Sign in to follow this  
Followers 0

"Мир Орлеанского Натурала", собственная тема


566 posts in this topic

Posted

Король со склерозом

это уже какой-то постмодернизм

В реале несчастного отправили в монастырь, тут такой возможности нет так как его брату Невшатель наследовать нельзя. В итоге его оставят "королем на хозяйстве" так как Алексей католичество принимать не захочет, а инвестиции в хомяка уже сделаны.

Самое смешное, что репутацию "спасителя отечества" круль Ян-Кароль поимеет, но не сам. В свите принца в угрожаемую турецким нашествием Польшу прибудет военный советник, дядя молодого Лонгвиля, небезызвестный Великий Конде собственной персоной. Конде + Собесский = туркоцид вплоть до отвоевания Молдавии и Валахии для Биржайских Радзивиллов и Вишневецких соответственно. РИ-король Михал Вишневецкий тут вполне может стать господарем Валашским (ЕМНИП имели на это какие-то права).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Тут у Богуслава другая жена

из Циммернов? Простите за невнимательность

Кстати, а его РИ-жена- она ведь тоже была из Радзивиллов, то есть это был СИГ?

Самое смешное, что репутацию "спасителя отечества" круль Ян-Кароль поимеет, но не сам. В свите принца в угрожаемую турецким нашествием Польшу прибудет военный советник, дядя молодого Лонгвиля, небезызвестный Великий Конде собственной персоной. Конде + Собесский = туркоцид вплоть до отвоевания Молдавии и Валахии для Биржайских Радзивиллов и Вишневецких соответственно. РИ-король Михал Вишневецкий тут вполне может стать господарем Валашским (ЕМНИП имели на это какие-то права).

Давайте. Это будет весело. Только, ИМХО, вместо не особо хорошего правителя Михаила-Томаша Вишневецкого лучше сделать правителем Валахии- да и Молдавии- сына Януша Радзивилла. В это семейство я верю

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Ага. В реале там был брак с двоюродной племянницей, дочкой Януша Радзивилла. Тут у Януша выжил сын от Лупу, и сам Януш подольше прожил, в итоге Богуслав не занимается инцестом, а чтобы обеспечить себе регентство в Литве, женится на РИ-Софии Ганноверской, и таким образом становится дядей Бенедикты-Генриетты, которая наследница королевы Людвики-Марии. А дочка Януша идет за Марциана Огинского и приносит ему в приданое два маентства на Витебщине, делая Огинских таким макаром в принципе крупнейшими магнатами северо-востока ВКЛ. И на западнодвинском транзите Полоцк-Динабург вполне возможно будет ими делаться гешефт.

От брака с Софией дети получатся получше чем от инцеста, хотя Ежи Радзивилл, князь Слуцкий, АИ-калька РИ-Георга I. А Молдавия и Валахия под одной короной в те времена практически не рассматривались.

Я вообще династические таблицы регулярно обновляю именно для "невнимательных" - каждую семилетку :) Так как при выпадении испанских Габсбургов, ранней Реставрации и неприходу в Швеции к власти Виттельсбахов - дофига АИ с династическими браками.

Edited by Charles

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кстати, в этой АИ из-за воссоединения Португалии с Испанией и несворачивания кораблестроительной программы короля Филиппа IV Габсбурга испанский флот не окажется похерен как в РИ:

http://george-rooke.livejournal.com/151168.html#comments

Хотя основной адмиралитет тут итальянский и португальский. Главный адмирал Иберии вообще итальянец на португальской службе, но тут в силу того что он друг короля.

А вообще испанский флот будет по тоннажу держать второе место (голландцы из-за махинаций с ост-индскими кораблями при регентстве принцессы Амалии выйдут на первое, третье у англичан - флотофилы Йорк и Камберленд своего не упустят, а фэйл с десантом в Марокко как и в реале заставит задуматься над тактикой морской пехоты и перенять многое в этом плане у тех же испанцев, у которых вплоть до эпохи развилки - лучшие морпехи). Французы пока отстают - звезда Дюкена восходит побыстрее из-за того что Дюнкерк французский, звезда Турвиля только начинает восходить в 1660е в "миротворческих операциях" на Средиземке.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Пани нашла вкусный блог и ее погнало в флотофилию :) С Днем ВМФ всех связанных с этим делом коллег, особенно Georg'а :)

http://george-rooke.livejournal.com/165645.html#comments

Оттуда же про базу берберийских пиратов:)

