Литературный Конкурс Хеллоуин 2013


168 posts in this topic

Posted

Коллегам, Выкладывающим свое произведение в формате Word, прошу по возможности писать в версии 2003 года (иные почему-то мой планшет отказывается открывать)

Я с этим сталкивался :) Решается открыванием файла прямо в почте ("открыть" вместо "сохранить"), а потом копированием текста в свой ворд.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Коллегам, Выкладывающим свое произведение в формате Word, прошу по возможности писать в версии 2003 года (иные почему-то мой планшет отказывается открывать)

Я с этим сталкивался :) Решается открыванием файла прямо в почте ("открыть" вместо "сохранить"), а потом копированием текста в свой ворд.

Благодарю за ценный совет, коллега!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Довожу обработку своего "шеведра" напильником. Если резко спать не захочу, вышлю сегодня вечером. Или завтра к обеду.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Довожу обработку своего "шеведра" напильником. Если резко спать не захочу, вышлю сегодня вечером. Или завтра к обеду.

Мои благодарности коллеге!

Учитывая что мы потеряли одно произведение в силу капризов техники, эта новость радует

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Учитывая что мы потеряли одно произведение в силу капризов техники, эта новость радует

А что нет надежды на восстановление?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Судя по тому с какой категоричной лаконичностью коллега сказал "нет" даже на предложение сделать для него дополнительную фору времени увы, - чувствую что мне придется восполнять пробел. Публиковать же присланный ранее фрагмент коллега отказался

Относительно остальных произведений: На всякий случай я сохранил все произведения, присланные коллегами полностью, переслав на свою почту - благо туда можно выйти и с ноутбука и с планшета

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А я тем временем отправил.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Мои благодарности Коллеге Деметрию!

Итак, явные и скрытые инкогнито авторы прислали свои долгожданные труды, успев к кануну Хеллоуина. Приятно отметить, что это несколько несерьезное начинание встретило такой живой отклик

хочется верить, что ожидания не будут обмануты

Коллегам, изъявившим желание участвовать, однако по тем или иным причинам не успевающим, остается небольшая фора до 16:00

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Произведения Опубликованны! Голосование открыто!

Для Всех участников Открыта Возможность голосовать за несколько произведений

Срок голосования – одна неделя. Итоги будут подведены 7 ноября.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Голосовал за № 1, потому что это- лучшее из представленного. Автора угадал сразу): Цитаты из ГФЛ надо было давать без подписи

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Голосовал за № 1, потому что это- лучшее из представленного. Автора угадал сразу)

Абсолютно аналогично. :) Четвертое тоже очень хорошо, но ИМХО немного меньше подходит к теме и духу конкурса.

Edited by Алексей-Филипп

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

ВНИМАНИЕ!

У Нас Есть участник #4, приславший произведение следующие в голосовании под #5 в 15:18,

прошу извинить вашего покорного слугу за недостаток используемой техники (с планшета) - выложу текст через два часа как добирусь до компьютера с нормальным разрешением в заглавный топик

Пока произведение выложено здесь - посему прошу прощения у Автора и коллег за эту вопиющую накладку

УЧАСТНИК #4

Скандал в благородном семействе.

- Какая ужасная смерть! - воскликнул капитан Мотенегрини, вздрогнул всем телом и поспешно отвернулся.

- Я так не думаю, - хладнокровно заметил инспектор Риверс.

- Но почему?! - возмутился комиссар Латуш. - Вы только посмотрите, что сделали с беднягой!

- Я вижу, - спокойно ответил Риверс. - Но обратите внимание на цвет его языка. На положение его глаз. На цвет кожи вокруг тех мест, куда вошли гвозди. Я думаю - нет, господа, я уверен, наш покойный коллега был уже мертв, когда его тело насаживали на кол или когда в его голову забивали гвозди. Скорее всего, он был отравлен. Наш убийца не так уж и жесток...

- Не так уж и жесток?! - еще больше возмутился Латуш. - Как вы можете так говорить? Если это не жестокость, то что такое, по-вашему, жестокость?

