Sign in to follow this  
Followers 0

Стрелковое оружие Тихоокеанской Конфедерации в 1942-1944


20 posts in this topic

Posted

Я хочу выразить особую благодарность коллеге Tungsten'у, котороый любезно предоставил 90% использованной в статье матчасти.

7-мм магазинная винтовка образца 1929 года

post-130-0-21468900-1389986936.jpg

На протяжении последнего десятилетия девятнадцатого столетия, основу вооружения конфедеративной армии составляли надежные и проверенные 8-миллиметровые винтовки и карабины Лебеля-Бертье под патрон патента 1886 года, французского производства. Однако, к началу двадцатого века, эти некогда весьма совершенные ружья уже успели сильно устареть и, по мнению конфедеративной армии – не соответствовали требованиям и особенностям боевых действий. Много нареканий вызывал излишне тяжелый, хотя и мощный 8-миллиметровый патрон.

В начале 1920-ых годов, по инициативе Бюро Боеприпасов, Конфедерация начала интенсивный поиск новых образцов огнестрельного оружия для капитального перевооружения. В тот период, экономика Конфедерации переживала стремительный взлет (обусловленный огромными доходами, полученными за время Первой Мировой Войны), находясь в десятке самых быстро развивающихся экономик мира. Небоскребы и трубы заводов Лимы, Такны и Санта-Крус-де-ля-Сьерры стремительно возносились ввысь десятками и сотнями. В этой атмосфере восторженной самоуверенности, правительство без малейших проблем выделяло средства на военные программы, которые должны были возвысить мощь и славу военной машины Конфедерации.

Первоначально, Конфедерация решила традиционно обратиться за помощью к своим иностранным партнерам. В 1922 году, в Японии были закуплены для изучения винтовки под 6,5-мм патрон Арисака. Параллельно, опытные партии американских винтовок “Спрингфилд” 30-06, немецких 7,92x57 “Маузер” и 6,5-мм “Каркано” были приобретены для сравнительных испытаний. Наконец, значительное внимание привлекла удачная самозарядная винтовка Мондрагона, широко распространенная на южноамериканском континенте. Результаты оценки были не слишком удовлетворительны. Комиссия Бюро Боеприпасов в итоговом протоколе отметила, что 6,5-мм патрон обладает явно недостаточной энергией и не может быть одобрен как основной. Тяжелые же американские и немецкие патроны были, напротив, сочтены совершенно избыточными. В итоге, конкурс был вынужденно продлен, а его перспектива стала несколько неопределенной.

В это время, внимание конфедеративных военных привлекла американская полуавтоматическая магазинная винтовка Т1Е3, также известная как винтовка Педерсена. Спроектированная в начале 1920-ых оружейником Джоном Педерсеном, винтовка проиграла американский конкурс более мощной винтовке, позже принятой на вооружение как М1 Garand. Внимание же конфедеративной армии привлек оригинальный патрон .276 калибра (7-мм). В 1926 году, образцы винтовки и патрона были получены конфедератами для оценки. Баллистические качества патрона были оценены как высокие, но много претензий вызвала устаревшая конструкция гильзы. Старомодное “бутылочное горлышко” было сочтено малоприменимым для автоматического оружия. Не желая терять наметившиеся выгодные контракты, Педерсен, как только получил информацию о недостатках, немедленно обязался исправить их в кратчайшие сроки.

Новая гильза под 7-миллиметровый патрон была разработана Педерсеном в сотрудничестве с профессором лаборатории баллистики Национального Университета Лимы Мигуэле Мартине Мария де Бласко. Чтобы упростить процесс, инженеры использовали укороченную гильзу от патрона 30-06 “Спрингфилд”, попросту переобжав ее под новую пулю. Проведенные в 1927 году испытания показали высокую эффективность данного решения. Новый патрон имел и другие несомненные плюсы – низкую стоимость и небольшой вес.

В 1929 году, на вооружение конфедеративной армии была принята 7-миллиметровая магазинная винтовка “образца 1929 года”. Де-факто, винтовка представляла собой модификацию “Спрингфилд” M1903A3, переделанную под патрон .276 Педерсен-Бласко (более известен просто как .276 де Бласко) и с увеличенным до 6-ти патронов магазином. Первая партия винтовок была заказана и изготовлена в США для вооружения разведывательных частей, дальнейшее производство велось уже на заводах Конфедерации.

