Sign in to follow this  
Followers 0

Российский Императорский Военно-морской Флот


31 posts in this topic

Posted (edited)

Российский Императорский Военно-морской Флот

 

 

Положение России на море к 1880-му году

 

Крымская война... привела к разгрому ее морского имущества. Черноморский флот, оказавшийся не в состоянии бороться с противником в море, был затоплен при входе в Севастопольскую бухту. Балтийский — был заблокирован в портах, предоставив господство в Балтике Англо-Французскому флоту.

Парижским договором, заключившим эту войну, Россия была лишена права содержать в Черном море военный флот, а в Балтике строить укрепления в важнейшем стратегическом пункте — на Оланде.

Отсталая в техническом отношении, с неразвитой индустриальной промышленностью, терзаемая неурядицами бюрократического «николаевского» режима, бедная финансовыми ресурсами, царская Россия не могла иметь флота, способного конкурировать с флотами Англии и Франции. Та пора была переходной эпохой, когда деревянные парусные корабли решительно вытеснялись паровыми и железными; их типы быстро прогрессировали, стремительно совершенствовалось и оружие (нарезная артиллерия, бомбические снаряды). Флот для своего развития требовал технической базы, каковой у России не было; Франция же и Англия ею обладали. В Крымскую войну наши деревянные и устарелые суда встретились с флотами, в состав которых входили в большей части современные корабли, что определило громадное неравенство сил и имело следствием поражение русского флота.

Первые годы после войны положение России на море было весьма тяжелым. Балтийское побережье оставалось почти беззащитным, а лишение права иметь флот на Черном море — влекло за собой не только ликвидацию всех исторических стремлений к обеспечению выхода в Средиземное море, но вызывало опасение за южные области, совершенно не защищенные со стороны моря. Между тем политические отношения с Францией и Англией, в особенности с последней, продолжали оставаться тревожными.

Тотчас по заключении мира Россия предприняла вновь постройку флота. Ему ставились задачи преимущественно оборонительные. Большинство первых серий железных кораблей (башенные лодки, броненосцы береговой обороны) строились прежде всего для этой цели.

Были также приняты меры для создания собственной судостроительной и механической промышленности, В 60-х годах основаны заводы (Ново-Адмиралтейский, Балтийский судостроительный и механический, Обуховский орудийный, Ижорский и др.), и, как принцип восстановления флота, была положена идея постройки судов на отечественных верфях.

Однако, в виду общих тяжелых экономических условий, возрождение судового состава подвигалось крайне медленно.

После Франко-Прусской войны 1871 г., воспользовавшись поражением Франции, Россия, при поддержке Германии, отказалась от выполнения некоторых статей Парижского договора, в частности от лишающих ее права иметь военный флот на Чёрном море.

В начале 70-х годов было приступлено к постройке кораблей для Черноморского флота, но в очень скромных размерах.

Доставшаяся дорогой ценой победа русской армии в войну 1877–78 г. не дала результатов, которые были бы достойны жертв, принесенных Россией, Отсутствие сильного флота на Черном море, беспомощность перед угрозой Англии лишили русские войска возможности задержаться на Босфоре, берегов которого они достигли. Морские силы были совершенно недостаточны для закрепления успеха.

Неудача в войне 1854–55 г., бесплодность войны 1877–78 г. явились следствием слабости России на море.

К 1880-му году Черноморский флот был в зачаточном состоянии, Балтийский же состоял из судов всевозможных типов. Идеи береговой обороны, господствовавшие в 60-х г.г., сменились идеями крейсерской войны в океане (имея в виду Англию). К броненосным оборонительным судам постройки 60-х годов были добавлены корабли крейсерского типа (корветы и фрегаты). В целом — флот был слаб и не способен удовлетворительно разрешить ни задач обороны Балтийского моря, ни крейсерских операций в случае войны с Англией.

Между тем, к этому времени в военно-политической обстановке сложились условия, которые вызвали ряд требований, явившихся новыми заданиями для развития морских сил России.

С одной стороны, надо было учесть усиление Германской империи и твердо заявленное ею желание иметь собственный военный флот той силы, какая обеспечивала бы безопасность ее побережья. Это не были еще широкие замыслы, которые сложились в Германии несколько позже, они пока носили лишь оборонительный характер. Но для России, до сих пор господствовавшей на Балтийском море, располагавшей флотом, превосходившим таковые других прибрежных государств Балтики, факт усиления Германского флота представлял событие чрезвычайной важности. Охлаждение между Россией и Германией после Берлинского конгресса давало основание считать последнюю вероятным противником, что должно было найти себе отражение в задачах русского Балтийского флота. До того времени вероятным врагом считалась Англия, и все оперативные предположения были построены против нее. Теперь же надо было ориентироваться и на Германию, что являлось уже новым заданием.

С другой стороны, на Дальнем Востоке начиналось военное возрождение Японии и Китая. Они не представляли еще реальной силы, которая угрожала бы непосредственно России. Но дальневосточный вопрос мог дать повод конфликту между европейскими державами, на почве столкновения их экономических интересов, и Россия могла быть втянута в войну ходом событий.

Указанные обстоятельства побудили царское русское правительство согласовать развитие флота в соответствии с новыми условиями, что вызвало, в первую очередь, необходимость установить его новые задачи.

 

Источник: Петров М. А. Подготовка России к мировой войне на море / С предисловием М. Павловича. — М-Л.: Государственное военное издательство, 1926. — 272 с. — Штаб РККА. Управление по исследованию и использованию опыта войн.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Задачи Российского Императорского Флота

 

В 1881 году под председательством Великого князя Алексея Александровича было образовано особое совещание из министров военного, иностранных дел и управляющего морским министерством для выяснения вопросов будущего развития флота, в связи с политическими и военными требованиями момента.

Это совещание установило следующие задачи для флотов Черного, Балтийского морей и Тихого океана.

 Черное море. «Первою заботой по восстановлению морских сил должно быть возрождение Черноморского флота, а затем уже развитие флота и на других морях».

Совещание свое решение обосновывало тем, что Россия более чем кто-либо заинтересована в восточном вопросе, который ходом исторических событий казался приближающимся к развязке, мыслившейся в виде раздела Турции. «Поэтому, безусловное превосходство на водах Черного моря представляет для нас задачу первой важности, и Черноморский боевой флот должен иметь безусловное господство над морскими силами Турции, чтобы к моменту наступления развязки овладеть устьем Босфора, укрепиться на обоих его берегах, для чего он должен располагать достаточным транспортным флотом, чтобы быстро поднять и привести к Босфору корпус в 30.000 человек».

Балтийское море. «Основной задачей для Балтийского флота является доведение его до первенствующего значения сравнительно с флотами других держав, омываемых тем же морем, обеспечив его надежными базами в наименее замерзающих частях Финского залива».

«Самая оборона Балтийского моря должна быть активной, не допускающей блокады и готовой воспользоваться всяким удобным случаем, чтобы перейти в наступление».

Дальний Восток. «Военное положение на Дальнем Востоке находится в зависимости от развития сил Китая и Японии, делающих за последнее время быстрые успехи на море, с которыми трудно да и излишне было бы соперничать сибирской флотилии, тем более, что в случае разрыва с Китаем и Японией к ним легко могут присоединиться флоты западных держав».

1. «Ограничивая поэтому наши задачи в Тихом океане лишь обороной важнейших пунктов побережья, признается возможным достигнуть этого даже без боевого содействия флотом, одними инженерно — артиллерийскими средствами и минными заграждениями, и лишь для обеспечения сообщения между этими пунктами, а равно и для разведывательной службы, представляется необходимым иметь небольшую военную флотилию из вполне надежных судов».

2. «Затем, в случае отдельных столкновений с Китаем или Японией при мирных отношениях с европейскими державами, предстоит откомандирование в воды Тихого океана эскадры из состава Балтийского и Черноморского флотов. Для ограждения же общих интересов, политических и торговых, России необходимо располагать в водах Тихого океана достаточным количеством крейсеров, которые могли бы, в случае столкновения с европейскими державами, серьезно угрожать торговле, нападая на их коммерческие суда, склады и колонии».

На основе вышеизложенных общих указаний задач флота морским ведомством были выработаны принципиальные положения для программы судостроения. Главнейшие из них сводились к следующему:

1) «Балтийский флот должен состоять из броненосцев, без разделения их на ранги и категории, вполне пригодных для посылок в случае надобности, в отдаленные воды».

2) «Броненосцы должны строиться не как единичные суда с огромной наступательной и оборонительной силой и служить не для исключительных специальных назначений, а должны совмещать в себе, по возможности, больше современных боевых качеств, соответствующих вполне нашим военно-морским и стратегическим соображениям».

3) Углубление должно быть таково, чтобы они имели возможность проходить Суэцким каналом.

4) Число броненосцев, принимая в расчет силы соединенных флотов германского и шведского, установлено 18, с водоизмещением в 8.400 т. каждый.

5) Что касается крейсеров, то комиссия высказала мнение, что «крейсерская война будет единственным активным средством для нанесения вреда торговым интересам, колониям неприятеля, как, например, Англии», а потому постановила обратить особенное внимание на скорейшее оборудование Владивостока, как военного порта, так как «он является единственным пока портом открытого моря, способным быть базой для крейсеров».

6) Оборону рейдов и шхер комиссия постановила возложить на отряды миноносцев и канонерские лодки.

7) По вопросу о передовой базе для Балтийского моря, чтобы не быть связанным в зимнее время с замерзающим Кронштадтом, комиссия высказалась за создание в Балтийском порте зимней стоянки для судов, перенося, однако, их базирование во время войны на Свеаборг, который должен быть оборудован «как оперативный базис в военное время».

8/ По Черному морю комиссия определила, что главная сила Черноморского флота должна состоять из броненосцев, пригодных для действий не только в пределах Черного и Средиземного морей, но и позволяющих, в случае необходимости, послать их в океан.

9) Относительно Тихого океана комиссия высказалась, что «Россия не может иметь трех флотов в каждом море, а потому надлежит хорошо оборудовать Владивосток для тех эскадр, которые в случае надобности могут быть посланы из Балтийского и Черного морей».

В докладе комиссии при представлении составленной судостроительной программы Николаю II было высказано, что «Россия не может играть на море той же роли, как в последнюю русско-турецкую войну. Она должна быть готова встретить неприятеля за пределами своих вод, у его берегов, будь это в Балтике или в Черном море... Политические надобности рождаются быстро; при трудности постройки современных судов России нельзя уже будет ничего прибавить к тем силам, которые мы будем иметь в момент объявления войны».

Эти постановления, как особого совещания, так и комиссии морского ведомства, наметили путь, по которому должно было идти развитие флота.

Таким образом, основными положениями были: 

1. Главная задача была признана за Черноморским флотом, и она формулирована вполне определенно «завладеть устьем Босфора», для чего флот должен быть доведен до состава, дающего возможность выполнить такую операцию. Однако, роль Черноморского флота не ограничивалась этим; он должен был служить резервом для действий в других морях и в океане. (Это свидетельствует, насколько недооценивалось положение в проливах, проходить которые флот не имел права).

 2. Задача Балтийского флота — оборона Балтийского моря и преобладание его над флотами других прибрежных государств Балтики, предрешала вопрос о конкуренции с Германией. В то время (1881-й г.) было трудно предвидеть, в какой мере последняя будет стремиться к созданию сильного флота и насколько эта задача будет посильна для России. Отправные же точки для таковой конкуренции были весьма неблагоприятны.

Германия быстро развивала свою промышленность; она вышла из войны 1871-го года значительно усиленной, делала большие успехи в области экономических достижений. В 80-х годах она уже обладала громадными ресурсами как в отношении финансовых средств, так и в смысле технического оборудования. Количество заводов, в том числе и судостроительных, быстро увеличивалось, организация и постановка дела на них являлись образцовыми.

Совершенно иным было положение России. Война 1877-го года расшатала финансовое хозяйство. Судостроительная промышленность, поддерживаемая почти исключительно казенными заказами, имела оборудование, оставлявшее желать многого. Вынужденная создавать флот одновременно и на Черном и на Балтийском морях, а вскоре (с середины 90-х годов) и на Дальнем Востоке, Россия не была в состоянии сосредоточить все свои усилия на Балтике против Германии, да первое время и не ставила себе этого целью. Наоборот, как видно, первенствующей была признана задача Черного моря, а Балтийский флот должен был, кроме того, служить резервом для действий в океане и на Дальнем Востоке.

Масштаб и размах германского военного усиления, несомненно, не были предугаданы, что можно заключить хотя бы из того, что в основу воссоздания Балтийского флота клалась идея преобладания не только над германским, но и над шведским флотами одновременно.

Однако, на протяжении первых десяти лет идея морской конкуренции с Германией является основой всех судостроительных планов Балтийского флота.

 3. Флоту было решено придать активный характер, что видно из основных указаний и в заданиях к судостроительной программе. Вопросы обороны Балтики, поставленные в основу директивы Балтийскому флоту, уже в ближайшем толковании их морским ведомством как бы затемняются активными задачами. Суда должны были быть океанского типа, выдвигалась идея крейсерской войны. Россия «должна быть готова встретить неприятеля за пределами своих вод» — это как бы становится принципом воссоздания флота.

 4. Учитывая сложность и двойственность задачи Балтийского флота, мы вправе были бы ожидать и в дальнейшем разработки положений, которая бы уточнила требования к судовому составу и организации флота, из них вытекавшие. В частности, параллельно с развитием судостроения должны были бы установиться и планы использования флота, в кругу его предвидимых боевых задач. Но эта часть работы оставалась в тени. Неясности и противоречия, которые возможно усмотреть в перечисленных заданиях флоту, таковыми остались в течение ряда лет, предопределив несоответствие принимаемых мероприятий с общей политической и стратегической обстановкой, какая складывалась для русского флота.

 

Источник: Петров М. А. Подготовка России к мировой войне на море / С предисловием М. Павловича. — М-Л.: Государственное военное издательство, 1926. — 272 с. — Штаб РККА. Управление по исследованию и использованию опыта войн.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

13 июля 1881 года

Главным начальником флота и Морского ведомства с правами генерал-адмирала и председателем Адмиралтейств-совета назначен Великий князь Алексей Александрович.

 

nFU6S.jpg

Великий князь Алексей Александрович

 

Великий князь Алексей Александрович (2 [14] января 1850 года, Санкт-Петербург, Российская империя – 1 [14] ноября 1908 года, Париж, Франция) – четвёртый сын императора Александра II и императрицы Марии Александровны. Член Государственного совета (с 1 января 1881 года), главный начальник флота и Морского ведомства и председатель Адмиралтейств-совета (1881–1905), последний генерал-адмирал Российской империи (с 15 мая 1883 года), адмирал (1 января 1888 года), генерал-адъютант (с 19 февраля 1880 года), почётный член Императорского православного палестинского общества. Тезоименитство – 20 мая (перенесение мощей святителя Алексия Московского).

 

Биография

В военную службу был записан при рождении – в Гвардейский экипаж и лейб-гвардии полки Преображенский и Егерский, а также шефом Московского. На тезоименитство 1853 года зачислен в лейб-гвардии Уланский полк. 22 июля 1855 года зачислен в только что сформированный Стрелковый императорской фамилии полк. 13 марта 1856 года стал шефом 27-го флотского экипажа (впоследствии упразднённого). На своё семилетие получил первые обер-офицерские чины: морской – мичмана и гвардейский – прапорщика и в том же году к тезоименитству – шефство над Екатеринбургским пехотным полком. С 1860 года проходил морскую практику на различных кораблях, под руководством своего воспитателя, контр-адмирала К. Н. Посьета. На двенадцатый день рождения повышен до чина подпоручика. 13 сентября 1866 года произведён в лейтенанты флота и поручики гвардии.

В 1868 году под руководством вице-адмирала Посьета находился в плавании из Поти на Балтику на борту фрегата «Александр Невский», который в ночь с 12 на 13 сентября потерпел крушение, наскочив на мель в Ютландском проливе. В процессе спасательной операции погибли три матроса и офицер корабля. Командир капитан 1-го ранга О. К. Кремер счёл, что Алексей Александрович повёл себя достойно на терпящем крушение судне, отказавшись быть среди первых, переправленных на берег. Через четыре дня после этого события великий князь был произведён в штабс-капитаны и назначен флигель-адъютантом. В том же году назначен шефом 77-го пехотного Тенгинского полка.

 

iqa0u.jpg

Боголюбов А.П. «Выход Великого Князя из катера в бурунах» (1868)

 

В 1870 году совершил путешествие по водной системе из Петербурга в Архангельск, откуда вернулся морем в Кронштадт в должности вахтенного начальника на корвете «Варяг».

В 1871 году стал шефом прусского 2-го Силезского гусарского № 6 полка и был назначен старшим офицером на фрегат «Светлана», на котором совершил плавание в Северную Америку, обогнул мыс Доброй Надежды и, посетив Китай и Японию, 5 декабря 1872 года прибыл во Владивосток, откуда вернулся сухим путём через Сибирь. Посетил многие сибирские города. В Томске в честь этого посещения были поименованы – улица Алексее-Александровская, реальное училище. Во время визита в США 14 января 1872 года участвовал в охоте на бизонов вместе с генералом Шериданом и Буффало Биллом. В том же году стал шефом австрийского пехотного № 39 полка.

С 1873 года командовал Гвардейским флотским экипажем. Как член кораблестроительного и артиллерийского отделений Морского технического комитета принимал участие в деятельности морского ведомства. 2 января 1876 года назначен шефом 1-го Восточно-Сибирского линейного батальона (с 1900 года – 17-го Восточно-Сибирского стрелкового полка).

Во время русско-турецкой войны 1877–1878 был назначен начальником морских команд на Дунае. Принял участие в военных действиях; сооружал переправу через Дунай. 9 января 1878 года награждён орденом Святого Георгия 4-й степени – «<…> по засвидетельствованию Главнокомандующего действующею армиею о неутомимой и успешной распорядительности <…> морскими командами и средствами, и об успешном принятии всех мер не допускать неприятеля нанести вред нашим переправам, чем обеспечивалось довольствие армии и доставлялась возможность вести военные действия спокойно и безостановочно».

9 июня 1877 года произведён в контр-адмиралы. 26 февраля 1882 года – вице-адмиралы.

 

6sV3i.jpg

Дмитриев Н.Д. Переправа русской армии через Дунай у Зимницы 15 июня 1877 года

 

1 января 1881 года назначен членом Государственного совета.

13 июля 1881 года назначен Главным начальником флота и Морского ведомства (вместо дяди – великого князя Константина Николаевича) с правами генерал-адмирала и председателем Адмиралтейств-совета.

15 мая 1883 года пожалован званием генерал-адмирала (последний генерал-адмирал российского флота); 1 января 1888 года произведён в чин адмирала.

 

5ioXq.jpg

 

WNtfC.jpg

Беггров А.К. «На палубе фрегата «Светлана»» (1883)

 

С 1890 года состоял почётным членом берлинского православного Свято-Князь-Владимирского братства. 18 января 1892 года назначен шефом Морского кадетского корпуса, а 27 января того же года – шефом 5-го флотского экипажа.

За время его управления морским ведомством и флотом (в каковой деятельности он полагался на управляющих морским министерством: А.А. Пещурова (1880–1882), И.А. Шестакова (1882–1888), Н.М. Чихачёва (1888–1896), П.П. Тыртова (1896–1903), Ф.К. Авелана (1903–1905)) введён морской ценз, издано положение о вознаграждении за долговременное командование судами I и II ранга, преобразованы корпуса инженер-механиков и корабельных инженеров, увеличено число экипажей, построено много кораблей, устроены порты Севастопольский, Петра Великого, Порт-Артур, увеличено число эллингов, расширены доки в Кронштадте, Владивостоке и Севастополе.

О смерти его, последовавшей в Париже 1 ноября 1908 года, возвещалось высочайшим манифестом. Тело было доставлено траурным поездом на Николаевский вокзал. Перевезение тела с Николаевского вокзала в Петропавловский собор и погребение состоялось 8 ноября по высочайше утверждённому церемониалу. Литургию и отпевание совершил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний (Вадковский). Присутствовали император Александр III, его супруга Елена Николаевна и вдовствующая императрица Мария Феодоровна. Был первым погребённым в новопостроенной усыпальнице членов императорской фамилии при Петропавловском соборе.

 

Награды

Российские:

орден Святого Андрея Первозванного (2 января 1850);

орден Святого Александра Невского (2 января 1850);

орден Белого орла (2 января 1850);

орден Святой Анны 1-й степени (2 января 1850);

орден Святого Владимира 4-й степени (31 июля 1873);

золотое оружие с надписью «За храбрость» (23 июня 1877);

орден Святого Георгия 4-й степени (9 января 1878);

орден Святого Владимира 1-й степени (6 мая 1886);

портреты императоров Александра III и Николая II; украшенные бриллиантами (14 января 1901).

Иностранные:

орден Филиппа Великодушного 1-й степени (Гессен-Дармштадт, 2 июля 1857);

орден Чёрного орла (Пруссия, 17 марта 1861);

орден Красного орла 1-й степени (Пруссия, 17 марта 1861);

орден Заслуг герцога Петра-Фридриха-Людвига 1-й степени (Ольденбург, 21 февраля 1863);

орден Военных заслуг, большой крест (Вюртемберг, 4 сентября 1864);

орден Слона (Дания, 1866);

орден Серафимов (Швеция, 28 августа 1873);

орден Почётного легиона, большой крест (Франция, 30 ноября 1874);

орден Святого Стефана, большой крест (Австро-Венгрия, 1874)

крест «За переход через Дунай» (Румыния, 1878);

медаль «За храбрость» (Сербия, 1878);

медаль «За храбрость» (Черногория, 1878);

Военная медаль (Румыния, 1878);

крест «За военные отличия» (Мекленбург-Шверин, 1878);

орден Данеброга 5-й степени (Дания, 1879);

орден Такова 1-й степени (Сербия, 1 июля 1881);

орден Восходящего солнца 1-й степени (Япония, 19 августа 1882);

орден Благовещения (Италия);

орден Педру I (Бразилия);

орден Людвига 1-й степени (Гессен-Дармштадт);

орден Белого сокола 1-й степени (Саксен-Веймар-Эйзенах);

орден Нидерландского льва 1-й степени (Нидерланды);

орден Спасителя 1-й степени (Греция);

орден Князя Даниила I 1-й степени (Черногория);

орден Османие 1-й степени (Турция);

орден Звезды Румынии 1-й степени (Румыния);

орден Вендской короны 1-й степени (Мекленбург-Шверин);

орден Эрнестинского дома 1-й степени (Саксен-Альтенбург);

орден Башни и меча 1-й степени (Португалия);

орден Святого Александра 1-й степени (Болгария);

орден Сиамской короны 1-й степени (Сиам);

портрет персидского шаха; украшенный бриллиантами.

 

Оценки

Его двоюродный брат – великий князь Александр Михайлович считал, что Алексей Александрович больших военных способностей не имел:

«Светский человек с головы до ног, «le Beau Brummell», которого баловали женщины, Алексей Александрович много путешествовал. Одна мысль о возможности провести год вдали от Парижа заставила бы его подать в отставку. Но он состоял на государственной службе и занимал должность не более не менее, как адмирала Российского Императорского флота. Трудно было себе представить более скромные познания, которые были по морским делам у этого адмирала могущественной державы. Одно только упоминание о современных преобразованиях в военном флоте вызывало болезненную гримасу на его красивом лице <…>»

 

Личная жизнь

По некоторым данным, заключил морганатический брак с фрейлиной Александрой Васильевной Жуковской (1842–1899), дочерью поэта В. А. Жуковского. Если брак в действительности имел место, то он не был признан официально.

Сын – граф Алексей Алексеевич Жуковский-Белёвский (1871–1932). Женат на княжне Марии Петровне Трубецкой (1872–1954; внучатой племяннице князя Сергея Петровича Трубецкого), у них – сын и 3 дочери (о потомстве см. статью Жуковская, Александра Васильевна).

Второй значимой женщиной в его жизни стала Зинаида Дмитриевна Скобелева, с которой он был близок в 1880–1899 годах до её кончины, несмотря на возражения её мужа, герцога Лейхтенбергского. Примерно через год после смерти Зинаиды Дмитриевны от рака горла новой любовницей Великого Князя на долгие годы стала француженка Элиза Балетта, приглашённая во французскую труппу Михайловского театра.

С 1871 года жил в доме 30 по Дворцовой набережной.

В 1885 году переехал в специально построенный для него дворец на набережной Мойки (архитектор М. Е. Месмахер).

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

11 января 1882 года

Управляющим Морским министерством назначен вице-адмирал Шестаков Иван Алексеевич.

 

p5d8l.jpg

 

Иван Алексеевич Шестаков (1 (13) апреля 1820 года, Сырохоренье – 21 ноября (3 декабря) 1888 года, Севастополь) – российский флотоводец и государственный деятель, адмирал (1888 год).

Происходил из смоленского дворянского рода. Родился в семье капитан-лейтенанта в отставке Алексея Антиповича Шестакова (1786–1856), вторым из 12 детей. Мать скончалась в 1836 году.

Иван Шестаков в 1830 году был принят в Морской кадетский корпус, где проходил обучение его старший брат Николай. В то время в корпусе были приняты суровые порядки, направленные на искоренение духа вольности и памяти о 14 декабря. Кадет Шестаков, известный крутым нравом, не раз получал в наказание розги, в частности, однажды ему было назначено 600 ударов. Несмотря на это, учился блестяще и уже в 14 лет сдал офицерский экзамен, однако из-за недостаточного возраста звания не получил, став фельдфебелем гардемаринской роты (при этом его подчинённые были на шесть лет старше). В своих мемуарах он писал: «На грубости я отвечал дерзостями, остался ещё на год от выпуска и наконец, на третий год, был возвращён домой униженный, но не смиренный».

Отчисленный из Морского кадетского корпуса в 1836 году, вышел в офицеры флота благодаря участию адмирала М.П. Лазарева, друга его отца. В 27 лет стал командиром тендера «Скорый». В Крымскую войну выступил с инициативой организации крейсерской войны против Англии.

В 1863–1864 годах – помощник главного командира Кронштадтского порта, из-за конфликта с управляющим морским министерством Н.К. Краббе вышел в отставку, вернувшись на службу только через 8 лет.

В 1872–1881 годах – морской агент в Италии и Австро-Венгрии, в 1881–1882 годах – председатель кораблестроительного отделения МТК, в 1882–1888 годах – управляющий Морским министерством, адмирал (1888). Вместе с Г.И. Бутаковым составил первую лоцию Чёрного моря. Выступал с резкой и справедливой критикой кораблестроительных программ, особенно ратуя против «дешёвых» броненосцев береговой обороны. Сложный характер Шестакова привел его в итоге к ссоре с такими моряками, как Г.И. Бутаков и И. Ф. Лихачев. Инициатор введения положения о морском цензе 1885 года, оцениваемого современниками очень неоднозначно.

Послужной список

1830 – поступил в Морской кадетский корпус, где быстро достиг первенства.

1836 – не подчинившись мелкому требованию корпусного офицера, вынужден был оставить учёбу и определился юнкером в Черноморский флот. 24 октября вторично произведён в гардемарины (в первый раз ещё в 1832 году)

1837–1838 – плавания у Кавказского побережья.

1837 – высадка десанта и занятие крепостной позиции на мысе Константиновском. За доблесть награждён Знаком отличия Военного Ордена (7 июня 1837 года) и произведён в мичманы (23 декабря) с зачислением в 30-й флотский экипаж.

Апрель-май 1838 – Высадка десанта с корвета «Ифигения» в устья рек Субаши и Шапсуги на кавказском побережье. Награждён орденом Святой Анны IV степени.

1838–1840 – плавания в Средиземном море.