- Если это жестокость, то она сродни жестокости патологоанатома или студента медицинского колледжа, препарирующего труп, - невозмутимо заявил инспектор Риверс. - Когда так поступают с живым человеком - да, это жестокость. Но с трупом? Помилуйте, коллега. Мертвое тело - это всего лишь пустая оболочка из мяса и костей, навсегда покинутое душой - той загадочной субстанцией, что делает нас людьми и отделяет от прочего мира живых существ и неживых предметов. Мертвое же тело... Расскажите об этом хозяину вашей любимой мясной лавки на Рю де 600. Пусть он посмеется.

- Вы злой и бессердечный человек, синьор Риверс! - вскричал Монтенегрини и принялся усиленно креститься.

- Злой? Возможно, - англичанин пожал плечами. - Бессердечный? Отнюдь. Кстати, напрасно вы это делаете.

- Что вы имеете в виду? - нахмурился итальянец.

- Покойный был магометанином, - напомнил Риверс. - К тому же очень ярым, позволю вам напомнить. Вряд ли бы ему понравилось, узнай он, что вы креститесь над его трупом. Над его бездыханным телом, если вам угодно.

Пальцы капитана Монтенегини, готовые нарисовать еще один крест в воздухе, замерли на полпути.

- Я думаю, мы видели достаточно, джентльмены, - добавил Риверс. - О, а вот и наш доктор. Думаю, он сможет уточнить время смерти, а также ее причину.

- Если вы только не будете мне мешать, - проворчал доктор Кислевский. - Интересно, интересно. Да. Я должен был увидеть это собственными глазами. Когда ваш констебль рассказал мне о том, что здесь произошло, я был уверен, что меня разыгрывают. Надо же! Осиновый кол в заднем проходе! Гвозди в голове! Потрясающе! Глазам своим не верю! Я просто обязан написать об этом статью! Уникальный случай!

- Но не раньше, чем мы закончим расследование, - поспешил уточнить комиссар Латуш. - Мы ведь не хотим спугнуть убийцу, верно?

- Разумеется, комиссар, разумеется. Поразительно, просто поразительно! - продолжал восклицать доктор. - Обратите внимание, господа, кол прошел через все тело и уперся в черепную коробку изнутри! А этот гвоздь, забитый в макушку, пробил череп и вошел прямо в острие кола! Потрясающе! Не думаю, что убийца это спланировал - полагаю, это у него случайно получилось. Но эта маленькая деталь придает всей картине идеальную завершенность! Нет, это не случайно. Он спланировал это заранее. Мы имеем дело с настоящим художником!

- Вы и инспектор Риверс - два самых циничных человека с холодной ящеричной кровью, каких я только встречал в жизни! - закатил глаза итальянец Монтенегрини. - Как вы можете восхищаться этим чудовищем, которое так поступило с нашим коллегой?!

- Кто вам это сказал? - удивился пан Кислевский. - То есть это самый вероятный ответ, но является ли он самым правильным?

- О чем вы, доктор? - не понял капитан.

- Я хочу сказать, что тот, кто отравил вашего дорогого коллегу - упокой Господь его душу, пусть он и был мусульманским язычником - и тот, кто посадил его на кол и забивал в него гвозди, могут оказаться двумя разными людьми! Их могло быть даже трое или четверо!

- Час от часу не легче, - побледнел комиссар Латуш. - Целая банда убийц. Что вы об этом скажете, месье Риверс?

- Древние римляне в таких случаях говорили "Cui prodest?" - "Кому выгодно?" - задумчиво произнес англичанин.

- Мои предки знали, о чем говорят! - гордо выпятил грудь капитан-итальянец.

- Как и предки здешних жителей, - хохотнул доктор Кислевский.

Итальянец ничего не ответил, только недовольно поморщился. Он имел на этот счет совсем другое мнение, но счел ниже своего достоинства вступать в бессмысленный спор.

- Вот что я вам скажу, - добавил пан Кислевский, продолжая копаться в останках несчастной жертвы. - "Кому выгодно?" Ищите убийцу по ту сторону границы. Они выигрывают от этого происшествия больше, чем кто-либо другой.

