Российский Императорский Военно-морской Флот


25 сообщений в этой теме

Опубликовано: (изменено)

В теме рассматриваются:

1. История Российского Императорского Военно-морского флота.

2. Организация и корабельный состав Российского Императорского Военно-морского флота.

3. Проекты и тактико-технические характеристики кораблей и судов.

4. Основы морской стратегии, оперативного искусства и тактики.

5. Выдающиеся сражения и операции Российского Императорского Военно-морского флота.

(До начала XX века - Российский Императорский Флот)

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Вопрос с Либавой - с одной стороны морская крепость, с другой - при отходе в первые недели войны уже на линии сухопутного фронта.

Либава - это та еще афера. Проталкивала Либаву армия. Обручев под это дело соорудил такое обоснование. Поскольку Либава - наш крупнейший коммерческий порт, обслуживающий экспорт хлеба, в ней накапливаются запасы зерна, достаточные, чтобы кормить два корпуса два месяца. Эти два корпуса, будучи высаженными в Либаве, создают фланговую угрозу нашей армии, наступающей на Кенигсберг. Поэтому, для противодействия десанту необходимо в Либаве сделать военно-морскую базу Балтийского флота. А поскольку Либава находится у границы, для обороны этой базы необходима сухопутная крепость.

На самом деле в Либаве многие генералы имели весьма практический интерес. Зная, куда ветер дует, они заранее приобрели участки земли и ждали, пока в связи с военным строительством цены на эти участки вырастут. Далее. Гавань Либавы постоянно заносилась песком, что требовало непрерывных работ по расчистке дна. Ну а где непрерывные работы, которые нельзя проверить, там и возможность хищений, ограничиваемая только фантазией расхитителей. Это был Клондайк для портового начальства.

Вот такая вот история.

Воистину, неисповедимы пути господни! Некоторые события в последствии могут оказать определяющее значение. Так же как и в реальной истории, в Третьем Риме Начальник Главного штаба и председатель Военно-ученого комитета при Военном министре генерал от инфантерии Обручев Николай Николаевич обладает непререкаемым авторитетом, но к счастью или к сожалению для моряков в Третьем Риме произошло событие, не связанное с морским ведомством, но которое изменило ход истории Балтийского флота.

1 июня 1889 года.

Высочайший Указ Императора Владимира I «О генерал-губернаторствах Российской Империи».

Восстановлено Санкт-Петербургское генерал-губернаторство.

Высочайшим Указом Императора Владимира I Санкт-Петербургским Генерал-губернатором – генерал от инфантерии (произведен 1 июня 1889 г.) Николай Иванович Бобриков...

Каким образом это событие повлияло на историю Балтийского флота и судьбу Либавской крепости?! Рассмотрим развитие событий на основе материалов, представленных в рекомендованной коллегой Вандалом книге: Петров М. А. Подготовка России к мировой войне на море / С предисловием М. Павловича. — М-Л.: Государственное военное издательство, 1926. С учетом года издания упускаем идеологическую составляющую. В тексте зачеркнуты события, которые не произошли в представленном варианте истории:

"...Кронштадт, расположенный в самом восточном углу Финского залива, с его продолжительным ледоставом, никогда не удовлетворял требованиям операционной базы для действий в открытой части Балтийского моря. В течение зимы он является отрезанным от театра. Еще Петр I, едва укрепив Кронштадт, стремился найти более выдвинутый порт, начав укрепление Роггер-Вика (Балтийский порт), потом прерванное. Его преемники неоднократно возобновляли поиски новой базы и попытки ее оборудования.

Но до 1880 года мысль о незамерзающей базе не была осуществлена. Попрежнему главной базой оставался Кронштадт, а в качестве передового порта приходилось пользоваться Свеаборгом, хотя и укрепленным, но не имеющим оборудования для обслуживания большого флота. Совершенно понятно, что вопрос о базе возник тотчас же, коль скоро было принято решение восстановить флот.

Она должна была обеспечить выгодное исходное положение для тех задач, которые возлагались на флот программой 1881 года. Как выше было сказано, задачи эти предусматривали: 1) активную оборону Балтийского моря и 2) использование Балтийского флота в качестве резерва для действий во внешних водах.

Здесь представлялось три варианта решения, из коих каждый влек за собой определенную идею плана обороны Балтийского моря.

1) База в западной части Финского залива. Флот, будучи сосредоточен здесь, непосредственно прикрывал бы подход к столице.

2) База в Моонзунде, откуда, действуя во фланг и тыл прорывающемуся в Финский залив противнику, флот был бы способен защитить это направление и в то же время прикрыть Рижский залив, имея обеспеченный выход непосредственно в открытую часть моря. Но Моонзунд так же как и Финский залив замерзает.

3) База на Курляндском берегу, в Либаве, всегда свободной от льда, близкой к выходу из Балтийского моря, но удаленной от вероятных объектов действий противника, каковым считались Финский и район Рижского залива.

Ответственность принимаемого решения усугублялась тем обстоятельством, что для своего сооружения база требовала длительного времени и больших затрат и, раз построенная, должна была служить таковой на много лет вперед.

Программа 1881-го года устанавливала стремление обеспечить нашему флоту преимущество на Балтийском море перед флотами других прибрежных государств. В случае войны с ними (в частности с Германией) узкие оборонительные задачи отходили на второй план, и база должна была обеспечить активные действия флота в открытом море, прежде всего. С этой точки зрения выбор мог пасть на Либаву.

Но допуская, что преимущество в силах не достигнуто, или флот будет отвлечен другими задачами вне Балтики, обстановка резко менялась бы, предъявляя иные требования и к базе флота. Последняя должна была быть безопасна и давать возможность флоту вести активную оборону, прикрывая направления, которым противник мог угрожать. В этом случае было предпочтительно устроить базу в Финском заливе или Моонзунде.

Мнения разделились. Завязался горячий спор, длившийся в продолжение 5 лет, с 1884 по 1889 г., когда принято было наконец решение.

В 1884 году была образована комиссия под председательством ген.-лейт. Глиноецкого, для выяснения вопросов, связанных с совместными действиями армии и флота. На основе работ этой комиссии, представившей проект обороны Моонзунда, к.-ад. Копытов составил записку, в которой доказывал, что единственным местом для сооружения порта является Моонзунд.

Записка Копытова чрезвычайно интересна. В ней этот, несомненно выдающийся адмирал того времени, развивает перспективы обороны, высказывая мысли, заслуживающие быть отмеченными.

Копытов указывал, что обладание группой Балтийских островов (Моонзунда) дает нам обширные выгоды при учреждении здесь главного операционного базиса для флота:

«Занимая бассейн Балтийских островов, мы лишаем неприятеля возможности пользоваться этой местностью, как его базой, лишаем пользования многими другими близрасположенными рейдами и якорными стоянками, вынуждая его или итти в отдаленные Оландские шхеры, или совершенно углубиться в Финский залив, оставив без защиты свои сообщения в тылу»...

«В продолжение ряда лет полагали достаточным Балтийскому флоту существовать непосредственно только для обороны Кронштадта, проектируя его военные диспозиции на Кронштадтском рейде. Принятием Балтийских островов операционной базой значение флота изменится радикально. Получится возможность не допустить существенных неприятельских действий ни на ближайших берегах, ни даже в большей части Финского залива... Эта база лучше обеспечивает Кронштадт от неприятельского нападения... Задаваться нападением на Кронштадт для него будет невозможно... Уверенное обеспечение нашего положения в этих водах даст возможность наши материальные средства употреблять для быстрого и правильного развития наших морских сил на самом важном для нас поприще — на водах внеевропейских».