В это же время, конфедеративная армия решила другую важную проблему: боеприпасы. Производство патронов вплоть до начала 1920-ых велось в основном на небольших частных предприятиях, что приводило к большому проценту брака и низким темпам производства. Это не слишком волновало конфедеративную армию в то время, когда масштабы войн представлялись весьма небольшими. Но чудовищная резня Первой Мировой серьезно повлияла на расчеты конфедеративных стратегов. Стало ясно, что потребность в боеприпасах в современной войне гораздо выше, чем предполагалась ранее. Небольшие частные предприятия уже не могли эффективно справиться со снабжением армии в случае крупного конфликта. Во избежание проблем со снабжением боеприпасами, меры требовалось предпринять немедленно.

В 1920 году, конфедеративное правительство при поддержке частного капитала основало государственное предприятие “Municiones Combinado”, концерн, долженствующий объединить и регулировать производство боеприпасов в стране. В 1922 году был заключен контракт о постройке с французской помощью крупного современного предприятия, способного производить патроны в промышленных количествах. Строительство началось в том же 1922 году, но из-за ряда проблем – в частности, с выбором конкретного боеприпаса – завершилось лишь в 1928. В дальнейшем, заводы “Municiones Combinado” стали основным поставщиком патронов и снарядов для конфедеративной армии.

В период 1929-1935, конфедеративная армия полностью завершила перевооружение на магазинные винтовки образца 1929 года. Старые 8-мм ружья Лебеля были сохранены в резерве, на вооружении полиции и Территориальной Гвардии а также в учебных частях. На темпы перевооружения существенно повлиял небольшой пограничный конфликт с Колумбией вокруг Петли Летисии в 1928 году – во время которого конфедеративные войска, вооруженные устаревшими винтовками Лебеля, понесли неоправданно большие потери от действий колумбийцев, вооруженных самозарядками Мондрагона.

Не имея шансов противостоять тяжело вооруженным конфедератам в открытом бою на линии фронта, колумбийцы перешли к тактике летучих отрядов, быстро перемещавшихся в сельве и устраивавших нападения на конфедеративные войска. Самозарядные ружья Мондрагона продемонстрировали себя очень эффективно во время этих коротких огневых налетов. Передовые же части конфедератов постоянно сталкивались с проблемой нехватки 8-миллиметровых боеприпасов и вынуждены были по этой причине прерывать преследование отходящего противника. В некоторых случаях, для доставки боеприпасов конфедеративным ротам на передовой использовали авиацию, сбрасывающую с бреющего полета тюки с патронами! Все это окончательно убедило конфедеративную армию в необходимости срочного перевооружения на новые 7-миллиметровые винтовки.

Самозарядная винтовка Лливуака.

В отличие от 7-мм магазинной винтовки образца 1929 года, самозарядная винтовка Лливуака была не следствием масштабной правительственной программы, а порождением энтузиазма и непреклонности одного человека – капитана кавалерии Хорхе Лливуака. Участник боев с колумбийцами в Петле Летисии в 1928 году, он хорошо ознакомился с самозарядными винтовками Мондрагона (которые использовались колумбийскими отрядами) и был впечатлен тем темпом огня, который они позволяли развивать.

Выйдя в резерв вскоре после конфликта, капитан Лливуака посвятил себя разработке собственной полуавтоматической винтовки, первые наброски которой он предложил Бюро Боеприпасов еще в 1929 году. Чертежи были возвращены с вежливым напоминанием, что задачей винтовки является поражать врага, а не владельца. Несмотря на это фиаско, капитан Лливуака не сдался, и продолжил работы.

Не обладая ни специфическими познаниями, ни средствами, Хорхе Лливуака тем не менее отличался редкостным упорством и смекалкой, позволявшей ему преодолевать препятствия. Работая над своим проектом, он постоянно консультировался со специалистами, находил ресурсы для изготовления прототипов и макетов. Средств постоянно не хватало: по некоторым данным, основная часть финансирования проекта в 1929 году шла на деньги, выигрываемых капитаном Лливуакой за карточным столом. Ходили даже слухи, что первый прототип винтовки был построен на деньги, полученные капитаном от участия в контрабанде виски на территорию США.