- Опять вы за свое, доктор... - недовольно нахмурился комиссар Латуш. - Самое время вспомнить другой римский афоризм - "Carthago delenda est", "Карфаген должен быть разрушен". Только в вашем исполнении он звучит несколько иначе.

- Да! - воскликнул пан Кислевский и его лицо при этом покраснело. - Да, я никогда не скрывал своей ненависти и своего желания отомстить! Но поверьте, господа, моя ненависть не затмевает мой разум! Наоборот! Благодаря ей мой мозг превращается в идеально отточенное оружие! Все мои чувства обостряются! И я вижу, я ясно вижу ответ!

- Какой еще ответ? - не понял Монтенегрини.

- Ответ на вопрос "Кому выгодно?" - доктор торжествующе поднял верх указательный палец. - Кому выгодна смерть чиновника, доставлявшего столь великое множество проблем наши восточным соседям? Кому выгодно посеять смущение и раздор в стане союзников? Кто до недавнего времени практиковал столь позорный вид казни? Кто, я вас спрашиваю?!

- Кто? - одновременно спросили трое полицейских.

- Казаки! - почти завопил пан Кислевский. - Казаки, эти жестокие и кровожадные убийцы, слуги русского царя, палачи польского народа...

- "Карфаген должен быть разрушен", - пробормотал себе под нос комиссар Латуш. - Кто бы сомневался! Что вы на это скажете, инспектор?

Риверс не ответил, погруженный в свои мысли. Разумеется, добрый доктор лукавил, когда говорил, что ненависть к русским не затмевает ему взор. Но если задуматься, в его словах было зерно истины...

Россия тяжело переживала свое поражение в Крымской войне. По сей день. А тот факт, что четыре союзные державы установили свой протекторат над дунайскими княжествами Валахией и Молдавией, русские считали самым смертельным оскорблением, какое было нанесено их стране в девятнадцатом веке от Рождества Христова - веке, до конца которого оставалось не так уж и много. Каких-то шесть месяцев.

Война закончилась давно. Сардинского протектора сменил итальянский. Проконсула Французской Империи сменил вице-губернатор от Французской Республики. Валахия и Молдавия объединились в Романию. Но по-прежнему над ее городами развевались четыре флага. Романская Тетрархия - так она теперь называлась. И четыре офицера, по одному от каждой державы-победительницы, осуществляли руководство над полицией протектората.

Несколько часов назад один из них, генерал Сулейман-паша, представитель Османской Империи, был зверски убит. Его посадили на кол. Его шапочку-феску прибили прямо к голове длинными медными гвоздями. И все это - прямо в его квартире в центре Бухареста!

И теперь его коллегам - капитану итальянских карабинеров Монтенегрини, британскому инспектору Риверсу и французскому комиссару Латушу предстояло отстоять профессиональную честь полиции Тетрархии и найти убийцу!

Один из первых визитов трое сыщиков нанесли к русскому консулу. И пусть пан Кислевский был неудержим в своей ненависти к проклятому царизму, полицейские считали своим долгом проверить любые версии, даже самые невозможные и безумные.

- Но это просто смехотворно! - рассмеялся граф Воронцов. - Вы хоть понимаете всю нелепость своих обвинений?

Они сидели прямо во дворе консульства, в изящной дорической беседке, окруженные лозами виноградного сада, которым так гордился представитель царя Александра. Урожай в этом году обещал быть великолепным.

- В этом нет ничего смешного! - возмутился Монтенегрини. - Убит человек! Зверски и хладнокровно!

- Откуда вы знаете? - насмешливо поинтересовался граф. - Вы присутствовали при этом?

- Мы никого не обвиняем, - счел своим долгом заметить инспектор Риверс. - Мы просто предполагаем, что за убийством мог стоять кто-то из российских подданных. Нет, я вовсю не имею в виду достойных слуг Его Величества императора Александра. Это мог быть какой-то бандит или контрабандист...

- Предположим, - кивнул русский консул. - Но я-то здесь причем? Это дело полиции - ловить бандитов и контрабандитов... Хи-хи! "Контрабандитов"! Ваше дело, господа.