«Таким образом, роль Балтийского флота получит полную определенность, до сих пор ей не достававшую. После Крымской войны значение нашего флота в Балтике весьма упало, как от уменьшения его численного состава, так и от перелома в кораблестроении и вооружении».

Примечание. Интересной частью записки Копытова является проектируемая им минная позиция в Ирбенском проливе, которую он предлагал в схеме, не слишком отличной от той, какая была осуществлена во время мировой войны.

В 1885 г. «комиссия для выяснения связи и совместных действий армии и флота» под председательством ген.-ад. Обручева произвела обзор берегов Балтийского моря и отдельных районов его для выяснения вопросов обороны и, в частности, для отыскания пункта для незамерзающего порта.

Эта комиссия высказала:

1) По Либаво-Виндавскому району: после устройства военного порта в Либаве эта часть побережья получит действительную морскую защиту; до того существенная помощь по охране берегов сухопутным отрядам может быть оказана лишь миноносцами, расположенными в Либаве и Виндаве.

2) Относительно Рижско-Моонзундского района комиссия установила необходимость обороны флотом, прибрежными батареями и минным заграждением Ирбенского пролива и выходов из Моонзунда; но, учитывая возможность прорыва этой позиции неприятелем, признавала возможным отход флота из Моонзунда. Комиссия нашла, что средства, которые нужно затратить для обороны Моонзундских островов, окажутся столь громадными, что превзойдут самое значение позиции, так как прочное удержание Моонзундских [37] островов потребовало бы создания многомиллионной обширной крепости и большого гарнизона. С известными оговорками она допускала, что здесь может быть организована временная оборона, «в серьезное же укрепление этого пункта никак не следует ввязываться».

3) По Ревельскому району комиссия постановила, что ни Ревель, ни Балтийский порт не следует укреплять, так как первый имеет лишь маневренное значение, а второй, как база, хотя и имеет некоторое преимущество перед Ревелем, но устройство в нем военного порта «не дало бы уверенности в активной роли его в Балтийском море, ни желаемого обеспечения в постоянно свободном положении от льда дислоцированного в нем флота». По мнению комиссии, оборона этих пунктов должна была основываться на подвижной полевой силе.

4) По Петербургскому району были набросаны места возможных высадок неприятеля, указано на необходимость усиления Кронштадта и реставрации укреплений Выборга, устройства защиты Транзундского рейда. Биорке было признано возможным оборонять специальным отрядом полевой артиллерии.

5) В Финляндском районе было признано необходимым сильно укрепить Свеаборг.

В заключение комиссия высказала, что «хотя при распределении миноносок и более крупных судов по различным оборонительным пунктам в связи с минными их заграждениями и укреплениями может быть достигнуто весьма полезное содействие флота сухопутной обороне Балтийско-Финского побережья, тем не менее все эти частные случаи защиты должны уступать место главнейшему ее способу, именно — возможно полному сосредоточению активной морской силы в передовом незамерзающем порте. Поэтому расходование средств на мелкие разбросанные по берегам портовые постройки и укрепления было бы нерационально до тех пор, пока не будет решен этот основной вопрос. Все средства, которые может найти государство для приморской обороны, должны быть, прежде всего, обращены на создание в Балтике передового, всегда свободного для действий порта».

В том же 1886-м году Начальник Главного Морского Штаба г.-ад. Чихачев составил записку, подтверждающую необходимость постройки порта для военного флота в Либаве. Он выдвинул в пользу ее следующие доводы: 1) торговые интересы требуют безотлагательного улучшения этого порта, 2) близость Либавы к границе дает ей предпочтение, как месту передовой стоянки нашего флота, 3) Либава никогда не замерзает, 4) Либава соединена с общей сетью железных дорог, 5) наконец, «самый важный аргумент» — Либаве отдает предпочтение военное ведомство.

Свое мнение, в силу занимаемой им должности и личного влияния на ход дел в морском ведомстве, Чихачев имел возможность отстаивать весьма настойчиво, поддерживаемый сухопутными кругами, видевшими в Либаве прикрытие крайнего правого фланга развертывания армии на западной границе.

Для дальнейшего выяснения вопроса была предпринята поездка комиссии под председательством генерала Бобрикова 2-го [здесь и далее выделено мною]. В своем отчете Бобриков выступает ярым сторонником признания за Моонзундом первенствующего значения, как базы Балтийского флота. «Не вполне соображенный с обстановкой местного театра войны, балтийский флот каждый раз на время военных действий обрекался на бездействие за крепостными верками, отнюдь не облегчая армии бремя защиты берегов. Неудовлетворительность такого положения вызвала всеобщее сознание необходимости дать обороне более активный характер, избранием для боевых наших эскадр по возможности передового, в незамерзающей полосе Балтийского моря, опорного пункта...»

Он высказывается против Либавы, считая устройство там военного порта «излишней роскошью, не справедливой в отношении других коммерческих портов». «Мы шли бы навстречу желаниям противника, создавая почти на самой его границе, собственными руками, объект действий чрезвычайной важности». Доказывая значение Балтийских островов и утверждая необходимость именно здесь основать базу для балтийского флота, Бобриков так заканчивает свой доклад: «Какими путями не итти, все приводят к Моонзунду».

Для суждения об отчете генерала Бобрикова в ноябре 1887 г. было образовано совещание под председательством военного министра Ванновского, при участии представителей морского министерства (17 сухопутных и 7 морских представителей). Совещание признало наиболее выгодным создание военного порта в Либаве, при чем были высказаны соображения об относительной дешевизне здесь порта, сравнительно с оборудованием Моонзунда, тем более, что было возможно отчасти воспользоваться имеющимися портовыми сооружениями.

Управляющий морским министерством ген.-адютант Шестаков не согласился с постановлением совещания и остался при особом мнении. Протестуя против неправильной постановки вопроса о незамерзающем порте, он указывал, что нужно прежде всего избрать порт в выгодном стратегическом пункте, каковым не является ни Либава, ни Виндава. (Существовала группа сторонников устройства порта в Виндаве). «Лучше предпочесть свободному круглый год от льда порту такой, который отчасти замерзает, но вместе с тем служит сильной позицией для обороны, в особенности если этот порт, как Моонзунд, замерзает на такое время, в которое военные операции в Балтике едва ли возможны».

По мнению Шестакова, Моонзуд удовлетворяет этим требованиям, ибо: 1) располагает тремя выходами, 2) блокада его затруднительна, 3) легко наблюдать за неприятельским флотом с окрестных высот и в свою очередь таковое наблюдение трудно для неприятеля, 4) отсутствует надобность в береговых укреплениях, так как неприятель не будет в состоянии произвести высадку на островах при наличии в Моонзунде нашего флота, и 5) в этом районе имеется превосходная бухта Тагалахте «для налетов флота в море».

Кроме Моонзунда, Шестаков проектировал для защиты от ветров порт-стоянку на Курляндском побережье «для возможности атаковать подготовляющийся Германией десант в ее собственных водах».