Как бы то ни было, военные специалисты упорно не хотели замечать талантливого самоучку. Помог случай: во время одного из своих визитов за консультациями в Национальный Университет, капитан встретился с профессором де Бласко, который сумел разглядеть за оружием потенциал. Имя де Бласко к этому моменту обладало уже достаточным весом, чтобы Бюро Боеприпасов всерьез обратило внимание на проект. Достаточного финансирования получить не удалось, но используя ресурсы Бюро, де Бласко и Лливуака сумели к 1932 году представить действующий прототип самозарядного ружья под .276 де Бласко. После сравнительных испытаний, армия одобрила проект к экспериментальному развертыванию в боевых частях, и – через неофициальные источники – оплатила многочисленные долги Лливуаки, набранные в ходе работы над оружием.

Теперь двое оружейников могли работать в удачной ситуации. В 1933 году винтовка Лливуака Mark-I была выпущена ограниченной серией для вооружения горно-стрелковых и разведывательных подразделений, заменив в них карабины под 8-миллиметровый патрон.

Это было высокоэффективное для своего времени оружие под стандартный для конфедеративной армии патрон .276 де Бласко, с постоянным магазином на 12 патронов (две обоймы). Конструкция его была весьма своеобразной – изобретатель, не имея теоретического опыта, создал оригинальную модель с коротким ходом подвижного ствола и отпиранием затвора газоотводным приводом. В результате, оружие получилось громоздким и перетяжелённым, хотя в эксплуатации весьма надежным.

Практическая эксплуатация винтовки, однако, оказалась не блестящей. Оснащенные ей армейские подразделения заваливали Бюро Боеприпасов жалобой на тяжесть конструкции, громоздкость, и более высокие требования по обслуживанию, чем у обычных ружей. Сильнейшей претензией стало… отсутствие возможности установить на подвижном стволе штык, что в условиях сельвы рассматривалось как недостаток[1]. В конечном итоге, в 1934 году армия приказала временно сдать самозарядные винтовки в резерв, заменив их обычными ружьями образца 1929 года. Дополнительный заказ на 100000 самозарядок был отменен.

Но у винтовки нашелся неожиданный спаситель – конфедеративный флот, который крайне заинтересовался перспективой самозарядного оружия для своей дивизии морской пехоты[2], в качестве замены старым карабинам Бертье-Лебеля модели 1916 года. Морские пехотинцы встретили новое оружие с воодушевлением: в отличие от армии, морская пехота вести затяжные бои не планировала, а вот актуальная боевая производительность их чрезвычайно привлекала. Кроме того, следовало учитывать, что морская пехота была по сравнению с армейскими дивизиями – элитарным родом войск, с гораздо более высоким уровнем подготовки состава, и могла позволить себе более сложные образцы вооружений. Как выразился в отношении этого оружия генерал Идзуки Игнасио:

Когда мы ступаем на берег, мы всегда в меньшинстве. Даже если нас больше, нас всегда поначалу меньше, так как мы не можем высадиться все одновременно. В такой ситуации, я хочу оружие, которое позволит мне прострелить кишки по крайней мере троим ублюдкам, прежде чем меня самого выведут из строя”.

Вмешательство морской пехоты спасло самозарядку. Лливуаки получил средства на продолжение работ, и смог основать собственное предприятие “Armer?a Lliuvaki”, где вместе с группой инженеров (в том числе бывших студентов де Бласко, с которыми он когда-то начинал работу) создал к 1935 году образец Mark II. Здесь он отказался от не оправдавшего себя подвижного ствола, переработав систему исключительно газоотводный механизм. После сравнительных испытаний с конкурентами (автоматами американского производства) флот сделал однозначный выбор в пользу отечественного оружия, и разместил значительный заказ на новые винтовки. К 1937 году морская пехота полностью перевооружилась на новые самозарядки.

Армия, однако, была более скептически настроена, и хотя осуществила частичную замену Mark-I на Mark-II, тем не менее, все еще держала самозарядные винтовки в резерве и не вооружала ими боевые части. Солдаты использовали их лишь на периодических учениях. Хотя военные хорошо осознавали преимущества скорострельности, тем не менее, они опасались сложности самозарядной и ее капризности в обслуживании. Кроме того, в генералитете существовало влиятельное “лобби”, высказывающееся за принятие на вооружение пистолетов-пулеметов и автоматических винтовок: самозарядки рассматривались как “переходное звено”, не имеющее особой ценности. В результате, из-за отсутствия единства в вопросе, и необходимости финансирования других программ, перевооружение на самозарядки откладывалось почти два года.