1840–1842 – плавания у Кавказского побережья.

1842–1843 – плавания в Средиземном море.

Апрель 1843 – адъютант Главного командира Черноморского флота и портов Чёрного моря вице-адмирала М. П. Лазарева.

1845–1846 – офицер парохода «Бессарабия».

1847–1850 – командуя тендером «Скорый», одновременно с командиром тендера «Поспешный» Г. И. Бутаковым составлял гидрографическую опись Чёрного моря, после чего они вместе составили первую черноморскую лоцию. 23 апреля 1850 года произведён в капитан-лейтенанты.

1850 – поездка в Англию для наблюдения за строящимся для России кораблём: паровая шхуна «Аргонавт». 28 декабря прибыл на ней в Николаев.

1852–1854 – поездка в Англию для наблюдения за строящимися для России кораблями: винтовые корветы «Витязь» и «Воин». Из-за начавшейся войны покинул Англию. Суда выкупило Британское Адмиралтейство. Под именами: «Коссак» и «Тартар» они вошли в состав союзной эскадры под Севастополем.

Февраль 1854 – в чине капитана 2-го ранга переведён на Балтику. Участвовал в защите Кронштадта в качестве офицера фрегата «Рюрик».

21 мая 1855 – адъютант генерал-адмирала Великого князя Константина Николаевича. Работал над чертежами и участвовал в постройке 75 винтовых канонерских лодок, получивших прозвище «шестаковки», и 14 винтовых корветов.

Весна 1856–1859 – капитан 1-го ранга Шестаков направлен в Соединённые Штаты для наблюдения за постройкой фрегата «Генерал-адмирал», строящегося по его проекту и чертежам.

1859 – 12-дневный переход фрегата «Генерал-адмирал» под командой Шестакова в Шербур, а затем в Кронштадт. Награждён орденом Святого Владимира III степени.

1859 – член Морского учёного и кораблестроительного комитетов.

1860 – начальник отряда кораблей в Средиземном море, крейсировавшего у берегов Сирии. 23 апреля 1861 года произведён в контр-адмиралы и назначен в свиту императора. 1 октября 1862 года сдал командование и отправился в Россию. 5 ноября 1862 года награждён орденом Святого Станислава 1-й степени.

17 апреля 1863 – помощник командира Кронштадтского порта по морской части. Принимал участие в работах по вооружению Кронштадта и снаряжению крейсерской эскадры контр-адмирала Лесовского к берегам Америки. 29 июля оставил должность.

1864 – выступил с резкой критикой программы строительства броненосцев береговой обороны, но не встретил поддержки со стороны флагманов и инженеров и вступил в личный конфликт с управляющим Морским министерством адмиралом Н. К. Краббе.

11 апреля 1866 – Таганрогский градоначальник. Пытался улучшить судоходство по Азовскому морю и Дону, заменил старые маяки вдоль побережья Азовского моря, ввёл в городе газовое освещение, для чего открыл газовый завод. 30 августа 1867 года награждён орденом Святой Анны 1-й степени.

1868 – выступил с инициативой открытия в Таганроге мореходной школы.

1868 – Виленский губернатор. Получив назначение в северо-западную часть страны, генерал-губернатор Потапов рекомендовал Шестакова на должность губернатора. Их дружба из-за недоразумений переросла во вражду. Император Александр II принял сторону Потапова.

27 октября 1869 года Шестаков был снят с должности и зачислен во флот.

1 ноября 1869 года по домашним обстоятельствам уволен от службы с мундиром и полной пенсией (приказ по Морскому ведомству № 820).

Благодаря заступничеству генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича для Шестакова в феврале 1873 года образована должность временного морского агента на юге Европы (приказ по Морскому Ведомству № 1004)

13 апреля 1875 года награждён орденом Святого Владимира 2-й степени; 1января 1879 года – орденом Белого Орла. 1 января 1880 года произведён в вице-адмиралы.

1881 – посетил порты Франции и Англии. Председатель Кораблестроительного отдела Морского технического комитета с 16 ноября 1881 года по 11 января 1882 года.

1882 – вице-адмирал Шестаков назначен управляющим Морским министерством. Способствовал восстановлению Черноморского флота, укреплению Сибирской флотилии, развитию броненосного флота. Участвовал в разработке 20-летней кораблестроительной программы океанского броненосного флота на 1883–1902 годы и добился её утверждения.

1886 – для лучшего ознакомления с ситуацией в дальневосточных морях совершил плавание на Дальний Восток (на пароходе «Москва»), после чего начались работы по оборудованию порта во Владивостоке и созданию железнодорожного сообщения Владивостока с Хабаровском.

1 января 1888 года Высочайшим приказом по флоту № 381 произведён в адмиралы.

21 ноября 1888 года, находясь в Севастополе, Иван Алексеевич Шестаков скончался. Похоронен в Севастополе, в храме Святого Владимира.

Литературные труды

После себя оставил многочисленные научные и литературные труды, из которых особенно примечательны «Лоция Чёрного моря» и статьи из Америки под псевдонимом «Excelsior», публиковавшиеся в «Морском сборнике». Перевёл на русский язык труд историка Уильяма Джеймса «Военно-морская история Великобритании». В 1873 году выпустил книгу воспоминаний «Полвека обыкновенной жизни».

Награды

Алмазные знаки Ордена св. Александра Невского (10 мая 1886 года);

Другие российские и иностранные ордена: японский орден Восходящего солнца I степени (29 сентября 1886 года); черногорский князя Даниила 1-й степени; бельгийский Большой крест Леопольда; датский Данеброг 1степени; шведский Меча 1-й степени; турецкий Османие 1-й степени; гавайский Калакауа 1-й степени Знак отличия Военного Ордена св. вмч. и победоносца Георгия № 72358.

 

28 января 1882 года

Введены новые стандарты на артиллерийские снаряды, в соответствии с которыми максимальный диаметр тела снаряда, без учета диметра ведущих поясков, равен оговоренному калибру.

Стандартные калибры для орудий Флота: 1,45-дюйма (37-мм), 1,85-дюйма (47-мм), 2,5-дюйма (63,5-мм), 3,42-дюйма (86,9-мм), 4,2-дюйма (106,7-мм), 4,7-дюйма (120-мм), 6-дюймов (152,4-мм), 8-дюймов (203,2-мм), 9-дюймов (228,6-мм), 10-дюймов (254-мм), 11-дюймов (279,4-мм), 12-дюймов (304,8-мм), 14-дюймов (355,6-мм), 15-дюймов (381-мм), 16-дюймов (406,4-мм).

Стандарты даны в дюймовой и метрических мерах. Длину ствола орудия считать в калибрах. Эту длину исчислять по участку ствола, по которому движется снаряд во время выстрела, то есть каналу ствола.

Орудия именовать исходя из калибра и поколения системы. Принять орудия с типом канала ствола образца 1877 года за первое поколение. Так 6”/28 пушка образца 1877 года стала называться 6/25К-I. Что расшифровывается следующим образом: 6-дюймовая, с длинной канала ствола в 25 калибров, Корабельная, первого поколения. Специализированные орудиям береговой обороны ввести индекс «Б» и именовать по аналогии с корабельными (пример: 9/18Б-I – береговая мортира калибра 229-мм с длинной ствола 18 калибров). Орудия береговой обороны, переделанные из корабельных или аналогичные им не переименовывать.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

 

26 марта 1882 года

Высочайшим Указом Императора Николая II Санкт-Петербургским Генерал-губернатором назначен генерал от инфантерии, Великий князь Александр Александрович, Начальником штаба Санкт-Петербургского военного округа генерал-лейтенант (с 1 июня 1889 года – генерал от инфантерии) Николай Иванович Бобриков...

 

Каким образом это событие повлияло на историю Балтийского флота и судьбу Либавской крепости?! Рассмотрим развитие событий на основе материалов, представленных в рекомендованной коллегой Вандалом книге: Петров М. А. Подготовка России к мировой войне на море / С предисловием М. Павловича. — М-Л.: Государственное военное издательство, 1926. С учетом года издания упускаем идеологическую составляющую.

 

 «...Кронштадт, расположенный в самом восточном углу Финского залива, с его продолжительным ледоставом, никогда не удовлетворял требованиям операционной базы для действий в открытой части Балтийского моря. В течение зимы он является отрезанным от театра. Еще Петр I, едва укрепив Кронштадт, стремился найти более выдвинутый порт, начав укрепление Роггер-Вика (Балтийский порт), потом прерванное. Его преемники неоднократно возобновляли поиски новой базы и попытки ее оборудования.

Но до 1880 года мысль о незамерзающей базе не была осуществлена. Попрежнему главной базой оставался Кронштадт, а в качестве передового порта приходилось пользоваться Свеаборгом, хотя и укрепленным, но не имеющим оборудования для обслуживания большого флота. Совершенно понятно, что вопрос о базе возник тотчас же, коль скоро было принято решение восстановить флот.

Она должна была обеспечить выгодное исходное положение для тех задач, которые возлагались на флот программой 1881 года. Как выше было сказано, задачи эти предусматривали: 1) активную оборону Балтийского моря и 2) использование Балтийского флота в качестве резерва для действий во внешних водах.

Здесь представлялось три варианта решения, из коих каждый влек за собой определенную идею плана обороны Балтийского моря.

1) База в западной части Финского залива. Флот, будучи сосредоточен здесь, непосредственно прикрывал бы подход к столице.

2) База в Моонзунде, откуда, действуя во фланг и тыл прорывающемуся в Финский залив противнику, флот был бы способен защитить это направление и в то же время прикрыть Рижский залив, имея обеспеченный выход непосредственно в открытую часть моря. Но Моонзунд так же как и Финский залив замерзает.

3) База на Курляндском берегу, в Либаве, всегда свободной от льда, близкой к выходу из Балтийского моря, но удаленной от вероятных объектов действий противника, каковым считались Финский и район Рижского залива.

Ответственность принимаемого решения усугублялась тем обстоятельством, что для своего сооружения база требовала длительного времени и больших затрат и, раз построенная, должна была служить таковой на много лет вперед.

Программа 1881-го года устанавливала стремление обеспечить нашему флоту преимущество на Балтийском море перед флотами других прибрежных государств. В случае войны с ними (в частности с Германией) узкие оборонительные задачи отходили на второй план, и база должна была обеспечить активные действия флота в открытом море, прежде всего. С этой точки зрения выбор мог пасть на Либаву.

Но допуская, что преимущество в силах не достигнуто, или флот будет отвлечен другими задачами вне Балтики, обстановка резко менялась бы, предъявляя иные требования и к базе флота. Последняя должна была быть безопасна и давать возможность флоту вести активную оборону, прикрывая направления, которым противник мог угрожать. В этом случае было предпочтительно устроить базу в Финском заливе или Моонзунде.

Мнения разделились. Завязался горячий спор, длившийся в продолжение 5 лет, с 1884 по 1889 г., когда принято было наконец решение.

В 1884 году была образована комиссия под председательством ген.-лейт. Глиноецкого, для выяснения вопросов, связанных с совместными действиями армии и флота. На основе работ этой комиссии, представившей проект обороны Моонзунда, к.-ад. Копытов составил записку, в которой доказывал, что единственным местом для сооружения порта является Моонзунд.

Записка Копытова чрезвычайно интересна. В ней этот, несомненно выдающийся адмирал того времени, развивает перспективы обороны, высказывая мысли, заслуживающие быть отмеченными.

Копытов указывал, что обладание группой Балтийских островов (Моонзунда) дает нам обширные выгоды при учреждении здесь главного операционного базиса для флота:

«Занимая бассейн Балтийских островов, мы лишаем неприятеля возможности пользоваться этой местностью, как его базой, лишаем пользования многими другими близрасположенными рейдами и якорными стоянками, вынуждая его или итти в отдаленные Оландские шхеры, или совершенно углубиться в Финский залив, оставив без защиты свои сообщения в тылу»...

«В продолжение ряда лет полагали достаточным Балтийскому флоту существовать непосредственно только для обороны Кронштадта, проектируя его военные диспозиции на Кронштадтском рейде. Принятием Балтийских островов операционной базой значение флота изменится радикально. Получится возможность не допустить существенных неприятельских действий ни на ближайших берегах, ни даже в большей части Финского залива... Эта база лучше обеспечивает Кронштадт от неприятельского нападения... Задаваться нападением на Кронштадт для него будет невозможно... Уверенное обеспечение нашего положения в этих водах даст возможность наши материальные средства употреблять для быстрого и правильного развития наших морских сил на самом важном для нас поприще — на водах внеевропейских».

«Таким образом, роль Балтийского флота получит полную определенность, до сих пор ей не достававшую. После Крымской войны значение нашего флота в Балтике весьма упало, как от уменьшения его численного состава, так и от перелома в кораблестроении и вооружении».

Примечание. Интересной частью записки Копытова является проектируемая им минная позиция в Ирбенском проливе, которую он предлагал в схеме, не слишком отличной от той, какая была осуществлена во время мировой войны.

В 1885 г. «комиссия для выяснения связи и совместных действий армии и флота» под председательством ген.-ад. Обручева произвела обзор берегов Балтийского моря и отдельных районов его для выяснения вопросов обороны и, в частности, для отыскания пункта для незамерзающего порта.

Эта комиссия высказала:

1) По Либаво-Виндавскому району: после устройства военного порта в Либаве эта часть побережья получит действительную морскую защиту; до того существенная помощь по охране берегов сухопутным отрядам может быть оказана лишь миноносцами, расположенными в Либаве и Виндаве.

2) Относительно Рижско-Моонзундского района комиссия установила необходимость обороны флотом, прибрежными батареями и минным заграждением Ирбенского пролива и выходов из Моонзунда; но, учитывая возможность прорыва этой позиции неприятелем, признавала возможным отход флота из Моонзунда. Комиссия нашла, что средства, которые нужно затратить для обороны Моонзундских островов, окажутся столь громадными, что превзойдут самое значение позиции, так как прочное удержание Моонзундских островов потребовало бы создания многомиллионной обширной крепости и большого гарнизона. С известными оговорками она допускала, что здесь может быть организована временная оборона, «в серьезное же укрепление этого пункта никак не следует ввязываться».

3) По Ревельскому району комиссия постановила, что ни Ревель, ни Балтийский порт не следует укреплять, так как первый имеет лишь маневренное значение, а второй, как база, хотя и имеет некоторое преимущество перед Ревелем, но устройство в нем военного порта «не дало бы уверенности в активной роли его в Балтийском море, ни желаемого обеспечения в постоянно свободном положении от льда дислоцированного в нем флота». По мнению комиссии, оборона этих пунктов должна была основываться на подвижной полевой силе.

4) По Петербургскому району были набросаны места возможных высадок неприятеля, указано на необходимость усиления Кронштадта и реставрации укреплений Выборга, устройства защиты Транзундского рейда. Биорке было признано возможным оборонять специальным отрядом полевой артиллерии.

5) В Финляндском районе было признано необходимым сильно укрепить Свеаборг.

В заключение комиссия высказала, что «хотя при распределении миноносок и более крупных судов по различным оборонительным пунктам в связи с минными их заграждениями и укреплениями может быть достигнуто весьма полезное содействие флота сухопутной обороне Балтийско-Финского побережья, тем не менее все эти частные случаи защиты должны уступать место главнейшему ее способу, именно — возможно полному сосредоточению активной морской силы в передовом незамерзающем порте. Поэтому расходование средств на мелкие разбросанные по берегам портовые постройки и укрепления было бы нерационально до тех пор, пока не будет решен этот основной вопрос. Все средства, которые может найти государство для приморской обороны, должны быть, прежде всего, обращены на создание в Балтике передового, всегда свободного для действий порта».

В том же 1886-м году Начальник Главного Морского Штаба г.-ад. Чихачев составил записку, подтверждающую необходимость постройки порта для военного флота в Либаве. Он выдвинул в пользу ее следующие доводы: 1) торговые интересы требуют безотлагательного улучшения этого порта, 2) близость Либавы к границе дает ей предпочтение, как месту передовой стоянки нашего флота, 3) Либава никогда не замерзает, 4) Либава соединена с общей сетью железных дорог, 5) наконец, «самый важный аргумент» — Либаве отдает предпочтение военное ведомство.

Свое мнение, в силу занимаемой им должности и личного влияния на ход дел в морском ведомстве, Чихачев имел возможность отстаивать весьма настойчиво, поддерживаемый сухопутными кругами, видевшими в Либаве прикрытие крайнего правого фланга развертывания армии на западной границе.

Для дальнейшего выяснения вопроса была предпринята поездка комиссии под председательством генерала Бобрикова 2-го [здесь и далее выделено мною]. В своем отчете Бобриков выступает ярым сторонником признания за Моонзундом первенствующего значения, как базы Балтийского флота. «Не вполне соображенный с обстановкой местного театра войны, балтийский флот каждый раз на время военных действий обрекался на бездействие за крепостными верками, отнюдь не облегчая армии бремя защиты берегов. Неудовлетворительность такого положения вызвала всеобщее сознание необходимости дать обороне более активный характер, избранием для боевых наших эскадр по возможности передового, в незамерзающей полосе Балтийского моря, опорного пункта...»

Он высказывается против Либавы, считая устройство там военного порта «излишней роскошью, не справедливой в отношении других коммерческих портов». «Мы шли бы навстречу желаниям противника, создавая почти на самой его границе, собственными руками, объект действий чрезвычайной важности». Доказывая значение Балтийских островов и утверждая необходимость именно здесь основать базу для балтийского флота, Бобриков так заканчивает свой доклад: «Какими путями не итти, все приводят к Моонзунду».

Для суждения об отчете генерала Бобрикова в ноябре 1887 г. было образовано совещание под председательством военного министра Ванновского, при участии представителей морского министерства (17 сухопутных и 7 морских представителей). Совещание признало наиболее выгодным создание военного порта в Либаве, при чем были высказаны соображения об относительной дешевизне здесь порта, сравнительно с оборудованием Моонзунда, тем более, что было возможно отчасти воспользоваться имеющимися портовыми сооружениями.

Управляющий морским министерством ген.-адютант Шестаков не согласился с постановлением совещания и остался при особом мнении. Протестуя против неправильной постановки вопроса о незамерзающем порте, он указывал, что нужно прежде всего избрать порт в выгодном стратегическом пункте, каковым не является ни Либава, ни Виндава. (Существовала группа сторонников устройства порта в Виндаве). «Лучше предпочесть свободному круглый год от льда порту такой, который отчасти замерзает, но вместе с тем служит сильной позицией для обороны, в особенности если этот порт, как Моонзунд, замерзает на такое время, в которое военные операции в Балтике едва ли возможны».

По мнению Шестакова, Моонзуд удовлетворяет этим требованиям, ибо: 1) располагает тремя выходами, 2) блокада его затруднительна, 3) легко наблюдать за неприятельским флотом с окрестных высот и в свою очередь таковое наблюдение трудно для неприятеля, 4) отсутствует надобность в береговых укреплениях, так как неприятель не будет в состоянии произвести высадку на островах при наличии в Моонзунде нашего флота, и 5) в этом районе имеется превосходная бухта Тагалахте «для налетов флота в море».

Кроме Моонзунда, Шестаков проектировал для защиты от ветров порт-стоянку на Курляндском побережье «для возможности атаковать подготовляющийся Германией десант в ее собственных водах».

«Но сосредоточение нашего флота в Моонзунде делает самую мысль о десанте мало обоснованной, так как при его движении он должен будет оставить весь наш флот в тылу».

На междуведомственном совещании в феврале 1888 г. под председательством Алексея Александровича все, кроме Чихачева, согласились с мнением Шестакова, и было решено предложить морскому ведомству разработать проект оборудования стоянки флота в Моонзунде.

Вторичное совещание в мае 1888 г. подтвердило это постановление.

Морское ведомство немедленно приступило к изысканиям в Моонзунде, которые дали благоприятный результат.

Но в конце 1888-го года Шестаков умер, и вместо него вступил в управление морским министерством Чихачев. Одним из первых его распоряжений была отмена изыскательных работ в Моонзунде и возвращение оттуда плавучих средств. Затем Чихачев повел усиленную кампанию за перерешение вопроса в пользу Либавы.

Примечание. Показательно усердие, с которым Чихачев боролся за оборудование порта в Либаве. Вступив в управление министерством, он изъял доклад Шестакова о Моонзунде, который лег в основу решения об устройстве там базы, и запер его к себе в стол. Этот документ увидел свет лишь в 1912-м году, когда морской министр Григорович обнаружил и передал его в архив. В 1913-м году, уже будучи глубоким старцем, узнав о решении строить базу для флота в Ревеле, Чихачев представил Николаю  II записку о необходимости учредить базу опять-таки в Либаве. Николай II положил резолюцию «Удивительное упрямство».

В 1888-м году была образована комиссия под председательством вел. князя Николая Николаевича Старшего по организации береговой обороны, которая должна была окончательно установить принципы обороны и решить вопрос о базировании флота.

Несмотря на то, что решение о постройке базы в Моонзунде было уже принято l 1/2 месяца назад, комиссия, в состав которой морскими членами входили адмиралы, сочувствующие идее Чихачева, признала целесообразным строить порт для балтийского флота в Либаве, отменив тем предыдущее решение.

Комиссия не ограничилась только этим постановлением; весь вопрос береговой обороны, после предварительной проработки его в морском ведомстве с участием сухопутных представителей, поступил на ее обсуждение.

Сущность ее постановления сводилась к следующему:

«1) Роль нашего флота при обороне балтийско-финского побережья должна заключаться, главным образом, в содействии сухопутным силам, обеспечивая побережье в районе Либава — Рига, как фланга нашей общей оборонительной линии, и преграждая неприятелю доступ к столице.

2) Для устройства порта в незамерзающих водах южной части Балтийского моря наиболее удобным пунктом признается Либава, которую надлежит защитить береговыми батареями.

3) В виду возможного десанта Германии, наиболее угрожаемыми пунктами являются Либава и Рига, что вызывает необходимость их укрепления.

4) Суда оборонительного флота следует сосредоточить у Риги, для чего следует организовать там портовые сооружения.

5) При настоящем составе нашего флота мы можем рассчитывать на успех активных действий морских сил против неприятельского десанта только при значительном увеличении числа больших миноносцев.

6) Следует устроить заграждение минами входов в Рижский залив и северную часть Моонзунда, с обороной заграждений полевой артиллерией при содействии миноносок, а также заграждение из минных банок поперек всего Финского залива, с обороной его судами броненосного флота, расположенными в Свеаборге.

7) Оборона крепостей должна быть усилена следующим образом: Кронштадт следует усилить минным заграждением у Толбухина маяка. Морской фронт Выборгской крепости, как весьма растянутый и без тыловой защиты, упразднить.

Свеаборг следует усилить укреплением острова Сандхам, и Усть-Двинск усилить двумя фортами для обеспечения береговых укреплений с тыловой сухопутной стороны».

С этим постановлением не согласился лишь один из участников совещания — генерал-лейтенант Бобриков, указав, что принимается неправильное решение относительно Либавы и неправильно понимаются задачи флота в общем плане обороны: «Либавская крепость в морском отношении сделается ловушкой для флота, а в сухопутном — мы идем навстречу желаниям противника, между прочим создавая на самой границе — объект чрезвычайной важности. Мы создали для него почти на самой границе предмет действия, о котором он мог только. мечтать — стоянку для военного флота»... «Возможность катастрофы уничтожения нашего флота в Либаве будет до такой степени обаятельна для наших врагов, что они не только направят сюда все усилия их вторгнувшейся армии, но это, может быть, послужит самым стимулом к разрыву».

«Содействие флота операциям действующей армии на сухопутном театре войны следует... искать не в помещении боевой эскадры на правом фланге расположения наших войск вдоль нашей западной границы, а в ее самостоятельной силе на свободных водах и способности нанести неожиданные удары, не стесняясь местом и расстоянием».

Но отдельное мнение ген. Бобрикова не имело значения на решение вопроса.

Изложенная история о выборе порта в Либаве являет собой поразительный образец, как решались важнейшие для государственной обороны вопросы. Не говоря уже о том, что наличие противоположных мнений среди руководящих лиц морского ведомства свидетельствовало об отсутствии общих идей и определенного плана войны, способ проведения вопроса вызывает большие сомнения в моральной оценке таких деятелей, как, напр., Чихачев.

За официальной стороной развития вопроса была другая, неофициальная, но где, вероятно, и лежали подлинные причины обнаружившихся разногласий. Выбор порта, помимо громадного оперативного значения, имел значение и в отношении экономического оживления той области, где он должен был быть учрежден; должна была быть проведена железная дорога, отчуждаемые земельные участки приобретали известную ценность и пр. Вокруг Либавы, Виндавы и даже Моонзунда были заинтересованы различные финансовые группы. При этом происходило полное смешение принципов: в делах архива мы находим фамилии тех же лиц, которые одновременно участвуют в военных заседаниях, обсуждая принципиальную сторону, и в то же время состоят учредителями коммерческих предприятий, самым тесным образом связанных с тем или иным решением вопроса.

Необходимо отметить, что наиболее выдающиеся адмиралы, составившие себе имя в истории флота того времени — Копытов и Шестаков — стояли за Моонзунд; выдающиеся военные — Бобриков, Куропаткин — явно указывали на недостатки Либавы и предостерегали против решения выбрать ее базой флота, при чем Бобриков проявил удивительно здравое понимание задач последнего. Несмотря на это, вопрос все-таки решился в пользу Либавы. Здесь были использованы все средства, до специального подбора лиц для участия в совещаниях включительно.

  

Генерал-лейтенант Николай Иванович Бобриков подготовил Высочайший доклад Его императорскому Величеству, а Санкт-Петербургский Генерал-губернатор генерал от инфантерии Великий князь Александр Александрович, воспользовавшись личным расположением Государя Императора Николаем II и правами Генерал-губернатора на личный доклад Государю императору и лично представил докладную доклад о необоснованом изменении принятого на межведомственном совещании решения о главной базе Балтийского флота, внесенном комиссией. В результате председатель комиссии Великий князь Николай Николаевич Старший, Военный министр генерал от кавалерии Ромейко-Гурко Иосиф Владимирович, Начальник Главного штаба и председатель Военно-ученого комитета при Военном министре генерал от инфантерии Обручев Николай Николаевич, Генерал-адмирал Великий князь Алексей Александрович, Управляющий Морским министерством вице-адмирал Чихачёв Николай Матвеевич были вызваны в Зимний дворец на экстренное совещание к Государю Императору. На совещании господа генералы доложили свои предложения, при этом Генерал-адмирал Великий князь Алексей Александрович и генерал Гурко поддержали генерала Бобрикова. Вместе с тем генерал Гурко предложил для обеспечения правого фланга развертывания армии создать в Либаве сухопутную крепость второго класса. Государь Император после некоторых раздумий постановил: «Главную базу Балтийского флота иметь на Балтийских островах (Моонзунде), в Либаве создать порт-стоянку передовых сил флота. Рассмотреть вопрос о возможности одновременно с созданием новой главной базы построить в Либаве сухопутную крепость...»

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

 

Кораблестроительная программа 1882 года

 

11 апреля 1882 года

По представлению Генерал-адмирала Его Императорского Высочества Великого Князя Алексея Александровича и управляющего Морским  министерством вице-адмирала Шестакова Ивана Алексеевича Высочайше утверждена Кораблестроительная программа на 1883-1902 годы.

Осенью 1881 г. особое совещание под председательством генерал-адмирала провело несколько заседаний, на которых были сформулированы новые направления морской политики страны. Утверждение новой программы и ее финансирование легло на плечи вице-адмирала И.А. Шестакова, избранного великим князем Алексеем Александровичем на должность управляющего Морским министерством.