Edited by Charles

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Опекун сына Януша тут кстати вот этот вот дядька

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%BB%D0%B5%D0%B1%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87,_%D0%AE%D1%80%D0%B8%D0%B9_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

Как и в реале воевода Виленский. Думаю вот над СИГом Николая Янушевича Радзивилла с Кристиной Барбарой Глебович, но по здравом размышлении подумала что Коле в 1667 году только 14 лет, маловат еще о невестах думать, так что браки дочерей Глебовича как в РИ и брак Кристины втаскивает Сапег в "кабал" Марциана Огинского-Юрия Глебовича-Богуслава Радзивилла. К 1669 году в этом кабале останутся после смерти его старших членов Огинский и Казимир-Ян Сапега. В итоге главные "министерские портфели" Литвы поделят - великого канцлера Огинскому, великого гетмана Казимиру-Яну Сапеге. Эти ребята и будут в принципе рулить Литвой правление Алексея Алексеевича, которому придется поневоле больше заниматься делами московскими (опираясь на семью своего дядьки Долгорукого и на Матвеевых-Гамильтонов).

В Польше фактическими правителями при марионеточном короле Жане-Луи-Шарле де Лонгвиле (Ян III Кароль) будут Ян Собесский (великий гетман) и Михаил Радзивилл (великий канцлер, инициатор "шоу" с приглашением французского принца с кое-какими правами по завещанию королевы и назначением его номинальным соправителем Алексея в Литве и ВКР, по факту же фактически деля полномочия между Слуцкой и Несвижской ординацией Радзивиллов в плане "сёгуната" в Польше и Литве - козе понятно, что неспособный к государственным делам король будет полагаться на советников, а Алексея от наследования на Москве никто не освобождал, Россия большая, бардака в ней много, и будет великий князь в литовских делах полагаться на своих советников из "кабала").

Таким образом правление Яна-Кароля будет во многом напоминать РИ-правление Собесского, с одной разницей - Собесский и Радзивилл "премьеры" и имеют возможность для перевода стрелок, в отличии от реальных внутренних проблем Собесского. Ну и нет такой "фобии бытия хомяком" - так как во Фландрии и Франш-Конте Франция уже поимела все что надо, и "хомяк" против австрийцев нужен, но не критично до зарезу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кстати, ребят - если не ошибаюсь, эта штука

http://ru.wikipedia.org/wiki/Швентойи_(посёлок)

чисто торговый порт, а для содержания порта под военную эскадру придется таки прикармливать курляндских вассалов и базировать защиту морских интересов ВКЛиР/Царства Великой Руси на вассальный Лиепае. А других портов на литовской территории тупо нет - так что дружба с Кеттлерами и династическое роднение с ними Романовых - всерьез и надолго.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Charles, как поживает прода?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я на выходных устраивала себе "АИ-погружение" с поездкой в Полоцк, включая библиотеку-музей Симеона Полоцкого, так что за компом не была. А с сегодняшнего дня вышла из отпуска на работу. Как дорвусь до компа так сразу. Наметки есть, как я сказала в личке. Осталось их в литературный вид..

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я на выходных устраивала себе "АИ-погружение" с поездкой в Полоцк, включая библиотеку-музей Симеона Полоцкого, так что за компом не была. А с сегодняшнего дня вышла из отпуска на работу. Как дорвусь до компа так сразу. Наметки есть, как я сказала в личке. Осталось их в литературный вид..

Спасибо!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Прода будет в субботу, раньше никак:(

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Удачи!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

При заключении «договора в Э» в 1661 году высокие стороны в лице королей Англии и Франции, а также представлявшего испанский двор Хуана Хосе Австрийского, герцога Кадисского, постарались разделить колонии в Западном Полушарии с учетом граблей, на которые наступил Яков I при мирном договоре с Испанией, и которые позднее аукнулись революцией и секир-башкой его сына.