«Но сосредоточение нашего флота в Моонзунде делает самую мысль о десанте мало обоснованной, так как при его движении он должен будет оставить весь наш флот в тылу».

На междуведомственном совещании в феврале 1888 г. под председательством Алексея Александровича все, кроме Чихачева, согласились с мнением Шестакова, и было решено предложить морскому ведомству разработать проект оборудования стоянки флота в Моонзунде.

Вторичное совещание в мае 1888 г. подтвердило это постановление.

Морское ведомство немедленно приступило к изысканиям в Моонзунде, которые дали благоприятный результат.

Но в конце 1888-го года Шестаков умер, и вместо него вступил в управление морским министерством Чихачев. Одним из первых его распоряжений была отмена изыскательных работ в Моонзунде и возвращение оттуда плавучих средств. Затем Чихачев повел усиленную кампанию за перерешение вопроса в пользу Либавы.

Примечание. Показательно усердие, с которым Чихачев боролся за оборудование порта в Либаве. Вступив в управление министерством, он изъял доклад Шестакова о Моонзунде, который лег в основу решения об устройстве там базы, и запер его к себе в стол. Этот документ увидел свет лишь в 1912-м году, когда морской министр Григорович обнаружил и передал его в архив. В 1913-м году, уже будучи глубоким старцем, узнав о решении строить базу для [40] флота в Ревеле, Чихачев представил Николаю И записку о необходимости учредить базу опять-таки в Либаве. Николай II положил резолюцию «Удивительное упрямство».

В 1888-м году была образована комиссия под председательством вел. князя Николая Николаевича Старшего по организации береговой обороны, которая должна была окончательно установить принципы обороны и решить вопрос о базировании флота.

Несмотря на то, что решение о постройке базы в Моонзунде было уже принято l 1/2 месяца назад, комиссия, в состав которой морскими членами входили адмиралы, сочувствующие идее Чихачева, признала целесообразным строить порт для балтийского флота в Либаве, отменив тем предыдущее решение.

Комиссия не ограничилась только этим постановлением; весь вопрос береговой обороны, после предварительной проработки его в морском ведомстве с участием сухопутных представителей, поступил на ее обсуждение.

Сущность ее постановления сводилась к следующему:

«1) Роль нашего флота при обороне балтийско-финского побережья должна заключаться, главным образом, в содействии сухопутным силам, обеспечивая побережье в районе Либава — Рига, как фланга нашей общей оборонительной линии, и преграждая неприятелю доступ к столице.

2) Для устройства порта в незамерзающих водах южной части Балтийского моря наиболее удобным пунктом признается Либава, которую надлежит защитить береговыми батареями.

3) В виду возможного десанта Германии, наиболее угрожаемыми пунктами являются Либава и Рига, что вызывает необходимость их укрепления.

4) Суда оборонительного флота следует сосредоточить у Риги, для чего следует организовать там портовые сооружения.

5) При настоящем составе нашего флота мы можем рассчитывать на успех активных действий морских сил против неприятельского десанта только при значительном увеличении числа больших миноносцев.

6) Следует устроить заграждение минами входов в Рижский залив и северную часть Моонзунда, с обороной заграждений полевой артиллерией при содействии миноносок, а также заграждение из минных банок поперек всего Финского залива, с обороной его судами броненосного флота, расположенными в Свеаборге.

7) Оборона крепостей должна быть усилена следующим образом: Кронштадт следует усилить минным заграждением у Толбухина маяка. Морской фронт Выборгской крепости, как весьма растянутый и без тыловой защиты, упразднить.

Свеаборг следует усилить укреплением острова Сандхам, и Усть-Двинск усилить двумя фортами для обеспечения береговых укреплений с тыловой сухопутной стороны».

С этим постановлением не согласился лишь один из участников совещания — ген.-лейт. Бобриков, указав, что принимается неправильное решение относительно Либавы и неправильно понимаются задачи флота в общем плане обороны: «Либавская крепость в морском отношении сделается ловушкой для флота, а в сухопутном — мы идем навстречу желаниям противника, между прочим создавая на самой границе — объект чрезвычайной важности. Мы создали для него почти на самой границе предмет действия, о котором он мог только. мечтать — стоянку для военного флота»... «Возможность катастрофы уничтожения нашего флота в Либаве будет до такой степени обаятельна для наших врагов, что они не только направят сюда все усилия их вторгнувшейся армии, но это, может быть, послужит самым стимулом к разрыву».

«Содействие флота операциям действующей армии на сухопутном театре войны следует... искать не в помещении боевой эскадры на правом фланге расположения наших войск вдоль нашей западной границы, а в ее самостоятельной силе на свободных водах и способности нанести неожиданные удары, не стесняясь местом и расстоянием».

Но отдельное мнение ген. Бобрикова не имело значения на решение вопроса.

Изложенная история о выборе порта в Либаве являет собой поразительный образец, как решались важнейшие для государственной обороны вопросы. Не говоря уже о том, что наличие противоположных мнений среди руководящих лиц морского ведомства свидетельствовало об отсутствии общих идей и определенного плана войны, способ проведения вопроса вызывает большие сомнения в моральной оценке таких деятелей, как, напр., Чихачев.

За официальной стороной развития вопроса была другая, неофициальная, но где, вероятно, и лежали подлинные причины обнаружившихся разногласий. Выбор порта, помимо громадного оперативного значения, имел значение и в отношении экономического оживления той области, где он должен был быть учрежден; должна была быть проведена железная дорога, отчуждаемые земельные участки приобретали известную ценность и пр. Вокруг Либавы, Виндавы и даже Моонзунда были заинтересованы различные финансовые группы. При этом происходило полное смешение принципов: в делах архива мы находим фамилии тех же лиц, которые одновременно участвуют в военных заседаниях, обсуждая принципиальную сторону, и в то же время состоят учредителями коммерческих предприятий, самым тесным образом связанных с тем или иным решением вопроса.

Необходимо отметить, что наиболее выдающиеся адмиралы, составившие себе имя в истории флота того времени — Копытов и Шестаков — стояли за Моонзунд; выдающиеся военные — Бобриков, Куропаткин — явно указывали на недостатки Либавы и предостерегали против решения выбрать ее базой флота, при чем Бобриков проявил удивительно здравое понимание задач последнего. Несмотря на это, вопрос все-таки решился в пользу Либавы. Здесь были использованы все средства, до специального подбора лиц для участия в совещаниях включительно.

Санкт-Петербургский Генерал-губернатор генерал от инфантерии Николай Иванович Бобриков, воспользовавшись личным расположением Государя Императора Владимира I и правами Генерал-губернатора на личный доклад Государю императору и лично представил докладную записку о необоснованом изменении принятого на межведомственном совещании решения о главной базе Балтийского флота, внесенном комиссией. В результате председатель комиссии Великий князь Николай Николаевич Старший, Военный министр генерал от кавалерии Ромейко-Гурко Иосиф Владимирович, Начальник Главного штаба и председатель Военно-ученого комитета при Военном министре генерал от инфантерии Обручев Николай Николаевич, Генерал-адмирал Великий князь Алексей Александрович, Управляющий Морским министерством вице-адмирал Чихачёв Николай Матвеевич были вызваны в Зимний дворец на экстренное совещание к Государю Императору. На совещании господа генералы доложили свои предложения, при этом Генерал-адмирал Великий князь Алексей Александрович и генерал Гурко поддержали генерала Бобрикова. Вместе с тем генерал Гурко предложил для обеспечения правого фланга развертывания армии создать в Либаве сухопутную крепость второго класса. Государь Император после некоторых раздумий постановил: "Главную базу Балтийского флота иметь на Балтийских островах (Моонзунде), в Либаве создать порт-стоянку передовых сил флота. Рассмотреть вопрос о возможности одновременно с созданием новой главной базы построить в Либаве сухопутную крепость..."

