным сигналом передал и всю сцену захвата в посольство. После этого Аудрунаса уже никто не мог остановить.

Их машины рванули со всех посольств одновременно. Улюлюкающие толпы провожали их до самого здания Любянки, где сопротивление осмелились оказать только единицы охранников. Остальные тут же сдались на милость потомков и сами начали открывать служебные двери.

- Кто ты?- спросил Игорь заходя в очередную дверь, а Аудрунас продолжал идти вперёд.

Скоро ему пришлось заменить не только обойму, но и глушитель. Последний явно вышел из строя и потому отклонял траекторию пули. Скоро перед парнем появилась дверь в подвал.

- Не положено! - послушалось от туда Аудрунасу, когда он потребовал открыть и их.

- На не положено, ххх заложено! - ответил воин и прикрепил к дверям пластиковою взрывчатку.

Когда дым осел, он ещё долго не смог зайти внутрь, но толпа выбегающих от туда полуголых людей чуть не смела его с ног.

- Блин, а это будет по круче, чем штурм Лондонского универсама на распродаже! - ляпнул очередную глупость Иварс.

Аудрунас ничего ему не ответил и прошёл через раму бывших дверей. И тут же чуть не поплатился за свою беспечность. Расстрельная команда из шести солдат была вооружена и захотела оказать сопротивление. Но пока они перезаряжали свои Валтеры, Глоки Аудрунаса и Сергея покончили с ними. В живых остался только один враг.

Он прижимал оголённую девушку к себе и кричал направляя наган в его сторону.

- Не подходите! Убью!

- Тихо! Тихо! - Аудрунас попытался было успокоить обезумевшего палача, но увидев бесполезность уговоров просто всадил ему пулю по меж глаз.

- Снято! - сказал Иварс.

Аудрунас нежно обнял почти обезумевшую девушку и прижал к своей груди.

- Мой рыцарь, - тихо шепнула она. - Ты снова меня спас.

- А как же? - ответил Аудрунас. - Теперь мы соединены на веки.

Мокрые от пота волосы голой девушки прилипли к его бронежилету, а парень нёс на руках свою любовь и отчитывал секунды до конца операции. Он ещё не знал, что снятая Иварсом документальная хроника штурма Лубянки станет мировым хитом в кинотеатрах западного мира. Он не знал, что кто-то из Голивуда напишет об истории их любви замечательный сценарий и снимет полнометражное кино. Которое тут же соберёт все Оскары. Он не знал, что один прыщавый малец, увидев сцену их выхода из горящего здания Лубянки, скопирует её и допишет им крылья ангелов, тем самым став одним из самых знаменитых авторов комиксов.

Аудрунас ещё не знал об этом и нёс свою девушку к выходу отчитывая секунды.

:rolleyes:

Проду!

А штурм лубянки это вообще зачет.........

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

А штурм лубянки это вообще зачет.........

А вот километровое цитирование - НИЗАЧОТ :diablo:

Специально тему засираете, чтобы никто не читал? Нет? Ну так потрудитесь: :rtfm:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Может - быть у кого нибудь найдётся более данных о Сталинских репрессиях в 39-41 году в городе Пинск. Современная Беларусь? В Википедии их слишком мало:(

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Может - быть у кого нибудь найдётся более данных о Сталинских репрессиях в 39-41 году в городе Пинск. Современная Беларусь? В Википедии их слишком мало

Не тем ВЫ интересуетесь, Вы туда летом езжайте - девушки, рекомендую :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Не тем ВЫ интересуетесь, Вы туда летом езжайте - девушки, рекомендую

А за чем? Я с Пинскими и с их девушками и так постоянно общаюсь :)

Жаль только, что все они историей почти не интересуются, и среди них нет евреев :(

Знаю, знаю. В Беларуси пинских считают круче евреев:) Сам могу рассказать об их хитрости:)

Изменено пользователем Wilkas

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

<font size=“5“>Пинск. 04 Сентября 1939 года. Вечер.</font>

Огромный зал коллегиума иезуитов застыл в тишине. Пан Юзеф Мозжецкий, в силу своей нервной болезни страдающий нескончаемой икотой, прикрыл свой рот и нос шалью, показывая свою готовность не мешать другим и слушать. Раби Саломон Каплан нервно дёргал себя за бороду. Пастор адвентистов Адам Городецкий привычно ковырялся в носу. Директор школы Давид Альпер смотрел на него, не скрывая своего удивления.