- Не вижу здесь ничего смешного, - вслед за своим коллегой повторил Риверс. - Это действительно наше дело. Но дело заключается еще и в том, что вы можете нам помочь...

- Вы ведь не хотите, чтобы мы начали проводить повальные обыски и аресты среди русских подданных, в данный момент пребывающих в Тетрархии? - поспешил добавить комиссар Латуш. - Среди русских купцов, туристов, студентов?

- Вы не посмеете! - возмутился граф Воронцов. - Вы не можете так поступить! Вы ведь цивилизованные люди.

- Да, мы цивилизованные люди, - кивнул Риверс, - именно поэтому мы пришли к вам с просьбой о помощи. Не время лицемерить, граф. Мы знаем, что у вас в городе имеется довольно обширная агентура с большими возможностями и связями. Если кто-то из ваших агентов что-то слышал или видел...

- Достаточно, достаточно, - торопливо перебил его Воронцов. - Я прекрасно понял вас, инспектор. Хорошо, я сделаю все, что в моих силах. Но пусть этот разговор останется между нами. Вы меня понимаете?

- Разумеется, ваше сиятельство, - Риверс ухитрился произнести эти слова по-русски.

- Вот и прекрасно. Как только у меня что-то будет, я пришлю к вам своего человека. А теперь прошу простить, меня ждут неотложные дела!

Снова оказавшись на улице, детективы некоторое время размышляли, куда бы направить свои стопы, пока инспектор Риверс не предложил им разойтись в разные стороны и навестить своих агентов и информаторов.

- Встретимся в префектуре в шесть часов, поделимся находками - если таковые будут, и обсудим план дальнейших действий, - добавил англичанин.

Никто не возражал, и сыщики принялись ловить извозчиков. Добросовестный Латуш обязательно отправится в ближайший туземный квартал, где у него полно друзей и просто хороших знакомых. Монтенигрини, скорей всего, первым делом навестит одну хорошенькую модистку в центре города. Бедняга итальянец слишком сильно переживал в последние часы, ему просто необходимо расслабиться и выпустить пар.

Инспектору Риверсу извозчик не достался. Вместо этого к нему подрулил самый настоящий китаец-рикша.

- Куда изволите?

- В университет, - велел Риверс, забираясь на пассажирское сиденье и усмехаясь в усы. "Надо же, рикша! В Восточной Европе! Вот они, плоды просвещенного британского правления! Если бы еще французы с итальянцами и турками под ногами не путались, мы бы превратили Романию в очередную жемчужину имперской короны! Индию Восточной Европы! Ведь если присмотреться, между ними так много общего! Богатая страна, жадные аристократы, ленивый народ. А цыгане? Самые настоящие индийцы и есть".

В университете инспектор сразу же направился в библиотеку. Схватил с полки толстый том "История Романии" за авторством ученых мужей из Кембриджа и принялся его листать. Вот! Нашел! Он знал, что ответ где-то здесь!

"Влад III Басараб, также известный как Влад Цепеш и Влад Дракула — князь (господарь) Валахии в 1448, 1456—1462 и 1476. Ветеран войн против Турции. Прототип заглавного персонажа в романе Брэма Стокера "Дракула". Был известен своей беспредельной жестокостью... любимый способ казни - посажение на кол... известен случай, когда он приказал прибить шапки к головам турецких послов..."

Инспектор Риверс несколько раз перечитал последнюю фразу и захлопнул книгу. Посмотрел в окно. За окном стоял солнечный июльский день. Бухарест, утопающий в солнечном свете и виноградных лозах, был прекрасен. И не верилось, что где-то по его улицам бродит жестокий убийца, возомнивший себя новым Владом Цепешом. Новым Дракулой!

- И вот что я думаю, господа, - объявил инспектор Риверс, когда его коллеги собрались в префектуре в шесть часов вечера. - Убийца - романский патриот. Или мятежник, если хотите. Ни для кого из нас не секрет, не все туземцы довольны нашим просвещенным правлением. И турками недовольны в первую очередь. Поэтому наш преступник избрал такой странный способ убийства. Он словно продолжает дело своего национального героя.