Именно поэтому Франция (которая уже получила в Регентскую войну Пернамбуко и рассматривала Квебек как второстепенный фронт деятельности) согласилась на подтверждение "прав первооткрывателя" англичан по отношению к Гудзонову заливу. На Карибах ни французы, ни испанцы территориально делиться не хотели, однако англичане получили привилегию "асьендо" (продажи рабов) для Равноденственной Франции - "косточка" по поводу того, что в самой Франции Вест-Индская Компания пока была в зародыше, а у англичан бизнес в этом отношении уже был более-менее налажен и нуждался в дополнительной смазке.

Французские поселенцы без разбора вероисповедания относительно массово стремились в Кайенну, несмотря на джунглевые болезни, но их интересовало золото джунглей, а не обустройство плантаций, и работорговлю французы с удовольствием спихнули на английских посредников.

Однако самым интересным итогом этого соглашения стала «африканская» часть по Алжиру, Ливии и Марокко. Иберия «намыливалась» на все территории, на которые претендовали Испания и Португалия - вплоть до Орана на востоке (от Орана через Алжир шел кусок, который планировали "окучивать" французы). Но было тут и одно исключение. С одной стороны, Республика Сале была важным стратегическим пунктом, если постулировалась необходимость как-то удержать Марокко. С другой стороны основное политически активное население бывшей пиратской республики составляли изгнанные мориски, которые вряд ли хотели подчиниться испанской короне вновь. Потому территория по линии Рабат-Фес и вся территория под контролем бывшей пиратской республики - вплоть до португальской Анфы-Касабланки - отходила под номинальный контроль англичан. Карл II рассматривал «английское Марокко» и как территорию, за которую у испанцев можно выменять «что-нибудь хорошее» и как стратегический плацдарм на выходе из Средиземноморья в Атлантику (южнее РИ-отошедшего к нему Танжера, но тоже хорошо)…

В рамках этих пактов и действовал прибывший на фронт Сале герцог Руперт Камберленд (да, я знаю что традиционное русское написание Кумберленд но тут руководствуюсь соображениями благозвучия). От пиратской вольницы постарался избавиться в своей экспедиции еще брат Руперта, Морис, герцог Кливлендский (кто-то был повешен на реях, кто-то попытался бежать на службу в Голландию), но его экспедиция потерпела полный провал на суше при попытке координированной десантной операции с португальским корпусом герцога Алессандро Гимараеша – именно потому, что «координированной» операция не вышла, и армия Мулая Рашида ибн Шерифа этим и воспользовалась. Второй раз на те же грабли никто наступать не хотел.

Руперт был уникальной личностью – сухопутный и флотский талант мало кому дано сочетать. Операция на море была практически завершена, оставалось согласовать действия на суше. С этим было проще, так как молодой Арман де Гиш, недавно пожалованный португальским титулом герцога Пальмело и сменивший на посту командующего «Танжерской группировкой» Алессандро Фарнезе, уважал Руперта как соратника еще его отца в военной кампании 1647 года. Руперт же по опыту той же кампании знал, на что способна испанская пехота...при разумном командовании и четком взаимодействии с другими родами войск. Чего не было в десантной операции его братца, сейчас отправившегося со своей часто болеющей женой герцогиней Елизаветой Кливленд лечить нервы на воды в Бат (курорт распиарил на пару десятков лет раньше реала Шарль Делорм, лейб-медик королевы Анны де Монпансье, который увлекался минеральными водами почти с тем же упорством, что и лечением сурьмой).

Явившись в Диван Сале, Руперт поставил городских парламентариев перед простым выбором - либо они признают себя вассалами английской короны, получат защиту от посягательств марокканского эмира и возможность вписаться в английскую торговлю равноправными партнерами (и перекупщиками рабов для плантаций Карибов и Равноденственной Франции, либо город подвергнется повторному обстрелу как пиратское гнездо и будет сдан либо султану Марокко, либо испанцам, которые с радостью займутся еретиками на свой вкус.