- Как я их всех ненавижу! - Ицхак Фридман осмотрел собравшихся и вытер кончик носа.

Его партийная ячейка уже несколько дней перестала следовать приказам из Москвы и погрязла в ненужных спорах. Некоторые из самых горячих голов всё же записались в ополчение и ушли воевать с немцами. Других Ицхак придержал, рассказав, что скоро власть панов закончится и их всех всё равно освободит товарищ Сталин. Но комсомольцы хотели воевать, только теперь не знали с кем?

И это всё из-за Катастрофы. Конечно никто сначала её так не называл, но чем дальше, тем больше это слово начало выплывать заголовках газет и радио передач. И теперь весь мир стал следить не за войной между Польшей и Германией, а за новостями из Прибалтийского анклава, названного так с лёгкой руки репортёров. Ицхак и его друзья из подполья услышав, что скоро в город приедут представители Литвы с показом кино сразу решили сначала послушать их и уже потом обмозговать свои дальнейшие поступки. Известие, как легко поляки согласились с потерей Вильни комсомольцев насторожило, потому ошибок никто не хотел делать. Первую задачу, достать именные билеты в коллегиум билеты в коллегиум помог решить товарищ из подполья и Ицхак с несколькими друзьями смог пробраться в зал. Для остальных организаторы вывесили радио трансляторы на центральной площади и огромная толпа, в которой были многие горожане и посланцы ближайших деревень застыла в ожидании.

Гости опаздывали и собравшийся уже начали показывать недовольство, когда двери наконец открылись и в зал вбежал молодой парень.

- Приехали! - громко объявил он и тут же выскочил назад.

Двери открылись во второй раз и вошли несколько молодых, необычно одетых людей. Ицхак сразу заметил их белозубые улыбки и уставший вид. Особенно его заинтересовала девушка штанах из незнакомой ткани.

- Какое бесстыдство! - прошипел кто-то рядом.

Ицхак с ним согласился, но про себя решил, что ног красивее он ещё не видел.

Гости принесли множество разных агрегатов и сразу начали их соединять с местной проводкой. Один из них, молодой высокий парен одетый во френч незнакомого пошива вошёл на трибуну и медленно хлопнул ладонями. Три раза.

Ицхак затаил дыхание.

- Извините за наше опоздание! - сказал гость. - Нашу группу слишком долго задержали своими вопросами Брестские офицеры.

Он налил себе в стакан воды из литровой бутылки сделанной не из стекла и представился.

- Меня зовут Анжеем Костецким. Я студент четвёртого курса Польского университета в Вильно по менеджменту и социальному праву. Мои друзья, которые пока подсоединяют нашу аппаратуру к вашему источнику питания, такие же студенты решили приехать к вам, что бы поговорить о судьбах мира после Катастрофы. У вас есть к нам вопросы?

- Конечно! - не сдержался Давид Альпер. - Так что же произошло с миром.

- К сожалению, - гость изобразил явную беспомощность. - Мы сами не понимаем, что произошло. Одно ясно, Катастрофа перенесла нас в прошлое на семьдесят один год назад. Наши учёные считают, что что такое могло случиться только по воле...

Парень поднёс показательный палец в верх и тихо сказал:

- А нам теперь приходится только догадываться, что он хотел этим сказать! Но одно ясно. Он хотел вас предупредить, а нас остановить.

Ицхак усмехнулся, когда девушка в мужских штанах съязвила.

- Анжей, он не предупреждал! Он просто решил переписать курсовую по времени.

Девушка, подсоединила последние провода к местным кабелям, встала с колен и представилась публике.

- Меня зовут Аушра Бастыте. Я студентка третьего курса Вильнюского Технического Университета имени Гедимина. Помогаю своим коллегам по зову сердца и ещё потому, что среди вас находится моя бабушка Гражина Черневская. Кстати, где она?

Толпа расступилась и на трибуну вытолкнули маленькую девушку.

- Чего вы хотите от моей дочери? - спросил державший её за руку кожевник Михась Черневский.

- Прадед, бабушка, - налетевшая на них гостья расцеловала обоих и тут же начала тискать последнюю.

- Бабушка, когда ты меня била по попе, я всегда твердила, что придёт и моё время, - она обняла малютку и расплакалась. - Бабушка, я так тебя люблю!