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Положение России на море к 1880-му году

Крымская война... привела к разгрому ее морского имущества. Черноморский флот, оказавшийся не в состоянии бороться с противником в море, был затоплен при входе в Севастопольскую бухту. Балтийский — был заблокирован в портах, предоставив господство в Балтике Англо-Французскому флоту.

Парижским договором, заключившим эту войну, Россия была лишена права содержать в Черном море военный флот, а в Балтике строить укрепления в важнейшем стратегическом пункте — на Оланде.

Отсталая в техническом отношении, с неразвитой индустриальной промышленностью, терзаемая неурядицами бюрократического «николаевского» режима, бедная финансовыми ресурсами, царская Россия не могла иметь флота, способного конкурировать с флотами Англии и Франции. Та пора была переходной эпохой, когда деревянные парусные корабли решительно вытеснялись паровыми и железными; их типы быстро прогрессировали, стремительно совершенствовалось и оружие (нарезная артиллерия, бомбические снаряды). Флот для своего развития требовал технической базы, каковой у России не было; Франция же и Англия ею обладали. В Крымскую войну наши деревянные и устарелые суда встретились с флотами, в состав которых входили в большей части современные корабли, что определило громадное неравенство сил и имело следствием поражение русского флота.

Первые годы после войны положение России на море было весьма тяжелым. Балтийское побережье оставалось почти беззащитным, а лишение права иметь флот на Черном море — влекло за собой не только ликвидацию всех исторических стремлений к обеспечению выхода в Средиземное море, но вызывало опасение за южные области, совершенно не защищенные со стороны моря. Между тем политические отношения с Францией и Англией, в особенности с последней, продолжали оставаться тревожными.

Тотчас по заключении мира Россия предприняла вновь постройку флота. Ему ставились задачи преимущественно оборонительные. Большинство первых серий железных кораблей (башенные лодки, броненосцы береговой обороны) строились прежде всего для этой цели.

Были также приняты меры для создания собственной судостроительной и механической промышленности, В 60-х годах основаны заводы (Ново-Адмиралтейский, Балтийский судостроительный и механический, Обуховский орудийный, Ижорский и др.), и, как принцип восстановления флота, была положена идея постройки судов на отечественных верфях.

Однако, в виду общих тяжелых экономических условий, возрождение судового состава подвигалось крайне медленно.

После Франко-Прусской войны 1871 г., воспользовавшись поражением Франции, Россия, при поддержке Германии, отказалась от выполнения некоторых статей Парижского договора, в частности от лишающих ее права иметь военный флот на Чёрном море.

В начале 70-х годов было приступлено к постройке кораблей для Черноморского флота, но в очень скромных размерах.

Доставшаяся дорогой ценой победа русской армии в войну 1877–78 г. не дала результатов, которые были бы достойны жертв, принесенных Россией, Отсутствие сильного флота на Черном море, беспомощность перед угрозой Англии лишили русские войска возможности задержаться на Босфоре, берегов которого они достигли. Морские силы были совершенно недостаточны для закрепления успеха.

Неудача в войне 1854–55 г., бесплодность войны 1877–78 г. явились следствием слабости России на море.

К 1880-му году Черноморский флот был в зачаточном состоянии, Балтийский же состоял из судов всевозможных типов. Идеи береговой обороны, господствовавшие в 60-х г.г., сменились идеями крейсерской войны в океане (имея в виду Англию). К броненосным оборонительным судам постройки 60-х годов были добавлены корабли крейсерского типа (корветы и фрегаты). В целом — флот был слаб и не способен удовлетворительно разрешить ни задач обороны Балтийского моря, ни крейсерских операций в случае войны с Англией.

Между тем, к этому времени в военно-политической обстановке сложились условия, которые вызвали ряд требований, явившихся новыми заданиями для развития морских сил России.

С одной стороны, надо было учесть усиление Германской империи и твердо заявленное ею желание иметь собственный военный флот той силы, какая обеспечивала бы безопасность ее побережья. Это не были еще широкие замыслы, которые сложились в Германии несколько позже, они пока носили лишь оборонительный характер. Но для России, до сих пор господствовавшей на Балтийском море, располагавшей флотом, превосходившим таковые других прибрежных государств Балтики, факт усиления Германского флота представлял событие чрезвычайной важности. Охлаждение между Россией и Германией после Берлинского конгресса давало основание считать последнюю вероятным противником, что должно было найти себе отражение в задачах русского Балтийского флота. До того времени вероятным врагом считалась Англия, и все оперативные предположения были построены против нее. Теперь же надо было ориентироваться и на Германию, что являлось уже новым заданием.

С другой стороны, на Дальнем Востоке начиналось военное возрождение Японии и Китая. Они не представляли еще реальной силы, которая угрожала бы непосредственно России. Но дальневосточный вопрос мог дать повод конфликту между европейскими державами, на почве столкновения их экономических интересов, и Россия могла быть втянута в войну ходом событий.

Указанные обстоятельства побудили царское русское правительство согласовать развитие флота в соответствии с новыми условиями, что вызвало, в первую очередь, необходимость установить его новые задачи.

Источник: Петров М. А. Подготовка России к мировой войне на море / С предисловием М. Павловича. — М-Л.: Государственное военное издательство, 1926. — 272 с. — Штаб РККА. Управление по исследованию и использованию опыта войн.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Задачи Российского Императорского Флота

В 1881 г. под председательством вел. кн. Алексея Александровича было образовано особое совещание из министров военного, иностранных дел и управляющего морским министерством для выяснения вопросов будущего развития флота, в связи с политическими и военными требованиями момента.

Это совещание установило следующие задачи для флотов Черного, Балтийского морей и Тихого океана.

Черное море. «Первою заботой по восстановлению морских сил должно быть возрождение Черноморского флота, а затем уже развитие флота и на других морях».

Совещание свое решение обосновывало тем, что Россия более чем кто-либо заинтересована в восточном вопросе, который ходом исторических событий казался приближающимся к развязке, мыслившейся в виде раздела Турции. «Поэтому, безусловное превосходство на водах Черного моря представляет для нас задачу первой важности, и Черноморский боевой флот должен иметь безусловное господство над морскими силами Турции, чтобы к моменту наступления развязки овладеть устьем Босфора, укрепиться на обоих его берегах, для чего он должен располагать достаточным транспортным флотом, чтобы быстро поднять и привести к Босфору корпус в 30.000 человек».

Балтийское море. «Основной задачей для Балтийского флота является доведение его до первенствующего значения сравнительно с флотами других держав, омываемых тем же морем, обеспечив его надежными базами в наименее замерзающих частях Финского залива».

«Самая оборона Балтийского моря должна быть активной, не допускающей блокады и готовой воспользоваться всяким удобным случаем, чтобы перейти в наступление».