 В апреле 1882 г. И.А. Шестаков, убедив главного начальника флота в опасности промедления с усилением морской мощи страны, доложил Николаю II проект 20-летнего плана строительства флота, составленный в ходе работы особого совещания.

11 апреля Император одобрил проект «в подробностях», но вопрос об изыскании 242 млн руб. на его осуществление предложил обсудить на заседании особой комиссии с участием министра финансов. 13 мая И.А. Шестакову при поддержке великого князя Алексея Александровича удалось преодолеть возражения членов особой комиссии К.П. Победоносцева и Н.X. Бунге, по обыкновению сетовавшего на «горестное положение финансов». [РГАВМФ. Ф. 26. Оп. I. Д. I, Л. 37-37 об.] Результатом заседания стало решение о выполнении 20-летнего плана Морского министерства и об установлении «нормального» морского бюджета в 36 млн руб.

 В основу новой кораблестроительной программы были положены соображения оперативно-стратегического характера и штатная численность корабельного состава к 1903 г. Первоочередной задачей признавалось возрождение Черноморского флота, который в случае войны должен был высадить десантный корпус на берегах Босфора. Балтийский флот следовало довести «до первенствующего значения с флотами других держав» с задачей не уступать, а возможно и превосходить военно-морские силы Германии. [РГАВМФ. Ф. 417. Оп. I. Д. 689. Л. 18.] Балтийский флот сохранял значение резерва для Дальнего Востока, где в мирное время решили ограничиться обороной побережья при сложившейся практике содержания там эскадры или отряда крейсеров. Ядро флотов на Балтике и на Черном море о плану составляли мореходные броненосцы – броненосные корабли, дополнявшиеся броненосцами прибрежной обороны, крейсерами, канонерскими лодками и миноносцами.

 

LQRvq.jpg

 

Очевидно, что 20-летний план предусматривал создание сбалансированного флота «открытого моря», в котором броненосцы «прибрежной обороны» не получали дальнейшего развития. Постройка новых броненосных кораблей была строго запланирована по отдельным верфям: 21 единицу предстояло построить в России и три – за границей. Предполагалось, что балтийские броненосцы будут водоизмещением по 8400 т, мощностью машин 7 тыс. л. с., с четырьмя 305-мм и четырьмя 254-мм орудиями, черноморские – по 8500 т, 6 тыс. л. с., с четырьмя 305-мм орудиями каждый, но с более мощной броневой защитой.

При всех достоинствах программы 1883-1902 гг. в ней недостаточно учитывалось устаревание кораблей и перспективы их совершенствования, что вызывало неизбежный рост стоимости постройки. Особенно консервативной она оказывалась по отношению к легким носителям минного оружия, в считанные годы прошедшим развитие от прибрежных минных катеров до мореходных миноносцев. Это отчасти объяснялось тем, что план усиления флота составлялся администрацией А.А. Пещурова на основе расчетов С.С. Лесовского, сделанных еще в конце 70-х годов, когда миноносцы были по существу, опытными кораблями.

Эта программа, если ее сопоставить с программами того времени Германии, действительно превосходила предположения последней, и, будучи осуществлена, давала бы России преимущество перед ней на Балтийском море.

Одобренная Николаем II, она подверглась обсуждению в особой комиссии, составленной представителями различных министерств, которая постановила:

«1) Хотя настоящий расход и является весьма тяжелым для государства, однако, признается необходимым.

2) Представленный на рассмотрение план судостроительных работ утвердить и приводить в исполнение, соображаясь со средствами государственного казначейства.

3) Назначить теперь же в распоряжение морского министерства кредит в три миллиона рублей на выяснение надобностей флота, подготовку проектов и т. п.

4) Управляющему морским министерством к 1883 году представить соображения по вопросам переформирования флота и усиления самого судостроения.

5) Постройка судов должна, по возможности, производиться на отечественных верфях, для чего оказать возможное содействие судостроительным заводам, казенным и частным.

б) Выполнение программы произвести в 20-ти летний срок, так как более короткий срок непосилен для средств государственного казначейства».

Источник: Грибовский В.Ю., Черников И.И. Броненосец "Адмирал Ушаков"

http://keu-ocr.narod.ru/Ushakov/

После завершения Программы 1882 года в боевом составе Российского Императорского Флота предполагалось иметь:

Балтийский флот

3 оперативные эскадры – для действий на морских и океанских театрах военных действий (Балтийское и Средиземное моря, Дальний Восток), в каждой дивизия эскадренных броненосцев (отряд эскадренных броненосцев 1 класса и отряд эскадренных броненосцев 2 класса по три вымпела) – для эскадренного боя, дивизия крейсеров (отряд броненосных фрегатов, отряд корветов и отряд клиперов по три вымпела) – для ведения разведки, охранения эскадры и действий на коммуникациях противника;

Эскадра Балтийского моря – для обороны побережья Балтийского моря, Кронштадта и Санкт-Петербурга, в которой два отряда кораблей береговой обороны (в первом – двадцать броненосцев береговой обороны в шести дивизионах, во втором – двадцать мореходных канонерских лодок в пяти дивизионах), отряд миноносцев – 95 вымпелов;

Отдельный отряд крейсеров 2 ранга (три вымпела) – для выполнения особых задач;

Отдельный отряд транспортных судов (три вымпела) – для обеспечения действующей эскадры.

Черноморский флот

1-я флотская дивизия – для овладения проливами, в которой два отряда эскадренных броненосцев (по три вымпела), отряд крейсеров (три вымпела) – для сопровождения конвоя с десантным корпусом и действий на коммуникациях противника;

2-я флотская дивизия – для обороны побережья Черного моря и Севастополя, в которой отряд броненосцев береговой обороны (два вымпела), отряд миноносцев (двадцать вымпелов в четырех дивизионах);

Отдельный отряд транспортных судов (три вымпела) – для доставки артиллерии особого запаса.

Сибирская флотилия

для обороны побережья и Владивостока, в которой два отряда мореходных канонерских лодок (по четыре вымпела) и отряд транспортных судов (два вымпела) – для перевозки войск.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

 

Расписание Российского Императорского Флота (на военное время) от 11 апреля 1882 года

 

Примечания

1. Тип кораблей указан в соответствии с Классификацией кораблей 1882 года.

2. Сине-зеленым цветом указаны корабли, заложенные в соответствии с Программой 1882 года.

3. Серым цветом указаны корабли, запланированные Программой 1882 года, но заложенные в соответствии с другими программами.

4. Темно-синим цветом указаны изменения в альтернативном варианте.

 

Сокращения

ЭБР1

Эскадренный броненосец 1 класса

ЭБР2

Эскадренный броненосец 2 класса

БРБО

Броненосец береговой обороны

БРБО (М)

Броненосец береговой обороны (монитор)

БРБО (БРБ)

Броненосец береговой обороны (броненосная батарея)

БРБО (БРББ)

Броненосец береговой обороны (броненосная башенная батарея)

БРБО (БРБЛ)

Броненосец береговой обороны (броненосная башенная лодка)

БРФР

Броненосный фрегат

БРК, К

Бронепалубный корвет, корвет

ВКР

Вспомогательный крейсер

КЛ

Клипер

МКЛ

Морская канонерская лодка

М

Миноносец

УС

Учебное судно

ТР

Транспорт

 

Флота

 

Балтийский флот (1700)

 

1-я оперативная эскадра

1-я дивизия эскадренных броненосцев

1-й отряд эскадренных броненосцев

ЭБР1 Петр Великий (1869, 1872, 1876)

ЭБР1 «Император Александр II» (1885, 1887, 1889)

ЭБР1 «Император Николай I» (1886, 1889, 1891)

2-й отряд эскадренных броненосцев

ЭБР2 «Александр Невский» (1883, 1885, 1887)[1]

ЭБР2 «Даниил Московский»* (1883, 1885, 1887)

ЭБР2 «Ростислав Смоленский» (план)

1-я дивизия крейсеров

1-й отряд броненосных крейсеров

БРФР «Князь Пожарский» (1864, 1867, 1873)

БРФР «Минин» (1866, 1869, 1878)

БРФР «Воевода Михаил Шеин» (план)

1-й отряд крейсеров

КЛ «Крейсер» (1873, 1875, 1876)

КЛ «Джигит» (1874, 1876, 1877)

КЛ «Забияка» (1878, 1878, 1879)

4-й отряд крейсеров

ВКР «Азия» (1874, 1874«Колумбус», 1878 крейсер БФ)

ВКР «Африка» (1877, 1877 «Саратога», 1878 крейсер БФ)

ВКР «Европа» (1878 «Калифорния», 1879 крейсер БФ)

 

2-я оперативная эскадра

2-я дивизия эскадренных броненосцев

3-й отряд эскадренных броненосцев

ЭБР1 «Гангут» (план)

ЭБР1 «Наварин» (план)

ЭБР1 «Азов» (план)

4-й отряд эскадренных броненосцев

ЭБР2 «Рюрик» (план)

ЭБР2 «Олег» (план)

ЭБР2 «Аскольд» (план)

2-я дивизия крейсеров

2-й отряд броненосных крейсеров

БРФР «Генерал-адмирал» (1870, 1873, 1875)

БРФР «Герцог Эдинбургский» (1870, 1875, 1877)

БРФР «Цесаревич» (План)

2-й отряд крейсеров

КЛ «Наездник» (1877, 1878, 1879)

КЛ «Разбойник» (1877, 1878, 1879)

КЛ «Пластун» (1877, 1879, 1879)

5-й отряд крейсеров

БРПК «Витязь» (1883, 1884, 1886)

БРПК «Богатырь» (1883, 1884, 1885)[3]

БРПК «Гридень» (1883, 1884, 1885)

 

3-я оперативная эскадра

3-я дивизия эскадренных броненосцев

5-й отряд эскадренных броненосцев

ЭБР1 «Полтава» (план)

ЭБР1 «Петропавловск» (план)

ЭБР1 «Севастополь» (план)

6-й отряд эскадренных броненосцев

ЭБР2 «Пересвет» (план)

ЭБР2 «Ослябя» (план)

ЭБР2 «Коловрат» (план)

3-я дивизия крейсеров

3-й отряд броненосных крейсеров

БРФР «Владимир Мономах» (1881, 1882, 1883)

БРФР «Дмитрий Донской» (1881, 1883, 1883)

БРФР «Юрий Долгорукий»* (1886, 1888, 1890)[2]

3-й отряд крейсеров

КЛ «Вестник» (1878, 1880, 1881)

КЛ «Стрелок» (1878, 1879, 1879)

КЛ «Опричник» (1879, 1880, 1881)

6-й отряд крейсеров

БРПК «Воевода» (1885, 1886, 1887)

БРПК «Посадник» (1885, 1886, 1887)

БРПК «Боярин» (1885, 1886, 1887)

 

Эскадра Балтийского моря

1-й отряд кораблей береговой обороны

1-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (БРБ) «Первенец» (1861, 1863, 1864)

БРБО (БРБ) «Не тронь меня» (1863, 1864, 1865)

БРБО (БРБ) «Кремль» (1863, 1865, 1866)

2-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (М) «Броненосец» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Вещун» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Единорог» (1863, 1864, 1865)

3-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (М) «Колдун» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Лава» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Латник» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Перун» (1863, 1864, 1865)

4-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (М) «Стрелец» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Тифон» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Ураган» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Смерч» (1863, 1864, 1865)

5-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (БРБЛ) «Русалка» (1865, 1867, 1868)

БРБО (БРБЛ) «Чародейка» (1865, 1867, 1868)

6-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (БРББ) «Адмирал Грейг» (1865, 1868, 1869)

БРБО (БРББ) «Адмирал Лазарев» (1865, 1867, 1869)

БРБО (БРББ) «Адмирал Спиридов» (1866, 1868, 1869)

БРБО (БРББ) «Адмирал Чичагов» (1866, 1868, 1869)

2-й отряд кораблей береговой обороны

1-й дивизион канонерских лодок

МКЛ «Бурун» (1878, 1879, 1880)

МКЛ «Буря» (1879, 1880, 1881)

МКЛ «Гроза» (1879, 1880, 1881)

МКЛ «Туча» (1878, 1879, 1880)

2-й дивизион канонерских лодок

МКЛ «Вихрь» (1878, 1879, 1880)

МКЛ «Град» (1879, 1880, 1881)

МКЛ «Дождь» (1878, 1879, 1880)

МКЛ «Снег» (1879, 1880, 1881)

3-й дивизион канонерских лодок (план) - 4 единицы

4-й дивизион канонерских лодок (план) - 4 единицы

5-й дивизион канонерских лодок (план) - 4 единицы

 

Отряд миноносцев

Миноноски – 95 единиц

 

Отдельный отряд крейсеров 2 ранга

БРПК «Ратник» (план)

БРПК «Лучник» (план)

БРПК «Стрелец» (план)

 

Отдельный отряд транспортных судов

ТР «Компас» (1859 шхуна, 1892)

ТР «Секстант» (1859 шхуна, 1892)

ТР «Красная горка» (1861 «Бритомар»)

 

Черноморский флот (1783)

 

1-я флотская дивизия

1-й отряд эскадренных броненосцев

ЭБР «Екатерина II» (1883, 1886, 1888)

ЭБР «Чесма» (1883, 1886, 1889)

ЭБР «Синоп» (1883, 1886, 1889)

2-й отряд эскадренных броненосцев

ЭБР «Георгий Победоносец» (1886, 1888, 1890)

ЭБР «Двенадцать апостолов» (план)

ЭБР «Три святителя» (план)

Отряд крейсеров

К «Меркурий» (1879, 1880, 1882 «Ярославль», 1883)[4]

К «Марс»* (1883, 1884, 1885)

К «Юпитер»* (1883, 1884, 1885)

 

2-я флотская дивизия

Отряд броненосцев береговой обороны

БРБО «Новгород» (1871, 1873, 1874)

БРБО «Вице-адмирал Попов» (1874 Киев, 1875, 1876)

Отряд миноносцев

1-й дивизион миноносцев

М «Батум» (1879, 1880, 1880, 1895 №251)

М «Гагры» (1883, 1883, 1884, 1895 №254)

М «Геленджик» (1883, 1883, 1884, 1895 № 255)

М «Поти» (1883, 1883, 1883, 1895 № 258)

М «Сухум» (1883, 1883, 1883, 1895 № 257)

М «Измаил» (1884, 1885, 1886, 1895 № 267)

2-й дивизион миноносцев

М «Кодор» (1885, 1886, 1886, 1895 № 261)

М «Килия» (1885, 1886, 1886, 1895 № 262)

М «Новороссийск» (1886, 1886, 1886, 1895 № 263)

М «Рени» (1885, 1886, 1886, 1895 № 264)

М «Чардак» (1885, 1886, 1886, 1895 № 265)

М «Ялта» (1885, 1886, 1886, 1895 № 266)

3-й дивизион миноносцев

М «Анакрия» (1889, 1889, 1890, 1895 № 260)

М «Адлер» (1889, 1889, 1890 Германия, 1895 № 259)

М «Ай-тодор» (1890, 1892, 1892, 1895 № 263)

М «Анапа» (1890, 1891, 1891, 1895 № 252)

4-й дивизион миноносцев (план) - 4 единицы

 

Отдельный отряд транспортных судов

ТР «Ингул» (1872 шхуна, 1892)

ТР «Гонец» (1875, 1878, 1879)

ТР «Пендераклия» («Мерсина», 1877)

 

Флотилии

 

Сибирская флотилия (1856)

 

1-й отряд канонерских лодок

МКЛ «Бобр» (1884, 1885, 1885)

МКЛ «Сивуч» (1884, 1884, 1884)

МКЛ «Манджур» (1886, 1886, 1887)

МКЛ «Кореец» (1885, 1886, 1887)

2-й отряд канонерских лодок (план) - 4 единицы

Отряд транспортных судов

ТР «Тунгуз» (1869, 1870, 1870, 1887 к порту, 1887 транспорт СФл)

ТР «Ермак» (1869, 1870, 1870, 1887 к порту, 1887 транспорт СФл)

 

Каспийская флотилия (1722)

 

МКЛ «Карс» (1865, 1866, 1872)

МКЛ «Секира» (1865, 1866, 1872)

МКЛ «Пищаль» (1865, 1866, 1872)

ТР «Геок-Тепе» (1882, 1882, 1983)


[1] В реальной истории броненосный крейсер «Адмирал Нахимов» (1883, 1885, 1887)

[2] В реальной истории броненосный крейсер «Память Азова» (1886, 1888, 1890)

[3] В реальной истории «Рында» (1883, 1884, 1885)

[4] В реальной истории крейсер II ранга «Память Меркурия» (1879, 1880, 1882 «Ярославль», 1883)

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

1 августа 1882 года

Высочайшим Указом Императора Николая II «О боевом знамени воинской части» утверждены образцы боевых знамен Российского Императорского Флота:

знаменные флаги кораблей и флотских экипажей Российского Императорского Флота;

знамена береговых воинских частей Российского Императорского Флота.

 

5 августа 1883 года

Приказом по морскому ведомству утверждены Штабные флаги для обозначения места расположения штабов корабельных и береговых соединений, полков и отдельных батальонов (дивизионов), ротных и батарейных дворов, походных колонн береговых войск.

Флаги штабов корабельных соединений применяются в качестве стеньговых флагов и соответствуют им по размерам.

Флаги штабов береговых соединений размером 40 на 60 дюймов (1 на 1,5 метра). Роты и батареи обозначались флагами меньших размеров – 16 на 24 дюйма (0,4 на 0,6 метра).

 

20 февраля 1884 года

В составе Морского ведомства вновь создан Главный Морской Штаб. Начальником Главного Морского Штаба назначен вице-адмирал Чихачёв Николай Матвеевич.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

 

Кораблестроительная программа 1885 года

 

25 апреля 1885 года

По представлению Генерал-адмирала Его Императорского Высочества Великого Князя Алексея Александровича и управляющего Морским министерством вице-адмирала Шестакова Ивана Алексеевича Высочайше утверждена Кораблестроительная программа на 1886-1895 годы.

Быстрое усиление флота Германии не давало возможности ждать истечения 20-ти летнего срока, установленного для программы 1881 года. Уже в 1885 году морское ведомство было принуждено поставить вопрос о необходимости ускорить судостроение. А так как для линейных судов это представлялось невозможным, то были выдвинуты паллиативные идеи создания в короткий срок минного флота, более дешевого и скорее могущего быть построенным.

Начальник главного морского штаба адмирал Чихачев доказывал, что постройка минного флота является единственной возможностью борьбы с быстро растущим германским флотом. Он указывал, что при господстве последнего на море участь войны будет зависеть от исхода борьбы на сухопутном театре военных действий, задача же Балтийского флота сведется к недопущению высадки десанта, и что это может быть выполнено минным флотом самостоятельно.

Отметив быстрое развитие германского минного флота, управляющий Морским министерством адмирал И.А. Шестаков уже в марте 1885 года подал Николаю II записку о пересмотре 20-летней программы. [РГАВМФ. Ф. 417. Оп. I. Д. 67. Л. 14- 15 об.]

Созванное по инициативе управляющего Морским министерством особое совещание 28 марта 1885 г. постановило:

а) политическое положение России требует немедленного создания оборонительного флота;

б) программа 1881 года не вполне отвечает морским потребностям государства;

в) необходимо озаботиться постройкой минного флота, дабы не оказаться слабее в этом отношении морских соседей, в особенности Германии, которая уже ассигновала кредит на постройку 150 миноносцев; в соответствии с этим, выстроить 55 миноносцев, 10 контр-миноносцев, 1 крейсер, 6 канонерских лодок для Черного моря и Владивостока;

г) приступить к их постройке немедленно и выполнить ее в срок не более 5 лет, как на русских (преимущественно), так и на иностранных заводах;

д) изменить программу 1881 года, уменьшив ее на 8 броненосцев (6 от Балтийского моря и 2 от Черного), продолжая строить остальные;

е) ассигновать 22 миллиона на немедленное выполнение постройки минного флота, распределив их на 5 лет.

Особое совещание одобрило все предложения И.А. Шестакова, увеличив морской бюджет до 40 млн руб. на период с 1886 по 1895 год. 25 апреля 1885 года программа утверждена Императором.

Добившись своей цели, И.А. Шестаков заявил, что в это десятилетие «все ближайшие потребности нашего флота будут удовлетворены» и тогда можно предполагать сокращение бюджета, исключив из 20-летнего плана шесть балтийских и два черноморских броненосца. В дополнение к плану совещание утвердило немедленную постройку 56 миноносцев, десяти контрминоносок (минных крейсеров), шести канонерских лодок и одного бронепалубного крейсера новейшего типа. Предполагалось продолжить и плановое сооружение броненосцев – девять на Балтике и шесть на Черном море. Тогда же, по настоянию военного ведомства в черноморскую программу была включена постройка 6 миноносцев и 6 канонерских лодок.

 

Программа судостроения 1885 года:

Для Балтийского флота:

Броненосцев – 9

Крейсеров 1-го ранга – 4

Крейсеров 2-го ранга – 9

Минных крейсеров – 1

Контр-миноносцев – 10

Миноносцев – 40

Канонерских лодок – 11

Примечание. Число миноносцев уменьшено за счет улучшения их типа.

Для Черноморского флота:

Броненосцев – 6

Крейсеров 2-го ранга – 3

Миноносцев – 6

Канонерских лодок – 6.

 

В соответствии с изменениями, внесенными в Программу 1882 года в боевом составе Российского Императорского Флота предполагалось иметь:

Балтийский флот

2 оперативные эскадры – для действий на морских и океанских театрах военных действий (Балтийское и Средиземное моря, Дальний Восток), в каждой отряд эскадренных броненосцев (четыре вымпела) – для эскадренного боя, отряд броненосных фрегатов (крейсеров), отряд клиперов или вспомогательных крейсеров (по четыре вымпела) – для ведения разведки, охранения эскадры и действий на коммуникациях противника;

Эскадра Тихого океана – для обеспечения морского присутствия на Дальнем Востоке, в которой отряд броненосных фрегатов (крейсеров), отряд корветов и отряд клиперов (по четыре вымпела) – для действий на коммуникациях противника

Эскадра Балтийского моря – для обороны побережья Балтийского моря, Кронштадта и Санкт-Петербурга, в которой три отряда кораблей береговой обороны (в первом – двадцать малых броненосцев береговой обороны в шести дивизионах, во втором – два броненосца береговой обороны, в третьем – двадцать мореходных канонерских лодок в пяти дивизионах), три отряда миноносцев (в первом – 95 миноносок, во втором и третьем – десять контр-миноносцев и сорок миноносцев в двенадцати дивизионах);

Отдельный отряд транспортных судов (три вымпела) – для обеспечения действующей эскадры.

 

Черноморский флот

1-я флотская дивизия – для овладения проливами, в которой два отряда эскадренных броненосцев (по три вымпела), отряд крейсеров (три вымпела) – для сопровождения конвоя с десантным корпусом и действий на коммуникациях противника;

2-я флотская дивизия – для обороны побережья Черного моря и Севастополя, а также для сопровождения конвоя с десантным корпусом, в которой отряд броненосцев береговой обороны (два вымпела), отряд канонерских лодок (шесть вымпелов в двух дивизионах), отряд миноносцев (двадцать вымпелов в четырех дивизионах и дивизион минных крейсеров – 2 вымпела);

Отдельный отряд транспортных судов (три вымпела) – для доставки артиллерии особого запаса.

 

Сибирская флотилия

для обороны побережья и Владивостока, в которой два отряда мореходных канонерских лодок (по четыре вымпела) и отряд транспортных судов (два вымпела) – для перевозки войск.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Расписание Российского Императорского Флота (на военное время) от 25 апреля 1885 года

 

Примечание:

1. Тип кораблей указан в соответствии с Классификацией кораблей 1885 года.

2. Сине-зеленым цветом указаны корабли, заложенные в соответствии с Программой 1882 года.

3. Синим цветом указаны корабли, заложенные в соответствии с изменениями 1885 года в Программе 1882 года.

4. Серым цветом указаны корабли, запланированные Программой 1882 года с изменениями 1885 года, но заложенные в соответствии с другими программами.

5. Темно-синим цветом указаны изменения в альтернативном варианте.