Малышка смотрел ничего непонимающим взглядом, а зал начал тихо хихикать над щекотливой ситуацией. А когда Анжей Костецкий попросил Аушру закончить цирк и та ответила, что с детства мечтала пошлёпать бабушку по попе, он разразился громким хохотом. Единственной, кому не понравилась такая шутка, была сама девушка, со страхом смотрящая на незнакомую ей женщину.

Вожак гостей прекратил бардак громким хлопаньем ладошей. Но когда он снова пожурил свою спутницу за не профессионализм, зал её защитил.

- Пан, она наша, местная, а кто вы такой, пока не ясно? - крикнул кто-то и все одобрительно загудели.

Парень не растерялся.

- Я, как и все мы, ваш потомок. Только мои предки жили не в Пинске, а в Лиде. Там меня также привечали, как Аушру Бастите здесь. Но остаться у них я не смог, ведь городков в Восточных Кресах много, а нас мало. Рассказать о будущем нашего мира и уговорить вас не делать ошибок мы считаем своим долгом. Так вы хотите услышать, о том, что вас ждало, и чего вам надо избежать?

Ицхак, как и все в зале промолчал, решив сначала узнать, что произошло в их будущем, а только потом задать свои вопросы.

Гость подождал некоторое время, включил свои приборы и на широком экране высветилось слово - «Катынь».

- Я предупреждаю, многое, что вы услышите будет очень болезненным для вас, потому ещё раз повторяю! Хотите ли вы, узнать о своих ошибках?

Зал долго молчал, пока не выдержал директор школы Давид Альпер.

- Знание всегда даётся через муки. Мы готовы выдержать это испытание.

Гость поблагодарил его и показал на лежащею на столе маленькую папку с подключёнными к ней проводами.

- В будущем это изобретение назовёт ноутбук. Несмотря, на свои размеры она может вместить несколько тысяч книг и кинофильмов. То есть своими размерам, она спокойно заменяет любую городскую библиотеку маленького городка. И это только один источник информации из будущего. Потому смотрите!

Гость нажал пару кнопок и на экране показалась сводка из линии фронта. Где были показаны не только польские, но и немецкие армейские части и корпуса. Коротко рассказав о сложившейся ситуации на фронтах, при этом одним движением руки то расширяя изображение, то уменьшая и переводя уже на другой участок фронта, он предупредил всех.

- Всё, что вы здесь видите, это последние сводки из штабов Литвы и Польши. Как будто ситуация желает лучшего, но обратите внимание. Теперь вы узнаете, как всё было в нашем мире!

Картинка на экране изменилась на чёрно белую и все ужаснулись рассказу гостя. Ведь теперь на севере Польши не было сдерживающих немцев отрядов анклава из будущего и ситуация на фронте выглядела ещё более угрожающей и даже безнадёжной.

- Как видите, наше появление намного улучшило положение дел. А после вчерашнего налёта на Берлин, когда наша авиация сравняла с землёй Рейхстаг и штаб квартиру нацисткой партии, когда погибли военные преступники Гимлер и Гейнрих, ситуация начала стабилизироваться.

Зал добродушно загудел. Гость снова нажал на свои кнопки и изображение изменилось. Ицхак узнал в новой карте родные места и сразу понял, что теперь пойдёт речь об долгожданном освобождении западной Белоруссии от польских панов. И сразу смекнул, что потомки знают слишком много, ведь над этим заданием Московских товарищей он со своей комсомольской ячейкой уже давно работал. Тут к гостью на трибуне присоединилось ещё несколько пришельцев и все замолчали. После минутного перерыва, когда тишина уже стала невыносимой, они хором выкрикнули.

-Так вы хотите узнать о том, что с вами будет?

Несколько женщин потеряло сознание, дети заплакали, мужчины стиснули покрепче кулаки, но никто не ответил. Ицхак в очередной раз усмехнулся над трусостью мелких буржуа и, не долго поколебавшись, выкрикнул.

- Я хочу!

Гость присмотрелся к нему и спросил, как его зовут. Потом посмотрел на другую папку и кивнул головой.

- Ицхак Фридман, тысяча девятьсот двадцать третьего года рождения, вас пригласили сюда по нашей просьбе, потому после лекции прошу остаться.

Ошеломлённые его успехом люди один за другим начали выкрикивать свои имена, но когда приезжие нескольким из них подряд угрюмо подтвердили, что в списках их нет, все снова затихли.