Дальний Восток. «Военное положение на Дальнем Востоке находится в зависимости от развития сил Китая и Японии, делающих за последнее время быстрые успехи на море, с которыми трудно да и излишне было бы соперничать сибирской флотилии, тем более, что в случае разрыва с Китаем и Японией к ним легко могут присоединиться флоты западных держав».

1. «Ограничивая поэтому наши задачи в Тихом океане лишь обороной важнейших пунктов побережья, признается возможным достигнуть этого даже без боевого содействия флотом, одними инженерно — артиллерийскими средствами и минными заграждениями, и лишь для обеспечения сообщения между этими пунктами, а равно и для разведывательной службы, представляется необходимым иметь небольшую военную флотилию из вполне надежных судов».

2. «Затем, в случае отдельных столкновений с Китаем или Японией при мирных отношениях с европейскими державами, предстоит откомандирование в воды Тихого океана эскадры из состава Балтийского и Черноморского флотов. Для ограждения же общих интересов, политических и торговых, России необходимо располагать в водах Тихого океана достаточным количеством крейсеров, которые могли бы, в случае столкновения с европейскими державами, серьезно угрожать торговле, нападая на их коммерческие суда, склады и колонии».

На основе вышеизложенных общих указаний задач флота морским ведомством были выработаны принципиальные положения для программы судостроения. Главнейшие из них сводились к следующему:

1) «Балтийский флот должен состоять из броненосцев, без разделения их на ранги и категории, вполне пригодных для посылок в случае надобности, в отдаленные воды».

2) «Броненосцы должны строиться не как единичные суда с огромной наступательной и оборонительной силой и служить не для исключительных специальных назначений, а должны совмещать в себе, по возможности, больше современных боевых качеств, соответствующих вполне нашим военно-морским и стратегическим соображениям».

3) Углубление должно быть таково, чтобы они имели возможность проходить Суэцким каналом.

4) Число броненосцев, принимая в расчет силы соединенных флотов германского и шведского, установлено 18, с водоизмещением в 8.400 т. каждый.

5) Что касается крейсеров, то комиссия высказала мнение, что «крейсерская война будет единственным активным средством для нанесения вреда торговым интересам, колониям неприятеля, как, например, Англии», а потому постановила обратить особенное внимание на скорейшее оборудование Владивостока, как военного порта, так как «он является единственным пока портом открытого моря, способным быть базой для крейсеров».

6) Оборону рейдов и шхер комиссия постановила возложить на отряды миноносцев и канонерские лодки.

7) По вопросу о передовой базе для Балтийского моря, чтобы не быть связанным в зимнее время с замерзающим Кронштадтом, комиссия высказалась за создание в Балтийском порте зимней стоянки для судов, перенося, однако, их базирование во время войны на Свеаборг, который должен быть оборудован «как оперативный базис в военное время».

8/ По Черному морю комиссия определила, что главная сила Черноморского флота должна состоять из броненосцев, пригодных для действий не только в пределах Черного и Средиземного морей, но и позволяющих, в случае необходимости, послать их в океан.

9) Относительно Тихого океана комиссия высказалась, что «Россия не может иметь трех флотов в каждом море, а потому надлежит хорошо оборудовать Владивосток для тех эскадр, которые в случае надобности могут быть посланы из Балтийского и Черного морей».

В докладе комиссии при представлении составленной судостроительной программы Александру III было высказано, что «Россия не может играть на море той же роли, как в последнюю русско-турецкую войну. Она должна быть готова встретить неприятеля за пределами своих вод, у его берегов, будь это в Балтике или в Черном море... Политические надобности рождаются быстро; при трудности постройки современных судов России нельзя уже будет ничего прибавить к тем силам, которые мы будем иметь в момент объявления войны».

Эти постановления, как особого совещания, так и комиссии морского ведомства, наметили путь, по которому должно было идти развитие флота.

Таким образом, основными положениями были:

1. Главная задача была признана за Черноморским флотом, и она формулирована вполне определенно «завладеть устьем Босфора», для чего флот должен быть доведен до состава, дающего возможность выполнить такую операцию. Однако, роль Черноморского флота не ограничивалась этим; он должен был служить резервом для действий в других морях и в океане. (Это свидетельствует, насколько недооценивалось положение в проливах, проходить которые флот не имел права).

2. Задача Балтийского флота — оборона Балтийского моря и преобладание его над флотами других прибрежных государств Балтики, предрешала вопрос о конкуренции с Германией. В то время (1881-й г.) было трудно предвидеть, в какой мере последняя будет стремиться к созданию сильного флота и насколько эта задача будет посильна для России. Отправные же точки для таковой конкуренции были весьма неблагоприятны.

Германия быстро развивала свою промышленность; она вышла из войны 1871-го года значительно усиленной, делала большие успехи в области экономических достижений. В 80-х годах она уже обладала громадными ресурсами как в отношении финансовых средств, так и в смысле технического оборудования. Количество заводов, в том числе и судостроительных, быстро увеличивалось, организация и постановка дела на них являлись образцовыми.

Совершенно иным было положение России. Война 1877-го года расшатала финансовое хозяйство. Судостроительная промышленность, поддерживаемая почти исключительно казенными заказами, имела оборудование, оставлявшее желать многого. Вынужденная создавать флот одновременно и на Черном и на Балтийском морях, а вскоре (с середины 90-х годов) и на Дальнем Востоке, Россия не была в состоянии сосредоточить все свои усилия на Балтике против Германии, да первое время и не ставила себе этого целью. Наоборот, как видно, первенствующей была признана задача Черного моря, а Балтийский флот должен был, кроме того, служить резервом для действий в океане и на Дальнем Востоке.

Масштаб и размах германского военного усиления, несомненно, не были предугаданы, что можно заключить хотя бы из того, что в основу воссоздания Балтийского флота клалась идея преобладания не только над германским, но и над шведским флотами одновременно.

Однако, на протяжении первых десяти лет идея морской конкуренции с Германией является основой всех судостроительных планов Балтийского флота.

3. Флоту было решено придать активный характер, что видно из основных указаний и в заданиях к судостроительной программе. Вопросы обороны Балтики, поставленные в основу директивы Балтийскому флоту, уже в ближайшем толковании их морским ведомством как бы затемняются активными задачами. Суда должны были быть океанского типа, выдвигалась идея крейсерской войны. Россия «должна быть готова встретить неприятеля за пределами своих вод» — это как бы становится принципом воссоздания флота.

4. Учитывая сложность и двойственность задачи Балтийского флота, мы вправе были бы ожидать и в дальнейшем разработки положений, которая бы уточнила требования к судовому составу и организации флота, из них вытекавшие. В частности, параллельно с развитием судостроения должны были бы установиться и планы использования флота, в кругу его предвидимых боевых задач. Но эта часть работы оставалась в тени. Неясности и противоречия, которые возможно усмотреть в перечисленных заданиях флоту, таковыми остались в течение ряда лет, предопределив несоответствие принимаемых мероприятий с общей политической и стратегической обстановкой, какая складывалась для русского флота.

Источник: Петров М. А. Подготовка России к мировой войне на море / С предисловием М. Павловича. — М-Л.: Государственное военное издательство, 1926. — 272 с. — Штаб РККА. Управление по исследованию и использованию опыта войн.

.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Сделаете ревизию наличия имеемого состава флота. (см.Моисеева к примеру.)