- Яд! Яд! - неожиданно воскликнул капитан карабинеров. - Яд не укладывается в эту картину. Дракула наслаждался криками своих жертв, а наш убийца словно хотел избавить Сулейман-пашу от лишних мучений! Как это объяснить?

- Я думаю, здесь все очень просто, - ответил Риверс. - Влад Цепеш был господином этой страны. Он мог поставить на главной площади своей столицы хоть сотню эшафотов или осиновых колов, если вам угодно, и сутками следить за пытками. Ему некуда было торопиться. Но наш убийца не может себе позволить такую роскошь. Он должен действовать тайно и незаметно. Поэтому он отравил генерала, а потом в тишине и спокойствии насадил его на кол и прибил феску гвоздями.

- Прошу прощения, господа, - в комнату заглянул один из романских констеблей. - Пришел человек от русского консула. Он говорит, что дело срочное и неотложное.

- Зовите его, немедленно! - кивнул Риверс. - Будем надеяться, что граф Воронцов сдержал свое слово и его люди напали на след.

Менее чем через минуту в комнату буквально ворвался растрепанный и небрежно одетый молодой человек. Риверс сразу узнал его - это был секретарь русского консула. Но он всегда был таким аккуратным. Что случилось? Почему он так бледен?

- Там... там... - начал было русский. - Там... Его сссссисссс... - он стал заикаться.

- Дайте ему воды! - воскликнул Риверс. - Быстрее!

Русский едва не разбил зубы о край граненого стакана, но все-таки справился с собой и мигом проглотил предложенную воду.

- Там... Его сиятельство граф... Его убили! - наконец-то выпалил секретарь.

Его не просто убили, как поняли сыщики полчаса спустя - как только добрались до русского консульства.

Графа Воронцова отравили, посадили на кол и забили в голову полдюжины длинных медных гвоздей.

- Моя версия не подтверждается, - признался инспектор Риверс, рассматривая место преступления. - Мой гипотетический патриот должен был ненавидеть турок. Но при чем здесь русский консул? Напротив, тайные романские общества всегда получали помощь из Петербурга и видят в русских своих православных братьев и будущих освободителей. Так почему?

- Между прочим, месье Кислевский, ваша версия тоже не подтверждается! - заметил комиссар Латуш.

- Это еще почему? - возмутился пан доктор, бежавший из Варшавы в последний день очередного неудачного восстания. - По-моему, все достаточно очевидно! Граф Воронцов приказал убить Сулеймана-пашу. А потом его начальство приказало убить самого графа. Русские убийцы не любят лишних свидетелей! Готов держать пари, его убил собственный секретарь. Слишком хорошо притворяется и изображает скорбь.

- Будет большой скандал, - заметил Монтенегрини. - Убийство турецкого генерала - внутреннее дело Тетрархии. Но убийство русского консула...

- Вот именно! - почти закричал Кислевский. - Вот увидите - русские потребуют, чтобы их ищейки приняли официальное участие в расследовании! Потом они потребую впустить в Бухарест свои войска, якобы для охраны консульства! Потом они скажут, что этих войск недостаточно, и пришлю еще! Сегодня - Романия, завтра - Европа, послезавтра - весь мир! Таков их план! Вы что, не читали "Завещание Петра Великого"?!

- Я думаю. нам стоит встретиться завтра утром, - с тяжелым вздохом подвел итоги дня инспектор Риверс. - Это был тяжелый и длинный день.

И они встретились завтра утром. Но только Риверс и Латуш. Монтенегрини на службу не явился.

Тело капитана карабинеров нашли в собственной квартире. Яд, кол и гвозди - ни один пункт смертельного списка не был пропущен.

Послали за доктором Кислевским, чтобы произвести вскрытие по всем правилам. Посланный констебль вернулся раньше времени и совершенно один. На него было жалко смотреть. Добрый полицейский дружил с доктором и часто играл с ним в шахматы. Поэтому ему было неприятно найти старого друга с осиновым колом в заднем проходе и гвоздями в голове.

В городе вспыхнула паника и беспорядки. На улицах появились военные патрули - нет, не русские, пока только от союзных держав. В полдень четыре губернатора-тетрарха собрались на общее совещание в королевском дворце и потребовали уцелевших полицейских для доклада.