Гость подождал ещё минуту и перешёл к другому вопросу.

- В нашей реальности Польша боролась с немцами ещё две недели и уже фронт начал выравниваться, а Франция и Англия открыть второй фронт, когда ей в спину ударил союзник Гитлера - Сталин. Именно по этому мы и здесь.

В другое время и в другом месте, Ицхак бы обрадовался такой новости. Ведь он со своими товарищами уже давно работал над этим. Но что-то в взгляде гостя его насторожило и он сосредоточился.

- В Бресте польские войска ещё отбивались от немцев, когда в страну обещая помощь зашли советы. И со сопротивлением было покончено. Тем более, что многие из простых людей в них видели меньшее зло, а иногда прямо и друзей. Да и сейчас некоторые из находящихся в зале так считают.

Ицхак затаил дыхание и уже начал боятся, что все начнут на него показывать пальцем, но зал молчал.

- За годы независимой Польши, у многих из вас накопились обиды на своих работодателей, соседей или родственников. Поляки презирают евреев, евреи - поляков и все считают белорусов отсталыми. Правы ли мы?

Неодобрительный гул прошёлся по залу, да опротестовать такое никто не решился.

- Такое происходит всегда и во все времена, - продолжил гость. - Даже в будущем. Но мы хотим рассказать вам, что случится если вы решите, что у советов такие отношения разрешаются цивилизованно. Именно потому первую часть своего доклада мы назвали - «Катынь»!

И тут началось представление гостей. Один за другим они выходили к трибуне и рассказывали, что в их истории произошло в те дни, когда власть советов захватила Восточные Кресы. Как начались повальные аресты и грабежи более-менее состоятельных людей, как начали пропадать ночами люди, как всех силой загнали в колхозы и начался голод, как евреи спалили свои склады, что бы ничего советам не досталось. Они не только рассказывали, они подтверждали это видом документов на экране. Но по настоящему стало страшно, когда начали показывать кадры о расстрелах офицеров и интеллигентов в Минске, Харькове, Киеве и в Катыни. Видя и слыша такое женщины начали плакать и падать в обморок.

Ицхак не смог поверить в такое и запротестовал.

- Да это всё ложь! Наша рабочая крестьянская власть не может быть такой!

Люди отскочили от него, как от прокажённого. Но образовавшихся вокруг него круг не смутил комсомольца. Сомкнув руки на груди, приняв гордую осанку, он повторил.

- Вы врёте! Такое не могло случиться!

- Такое не случится, если вы не будете идти на смерть, как стадо баранов! - прокричала со сцены девушка в штанах. - И если ты не будешь будешь помогать советским оккупантам арестовывать не только поляков с белорусами, но и своих соплеменников. Ведь дети раби Саломона Каплана и других выживут в Сибири и никогда не забудут, кто их отправлял туда зимой в вагонах для скота.

Ицхак испугался и попробовал бежать. Но его задержали и даже попробовали избивать, когда пришельцы попросили всех успокоиться.

- Остановитесь! Мы не потому его позвали сюда, что бы убить. За свои грехи он тогда поплатился сполна. Нас более интересует другое. После того, что вы услышали, сколько из вас ещё хочет отсидеться по сторонам и не воспротивиться врагу?

Зал молчал.

Ицхак встал, сплюнул кровью и рассмеялся.

- Да эти буржуа всегда были трусами! И то, что нескольких из них расстреляли или выслали в Сибирь, пойдёт нам всем только на пользу. Скоро наступит наша власть и мы построим новый, справедливый мир.

- Аз ох н вей! - тихо сказал раби. - Мы мирные люди и не хотим брать на себя ответственности за судьбы мира. Быть может ещё всё уладиться?

- А нам, адвентистам Седьмого Дня, вообще запрещено брать оружие, - вступился за своих пастор Адам Городецкий.

- Вы всё ещё хотите отсидеться по углам, - грустно сказал один из гостей по старше и Ицхак сразу понял, кто руководил всеми агитаторами.