определитесь по ведомственной принадлежности приморских креопстей.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Кораблестроительная программа 1882 года

Осенью 1881 г. особое совещание под председательством генерал-адмирала провело несколько заседаний, на которых были сформулированы новые направления морской политики страны. Утверждение новой программы и ее финансирование легло на плечи вице-адмирала И. А. Шестакова, избранного великим князем Алексеем Александровичем на должность управляющего Морским министерством.

В апреле 1882 г. И. А. Шестаков, убедив главного начальника флота в опасности промедления с усилением морской мощи страны, доложил Александру III проект 20-летнего плана строительства флота, составленный в ходе работы особого совещания.

11 апреля Император одобрил проект «в подробностях», но вопрос об изыскании 242 млн руб. на его осуществление предложил обсудить на заседании особой комиссии с участием министра финансов. 13 мая И. А. Шестакову при поддержке великого князя Алексея Александровича удалось преодолеть возражения членов особой комиссии К. П. Победоносцева и Н. X. Бунге, по обыкновению сетовавшего на «горестное положение финансов». [РГАВМФ. Ф. 26. Оп. I. Д. I, Л. 37-37 об.] Результатом заседания стало решение о выполнении 20-летнего плана Морского министерства и об установлении «нормального» морского бюджета в 36 млн руб.

В основу новой кораблестроительной программы были положены соображения оперативно-стратегического характера и штатная численность корабельного состава к 1903 г. Первоочередной задачей признавалось возрождение Черноморского флота, который в случае войны должен был высадить десантный корпус на берегах Босфора. Балтийский флот следовало довести «до первенствующего значения с флотами других держав» с задачей не уступать, а возможно и превосходить военно-морские силы Германии. [РГАВМФ. Ф. 417. Оп. I. Д. 689. Л. 18.] Балтийский флот сохранял значение резерва для Дальнего Востока, где в мирное время решили ограничиться обороной побережья при сложившейся практике содержания там эскадры или отряда крейсеров. Ядро флотов на Балтике и на Черном море о плану составляли мореходные броненосцы – броненосные корабли, дополнявшиеся броненосцами прибрежной обороны, крейсерами, канонерскими лодками и миноносцами.

post-9382-0-60299800-1375007392_thumb.jp

Очевидно, что 20-летний план предусматривал создание сбалансированного флота «открытого моря», в котором броненосцы «прибрежной обороны» не получали дальнейшего развития. Постройка новых броненосных кораблей была строго запланирована по отдельным верфям: 21 единицу предстояло построить в России и три – за границей. Предполагалось, что балтийские броненосцы будут водоизмещением по 8400 т, мощностью машин 7 тыс. л. с., с четырьмя 305-мм и четырьмя 254-мм орудиями, черноморские – по 8500 т, 6 тыс. л. с., с четырьмя 305-мм орудиями каждый, но с более мощной броневой защитой.

При всех достоинствах программы 1883-1902 гг. в ней недостаточно учитывалось устаревание кораблей и перспективы их совершенствования, что вызывало неизбежный рост стоимости постройки. Особенно консервативной она оказывалась по отношению к легким носителям минного оружия, в считанные годы прошедшим развитие от прибрежных минных катеров до мореходных миноносцев. Это отчасти объяснялось тем, что план усиления флота составлялся администрацией А. А. Пещурова на основе расчетов С. С. Лесовского, сделанных еще в конце 70-х годов, когда миноносцы были по существу, опытными кораблями.

Эта программа, если ее сопоставить с программами того времени Германии, действительно превосходила предположения последней, и, будучи осуществлена, давала бы России преимущество перед ней на Балтийском море.

Одобренная Александром III, она подверглась обсуждению в особой комиссии, составленной представителями различных министерств, которая постановила:

«1) Хотя настоящий расход и является весьма тяжелым для государства, однако, признается необходимым.

2) Представленный на рассмотрение план судостроительных работ утвердить и приводить в исполнение, соображаясь со средствами государственного казначейства.

3) Назначить теперь же в распоряжение морского министерства кредит в три миллиона рублей на выяснение надобностей флота, подготовку проектов и т. п.

4) Управляющему морским министерством к 1883 году представить соображения по вопросам переформирования флота и усиления самого судостроения.

5) Постройка судов должна, по возможности, производиться на отечественных верфях, для чего оказать возможное содействие судостроительным заводам, казенным и частным.

б) Выполнение программы произвести в 20-ти летний срок, так как более короткий срок непосилен для средств государственного казначейства».

Источник: Грибовский В.Ю., Черников И.И. Броненосец "Адмирал Ушаков"

http://keu-ocr.narod.ru/Ushakov/

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

В 1883 г. заложены:

1. Для Балтийского флота: 1 броненосец («Император Александр II»), 1 броненосный крейсер («Адмирал Нахимов») и 2 бронепалубных крейсера («Витязь» и «Рында») .

2. Для Черноморского флота: 3 броненосца («Чесма», «Синоп», «Императрица Екатерина II») и 4 миноносца.

Источник: Петров М. А. Подготовка России к мировой войне на море / С предисловием М. Павловича. — М-Л.: Государственное военное издательство, 1926. — 272 с. — Штаб РККА. Управление по исследованию и использованию опыта войн.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Кораблестроительная программа 1885 года

Однако, быстрое усиление флота Германии не давало возможности ждать истечения 20-ти летнего срока, установленного для программы 1881 года. Уже в 1885 году морское ведомство было принуждено поставить вопрос о необходимости ускорить судостроение. А так как для линейных судов это представлялось невозможным, то были выдвинуты паллиативные идеи создания в короткий срок минного флота, более дешевого и скорее могущего быть построенным.

Начальник главного морского штаба адмирал Чихачев доказывал, что постройка минного флота является единственной возможностью борьбы с быстро растущим германским флотом. Он указывал, что при господстве последнего на море участь войны будет зависеть от исхода борьбы на сухопутном театре военных действий, задача же Балтийского флота сведется к недопущению высадки десанта, и что это может быть выполнено минным флотом самостоятельно.

Отметив быстрое развитие германского минного флота, управляющий Морским министерством адмирал И. А. Шестаков уже в марте 1885 г. подал Александру III записку о пересмотре 20-летней программы. [РГАВМФ. Ф. 417. Оп. I. Д. 67. Л. 14- 15 об.]

Созванное по инициативе управляющего Морским министерством особое совещание 28 марта 1885 г. постановило:

а) Политическое положение России требует немедленного создания оборонительного флота;

б) программа 1881 года не вполне отвечает морским потребностям государства;

в) необходимо озаботиться постройкой минного флота, дабы не оказаться слабее в этом отношении морских соседей, в особенности Германии, которая уже ассигновала кредит на постройку 150 миноносцев; в соответствии с этим, выстроить:

1) 55 миноносцев,

2) 10 контр-миноносцев,

3) 1 крейсер,

4) 6 канонерских лодок для Черного моря и Владивостока;

г) приступить к их постройке немедленно и выполнить ее в срок не более 5 лет, как на русских (преимущественно), так и на иностранных заводах;

д) изменить программу 1881 года, уменьшив ее на 8 броненосцев (6 от Балтийского моря и 2 от Черного), продолжая строить остальные;

е) ассигновать 22 миллиона на немедленное выполнение постройки минного флота, распределив их на 5 лет.