В период 1937-1938 года самозарядки Лливуаки в основном производились на экспорт, в частности, в Эквадор. Помогли сломить сопротивление совместные маневры армейских частей и морской пехоты в 1938 году[3]. Присутствовавшие армейские генералы были столь захвачены скорострельностью самозарядных винтовок Лливуаки, что в итоге одобрили их принятие на вооружение для армии. Сказались и выявившиеся проблемы с разработкой полностью автоматических систем под стандартный конфедеративный патрон. Производство винтовок для армии в итоге, началось в 1939 году и быстро приобрело массовый характер.

Успешно внедрив свою самозарядку, Лливуаки, однако, на этом не остановился. Теперь его мечтой было создание полностью автоматической винтовки, способной провести, как он считал, революцию в огнестрельном оружии поля боя. Имея адекватное финансирование и широкие теперь связи, в том числе с европейскими оружейными концернами (преимущественно “Гочкис” и “Маузер”), он создал первый прототип автоматического ружья в 1939 году. Однако, доводка нового оружия затянулась: ввиду технологической сложности автомата, Лливуаки делал ставку на европейских партнеров, и начавшаяся в Европе в 1939 году война сильно повредила его планам. Одной из вставших проблем было удорожанием материалов. Отечественное производство высокотехнологичных сталей и качественных материалов было незначительно и практически полностью затребовано в других программах: в результате, стоимость представленного в 1941 году на испытания образца оказалась излишне высокой. После долгих споров, Лливуаки удалось убедить Бюро Боеприпасов начать опытное производство автомата, но из-за множества производственных проблем первые образцы были получены лишь в 1942 году – когда сама Южная Америка уже была охвачена войной.

Пулеметы

Длительное время, пулеметный парк Конфедерации представлял собой довольно пестрый зоопарк образцов, среди которых французские модели вроде “Гочкиса” и “Шоша” мешались с “Максимами” и “Льюисами”. Снабжение запчастями и боеприпасами в итоге было затруднено до крайности. В конце 1920-ых правительство Конфедерации попыталось навести в этом вопросе некий порядок, приняв за стандарт французские образцы. Но и это решение вряд ли можно было счесть оптимальным.

Так, станковый пулемет Гочкиса под 8-мм патрон Лебеля был сочтен слишком тяжелым и неудобным в практическом применении. Да и сам 8-мм патрон уже воспринимался как устаревающий, тем более что запасы 8-мм патронов образца 1898 года были не слишком велики, а новое производство не планировалось. Более компактный легкий пулемет Шоша под тот же 8-мм патрон нравился солдатам, но был капризен и ненадежен, склонен к частым отказам.

post-130-0-19197400-1389986664.jpg

Пограничный конфликт с Колумбией ясно показал, что систему пулеметного вооружения необходимо срочно переделывать. Ход боевых действий в сельве совершенно дискредитировал тяжелые станковые пулеметы: их перемещение и расположение на позиции занимала слишком много времени, а реалии боев как правило просто не требовали стрельбы на значительные дистанции. Легкие пулеметы Шоша вызвали массу нареканий ввиду неприспособленности к высокой влажности джунглей. Вдобавок, большой вес 8-миллиметровых патронов создавал постоянные проблемы со снабжением: в условиях сельвы и противостояния летучим отрядам, основная тяжесть боев возлагалась на авангардные подвижные части, ведущие боевые действия на значительном отдалении от тылов. В подобной ситуации, пулеметы заслужили нелестное прозвище “пожиратели патронов”, так как боезапаса постоянно не хватало для продолжительных перестрелок.

Военные Конфедерации понимали недостатки сложившегося положения. Конфликт с Колумбией – слабым, неадекватным противником – оказался значительно тяжелее в плане потерь чем предполагалось, и именно из-за небрежного отношения к стрелковому оружию. Армия опасалась оказаться столь же неподготовленной перед лицом более опасного противника.

В попытке предугадать развитие военной мысли, армия Конфедерации едва ли не впервые предприняла масштабную программу аналитического характера, направив усилия специалистов на изучение опыта боевых действий в джунглях. Целью была выработка концепции перевооружения исходя из требований ландшафтов предполагаемых театров.

Первым (временным) решением проблемы, стало экстренное принятие на вооружение нового единого пулемета – “Дарн” M1922 модифицированной версии, переведенного на патрон .276 де Бласко. По опыту конфликта с Колумбией, Конфедерация сочла малоперспективными популярные в Европе станковые пулеметы: был сделан вывод, что война в условиях сельвы будет чаще представлять собой интенсивные локальные перестрелки на небольших дистанциях, чем сплошную линию фронта со значительными открытыми местностями.