 

Сокращения

ЭБР

Эскадренный броненосец

БРБО

Броненосец береговой обороны

БРБО (М)

Броненосец береговой обороны (монитор)

БРБО (БРБ)

Броненосец береговой обороны (броненосная батарея)

БРБО (БРББ)

Броненосец береговой обороны (броненосная башенная батарея)

БРБО (БРБЛ)

Броненосец береговой обороны (броненосная башенная лодка)

БРФР (БРКР)

Броненосный фрегат (броненосный крейсер)

БРК, К

Бронепалубный корвет, корвет

ВКР

Вспомогательный крейсер

КЛ

Клипер

МКЛ

Морская канонерская лодка

МКР

Минный крейсер

КМ

Контр-миноносец

М

Миноносец

УС

Учебное судно

ТР

Транспорт

 

Флота

Балтийский флот (1700)

 

1-я оперативная эскадра

1-й отряд эскадренных броненосцев

ЭБР Петр Великий (1869, 1872, 1876)

ЭБР «Император Александр II» (1885, 1887, 1889)

ЭБР «Император Николай I» (1886, 1889, 1891)

ЭБР «Император Павел I» (1886, 1889, 1891)

1-й отряд броненосных крейсеров

БРФР «Князь Пожарский» (1864, 1867, 1873)

БРФР «Минин» (1866, 1869, 1878)

БРФР «Генерал-адмирал» (1870, 1873, 1875)

БРФР «Герцог Эдинбургский» (1870, 1875, 1877)

1-й отряд крейсеров

КЛ «Крейсер» (1873, 1875, 1876)

КЛ «Джигит» (1874, 1876, 1877)

КЛ «Наездник» (1877, 1878, 1879)

КЛ «Разбойник» (1877, 1878, 1879)

4-й отряд крейсеров

БРПК «Витязь» (1883, 1884, 1886)

БРПК «Богатырь» (1883, 1884, 1885)[1]

БРПК «Гридень» (1883, 1884, 1885)

БРПК «Новик» (1886, 1887, 1889)[2]

 

2-я оперативная эскадра

2-й отряд эскадренных броненосцев

ЭБР1 «Цесаревич» (1888, 1890, 1892)[3]

ЭБР1 «Гангут» (1889, 1891, 1894)

ЭБР1 «Наварин» (1889, 1891, 1894)

ЭБР1 «Азов» (план)

2-й отряд броненосных крейсеров

БРКР «Юрий Долгорукий»* (1886, 1888, 1890)[4]

БРКР «Громобой» (1888, 1890, 1892)[5]

БРКР «Рюрик» (1891, 1893, 1896)[6]

БРКР «Олег» (1891, 1893, 1896)

2-й отряд крейсеров

КЛ «Пластун» (1877, 1879, 1879)

КЛ «Вестник» (1878, 1880, 1881)

КЛ «Стрелок» (1878, 1879, 1879)

КЛ «Опричник» (1879, 1880, 1881)

5-й отряд крейсеров

БРПК «Воевода» (1885, 1886, 1887)

БРПК «Посадник» (1885, 1886, 1887)

БРПК «Боярин» (1885, 1886, 1887)

БРПК «Ратник»* (1886, 1887, 1889)

 

Эскадра Тихого океана

3-й отряд броненосных крейсеров

БРФР «Владимир Мономах» (1881, 1882, 1883)

БРФР «Дмитрий Донской» (1881, 1883, 1883)

БРКР «Александр Невский» (1883, 1885, 1887)[7]

БРКР «Даниил Московский» (1883, 1885, 1887)

3-й отряд крейсеров

ВКР «Азия» (1874, 1874«Колумбус», 1878 крейсер БФ)

ВКР «Африка» (1877, 1877 «Саратога», 1878 крейсер БФ)

ВКР «Европа» (1878 «Калифорния», 1879 крейсер БФ)

КЛ «Забияка» (1878, 1878, 1879)

 

Эскадра Балтийского моря

1-й отряд кораблей береговой обороны

1-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (БРБ) «Первенец» (1861, 1863, 1864)

БРБО (БРБ) «Не тронь меня» (1863, 1864, 1865)

БРБО (БРБ) «Кремль» (1863, 1865, 1866)

2-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (М) «Броненосец» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Вещун» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Единорог» (1863, 1864, 1865)

3-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (М) «Колдун» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Лава» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Латник» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Перун» (1863, 1864, 1865)

4-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (М) «Стрелец» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Тифон» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Ураган» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Смерч» (1863, 1864, 1865)

5-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (БРБЛ) «Русалка» (1865, 1867, 1868)

БРБО (БРБЛ) «Чародейка» (1865, 1867, 1868)

6-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (БРББ) «Адмирал Грейг» (1865, 1868, 1869)

БРБО (БРББ) «Адмирал Лазарев» (1865, 1867, 1869)

БРБО (БРББ) «Адмирал Спиридов» (1866, 1868, 1869)

БРБО (БРББ) «Адмирал Чичагов» (1866, 1868, 1869)

2-й отряд кораблей береговой обороны

БРБО «Адмирал Ушаков» (1892, 1893, 1896)

БРБО «Адмирал Сенявин» (1892, 1894, 1896)

3-й отряд кораблей береговой обороны

1-й дивизион канонерских лодок

МКЛ «Бурун» (1878, 1879, 1880)

МКЛ «Буря» (1879, 1880, 1881)

МКЛ «Гроза» (1879, 1880, 1881)

МКЛ «Туча» (1878, 1879, 1880)

2-й дивизион канонерских лодок

МКЛ «Вихрь» (1878, 1879, 1880)

МКЛ «Град» (1879, 1880, 1881)

МКЛ «Дождь» (1878, 1879, 1880)

МКЛ «Снег» (1879, 1880, 1881)

3-й дивизион канонерских лодок (план) - 4 единицы

4-й дивизион канонерских лодок (план) - 4 единицы

5-й дивизион канонерских лодок (план) - 4 единицы

1-й отряд миноносцев

Миноноски – 95 единиц

2-й отряд миноносцев

МКР «Лейтенант Ильин» (1885, 1886, 1887)

1-й дивизион контр-миноносцев (план) - 5 единиц

2-й дивизион контр-миноносцев (план) - 5 единиц

1-й дивизион миноносцев

М «Котлин» (1884, 1885, 1885, 1895 № 101)

М «Лахта» (1885, 1886, 1886, 1895 № 105)

М «Луга» (1886, 1887, 1887, 1895 № 106)

М «Нарва» (1886, 1887, 1887, 1895 № 107)

2-й дивизион миноносцев

М «Або» (1885, 1886, 1886, 1895 № 108)

М «Виндава» (1885, 1886, 1886, 1895 № 109)

М «Либава» (1885, 1886, 1886, 1895 № 110)

М «Выборг» (1886, 1886 Великобритания, 1886, 1895 № 102)

3-й дивизион миноносцев

М «Ревель» (1886, 1886 Франция, 1886, БФ, 1895 СФл, 1898 № 206)

М «Свеаборг» (1886, 1886 Франция, 1886, БФ, 1895 СФл, 1898 № 205)

М «Гогланд» (1888, 1889, 1890 БФ, 1893 «Сунгари» СФл, 1898 № 204)

М «Нарген» (1888, 1889, 1890 БФ, 1893 «Уссури» СФл, 1898 № 203)

4-й дивизион миноносцев

М «Биэркэ» (1890, 1895 № 111)

М «Роченсальм» (1890, 1895 № 112)

М «Экенес» (1890, 1895 № 117)

М «Борго» (1890, 1895 № 207 СФл)

М «Даго» (1890, 1891, 1892, 1895 № 118)

М «Котка» (1890, 1891, 1892 БФ, 1895 № 256 ЧФ)

3-й отряд миноносцев

5-й дивизион миноносцев

М «Гапсаль» (1891, 1895 № 113)

М «Моонзунд» (1891, 1895 № 114)

М «Кроншлот» (1891, 1892, 1892, 1895 № 123)

М «Сескар» (1891, 1892, 1992, 1895 № 124)

6-й дивизион миноносцев

М «Пернов» (1891, 1892, 1892, 1895 № 103)

М «Сестрорецк» (1892, 1893, 1894 Франция)

М «Аспе» (1892, 1893, 1895 № 125)

М «Домеснес» (1893, 1895 № 116)

7-й дивизион миноносцев

М «Тосна» (1893, 1895 № 115)

М «Транзунд» (1893, 1895 № 125)

М «Поланген» (1893, 1894, 1895 № 119)

М «Пакерорт» (1893, 1894, 1895 № 120)

4-й отряд миноносцев

8-й дивизион миноносцев

М «Гогланд» (1894, 1895 № 122)

М «Наргэн» (1894, 1895 № 121)

М № 127 (1894, 1895, 1898)

М № 128 (1895, 1895, 1898)

9-й дивизион миноносцев

М № 131 (1894, 1896, 1897)

М № 132 (1894, 1895, 1896)

М № 133 (1894, 1895, 1897)

М № 134 (1894, 1895, 1897)

М № 135 (1895, 1896, 1897)

М № 136 (1895, 1896, 1897)

10-й дивизион миноносцев

М № 137 (1896, 1897, 1897)

М № 138 (1896, 1897, 1897)

М № 139 (1896, 1897, 1897)

М № 140 (1896, 1897, 1897)

М № 141 (1896, 1897, 1897)

М № 142 (1896, 1897, 1897)

 

Отдельный отряд транспортных судов

ТР «Компас» (1859 шхуна, 1892)

ТР «Секстант» (1859 шхуна, 1892)

ТР «Красная горка» (1861 «Бритомар»)

 

Черноморский флот (1783)

 

1-я флотская дивизия

1-й отряд эскадренных броненосцев

ЭБР «Екатерина II» (1883, 1886, 1888)

ЭБР «Чесма» (1883, 1886, 1889)

ЭБР «Синоп» (1883, 1886, 1889)

2-й отряд эскадренных броненосцев

ЭБР «Георгий Победоносец» (1886, 1888, 1890)

ЭБР «Двенадцать апостолов» (план)

ЭБР «Три святителя» (план)

Отряд крейсеров

К «Меркурий» (1879, 1880, 1882 «Ярославль», 1883)[8]

БПК «Марс»* (1883, 1884, 1885)

БПК «Юпитер»* (1883, 1884, 1885)

 

2-я флотская дивизия

Отряд броненосцев береговой обороны

БРБО «Новгород» (1871, 1873, 1874)

БРБО «Вице-адмирал Попов» (1874 Киев, 1875, 1876)

Отряд канонерских лодок

1-й дивизион канонерских лодок

МКЛ «Донец» (1886, 1887, 1889)

МКЛ «Запорожец» (1886, 1887, 1888)

МКЛ «Кубанец» (1886, 1887, 1887)

2-й дивизион канонерских лодок

МКЛ «Терец» (1886, 1887, 1888)

МКЛ «Уралец» (1886, 1887, 1888)

МКЛ «Черноморец» (1886, 1887, 1889)

Отряд миноносцев

Дивизион минных крейсеров

МКР «Капитан Остен-Сакен» (1888, 1889, 1889)

МКР «Капитан Казарский» (1889, 1889, 1890)

1-й дивизион миноносцев

М «Батум» (1879, 1880, 1880, 1895 №251)

М «Гагры» (1883, 1883, 1884, 1895 №254)

М «Геленджик» (1883, 1883, 1884, 1895 № 255)

М «Поти» (1883, 1883, 1883, 1895 № 258)

М «Сухум» (1883, 1883, 1883, 1895 № 257)

М «Измаил» (1884, 1885, 1886, 1895 № 267)

2-й дивизион миноносцев

М «Кодор» (1885, 1886, 1886, 1895 № 261)

М «Килия» (1885, 1886, 1886, 1895 № 262)

М «Рени» (1885, 1886, 1886, 1895 № 264)

М «Чардак» (1885, 1886, 1886, 1895 № 265)

М «Ялта» (1885, 1886, 1886, 1895 № 266)

М «Новороссийск» (1886, 1886, 1886, 1895 № 263)

3-й дивизион миноносцев

М «Анакрия» (1889, 1889, 1890, 1895 № 260)

М «Адлер» (1889, 1889, 1890 Германия, 1895 № 259)

М «Ай-тодор» (1890, 1892, 1892, 1895 № 263)

М «Анапа» (1890, 1891, 1891, 1895 № 252)

 

Отдельный отряд транспортных судов

ТР «Ингул» (1872 шхуна, 1892)

ТР «Гонец» (1875, 1878, 1879)

ТР «Пендераклия» («Мерсина», 1877)

 

Флотилии

 

Сибирская флотилия (1856)

 

Отряд канонерских лодок

МКЛ «Бобр» (1884, 1885, 1885)

МКЛ «Сивуч» (1884, 1884, 1884)

МКЛ «Манджур» (1886, 1886, 1887)

МКЛ «Кореец» (1885, 1886, 1887)

Отряд миноносцев

М «Сучена» (1887, 1887, 1889 № 202)

М «Янчихэ» (1887, 1887, 1889 № 201)

Отряд транспортных судов

ТР «Тунгуз» (1869, 1870, 1870, 1887 к порту, 1887 транспорт СФл)

ТР «Ермак» (1869, 1870, 1870, 1887 к порту, 1887 транспорт СФл)

МЗ «Алеут» (1885, 1886 Норвегия, 1886, СФл)

 

Каспийская флотилия (1722)

 

МКЛ «Карс» (1865, 1866, 1872)

МКЛ «Секира» (1865, 1866, 1872)

МКЛ «Пищаль» (1865, 1866, 1872)

ТР «Геок-Тепе» (1882, 1882, 1983)

 


[1] В реальной истории «Рында» (1883, 1884, 1885)

[2] В реальной истории бронепалубный крейсер «Адмирал Корнилов» (1886, 1887, 1889)

[3] В реальной истории эскадренный броненосец «Гангут» (1889, 1890, 1894)

[4] В реальной истории броненосный крейсер «Память Азова» (1886, 1888, 1890)

[5] В реальной истории броненосный крейсер «Рюрик» (1889, 1892, 1895)

[6] В реальной истории броненосный крейсер «Россия» (1895, 1896, 1897)

[7] В реальной истории броненосный крейсер «Адмирал Нахимов» (1883, 1885, 1887)

[8] В реальной истории крейсер II ранга «Память Меркурия» (1879, 1880, 1882 «Ярославль», 1883)

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Северная военная флотилия

 

Многовековое владение Россией побережьем Белого и Баренцева морей способствовало развитию русского кораблестроения и мореходства на Севере. Неслучайно первое морское плавание молодого царя Петра I, мечтавшего о создании регулярного военного флота, произошло именно там, во время его посещения Архангельска в 1693 году.

Архангельская военная флотилия, временное формирование русского флота, впервые была создана в конце XVII века с образованием в 1693 Соломбальской верфи для обороны устья р. Северная Двина и г. Архангельск.

В последующем Петр I рассматривал Архангельск и Двинские верфи как важнейший пункт кораблестроения северо-западного региона России, где всегда были опытные корабельные мастера и работные люди. В связи с этим в 1701 году в Архангельске было образовано адмиралтейство для строительства военных кораблей. Главной задачей северного кораблестроения являлись постройка и поставка боевых кораблей для Балтийского флота. При этом собственных морских сил при Архангельском адмиралтействе и порте не было. Существовали лишь береговые укрепления и крепость на реке Малая Двинка, основанная по указу Петра I от 17 (28) декабря 1700 года, с помощью которой 25 июня (6 июля) 1701 года была сорвана попытка трех шведских фрегатов захватить Архангельский порт.

В 1707–1715 годах формировались Архангельские эскадры из строившихся в Архангельске кораблей для перехода на Балтику. Однако, они не имели утвержденной организационно-штатной структуры и самостоятельных боевых задач.

После смерти основателя Российского флота императора Петра I и вступления на престол Анны Иоанновны, реформу флота возглавил граф А.И. Остерман. По его представлению, 24 января (4 февраля) 1732 года был издан Высочайший указ «О приведении флота в надлежащий добрый и надежный порядок» для «лучшей пользы и безопасности государства». На основании указа, по аналогии с Военной комиссией, была образована так называемая «Воинская морская комиссия о рассмотрении флотов», непосредственно занявшаяся ревизией всех флотских дел. Комиссию возглавил А.И. Остерман, а ее членами стали: Н.Ф. Головин (сын первого генерал-адмирала русского флота Ф.А. Головина, с 25 марта 1733 года – Президент Адмиралтейств-коллегии), Н.А. Синявин, М.М. Голицин (с 7 апреля 1750 года – Президент Адмиралтейств-коллегии), М.П. Гросселер, П.П. Бредаль, В.А. Дмитриев-Мамонов, А.М. Головин и князь Урусов. По результатам ее работы в начале 1733 года были составлены и утверждены новые штаты флота, упорядочены дела в лесном хозяйстве и 15 (26) марта 1733 года создан Архангельский военный порт. Первым командиром Архангельского военного порта был назначен вице-адмирал П.П. Бредаль.

Кроме того, Комиссия определила «из построенных в Архангельске кораблей некоторую эскадру при том порте для диверсий содержать». Эта эскадра явилась первым штатным соединением военных кораблей на русском Севере. В зону действия Архангельской эскадры входили Белое море и побережье Кольского полуострова, где строились пункты базирования (в том числе в Екатерининской гавани), береговые батареи и устанавливалось навигационное оборудование («огненная сигнализация»). Для охраны Кольского залива и Двинского устья выделялись специальные отряды судов, в море учреждалось «крейсерство».

Первая боевая задача перед Архангельской эскадрой была поставлена во время русско-шведской войны 1741–1743 годов. В апреле 1742 года главному командиру Архангельского порта вице-адмиралу П.П. Бредалю было поручено подготовить к 5-месячному плаванию 4 линейных корабля, 4 фрегата и гукор, находящихся в Архангельске и 3 линейных корабля и фрегат, зимовавших в Екатерининской гавани Кольского залива. Приняв командование над эскадрой, Бредаль должен был следовать в Балтийское море для соединения с Балтийским флотом. При этом ему предписывалось в случае необходимости вступать в бой со шведскими военными кораблями лишь в том случае, если последние встретятся в числе не более шести, в противном же случае ретироваться в Колу или в Норвегию. Но поход эскадры потерпел неудачу.

До 19 июля 1742 года Бредаль простоял в Лапоминской гавани, вооружая суда недостающими 48 пушками, принимая порох и остальные запоздавшие припасы и заменяя заболевавшую в количестве до 20% в месяц команду.

Через 4 дня похода, выдержав шторм, 4 корабля и 1 фрегат раскололись под тяжестью артиллерии и дали опасную течь. С оставшимися 2 кораблями и 3 фрегатами Бредаль возвратился. Корабли зазимовали в Коле, а фрегаты в Архангельске. По свидетельству командиров, эти суда тоже были совершенно гнилы и в дальнейшем пути должны были неминуемо развалиться. 12-пушечный гукор «Кроншлот», под командою лейтенанта Винкова, отделившись во время шторма от эскадры, 27 сентября 1742 года укрылся в Гитроу в Норвегии, и по повелению Адмиралтейств-коллегии, перешел на зимовку в Христианзанд, имея течь по 3⅓ фута в час.

Высочайшим указом Коллегия отдала Бредаля под суди он был судим в продолжение 16 лет и скончалсяне дождавшись своего оправданияв 1758 году.

К весне 1743 года приказано было старшему из командиров кораблей, капитану 1 ранга Люису, приготовить эскадру и ожидать повелений о переходе в Балтийское море. Президент Коллегии Головин писал Люису, что желает ему: «счастья к лучшей чести, избегая бесчестья, не так, как прошедшая кампания была, дабы Её Императорскому Величеству и флоту Российскому, а также и себе славу могли доставить». Однако и Люису не удалось удовлетворить Адмиралтейств-коллегию, и причины этого лежали не в нём. Приготовление кораблей к походу вызвало из-за неопределенности высшего командования ряд пререканий с командиром порта Толбухиным – порт не исполнял распоряжений и требований Люиса и сам отвечал ему предписаниями. «Исполнения чинено не будет, затем, что Вы Вышней дирекции не имеете, а определены лишь командовать эскадрою». Коллегия приняла сторону Люиса и сделала выговор Толбухину за незаготовку и медленную доставку балласта, провианта и обмундирования, неисправление дефектов и нарядила следствие. 13 июля 1743 года Люис донес об окончании снабжения кораблей на 5–7 месяцев и о готовности к выходу, но в тот же день получил указ о состоявшемся замирении со шведами. 30 июля 1743 года у о-ва Кильдина Архангельские корабли соединились с Кольскими, и составилась эскадра из 6 кораблей и 3 фрегатов, которая вышла в Балтийское море. 18 августа 1743 года, выдержав в океане шторм, 3 корабля и 1 фрегат, более старые, возвратились в Колу. В октябре 1743 года, в тумане, остальная часть разделилась у Готланда, 1 фрегат разбился в Каттегате у о-ва Аноута, 2 корабля и 4 фрегата зазимовали в Ревеле. Люис, прибывший на флагманском корабле 27 октября 1743 года на Кронштадтский рейд, был предан военному суду за поздний выход из Архангельска и за разделение эскадры. Будучи оправдан, он подавал несколько рапортов, обвинявших Толбухина, пока не получил указания, «чтобы он разными мелочами не утруждал более Коллегию». Следственное производство в Архангельском порту окончилось ничем.

Посылавшиеся впоследствии на соединение с Балтийским флотом Архангельские эскадры были малочисленными. Так, в 1772 году из Архангельска с 4 кораблями вышел контр-адмирал Синявин, приготовление этой эскадры замедлилось также от недоразумений, происходивших у Синявина с командиром порта Вакселем, по поводу разграничения власти.

В период борьбы Североамериканских колоний за свою независимость, на основании указа Екатерины II от 26 января (6 февраля) 1779 года, для обеспечения свободы судоходства в Северном море из Архангельска туда был отправлен отряд русских военных кораблей в составе 2 линейных кораблей и 2 фрегатов. В указе, который, по существу, можно считать боевым приказом, по этому поводу говорилось:

«Сим повелеваем... определяемому на них командиру: 1-е, чтоб он, по открытии весною навигации, вышел в Северное море и чрез все лето крейсировал там от Белого моря до Кап Норда и в окружности оного, составляя из эскадры своей такую цель, дабы без ведома его ни одно судно прокрасться не могло. 2-е, чтоб он, таким образом, стережа и карауля, доколе время дозволять будет, безопасность общей навигации, если встретит какой-либо иностранный капер с патентом своего Правительства, пристойно объявя офицерам и экипажу оного, что пребывание их в тамошних водах ни дозволяемо, ни терпимо быть не может, чтоб они поэтому ехали назад, куда им угодно... В случае безрассудного их упорства, а наипаче действительного в ремесле своем покушения, не возможет он обойтиться без употребления противу их самой силы, оставляя уже на их собственный счет все из того неприятные последствия».

В 1788 году эскадра контр-адмирала Повалишина вышла из Архангельска в июле в числе 5 кораблей и 2 фрегатов, придя в Копенгаген, и в связи с разрывом со Швецией вошли в состав эскадры адмирала Фондезина (Козлянинова).

В конце XVIII века для обороны устья реки Северная Двина и города Архангельск сформирована Беломорская военная флотилия. Включала гребные суда и поэтому называлась гребной. В 1801 году включала три отряда. В 1807 году морские силы обороны порта составляли: брандвахтенный фрегат «Соловки», 18-пушечный шлюп «Пирам», 20-пушечный катер «Соломбала», 4 14-пушечные плавающие батареи, 4 канонерские лодки, 29 иолов, 10 флошкоутов (все по одному орудию). Флотский начальник порта капитан-командор Лутохин. Корабли распределены по 4 отрядам. До октября 1807 года «Пирам» и «Соломбала» крейсировали в горле Белого моря. В мае 1808 года они ходили к Кильдину на поиск англичан.

В навигацию 1809 года для усиления портовых средств были употреблены вновь построенные корабли. Их вывели из Лапоминки, поставив между Гаванской батареей и Маймаксой, а частью напротив среднего Адмиралтейства. Однако в 1811 году последовало Высочайшее повеление кораблей не вооружать, за исключением брандвахты. В мае-августе 1809 года на Соломбальском адмиралтействе были спущены 8 линейных кораблей: 74-пушечные «Норд-Адлер», «Принц Густав», «Не тронь меня», «Три иерарха», «Святослав», 66-пушечные «Всеволод», «Саратов», 64-пушечный «Победоносец».

В 1812 году контр-адмирал Р.В. Кроун вышел из Архангельска с 8 кораблями, один из которых зазимовал из-за повреждений в Фридрихсверде, а остальные, дойдя до Готенбурга, чинились там два месяца, после чего 9 октября пришли в Свеаборг с сильною течью. По донесению Кроуна о слабой постройке кораблей, была назначена Высочайшим повелением следственная комиссия, по заключению которой главный командир Архангельского порта был уволен в отставку.

В период Крымской войны 1853–1856 годов флотилия состояла из 34 специально построенных канонерских лодок, вооружённых 1-2 орудиями. После окончания войны флотилия была расформирована.

В 1856 году из Архангельска были отправлены под командою капитана 1 ранга Попова, построенные во время войны клипера «Разбойник», «Стрелок», «Пластун», «Джигит», «Наездник» и «Опричник» – в Кронштадт, для постановки на них винтовых двигателей. Это была последняя эскадра, вышедшая из Архангельска.

Русская эскадра в Архангельске продолжала активно действовать до середины XIX века, когда в связи с внедрением на флоте судов с паровым двигателем и металлическим корпусом, 5 (17) марта 1862 года Архангельский военный порт был закрыт.

В реальной истории 19 июня (2 июля) 1916 года приказом по Морскому ведомству было объявлено о создании флотилии Северного Ледовитого океана с базами в Александровске (Полярном), Романове-на-Мурмане (Мурманске), Иоканьге и Архангельске. Корабельный состав флотилии по списку включал: 1 линейный корабль, 2 крейсера, 6 миноносцев, 1 подводная лодка, 1 минный заградитель, 44 тральщика, 11 посыльных судов, 5 сторожевых катеров, 7 гидрографических судов, 2 ледокола и 13 других судов.

 

Источники:

1. Архангельская военная флотилия

http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/dictionary/details_rvsn.htm?id=3014@morfDictionary

2. Беломорская военная флотилия.

https://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/dictionary/details.htm?id=3298@morfDictionary

3. Заключение экспертной комиссии Института военной истории МО РФ «О дате основания Северного флота». – М, 2002.

4. Архангельские эскадры. Военная энциклопедия. Россия, СПб., 1911–1915.

https://ru.wikisource.org/wiki/ВЭ/ВТ/Архангельские_эскадры

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

8 ноября 1887 года

По представлению Генерал-адмирала Его Императорского Высочества Великого Князя Алексея Александровича Высочайшим указом учреждена Северная военная флотилия.

 

Северная военная флотилия (1693)

 

25082855_m.jpg

 

Назначение Северной военной флотилии

 

1. Охрана коммуникаций в Кольском заливе, Баренцевом, Карском и Белом морях, Двинского устья и порта Архангельск.

2. Крейсерские действия на коммуникациях противника в Баренцевом, Норвежском и Северном морях.

3. Заблаговременный переход морем для усиления морских сил Балтийского моря или Дальнего Востока.

Главная военно-морская база – Архангельск. Пункты базирования: Екатерининская гавань, Александровск (с 1896 года), Романов-на-Мурмане (в перспективе).

 

Боевой состав Северной военной флотилии (план)

 

бригада крейсеров 1 ранга

КРI (БРП) «Адмирал Крузенштерн»*

КРI (БРП) «Адмирал Беллинсгаузен»*

КРI (БРП) «Адмирал Врангель»*

КРI (БРП) «Адмирал Литке»*

 

бригада крейсеров 2 ранга

КР2 «Капитан-командор Беринг»*

КР2 «Капитан-командор Чириков»*

КР2 «Вице-адмирал Лаптев»*

КР2 «Капитан-командор Головнин»*

 

бригада кораблей береговой обороны

МКЛ «Ермак Тимофеевич»

МКЛ «Илья Перфирьев»*

МКЛ «Семен Дежнев»*

МКЛ «Владимир Атласов»*

 

бригада миноносцев

МКР «Капитан Челюскин»*

МКР «Капитан Прончищев»*

МКР «Капитан Лисянский»*

МКР «Капитан Лутохин»*

 

бригада судов обеспечения

ТР «Фёдор Матюшкин»*

ТР «Александр Миддендорф»*

Ледокол «Иван Рябов»*

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Российский Императорский Флот на Средиземном море

 

История Средиземноморских эскадр

Летопись деятельности русских Средиземноморских эскадр (Архипелагских экспедиций) за три последних столетия свидетельствуют о том, что именно здесь, на Черном и Средиземном морях, состоялись самые грандиозные морские сражения, принесшие победы и славу России, русским морякам и русскому оружию, здесь совершались подвиги и героические дела.

Средиземное море, находясь на стыке трёх континентов – Европы, Азии и Африки, всегда занимало важное место во внешней политике России. Стоит напомнить: именно на юге молодой государь Пётр Алексеевич в 1695 году своим Первым Азовским походом начал «рубить окно в Европу». Неудача этого предприятия была обусловлена отсутствием у России флота. Построив его в Воронеже и блокировав Азов с моря, в следующем году Пётр I добился успеха. Результатом той победы стало рождение регулярного Русского флота, ведущего свою официальную историю с приговора Боярской думы «Морским судам быть», принятого 20 (30) октября 1696 года.

И это было лишь начало – государь, решивший впоследствии создать новую столицу России на южном морском берегу, город Таганрог, продолжил, говоря современным языком, реализацию государственной кораблестроительной программы. Правда, История распорядилась по-своему, но так или иначе один из векторов державного развития России был определен на юг, к южным морям.

К слову, это прекрасно понимали наши пращуры. Как писал знаменитый английский историк Ф. Джэйн, «существует распространенное мнение, что русский флот основан сравнительно недавно Петром Великим. Однако в действительности он по праву может считаться более древним, чем британский флот. За сто лет до того, как Альфред построил первые английские корабли, русские уже бились в ожесточенных морских битвах, и тысячу лет назад лучшими моряками своего времени были русские». И это действительно так.

С раннего средневековья наши предки, сражаясь на море, ходили в Забосфорье, доходя до земель нынешней Италии и Кипра. С падением в XV веке на несколько веков Османская Порта стала главным противником России, с которым периодически велись кровопролитные войны. Это особенно проявилось в Екатерининские времена.

Константинополь и Проливы – вот реальная цель российской политики. Это и православная идея «Третьего Рима», но это и безопасность, и выход в «европейское» Средиземное море из перекрытого Проливами Черноморского «озера». Режим Проливов – кардинальный вопрос российской безопасности и державной перспективы. Это прекрасно понимала Екатерина Великая, задумывавшая и реализовавшая свои «проекты» «восточной» и «греческой» направленности. Формально она стремилась вернуть кресты на купола константинопольской Святой Софии. На самом деле речь шла о защите интересов империи и расширении зоны ее влияния. Вопрос стоял так: если не Россия, то кто-то другой. На тот момент – Османская и Британская империи.

Речь шла о безопасности южных границ и возможности беспрепятственно пользоваться Черноморскими проливами. Это прекрасно понимал и ее преемник на российском престоле Павел I. Соответственно, геополитические оппоненты и конкуренты стремились запереть Россию в Черном море, одновременно создавая для ее южных границ постоянную военную угрозу. «Проблема Проливов» надолго стала «ахиллесовой пятой» России. Это понимали не только российские императоры и политики, но и лидеры Советского государства, прежде всего И.В. Сталин.