Выбор был прост и понятен. С одной стороны английская корона имела давние флибустьерские традиции, с другой – давались гарантии против вмешательства испанцев в дела Сале, хотя с войсками герцога Пальмело и пришлось бы взаимодействовать против марроканцев. От жителей требовалось а)признать назначаемого из Лондона генерал-губернатора (впрочем, генерал-губернатор-европеец – ничего нового, да и делопроизводством будут заниматься в основном секретари из местных); б)выступать посредниками в переговорах с берберскими племенами Дила. Первым (номинальным) генерал-губернатором стал прибывший вместе с Рупертом молодой 16-летний Эсме Стюарт, герцог Ричмонд, которого называли за глаза внебрачным сыном самого Руперта от Мэри Вилльерс, герцогини Ричмонд.

Тут из-за других условий жизни его родителей разминувшийся с оспой, доживший до взрослых лет (и напоминающий характером своего деда по матери первого герцога Бэкингема) номинальный генерал-губернатор больше всего интересовался развлечениями «свободного порта». Однако пока что командовал Руперт.

Он же и возглавил оборону прибрежных городов и Фесского направления в союзе как с берберами, так и с базирующимися на северное побережье португальскими (а по большей части испанскими) войсками герцога Пальмело. Так как тактика испанцев и англичан прошла свое испытание «тридцатилеткой» и английской гражданской войной, в полевом сражении она превосходила то, что мог предложить султан Аль-Рашид.

Однако без поддержки местных племен вряд ли что-либо задалось бы, а кланы берберов во многом напоминали Руперту шотландцев. К счастью, с "лордами», где подарками, а где угрозами, удалось договориться. В битве под Фесом в сентябре 1666 года армия султана Аль-Рашида была разбита, хотя победа для собственно берберских кланов Дилы означала то, что вместо данников султана они превратятся в данников неверных, хотя "неверные" (англичане) были в данном случае слабо заинтересованы в религиозном вопросе как таковом и сильно заинтересованы в "золотом караванном пути» из Тимбукту. Модель протектората над берберскими племенами Дилы напоминала позднее реализуемую индийскую.

На другом конце Европы, в степях Украины, тоже шли бои с «неверными» - призванной «воровским гетманом» Дорошенко огромной турецкой армии, треть из которой, правда, была направлена на попытку вернуть в лоно Османской империи Трансильвании и бывшего Будинского Пашалыка.

Трансильванию удерживал недавно породнившийся с императором молодой князь Ференц Ракоци, которому в военные советники был придан многоопытный Монтекукколи. Император Фердинанд IV, очень дороживший тем, что он короновался короной святого Штефана, и делавший в свое правление многочисленные поблажки венгерскому дворянству (или по крайней мере той части его, что оставалась добрыми католиками) издал распоряжение, в которых недвусмысленно указал, что "султану не пяди земли Венгерской». И на это, если потребовалось бы, он был бы готов бросить все ресурсы, которым располагал как император Священной Римской Империи. Пока что нападения турок из Валахии удавалось успешно отбивать.

На фронте русско-польско-литовского союза ситуация складывалась…разнообразно. Зимой 1667 в засаду татар попал отряд главнокомандующего российскими силами Василия Шереметева. Сам командир оказался в татарском плену, где вскоре был посажен в карцер. Эта военная неудача и шумиха, создавшаяся вокруг нее, была использована окружением патриарха Питирима, чтобы запустить в окружении царя волну того, что в наши дни назвали бы «шпиономанией». В частности, был собран достаточный компромат по валашским делам Лигарида и о том, что он был отлучен от церкви патриархом Константинопольским. Царь был в шоке от того, что его с недавних пор близкий советник, оказывается, вор, расстрига и шпион (последнее нарисовали "для галочки", но это слишком хорошо ложилось на два факта, и в состоянии войны с турками мешало царю слепо верить любимцу). Одновременно патриарху удалось несколько отстранить от ушей царя патриарха Антиохийского Макария, с которым Лигарид состоял в оживленной переписке и был одним из главных сторонников его приглашения на Русь. Сам Питирим был склонен к «бюрократизации" реформы, причем осуществляемой в духе тесного содружества с константинопольской патриархией – до ушей Патриарха, в частности, дошла история о многочисленных ошибках, допущенных при "книжной справе", и сейчас с благословения царя (а скорее действуя через царицу Марию Милославскую) Патриарх фактически получил царское "добро" на новую редакционную комиссию.