Пулемет “Дарн” стал решением проблемы. По конфедеративному заказу, французские специалисты переработали конструкцию производимых пулеметов, заменив треногу – легкими сошками, упростив процедуру замены ствола и добавив буфер для повышения надежности. Оставшиеся на вооружении “Гочкисы” и “Шоши” в основном передали в гарнизонные части и в состав укрепленных районов, где их проблемы в виде малой мобильности и недостаточной надежности были значительно менее актуальны. Пулеметные части Конфедерации начали насыщаться 7-миллиметровыми “Дарнами”, которые рассматривались как универсальное решение проблемы пулеметам винтовочного калибра. Эти же пулеметы устанавливались на легкие конфедеративные боевые машины, например, на производимые по лицензии танкетки-транспортеры “Рено” UE3P.

Однако, несмотря на успех 7-миллиметрового патрона де Бласко, все еще оставалась актуальной проблема крупнокалиберных пулеметов. Конфедерация считала подобное оружие весьма ценным ввиду его высокой пробивной силы (что в условиях сельвы с множеством препятствий на линии огня было немаловажно). Попытки получить подобное оружие велись еще с 1928 года, после того, как безуспешно завершились переговоры о приобретении для конфедеративного флота 13,2-мм пулемета Гочкис, сочтенного экстремально тяжелым и неудобным.

За помощью конфедераты обратились на этот раз к своим северным соседям. В 1929 году конфедеративная делегация рассматривала возможность закупки пулемета Браунинга, но… это оружие под 12,7-мм патрон было опять-таки сочтено избыточно тяжелым, неуклюжим и самое главное – дорогим в применении, из-за высокой стоимости патрона пятидесятого калибра. Однако, в итоге конфедератам улыбнулась удача – фирма Браунинг, узнав о претензиях к их 12,7-мм детищу, презентовала нечто новое: версию своего пулемета под 10,6-мм патрон. Эта конструкция была разработана Браунингом в инициативном порядке в 1920-ых, как продолжение исходных работ по крупнокалиберному пулемету под французский 11-мм бронебойно-зажигательный патрон. Американская армия предпочла более тяжелую версию, но конструктор продолжил работы, в надежде на иностранных покупателей.

На конфедеративных офицеров, новый крупнокалиберный пулемет произвел большое впечатление тем, что при гораздо более мощном патроне был лишь немногим тяжелее обычных пулеметов и мог эффективно использоваться в сельве. Контракт о закупке пулеметов 0.416 Браунинг был подписан в 1930 году… но начавшийся мировой экономический кризис вынудил правительство Конфедерации пересматривать статьи расходов. Новые тяжелые пулеметы в список первостепенной необходимости не попадали: более важным казалось перевооружение армии на 7-мм патрон. В результате, долгое время закупки пулеметов .416 калибра ограничивались лишь небольшим числом образцов, закупаемых как зенитные. Некоторое количество пулеметов также закупалось ВВС для вооружения самолетов.

Только в 1933 году, когда пик кризиса был уже преодолен и экономика пошла на подъем, крупнокалиберные системы вновь оказались в списке приоритетов. В немалой степени этому способствовала работа де Бласко по оптимизации патрона. Исходный 10,6-мм патрон представлял собой попросту переобжатую версию .50 Браунинга. Де Бласко создал новую уменьшенную гильзу и удешевленную пулю с мягким стальным сердечником. Некоторое падение начальной скорости (менее 915 метров в секунду) компенсировали увеличением длины ствола на два дюйма. За счет этой модификации, удалось существенно сократить стоимость. В таком виде, под обозначением “крупнокалиберный пулемет образца 1933 года” 10,6-миллиметровые пулеметы, наконец, поступили в серийное производство начиная с 1935 года.

post-130-0-73207500-1389986966.png

Слева - направо: 30-06 Springfield, .276 Pedersen, 7X46 mm -.276 дэ Бласко (переобжатый 30-06 , укороченный для сохранения баллистики .276 Pedersen )

[1] Попытка решить проблему установкой штыка на подствольной раме, упиравшейся в ложу обернулась чрезвычайным ростом веса конструкции, смещением балансировки и была забракована самим конструктором винтовки

[2] В 1935 году переформирована в две бригады.

[3] Ввиду большой зависимости от морских коммуникаций, армия Конфедерации регулярно отрабатывала взаимодействие с флотом.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

В результате, оружие получилось громоздким и перетяжелённым, хотя в эксплуатации весьма надежным.