- Я знаю, кто будет следующий жертвой, - хладнокровно сообщил инспектор Риверс, спокойно дослушав до конца гневную речь одного из тетрархов о "полицейских бездельниках, неспособных поймать собственный хвост".

- И кто же?!

- Либо я, либо комиссар Латуш.

- Вы уверены?

- Да. Это негодяй убивает полицейских. Я еще не знаю причину, но надеюсь очень скоро узнать. Доктор Кислевский работал с нами, он вполне попадает пож эту категорию.

- А как же русский консул?

- Граф Воронцов несомненно напал на след. Поэтому он должен был замолчать. Только и всего.

- И что же вы планируете делать дальше? Как вы намереваетесь поймать преступника?

- Сегодня ночью мы с комиссаром Латушем запремся в главном здании префектуры, - сказал инспектор Риверс. - Только мы вдвоем и два револьвера. Снаружи поставим самую малую и незначительную охрану из туземцев - так, чтобы посторонний человек мог легко пройти. И он пройдет. Он непременно придет за нами, джентльмены, я не сомневаюсь в этом. И когда он придет - мы будем готовы.

- Отличный ужин, друг мой, не правда ли? Учитывая обстоятельства, я чувствую себя приговоренным к смерти, которому полагается столь же роскошная трапеза! - рассмеялся комиссар Латуш.

- Будь жив бедняга Монтенегрини, он бы обязательно сказал: "Юмор висельника! Как вы можете шутить в такой момент?!" - заметил инспектор Риверс.

- Это вы верно подметили, - погрустнел Латуш. - Предлагаю выпить за упокой его души. Против этого он бы точно не возражал!

- Согласен, - кивнул Риверс. - Но совсем немного. Мы должны быть начеку.

- Да, конечно, - закивал в ответ Латуш. - Совсем каплю. Этого должно хватить. - Они подняли бокалы и одновременно опрокинули их в себя. - Отличное вино. Когда все будет кончено, мы разопьем с вами полную бутылку, дружище, - улыбнулся комиссар, но улыбка тут же сползла с его лица. - Что... что это со мной? - Француз смертельно побледнел и схватился за горло. - Я... я плохо себя чувствую. Мне плохо. Позовите кого-нибудь на помощь! Что это?!

- Вы не узнаете свой собственный яд? - хладнокровно поинтересовался англичанин. - Неудивительно. Полагаю, вы никогда его не пробовали сами. Только скармливали своим жертвам.

- Как... почему... - прохрипел комиссар Латуш. Его лицо стремительно зеленело.

Риверс тем временем покинул свое место за столом, отошел к стене и встал там, скрестив руки на груди - как карающий судия.

- Называйте это как хотите - наитие, догадка, интуиция, воля провидения, - продолжал англичанин. - Но я почему-то решил поменять наши бокалы. Я думал, что если мои догадки неверны, от этого вреда не будет. Для меня, по крайней мере. И оказался прав!

Комиссар Латуш ничего не ответил. Вместо этого он перегнулся через стол и вставил в рот два пальца. Его долго и неудержимо рвало. Инспектор Риверс все это время оставался у стены и хладнокровно наблюдал за ним.

- Мне... мне гораздо легче... - прошептал Латуш несколько минут спустя и откинулся на спинку стула. - Я надеюсь, большая часть яда вышла. Полагаю, моя жизнь вне опасности.

- Вот тут вы ошибаетесь, - заметил Риверс. - Не знаю только, что это будет. Виселица или гильотина?

- Простите меня, - неожиданно зарыдал француз, - прошу, высоушайте меня и простите! Хотя я понимаю, что нет мне прощения! Это было сильнее меня, я не мог остановиться!

- Рассказывайте, - потребовал инспектор.

- ...мы познакомились с Сулейман-пашой в Стамбуле почти много лет назад, - начал Латуш. - О, этот турецкий негодяй! Грязное, порочное животное! Вы не представляете, что мне довелось пережить! И тогда я поклялся отомстить. Страшно отомстить! И как видите, я отомстил. Но недаром говорят - каждый мститель должен приготовить две могилы. Как видите, в моем случае их было гораздо больше!