Тем временем на польско-литовской части фронта начинается стремительная карьера Яна Собесского. К двум блестящим победам над турецкими войсками в Подолии прибавляется еще и его брак с любимой фрейлиной королевы Людвики-Марии, "Марысенькой". Сама же королева в 1667 году тяжело болела и находилась при смерти.

Настал эпохальный момент - Ян-Казимир собирался назвать своего преемника. Но тут стояла одна проблема – Алексей Алексеевич – официальный наследник царства Московского, и как таковой – католицизм принять не мог. Бенедикта-Генриетта же была в принципе не против сменить веру вслед за женихом. У Папы Римского (которым стал в 1667 путем усилий франко-испанской партии Климент IX) была испрошена диспенсация на смену религии католической принцессой (в 1652 году при переходе в лоно англиканской епископальной церкви таковую же получила Анна де Монпансье).

Богуслав Радзивилл и Юрий Глебович решились на подобный шаг потому, что удалось договориться о "великом будущем" магнатских партий с другой кликой - набирающим популярность Собесским и его свояком Михаилом Радзивиллом, которые благодаря расположению королевы уже видели себя великим гетманом и великим канцлером литовским.

План был таков:

1. Королю Яну-Казимиру глубоко пофиг на то, кто будет его преемником, если им будет а)добрый католик; б)кто-либо из лиц "списка королевы", в который входят либо мужья королевских племянниц - на данный момент принц Сальмский, король Франции и великий князь литовский (последние два вычеркиваются, первый не дает ни явной, ни скрытой пользы), либо внуки и правнуки воспитательницы королевы, герцогини де Лонгвиль, а именно:

- Сын герцога де Лонгвиля и Анны-Женевьевы де Бурбон Жан-Луи-Шарль, герцог де Лонгвиль и принц Невшательский.

Плюсы: глубоко религиозен, но при этом страдает рядом психических расстройств, политикой практически не интересуется, находясь под влиянием матери и сводного брата. Может быть легко управляем советниками.

Жена – Елизавета Алансонская, то есть сестра королевы Англии, великой герцогини Савойской и герцогини Кадисской. Династические связи с Европой, особенно с Англией, это большой плюс для польской балтийской торговли.

Племянник принца Конде. Так как Франция сейчас на суше ни с кем не воюет, может быть принц может быть отпущен королем Людовиком в свиту своего племянника в качестве военного советника (Собесский, лично служивший под командованием принца начиная с 1648 года и всю Регентскую Войну, весьма оценивал этот пункт).

- Эрцгерцог Филипп-Август Австрийский, единокровный брат императора Священной Римской Империи Фердинанда IV, сын Фердинанда III от Марии де Лонгвиль.

В отличии от первого кандидата, явных отклонений психики не имеет, однако слишком молод и будет во всем слушаться своего старшего брата. Превращение Польши в австрийского саттелита – не то, в чем заинтересованы магнатские партии, а герцога де Лонгвиля как кандидата поддержат как минимум Франция и Англия (почему - смотрите выше).

2. Формально триединый союз Польша/ВКЛ/ВКР сохраняется на уровне совместных сеймов, однако реально условия откатываются к таковым Городельской унии:

а) совместная оборонительная политика;

б) наследственный пост Великого Князя Литовского и Русского по мужской линии, с формальным утверждением Великого Князя сенатом;

в) сохранение титулования «верховный великий князь Литовский" в титуле польского короля

г)совместные сеймы, два раза в год совместные заседания сенатов (города уточнить)

д) вхождение Великого Князя Литовского в коронный совет короля Польши

Полгода помимо войны с турками и татарами на южных рубежах велась дипломатическая война на сеймах и в сенате. Наконец условия клана Радзивиллов были признаны (а «Краковский пакт», де-факто восстановивший условия Городельской унии, получил название «Радзивилловский», так как был по факту принят в интересах слуцкой и несвижской группировок и их свояков).

Жан-Луи-Шарль де Лонгвиль был официально назван будущим королем польским в декабре 1667 года и немедленно выехал в Краков (Конде, как и добивался Собесский, согласился сопровождать племянника в качестве военного советника). Одновременно с этим Бенедикта-Генриетта фон Циммерн приняла православие как Наталья Яковлевна. Свадьба с великим князем Алексеем Алексеевичем (официальная) была назначена на 1669 год по достижении женихом 15-летия.