С началом очередной войны с Турцией в 1768 году Екатериной II по настоянию графа Алексея Орлова было принято решение о направлении пяти эскадр Русского флота с Балтики в Средиземное море с целью поддержки боевых действий Русской армии в Молдавии и на Балканах. Это было смелое решение – послать корабли за 8 тысяч верст в Восточное Средиземноморье, куда еще никогда не заплывали русские суда. Регулярный флот России впервые и, как оказалось, надолго выходил за пределы Балтийского моря в плавание через океан.

Первая эскадра под командованием адмирала Григория Андреевича Спиридова вышла из Кронштадта 19 июля 1769 года. В её составе были 7 линейных кораблей: «Святослав», «Три иерарха», «Ианнуарий», «Европа», «Три Святителя», «Северный орел», «Евстафий», фрегат «Надежда Благополучия», бомбардирский корабль «Гром», 4 военных транспорта и 2 посыльных судна.

24–26 июня 1770 года у острова Хиос и при Чесме произошло сражение, в ходе которого Русская эскадра разгромила турецкий флот. Чесменское сражение стало первой победой Российского флота в Средиземном море. Высокая боевая выучка, самоотверженные и решительные действия экипажей, незаурядное мастерство командиров кораблей, замечательное тактическое искусство адмиралов Г.А. Спиридова и С.К. Грейга принесли Русскому флоту блестящую победу.

Навсегда вошёл в историю подвиг лейтенанта Дмитрия Ильина, брандер которого подорвал 84-пушечный вражеский корабль и тем самым предрешил исход сражения. При Чесме прославился и командовавший головным кораблем эскадры линкором «Европа» капитан 1 ранга Федот Алексеевич Клокачев, будущий первый командующий Черноморским флотом. Императрица щедро наградила участников Чесменского боя орденами, а всему флоту было объявлено монаршее благоволение и выдано не в зачет годовое жалование. В память победы была выбита медаль с изображением на одной стороне императрицы, а на другой – горящего турецкого флота с лаконичной надписью: «Был».

После победы при Чесме вся Европа стала считаться с фактом наличия на Средиземном море значительной военно-морской силы России. Чесменский бой внёс крупный вклад в развитие русского военно-морского искусства. Чесменская колонна в Царскосельском парке в г. Пушкине – это замечательный памятник в честь блестящей победы, напоминающей о ней потомкам на все времена.

Важнейшим событием той эпохи стало присоединение Крыма к России, создание Черноморского флота и основание его главной базы – морской крепости Севастополя (1783). Россия фактически «распечатала» последнюю четверть XVIII века реализацией замыслов о возвращении Черному морю его прежнего названия – Русского моря. Держава прирастала землями Новороссии и Кубани, Тамани и Кавказа, морским побережьем – от Колхиды до Дуная. Державный взгляд вполне определенно был направлен на Константинополь, павший под натиском османов в 1453 году и ставший Стамбулом. Это не только пугало и вызывало неудовольствие у будущей «Владычицы морей», но и рождало угрозы. Британия не могла позволить России овладеть «ключом возрождения Византии» под петербургским протекторатом – Босфором и Дарданеллами.

«Высокомерие русского кабинета становится нетерпимым для европейцев. За падением Очакова видны цели русской политики на Босфоре, русские скоро выйдут к Нилу, чтобы занять Египет. Будем же помнить: ворота на Индию ими уже открыты», – писал в 1791 году Уильям Питт-младший, премьер-министр Британии. Тогда он угрожал России, стремясь сколотить против нее союз с Пруссией: «Мы не только превратим Петербург в жалкие развалины, но сожжем и верфи Архангельска. Наши эскадры настигнут русские корабли даже в укрытиях Севастополя! И пусть русские плавают потом на плотах, как первобытные дикари».

Этим угрозам не суждено было сбыться. Впрочем, как и замыслам российской императрицы – ее внук, не случайно и с дальним прицелом названный Константином, не стал «византийским царем»…

Одним из самых значительных этапов истории боевой деятельности Русского флота на Средиземном море был период, связанный с войнами против наполеоновской Франции. Здесь наиболее ярко проявился флотоводческий талант адмирала Федора Федоровича Ушакова. Объединенная Средиземноморская эскадра под его командованием в течение двух лет (1798–1800) освободила от французов Ионические острова, где была провозглашена республика и создана опорная база Русского флота.

Русская эскадра под командованием адмирала Ушакова подошла к Ионическим островам и блокировала остров Корфу, являвшийся ключом ко всей Адриатике. Атака укрепленной крепости острова с моря заставила французский гарнизон капитулировать 2 марта 1799 года.

Овладение штурмом крепости Корфу (18–19 февраля 1799 года), считавшейся неприступной, явилось одним из героических подвигов русского парусного флота. Узнав об этой победе, А.В. Суворов не удержался от восклицания: «Ура! Русскому флоту!.. Зачем не был я при Корфу, хотя мичманом!...» За взятие острова Корфу Ф.Ф. Ушаков был произведен в адмиралы.

В 1805–1807 годах на Средиземном море действовала Русская эскадра под командованием вице-адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина. Блестящие победы были одержаны эскадрой под его руководством в ходе Дарданелльского (10 мая 1807 года) и Афонского (21 июня 1807 года) сражений, в результате которых она полностью разгромила турецкий флот.

В Наваринском сражении (8 октября 1827 года) Русская эскадра под командованием контр-адмирала Л.П. Гейдена, действовавшая в составе союзного с англичанами и французами флота, имела наибольший успех в разгроме турецко-египетского флота. Впоследствии эта победа оказала существенное влияние на подписание выгодного для России Адрианопольского мирного договора с Турцией в 1829 году.

Особенно успешно действовал в сражении флагманский корабль эскадры «Азов» под командованием капитана 1 ранга Михаила Петровича Лазарева. Тогда отличились в бою лейтенант П.С. Нахимов, мичман В.А. Корнилов и гардемарин В.И. Истомин, будущие знаменитые адмиралы. Умело и мужественно сражались и экипажи других кораблей эскадры, среди которых линейные корабли «Гангут», «Иезекииль», «Александр Невский», фрегаты «Проворный», «Елена», «Кастор», «Константин» и др. В своем донесении о результатах Наваринского сражения контр-адмирал Гейден писал, что русские моряки «дрались, как львы, против многочисленного, сильного и упорного неприятеля».

Участники сражения были награждены орденами, в том числе и матросы, офицеры – золотым оружием, а М.П. Лазарев произведен в контр-адмиралы. Экипаж «Азова» получил в награду особую грамоту и кормовой Георгиевский флаг, который тогда впервые в истории Русского флота был учрежден и поднят на корабле. Тогда родилась флотская гвардия.

В XIX веке Россия не только сохраняла, но и наращивала свое присутствие в Средиземном море. Император Павел I, которому в значительной мере Русский флот обязан достижением пика своего развития в конце XVIII столетия, в значительной мере осуществил свою надежду на овладение Мальтой. Мальта даже была объявлена губернией Российской империи, но неудачи в «Большой игре» за преобладание на Ближнем и Среднем Востоке, составной частью которой стали подготовленные англичанами заговор и убийство Павла, не позволили поднять в Ла-Валетте Андреевский флаг.

Британия встала на пути роста морской силы России. Одним из главных проводников британского влияния при дворе русского царя был российский посол в Лондоне (с 1784 по 1800 и с 1801 по 1806 гг.) граф Семен Романович Воронцов, англоман и англофил, проживавший в Англии до самой своей смерти (1832). Небезуспешно лоббировали британские интересы, стремясь в том числе к подрыву мощи Русского флота, и другие представители российской политической элиты. Результат: в первой четверти XIX века Россия утратила свою морскую мощь, в империи побеждало усиленно навязываемое ей извне «сухопутное мышление».

В 1822 году газета «Манчестер таймс» писала: «Каждый английский моряк готов принести свободу и помощь несчастным полякам. Через месяц наш флот потопит все русские суда во всех морях земного шара. Кем тогда станет русский император? Калмыком, окруженным несколькими варварскими племенами, дикарем, власть которого на море не больше власти китайского императора».

Даже воюя вместе с Россией, в том числе на море (в том же Наваринском сражении, в 1827 году), англичане не меняли своих принципов. От коалиции при Наварине, где совместно действовала объединенная англо-русско-французская эскадра, британцы с легкостью переходили к созданию военного союза совершенно иной направленности. «Необходима коалиционная война, в которой против России объединились бы Англия и Франция с тем, чтобы уничтожить ее главные морские стратегические базы – Севастополь и Кронштадт, изгнать ее из Черного и Каспийского морей, не без помощи кавказских горцев и Персии установить там полное господство британского флота. Необходимо также поднять и другие нерусские народы и развязать внутри России гражданскую войну» – с такой «инициативой» в 1828 г. выступал английский полковник Джордж Де Ласи Эванс, опубликовавший книгу «Замыслы России». В сущности, «просвещенной» Европе удалось это сделать.

Уже в ходе Крымской войны, в 1854 году, руководитель Либеральной партии, лидер британской палаты общин Джон Рассел призывал: «Надо вырвать клыки у медведя… Пока его флот и морской арсенал на Черном море не разрушен, не будет в безопасности Константинополь, не будет мира в Европе».

После окончания Крымской (Восточной) войны (1853–1856) и утраты Россией права иметь военный флот на Черном море Санкт-Петербург все-таки решил вопрос о базировании своего флота в Средиземноморье – в самой удобной бухте Лазурного берега, во французском Вильфранше. Здесь, кстати, еще за сто лет до этого базировались русские корабли Архипелагских экспедиций. Подолгу в то время стояли наши корабли и в греческих портах.

С 1857 по 1907 год Средиземное море было полем противостояния Англии и России. К сожалению, о событиях тех лет, во многом предопределивших ход событий ХХ века, сегодня широкой публике мало известно. Между тем происходившее в те времена вполне можно было бы назвать первой холодной войной – глобальным противостоянием двух великих империй. И Русский флот, в том числе действовавший в Средиземноморье, а также в других районах Мирового океана, играл одну из ключевых ролей в отстаивании державных интересов России и воплощении в жизнь геополитических замыслов ее государственного руководства.

Разумеется, Англия не могла с этим мириться. Автор бестселлера «Взлет и падение Британской империи» Лоуренс Джеймс писал: «Со времен Нельсона британцы воспринимали Средиземное море как британское озеро и не готовы были терпеть присутствие кого бы то ни было еще на этом озере. Они с трудом мирились с присутствием французов, но появление там Русского флота, хорошо обученного и оснащенного, угрожало британским линиям коммуникаций с Индией. Британские государственные деятели очень опасались за эту линию, которую, как это продемонстрировал Наполеон в 1798 году, так легко разорвать».

https://topwar.ru/31277-flot-rossii-v-sredizemnomore.html

 

Российское присутствие в Средиземном море после Крымской (Восточной) войны

До Крымской войны русские корабли выходили в Средиземное море эскадрами во время военных кампаний. А в океанские дальние плавания сравнительно редко ходили одиночные корабли.

Но вот сразу после поражения России в Крымской войне русские корабли, к великому удивлению Европы, вышли в Средиземное море, Атлантический, Индийский и Тихий океаны. Для этого был ряд объективных и субъективных причин. Во-первых, английский кабинет постоянно грозил России войной, и присутствие русских крейсерских судов в океане было хорошим сдерживающим фактором для ретивых лордов. Во-вторых, присутствия русского флота на Средиземном море и в Тихом океане требовали государственные интересы России.

Был и субъективный фактор. В Морском ведомстве решили отказаться от ежегодного производства офицеров и перейти к системе производства только на свободные вакансии. В основу производства положить морской ценз, по которому для получения следующего чина необходимо было пробыть определенное число лет в плавании (мичману полтора года, лейтенанту 4,5 года), а для получения чина штаб-офицера – командовать судном. Понятно, что морской ценз надо было зарабатывать не в Финском заливе.

8 октября 1856 года из Кронштадта в Средиземное море вышла эскадра контр-адмирала А.Е. Беренса в составе паровых судов – корабля «Выборг» и фрегата «Палкан», а также парусников – фрегата «Кастор» и брига «Филоктет». При этом часть пути парусные суда шли на буксире у паровых. В декабре 1856 года эскадра пришла на Средиземное море.

Фрегат «Палкан» был отправлен в Грецию в распоряжение русского посланника, а бриг «Филоктет» для аналогичной функции – в Константинополь. «Выборг» и «Кастор» несколько недель простояли в Ницце, а затем в Генуе в связи с нахождением там вдовствующей императрицы Александры Федоровны.

Вскоре в Ниццу прибыл и пароходо-фрегат «Олаф». Из Ниццы в Геную он перевез великого князя Михаила Николаевича. Весну 1857 года русская эскадра встретила в Ницце. В марте туда прибыл генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич. 7 апреля он поднял флаг на «Олафе» и вышел в море. За ним в кильватере шел «Выборг», а «Палкан» тащил на буксире «Кастора». На следующий день эскадра прибыла в Тулон, где великий князь сошел на берег, а «Олаф» отправил в тот же день в Виллафранку «в распоряжение Мама» (то есть великой княгини Александры Федоровны). Погостив неделю в Тулоне, Константин отправился через Марсель в Париж.

«Выборг», «Кастор» и «Олаф» вернулись в Кронштадт летом 1857 года, «Филоктет» – в августе 1858 года, а «Палкан» – в июле 1859 года.

В 1856 году Россия получила на Средиземном море нечто подобное военно-морской базе в порту Вилла-Франко (Виллафранка), в нескольких милях от Ниццы. Сардинский король передал России «для надобностей флота» здание бывшей тюрьмы и прилегающую к ней территорию в старой французской крепости Вилла-Франко. Эта тюрьма была известна под названием «Вилла-Франкская галера».

В 1860 году после передачи района Ниццы Франции Наполеон III подтвердил права нашего Морского ведомства на владение этим зданием и территорией. В тюрьме и примыкающих зданиях размещались «Сенявинские казармы», лазарет, склады и мастерские. В 1886 г. там была основана русская зоологическая станция.

Еще не успели уйти из Средиземного моря корабли эскадры контр-адмирала Е.А. Беренса, как туда в 1858 году отправилась эскадра контр-адмирала К.И. Истомина в составе парового корабля «Ретвизан», фрегата «Громобой», пароходо-фрегата «Рюрик», корветов «Баян» и «Медведь». Из этих кораблей «Баян» был оставлен стационером в Афинах, а «Медведь» – в Константинополе.

23 ноября 1858 году «по чугунке» в Геную прибыл великий князь Константин Николаевич. Там уже стояли в гавани «Ретвизан», «Палкан» и «Баян». Великий князь поднял флаг на «Ретвизане», и поздно вечером отряд снялся с якоря и направился в Вилла-Франко, куда и прибыл утром следующего дня.

27 ноября Константин пишет брату Александру: «Сегодня я ездил в Виллафранку с Штакельбергом осмотреть здание, уступленное нам сардинцами и которое было поводом ко всей крикотне в журналах. В нем можно будет очень удобно учредить маленький лазарет, кузницу, мелкие мастерские и склад некоторых материалов, одним словом, именно то, что нам будет нужно за границей. На рейде стоят теперь «Ретвизан», «Палкан» и «Баян». Они в прекрасном состоянии и виде, и больных меньше, чем бывает обыкновенно у нас дома. Но «Палкану» после трехлетнего постоянного плавания будет необходимо войти в Тулон в доки, хорошенько осмотреться и выконопатиться. Каждый день мы теперь ждем прихода «Рюрика» и «Медведя». «Громобой» вышел из Кадикса 23-го числа. «Рюрик» особенно мне нужен, потому что на нем моя кухня и штатское платье для Парижа. Посему я отложил мою поездку туда до будущей недели и дабы успеть сделать все нужные приготовления».

Из следующего письма царю: «Для отправления из Ниццы я ожидал только прихода «Рюрика» и «Громобоя». Они оба прибыли благополучно, первый 30 ноября, а второй – 2-го декабря, после ужасно бурного и трудного плавания, но в превосходном состоянии. Только на «Рюрике» волнение вышибло несколько досок в гальюне и в кожухе. «Громобой» же пришел в том же отличном виде, в каком вышел из Кронштадта два месяца тому назад. Состояние здоровья команд на них и вообще на всей эскадре превосходно. Ночью с 4-го числа на 5-е мы снялись с якоря и имели самый чудный и спокойный переход в Тулон, куда прибыли в 11 часов утра. Я имел свой флаг на «Громобое» и жил в моей прелестной рубке, которую Ты знаешь. «Громобой» прекрасный фрегат, но не ходок. Под одними парами он больше 8 или 8,5 узлов ходить не будет».

5 декабря генерал-адмирал отправил «Баян» в Неаполь для подготовки своего визита в Неаполитанское королевство. Через два дня и сам Константин на «Громобое» вместе с «Ретвизаном» покинули Вилла-Франко. На следующий день фрегат зашел в Геную и, наконец, 22 декабря прибыл в Палермо. Там великий князь и команды «Громобоя», «Ретвизана» и «Баяна» встретили Новый год.

7 января 1859 г. «Баян» пошел в Грецию. 20 января в Палермо пришел корвет «Медведь». К 7 февраля эскадра перешла в Мессину, а 12 февраля – на Мальту. Там уже стоял трехдечный корабль «Цесаревич».

Согласно условиям Парижского мира 1856 года, Россия могла иметь на Черном море лишь 6 корветов водоизмещением до 800 т и 4 шхуны водоизмещением до 200 т. Поэтому в 1859 году в Средиземном море шла передислокация русских кораблей с Черного моря на Балтику и обратно. Так, 2 февраля 1858 г. из Севастополя вышли два новых 135-пушечных корабля «Цесаревич» и «Синоп». Они строились как паровые, но машины было решено установить в Кронштадте, поэтому на Средиземное море оба корабля шли под парусами. «Синоп» прибыл в Кронштадт 28 июня, а «Цесаревич» – 8 июля 1859 г. Навстречу же с Балтики на Черноморский флот шли два отряда корветов. Первый в составе корветов «Рысь», «Зубр» и «Удав» вел капитан 1 ранга Лихачев. Отряд вышел из Кронштадта 13 июня 1857 года и уже 27 августа был у Дарданелл. Турки заставили ждать целых 4 дня. 7 сентября отряд прибыл в Севастополь. Второй отряд в составе корветов «Вепрь», «Волк» и «Буйвол» капитан 1 ранга Винк вывел из Кронштадта в начале сентября 1857 года, а 30 марта 1858 года он прибыл в Одессу.

Утром 19 февраля 1859 года она снялась с якоря и двинулась в Палермо, куда и пришла 21 февраля. 7 апреля отряд отправился в Пирей. Так простояли до 25 апреля, а 28 апреля бросили якорь в Яффе. До 11 мая великий князь с компанией осматривал библейские места, а затем отправился к Дарданеллам, оставив в Яффе фрегат «Палкан». 20 мая Константин Николаевич соизволил осмотреть Чесменскую бухту. И вот 25 мая «Громобой» бросил якорь в Стамбуле.

Константин Николаевич писал Александру II: «Константинополь нас задерживает. Здесь сделаны такие огромные приготовления, прием, нам оказанный, до такой степени выходит из ряда того, что когда-либо здесь происходило, что оставаться менее недели не было никакой возможности, оно значило бы на неимоверное гостеприимство отвечать грубостию. Достоверно, что султан для нашего приема израсходовал более двух миллионов рублей серебром. Нам отведен особый дворец на Босфоре, Эмерчьян, совершенно заново и великолепно отделанный, снабженный огромной прислугой, кухней, экипажами и каиками. Кроме того, приготовлено несколько великолепных киосков. Мне султан дал алмазные знаки своего ордена, жене – великолепный бриллиантовый браслет с изумрудом. Сам он из кожи лезет, чтоб сделать нам приятное. Так, в день нашего приезда, несмотря на скверную погоду и на проливной дождь, он выехал к нам навстречу в Топхане и встретил нас внизу лестницы. На другой день он нам отдал визит. Завтра, покуда я буду обедать у него, жена будет обедать в его гареме с его первой женой, сестрами и дочерьми. Все это вещи до сих пор никогда не виданные, которые выходят совершенно из общепринятого порядка и из обычаев».

2 июня генерал-адмирал пересел на пассажирский пароход «Владимир» и убыл в Херсон, а «Громобой» вернулся в Средиземное море.

Поход «Громобоя» сочетал «августейший визит» с боевой подготовкой. Главным же был сам показ российского флага в этом неспокойном регионе. В Греции была крайне нестабильная ситуация. Мало того, после поражения России в Крымской войне в Западной Европе начался период нестабильности, произошла целая серия войн. В апреле – июле 1859 года Франция и Сардинское королевство (Пьемонт) успешно провели войну против Австрии. 11 июня 1859 года в Виллафранке был подписан мирный договор. Однако Сардиния сорвала его и в марте 1860 ода захватила Пармское и Моденское герцогства в центре Италии.

11 мая 1860 года тысяча «добровольцев» под командованием Джузеппе Гарибальди высаживаются на острове Сицилия, который входил в Неаполитанское королевство (Королевство Обеих Сицилий). В королевстве правил Франциск II из неаполитанской ветви Бурбонов. 27 мая при Калатафими гарибальдийцы разгромили неаполитанскую армию и вскоре завладели всем островом.

19 августа 1860 года Гарибальди высадился в Каламбрии на юге Италии. 1 октября 1860 г. в сражении при Вольтурно гарибальдийцы разбили пятидесятитысячное войско Бурбонов. Теперь уже все Неаполитанское королевство было передано Сардинии. 17 марта 1861 года сардинский король Виктор-Эммануил II был провозглашен королем Италии.

Вмешательство русского флота могло потребоваться в любую минуту. Летом 1859 г. корабли эскадры Беренса ушли в Россию, а взамен на Средиземное море прибыла новая эскадра под командованием контр-адмирала Ф.Д. Нордмана. В составе его эскадры были линейный корабль «Гангут», фрегаты «Илья Муромец» и «Светлана» и корвет «Медведь». Кроме того, в Геную прибыл пароходо-фрегат «Олаф», которому было поручено состоять при вдовствующей императрице.

Во время кризиса в отношениях с Англией в 1863 году в связи с мятежом буйного панства в Привисленском крае единственный находившийся на Средиземном море русский фрегат «Ослябя» был срочно отправлен в Нью-Йорк на соединение с эскадрой контр-адмирала С.С. Лесовского. Взамен с Балтики был прислан фрегат «Олег», прибывший 16 сентября 1863 года на Тулонский рейд. 25 октября фрегат покинул Тулон и через 6 дней бросил якорь в греческом порту Пирей. За время перехода из Кронштадта в Пирей «Олег» находился в море 24,5 суток, то есть среднесуточное плавание его составляло 189 миль.

Независимо от фрегата «Олег» в Средиземном море в 1863 года крейсировал и черноморский корвет «Сокол».

16 августа 1864 года через Гибралтарский пролив проследовал фрегат «Александр Невский», шедший из Америки. 29 августа фрегат прибыл в Пирей. С 24 сентября по 4 октября «Александр Невский» крейсировал в Восточном Средиземноморье. 28 октября 1864 года командующий русской эскадрой на Средиземном море контр-адмирал Лесовский получил указание от «Государыни Императрицы идти в Геную и заняться катанием на судах эскадры Высочайших особ». 30 октября фрегат «Александр Невский» вместе с корветом «Витязь» прибыл в Геную. Там на борт фрегата поднялся цесаревич Николай Александрович. Затем «Невский» в сопровождении «Витязя» отправился в круиз для цесаревича с заходом в Виллафранку и Ливорно. К концу декабря на рейде Виллафранки собрались фрегаты «Александр Невский» и «Олег» и корвет «Витязь».

31 мая 1867 года фрегат «Александр Невский» под командованием капитана 2 ранга Кремера вышел из Кронштадта и отправился в крейсерство в Атлантику. 27 июля «Александр Невский» прибыл в порт Кадис (Испания). 4 июля на фрегате поднял свой флаг контр-адмирал Посьет, и на фрегат прибыл 17-летний мичман великий князь Алексей Александрович. 10 июля «Александр Невский» снялся с Кадисского рейда под парами, при полном безветрии, а с рассветом следующего дня, получив тихий юго-восточный ветер, вступил под паруса. В новом крейсерстве фрегат спустился до островов Зеленого мыса, а затем вернулся в Кадис, куда и прибыл в полдень 21 августа. На обратный путь длиной в 2900 миль потребовалось 19 дней. В полдень 28 августа 1867 года «Александр Невский» покинул Кадис и отправился в Средиземное море. 13 сентября Алексей Александрович был произведен в лейтенанты. 11 октября фрегат прибыл в Пирей. В тот же день великий князь Алексей оставил фрегат, и контр-адмирал Посьет спустил свой флаг.

В 1863 году Национальная ассамблея Греции выбрала королем эллинов датского принца Вильгельма, сына наследника датского престола, который позже станет королем Кристианом IX. Оный Вильгельм стал царствовать под именем Георгия I. Любопытно, что его родная сестра Дагмар вышла замуж за цесаревича Александра Александровича и в 1881 г. стала императрицей Марией Федоровной. Но это не всё – в 1867 года дочь генерал-адмирала великая княгиня Ольга Константиновна стала женой короля Георга I Греческого.

В Пирее фрегат «Александр Невский» поступил в состав эскадры капитана 1 ранга Ивана Бутакова, который 13 сентября 1867 года поднял на нем свой брейд-вымпел. 2 марта 1868 года уже контр-адмирал Иван Бутаков получил по телеграфу депешу от управляющего Морским министерством о назначении фрегата «Александр Невский» в практическое плавание с его императорским высочеством великим князем Алексеем Александровичем. Но так как фрегат нуждался в некоторых необходимых исправлениях, то он был отправлен 8 марта из Пирея в Тулон, куда и прибыл благополучно 23 марта, зайдя по пути в Неаполь. Исправления фрегата и приготовления к предстоявшему плаванию продолжались до мая. Наконец 3 мая 1868 года «Александр Невский» оставил Тулонский рейд и 10 мая прибыл на Палермский рейд, сделав почти весь переход под парусами. 11 мая, закончив погрузку угля, снялись с Палермского рейда при совершенном штиле и прошли под парами через Мессинский пролив. 12 мая в 7 часов вечера вступили под паруса. 27 мая фрегат оставил Смирнский рейд, прошел Дарданеллы и 29 мая прибыл в Буюк-дере. 31 мая фрегат оставил Буюк-дере и вскоре вышел под парами в Черное море. Отойдя от пролива 20 миль, вступили под паруса. В течение следующих четырех суток ветер упорно держался между северо-северо-западным и северо-северо-восточным, днем настолько свежий, что принуждал брать рифы, а ночью совсем стихал. А 4 июня и вовсе заштилило, поэтому развели пары, и 5 июня фрегат благополучно прибыл на Одесский рейд. Оставив Одессу 11 июня, «Александр Невский» под парусами при легком попутном ветре за 7 дней дошел до Поти. 18 июня, подходя к Поти, в 6 милях от порта заштилило. Но так как неудобно было оставаться на ночь близко от берега без ветра и желая как можно скорее встретиться с генерал-адъютантом Посьетом, который ожидал прибытия фрегата, то в 6 часов вечера развели пары в двух котлах и в 8 часов прибыли благополучно на якорную стоянку. Однако здесь не нашли никаких известий от адмирала Посьета, но по телеграфу тотчас же донесли в Тифлис о прибытии фрегата.