Вот насчет эксплуатационной надежности при переусложненной конструкции и нетипичном газоотводе как раз и есть некоторые сомнения.

Производство винтовок для армии в итоге, началось в 1939 году и быстро приобрело массовый характер.

Тут есть еще вопрос. Насколько я понял коллегу Tungsten'а, хтоничная конструкция сия заведомо заявлена как

а) неудачная

б) первый вообще созданный конструкторами Конфедерации "свой" образец самозарядки

с запуском в массовое производство уже другой, более удачной модели о.О

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Коллега, так в серию в 1939 пошла уже более рациональная mark-II.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Sgt. Kamarov,так про это и написано, в закупки пошол газоотводный Марк II

А про ПП будет? Сельва и маневренная война должны показать их высокую эффективность

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А к чешским пулеметам присматривались? Вроде бы Брен англичане до сих пор используют.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вот насчет эксплуатационной надежности при переусложненной конструкции и нетипичном газоотводе как раз и есть некоторые сомнения.

Пока оружие почищено и правильно смазано ( лёгкими маслами и как положено , а не методом "макания в солидол" ) - работает хорошо .

Тут есть еще вопрос. Насколько я понял коллегу Tungsten'а, хтоничная конструкция сия заведомо заявлена как

а) неудачная

б) первый вообще созданный конструкторами Конфедерации "свой" образец самозарядки

с запуском в массовое производство уже другой, более удачной модели о.О

Ну да , в серию и пошла "Марк два" - совсем другая по сути винтовка с газоотводным механизмом . В смысле , в массовое производство . А "Марк первый" выпущена небольшая опытная партия , дальнейшие закупки отменены в силу очевидных причин .

А про ПП будет? Сельва и маневренная война должны показать их высокую эффективность

Моё мнение - будет , но мало . "ПП лобби" проиграло битву за распилбюджет .

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А к чешским пулеметам присматривались? Вроде бы Брен англичане до сих пор используют.

Не особенно. Я не сомневаюсь в качестве чешского оружия, но не уверен, что оно будет хорошо во влажном и жарком климате Южной Америки.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

то оно будет хорошо во влажном и жарком климате Южной Америки.

в Африке работало отменно

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

то оно будет хорошо во влажном и жарком климате Южной Америки.

в Африке работало отменно

Спасибо, не знал.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Спасибо, не знал.

Война 1967-70 Нигерия Биафра очень много чешских 58-х и самозарядок 52/57

мне лично самозарядки в Конго и Руанде попадались

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Коллега Тангстен считает должным частично переработать статью на основании новых идей. Так что в ближайшее время сегмент может быть капитально пересмотрен.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

отсутствие возможности установить на подвижном стволе штык, что в условиях сельвы рассматривалось как недостаток[1]. В конечном итоге, в 1934 году армия приказала временно сдать самозарядные винтовки в резерв, заменив их обычными ружьями образца 1929 года. Дополнительный заказ на 100000 самозарядок был отменен.

Может в этом месте имигрировать из Нейгаузена в Южную Америку Кирали, который уже поучаствовал в создании МКМО. Он может создать полусвободный затвор своего типа пораньше.

экстренное принятие на вооружение нового единого пулемета – “Дарн” M1922 модифицированной версии,

А почему скажем не BAR. В 1932 году бельгийцы выпустят FN Mle D со сменным стволом, сошками на газоотводе, возвратной пружиной в прикладе. Оч годный пулемет.

Попытки получить подобное оружие велись еще с 1928 года, после того, как безуспешно завершились переговоры о приобретении для конфедеративного флота 13,2-мм пулемета Гочкис, сочтенного экстремально тяжелым и неудобным.

Французы его выбрали как минимальный калибр в котором можно разместить заряд ВВ (2 гр).

Эта конструкция была разработана Браунингом в инициативном порядке в 1920-ых, как продолжение исходных работ по крупнокалиберному пулемету под французский 11-мм бронебойно-зажигательный патрон.

Это я так понял проекция патрона Баррет 0.416, на мой взгляд не лучший кандидат.

На конфедеративных офицеров, новый крупнокалиберный пулемет произвел большое впечатление тем, что при гораздо более мощном патроне был лишь немногим тяжелее обычных пулеметов и мог эффективно использоваться в сельве. Контракт о закупке пулеметов 0.416 Браунинг был подписан в 1930 году

Могу предположить, что как раз наоборот. Оружие и боекомплект под него будет тяжелым как под КК пулеметы, а бронепробиваемость слабая.