Edited by Charles

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вопрос- а что в Магрибе получит Франция?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Интересы Франции восточнее - от Алжира и далее вся Ливия и Тунис. У англичан "клин" в бывшем Сале - севернее и южнее португальские прибрежные форпосты. Вглубь страны слишком сильно - чревато партизанщиной.

Алжирский кусок отпишу позднее, там успехи пока больше РИ, но не сильно выраженно (сухопутных экспедиций обширных не проводилось, только курощание пиратов и вялотекущее отгоняние поддерживающих их турок флотом Дюкена).

И Кипр пока только из разряда обещаний герцогам Савойским - наследники-то наследники, но после отхождения этой линии наследования на Кипре еще несколько королей было, и последняя кипрская королева продала титул венецианцам. То есть если полезть в морскую кампанию по отвоеванию Кипра в интересах савойцев, неминуемо сцепишься помимо собственно турок с Венецией, которая на Кипр, а также Египет с Мореей, сама претендует, а после Критской войны она в тесном союзе с австрийскими Габсбургами, а это помимо прочих "прелестей" пятая колонна при испанском дворе.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Сравнила свойства ярры (эвкалиптовой древесины) и тика, из которого реально делали ост-индские корабли. В плане лесозаготовок для кораблестроения голландцы с Тасмании таки поимеют бонус. Из чистой ярры большой флот не построишь но комбинация с тиком обещает быть перспективной:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AF%D1%80%D1%80%D0%B0_%28%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%81%D0%B8%D0%BD%D0%B0%29

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Вернемся во Францию и немножко коснемся придворных интриг.

С 1664 года новая королева, Анна-Генриетта Пфальцкая, последовательно боролась с итальянскими фаворитами прежней королевы, прежде всего, семейством Манчини, которое в этой АИ прибывает во Францию в свите Маргариты-Виоланте Савойской.

Прежде всего гнев внучки Фридриха Пфальцкого обрушился на Марию Манчини, официальную любовницу Людовика XIV при его предыдущей жене. Девушка была выслана в Италию замуж за князя Колонна.

Олимпию де Суассон-Кариньяно, ближайшую приближенную Маргариты-Виоланте, так как она сама была замуж за савойским принцем, также ждала относительная опала в виде утраты прежнего положения при дворе.

Братьев Манчини, Филиппа и Альфонса, также ждала незавидная судьба. Королева уговорила мужа отказать Филиппу в присвоении титула герцога Неверского – королева, будучи сама по матери из Гонзага-Невер, хотела передать эти титулы своим детям. По интригам королевы братья были высланы к португальскому двору, где Филипп Манчини был пожалован титулом герцога Кадаваль, вакантным после казни за участие в «мятеже Браганса» первого герцога Кадаваля, Нуньо Алвареша Перейро де Мело.

После ссылки к португальскому двору Филипп Манчини также освободил пост капитан-лейтенанта мушкетеров короля. Его место занял его заместитель, прославившийся в Регентскую Войну в Голландии под командованием Конде Шарль де Батц, шевалье д’Артаньян.

Что касается младших сестер Манчини, Гортензии и Марии-Анны, то те не попали под раздачу. Герцогиню де Мазарен королева просто жалела – не всем так «везет» с мужем. Гортензия стала статс-дамой королевы – а то что король смотрел на нее глазами влюбленного козла – за свои страдания девушка заслужила немного августейшей любви. Мария-Анна, герцогиня Буйонская, и вовсе была подругой королевы Анны (с тех пор, когда она еще не стала усилиями своей английской и пфальцкой родни второй женой короля, а была лишь «иностранной принцессой», посещавшей салон своей тети Елизаветы Пфальцкой, виконтессы Тюррен) и ее позиции при дворе ничего не угрожало. Более того, судя по всему, из всего клана Манчини именно Мария-Анна получила бы больше всего выгод от новой хозяйки Пале-Рояля и Сен-Клу - именно благодаря этой дружбе.