Плавание от Тулона до Поти проходило, когда только позволяли обстоятельства, под парусами. Но, имея в виду главнейшее условие – своевременное прибытие фрегата к месту назначения – и встречая почти постоянно штили или легкие противные ветры, как и следовало ожидать в это время года,иногда разводили пары. И в этих случаях фрегат почти всегда шел средним или малым ходом, отчего терял время, но сберегал котлы и выигрывал в топливе, которого за все время было сожжено 480 тонн, то есть меньше штатного запаса фрегата. И еще следует отсюда вычесть около 45 тонн, употребленных на опреснение воды и на варку пищи. Следовательно, на ход ушло только 435 тонн. Плавание от Тулона до Поти можно разделить следующим образом: всего расстояние составило 2555 миль, из этого пройдено под парусами 1385 миль и под парами 1170 миль. По времени получилось следующим образом: под парусами 23 дня 10 часов, под парами 6 дней 22 часа и на якоре 15 дней 28 часов. Всего 46 дней, считая от 3 (15) мая, когда вышли из Тулона, и до 18 (30) июня – дня прихода в Поти.

20 июня 1868 года в Поти сухим путем прибыл великий князь Алексей Александрович. 29 июня «Александр Невский» оставил Потийский рейд с великим князем Алексеем Александровичем на борту и под флагом генерал-адъютанта Посьета 5 июля прибыл в Буюк-дере. До Синопа прошли под парами, а от Синопа вступили под паруса при легком противном ветре. Трое суток продержались под парусами и наконец снова развели пары, которые не прекращали уже до Буюк-дере. 9 июля фрегат вышел из Буюк-дере, а 11 июля прибыл в Пирей, сделав весь переход под парами и парусами. 12 августа 1868 г. «Александр Невский» прошел под парами Гибралтарский пролив и, выйдя в Атлантический океан, поднял паруса. Однако 13 (25) сентября «Александр Невский» налетел на мель в проливе Скагеррак у берегов Дании. Великий князь «с большим бережением» был доставлен на берег, а фрегат спасти не удалось.

Присоединение Ионических островов к Греции в 1863 году вызвало всплеск надежд греков на Крите на скорое освобождение от турецкого рабства. В 1866 г. на острове началось крупное восстание. Россия формально держала нейтралитет. Но уже 11 мая 1866 года к Канеи (современное название Ханья) – порту на севере Крита – подошел фрегат «Пересвет».В июне 1866 года из Кронштадта в Средиземное море на смену «Пересвету» был послан фрегат «Генерал-Адмирал» под командованием капитана 1 ранга Бутакова. Ему были даны права начальника эскадры, так как в это время в греческих водах находились и другие суда нашего флота, назначенные в состав эскадры от Черноморской флотилии. Из числа этих судов пароход «Тамань» под командованием капитан-лейтенанта Юрьева по предписанию русского чрезвычайного посланника и полномочного министра в Константинополе 5 декабря 1866 г. отправился в порт Канея в распоряжение тамошнего русского консула статского советника Дендрино. 13 декабря 1866 года «Тамань» пришел на рейд Канеи. А на следующий день туда вошел фрегат «Генерал-Адмирал». 23 декабря консул Дендрино приказал «Тамани» идти в Пирей, но предварительно взять на борт в поселках Селинос и Кисамос греческих женщин и детей, спасавшихся от турок, и отвезти их в Пирей. Однако из-за штормовой погоды сделать этого не удалось, и утром 25 декабря «Тамань» вошел в Пирей без беженцев. 15 декабря «Генерал-Адмирал» вышел из Канеи и, идя вдоль берега, дошел до деревни Суйя. Там стояли три турецких военных парохода. Командир фрегата, игнорируя турок, в 10 милях от них начал с помощью гребных судов эвакуировать беженцев. Всего на борт было принято до 1200 человек. Судя по отчету, большинство «православных душ» было вооружено винтовками. С рассветом 17 декабря фрегат вошел в Пирей. Любопытно, что «Генерал-Адмирал» принял на Крите 1141 человека, а высадил в Пирее 1142 человека. В пути родилась греческая девочка, окрещенная Марией. Офицеры и нижние чины фрегата по пути собрали 1700 франков и передали их греческим беженцам. Фрегат почти месяц пробыл в Пирее, но 16 января 1867 года вновь пришел на рейд Канеи. 13 апреля пароход «Тамань» возвратился в Константинополь в распоряжение русского посла, а взамен него 18 апреля из Черного моря прибыла винтовая шхуна «Бомборы» под командованием капитана 2 ранга Банкова. Как писал в своем отчете командир фрегата «Генерал-Адмирал»: «Где только прошла османская армия, не осталось ни одного дома, ни одного оливкового дерева; пашни сожжены, монастыри и церкви разграблены и поруганы, – их превращали в конюшни и отхожие места; дряхлые старцы и семейства, не бывшие в силах уйти в горы, подвергались самому зверскому обращению. Детей резали на руках матерей, а других бросали в огонь. Те же, которые ушли в горы из окрестностей следования армии, скитались без крова и пищи; но они были счастливы тем, что не подверглись поруганию, и их не зарезали как собак».

8 июня с Черного моря в Кандию (Крит) прибыл корвет «Память Меркурия», который должен был сменить фрегат «Генерал-Адмирал», и фрегат в июне должен был уйти в Кронштадт. 21 июля корвет «Память Меркурия» вошел в залив Сфанари и начал брать на борт беженцев-критян. Во время этой операции к корвету подошел турецкий военный пароход. На корвете сыграли боевую тревогу и вызвали прислугу к орудиям. С турецкого парохода закричали: «Что вы здесь делаете?» С корвета ответили, что ведут эвакуацию беженцев. Командир парохода заявил, что на это нужно разрешение турецких властей. С корвета его куда-то послали. Обиженный турок заявил, что он донесет обо всем своему начальству. Поздно ночью корвет закончил эвакуацию и отвез беженцев в Пирей, где разгружалась шхуна «Бомборы», доставившая 420 беженцев. Любопытно, что при погрузке беженцев к шхуне подошел турецкий броненосец под флагом адмирала Бесим-паши. Адмирал тоже потребовал прекратить эвакуацию беженцев. Но ему отказали, сославшись на пример французских судов, которые тоже брали беженцев. Надо ли говорить, что броненосец мог легко разделаться со шхуной, но это могло иметь печальные последствия для всей Османской империи. В конце июля – в августе 1867 г. корвет и шхуна стали ходить вместе, за один рейс оба судна доставляли с Крита в Пирей от 950 до 1100 беженцев.

16 сентября к берегам Крита прибыл фрегат «Александр Невский», который немедленно включился в перевозку беженцев. 18 сентября фрегат подошел к деревне Прозьело и начал эвакуацию греков. К «Александру Невскому» подошел броненосный фрегат «Махмудие» под флагом адмирала Ибрагим-паши. Оба фрегата стояли рядом в полной боевой готовности, но до стрельбы дело не дошло. К концу дня 19 сентября на борт «Невского» было перевезено 1325 греков, и он отправился в Пирей, куда и пришел на следующий день. В дальнейшем турецкие корабли как привязанные ходили за «Александром Невским», но он продолжал эвакуацию. Утром 23 октября фрегат привез в Пирей 1175 человек. В тот же день в порт прибыл корвет «Память Меркурия» с 712 беженцами, а на следующий день – шхуна «Бомборы» с 225 греками.

18 ноября в Канею из Кронштадта прибыл корвет «Витязь» под командованием капитана 2 ранга Зеленого. На следующий день он забрал «870 душ» в бухте Бим и отправил в Пирей. 12 декабря 1867 года у Арлиро корвет занимался погрузкой беженцев, когда на горизонте показался броненосный фрегат «Османие» под флагом адмирала Бесим-паши. Дальше последовало традиционное турецкое требование прекратить погрузку греков, на что последовал не менее традиционный отказ.

7 января 1868 года русская эскадра покинула Пирей. Корвет «Память Меркурия» отправился на секретную русскую военно-морскую базу на греческом острове Порос, которая существовала с перерывами еще с 1828 г. – со времени пребывания там эскадры адмирала Сенявина. Там корвет был вытащен на эллинг для осмотра винта. Остальные суда прибыли 8 января на рейд Суда на Крите.

11 января иностранные консулы в Канее получили сведения, что вблизи города Кандия греческие повстанцы нанесли серьезный урон турецким войскам. Вернувшись в Кандию, турки решили отыграться на местном населении и устроили в городе дикую резню. В результате фрегату «Александр Невский», корвету «Витязь» и шхуне «Бомборы» пришлось опять перевозить беженцев с Крита в материковую Грецию.

8 марта 1868 года фрегат «Александр Невский» ушел в Тулон для осмотра в доке с тем, чтобы далее продолжить плавание с великим князем Алексеем.

К лету 1868 года обстановка на Крите несколько улучшилась, и русские корабли постепенно покидали воды острова. 19 апреля «Витязь» покинул Пирей и направился в Кронштадт. А корвет «Память Меркурия» с 22 июня по 4 июля 1868 года катал Их Императорское Высочество великую княгиню Александру Иосифовну (жену генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича) вместе с детьми Вячеславом и Константином. Круиз был начат в Пирее, с заходом в Бридзини (Италия) на острове Занте, с посещением острова Корфу и закончился в Коринфе (Греция). 1 сентября великокняжеская семья отправилась на морскую прогулку, завершившуюся 4 сентября в Бридзини. В конце сентября «Память Меркурия» получил приказ идти в Кронштадт.

Шхуна «Бомборы» прошла проливы и прибыла в Николаев еще 4 августа. Взамен ее в греческие воды пришла из Николаева шхуна «Туапсе».

В 1869 года на конференции представителей ведущих европейских держав в Париже было выработано компромиссное решение по проблеме Крита. Греции было предложено отказаться от претензий на остров, а Турции – провести ряд реформ и дать самоуправление критянам. Формально обе стороны приняли это решение. Но греки-критяне по-прежнему мечтали о присоединении к Греции, а турецкие власти попросту не умели соблюдать хоть какую-то законность и продолжали творить произвол.

Не были выполнены турками и решения Берлинского конгресса (1878), обязавшие султана осуществить на Крите преобразования под контролем европейских консулов. Управлял островом по-прежнему турок-вали, а не генерал-губернатор – христианин, что было нарушением пакта о Крите, подписанного в городе Кания в октябре 1878 года Народное собрание как высший орган власти не имело никакой силы. В 80-х годах султан расширил полномочия вали, отменил пятилетний срок его назначения и урезал права ассамблеи.

Христианское население Крита, возмущенное произволом местной администрации, обратилось к вали с просьбой о введении объявленных на Берлинском конгрессе реформ. Вали, опасаясь массовых беспорядков, попросил представителей России и Франции в Стамбуле поддержать перед турецким правительством и султаном требования христианского населения острова. Но султан отказался выполнить законные просьбы критян, что вызвало новые волнения. Греки организовали покушение на вали. Абдул Гамид II был вынужден назначить нового вали – албанца-мусульманина, знавшего греческий язык.

В июне 1894 года ассамблея острова Крит обратилась к султану с просьбой назначить генерал-губернатора христианина и реорганизовать систему взимания налогов. Греков поддержали посольства европейских государств и заставили Абдул Гамида в мае 1895 года назначить губернатором острова христианина Александра Каратеодори-пашу.

Генерал-губернатор сразу же восстановил роль ассамблеи в управлении островом и повысил влияние в ней христианского населения. Но теперь были недовольны критяне-мусульмане, их поддержали турецкие чиновники во главе с военным комендантом, который вместе с жандармерией открыто выступал против генерал-губернатора и провоцировал убийства христиан. Султан поощрял эти действия военного коменданта, надеясь сместить Каратеодори-пашу, назначенного им под давлением европейских держав.

В начале 1896 года Каратеодори-паша был вынужден подать в отставку. Власть на Крите снова перешла к вали. Первым делом он отменил открытие Народного собрания, чем вызвал новый взрыв возмущения. Христианские делегаты ассамблеи направили в Грецию меморандум, сообщая о решении народа «защитить свои права с оружием в руках» и выражая надежду на поддержку Греции. Новый вали, фанатик-мусульманин, начал формировать отряды башибузуков для борьбы с восставшими христианами.

В греческих водах постоянно, за исключением только войны 1877-1878 годов, находились русские корабли. Так, 31 июля 1873 года на Средиземное море был отправлен броненосный фрегат «Князь Пожарский» – первый русский броненосец, покинувший пределы Балтийского моря. Фрегат шел теперь то под парами, то под парусами. Так, от Плимута (Англия) до Гибралтара пройдено под парами 753 мили за трое суток и 22 часа, а под парусами – 740 миль за четверо суток и 9 часов.

25 ноября фрегат прибыл в Пирей. Русские корабли по-прежнему пользовались базой на острове Порос. Там «Пожарский» провел мелкий ремонт и артиллерийские учения со стрельбой из 8-дюймовых пушек обр. 1867 года. Кроме корабля Балтийского флота, в греческих водах по-прежнему постоянно находились суда Черноморского флота. Так, в августе 1874 г. шхуна «Соук-Су» была сменена шхуной «Келасуры».

Средиземное море «Пожарский» покинул лишь 10 июля 1875 г., а вместо него флагманом русской Средиземноморской эскадры стал фрегат «Светлана».

5 октября 1869 года клипер «Яхонт» и черноморская шхуна «Псезуапсе» участвовали в церемонии открытия Суэцкого канала. А затем клипер в составе международной эскадры прошел по каналу.

24 апреля 1877 года император Александр II в Кишиневе подписал манифест об объявлении войны Турции.

Морское ведомство тщательно готовилось к войне с Турцией. Непосредственно перед войной в Атлантическом океане и частично в Средиземном море находилась крейсерская эскадра контр-адмирала Бутакова 2-го. В ее состав входили броненосный фрегат «Петропавловск» (двадцать 8-дюймовых и одна 6-дюймовая пушка), фрегат «Светлана» (шесть 8-дюймовых и шесть 6-дюймовых пушек), корветы «Богатырь» и «Аскольд» (по восемь 6-дюймовых и по четыре 4-фунтовых пушки на каждом) и клипер «Крейсер» (три 6-дюймовых и четыре 4-дюймовых пушки).

На Тихом океане находился отряд контр-адмирала Пузина в составе корвета «Баян», клиперов «Всадник», «Гайдамак», «Абрек» и четырех транспортов. Всего 38 орудий – 6-дюймовых, 9– и 4-фунтовых. На всех кораблях, находившихся в плавании, были установлены новые пушки обр. 1867 года.

Кроме того, в крейсерской войне у берегов Китая могли принять участие пароходо-фрегат «Америка» и канонерские лодки «Морж», «Горностай» и «Соболь», а в кампании 1878 г. в строй была введена канонерка «Нерпа».

На Балтике находились два броненосных фрегата «Князь Пожарский» и «Севастополь», один фрегат, семь корветов и семь клиперов. В высокой степени готовности были достраивающиеся на плаву броненосные фрегаты «Минин» и «Генерал-Адмирал».

Этих сил вполне бы хватило для крейсерской войны, как в Атлантике, так и в Средиземном море. Хотя «Петропавловск» и «Светлана» были в состоянии потягаться с любым турецким броненосцем, за исключением, возможно, «Мессудие», но нужды искать встречи с боевыми кораблями султана не было. Достаточно было крейсерскими действиями парализовать как внешнюю, так и внутреннюю торговлю Турции. Бомбардировка с моря турецких городов на Средиземном море вызвала бы панику в Турции и восстания угнетенных народов, например, греков на Кипре и Крите, арабов в Аравии и т.п. В этом случае русские крейсера могли бы доставлять оружие повстанцам и при необходимости поддерживать их огнем.

Тихоокеанский отряд контр-адмирала Пузина мог наделать много шума на берегах Красного моря и Персидского залива.

Офицеры и матросы эскадр рвались в бой. 6 апреля 1877 года из порта Антверпен в Турцию вышел бельгийский пароход «Fanny David» с грузом крупповских орудий. Фрегат «Петропавловск» был готов перехватить пароход с военной контрабандой, но Морское ведомство прислало срочную телеграмму «о неудобстве подобного образа действий».

А 29 апреля последовал приказ всем кораблям из Атлантики и Средиземного моря возвращаться в Кронштадт.

Генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич, уже не заикаясь о Средиземном море, попросил разрешение у Александра II послать пару крейсеров в Атлантику в район Бреста. Ему ответил Управляющий Морским министерством: «Государь не согласен на Ваше предложение, он опасается, чтобы оно не создало неприятностей и столкновений с англичанами по близкому соседству с Брестом».

Все это происходило в момент, когда Англия была изолирована дипломатически, она оказалась бессильной повлиять на войны 1858-1870 годов в Европе. Ни одно из государств континентальной Европы не хотело или не могло вести войну с Россией.

Поначалу Турция очень боялась русской Атлантической эскадры. Турки готовились начать минные постановки в районе Дарданелл. Переброска войск из Египта в Стамбул шла лишь под конвоем броненосцев. Но вскоре страх сменился удивлением и смехом. Конвои были отменены. Наконец к июлю 1877 года турецкая эскадра Гуссейн-паши в составе двух броненосцев и шести паровых судов, базировавшихся в порту Суда на Крите, начала охоту за русскими торговыми судами в Средиземном море. Турки не боялись «неудобства» и «неприятностей». Россия ответила на захваты своих судов… энергичными нотами и протестами. Но Гуссейн-паша чихать хотел на словоблудие «железного» канцлера Горчакова.

В начале 1879 года на Средиземном море была сформирована эскадра (отряд) русских кораблей под командованием контр-адмирала О.К. Кремера. В 1881 г. его сменил контр-адмирал П.В. Чебичев, а в 1885 г. – контр-адмирал Н.И. Казканов.

Окончательным местом базирования нашей эскадры стал порт Пирей. Вспомогательной базой – остров Порос. Формальной передачи русскому флоту этого острова не было, чтобы не раздражать англичан, но русские моряки заняли его явочным порядком. В районе Пороса велась и боевая подготовка наших кораблей, включая боевые стрельбы и минные учения. В период с 1881 по 1895 год русские военные корабли совершили около 150 походов в Средиземное море, включая транзитные плавания на Дальний Восток через Суэцкий канал.

26 марта 1882 года Гибралтарский пролив прошел первый русский большой (с 1 февраля 1892 года – эскадренный) броненосец «Петр Великий». 28 марта он прибыл в Алжир для погрузки угля. В это время в окрестностях города на лечении находился Карл Маркс. Классик немедленно отправился в город посмотреть русский броненосец. 31 марта он больше часа осматривал «Петра Великого».

7 апреля броненосец вышел из Алжира в Пирей. Через 4 дня он прибыл в Пирей, где застал эскадру Кремера в составе клиперов «Забияка», «Азия» и черноморской шхуны «Туабсе». В тот же день на «Петре Великом» был поднят контр-адмиральский флаг.

20 мая король и королева эллинов осмотрели броненосец. К этому времени он превосходил по огневой мощи любой британский броненосец. Формально и ряд английских броненосцев, например «Тандерер», имели по четыре 305-мм пушки. Но они, как и все британские орудия больших калибров, были дульнозарядными и стреляли снарядами с цинковыми выступами, что резко усложняло заряжание и приводило к многочисленным разрывам стволов. Русские же корабли с 1867 г. оснащались только казнозарядными орудиями, стрелявшими снарядами современного типа.

В мае – июле 1882 года «Петр Великий» посетил Корфу, Неаполь, Специю, Геную и Тулон. 24 июля броненосец вышел из Неаполя на родину и 31 августа 1882 года бросил якорь на Кронштадтском рейде. «Петр Великий», подобно его британским аналогам, имел низкий борт и неважную мореходность. Тем не менее он на Средиземном море хорошо переносил 8—10-балльный штормы и без проблем держал скорость 14 узлов.

Кроме «Петра Великого», из броненосных кораблей на Средиземном море с декабря 1878 года по апрель 1880 года в составе эскадры Кремера состоял фрегат «Князь Пожарский». Позже он ушел на Дальний Восток. Поздней осенью 1881 года «Пожарский» вернулся на Средиземное море и провел там почти год.

27 марта 1879 года к эскадре Кремера в Пире присоединился еще один броненосный фрегат «Минин». В феврале 1880 г. «Минин» отправился в Тихий океан. Вновь фрегат появился в средиземноморских водах 24 сентября 1883 года и вошел в состав эскадры Чебичева, а в ноябре прошел Суэцкий канал и направился в Тихий океан. В следующий раз «Минин» побывал на Средиземном море осенью 1889 года – весной 1890 года.

http://www.xliby.ru/istorija/rossija_na_sredizemnom_more/p15.php

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

28 ноября 1888 года

Управляющим Морским министерством назначен вице-адмирал Чихачёв Николай Матвеевич.

 

nzAbD.jpg

 

 

Николай Матвеевич Чихачёв (17 (29) апреля 1830 года, Псковская губерния – 2 (15) января 1917 года, Петроград) – адмирал российского императорского флота, генерал-адъютант, государственный деятель, начальник главного морского штаба и управляющий морским министерством. Из дворян Псковской губернии. Сын капитана 2-го ранга Матвея Николаевича Чихачёва.

 

Послужной список

1846 – 25 августа, вступил в службу.

1848 – Окончил Морской кадетский корпус.

1848 – 13 июня, произведен в мичманы.

1848–1849 – Плавал гардемарином на корабле «Лефорт» и фрегате «Цецера» в Северном море, затем мичманом на винтовом фрегате «Архимед».

1850–1851 – Перешёл из Кронштадта в Охотское море на корвете «Оливуца».

1851–1853 – Участник Амурской экспедиции Г. И. Невельского. Исследовал внутренние районы Нижнего Приамурья и бассейн реки Амгунь, составил описание залива Де-Кастри[1].

1853 – 28 января, произведен в лейтенанты.

1853 – 22 апреля, произведен в капитан-лейтенанты.

1853 – с 31 июля по 26 февраля 1854, старший офицер шхуны «Восток». Участвовал в составлении описания побережья Сахалина, поисках залежей угля и открытии пролива Невельского.

1854 – с 26 февраля по 23 апреля, старший офицер корвета «Оливуца».

1854 – с 23 апреля по 29 марта 1855, командир транспорта «Иртыш».

1855 – с 29 марта по 18 июля, командир транспорта «Двина».

1855 – с 18 июля по 1 сентября, командир корвета «Оливуца».

1855 – с 18 сентября по 14 декабря, дежурный штаб-офицер сухопутных и морских сил, расположенных на Амуре.

1855 – с 14 декабря по 16 ноября 1856, состоял для особых поручений при генерал-губернаторе Восточной Сибири.

1856 – Основал первое долговременное российское поселение на Сахалине, военный пост Дуэ.

1856 – с 26 ноября по 6 июня 1857, исправляющий должность начальника штаба Сибирской флотилии и портов Восточного океана, участник плавания каравана судов вниз по Амуру.

1857 – с 6 июня по 20 октября 1858, командир пароходокорвета «Америка». Плавание в Китай для заключения Танцзиньского договора. Картографирование залива Ольги и залива Владимира, исследования в Татарском проливе.

1858 – 2 июня, произведен в капитаны 2-го ранга.

1858 – с 20 октября по 18 января 1860, командир корвета «Вол».

1860 – с 18 января по 7 ноября, командир парового фрегата «Светлана».

1860 – 29 августа, произведен в капитаны 1-го ранга.

1860 – с 7 ноября по 14 марта 1862, адъютант Его Императорского Высочества генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича.

1862 – с 14 марта по 20 октября 1876, директор-распорядитель Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ). Один из пароходов флота «Русского Общества Пароходства и Торговли» был назван в его честь: «Чихачёв».

1867 – 15 октября, произведен в контр-адмиралы

1869 – назначен в Свиту Его Величества.

1876 – с 2 октября по 20 февраля 1884, начальник морской обороны в г. Одессе.

1877 – осуждён на 4 месяца заключения: в вину ему была поставлена Тилигульская катастрофа, в которой погибло около 140 человек. Срок не отбывал, не явившись на суд.

1880 – 1 января, произведен в вице-адмиралы.

1884 – с 20 февраля по 14 мая, начальник Главного морского штаба.

1884 – с 14 мая по 19 июня 1885, ком. практич. эскадрой Балтийского моря.

1885 – с 19 июня по 30 сентября, исполняющий обязанности управляющего Морским министерством.

1886 – с 17 февраля по 31 октября, исполняющий обязанности управляющего Морским министерством.

1887 – с 12 августа по 20 октября, исполняющий обязанности управляющего Морским министерством.

1888 – с 9 января по 14 сентября, ком. практич. эскадрой Балтийского моря.

1888 – с 14 сентября по 28 ноября, исполняющий обязанности управляющего Морским министерством.

1888 – с 28 ноября по 13 июля 1896, управляющий Морским министерством.

1892 – 1 января, произведен в адмиралы.

1893 – 12 августа, после Высочайшего смотра судов на Либавском рейде и обозрения работ по обустройству Либавского аванпоста, Николай Матвеевич был назначен генерал-адъютантом к Его Императорскому Величеству, и император Александр III выразил ему «душевную свою признательность».

1896 – с 14 мая, член Государственного совета.

1900 – с 1 января по 15 декабря 1905, член комитета Сиб. жел. дор.

1900–1906 – Председатель Департамента промышленности, наук и торговли Государственного совета.

Похоронен в деревне Добрывичи, Бежаницкого района, куда его тело было доставлено специальным царским поездом.

Н.М. Чихачёв способствовал научно-исследовательской деятельности Д.И. Менделеева. Такого рода внимание к авторитету учёного было особенно ценно и с точки зрения поддержки творческой активности последнего не в самые лучшие для него времена (в 1890 году Д.И. Менделеев вынужден был уйти из университета из-за конфликта с ректором и министром просвещения). Адмирал привлёк его к разработке бездымного пороха, помог в создании лаборатории для этих целей, и организации эффективной командировки; результатом этих исследований явился пироколлодийный порох. Н.М. Чихачёв поддерживал идею Д.И. Менделеева о постройке опытового бассейна, и вместе с адмиралом С.О. Макаровым всячески содействовал реализации этого проекта.

 

Мнения современников

Сам Великий Князь Алексей Александрович, будучи очень милым, честным и благородным, в то же время был человеком в деловом отношении не особенно серьёзным и им руководил управлявший морским министерством Николай Матвеевич Чихачев. Таким образом идея устройства Балтийского порта была пропагандирована H. M. Чихачевым, человеком тоже очень милым, умным, но умным преимущественно в делах коммерческих, а не военных. Секретарем Н. М. Чихачева был полковник по Адмиралтейству (ныне генерал по Адмиралтейству) Обручев, брат начальника Главного Штаба известного Обручева, который, действительно, имел авторитет, как военный. Он был действительно выдающимся военным теоретиком и убежденным сторонником устройства нашей военной морской опоры в Либаве. Чихачев же в данном случае проводил только мнение этого военного авторитета – С.Ю. Витте

Из Петербурга прямо прислали особое лицо, под надзором которого и производилось следствие. Насколько я помню, этим лицом был прокурор курского окружного суда, если я не ошибаюсь, фамилия его была Кессель; впоследствии он был прокурором Судебной палаты в Варшаве, а потом он, кажется, был сенатором. Следствие велось прямо тенденциозно и до такой степени тенденциозно, что прокурор Кессель, который жил в Одессе во время следствия о Тилигульской катастрофе, заставил нас давать ему показания в маленьком местечке, находящемся около станции Борщи (недалеко от Бирзулы). Между тем, как он мог бы меня и Чихачёва допрашивать, пригласив нас к себе в Одессу. Казалось бы, чего проще. Но он заставлял нас приезжать в Борщи для того, чтобы показать всем служащим, каким образом к нам относятся судебные власти.