- С турецким генералом все ясно, - кивнул Риверс. - Как насчет остальных?

- Граф Воронцов в те же годы служил в Стамбуле, в русском посольстве. Он видел нас вместе. Граф мог вспомнить про наше старое знакомство с Сулейманом и что-то заподозрить. Я не мог этого допустить, - прошептал француз.

- Доктор Кислевский?

- Он нашел пуговицу во рту графа Воронцова, когда вскрывал тело. Это была моя пуговица. Доктор не узнал ее и спокойно отдал мне. Вы с капитаном были в соседней комнате. Кислевский мог спросить, что мы сделали с такой важной уликой и помогла ли нам пуговица напасть на след преступника. Поэтому я вызвался проводить его до дома...

- Монтенегрини?

- Вы уехали первым и не видели, как я уходил с доктором. А итальянец - видел. Что делало его нежелательным свидетелем.

- Где вы раздобыли яд?

- Я сам его приготовил. Научился у одного китайца, когда служил на Востоке.

- Колья?

- Выломал доски из собственного забора, на заднем дворе, и немного поработал тесаком. Вот и все. Я знаю, я совершил ужасные вещи. Я заслужил казнь! - снова заплакал Латуш. - Но вы, хотя бы вы! Друг мой, простите меня!

Инспектор Риверс ответил не сразу. Он стоял у стены и вспоминал все хорошее, что знал о Латуше. Комиссар не был женат, поэтому добрую часть жалования каждый месяц пересылал своей овдовевшей сестре. Он носил в бумажнике фотографии своих племянников и очень гордился их успехами. Инспектор Риверс знал его почти пять лет, и считал своим другом. Комиссар не раз спасал ему жизнь, когда им приходилось вступать в схватки с ворами, убийцами или контрабандистами в туземном квартале или ночном лесу на русской границе. Капитан карабинеров был неправ. Риверс был кем угодно, но не был бессердечным человеком. Доброе сердце англичанина не выдержало. Он присел рядом со старым другом и принялся его утешать.

- Не бойтесь, Латуш. Я помогу вам. Я пройду с вами через все. Я буду стоять рядом с вами на суде. Я найду для вас лучшего адвока...

Грянул выстрел.

Инспектор отшатнулся назад и рухнул на пол. С выражением крайнего недоумения на лице он принялся следить за кровавым пятном, расплывающимся на его груди.

- Вот и все, - спокойно сказал Латуш, сдувая дымок с дула своего револьвера. - Надеюсь, наши туземные стрелки уже услышали выстрел и спешат на помощь. Но вам уже никто не поможет. Я скажу, что вы пытались отравить меня. И спасло меня только чудо. Я как будто из последних сил потянулся за револьвером и успел выстрелить. Доктор - другой доктор, не пан Кислевский - промоет мне желудок, обнаружит остатки яда и подтвердит мою историю. Дело закрыто, дамы и господа! Убийца понес суровое и заслуженное наказание. Но что заставило доброго инспектора Риверса совершить все эти ужасные злодеяния? Боюсь, что этого мы не узнаем уже никогда!

Он все еще продолжал говорить. но Риверс его больше не слышал. И не видел. Он видел только свет в конце туннеля, и слышал пение ангелов. А потом свет погас, и его поглотила тьма, из которой не было возврата.

...Время от времени зло принимает самые странные и неожиданные формы. И не каждому дано его распознать, и не всякий находит в себе силы остановить его. Но если не мы - то кто, кроме нас?!

Edited by ясмин джакмич

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну что же, констатирую, что конкурс состоялся. Хотя, честно сказать, ожидал большего. Поскольку принимал участие, от комментариев пока воздержусь.