Но и Гортензии королева старалась помочь чем могла. Ей были предоставлены специальные покои недалеко от покоев королевы, с герцогом де Мазарен Анна-Генриетта сперва пробовала вести «разъяснительные беседы», но вскоре убедившись, что авторитета королевы, особенно королевы, которая до брака жила во Франции в статусе "иностранной принцессы», для Армана-Шарля маловато будет, прибегла к тому, что уговорила мужа, прекрасно знающего о проблеме Гортензии, отослать Армана-Шарля, герцога Мазарен, командовать десантным корпусом в Алжир, что должно было обеспечить относительный покой Гортензии.

В 1669 году, когда Мария Стюарт, Princess Royal и принцесса де Жуанвиль, прибыла ко французскому двору как невеста дофина Франции, именно Гортензия станет ее статс-дамой.

Новой maitresse en titre короля стала кузина и тезка королевы Генриетта-Анна Стюарт, герцогиня Энгиенская. Сложно сказать, что для нее было лучше – РИ-судьба или АИ-судьба, муж-бисексуал или муж с клинической ликантропией (хотя на публике от проявлений ярости молодого герцога часто удерживала его властная мачеха Мария Гиз). Как бы то ни было, в отличии от итальянок, к своей кузине королева Анна практически не ревновала – вплоть до того, что отцом Луи-Шарля, герцога де Бурбона, за глаза называли короля. В этом плане молодые женщины (королева была на 4 года младше своей кузины) договорились «делиться поровну» в обмен на поддержку друг друга в «дамской войне) против клана Манчини.

В обмен за «примерное поведение» королева Анна-Генриетта трижды делает Людовика отцом:

1665 год – Иоланта-Генриетта Французская

1666 год – Шарль-Филипп, герцог Анжуйский. В декабре того же года (принц родился в апреле) после помолвки со своей кузиной, Марией-Терезией, инфантой Испании и Португалии, получил титул герцога Бургундского. Этот брак должен был урегулировать вопрос с остававшимися под испанским контролем Франш-Конте и остатком французской Фландрии (Артуа было под контролем французов с 1650 года). Эти земли окончательно переходили к Франции как приданое единственной выжившей дочери Филиппа и Марии-Терезии.

1667 год- Анри-Эдуард, герцог Неверский.

В 1667 году на французскую семью обрушивается трагедия – от воспаления легких умирает Кристина-Мария, Мадам Посмертная (в возрасте неполных 4 лет). В том же году составляются брачные контракты ее старших сестер.

Анна-Елизавета Французская становится невестой Генри, герцога Плимутского, второго сына короля Англии (Анна де Монпансье, хотя и одобряла по внутриполитическим соображениям идею с браком своего старшего сына на протестантской (датской) принцессе, все же желала устроить двойной брак с французской королевской семьей – пусть и просить руку своей двоюродной племянницы для второго сына).

Мария-Анна Французская становится невестой эрцгерцога Фердинанда-Алоиза, старшего сына и наследника императора Священной Римской Империи Фердинанда IV.

Маленькая Иоланта-Генриетта рассматривается как одна из возможных невест для инфанта Фелипе, наследника испанского и португальского престолов. Другие кандидатки включают Марию-Антонию Австрийскую, Марию-Маддалену Медичи и Анну-Марию-Луизу Савойскую, а из прочих французских принцесс – Шарлотту, мадемуазель де Бурбон, дочь принца Конде и Марии де Гиз.

Кроме того, в том же году король Людовик XIV заключил "дружественное" соглашение с Карлом Лотарингским, за которым ранее был сохранен титул герцога де Бар, чтобы сохранить его лояльным Франции саттелитом и подсластить пилюлю утраты наследственных лотарингских владений. В обмен на согласие Карла Лотарингского не требовать (в том числе через австрийский двор) возвращения ему Лотарингии и австрийской военной интервенции в этих целях принц получал а) титулы герцога Немурского и графа Дурдани, на которые имела право его жена, Мария-Джованна Савойская, а вместе с титулом герцога Немурского - статус "французского иностранного принца"; б)к тем двум миллионам ливров, которые составили приданое Марии-Джованны Савойской, прибавлялись семь миллионов ливров недавно добытого кайеннского золота (щедрости подарка способствовало и то, что вице-королем Кайенны и Равноденственной Франции был дядя Марии-Джованны, герцог де Бофор).

Таким образом, браками или деньгами решив проблемы с соседями, Франция могла обратить взор на колониальный фронт и начать полноценную войну в Алжире.