В конце концов, был составлен обвинительный акт, по которому к ответственности были привлечены только: дорожный мастер, который, как я уже говорил, убежал, я и Чихачёв. И все мы были привлечены к одинаковой ответственности. Обвинительный акт этот был передан в одесский окружной суд и поступил к прокурору судебной палаты, которым в это время был Смирнов …. В то время судебные чины, вообще суд и прокурорский надзор действительно имели полную самостоятельность в суждениях и убеждениях; то есть, все новые судебные учреждения в то время состояли из лиц, который пользовались независимостью суждений. Смирнов, в конце концов, не счёл возможным утвердить этот обвинительный акт, находя, что как я, так и Чихачёв привлечены быть не можем, так как, собственно говоря, никакого преступления мы не совершали. Соучастниками же дорожного мастера точно также признать нас нельзя, потому что соучастники могут быть только при преступлении, заранее обдуманном, а так как дорожный мастер не привлекается за преступление, заранее обдуманное, то, следовательно, и мы его соучастникаии быть не можем. Таким образом, Смирнов отказался составить обвинительный акт, по которому были бы привлечены к ответственности Чихачёв и я. В это время в Петербурге, под влиянием ложно либерального настроения, поступили таким образом: передали это дело из одесского окружного суда в каменецкую уголовную палату старого времени. Новые суды уже были открыты, в это время, в Херсонской губернии и Одессе, – в Каменец-Подольске же они ещё не были открыты. Раз дело было передано в старый суд, то мы отлично знали, что старый суд решит дело так, как ему прикажут сверху. Поэтому, когда дело было назначено к слушанию, ни я, ни Чихачёв не только не поехали на суд, но даже не послали своих поверенных. И вот, нас всех заочно приговорили: дорожного мастера, меня и Чихачёва к 4-м месяцам заключения. Но через некоторое время последовало объявление войны. Чихачёв был сделан начальником обороны Чёрного моря, а я фактически вступил в управление железной дорогой и переехал в Бухарест, где участвовал в предварительной конвенции с Румынскими железными дорогами, по вопросу о перевозке нашей армии посредством румынских железных дорог, а затем вернулся обратно – С. Ю. Витте.

С председателем Русского общества пароходства и торговли, адмиралом Николаем Матвеевичем Чихачевым, мы сработались, и надо сказать, что работа с ним была удовольствием. В нём не было ничего от бюрократа; он был живым и энергичным человеком, умным, инициативным и с хорошей русской смекалкой. Самое же главное, работал он не потому, что от этого могла получиться какая-нибудь польза для него лично, а просто потому, что любил работу как таковую и себя в ней видел не дельцом, а человеком общественным. На свою работу он смотрел как на важное для России дело – Н.Е. Врангель.

 

Награды

Российские

орден Святого Владимира 4-йстепени (1853)

орден Святого Станислава 2-й степени с Императорской короной и Монаршее благоволение (1856)

орден Святой Анны 3-й степени (1859)

Монаршее благоволение (1861)

орден Св. Анны 2-й степени с императорской короной (1863)

Монаршее благоволение (1864)

орден Св. Владимира 3-й степени (1865)

назначен в Свиту Его Величества (1869)

орден Св. Станислава 1-й степени (1871)

Монаршее благоволение (1875)

орден Св. Анны 1-йстепени и Монаршее благоволение (1877)

орден Св. Владимира 2-й степени (1878)

орден Белого Орла и Монаршее благоволение (1885)

Монаршее благоволение и орден Святого Александра Невского (1887)

бриллиантовые знаки ордена Александра Невского, душевная признательность Его Величества и Монаршее благоволение (1890)

Монаршее благоволение и чин адмирала (1892)

назначен генерал-адъютантом к Его Величеству и Высочайшая признательность (1893)

Высочайшая признательность (1894)

орден Св. Владимира 1-йстепени и Высочайшая признательность (1896)

изъявление душевной признательности Его Величества при Высочайшем рескрипте (1898)

Высочайшая благодарность (1905)

искренняя благодарность Его Императорского Величества в Высочайшем рескрипте (1913)

Монаршее благоволение Его Императорского Величества в Высочайшем рескрипте (01.01.1916)

Иностранные:

греческий орден Спасителя 2степени со звездой (1872)

вюртембергский орден Фридриха, большой крест (1872)

турецкий орден Меджидие 1-й степени (1873)

черногорский орден Князя Даниила I 2-й степени со звездой (1877)

прусский орден Красного Орла 1-й степени (1888)

черногорский орден Князя Даниила I 1-й степени(1889)

французский орден Почётного легиона, большой офицерский крест (1891)

датский орден Данеброг, большой крест (1892)

сербский орден Такова 1-й степени (1892)

бухарский Орден Благородной Бухары с бриллиантами (1893)

прусский орден Красного Орла, большой крест (1895)

бухарский орден Короны Бухары (1896).

 

Памятные места

Японское море. Остров Чихачёва перед входом в залив Ольги.

Именем Н. М. Чихачёва названы мыс в Татарском проливе, остров в Корейском проливе, остров в Японском море, залив Японского моря.

В 1903–1904 годах именем Чихачёва была названа железнодорожная станция Чихачёво на ветке Дно-Новосокольники близ его родового имения – села Добрывичи.

Почётный гражданин Одессы, звание присвоено 1 января 1893 года.

В Барнауле и Николаевске-на-Амуре в честь Чихачёва названы улицы.

 

Семья

Был женат на баронессе Евгении Фёдоровне Корф. Их дети:

Николай (1859)

Евгения (1861)

Александра (1864)

Софья (1868)

Екатерина (1870)

Вера (1871–1953)

Анна (1872)

Наталия (1874)

Дмитрий (1876–1919), общественный деятель и политик, член III и IV Государственных дум от Подольской губернии.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

 

15 июня 1889 года

Высочайший Указ Государя Императора Николая II «О береговой обороне Российской Империи», в соответствии с Указом:

1. Береговая оборона побережья Балтийского и Черного морей возложена на Российский Императорский Флот.

2. Для выполнения задач береговой обороны в составе Российского Императорского Флота создаются Береговые Войска в составе:

Балтийская и Черноморская морские дивизии, 1-й - 4-й Балтийский, 1-й - 4-й Черноморский морские полки;

морские крепостные полки и батальоны;

морские крепостные артиллерийские дивизионы и батареи;

береговые артиллерийские бригады, дивизионы;

морские инженерные бригады и батальоны.

3. В веденье Морского Министерства передаются морские крепости:

На Балтийском море: Выборг, Свеаборг, Кронштадт, Усть-Двинск.

На Черном море: Очаков, Севастополь, Керчь, Михайловская крепость (Батум).

На Тихом океане: Николаевск-на-Амуре, Владивосток.

3. Установлены образцы боевых знамен частей Береговых Войск.

 

14 августа 1889 года

Во исполнение Высочайших Указов Государя Императора Николая II от 1 июня 1881 года «О военном и гражданском мундире в Российской Империи» и от 15 июня 1889 года «О береговой обороне Российской Империи», Приказом по морскому ведомству № 83 установлена форма обмундирования Береговых Войск Российского Императорского Флота.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Корабельный состав Российского Императорского Флота
на 1 января 1890 года

 

Флота

 

Балтийский флот (1700)

 

Эскадренные броненосцы

ЭБР Петр Великий (1869, 1872, 1876)

ЭБР «Император Александр II» (1885, 1887, 1889)

ЭБР «Император Николай I» (1886, 1889, 1891)

ЭБР «Император Павел I» (1886, 1889, 1891)

ЭБР «Цесаревич» (1888, 1890, 1892)[1]

ЭБР «Гангут» (1889, 1891, 1894)

ЭБР «Наварин» (1889, 1891, 1894)

 

Броненосцы береговой обороны

БРБО (БРБ) «Первенец» (1861, 1863, 1864)

БРБО (БРБ) «Не тронь меня» (1863, 1864, 1865)

БРБО (БРБ) «Кремль» (1863, 1865, 1866)

БРБО (М) «Броненосец» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Вещун» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Единорог» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Колдун» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Лава» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Латник» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Перун» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Стрелец» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Тифон» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Ураган» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Смерч» (1863, 1864, 1865)

БРБО (БРБЛ) «Русалка» (1865, 1867, 1868)

БРБО (БРБЛ) «Чародейка» (1865, 1867, 1868)

БРБО (БРББ) «Адмирал Грейг» (1865, 1868, 1869)

БРБО (БРББ) «Адмирал Лазарев» (1865, 1867, 1869)

БРБО (БРББ) «Адмирал Спиридов» (1866, 1868, 1869)

БРБО (БРББ) «Адмирал Чичагов» (1866, 1868, 1869)

 

Крейсера

Крейсера первого ранга

Броненосные крейсера

БРКР «Александр Невский» (1883, 1885, 1887)[2]

БРКР «Даниил Московский»* (1883, 1885, 1887)

БРКР «Юрий Долгорукий» (1886, 1888, 1890)[3]

БРКР «Громобой» (1888, 1890, 1892)[4]

Броненосные фрегаты

БРФР «Князь Пожарский» (1864, 1867, 1873)

БРФР «Минин» (1866, 1869, 1878)

БРФР «Генерал-адмирал» (1870, 1873, 1875)

БРФР «Герцог Эдинбургский» (1870, 1875, 1877)

БРФР «Владимир Мономах» (1881, 1882, 1883)

БРФР «Дмитрий Донской» (1881, 1883, 1883)

 

Крейсера второго ранга

Бронепалубные корветы

БРПК «Витязь» (1883, 1884, 1886)

БРПК «Богатырь» (1883, 1884, 1885)[5]

БРПК «Гридень» (1883, 1884, 1885)

БРПК «Воевода» (1885, 1886, 1887)

БРПК «Посадник» (1885, 1886, 1887)

БРПК «Боярин» (1885, 1886, 1887)

БРПК «Новик» (1886, 1887, 1889)[6]

БРПК «Ратник»* (1886, 1887, 1889)

Клиперы

КЛ «Крейсер» (1873, 1875, 1876)

КЛ «Джигит» (1874, 1876, 1877)

КЛ «Наездник» (1877, 1878, 1879)

КЛ «Разбойник» (1877, 1878, 1879)

КЛ «Пластун» (1877, 1879, 1879)

КЛ «Вестник» (1878, 1880, 1881)

КЛ «Стрелок» (1878, 1879, 1879)

КЛ «Опричник» (1879, 1880, 1881)

КЛ «Забияка» (1878, 1878, 1879)

Вспомогательные крейсера

ВКР «Азия» (1874, 1874«Колумбус», 1878 крейсер БФ)

ВКР «Африка» (1877, 1877 «Саратога», 1878 крейсер БФ)

ВКР «Европа» (1878 «Калифорния», 1879 крейсер БФ)

 

Морские канонерские лодки

МКЛ «Бурун» (1878, 1879, 1880)

МКЛ «Буря» (1879, 1880, 1881)

МКЛ «Гроза» (1879, 1880, 1881)

МКЛ «Туча» (1878, 1879, 1880)

МКЛ «Вихрь» (1878, 1879, 1880)

МКЛ «Град» (1879, 1880, 1881)

МКЛ «Дождь» (1878, 1879, 1880)

МКЛ «Снег» (1879, 1880, 1881)

 

Минные крейсера

МКР «Лейтенант Ильин» (1885, 1886, 1887)

 

Миноносцы

М «Котлин» (1884, 1885, 1885, 1895 № 101)

М «Лахта» (1885, 1886, 1886, 1895 № 105)

М «Луга» (1886, 1887, 1887, 1895 № 106)

М «Нарва» (1886, 1887, 1887, 1895 № 107)

М «Або» (1885, 1886, 1886, 1895 № 108)

М «Виндава» (1885, 1886, 1886, 1895 № 109)

М «Либава» (1885, 1886, 1886, 1895 № 110)

М «Выборг» (1886, 1886 Великобритания, 1886, 1895 № 102)

М «Ревель» (1886, 1886 Франция, 1886, БФ, 1895 СФл, 1898 № 206)

М «Свеаборг» (1886, 1886 Франция, 1886, БФ, 1895 СФл, 1898 № 205)

М «Гогланд» (1888, 1889, 1890 БФ, 1893 «Сунгари» СФл, 1898 № 204)

М «Нарген» (1888, 1889, 1890 БФ, 1893 «Уссури» СФл, 1898 № 203)

М «Биэркэ» (1890, 1895 № 111)

М «Роченсальм» (1890, 1895 № 112)

М «Экенес» (1890, 1895 № 117)

М «Борго» (1890, 1895 № 207 СФл)

М «Даго» (1890, 1891, 1892, 1895 № 118)

М «Котка» (1890, 1891, 1892 БФ, 1895 № 256 ЧФ)

 

Транспорты

ТР «Компас» (1859 шхуна, 1892)

ТР «Секстант» (1859 шхуна, 1892)

ТР «Красная горка» (1861 «Бритомар»)

 

Черноморский флот (1783)

 

Эскадренные броненосцы

ЭБР «Екатерина II» (1883, 1886, 1888)

ЭБР «Чесма» (1883, 1886, 1889)

ЭБР «Синоп» (1883, 1886, 1889)

ЭБР «Георгий Победоносец» (1886, 1888, 1890)

 

Броненосцы береговой обороны

БРБО «Новгород» (1871, 1873, 1874)

БРБО «Вице-адмирал Попов» (1874 Киев, 1875, 1876)

 

Крейсера

Крейсера второго ранга

Корветы

К «Меркурий» (1879, 1880, 1882 «Ярославль», 1883)[7]

Бронепалубные корветы

БПК «Марс»* (1883, 1884, 1885)

БПК «Юпитер»* (1883, 1884, 1885)

 

Морские канонерские лодки

МКЛ «Донец» (1886, 1887, 1889)

МКЛ «Запорожец» (1886, 1887, 1888)

МКЛ «Кубанец» (1886, 1887, 1887)

МКЛ «Терец» (1886, 1887, 1888)

МКЛ «Уралец» (1886, 1887, 1888)

МКЛ «Черноморец» (1886, 1887, 1889)

 

Минные крейсера

МКР «Капитан Остен-Сакен» (1888, 1889, 1889)

МКР «Капитан Казарский» (1889, 1889, 1890)

 

Миноносцы

М «Батум» (1879, 1880, 1880, 1895 №251)

М «Гагры» (1883, 1883, 1884, 1895 №254)

М «Геленджик» (1883, 1883, 1884, 1895 № 255)

М «Поти» (1883, 1883, 1883, 1895 № 258)

М «Сухум» (1883, 1883, 1883, 1895 № 257)

М «Измаил» (1884, 1885, 1886, 1895 № 267)

М «Кодор» (1885, 1886, 1886, 1895 № 261)

М «Килия» (1885, 1886, 1886, 1895 № 262)

М «Рени» (1885, 1886, 1886, 1895 № 264)

М «Чардак» (1885, 1886, 1886, 1895 № 265)

М «Ялта» (1885, 1886, 1886, 1895 № 266)

М «Новороссийск» (1886, 1886, 1886, 1895 № 263)

М «Анакрия» (1889, 1889, 1890, 1895 № 260)

М «Адлер» (1889, 1889, 1890 Германия, 1895 № 259)

М «Ай-тодор» (1890, 1892, 1892, 1895 № 263)

М «Анапа» (1890, 1891, 1891, 1895 № 252)

 

Транспорты

ТР «Ингул» (1872 шхуна, 1892)

ТР «Гонец» (1875, 1878, 1879)

ТР «Пендераклия» («Мерсина», 1877)

 

Флотилии

 

Сибирская флотилия (1856)

 

Морские канонерские лодки

МКЛ «Бобр» (1884, 1885, 1885)

МКЛ «Сивуч» (1884, 1884, 1884)

МКЛ «Манджур» (1886, 1886, 1887)

МКЛ «Кореец» (1885, 1886, 1887)

 

Миноносцы

М «Сучена» (1887, 1887, 1889 № 202)

М «Янчихэ» (1887, 1887, 1889 № 201)

 

Транспорты

ТР «Тунгуз» (1869, 1870, 1870, 1887 к порту, 1887 транспорт СФл)

ТР «Ермак» (1869, 1870, 1870, 1887 к порту, 1887 транспорт СФл)

 

Минные заградители

МЗ «Алеут» (1885, 1886 Норвегия, 1886 СФл)

 

Каспийская флотилия (1722)

 

Морские канонерские лодки

МКЛ «Карс» (1865, 1866, 1872)

МКЛ «Секира» (1865, 1866, 1872)

МКЛ «Пищаль» (1865, 1866, 1872)

 

Транспорты

ТР «Геок-Тепе» (1882, 1882, 1983)

 


[1] В реальной истории эскадренный броненосец «Гангут» (1889, 1890, 1894)

[2] В реальной истории броненосный крейсер «Адмирал Нахимов» (1883, 1885, 1887)

[3] В реальной истории броненосный крейсер «Память Азова» (1886, 1888, 1890)

[4] В реальной истории броненосный крейсер «Рюрик» (1889, 1892, 1895)

[5] В реальной истории «Рында» (1883, 1884, 1885)

[6] В реальной истории бронепалубный крейсер «Адмирал Корнилов» (1886, 1887, 1889)

[7] В реальной истории крейсер II ранга «Память Меркурия» (1879, 1880, 1882 «Ярославль», 1883)

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

25 ноября 1890 года

По представлению Генерал-адмирала Его Императорского Высочества Великого Князя Алексея Александровича и управляющего Морским министерством вице-адмирала Чихачева Николая Андреевича Высочайше утверждена Кораблестроительная программа на 1890-1895 годы.

В 1890 году вопрос о судостроении под влиянием быстрого усиления Германского флота был опять подвергнут пересмотру. К этому времени увлечение миноносцами несколько остыло. На первый план вновь выдвигаются линейные суда.

Соотношение сил Русского Балтийского и Германского флотов в этом году видно из следующей таблицы:

 

Типы судов

Россия

Имелось 1888 г.

Германия

Имелось 1889 г.

Число

Тоннаж

Число

Тоннаж

Броненосцы

4

31.500

12

85.000

Броненосцы БО

20

45.500

15

19.000

Крейсера 1 ранга

8

45.400

2

8.800

Крейсера 2 ранга

13

23.200

25

53.800

Минные крейсеры

1

600

7

1.400

Контр-миноносцы

Миноносцы

15

1.000

109

8.800

Миноноски

89

1.500

13

650

Итог водоизмещения

 

148.700

 

177.450

 

Преимущество было уже значительным на стороне Германии. Если бы Россия продолжала придерживаться старых программ, то к 1895 году она довела бы свой тоннаж лишь до 210.000 т., тогда как Германия обладала бы 290.000 т. Кроме того, германский флот имел преимущество по количеству судов более поздней постройки, которые были выше и в качественном отношении.

В виду этого морским ведомством была выработана новая ускоренная программа судостроения на пятилетие 1890–1895 г., которая предусматривала постройку в течение этого срока следующих кораблей:

для Балтийского флота

6 эскадренных броненосцев;

4 броненосных крейсеров 1 ранга;

12 бронепалубных крейсеров 1 ранга;

4 крейсеров 2 ранга;

3 канонерских лодок;

50 миноносцев по 120 тонн;

3 транспортов.

Кроме того, предусмотрено строительство

для Черноморского флота

4 эскадренных броненосцев;

4 бронепалубных крейсеров 1 ранга;

4 транспортов.

для Северной флотилии

4 канонерских лодок;

4 минных крейсеров.

На особом совещании эта программа была утверждена, но общий кредит, потребный на нее, несколько уменьшен, а срок выполнения увеличен на 1 год по финансовым соображениям.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Расписание Российского Императорского Флота (на военное время) от 25 ноября 1890 года

 

Примечание:

1. Тип кораблей указан в соответствии с Классификацией кораблей 1892 года.

2. Сине-зеленым цветом указаны корабли, заложенные в соответствии с Программой 1882 года.

3. Синим цветом указаны корабли, заложенные в соответствии с изменениями 1885 года в Программе 1882 года.

4. Светло-синим цветом указаны корабли, заложенные в соответствии с Программой 1890 года.

5. Серым цветом указаны корабли, запланированные Программой 1882 года с изменениями 1885 года, но заложенные в соответствии с другими программами.

6. Темно-синим цветом указаны изменения в альтернативном варианте.

 

Сокращения 

ЭБР

Эскадренный броненосец

БРБО

Броненосец береговой обороны

БРБО (М)

Броненосец береговой обороны (монитор)

БРБО (БРБЛ)

Броненосец береговой обороны (броненосная башенная лодка)

БРБО (БРББ)

Броненосец береговой обороны (броненосная башенная батарея)

БРБО (БРБЛ)

Броненосец береговой обороны (броненосная башенная лодка)

КРI (БРН)

Крейсер первого ранга (броненосный)

КРI (БРП)

Крейсер первого ранга (бронепалубный)

КРII

Крейсер второго ранга

КРIII

Крейсер третьего ранга

ВКР

Вспомогательный крейсер

МКЛ

Мореходная канонерская лодка

МКР

Минный крейсер

КМ

Контр-миноносец

М

Миноносец

МЗ

Минный заградитель

УС

Учебное судно

ТР

Транспорт

ГС

 

Гидрографическое судно

 

Флота

 

Балтийский флот (1700)

 

1-я оперативная эскадра

1-я бригада эскадренных броненосцев

ЭБР «Император Александр II» (1885, 1887, 1889)

ЭБР «Император Николай I» (1886, 1889, 1891)

ЭБР «Император Павел I» (1886, 1889, 1891)

ЭБР «Цесаревич» (1888, 1890, 1892)[1]

1-я бригада броненосных крейсеров 1 ранга

КРI (БРН) «Генерал-адмирал» (1870, 1873, 1875)

КРI (БРН) «Герцог Эдинбургский» (1870, 1875, 1877)

КРI (БРН) «Владимир Мономах» (1881, 1882, 1883)

КРI (БРН) «Дмитрий Донской» (1881, 1883, 1883)

1-я бригада броненопалубных крейсеров 1 ранга

КРI (БРП) «Перун» (1893, 1894, 1896)

КРI (БРП) «Баян» (1893, 1894, 1896)

КРI (БРП) «Сварог»* (1893, 1894, 1896)

КРI (БРП) «Троян»* (1893, 1894, 1896)

1-я бригада крейсеров 2 ранга

КРII «Витязь» (1883, 1884, 1886)

КРII «Богатырь» (1883, 1884, 1885)[2]

КРII «Гридень» (1883, 1884, 1885)

КРII «Новик» (1886, 1887, 1889)[3]

1-я бригада крейсеров 3 ранга

КРIII «Крейсер» (1873, 1875, 1876)

КРIII «Джигит» (1874, 1876, 1877)

КРIII «Наездник» (1877, 1878, 1879)

КРIII «Разбойник» (1877, 1878, 1879)

 

2-я оперативная эскадра

2-я бригада эскадренных броненосцев

ЭБР «Гангут» (1889, 1891, 1894)

ЭБР «Наварин» (1889, 1891, 1894)

ЭБР «Ретвизан» (1892, 1894 США, 1896)

ЭБР «Эмгейтен» (1892, 1894 Франция, 1896)[4]

2-я бригада броненосных крейсеров 1 ранга

КРI (БРН) «Александр Невский» (1883, 1885, 1887)[5]

КРI (БРН) «Даниил Московский»* (1883, 1885, 1887)

КРI (БРН) «Юрий Долгорукий»* (1886, 1888, 1890)[6]

КРI (БРН) «Громобой» (1888, 1890, 1892)[7]

2-я бригада броненопалубных крейсеров 1 ранга

КРI (БРП) «Евпатий Коловрат»* (1894, 1896, 1897)

КРI (БРП) «Александр Пересвет» (1894, 1896, 1897)

КРI (БРП) «Андрей Ослябя» (1894, 1896, 1897)

КРI (БРП) «Владимир Храбрый»* (1894, 1896, 1897)

2-я бригада крейсеров 2 ранга

КРII «Воевода» (1885, 1886, 1887)

КРII «Посадник» (1885, 1886, 1887)

КРII «Боярин» (1885, 1886, 1887)

КРII «Ратник»* (1886, 1887, 1889)

2-я бригада крейсеров 3 ранга

КРIII «Пластун» (1877, 1879, 1879)

КРIII «Вестник» (1878, 1880, 1881)

КРIII «Стрелок» (1878, 1879, 1879)

КРIII «Опричник» (1879, 1880, 1881)

 

3-я оперативная эскадра

3-я бригада эскадренных броненосцев

ЭБР «Полтава» (1892, 1894, 1896)

ЭБР «Бородино» (1892, 1894, 1896)[8]

ЭБР «Севастополь» (1892, 1894, 1896)

ЭБР «Петропавловск» (1892, 1894, 1896)

3-я бригада броненосных крейсеров 1 ранга

КРI (БРН) «Рюрик» (1891, 1893, 1896)[9]

КРI (БРН) «Олег» (1891, 1893, 1896)

КРI (БРН) «Аскольд» (1892, 1894 США, 1896)

КРI (БРН) «Варяг» (1892, 1894 США, 1896)

3-я бригада броненопалубных крейсеров 1 ранга

КРI (БРП) «Диана» (1895, 1896, 1897)

КРI (БРП) «Паллада» (1895, 1896, 1897)

КРI (БРП) «Аврора» (1895, 1896, 1897)

КРI (БРП) «Беллона»* (1895, 1896, 1897)[10]

3-я бригада крейсеров 2 ранга

КРII «Святовит»* (1893, 1894, 1895)

КРII «Яровит»* (1893, 1894, 1895)

КРII «Руевит»* (1894, 1895, 1896)

КРII «Поревит»* (1894, 1895, 1896)

3-я бригада крейсеров 3 ранга

ВКР «Азия» (1874, 1874«Колумбус», 1878 крейсер БФ)

ВКР «Африка» (1877, 1877 «Саратога», 1878 крейсер БФ)

ВКР «Европа» (1878 «Калифорния», 1879 крейсер БФ)

КРIII «Забияка» (1878, 1878, 1879)

 

Эскадра Балтийского моря

Дивизия кораблей береговой обороны

1-я бригада кораблей береговой обороны

1-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (БРБ) «Первенец» (1861, 1863, 1864)

БРБО (БРБ) «Не тронь меня» (1863, 1864, 1865)

БРБО (БРБ) «Кремль» (1863, 1865, 1866)

2-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (М) «Броненосец» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Вещун» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Единорог» (1863, 1864, 1865)

3-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (М) «Колдун» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Лава» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Латник» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Велес» (1863, 1864, 1865 «Перун», 1894)

4-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (М) «Стрелец» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Тифон» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Ураган» (1863, 1864, 1865)

БРБО (М) «Смерч» (1863, 1864, 1865)

5-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (БРБЛ) «Русалка» (1865, 1867, 1868)

БРБО (БРБЛ) «Чародейка» (1865, 1867, 1868)

6-й дивизион кораблей береговой обороны

БРБО (БРББ) «Двинск» (1865, 1868, 1869 «Адмирал Грейг», 1893)

БРБО (БРББ) «Ковно» (1865, 1867, 1869 «Адмирал Лазарев», 1893)

БРБО (БРББ) «Гродно» (1866, 1868, 1869 «Адмирал Спиридов», 1893)

БРБО (БРББ) «Брест-Литовск» (1866, 1868, 1869 «Адмирал Чичагов», 1893)

2-я бригада кораблей береговой обороны

БРБО «Адмирал Ушаков» (1892, 1893, 1896)

БРБО «Адмирал Сенявин» (1892, 1894, 1896)

3-я бригада кораблей береговой обороны

1-й дивизион канонерских лодок

МКЛ «Бурун» (1878, 1879, 1880)

МКЛ «Буря» (1879, 1880, 1881)

МКЛ «Гроза» (1879, 1880, 1881)

МКЛ «Туча» (1878, 1879, 1880)