Особое совещание одобрило все предложения И. А. Шестакова, увеличив морской бюджет до 40 млн руб. на период с 1886 по 1895 год. 25 апреля 1885 года программа утверждена Императором.

Добившись своей цели, И. А. Шестаков заявил, что в это десятилетие «все ближайшие потребности нашего флота будут удовлетворены» и тогда можно предполагать сокращение бюджета, исключив из 20-летнего плана шесть балтийских и два черноморских броненосца. В дополнение к плану совещание утвердило немедленную постройку 56 миноносцев, десяти контрминоносок (минных крейсеров), шести канонерских лодок и одного бронепалубного крейсера новейшего типа. Предполагалось продолжить и плановое сооружение броненосцев – девять на Балтике и шесть на Черном море. Тогда же, по настоянию военного ведомства в черноморскую программу была включена постройка 6 миноносцев и 6 канонерских лодок.

Программа судостроения 1885 года

Для Балтийского флота:

Броненосцев – 9

Броненосных крейсеров – 4

Бронепалубных крейсеров – 9

Минных крейсеров – 1

Контр-миноносцев – 10

Миноносцев – 40

Канонерских лодок – 11

Примечание. Число миноносцев уменьшено за счет улучшения их типа.

Для Черноморского флота:

Броненосцев – 6

Крейсеров – 3

Миноносцев – 6

Канонерских лодок – 6

Источник: Петров М. А. Подготовка России к мировой войне на море / С предисловием М. Павловича. — М-Л.: Государственное военное издательство, 1926. — 272 с. — Штаб РККА. Управление по исследованию и использованию опыта войн.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

К 1890 году было построено:

Для Балтийского флота

2 броненосца («Император Александр II» и «Император Николай I»)

1 минный крейсер («Лейтенант Ильин»)

12 миноносцев

3 броненосных крейсера («Адмирал Нахимов», «Адмирал Корнилов» и «Память Азова»)

2 бронепалубных крейсера («Витязь» и «Рында»)

Находились в постройке 2 броненосца («Гангут» и «Наварин») и 1 канонерская лодка.

Для Черноморского флота:

3 броненосца («Чесма», «Синоп», «Екатерина II»)

2 крейсера [в энциклопедии «Корабли Российского Императорского Флота. 1892-1917 гг.» отсутствуют]

6 канонерских лодок

6 миноносцев

Кроме того, находились в постройке 2 броненосца («XII Апостолов», «Георгий Победоносец»).

Источник: Петров М. А. Подготовка России к мировой войне на море / С предисловием М. Павловича. — М-Л.: Государственное военное издательство, 1926. — 272 с. — Штаб РККА. Управление по исследованию и использованию опыта войн.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Корабельный состав Российского Императорского Флота в 1890 г.

Балтийский флот (1700).

Эскадренные броненосцы

1. Петр Великий (1869, 1872, 1876)

2. Император Александр II (1885, 1887, 1889-1893)

3. Император Николай I (1886, 1889, 1891-1892)

4. Гангут (1889, 1890, 1894)

5. Наварин (1889, 1891, 1896)

Броненосцы береговой обороны

1. Адмирал Грейг (1865, 1868, 1869)

2. Адмирал Лазарев (1865, 1867, 1869)

3. Адмирал Спиридов (1866, 1868, 1869)

4. Адмирал Чичагов (1866, 1868, 1869)

5. Броненосец (1863, 1864, 1865)

6. Вещун (1863, 1864, 1865)

7. Единорог (1863, 1864, 1865)

8. Колдун (1863, 1864, 1865)

9. Кремль (1863, 1865, 1866)

10. Лава (1863, 1864, 1865)

11. Латник (1863, 1864, 1865)

12. Не тронь меня (1863, 1864, 1865)

13. Первенец (1861, 1863, 1864)

14. Перун (1863, 1864, 1865)

15. Русалка (1865, 1867, 1868)

16. Смерч (1863, 1864, 1865)

17. Стрелец (1863, 1864, 1865)

18. Тифон (1863, 1864, 1865)

19. Ураган (1863, 1864, 1865)

20. Чародейка (1865, 1867, 1868)

Крейсера 1 ранга

Броненосные крейсера

1. Князь Пожарский (1864, 1867, 1873)

2. Минин (1866, 1869, 1878)

3. Генерал-адмирал (1870, 1873, 1875)

4. Герцог Эдинбургский (1870, 1875, 1877)

5. Владимир Мономах (1881, 1882, 1883)

6. Дмитрий Донской (1881, 1883, 1885)

7. Адмирал Нахимов (1883, 1885, 1887)

8. Память Азова (1886, 1888, 1890)

9. Рюрик (1889, 1892, 1895)

Бронепалубные крейсера

1. Витязь (1883, 1884, 1886)

2. Рында (1883, 1885, 1886)

3. Адмирал Корнилов (1886, 1887, 1889)

Крейсера 2 ранга

1. Азия (1874, 1874, 1878)

2. Африка (1877, 1877, 1878)

3. Вестник (1878, 1880, 1881)

4. Джигит (1874, 1876, 1877)

5. Забияка (1878, 1878, 1879)

6. Крейсер (1873, 1875, 1876)

7. Наездник (1877, 1878, 1879)

8. Опричник (1879, 1880, 1881)

9. Пластун (1877, 1879, 1879)

10. Разбойник (1877, 1878, 1879)

11. Стрелок (1878, 1879, 1879)

Минные крейсера

1. Лейтенант Ильин (1885, 1886, 1887, 1907 посыльное судно, 1911 исключен)

Мореходные канонерские лодки

1. Бурун (1878, 1879, 1880)

2. Буря (1879, 1880, 1881)

3. Вихрь (1878, 1879, 1880)

4. Град (1879, 1880, 1881)

5. Гремящий (1890, 1882, 1893)

6. Гроза (1879, 1880, 1881)

7. Грозящий (1889, 1890, 1892)

8. Дождь (1878, 1879, 1880)

9. Ерш (1873, 1874, 1875)

10. Мина (1861, 1861, 1862-1883 Опыт)

11. Отважный (1890, 1892, 1893)

12. Снег (1879, 1880, 1881)

13. Туча (1878, 1879, 1880)

Миноносцы

1. Або (1885, 1886, 1886)

2. Биэркэ (1890)

3. Борго (1890)

4. Экенес (1890)

5. Виндава (1885, 1886, 1886)

6. Выборг (1886)

7. Гапсаль (1891)

8. Даго (1890, 1891, 1892)

9. Кодор (1885, 1886, 1886)

10. Котка (1890, 1891, 1892)

11. Котлин (1884, 1885)

12. Лахта (1886)

13. Либава (1885, 1886, 1886)

14. Луга (1887)

15. Нарва (1887)

16. Ревель (1886)

17. Роченсальм (1886)

18. Свеаборг (1886)

19. Сунгари (1888, 1889, 1890)

20. Уссури (1888, 1889, 1890)

...

Минное судно

1. Взрыв (1877)

Учебные суда

1. Баян (1857 корвет)

2. Витязь (1861 корвет)

3. Березань (1870 Тюрингия, 1878 Петербург)

Транспорты

1. Компас (1859)

2. Секстант (1859)

3. Красная горка (1861 Бритомар)

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Черноморский флот (1783).