Edited by Mamay

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Почему винтовки созданные испаноязычным конструктором в испаноязычной стране нумеруются/называются по-английски: Mark I и Mark II?

Edited by Mihael

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

В 1929 году конфедеративная делегация рассматривала возможность закупки пулемета Браунинга, но… это оружие под 12,7-мм патрон было опять-таки сочтено избыточно тяжелым, неуклюжим и самое главное – дорогим в применении, из-за высокой стоимости патрона пятидесятого калибра.

честно говоря, вот тут не очень понятно... по своему опыту (можно еще проконсультироваться у коллеги Горца, на счет опыта l?gion ?trang?re), на себе такое оружие в джунглях и буше никто не таскает. его применение - это стационарные установки на автомобилях/танкетках и на лодках, либо установки в укрепленных точках. так что вопрос "тяжелости и неуклюжести" для этого типа оружия не сильно актуален. КП применяются обычно либо для поражения противника на дальних дистанциях, либо в укрепленных объектах (если не брать в расчет ПТО и ПВО)

Де Бласко создал новую уменьшенную гильзу и удешевленную пулю с мягким стальным сердечником

вот тут тоже... при небольшом калибре насколько эффективной будет такая пуля по сравнению с .50 BMG или 13,2х99 Hotchkiss? 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

при небольшом калибре насколько эффективной будет такая пуля

Что конкретно Вы подразумеваете под словом "эффективна" ?

 

на себе такое оружие в джунглях и буше никто не таскает

Джунглями и бушем мир не ограничен ...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Что конкретно Вы подразумеваете под словом "эффективна" ?

1) начальная скорость пули, ее масса, дульная энергия, и поражающая способность по высоте и бронепробиваемость для соответствующих пуль 

2) стоимость разработки и выпуска патрона по сравнению с лицензией или закупкой соответствующего боеприпаса за рубежом (целесообразность собственной разработки под собственный калибр) с учетом потребности ВС в таком типе оружия

Джунглями и бушем мир не ограничен ...

безусловно. но в данном случае имеется как раз такой тип ТВД и горный. 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

начальная скорость пули, ее масса, дульная энергия, и поражающая способность по высоте и бронепробиваемость для соответствующих пуль

Баллистика данного патрона была рассчитана .

Пуля со стальным сердечником массой 26~26,5 грамма разгоняется данным патроном до V0 = 905~910 м/с ( дульная энергия 10,65 кДж ) .

Валится на трансзвук на дальность 1500 метров , имея при этом энергию 1,8 кДж . Подлётное время 2,58 секунды . Дистанцию в 2000 метров преодолевает за 4,1 секунды , пересекая её на скорости 297 м/с .

Бронепробиваемость - ожидаемо ниже 12,7-мм , но на дистанции эффективного огня достаточна для поражения бронеавтомобилей , танкеток и и щитов пулемётов/орудий .

 

стоимость разработки и выпуска патрона по сравнению с лицензией или закупкой соответствующего боеприпаса за рубежом

Стоимость разработки невелика , так как изначально патрон получен переобжимом гильзы .50BMG и впоследствии уже доработан Лабораторией баллистики . Выпуск патронов планируется на новых мощностях , которые в общем-то без разницы под какой патрон строить , а вот отсутствие необходимости покупки лицензии , это только плюс .

 

целесообразность собственной разработки под собственный калибр с учетом потребности ВС в таком типе оружия

ВС требуют крупнокалиберный пулемёт для вооружения техники , авиации и как средство усиления пехоты , но считают массу 13,2-мм французских пулемётов чрезмерной . Грубо говоря , в требованиях значилась возможность переноса тела пулемёта одним бойцом , т.е. масса не более 20~22 килограмм и .50 М2НВ с его 38 не вписывался .

 

безусловно. но в данном случае имеется как раз такой тип ТВД и горный. 

ТВД очень разный , от равнин и плоскогорий , до сельвы , гор и побережья . НО . Не стоит проецировать опыт ЧВК и экспедиционных сил специального назначения на регулярную армию - там 12,7-мм пулемёты при даже большем весе отлично прижились . В данном случае требования по массе несколько жестче , что вынудило уменьшить калибр . На выходе получаем пулемёт , с массой тела примерно 18 килограмм , который может переноситься ( на марше ) расчётом из четырёх человек ( тело пулемёта , станок и запасной ствол , два подносчика боеприпасов ) в том числе и по трудной местности . Что с М2 провернуть несколько сложнее ( "такую тяжесть на себе никто не потащит" (С) ) .

В плане боевого применения отличия невелики , так как дальность эффективной стрельбы пулемёта более чем достаточна для типовых задач ( прицельный огонь по групповым и площадным целям до 1500 метров на поражение и до 2000 метров на подавление ) . В авиации снизившаяся бронепробиваемость не столь критична , особенно против выроятного противника , но снижение массы оружия ( пулемёта и боезапаса ) положительно скажется на самолёте , либо позволит поднять плотность огня путём установки большего числа пулемётов .

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Бронепробиваемость - ожидаемо ниже 12,7-мм , но на дистанции эффективного огня достаточна для поражения бронеавтомобилей , танкеток и и щитов пулемётов/орудий .

коллега Tungsten, возникает вопрос - а к чему тогда городить такой "огород", а не использовать бронебойную пулю (может быть усиленную) обычного калибра? эффект тот же, затрат почти нет. в Европе же (да и в столь любимой автором идеи Японии) малые калибры не использовались, наоборот, там они росли. 

В плане боевого применения отличия невелики , так как дальность эффективной стрельбы пулемёта более чем достаточна для типовых задач ( прицельный огонь по групповым и площадным целям до 1500 метров на поражение и до 2000 метров на подавление ) . В авиации снизившаяся бронепробиваемость не столь критична , особенно против вероятного противника , но снижение массы оружия ( пулемёта и боезапаса ) положительно скажется на самолёте , либо позволит поднять плотность огня путём установки большего числа пулемётов .

не согласен с вами... получается, что для выполнения задач ротного он избыточен и дорог, а для выполнения задач ПВО/ПТО и борьбы с легкими укреплениями не годится из-за недостаточной дульной энергии и бронепробиваемости. заброневое действие вообще получатся нулевым... . 

а в авиации тем более. для поражения существующего вооружения потенциальных противников достаточно пулеметов винтовочного калибра. это и дешевле и проще конструктивно. а против бронированных целей опять таки калибр маловат...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

да вот еще один вопрос. какой смысл в разработке патрона 7-мм под системы, отвергнутые в других странах, если есть 7х57 Spanish Mauser, прекрасно известный и широко применяемый как раз в этом регионе. просто разработать "свое, чтобы было"? просто потратить время и средства?  хотя конечно, авторское решение не обсуждается... :)))

Edited by Sergius Scavrus

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

а к чему тогда городить такой "огород", а не использовать бронебойную пулю (может быть усиленную) обычного калибра?

Бронепробиваемость 7-мм патрона существенно ниже и чем больше дистанция , тем выше преимущество .416 . Небольшое снижение относительно 12,7-мм не есть равность даже 7,62-мм .

К тому же эффективная дальность стрельбы 7-мм пулемёта и близко к двум километрам не подходит . ККП всё же рассматривается как средство подавления/уничтожения огневых точек противника на дистанции , превышающей их эффективную .

 

что для выполнения задач ротного он избыточен и дорог

Зачем ККП в роте ? Они сводятся в отдельные взвода поддержки .

 

а для выполнения задач ПВО/ПТО и борьбы с легкими укреплениями не годится из-за недостаточной дульной энергии и бронепробиваемости. заброневое действие вообще получатся нулевым...

ПТО - не вполне их задача , но как раз таки вполне могут бороться с лёгкими бронецелями типа бронеавтомобилей и танкеток ( кои у потенциальных противников превалируют ) на внушительной дистанции .

В качестве ПВО - аналогично , против небронированных бипланов вполне достаточен . Бронепробиваемость можно посчитать , однако , сдаётся мне , при довольно высокой начальной скорости значение будет тоже , отнюдь не пистолетным . Мы же не со средними танками собираемся бороться .

 

какой смысл в разработке патрона 7-мм под системы, отвергнутые в других странах

В каких странах отвергли "Спрингфилд" ???

 

если есть 7х57 Spanish Mauser, прекрасно известный и широко применяемый как раз в этом регионе

Избыточно мощный .

 

просто разработать "свое, чтобы было"? просто потратить время и средства?

Во-первых - да , амбиции и заявить о себе на континенте . Страна претендует на позицию лидера в регионе и в уме держится как раз вытеснить немецкий патрон , "подсадив" соседей на свой .

Ну и оптимизировать сам патрон .

Тем более , что есть и время и деньги и желание .

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0