2-й дивизион канонерских лодок

МКЛ «Вихрь» (1878, 1879, 1880)

МКЛ «Град» (1879, 1880, 1881)

МКЛ «Дождь» (1878, 1879, 1880)

МКЛ «Снег» (1879, 1880, 1881)

3-й дивизион канонерских лодок

МКЛ «Грозящий» (1889, 1890, 1892)

МКЛ «Гремящий» (1890, 1892, 1893)

МКЛ «Отважный» (1890, 1892, 1893)

МКЛ «Храбрый» (1894, 1895, 1897)

4-й дивизион канонерских лодок (план)

5-й дивизион канонерских лодок (план)

 

Дивизия минных кораблей

1-я бригада миноносцев

Миноноски – 95 единиц

2-я бригада миноносцев

Отдельный дивизион минных крейсеров

МКР «Лейтенант Ильин» (1885, 1886, 1887)

МКР «Лейтенант Бураков» (1891, 1891 Германия, 1892)[11]

МКР «Лейтенант Дубасов» (1891, 1892 Германия, 1892)[12]

МКР «Сокол» (1894, 1895 Великобритания, 1895)

МКР «Абрек» (1895, 1896 ВКФ, 1896)

1-й дивизион миноносцев

М «Котлин» (1884, 1885, 1885, 1895 № 101)

М «Лахта» (1885, 1886, 1886, 1895 № 105)

М «Луга» (1886, 1887, 1887, 1895 № 106)

М «Нарва» (1886, 1887, 1887, 1895 № 107)

2-й дивизион миноносцев

М «Або» (1885, 1886, 1886, 1895 № 108)

М «Виндава» (1885, 1886, 1886, 1895 № 109)

М «Либава» (1885, 1886, 1886, 1895 № 110)

М «Выборг» (1886, 1886 Великобритания, 1886, 1895 № 102)

3-й дивизион миноносцев

М «Биэркэ» (1890, 1895 № 111)

М «Роченсальм» (1890, 1895 № 112)

М «Экенес» (1890, 1895 № 117)

М «Борго» (1890, 1895 № 207 СФл)

М «Даго» (1890, 1891, 1892, 1895 № 118)

М «Котка» (1890, 1891, 1892 БФ, 1895 № 256 ЧФ)

3-я бригада миноносцев

4-й дивизион миноносцев

М «Гапсаль» (1891, 1895 № 113)

М «Моонзунд» (1891, 1895 № 114)

М «Кроншлот» (1891, 1892, 1892, 1895 № 123)

М «Сескар» (1891, 1892, 1992, 1895 № 124)

5-й дивизион миноносцев

М «Пернов» (1891, 1892, 1892, 1895 № 103)

М «Сестрорецк» (1892, 1893 Франция, 1894)

М «Аспе» (1892, 1893, 1895 № 125)

М «Домеснес» (1893, 1895 № 116)

6-й дивизион миноносцев

М «Тосна» (1893, 1895 № 115)

М «Транзунд» (1893, 1895 № 125)

М «Поланген» (1893, 1894, 1895 № 119)

М «Пакерорт» (1893, 1894, 1895 № 120)

4-я бригада миноносцев

7-й дивизион миноносцев

М «Гогланд» (1894, 1895 № 122)

М «Наргэн» (1894, 1895 № 121)

М № 127 (1894, 1895, 1898)

М № 128 (1895, 1895, 1898)

8-й дивизион миноносцев

М № 131 (1894, 1896, 1897)

М № 132 (1894, 1895, 1896)

М № 133 (1894, 1895, 1897)

М № 134 (1894, 1895, 1897)

9-й дивизион миноносцев

М № 135 (1895, 1896, 1897)

М № 136 (1895, 1896, 1897)

М № 137 (1896, 1897, 1897)

М № 138 (1896, 1897, 1897)

10-й дивизион миноносцев

М № 139 (1896, 1897, 1897)

М № 140 (1896, 1897, 1897)

М № 141 (1896, 1897, 1897)

М № 142 (1896, 1897, 1897)

 

Отдельная бригада транспортных судов

ТР «Компас» (1859 шхуна, 1892)

ТР «Секстант» (1859 шхуна, 1892)

ТР «Красная горка» (1861 «Бритомар»)

ТР «Петергоф» (1862 «Петербург»)

ТР «Петрозаводск» (1889, 1890, 1891)

ТР «Новгород» (1891, 1892, 1893)

ТР «Псков» (1892, 1893, 1894)

ТР «Тверь» (1894, 1895, 1896)

 

Черноморский флот (1783)

 

1-я флотская дивизия

1-я бригада эскадренных броненосцев

ЭБР «Екатерина II» (1883, 1886, 1888)

ЭБР «Чесма» (1883, 1886, 1889)

ЭБР «Синоп» (1883, 1886, 1889)

ЭБР «Георгий Победоносец» (1886, 1888, 1890)

2-я бригада эскадренных броненосцев

ЭБР «Двенадцать апостолов» (1888, 1890, 1892)

ЭБР «Три святителя» (1888, 1890, 1892)

ЭБР «Азов» (1891, 1893, 1895)[13]

ЭБР «Измаил» (1891, 1893, 1895)

3-я бригада эскадренных броненосцев

ЭБР «Князь Потемкин-Таврический» (1894, 1896, 1897)[14]

ЭБР «Князь Румянцев-Задунайский»* (1894, 1896, 1897)

ЭБР «Князь Суворов-Рымникский» (1894, 1896, 1897)

ЭБР «Князь Кутузов-Смоленский»* (1894, 1896, 1897)

бригада бронепалубных крейсеров 1 ранга

КРI (БРП) «Кагул» (1893, 1894, 1895)

КРI (БРП) «Кинбурн»* (1893, 1894, 1895)

КРI (БРП) «Очаков» (1894, 1895, 1896)

КРI (БРП) «Рымник»* (1894, 1895, 1896)

бригада крейсеров 2 ранга

КРII «Меркурий» (1879, 1880, 1882 «Ярославль», 1883)[15]

КРII «Марс»* (1883, 1884, 1885)

КРII «Юпитер»* (1883, 1884, 1885)

КРII «Нептун»* (1891, 1893 Дания, 1896)[16]

Отдельный дивизион минных заградителей

МЗ «Буг» (1891, 1891, 1892 Швеция, ЧФ)

МЗ «Дунай» (1891, 1891, 1892 Швеция, ЧФ)

 

2-я флотская дивизия

бригада канонерских лодок

1-й дивизион канонерских лодок

МКЛ «Донец» (1886, 1887, 1889)

МКЛ «Запорожец» (1886, 1887, 1888)

МКЛ «Кубанец» (1886, 1887, 1887)

2-й дивизион канонерских лодок

МКЛ «Терец» (1886, 1887, 1888)

МКЛ «Уралец» (1886, 1887, 1888)

МКЛ «Черноморец» (1886, 1887, 1889)

бригада миноносцев

Дивизион минных крейсеров

МКР «Капитан Остен-Сакен» (1888, 1889, 1889)

МКР «Капитан Казарский» (1889, 1889, 1890)

МКР «Капитан-лейтенант Баранов» (1891, 1893, 1895)[17]

1-й дивизион миноносцев

М «Батум» (1879, 1880, 1880, 1895 №251)

М «Гагры» (1883, 1883, 1884, 1895 №254)

М «Геленджик» (1883, 1883, 1884, 1895 № 255)

М «Поти» (1883, 1883, 1883, 1895 № 258)

М «Сухум» (1883, 1883, 1883, 1895 № 257)

М «Керчь» (1884, 1885, 1886 «Измаил», 1891, 1895 № 267)

2-й дивизион миноносцев

М «Кодор» (1885, 1886, 1886, 1895 № 261)

М «Килия» (1885, 1886, 1886, 1895 № 262)

М «Рени» (1885, 1886, 1886, 1895 № 264)

М «Чардак» (1885, 1886, 1886, 1895 № 265)

М «Ялта» (1885, 1886, 1886, 1895 № 266)

М «Новороссийск» (1886, 1886, 1886, 1895 № 263)

3-й дивизион миноносцев

М «Анакрия» (1889, 1889, 1890, 1895 № 260)

М «Адлер» (1889, 1889, 1890 Германия, 1895 № 259)

М «Ай-тодор» (1890, 1892, 1892, 1895 № 263)

М «Анапа» (1890, 1891, 1891, 1895 № 252)

 

Отдельная бригада транспортных судов

ТР «Ингул» (1872 шхуна, 1892)

ТР «Гонец» (1875, 1878, 1879)

ТР «Днепр» (1891, 1892, 1893)

ТР «Дон» (1891, 1892, 1893)

ТР «Кубань» (1892, 1893, 1894)

ТР «Терек» (1892, 1893, 1894)

 

Флотилии

 

Сибирская флотилия (1856)

 

Бригада миноносцев

Дивизион минных крейсеров

МКР «Всадник» (1892, 1893 ВКФ, 1894)

МКР «Гайдамак» (1892, 1893 ВКФ, 1894)

1-й дивизион миноносцев

М «Сучена» (1887, 1887, 1889 № 202)

М «Янчихэ» (1887, 1887, 1889 № 201)

М «Борго» (1890, 1890, 1895 № 207 СФл)

2-й дивизион миноносцев

М «Ревель» (1886, 1886 Франция, 1886, БФ, 1895 СФл, 1898 № 206)

М «Свеаборг» (1886, 1886 Франция, 1886, БФ, 1895 СФл, 1898 № 205)

М «Сунгари» (1888, 1889, 1890 «Гогланд» БФ, 1893 СФл, 1898 № 204)

М «Уссури» (1888, 1889, 1890 «Нарген» БФ, 1893 СФл, 1898 № 203)

Бригада канонерских лодок

МКЛ «Бобр» (1884, 1885, 1885)

МКЛ «Сивуч» (1884, 1884, 1884)

МКЛ «Манджур» (1886, 1886, 1887)

МКЛ «Кореец» (1885, 1886, 1887)

Бригада транспортов

ТР «Тунгуз» (1869, 1870, 1870, 1887 к порту, 1887 транспорт СФл)

ТР «Ермак» (1869, 1870, 1870, 1887 к порту, 1887 транспорт СФл)

ТР «Камчадал» (1892 «Труженик», 1896)

ТР «Хабаровск» (1895 Ньюкасл, Англия)

МЗ «Алеут» (1885, 1886 Норвегия, 1886 СФл)

 

Каспийская флотилия (1722)

 

МКЛ «Карс» (1865, 1866, 1872)

МКЛ «Секира» (1865, 1866, 1872)

МКЛ «Пищаль» (1865, 1866, 1872)

ТР «Геок-Тепе» (1882, 1882, 1983)

 

Северная флотилия (1693)

 

Бригада канонерских лодок

МКЛ «Ермак Тимофеевич» (1891, 1892, 1893)

МКЛ «Илья Перфирьев»* (1891, 1892, 1893)

МКЛ «Семен Дежнев»* (1892, 1893, 1894)

МКЛ «Владимир Атласов»* (1892, 1893, 1894)

Бригада миноносцев

МКР «Капитан Челюскин» (1893, 1894, 1895)

МКР «Капитан Прончищев»* (1893, 1894, 1895)

МКР «Капитан Лисянский»* (1894, 1895, 1896)

МКР «Капитан Лутохин»* (1894, 1895, 1896)

 


[1] В реальной истории эскадренный броненосец «Гангут» (1889, 1890, 1894)

[2] В реальной истории бронепалубный крейсер «Рында» (1883, 1884, 1885)

[3] В реальной истории бронепалубный крейсер «Адмирал Корнилов» (1886, 1887, 1889)

[4] В реальной истории эскадренный броненосец «Цесаревич» (1899, 1901, 1903)

[5] В реальной истории броненосный крейсер «Адмирал Нахимов» (1883, 1885, 1887)

[6] В реальной истории броненосный крейсер «Память Азова» (1886, 1888, 1890)

[7] В реальной истории броненосный крейсер «Рюрик» (1889, 1892, 1895)

[8] В реальной истории эскадренный броненосец «Сисой великий» (1891, 1894, 1896)

[9] В реальной истории броненосный крейсер «Россия» (1895, 1896, 1897)

[10] В реальной истории крейсер «Светлана» (1895, 1896, 1898)

[11] В реальной истории минный крейсер «Воевода» (1891, 1891, 1892)

[12] В реальной истории минный крейсер «Посадник» (1891, 1892, 1892)

[13] В реальной истории эскадренный броненосец «Три святителя» (1891, 1893, 1897)

[14] В реальной истории эскадренный броненосец «Ростислав» (1894, 1896, 1898)

[15] В реальной истории крейсер II ранга «Память Меркурия» (1879, 1880, 1882 «Ярославль», 1883)

[16] В реальной истории крейсер II ранга «Боярин» (1900, 1901, 1902)

[17] В реальной истории минный крейсер «Гридень» (1891, 1893, 1895)

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

15 февраля 1891 года

Во Франции русской делегации была продемонстрирована стрельба из 120/45-мм и 152/45-мм пушек системы КанэСтрельба из них производилась унитарными патронами, и французы ухитрились получить огромную скорострельность – 12 выстр./мин – из 120-мм пушек и 10 выстр./мин из 152-мм. Управляющий Морским министерством решил ограничиться приобретением у Канэ чертежей, не заказывая образцов орудий.

 

 

10 августа 1891 года

Заключен договор с обществом «Forges et Chantiers de la Mediterranes», согласно которому Канэ представил чертежи 75/50-мм, 120/45-мм, 152/45-мм пушек, станков к ним, снарядов, гильз и трубок (взрывателей). Все три пушки приняты на вооружение Российского флота.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

1 января 1892 года

На вооружение Российского Императорского Флота и Российской Императорской Армии принята 152-мм пушка Канэ.

 

Nsz5U.jpg

 

Пушка Канэ – морское орудие. Предназначалось для использования на кораблях и береговых батареях. Конструктор – Гюстав Канэ. Разработана во Франции в конце XIX века. Принята на вооружение во Франции в 1891 году.

Особенностями устройства пушки Канэ являются:

1) затвор, требующий двух приёмов для открывания: нажатия ручки и поворота рукояти (первый приём производится так быстро и слитно со вторым, что практически можно эти два приёма считать за один); закрывание также производится в один приём;

2) патронное заряжание;

3) быстро и легко действующие механизмы наводки. Впервые, пожалуй, учтена необходимость большой скорости наводки при стрельбе по быстро двигающимся целям. Механизмы наводки в предшествующих системах мало удовлетворяли требованиям даже при малых скоростях движения, которыми обладали тогда корабли. Поэтому береговые мортиры преимущественно стреляли способом стрельбы «по времени», при котором не нужно было непременно следить за целью. В системе был принят тормоз отката с подвижным дном оригинальной конструкции.

Система очень компактная, удобная для обслуживания, была принята одновременно для вооружения флота и береговых батарей. Во флоте она так и устанавливалась на кораблях. На береговых же батареях её устанавливали за брустверами высотой в 2,13 м. Для возможности стрелять прямой наводкой по быстро движущимся целям из-за столь высокого бруствера пришлось сконструировать особую тумбу, к станку приспособить платформу для орудийного расчёта и на ней кран для подъёма патронов на столь большую высоту. В результате всего этого получилось неудобное положение расчёта на тесной зыбкой платформе, расчёт не получил никакого закрытия, скорострельность несколько понизилась (7-8 выстрелов в минуту).

Первоначально заряжание было унитарным, но затем перешли к раздельному. Журналом МТК от 4 июня 1901 года для этого ввели укороченную на 19,3 мм гильзу, которая только касалась дна канала. Длина новых гильз составляла 1095 мм, вес от 14,5 до 15,46 кг. Интересно, что в береговых 152-мм/45-кал пушках оставили унитарное заряжание.

 

Тактико-технические характеристики:

Угол ВН -6°…+20°. Угол ГН 360°.

Тормоз отката гидравлический, веретенного типа.

Накатник пружинный.

Длина отката 375-400 мм.

Высота оси орудия над палубой 1150 мм.

Диаметр окружности по центрам фундаментных болтов 1475 мм.

Вес качающейся части 8300 кг.

Вес щита 991 кг.

Общий вес станка без орудия 6290 кг, с орудием – 14 690 кг.

 

Историческая справка

15 февраля 1891 года во Франции русской делегации была продемонстрирована стрельба из 120-мм/45 и 152-мм/45 пушек системы Канэ. Стрельба из них производилась унитарными патронами, и французы ухитрились получить огромную скорострельность – 12 выстр./мин – из 120-мм пушек и 10 выстр./мин из 152-мм.

Управляющий Морским министерством решил ограничиться приобретением у Канэ чертежей, не заказывая образцов орудий. 10 августа 1891 года был заключён договор с обществом Forges et Chantiers de la Mediterranes, согласно которому Канэ представил чертежи станков к ним, снарядов, гильз и трубок (взрывателей).

В 1893-1894 годах в сухопутной артиллерии проводились опыты с 6»/50 пушкой Канэ. Но в 1895 году на вооружение береговых крепостей приняли 6»/45 пушку Канэ. Пушки Канэ являлись первыми в России патронными орудиями среднего калибра.

Береговые 152-мм пушки Канэ предназначались, главным образом, для содействия прочей артиллерии, имея задачей обстрел наиболее дальних и притом важных в боевом отношении целей и борьбу с дальнобойной и крупной артиллерией противника (наибольшая дальность пушки Канэ 13,2 км).

Кроме флота пушки Кане применялись и в армии. Дело в том, что при крайне устаревших орудиях крепостной и осадной артиллерии и отсутствии новых орудий 6» калибра, русская армия оказалась в крайне невыгодном положении. Старые пушки обр. 1877 г. в 120 и 190 пудов имели недостаточную дальность стрельбы, значительный износ, что делало их практически бесполезными в борьбе с дальнобойной осадной артиллерией противника. В этих условиях возникла острая необходимость в скорейшем получении современных 6» пушек с дальностью стрельбы 13-15 км. Кроме как в крепостях, пушки Кане нашли применение и при атаке крепостей, но, в особенности, при обороне долговременных позиций и защите побережья. Дальнобойность и мощность огня этих пушек позволяла решать также задачи по поражению важных объектов, расположенных в тылу войск противника.

В ходе русско-японской войны 1904-1905 годов было отмечено несколько разрывов дульной части 152-мм/45 пушек, поэтому после войны развернули производство 152-мм/45 орудий, скрепленных до дула. Параллельно продолжалось производство старых 152-мм/45 пушек взамен расстрелянных. 

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

1 февраля 1892 года

Приказом по Морскому министерству введена «Классификация кораблей военно-морского флота».

1. Эскадренные броненосцы.

2. Броненосцы береговой обороны.

3. Крейсера 1-го ранга.

4. Крейсера 2-го ранга.

5. Крейсера 3-го ранга.

6. Минные крейсера.

7. Мореходные канонерские лодки.

8. Канонерские лодки береговой обороны.

9. Пароходы.

10. Яхты.

11. Транспорты.

12. Миноносцы.

13. Миноноски.

14. Учебные суда.

15. Портовые суда.

Неофициально дополнена:

16. Минные транспорты.

17. Эскадренные миноносцы.

18. Госпитальные суда.

Неофициально некоторые классы разделены:

3. Крейсера 1-го ранга

а) броненосные (ранее броненосные фрегаты);

б) бронепалубные.

4. Крейсера 2-го ранга

а) вспомогательные (переоборудованные из коммерческих судов);

б) корветы (ранее корветы и бронепалубные корветы).

5. Крейсера 3-го ранга

а) пограничные сторожевые корабли;

б) клипера (устаревшие парусно-паровые суда).

Большие миноносцы именовались «контрминоносцами» или «истребителями».

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

21 марта 1892 года

Изобретение приспособления на снаряды – бронебойного колпачка, вскоре принятого во всех флотах под названием «макаровского колпачка».

Он представлял собой наконечник из мягкой нелегированной стали, которая сплющивалась при ударе, одновременно заставляя твердый верхний слой брони трескаться. Вслед за этим твёрдая основная часть бронебойного снаряда легко пробивала нижние слои брони – значительно менее твердые. Шестидюймовые снаряды с такими наконечниками пробивали 254 мм броню (в упор).

На вооружение Российского императорского флота принята 203 /45 мм пушка.

8»/45 пушка была спроектирована на ОСЗ под руководством Бринка. Ствол орудия состоял из внутренней трубы, двух скрепляющих цилиндров и кожуха. Нарезы прогрессивной крутизны. Затвор поршневой системы Розенберга. Длина нарезной части 7530 мм. Число нарезов 48. Глубина нарезов 1,65 мм. Вес замка 201 кг, вес ствола с замком 12 183 кг.

8»/45 пушки, изготовленные на ОСЗ, устанавливались на станках на центральном штыре и на одноорудийных башенных станках.

ВН производилось сектором, укрепленном на правой стороне станка. Угол ВН -8°...+22°. Тормоз отката гидравлический, накатник пружинный. Заряжание могло производиться при углах -8°...+5°. Из всех операций электрифицировали только две – горизонтальное наведение и подачу боеприпасов, для чего имелось два электродвигателя по 5 л.с. каждый. Открывание затвора, ВН, досылка снаряда цепным прибойником и другие операции производились вручную. Скорость ГН от электродвигателя – 2° в с, скорость ВН вручную 1,6° в с. Вес станка без орудия 11 172 кг.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

24 декабря 1892 года

Открыт 2-й Морской корпус в г. Севастополе.

 

E3HUW.jpg

 

Герб Второго Морского Корпуса

wkuhC.png

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

27 января 1893 года

Техническое училище Морского ведомства переименовано в Морское инженерное Императора Николая I училище.

 

Wb2lR.jpg

 

Окончившим Морской корпус или Морское инженерное училище и направленным для прохождения флотской практики присваивалось звание корабельного гардемарина. После годичной практики гардемарины сдавали практические экзамены и производились в мичманы (судостроители и механики – в подпоручики). Корабельные гардемарины, не сдавшие практические экзамены и показавшие низкие морские качества и неподготовленность к военно-морской службе, увольнялись с присвоением чина подпоручика по адмиралтейству или же получали гражданский чин 10-го класса.

 

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

22 ноября 1894 года

В порт Пирей прибыла 1-я оперативная эскадра Балтийского флота. Средиземноморский отряд кораблей (броненосец «Император Николай I», крейсер «Владимир Мономах», императорская яхта «Полярная звезда» и канонерская лодка «Кубанец» Черноморского флота) вошел в состав эскадры. Командующим Средиземноморской эскадры назначен контр-адмирал Степан Осипович Макаров.

 

25617177_m.jpg

 

Состав Средиземноморской эскадры:

1-я бригада эскадренных броненосцев (эскадренные броненосцы «Император Александр II», «Император Николай I», «Император Павел I», «Цесаревич»);

1-я бригада броненосных крейсеров 1 ранга (крейсера «Генерал-адмирал», «Герцог Эдинбургский», «Владимир Мономах», «Дмитрий Донской»);

1-я бригада крейсеров 2 ранга (крейсера «Витязь», «Богатырь», «Гридень», «Новик»);

1-я бригада крейсеров 3 ранга (крейсера «Крейсер», «Джигит», «Наездник», «Разбойник»;

императорская яхта «Полярная звезда» и канонерская лодка «Кубанец»

 

Готовясь к серьезной борьбе за Проливы, и стремясь оттянуть часть сил мощной британской эскадры на Мальте, Морское министерство решило послать в Средиземное море большую часть крупных боевых кораблей, не привлекая, однако, сил Черноморского флота. Возникший в то время кризис, предоставлял удобный повод для этого.

Основную силу русской эскадры в Средиземном море составляли корабли, высылавшиеся из Балтики: обычно броненосец, крейсер и канонерская лодка. К ним могли присоединиться находившиеся в распоряжении посланников в Пирее и Стамбуле две ежегодно сменявшиеся канонерские лодки Черноморского флота. Наконец, состав эскадры мог быть усилен за счет кораблей, шедших на Дальний Восток или возвращавшихся оттуда в европейскую часть России.

Базированию эскадры в греческих водах (в Пирейской гавани) благоприятствовали династические связи русской и греческой монархий, установившиеся с 1867 года, когда дочь Генерал-адмирала Великого князя Константина Николаевича Ольга вышла замуж за короля Георга I. Королева эллинов с подчеркнутым вниманием встречала приходившие с родины корабли, почти всегда посещала их лично, устраивала для офицеров приемы при дворе, делала подарки командирам и кают-компаниям кораблей. Русские чувствовали себя в греческих водах почти как дома.

«При обыкновенных мирных обстоятельствах, – говорилось в инструкции, данной управляющим Морским министерством адмиралом Чихачевым Н.М. Макарову С.О. 22 ноября 1894 года, – назначение эскадры судов в Средиземном море заключается главным образом в поддержании политического влияния России на Востоке». Одновременно эскадре отводилась роль резерва «на случай усиления наших морских сил в Тихом океане». Предусматривалась также возможность участия в крейсерских операциях на путях сообщения противника.

Вместе с систематической боевой учебой кораблей в инструкции предлагалось постоянно изучать «морские силы и вообще боевые средства государств, имеющих морские силы в Средиземном море». Указывался обширный перечень сведений о вооруженных силах иностранных государств. Эти сведения следовало пополнять. Все вопросы политического характера рекомендовалось решать только через посланников и других дипломатических представителей России, которым для поддержания их престижа следовало отдавать установленные Морским уставом почести, причем в возможно «изысканной и внушительной для посторонних форме»; всеми «зависящими» средствами предлагалось также налаживать с дипломатическими представителями такие контакты, чтобы отношения с ними всегда были доверительными и чтобы они всегда «охотно делились сведениями, которыми располагают». Хорошие отношения следовало поддерживать и с населением прибрежных государств, а также с турецкими властями и со всеми представителями иностранных флотов; было указано также «не отдавать предпочтения одним перед другими… быть крайне осторожным в действиях и еще более в политических разговорах».

Инструкция предостерегала адмирала и от грозивших убытками навигационных аварий: большие и дорогостоящие корабли по мелководным фарватерам и в малообследованные местности посылать запрещалось.

Такие наставления, противоречившие учебным и политическим задачам, стоявшим перед эскадрой, не могли удовлетворить С.О. Макарова, и он уже в декабре 1894 года ставит вопрос о проведении (по примеру английской и французской эскадр) систематических обходов различных районов Средиземного моря. В западной части моря адмирал собирался плавать с января по март, в районе архипелага – с апреля по июль, в Адриатическом море – с августа по ноябрь. Чтобы не вызвать возражения начальства чрезмерными расходами, С.О. Макаров умышленно отказался от посещения Корсики, Сардинии. Балеарских о-вов, Гибралтара и Танжера, хотя с этими пунктами для возможного в будущем рандеву флота также следовало ознакомиться.

Доводы адмирала подействовали: был разрешен первый обход, пока что до Крита, Корфу, Патраса и Ионических о-вов. Далеко отлучаться из района архипелага и восточной части Средиземного моря было признано небезопасным: англичане, писал в своей резолюции Н.М. Чихачев, «с некоторых пор держат беспрерывно эскадру у входа в Дарданеллы, как бы находясь наготове для противодействия нам на Черном море». Поэтому для обхода дальних портов рекомендовалось использовать корабли, которые шли из Балтики для обновления состава эскадры или возвращались обратно. Эту же роль, понятно, должны были выполнять и корабли, шедшие на Восток.

Именно так в начале 1895 года прошли совершавшие поход двумя группами канонерские лодки «Гремящий» и «Отважный» с приписанными к ним парами миноносцев «Котка» – «Свеаборг» и «Борго» – «Ревель».

В январе 1895 года вся эскадра, кроме яхты «Полярная звезда» и канонерской лодки «Кубанец», под командованием С.О. Макарова спешно ушла на Дальний Восток.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0