- Да, теперь может быть всё произойдёт по другому. Только Советский Союз по прежнему стягивает войска к вашей границе и там по прежнему правит друг Гитлера, со своими азиатскими привычками. Войска нашего анклава существенно помогли Польше, но наши силы малы и мы пришли к вам из мирного будущего. И если среди вас не найдётся достаточно храбрых людей, что бы наполнить ряды ряды наших армии, скоро Германия со Советским Союзом поделят Польшу и захватят нас и оружие будущего. А тогда наступит кошмар для всей планеты. Потому я ещё раз вас спрашиваю, вы хотите узнать, что произошло, когда такое случилось в нашем времени?

- Давай, говори! - смело выкрикнул Ицхак. - Эти шемазлы всё равно промолчат.

- Вы попросили, я расскажу, - грустно ответил предводитель гостей. - Вторая часть нашего доклада называется - «Бронная гора»!

*

Ицхак упёрся об прогнивший столб деревянного забора, вспомнил картины из будущего и попробовал облегчить желудок.

- Это всё не может быть правдой, - твердил он себе, задаваясь вопросом почему его оставили на свободе.

Он уже знал, что других парней из его комсомольской ячейки жандармы арестовали немедленно, как только пришельцы указали на них. Схватили даже нескольких друзей из Москвы, прятавшихся в подпольных квартирах до поры — до времени. Ицхак знал, что им всем предложили выбор. Пойти в штрафные батальоны, составленные из изменников родины и попасть на Западный фронт или быть расстрелянными на месте.

Для профилактики — так говорили прибывшие из будущего. С ним они провели отдельную беседу и сказали, что его ждёт другая судьба.

В сопровождении охранников он дошёл до родной хаты и открыл двери. Мама его встретила заплаканными глазами и поцелуем в лоб. Сестра с младшим братом складывали свои вещи в большие рюкзаки и ругались с отцом.

- Я не хочу быть ягнёнком на Песахе! Ведь у нас остался выбор! - кричала старшая, поддакивая брата и только тогда увидела Ицхака.

Она подошла к нему и обняла.

- Брат, мы уже знаем о твоём выборе. Прими и наш.

- Ты куда собралась?

- Потомкам не хватает мед. сестёр и я решила помочь им. Пожалуйста, если всё пойдёт не так, помни! Девушки в Красном Кресте твоих врагов то-же ждут своих братьев или любимых. И я надеюсь, что мы встретимся около Стены Плача.

Она с мамой ушла помогать брату улаживать свой рюкзак, когда парня обнял отец.

- Прощай, Аба! - Ицхак не нашёл других слов. - Извини, что не оправдал твоих надежд.

- Это твой Галаха, - благословил папа. - Выдержи его до конца.

Подошёл и младший брат.

- Я ухожу на войну с немцами. Жду тебя после победы у Стены Плача.

Ицхак обнял его и простился. Но когда пришёл черёд матери, она плюнула ему в лицо и разорвала рубашку на груди.

- Уходи! - это было единственное и прощальное слово от неё.

Ицхак встал и поковылял долой. Окружившие его жандармы проводили его до железнодорожной станции, где толпились другие арестанты и разведчики Москвы. Всех их довезли до самой границы, высадили, построили по рядам и ещё раз рассказали о крахе коммунистических идей в будущем.

А потом в перёд вышел сухощавы агитатор и спросил.

- После всего услышанного, мы ещё раз вас предлагаем. Всем, кто хочет исправить свои прошлые ошибки, мы в последний раз рекомендуем записаться в добровольцы и пойти воевать с немцами. Остальных мы отправим к Советам.

Сначала из рядов ссылаемых выбежал один арестант, потом другой и скоро Ицхак понял, что в борьбе за светлое будущее нового мира изменники будут встречаться на каждом шагу. Оставшихся на месте жандармы построили в маленькую колону и повели к границе.

- А у пришельцев из будущего всё же есть один изъян, - тихо сказал ему шагающий рядом арестант. - Они не хотят убивать противников. Надо доложить об этом товарищу Сталину.

Ицхак промолчал. Он ещё не был уверенным, что враги не расстреляют их по дороге из пулемётов и просто шёл, обливаясь потом от страха. Всё кончилось, когда их подвели к шлагбауму. Сопровождающий их пришелец сверился со списками и поимённо перегонял их в другую сторону границы.

- Не забудь рассказать товарищу Павлову и Тимошенко, всё, что ты здесь услышал! - весело подмигнул он Ицхаку на прощание.

Комсомолец только криво усмехнулся. Он уже давно решил и даже поклялся, что вернётся домой и всем отомстит.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Эта тема закрыта для публикации сообщений.