На 90% угадал одного автора, ещё в одном произведении сильно сомневаюсь, поскольку кандидатами на авторы у меня выступают два совершенно противоположных друг другу форумчанина.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

В связи с обеспокоенностью коллег спешу сообщить что все произведения вложены в порядке их поступления, как в самой теме, так и в голосовалке

Отдельно прошу прощения за то что Участник №4 и его произведение в перечне голосования под №5 не поместились в заглавный топик из-за ограниченного объема сообщений в одном комментарии. В настоящий момент решается вопрос наиболее приемлемой перестановки поэмы Затертая Книга и рассказа Скандал в благородном семействе с целью грамотной компоновки, дабы не распылять внимание коллег читающих между двумя страницами комментариев

Edited by ясмин джакмич

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

К данному конкурсу , одна претензия - МАЛО!!! Лень и занятось , дорогие коллеги - наши враги! И с ними нужно бороться , не покладая. А не кладя и не забивая , прошу не путать. :grin:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

К данному конкурсу , одна претензия - МАЛО!!! Лень и занятось , дорогие коллеги - наши враги! И с ними нужно бороться , не покладая. А не кладя и не забивая , прошу не путать

Совершенно с Вами согласен, уважаемый коллега! А Вы то сами приняли участие?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Коллеги, активнее участвуем в обсуждении произведений и голосовании. До окончания подведения итогов остается два дня.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Голосовал за "Скандал в благородном семействе"

Рассказ зацепил.Подсознательно ждал именно чего-то такого(смахивающего на Э.А.По и повествования о Джеке Потрошителе,а-ля 19 век..).На мой взгляд рассказ вполне отвечает духу лит.конкурса.Было жутковато,интригующе(по крайней мере развязка меня удивила).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Чувствую, что все может решить один голос)

Ситуации с двумя Первыми призерами у нас ещё не было

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Чувствую, что все может решить один голос) Ситуации с двумя Первыми призерами у нас ещё не было

Второй тур объявлять будем? Если ничего не изменится.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Наконец то всё осилил все произведения. Считаю, что конкурс удался! Хотя видимо придётся смириться с малым количеством участников литературных конкурсов, но надеюсь эта измениться в сторону увеличения. Сожалею, что неизвестный участник по технической причине так и не принял участие и мы не увидели ещё одно произведение.

Прежде всего хочу сказать спасибо, всем участникам за доставленное удовольствие, а также за труд и потраченное время. Все произведения весьма достойные.

В некоторых отметил ошибки, опечатки и пропуски. Так что требуется правка.

В совокупности всех личных критериев и по раскрытию темы ИМХО самое лучшее произведение Ночь страха. Использован сложный материал. Это действительно страшное Хеллоуинское произведение, годное для хоррор-экранизации пусть и без АИ-составляющей.

Во всяком случае будет гораздо сильнее многих голливудских страшилок.

Но помимо этого произведения голосую также и за другие произведения. Выделю и стихотворный вариант, который безусловно велик!

Также отмечу в очередной раз использование форумных мемов и тем. Что становиться приятной традицией, которую к сожалению не поймут сторонние читатели.

Ведь уровень произведений таков, что не стыдно после доработки и публиковаться на бумаге или на других литературных ресурсах сети.

Есть ряд вопросов к авторам, которые хотелось бы осветить:

1. К участникам № 1 и 4 вопрос, а где случилась развилка?

Мир Америки из первого произведения уж очень альтернативен, а в Скандале в благородном семействе что за царь Александр в конце 19 века? Это кто-то из РИ-живших претендентов на престол или кто?

2. К участнику № 1 вопрос. Я не совсем в плане значения для сюжета понял тему с ошибкой ирландца в датах праздников. Кельтский День мертвых на день позже местной Ночи дикой охоты? И что?

И если б ирландец не ошибся, то их не убили бы в конце?

также ещё не совсем ясен мотив Виллема устроить всем погибель, сохранив прядь волос. Зачем ему это было нужно? Момент мотивации ИМХО не раскрыт.

Edited by Chugayster

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вроде бы вчера паритет в голосах был нарушен. Но после удаления очередной реинкарнации Ярика опять два победителя.Положительно необходим второй тур голосования.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ярика

кто такой?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Может ещё не все коллеги проголосовали?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

кто такой?

Появлялся тут год назад один рукоблуд озабоченный. Семь профилей создал, пока его не убили. Вчера опять объявился, похоже тоже несколько профилей было.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now