Edited by Charles

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Блестяще, коллега Charles! Думаю, прода будет столь же великолепной

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кстати, получается премилый казус с титулованиями.

Вместе со старшей дочерью Анны де Монпансье и Карла Стюарта, Марией Стюарт, принцессой де Жуанвиль, титулы Бурбон-Монморанси возвращаются французской короне.

Одним из этих титулов был "дофин Овернский".

Может получиться занятно, когда старший сын правящего короля - дофин Вьеннский, а старший сын этого старшего сына (при жизни деда т.е. старший внук короля) - дофин Овернский. А такое титулование у Бурбонов может начаться уже с детей дофина Людовика и Марии Стюарт.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кстати, как идеи насчет преемника патриарха Питирима в 1673? Есть идея следующего митрополита Коломенского, Павла III, избрать на его место - гарантия того, что по крайней мере "книжную справу" нормально доведут до ума (он был куратором переводческого проекта) и не будет "молим ти ся, дух лукавый":)

Плюс компромат антиохийцев с их "армянофобией" дает некоторое смягчение течения Раскола. Он уже пошел, и не остановим, все позитивное что можно поменять - более медленная книжная справа и собор позднее 1667 года без столь резкой армянофобии, ставшей виной безусловной анафемы на двуперстие и просфоры старого образца.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

И более конкретный вопрос уже не из сферы духовной.

У меня по наметкам Алексей доживает до 1690 года, ему наследует Федор (избежавший травмы позвоночника), женатый на девице из Радзивиллов, что обеспечит признание его наследником и в Литве.

У Алексея детей мужского пола не будет - в реале у его жены 4 девочки, у Федора - скорее будут, чем нет (правда с геном порфирии но это скажется уже на потомках)

Примерные годы жизни Алексея - 1654-1690

Федора - 1662-1709

Но это лирика. Вопрос в том, что делать с царевичем Иоанном Алексеевичем (РИ Иван V). Воспитать генерала, как планировал в РИ Федор из Петра (а в этой АИ и осуществит) из него нереально. Был бы европейцем - грозила бы духовная карьера. Тут разве что в наказание за участие в какой-нибудь интриге в монахи постригут, но было бы занятно.

Какие предложения?

У меня вариантов 2 - либо брак с девицей Салтыковой как в РИ (непонятно чем мотивирован, в РИ организован Софьей, которая в этой АИ герцогиня Курляндская), либо монастырь и далее церковная карьера вплоть до возможного патриаршества.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

монастырь?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

либо монастырь и далее церковная карьера вплоть до возможного патриаршества.
В патриархи!!!!

(я его в свое время грозился сделать ВК Литовским под влиянием Радзивиллов или Сапег, или кто там останется наиболее влиятельным после урезания ВКЛ)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Марионетки хватит на польском троне, с которой вдоволь наиграется тандем Собесского и Михаила Радзивилла (фактически РИ-режим Собесского но с козликом отпущения на троне на которого "премьер" если что будет валить грехи = более успешный).

Значит патриарха Иоанна? Интересно, если честно, потому что тогда РИ-церковная административная реформа Федора Алексеевича (тут часть РИ-реформ Федора, большую, начнет еще Алексей Алексеевич) имеет все шансы на жизнь. Родной брат царя не будет интересоваться "а ты пошто мной командовать лезешь" и возможно будет проведен Федором в патриархи в молодом возрасте именно под эту реформу. Чтобы симфония, понимашь, светской и духовной властей единогласно звучала (Федор как меломан и композитор метафору оценит).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

В принципе правда маловероятно, разве что по духовной линии в раннем возрасте пошел - тогда продление жизни лет на 10 относительно реала обеспечено (думаю что больше 45-47 лет никто из сыновей Марии Милославской не проживет, Алексей по таймлайну - 36 лет, Федор - 47, дети Федора и Софии Богуславовны Радзивилл тоже где-то в этом районе будут по срокам жизни, но 40 лет при смене условий "старта" для Иоанна думаю реально). Убогий инвалид Карл II Габсбург дожил до 39, Иван не настолько болезненен. Патриархом просто он стать может только в 33, т.е. в 1699 году.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0