Эскадренные броненосцы

1. Екатерина II (1883, 1886, 1888)

2. Чесма (1883, 1886, 1889)

3. Синоп (1883, 1887, 1889)

4. Георгий Победоносец (1890, 1892, 1893)

5. Двенадцать апостолов (1888, 1890, 1892-1894)

Броненосцы береговой обороны

1. Новгород (1871, 1873, 1874)

2. Вице-адмирал Попов (1874 Киев, 1875, 1876)

Крейсера 1 ранга

Броненосные крейсера

1.Память Меркурия (1879, 1880, 1882, 1883 Ярославль)

Мореходные канонерские лодки

1. Черноморец (1886, 1887, 1889)

2. Запорожец (1886, 1887, 1888)

3. Кубанец (1886, 1887, 1887)

4. Терец (1886, 1887, 1888)

5. Уралец (1886, 1887, 1888)

6. Донец (1886, 1887, 1889)

Транспорты

1. Ингул (1872)

2. Гонец (1875)

Миноносцы

1. Адлер (1889, 1889, 1890)

2. Ай-тодор (1890, 1892, 1892)

3. Анакрия (1889, 1889, 1890)

4. Анапа (1890, 1891, 1891)

5. Батум (1879, 1880, 1880)

6. Гагры (1883, 1883, 1884)

7. Геленджик (1883, 1883, 1884)

8. Измаил (1884, 1885, 1886)

9. Килия (1885, 1886, 1886)

10. Новороссийск (1886, 1886, 1886)

11. Поти (1883, 1883, 1883)

12. Рени (1885, 1886, 1886)

13. Сухум (1883, 1883, 1883)

14. Чардак (1885, 1886, 1886)

15. Ялта (1885, 1886, 1886)

...

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Рекомендую МОисеева "Список паровых и броненосных Судов РИФ" там и цены указаны за тонну в/и.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Сибирская военная флотилия (1856).

Мореходные канонерские лодки

1. Бобр (1884, 1885, 1885)

2. Сивуч (1884, 1884, 1884)

3. Манджур (1886, 1886, 1887)

4. Кореец (1885, 1886, 1887)

Транспорты

1. Тунгуз (1869, 1870, 1870, 1887 к порту, 1887 транспорт СФл)

2. Ермак (1869, 1870, 1870, 1887 к порту, 1887 транспорт СФл)

Миноносцы

1. Сунгари (1888, 1889, 1890 БФ, 1893 СФл)

2. Сучена (1887, 1887, 1889)

3. Уссури (1888, 1889, 1890 БФ, 1893 СФл)

4. Янчихэ (1887, 1887, 1889)

Каспийская военная флотилия (1722).

Мореходные канонерские лодки

1. Карс (1865, 1866, 1872)

2. Секира (1865, 1866, 1872)

3. Пищаль (1865, 1866, 1872)

Транспорты

1. Геок-Тепе (1882, 1882, 1983 Воткинск)

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

ПОсмотрел в архиве своем 134 мб Моисеев............ Если надо закину куда нить на файлообменник.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

ПОсмотрел в архиве своем 134 мб Моисеев............ Если надо закину куда нить на файлообменник.

Благодарю, уже нашел, изучаю...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Корабельный состав Российского Императорского Флота в 1890 г.

Балтийский флот

Эскадренные броненосцы

post-9382-0-27045500-1375036454_thumb.jp

post-9382-0-72719100-1375036474_thumb.jp

post-9382-0-04514000-1375036501_thumb.jp

post-9382-0-34771900-1375036522_thumb.jp

post-9382-0-33389400-1375036535_thumb.jp

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Крейсера 1 ранга

Броненосные крейсера

post-9382-0-83252300-1375036860_thumb.jp

post-9382-0-97426800-1375036872_thumb.jp

post-9382-0-61264100-1375036890_thumb.jp

post-9382-0-11534800-1375036903_thumb.jp

post-9382-0-90061500-1375036915_thumb.jp

post-9382-0-63108800-1375036930_thumb.jp

post-9382-0-72821800-1375036944_thumb.jp

post-9382-0-81055000-1375036959_thumb.jp

post-9382-0-64188800-1375036969_thumb.jp

Бронепалубные крейсера

post-9382-0-67989100-1375037045_thumb.jp

post-9382-0-91069800-1375037055_thumb.jp

post-9382-0-39983100-1375039545_thumb.jp

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Черноморский флот

Эскадренные броненосцы

post-9382-0-32143600-1375037281_thumb.jp

post-9382-0-11073400-1375037295_thumb.jp

post-9382-0-83849200-1375037304_thumb.jp

post-9382-0-97792500-1375037318_thumb.jp

post-9382-0-16183900-1375037338_thumb.jp

Крейсера 1 ранга

Броненосные крейсера

post-9382-0-76006200-1375037449_thumb.jp

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

3. Адмирал Спиридонов (1866, 1868, 1869)

"Адмирал Спиридов". Назван в честь героя Чесмы:

http://ru.wikipedia....горий_Андреевич

6. Вещун (1863, 1864, 1865)

7. Чародейка (1865, 1867, 1868)

8. Колдун (1863, 1864, 1865)

...

19. Ураган (1863, 1864, 1865)

20. Единорог (1863, 1864, 1865)

Порядок странный. Вроде по алфавиту, но почему "Чародейка" между "Вещуном" и "Колдуном"? "Единорог", вероятно, с Ятя писался, но сейчас-то зачем?

В перечне кораблей отстуствует броненосный фрегат "Петропавловск". Формально он все еще в строю, отправлен на слом в январе 1892 года. Деление крейсеров на ранги введено в нашей реальности только в 1892 году.

Изменено пользователем Вандал

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Адмирал Спиридонов

Спиридов

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Порядок странный. Вроде по алфавиту, но почему "Чародейка" между "Вещуном" и "Колдуном"? "Единорог", вероятно, с Ятя писался, но сейчас-то зачем?

В перечне кораблей отстуствует броненосный фрегат "Петропавловск". Формально он все еще в строю, отправлен на слом в январе 1892 года. Деление крейсеров на ранги введено в нашей реальности только в 1892 году.

1. Адмирал Спиридов, последовательность по алфавиту уточнена.

2. В списке кораблей БФ на 1.01.1890 броненосный фрегат "Петропавловск" отсутствует.

3. В программе 1882 года крейсера указаны "фрегатского" и "корветского" ранга, по спискам 1.01.1890 г. "Витязь" и "Рында" указаны как крейсера II ранга, а с 1892 г. - бронепалубные крейсера I ранга (в списке привожу их по окончательной классификации).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Принадлежность крепостей какова Военвед или морвед?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Принадлежность крепостей какова Военвед или морвед?

Морские крепости передаются морскому ведомству, только для этого необходимо военно-теоретическое обоснование по взглядам того времени...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Единоначалие... Пример осада Севастополя

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

В "Морском сборнике" за 1881г. публиковалась работа "О блокадной службе" (точно могу найти). Там в 5 Гл. автор задавался вопросом насколько действительны мелкокалиберные орудия против миноносок. Его вывод примерно таков: зачем полагаться на огромное количество выстрелов на малой дистанции, из которых один,возможно, поразит котел и предлагал ставить 87мм в качестве ПМО.

М.б. провести опыты и по их результатам что-то решить с этим вопросом?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте учётную запись или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учётную запись

Зарегистрируйтесь для создания учётной записи. Это просто!


Зарегистрировать учётную запись

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас