Мир Имперской Мерсии и Межрасового Иудейства (МИМиМИ)


398 сообщений в этой теме

Опубликовано: (изменено)

Тема, как я понял, проглядев архивы - некая компиляция из баянов, но все-таки компиляция, а значит - уже не совсем баян.

Этот мир рождался в кровавой круговерти раннего Средневековья. Когда Восточная Римская Империя стонала под ударами арабских войск, степи Восточной Европы захлестывали волны кочевников - авар, болгар, хазар, а на далеком острове у северо-западной оконечности Европы резались не на жизнь, а на смерть правители англосаксонской Гептархии.

ba6fe6dcf268.png

Вот тут и случилась Развилка. Слово коллеге Магнуму:

Король Пенда, правивший англо-саксонским королевством Мерсия в первой половине 7 века после Р.Х. был, вне всякого сомнения, велик. За годы его правления не самое великое Мерсийское королевство (центральная Англия) заметно выросло в размерах, окружило себя союзниками и вассалами, убило множество врагов и привело к единому знаменателю несколько сопредельных англо-саксонских королей (насмерть). Пенда был не просто великим королем, но и полководцем. Например, на очередную битву он привел целых 30 легионов. Именно так, легионов. Об этом сообщает первоисточник, англосаксонский историк Беда Достопочтенный, творивший в конце VII - первой половине VIII века. Писал он на латыни и от души сыпал старой имперской терминологией, поэтому долгое время науч.истебл. было принято считать, что "легионы" упомянуты в переносном смысле, и под этим словом следует понимать "армию, войска, солдаты" и т.п., но никак не легендарных воителей покойного Первого Рима.

Однако, новейшие исследования в данной области, основанные на тщательном прочтении обрывков, археологии и др., приводят к выводу, что Пенда действительно водил в бой легионы! Организованные, дисциплинированные, аккуратно построенные формации, с четкой командной цепочкой, под разными знаменами, далее везде. Нет, конечно, мерсийским легионерам было очень далеко до оригинальных римских, но они на голову превосходили тот сброд из англо-саксонских и кельтских головорезов, выставляемый на поле соседними королями. Именно поэтому Пенда одерживал победу за победой.

Таким образом, Пенда был королем-прогрессором королем-реконструктором. Одним из первых в истории.

Король Пенда был близок к тому, чтобы стать Верховным Королем и гегемоном всей Британии, но случайно умер от потери головы на очередной войне против Кор. Берниции (Северная Англия) (655 г.)

Превратности судьбы, ведь и оригинальным легионам пришлось терпеть поражения.

РАЗВИЛКА также не будет отличаться оригинальностью. В первые минуты сражения вражеский король Осви был убит шальной стрелой, и Пенда одержал очередную великую победу.

Кроме всего прочего, Пенда был одним из последних английских королей-язычников. Но языческая Англия совсем не обещала быть. Пенда не был фанатом этого дела, дружил с христианскими королями, разрешал в своих владениях христианские проповеди, разрешал крестить своих детей, если того требовали интересы государства, далее везде. Не исключено, сам был к этому близок, но не успел. И это все о религиозной стороне альтернативы.

Легионы не могли стоять без дела, и Пенда двинул свою победоносную армию на немногих уцелевших врагов. За ним тащились толпы союзников. Умиротворение Британии завершилось в считанные годы.

115363227da1.jpg

Пенда

Итак, развилка проста как три копейки – в 655 король Эсвиу был убит и ритуально расчленен, как ранее король Пенда проделал это с братом Эсвиу Освальдом. Нортумбрия, как и ранее, распалась на Берницию и Дейру, жители которых привычно вернулись к язычеству, как они делали и раньше во время крупных поражений. Это вообще было свойственно для англосаксов того времени, а тут был особенно наглядный случай- король, давший обет в случае победы построить 12 монастырей и постричь дочь в монахини, несмотря на все эти благочестивые обещения потерпел разгромное поражение. Впрочем, все это еще не предвещало языческой Англии - там по-прежнему была чересполосица языческих и христианских владений, кое где встречались эксцессы вроде убийства священников и разрушения церквей, в других местах напротив рушились идолы и осквернялись капища, но в целом между язычеством и христианством в Англии установилось относительно мирное сосуществование. Сам Пенда, тем не менее, оставался язычником и именно в этом качестве продолжал и дальше завоевывать земли, ставить вассальных королей, примучивать пиктов и бриттов. На момент его смерти в 663 году ( а если верить Беде, Пенда был уже в довольно преклонном возрасте) Мерсия оставалась неоспоримым гегемоном - как впрочем и в РИ, разве что на это время не было нортумбрийского «перерыва» и Освиу-бретвальды.

После Пенды на трон вступил его сын Вульфехере. В реальной истории он был христианином, но время и место его крещения неизвестно Предполагают, что это было одним из его примирения с Освиу, что дало ему возможность получить престол Мерсии. Примем эту версию и мы, а также и то, что в данной альтернативе ничего подобного не произошло. Воспитанный на примере отца - воителя-язычника, продолживший его славные традиции военно-исторической реконструкции Вульфхере поначалу не видел надобности в крещении. Но впоследствии под воздействием не то крещеных родственников, не то общей религиозной конъектуры Вульфехере крестился и был готов начать крестить всех англосаксов в пределах его досягаемости- то есть практически всю Англию. Делал он это не сколько из рвения в вере( каковой в этой АИ он не отличался), а просто чтобы попытаться консолидировать государство, а заодно и найти новые точки соприкосновения с бриттами и скоттами, коих он тоже намеревался пригрести под свою державную руку.

Но тут произошел очередной казус, имевший место и в РИ примерно в те же годы - эпидемия чумы. Как и РИ иные из англосаксонских королей увидев в этом месть богов за отступничество, начали восстанавливать заброшенные капища и поклоняться идолам. В РИ это были восточные саксы, в этой АИ это мог быть кто-то другой, но не суть важно в данном случае. В этой АИ у Вульфхере не оказалось рядом епископа Ярумана и он решил вернуть королевство к покорности более простым и эффективным методом - двинув на язычников легионы Мерсии, коих возглавил лично. Однако по дороге либо в ходе усмирения заболел и сам. Находясь почти на смертном одре Вульфехере взывал к Водану и обещал ему отречься от христианства ( как уже говорилось ранее он был не очень крепок в вере). И тут произошло непредвиденное - вопреки всем законам жанра Вульфхере ВЫЗДОРОВЕЛ. Ну, должно же такое происходить время от времени?

То ли вирус успел мутировать, то ли это вообще было какое-то иное заболевание со схожими симптомами, но более легкое. В общем, он выздоровел - и с этого момента всем сердцем обратился к старым богам - Водану и Сиксноту-Тюру. Христианству на острове был дан резкий укорот- полного запрета на деятельность не было, но его влияние было резко ограничено. Зато языческие культы расцвели пышным цветом. Сопротивление христианскому притеснению было меньше, учитывая все отличные от РИ нюансы предыдущей истории острова.

Вульфхере продолжал свою политику по сплочению острова в единое целое – уже на языческой основе. В общем-то в этом он преуспел- по крайней мере в той части, что касалась англосаксонской Британии. Кроме того ему перешла и изрядная часть земель пиктов, бриттов и скоттов. С 670-го года он почувствовал себя достаточно уверенным, чтобы вмешаться и в континентальные дела. В 672 году Вульфхере вместе с фризским королем Оджиселом посетил святилище Фосите на Гельголанде, принеся богатые дары божеству. Тогда же он взял в жены одну из дочерей Оджисела, от которой у него через два года родился сын Кенвульф.

Языческий «ренессанс» продолжается до самой смерти Вульфхере - в РИ он умер в 675 году от болезни в возрасте 34 лет. Детерминизм не прошел и он прожил до начала восьмого века. Под закат жизни он уже крепко вознамерился возложить руку и на Фризию- благо земля богатая, связанная с Англией экономическими и династическими узами, языковым, религиозным и этническим родством. В РИ Англия посылала в Фризию миссионеров. В АИ Вульфхере послал туда легионы - под предлогом помощи от детерменинистичных франко-христианских захватчиков, под водительством еще более детерменистичного Пипина Геристальского - развилка не успела повлиять ни на его назначение майордомом Австразии, ни, тем более, на сам факт его рождения. Фризами детерменистично правил Радбод и битва неизбежно должна была пройти за Дорштадт, который был слишком лакомым кусочком, чтобы франки от него отказались из-за развилки в Мерсии. Детерменизм не прошел лишь в том, что война началась на несколько лет позже.

Английскими легионами командовал сын Вульфхере Квенвульф, вообще сильно любивший свою вторую родину. Англосаксонские воины стали тем бревном, что переломили хребет франкскому верблюду - франкское войско оказалось разбито, Пипин Геристальский был убит, Фризия осталась свободной. Кенвульф еще несколько лет воевал в Фризии и Австразии, вмешивался и в свары континентальных саксов, многие из которых вполне себе участвуют в набегах на франков у которых продолжается очередная грызня. Кенвульф проявляет себя как очень умелый полководец, так что неудивительно, что когда во время одной из стычек король фризов погибает, фризы недолго думая провозглашают Кенвульфа его наследником ( других не нашлось).

В Британии Вульфхере еще не решает, как ему отнестись к этому факту, когда он ВНЕЗАПНО умирает - подозревают христианских заговорщиков, но концов естественно не находят. На трон к тому времени уже фактически единой Англии всходит сын Вульфхере Кенред, который был христианином и собирался вновь крестить Англию. Кенвульф во главе верных легионов - а также вместе с массой добровольных помощников из фризов, саксов и велетов (возможно и данов) переправляется через пролив и вступает в борьбу за престол. Наступает то, что называют «Вторым саксонским завоеванием Британии».

Разбив в нескольких битвах войско Кинреда, Кенвульф пленил его самого и в скором времени умертвил без пыли и шума. Еще ранее он решил немного избавить страну от сторонников погибшего брата во избежание грядущих неожиданностей. Делал он это с размахом и фантазией, изрядно обогащенной в ходе длительного общения с континентальными родичами англосаксов. В итоге примерно к 708 году умиротворение Англии завершилось, а количество христиан в ней существенно побаивалось. Не все, впрочем, удостоились мученического венца - многие бежали на континент, другие укрылись у пиктов, скоттов или бриттов. На освободившихся землях Кенвульф расселил пришедших с ним саксов и фризов.

Победа над Кинредом была ознаменована человеческими жертвоприношениями на Гельголанде, в Стоунхендже и возле Уиффингтонской Белой Лошади ( которую задним числом объявили Белым Драконом). Тогда же было впервые освящено жертвенной кровью Знамя Мерсии:

edbd00a9bd31.png

После чего было совершено несколько более-менее успешных походов на уэльских бриттов, у них было оттяпано какое-то количество территорий, а королевство Корнуолл окончательно лишено остатков независимости. Тысячи бриттов, как и прежде, бежали в Бретань.

После покорения Корнуолла Кенульф совершил еще ряд походов на пиктов, произвел несколько удачных высадок у них в тылу и вынудил короля Нехтона подписать мир, отдававший южные пиктские земли англосаксам. После Кенвульф готовился к походу на Стратклайд, но тут на материке вспыхнула очередная свара между фризами, саксами и франками . В течении следующих нескольких лет Кенвульф только и делал, что воевал на континенте, добившись больших успехов по слиянию Фризии и Англии в единое целое. Попутно он успешно вассалил вестфалов и нордальбингов, что вызвало закономерную тревогу датского конунга Сигфреда. Заключив союз с ободритами и вестфалами он выступил против Кенвульфа. В страшной трехдневной битве на Везере в 717 году король Мерсии был убит, а войско его отступило во Фризию.

На время отвлечемся от событий в Англо-Фризии и перенесемся на континент. После гибели Пепина Геристальского Австразия и Нейстрия погрязли в грызне майордомов, всяческих их сторонников и противников. Масла в огонь периодически подливали почувствовавшие свободу саксы, тюринги и алеманны, а также бретонцы усилившиеся очередными изгнанниками с общей прародины и стремительно шедшими по пути централизации.

Впрочем не все корнуэльские и уэльские бритты бежали в Арморику- иные уже проложенным путем бежали в Астурию. Впрочем, вскоре, после того как детерменизм прошел и Испанию захватили арабы, бритты все чаще стали останавливаться по дороге в Аквитании...

Здесь детерменизм прошел также. Потому что Эд Великий был настолько велик, что сумел не только родится в этой АИ, но и стать в ней Великим...Как и в реале он подчинил своему влиянию Аквитань и Васконию, но потом, воспользовавшись смутой в Нейстрии, прихватил себе еще и Бургундию...Он уже подумывал о том, чтобы перейти Луару и совершить марш-бросок к Парижу, но тут с юга вторглись детерменистичные сарацины, коих впрочем, Эд опираясь на РИ и АИ-подданных детерменистично разбил…

Дочку Эдда в этой АИ возможно звали и не Лампагией, но оно и неважно, потому что и в АИ она была хороша. Предводителя берберов завоевавших в этой АИ Септиманию звали не Усман ибн Ниссой- как его звали по настоящему история умалчивает, но франки его называли попросту Сарацином. И эта дочка ему точно так же весьма приглянулась…Он женился на ней и заключил с Эдом союз - аккурат перед тем, как он собирался восстать против вали Аль-Андалуса- которого в этой реальности звали отнюдь не Абд ар-Рахман Абдурахманом …Восстание было вызвано формально тем же предлогом, что и в РИ- ибо Сарацин обиделся, что вали назначили не его…Однако действительной причиной было соперничество между различными этническими группами в Аль-Андалусе…Ибо если «Сарацин» был чистокровным бербером (светловолосым и голубоглазым), то его соперник был столь же чистокровным…негром.

Сложно сказать, где и как махнула крылом бабочка и этот человек, безвестно сгинувший в РИ, выдвинулся на столь существенные роли в АИ. О его происхождении ходят разные предположения- кто говорит, что он был родом из только-только народившейся Ганы и принадлежал к какому-то из проигравших борьбу претендентов на престол, прибившийся сначала к берберам, а потом и к арабам в армии которых он и достиг очень даже высоких постов...Другие намекают на его еще более дальнее происхождение и говорят о том, что время от времени полководец Алафин ибн Джуба на молитве как то странно произносил имя Всемогущего...

"Обаталлаааа"- гортанно выкрикнул Алафин выводя свои войска против франков, вестготов, галло-римлян, басков, бриттов и берберов Сарацина и Эда...

Войско эмирата было сильнее, но его разъедали многочисленные противоречия: арабские военачальники с неохотой подчинялись чернокожему вали, а берберы то и дело норовили перебежать на сторону Сарацина. Войско последнего было более-менее единым, кроме того его поддерживали еще и воины Эда Великого, не связанного войнами с франками, как в реале. В итоге где-то под Нарбонной Алафин потерпел поражение, правда не фатальное: он сохранил жизнь и даже пост, вовремя казнив зачинщиков мятежей согласно разным африканским обычаям. Однако с мечтой распространить свое владычество севернее Пиринеев арабам пришлось распрощаться.

На территории Септимании ( а заодно и части Каталонии) сложилось независимое берберское государство, союзное франкской Аквитании. Решив, что порознь существовать будет сложно, было принято решение, что герцогство Аквитания и Септиманское царство будут объединены под властью потомка Сарацина и дочери Эда Великого - естественно после смерти обеих властителей. В означенное время оный отпрыск вступил на престол объединенного государства – необычайно пестрого по своему этническому и религиозному составу. Чтобы преодолеть религиозный раздел он издал ряд законов установивших просто-таки нереальную для эпохи веротерпимость. Религия была объявлена личным делом каждого ( не исключая и самого монарха), принцепс ( да такой был титул у местного владыки) был объявлен «Защитником всех вер и народов Аквитании». Таким образом в ней относительно мирно сосуществовали христиане-католики (франки, галлоримляне, вестготы), мусульмане ( берберы и арабы), приверженцы кельтского христианства ( беженцы-бритты), иудеи и даже какие-то местные язычники. Впоследствии в государстве находили убежище приверженцы самых различных сект и религиозных течений - так например, сюда бежали лангобарды-ариане, когда в Италии окончательно возобладало католичество. Со временем арианство стало одной из самых распространенных религий Аквитании.

Изменено пользователем Каминский

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Однако вернемся на наш многострадальный остров. У Кенвульфа, как и у всякого уважающего себя языческого короля, было много жен. Однако самой красивой, желанной и любимой была Эрменхильда, дочь одного из вождей вестфалов. В свое время из-за своего далеко не покладистого характера она была отправлена отцом к жрицам Ирминсула. Как гласили последующие саги, поэмы и всяческие предания, именно там ее и узрел Квенвульф, пришедший к Ирминсулу, чтобы совершить там очередное жертвоприношение. Король Англо-Фризии, настолько впечатлился красотой Эрменхильды, что, недолго думая, выкрал ее прямо из святилища. О том, как среагировала поначалу девушка на такое самоуправство, разные предания давали разные ответы, но все сходятся на том, что, в конце концов, молодая саксонка полюбила своего похитителя. Был еще большой скандал с местным жречеством, а также чуть ли не со всем саксонским истеблишментом, но тут как раз разогрелась очередная война с франками и срочно потребовался хороший полководец - которым как раз был островной король. Кенвульф наголову разбил франков, всех пленных заколол у Ирминсула, а тех, кто остался – ритуально утопил в болоте. В итоге было решено, что боги простят короля, если он возьмет в жены бывшую жрицу.

Не менее полусотни различных баллад описывают бурную молодость Кенвульфа и Эрменхильды, ставшей его опорой, подмогой, советчицей и в довершении всего- еще и пророчицей. Саги описывают героические битвы, со всеми возможными врагами Англо-Фризии – то королеву зловеще похищал очередной недруг и Кенвульф ее героически спасал, то наоборот- Кенвульф находился в осаде в своей крепости и Эрменхильда прорывалась к нему во главе верных гезитов и отважно билась в первых рядах, наводя смятение на врагов. Она лично резала глотки пленным подвешенным в священной роще, гадала на их вырванных внутренностях и пророчествовала о победе. Ее называли валькирией и амазонкой, а враги считали ведьмой помрачившей разум короля, внушив ему «жажду к кровопийству».

Как бы то ни было, в одном из походов не то на данов, не то на ободритов в самой что ни на есть походно-полевой обстановке выяснилось, что Эрменхильда беременна. Кенвульф лично отвез жену в Британию - где она ранее была от силы два-три раза- где королева и родила мальчика, названного Сиджеберхтом. Кенвульф объявил сына наследником, поручил самым верным людям охранять семью денно и нощно и снова кинулся на континент, где через полтора года пал от руки датчанина.

Эрменхильда осталась одна с малолетним наследником на руках. Естественно нашлась масса соперников, завистников, тайных христиан и явных «младших» англосаксонских королей желающих вновь обособится. Воспряли бритты и пикты, устраивая набег за набегом, а в континентальных владениях Англии начался разброд и шатания, исподволь направляемые поднявшими голову франками и датским конунгом Сигифредом, всерьез вознамерившимися возложить лапу на всю Саксонию. В общем, мир вновь угрожающе качнулся в сторону РИ.

5e72e60491e1.jpg

К счастью для этой альтернативы Эрменхильда была девушкой решительной и смекалистой. Пусть в Англии она была человеком относительно новым, но ее окружало достаточно элдорменов, преданных ее покойному мужу. Но прежде чем начать наводить порядок на острове, требовалось уладить континентальные дела Англии. По счастью, Сигфред своими завоевательными планами изрядно достал саксов поднимавших восстание за восстанием. Саксы и начали вспоминать, что Эрменхильда как-никак плоть от плоти их племени, что она еще как бы и облечена некоей духовной властью и что вообще она не кто-нибудь, а вдова самого Квенвульфа. В итоге вестфалы и нордальбинги встали под начало посланного из Англии тана Вурмхере, который вместе с саксами, фризами и велетами начал войну с данами. Сигфред к тому времени уже понял, что попытался ухватить кусок не по зубам, он рассорился со своими союзниками ободритами, а в тылу у него норовили отпасть островные даны. После нескольких чувствительных поражений и с той и с другой стороны Сигфред понял, что войны на два фронта он не выдержит. Но и на острове стремились к миру. В итоге в 720 году Эрменхльда и Сигфред встретились на Гельголанде в святилище Форсети где договорились о примерном распределении зон ответственности между данами и англо-фризами - по Везеру. После этого Сигфред метнулся воевать на восток, а Эрменхильда- вместе с высвободившимися после этого договора силами- на запад.

Последующие несколько лет мерсские легионы, совместно с приглашенными фризами и саксами усмиряли бунтующих вассалов. Самым серьезным был мятеж в Берниции, где короля Аэллу поддержали пикты и бритты Стратклайда. Позже к нему примкнул и король Дейры. Аэлла демонстративно принял христианство, в расчете на большую поддержку кельтов и соответственно война приобрела характер религиозной. Однако численный перевес был уже на стороне язычников- несколько десятков лет управления всей Англией королями почитающими Водана и Сикснота, давали о себе знать. Легионы Мерсии ударили с севера, а с востока в Ферт-оф-Форт высадился фризский флот. Фризы ударили с тыла, в самый неожиданный момент, пикты, бритты и нортумбрийцы дрались храбро, но безуспешно. Эофервик, столица восставших был взят штурмом, все кто был в нем- истреблены, короля Аэллу привязали к колышком в земле и смотрели как священные птицы Водана терзают его плоть. После объединенное англо-саксо-фризское войско обрушилось на Страклайд, где бриттов ждал сокрушительный разгром с последующим геноцидом.

В начале 722 года территория Стратклайда была поделена между Мерсией и Берницией.

В следующем году вспыхнул новый мятеж- на этот раз в Кенте. Король, поддержанный франками, также объявил о своем крещении и начал набирать войска - однако в самый разгар подготовки неожиданно скончался. Поговаривали, что королева была слишком сведуща в иных травах, а один из приближенных короля Кента, тан Эгберт возымел какие-то странные амбиции связанные с королевой- по слухам внушенные ему ей же. Впрочем, когда войско Эрменхильды вступили в Кент, тана тоже как-то быстро нашли в чем обвинить и также быстро казнили.

Эрменхильда была язычницей - убежденной и закоренелой, что предопределялось ее происхождением, воспитанием, да и вообще всей жизнью. Но в то же время, как уже говорилось ранее, еще она была женщиной смекалистой и практичной. Поэтому если среди тех же бриттов находились образованные умные люди, то их Эрменхильда старалась переманить себе на службу. Но при этом от них требовалось хотя бы внешнее почитание языческих богов и языческих обычаев - а желательно и искренне отречение. Естественно, что на это шли далеко не все- и церковь обогатилась новыми мучениками, но нашлись и такие, кто решил что жизнь земная все-таки предпочтительней. Более того, такие были и по другую сторону пролива- находились и франки, уставшие от бесконечного бардака в Австразии и пробиравшиеся в пусть и языческое, но относительно единое и спокойное государство. С помощью этих ренегатов был разработан свод законов – своеобразный синтез римского и германского права. Этот свод законов в истории получившее название «Правда Эрменхильды» был введен сначала в только Мерсии, но потом уже по ее образцу было введены и свои Правды и в остальных англосаксонских королевствах, которые после подавление мятежей из более-менее независимых владений превратились уже в довольно-таки формальные территории. Нет, разумеется, местные обычаи и традиции тоже учитывались при составлении этих «Правд», однако в каждой из них подчеркивалось исключительное положение Мерсии. За ее королем оставалась внешняя политика, он выступал как верховный первосвященник Водана и Сикснота, ну и обретал еще ряд полномочий. Также под давлением Эрменхильды в 730 году короли Эссекса, Восточной Англии и Кента объявляют, что после их смерти их наследником фактически становится Сиджеберхт- то есть фактически происходит инкорпорация этих государств в состав Мерсии ( правда сохраняется свое особое законодательство). К концу регентства Эрменхильды «Правды» стали вводится и на территории Фризии и Саксонии.Попутно проводится денежная реформа- вводится единая монета для всех королевств. Окончательно оформляется и статус ряда святилищ как общегосударственных- как святилище Фосите на Гельголанде.

Во области внешней политики пока никаких активных движений не происходит- за исключением того, что англо-фризы, пользуясь тем, что датчане вязнут в войнах на востоке постепенно проникают за Везер. Постепенно англы подбираются и к пиктам и к Дал Риаде. Против франков в основном оборона.

К 730-м годам на южные берега Англии начинают набеги бритты скопившиеся во множестве у своих континентальных родичей. Это вынуждает англов усиленно строить флот в основном с фризской основой.

Где-то к 740-му Сиджеберхт уже считается вполне себе зрелым королем, на чем регентство Эрменхильды фактически заканчивается.

Правление Сиджеберхта стало переломным моментом в истории языческой Англии - именно этот король заложил основы будущей Империи Севера. Еще не достигнув совершеннолетия Сиджеберхт водил мерсийские легионы на валлийцев. Однако в душе наследник трона был флотофилом- соленая кровь фризских предков текла в его жилах и гнала его на просторы Северного моря. Пока Эрменхильда занималась устроением государства, воинственный наследник престола водил корабли на север, разоряя земли пиктов, устраивал набеги на Дал Риаду, Ирландию и на материк. Рядом с ним были старые воины-фризы, воевавшие с франками бок о бок с Кенвульфом, когда он еще не стал королем, преданные его наследнику. С другой стороны было и влияние матери, сумевшей вырастить из сына ярого язычника. И все они внушали юноше мысль о том, что он должен отомстить данам за смерть отца.

Момент был выбран подходящий - Сигифред, бывший уже в весьма преклонном возрасте, по-прежнему воевал на востоке, где дела шли все хуже и хуже для Дании. Помимо островных конунгов начала восставать знать уже и в самой Ютландии. К тому же вдобавок к восточным делам, добавились еще и южные - все больше ресурсов приходилось тратить на то, чтобы удерживать в повиновении мятежных саксов и примкнувших к ним ободритов.

В этот самый момент с запада к Дании пришел Полярный Лис.

Собрав весь свой флот, Сиджеберхт высадился в Северной Ютландии. Многие местные ярлы переметнулись на сторону завоевателя, остальных ждала лишь жестокая смерть. Сигифред спешно бросая все дела, поспешил в Ютландию, но было поздно - пройдя через весь полуостров огнем и мечом, Сиджеберхт соединился с вышедшими из Фризии мерсийскими легионами. Наследие короля Пенды не сгинуло в веках, но сохраненное и приумноженное, оно очень пригодилось его потомкам. Мерсийские легионы превратились в хорошо отлаженную боевую машину, что в сочетании с мореходными навыками фризов и саксов превращало Англию в самую сильную военную силу в Северной Европе. Соединенное войско объединилось с саксонскими герцогами, встретившись с датским конунгом на Эйдере. Сигифред пал в героическом сражении и король Мерсии пил эль из черепа врага. После этого он прошел еще раз по Ютландии, приводя к покорности датчан, обложил их данью, поставил своих наместников, а потом вернулся в Англию.

Вскоре датчане восстали, выбрали себе конунга - одного из сыновей Сигифреда, перебили всех англосаксов в Дании. Впрочем, были и те, кто оставался, верен Сиджиберхту, признавая его датским королем. Вновь вспыхнула усобица, в которой с радостью приняли участие саксы, велеты и ободриты. Ко всему прочему с севера нагрянули норвежцы. На фоне всего, что в это время творилось в Ютландии, многие вздохнули с облегчением, когда у берегов Дании вновь появился английский флот. Сиджеберхт действовал быстро, решительно и жестоко. Мерсийская армия заняла весь ютландский полуостров, серьезных препятствий, восставшие были вырезаны под корень, непокорные селения обрекались в жертву Вотану. Уцелевшие вожди восставших бежали в Сконе. Полуостров стал очередным заморским владением Мерсии, к титутлам Сиджебрехта добавилось «конунг Ютландии», на полуостров распространилось действие «Правды Эрменхильды». Что же до островных данов, то тут Сиджебрехт удовлетворился просто вассальной зависимостью.

Примерно с 743 по 750 годы он воевал в Саксонии, приводя к покорности оставшиеся независимыми племена и с задачей этой справляясь- в конце концов саксы признали короля англов верховным владыкой. После Сиджебрехт совершил еще несколько походов на ободритов и сорбов, причем его союзниками стали руяне. В итоге Сиджбрехт стал владыкой огромной территории- кроме собственно англосаксонских королевств в Британии, а также земель отвоеванных у кельтов, его власть распространялась на Фризию, Саксонию и Ютландию, его вассалами были островные даны и лютичи, союзником были руяне. Кроме того влияние англосаксов постепенно усиливалось и в Австразии - там, как и в соседней Нейстриии продолжалась грызня, короли из династии Меровингов сменяли один другого, так же как и соперничающие майордомы. И понятное дело, что среди соседей находилось немало желающих половить рыбку в мутной воде. С юга франков подпирала поликультурная Аквитания, с востока и с севера скалила зубы Англо-Саксония, а с запада подпирала Бретань.

Об этом государстве стоит сказать особенно. Наплыв пришельцев с островов весьма усилил местное население кельтским элементом. Внешняя угроза сделала кельтов более сплоченными, в результате чего уже к 750 году на место множества враждующих владений приходит более-менее единое государство. Первым его королем становится вождь одного из феодальных владений. Он был смел, решителен, жесток, руки его были запятнаны кровью невинных - однако он был, что называется Рожден Повелевать. Жестоко казнив всех своих соперников, он объединил Бретань.

Имя его было Конан. Просто Конан.

В этот момент произошла очередная свара в Нейстрии и один из лидеров соперничавших группировок обратился за помощью к бретонцам. Король Конан пришел к нему на помощь, убил сначала врага, а потом казнил и позвавшего его союзника. В 753 году дикие бритты ворвались в Лютецию и предали ее огню и мечу. Последний нейстрйиский Меровинг был убит. Граница Бретани прошла по Луаре и Сене, а в Лютеции Конан сделал свою ставку.

Все это очень не понравилось королям Австразии, воззвавшие о помощи к англам Сиджебрехта. Тот с готовностью пришел на помощь – в 756 году его войско форсировало Английский канал и ударило по бретонцам, в то время как они дрались с франками. Двойного удара король Конан не выдержал и отошел назад, оставив Лютецию. Неизвестно как развивались бы события дальше, если бы король Сиджебрехт не погиб при осаде Руана. После этого войско англов покинуло Нейстрию, тем более, что начались волнения на границе с Уэльсом - король Конан ранее отправлял гонцов к своим островным родичам, подстрекая их к нападению на Мерсию. Оставшись без союзников франки Австразии, воевали с куда меньшим успехом, хотя и Конану Великому великому приходилось нелегко. Окончательное покорение Нейстрии совершилось уже при его наследниках, пополнивших свою армию новыми беженцами из Британии. К 770 году Бретонское королевство окончательно утвердилось в Нейстрии.

Сиджебрехт погиб относительно молодым и все его дети были еще слишком малы, чтобы взойти на трон Мерсии. Эрменхильда уже тоже умерла, поэтому регентом стал его сводный брат Этельнот сын Кенвульфа от Эстред, дочери короля Эссекса.

Этельнот в отличие от своего брата не пылал особым рвением к походам и завоеваниям, хотя в юности, он успел повоевать и в Стране Пиктов и во Фризии. Однако еще больше его влекли дела духовные. Это стремление в нем поддерживала и Эрменхильда, которую очень устраивало, что ее пасынок не стремится к власти. С ее подачи Этельнот отправился на материк, к жрецам саксов и фризов. Вернувшись обратно на остров, Этельнот собирался стать верховным жрецом святилища Белого Дракона в Уффингтоне. Только преждевременная смерть брата вознесла его на престол Мерсии, но в душе он всегда оставался жрецом. И в историю он вошел именно как Этельнот-жрец.

К тому времени уже в Англии и ее континентальных владениях уже начала складываться более-менее единая жреческая корпорация – отчасти благодаря примеру христианской церкви. В ее создании была немалая заслуга одного из учителей Этельнота - Гунобальда, монаха-расстриги из Нейстрии. Он был советником еще у Эрменхильды. Свое отступничество бывший монах воспринимал чуть ли не как прямое служение Сатане, о чем не слишком распространялся. Однако Князю Тьмы он служил истово, испытывая видимо какой-то особый душевный трепет при совершении языческих обрядов и поклонении языческим богам, коих Гунобальд возможно до самой смерти считал падшими ангелами. Он много общался с жрецами Ирминсула, Экстернштайна, Уиффингтона и Арконы. Он же убеждал короля Мерсии в необходимости введения единой жреческой организации, что-то аналогичное структуре христианской церкви. Однако Сиджебрехту это было малоинтересно - свою верность Водану он предпочитал доказывать на поле боя, а возле капищ он появлялся ровно настолько, насколько это требовали от него традиции.

Этельнот был другим. Именно в его правление практически оформилась единая религия для Мерсии и всех ее владений на островах и на континенте. Привычное равновесие различных культов, богов и их служителей оказалось поколеблено. При Этельноте были оттеснены на второй план культы Фрейра и Тунора-Тора, сохранившие популярность в основном в простонародной среде. Главными богами Северной Империи стали Водан и Сикснот-Тюр. Де-факто образовалась своеобразная дуалистическая религия. В ней, правда не было непримиримого антагонизма между богами, они не воплощали собой принципы добра и зла, добродетели и греха, правды и лжи. Фактически, дуализм новой религии означал дуализм Закона ( Порядка) и Хаоса, хотя естественно никто не пользовался подобной терминологией. Оба эти принципа образовывали в языческой религии достаточно непротиворечивое единство.

Сикснот-Тюр, чей культ постепенно сливался с культом Фосите-Форсети, был покровителем Закона, заключенных клятв и договоров, с его именем на устах входили на престол короли Мерсии, с упоминания о нем начиналась и «Правда Эрменхильды». Собственно именно он считался покровителем растущего государства и любой народ, включаемый в состав державы, оказывался под его покровительством.

Но этот народ еще надо было подчинить.

И вот тут вступал в силу второй бог - Водан.

Бог-войны, набегов, бури и смерти. Бог Легионов и одновременно - бог обманщиков и душегубов. Именно этот бог смотрел из глаз мерсийцев, когда они смотрели на все еще не покоренные народы, на тех, кто еще не вошел в сферу влияния бога Закона. Соответственно предопределялось и отношение к ним- в соответствии с духом той жестокой эпохи

Кроме того Водана почитали как бога смерти и всего что с ней связано ( его дочерью считалась богиня смерти Холла), бога жрецов и колдунов.

Понятное дело, что религия англосаксов оставалась, прежде всего, язычеством, поэтому строгой грани между двумя божествами не было. Понятное дело, что элемент Закона был обращен и вовне- те же мирные договоры и вообще дипломатические миссии. Так же как и у Повелителя Хаоса было много дел и внутри королевства- как же иначе, если даже сама королевская династия вела от него свое происхождение. Вообще хотя обоим божествам оказывались одинаковые почести, но Водан считался более значительным богом. Его жрецом в итоге стал и Гунобальд. С именем последнего, кстати, связывают еще и кодификацию различных эддических преданий, легенд и саг в нечто единое, в некотором роде ставшее своеобразным языческим «священным писанием».

Гунобальда считают также чуть ли не главным инициатором большого похода на Уэльс. Набеги и связь с Конаном Бретонским четко показывали, что мирного сосуществования с бриттами не получится. Однако для начала требовалось усмирить данов, также взбунтовавшихся после смерти Сиджебрехта . Этельнот усмирил данов с помощью саксов, затем уже из покоренных данов он набрал новое войско, пополнил его фризами, саксами, тюрингами, славянами и даже норвежцами. Собрав огромную армию и флот, он двинулся на Уэльс.

Потомки бриттов отчаянно сражались во имя Христово, а король Конан даже отправил им помощь свой флот. Однако его потопили фризы и норвежцы, а потом они же прошли на север и высадились в Уэльсе. Горы рыдали кровью и земля не могла вместить в себя тела умерших, бритты бежали кто куда. СИГ камбрам! Горе кельтам! Велик и страшен был валлийский закат!

Все церкви были разрушены и вороны Одина терзали распятых священников, а куски расчлененных тел героических вождей бриттов разбрасывались по полю. Кельты угонялись в рабство, а их земли занимали даны и велеты. С 761 по 776 годы шла эта тяжелая война, но по ее итогам Уэльс был окончательно усмирен, а земли его были разделены между англо-саксами и пришельцами с континента.

Одновременно шли войны и на севере. В 768 году гаэльское королевство Дал Риада было завоевано, скотты бежали обратно в Ирландию, те кто остался на месте были вынуждены публично отречься от христианства. В 770 году был захвачен остров Мэн, было совершено несколько набегов на Ирландию, но каких-то попыток закрепится на ее побережье не было.

Несколько войн прошло и против королевства пиктов и хотя король Бредиу сохранил трон, но ему пришлось взять в жены дочь короля Берниции, признать сюзеренитет короля Этельнота, а также позволить свободно расселяться на своих землях поселенцам из Берниции и Дейры. Естественно там была разрешена полная свобода вероисповедания, что в сочетании с общей изоляцией Пиктваии и близостью к англосаксонской языческой империи в итоге привело к тому, что местное христианство постепенно зачахло и выродилось, сливаясь как с пришлым германским язычеством, так и с поднявшими голову кельтскими и пиктскими культами.

Так по всей Британии окончательно и бесповоротно утвердилась власть язычников-саксов. Что же до внешних владений, то тут Этельнот проводил осторожную политику, довольствуясь тем, что удерживал в своих руках, то, что захватил еще Сиджебрехт. Он поддерживал Австразию против Бретани и Аквитании, но сильно во франкские дела старался не влезать. На востоке он подавлял местные выступления, отражал набеги ободритов и сорбов, а также пиратов из Сконе. К концу правления Этельнота (780 год) был захвачен остров Борнхольм, ставший воротами для проникновения англосаксов в восточную часть Балтики.

Однако там уже вызревали новые силы, готовые бросить вызов Мерсийской гегемонии.

ff94ad6de479.jpg

Изменено пользователем Каминский

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Фактическое разрушение государства франков не могло не вызвать глобальных изменений к востоку от Рейна. Где-то в 710-х стала Бавария стала полностью независимым королевством, начав потихоньку подгребать к себе алеманнов, тюрингов и разных прочих товарищей, отщипывая по кусочку от Австразии и в итоге практически вытеснив ее за Рейн. На севере начинаются серьезные терки с англосаксами, хотя пока до масштабных столкновений дело не доходит. На востоке Бавария потихоньку вассалит предков чехов, словенцев и других западнославянских народов. С аварами отношения поначалу напряженные, но по отсутствию за спиной франкской поддержки постепенно начинаются поиски взаимопонимания. Понимание это находится, тем паче что и у аваров сейчас не все хорошо - конфликты с болгарами, опять же славяне нет-нет, да и восстать норовят. Собственно на этой почве и начинается сближение бавар и авар - вплоть до династических браков. Кульминацией этого сближения становится 717 год когда аварским каганом становится рожденный Атаульф, сын баварской принцессы Гертруды и воспитывавшийся при дворе своего дяди баварского короля Родериха. С именем Атаульфа связывают новое возрождение мощи Аварского каганата. Первое что он сделал - это установил как можно более тесные и добрососедские отношения с Баварией. Попросив о помощи Родериха, он во главе авар, бавар, алеманнов и различных славянских племен двинулся на болгар.

Болгарское царство в то время переживало кризис - наследники Аспаруха перегрызлись между собой, шла война за престол между десятком претендентов. Один из них обратился за помощью к Атаульфу. Тот с готовностью откликнулся на это – аварское войско вторглось в Болгарию, усадило на ханский престол нужного человека, но уходить не собиралось. Болгарский хан был вынужден присягнуть в верности аварскому кагану, выдать за него дочь и объявить правителя аваров наследником престола. А уже через два года болгарский хан внезапно умирает и Атаульф становится еще и владыкой Болгарии. С помощью болгар и германцев он подчиняет себе балканских славян, а также восточных - вплоть до Днепра. К востоку он него начинается зона влияния Хазарского каганата. Однако с ним Атаульф решил пока не ссорится, ибо у него сейчас были куда как более амбициозные планы.

Византия!

Восточная Римская империя в то время переживала нелегкие времена- ее владения в Африке и на Ближнем Востоке как и в реале были захвачены арабами, с которыми империя вела напряженные войны. Детерменизм прошел и Константинополь устоял перед арабским натиском - однако исламская опасность сохранялась. И она еще больше усилилась, когда в 735 году арабский халиф направил послов к Атаульфу. Тот в свою очередь заключил союз с королем лангобардов Лиутпрандом.

Через четыре года началась война.

Первыми по Византии ударили арабы, вторгнувшись в нее с востока и с юга. Чуть позже на византийские владения в Италии напал Лиутпранд. Наконец в 740 году каган Атаульф собрав всех своих вассалов, союзников и данников, двинулся на Константинополь. Туда же на помощь союзникам прибыл арабский флот.

Бои шли с переменным успехом - напрягая все свои силы, византийцы сумели-таки разгромить арабов - не в последнюю очередь благодаря помощи которую прислал хазарский каган. В жестокой битве на берегах Ефрата византийцы разбили арабов- во многом потому, что к ним прибыли союзная хазарская конница. Халиф пал в битве и арабы в панике бежали, преследуемые по пятам кочевниками. Однако и сам басилевс( звали ли его Лев Исавр или еще как, уже неважно) был ранен в той битве. Ранение было несерьезным, но от него началось заражение крови и император погиб в горячке, как раз тогда когда с запада пришли вести, что Константинополь осажден аварами. В это же время ушли на север хазары – пришла весть, что северо-восточные границы каганата тревожат набегами венгры. Пока византийские полководцы препирались на тему того, кто поведет войско на выручку осажденному городу- было очевидно, что тот кто выдвинется сейчас, тот и станет новым императором, - по городам восточных фем империи начали поднимать голову павликиане и прочие еретики. Среди них выдвинулся некий Ираклий, армянин из Самосаты. Чернь с восторгом слушала огненные проповеди неистового вождя.

-Истинный бог покарал злых царей, служителей Дьявола, правящего миром погрязшим во грехе. Близок день очищения и освобождения. Не служите Сатане, не поклоняйтесь идолам, вступайте в армию Ираклия - Пророка Света!

К павликианам сбегалось все больше народу- в том числе и дезертиры из византийской, да и арабской армии. Что до этнического состава, то в скором времени в этом движении стали явственно доминировать армяне. Так проповеди павликиан против социального угнетения, все больше стали сменяться лозунгами создания независимого армянского государства.

Византийская армия была атакована восставшими и в итоге не сумела вовремя поспеть на помощь Константинополю. В итоге город пал и аварский каган Атаульф отдал его на разграбление своим ордам. Византийская армия стала разваливаться, а военачальники армянского происхождения все чаще стали переходить на сторону восставших, благо лозунги типа «свободу угнетенным» все чаще стали сменяться лозунгами «свободу армянам». Тем более, что в лагере восставших сменилось руководство- Ираклий неожиданно захворал и умер. Ходили слухи, что он был отравлен, но тем кто распространял эти слухи быстро затыкали рты сторонники нового лидера павликиан- бывшего приближенного Ираклия, Смбата Арцруни, племянника царя Васпуракана. С таким руководством все социальные лозунги практически сошли на нет- павликианство, переварившее в себе множество самых разных учений, превратилось именно что в учение за армянское освобождение. Практически освободив Западную Армению, восставшие заколебались- куда двигаться дальше- на запад или на восток. К тому времени уже на землях к западу от Галиса уже сложилось греческое государство во главе со стратигом Александром выбравшим себе столицу в Пергаме. В Халифате в то время продолжалась смута- детерменизм прошел и Абассиды сцепились с Омейядами по расписанию. Однако двигаться на освобождение Восточной Армении Смбат побаивался- понимая, что даже ослабленный гражданской войной Халифат будет для него слишком мощным противником.

В это время с севера прорвались новые орды кочевников - мадьяры, заключившие-таки мир с хазарами и, желая половить рыбку в мутной воде, упросили кагана пропустить их на юг. Здесь они заключили союз с армянами павликианами, а еще через несколько лет халифат застонал под копытами венгерских коней. За короткий срок практически все Закавказье было очищено от арабов. Венгры приняли павликианство ( изрядно подрастерявшее былой радикализм) и осели на территории новообразованного государства - Великой Армении, она же Земля Святого Павла. Вожди мадьяр принесли вассальную присягу ее царю Смбату Арцруни, ставшего основателем новой династии. Государство получилось большим и фанатичным, жаждущим немедленно облагодетельствовать все окрестные народы светом учения Святого Павла. Видя все это безобразие, Грузия и Северная Албания поспешили от греха подальше перейти под руку хазарского кагана. Так что отношения Армяно-Венгрии и Хазарии портились с каждым днем.

А с Халифатом в котором смута кончилась вместе с воцарением детерменистичных Абассидов отношения были так и вовсе отвратительными. Единственное, что помогало в этой ситуации- смута сильно ослабила Халифат. От него практически отпали его западноафриканские владения ( хотя формально еще считались подчиненными правительству в Багдаде). Неспокойно было и в Египте, а тем более - в Средней Азии.

Зато начались интенсивные контакты армян с аварами. Тех можно было понять - хотя Константинополь и пал, на другом берегу пролива находилась Пергамская империя, считавшая себя преемником Византии и прямо-таки жаждущая реванша. Проблема осложнялась еще и тем, что у Пергама в руках оказалась большая часть византийского флота- со всеми вытекающими. Кое-что впрочем досталось и Армении, кое-что европейской части бывшей Византии, где образовалась своя, Афинская империя, заключившая мир с Аварским каганатом. В Италии за два года Лиутпранд занял Рим и Равенну, потом Апулию и Калабрию. Объединив Италию он высадился на Балканах, но углубляться вглубь не стал, заключив мир с Афинской империей.

В 765 году в Аварском каганате скончался каган Атаульф, на престол вступил его сын Баян. К тому времени окончательно испортились отношения между аварами и хазарами, готовившимися вцепиться друг другу в глотки. И вот в 770 году хазарские войска начали переправляться через Днепр. В этом самый момент флот Пергамской империи атаковал владения каганата во Фракии. А еще спустя некоторое время из-за Галиса ринулось фанатичное воинство Земли Святого Павла.

Так началась Великая Черноморская война.

3da813e31ca3.png

Временно прервемся с этим регионом и перенесемся на запад.

Мы оставили мусульманскую Испанию, когда у власти там оставался чернокожий вали Алафин, сумевший задавить самых опасных соперников. Однако положение его оставалось неустойчивым. Вынужденный лавировать между различными группами берберской, арабской и вестготской знати, он мог полностью доверять только тем берберам, вождем которых был еще до того, как присоединился к арабам. Также он пользовался определенной поддержкой части вестготов - но и на них он не мог рассчитывать в полной мере. Неустойчивым было и положение на границе - разросшаяся Аквитания представляла перманентную угрозу северным границам эмирата. Кроме того, здесь, как и в реале непокорившиеся остготские дворяне бежали на север, где позже возникло королевство Кантабрия.

Тем не менее, выход был найден.

На политической карте тогдашнего мира уже появилось государство Гана, откуда в Халифат начали поступать чернокожие невольники. Алафин вовремя сориентировавшись, стал одним из первых покупателей живого товара. Купленным чернокожим он обещал свободу - при условии службы ему лично. Неграм, оказавшимся в полностью чужом им окружении, полностью отрезанным от родины, не оставалось иного выбора. Немалую роль сыграло и то, что, тот кто предлагал им эту службу был тоже черным. Различными посулами чернокожий вали привлек как можно больше вестготов, которые взялись обучать его новую гвардию. Ее воспитывали в духе верности и преданности правителю, внушая ей, что именно он - опора и надежда чернокожих в Испании- которых там становилось все больше и больше.

Нельзя сказать, что берберы и арабы, враждебные Алафину ничего этого не замечали. Однако тот довольно искусно потакал им, усыпляя их бдительность и практически не идя на конфронтацию Говорили, что подобную линию поведения Алафин выбрал не сам, а по наущению Йехуды бен Малеха, кордовского иудея, ставшего одним из доверенных лиц черного властелина. Уже тогда завязывались связи, что еще сыграют важную роль в грядущих столетиях.

 

Арабы, вестготы и берберы все больше погрязали во взаимных дрязгах, предаваясь резне, умело подогреваемой со стороны и ослабляя себя перед Черным Властелином. Фактически вся Испания скатилась в состояние вялотекущей гражданской войны.

Наконец в один прекрасный день, Алафин почувствовал, что его гвардия уже достаточно сильна, чтобы он мог открыто выступить против своих врагов. Его также поддержала часть вестготской знати и некоторые берберские племена. Опираясь на них, Алафин начал резню. Действия негритянских карателей отличались неслыханной жестокостью, то, что они делали, выходило за рамки понимания и христиан и мусульман. От Алафина отшатнулись даже те, кого первоначально его поддерживал - тогда он бросил своих черных головорезов и против отступников. Волна репрессий и неслыханного террора обрушилась на Испанию. Халифат в то время вел тяжелую войну с Византией и ничем не мог помочь арабам, берберские племена Магриба, по прежнему наживались на работорговле, выкидывая в Испанию все новые партии черных невольников, спрос на которых взлетел буквально до небес. Среди них был некий Огамбе- сын вождя йоруба, плененный в войне с Ганой и проданный на север. Именно он, в конце концов сверг Алафина и встал во главе черных рабов, объявив себя владыкой Испании. Обескровленная страна, подкошенная и без того долгой войной покорилась новому владыке. Множество арабов и берберов бежали обратно в Африку, но некоторые берберские племена пошли на службу Огамбе. Так же раскололись и вестготы- кто то нашел свое место и при черной власти, другие бежали в Кантабрию или Аквитанию. Соединенных сил обоих королевств, кстати, вполне хватило чтобы начать Реконкисту, но на беду свою в Кантабрии оказались уж слишком упертые католики, для которых Аквитания была недопустимо мягкой к еретикам страной. К тому же и Аквитания и Кантабрия претендовали на право преемственности от Вестготского королевства. Соответственно – ни о каком совместном наступлении не могло быть и речи- у самих уже начались настоящие войны.

Для Испании настали во всех смыслах «черные дни». Никакого расцвета науки и искусств, имевшего место в реальности не было. Вместо этого был террор и дремучее варварство, расцвет самых диких суеверий и изуверских культов, слегка прикрытых фиговым листком ислама или христианства. Страна оказалась в почти полной изоляции - с Халифатом Огамбе порвал сам, а северные страны не желали иметь с ним ничего общего. Единственным окном во внешний мир для страны оказались пираты- многим из них были предоставлены базы в испанских портовых городах, кроме того в их полном безраздельном владении оказались Балеарские острова. Именно благодаря им в Испанию продолжали поступать все новые и новые черные невольники. Впрочем в личной гвардии «короля» уже были не одни негры- недостаток черных заставил туда вступать и арабов и берберов и даже европейцев, как христиан, так и мусульман. Однако порядки и традиции оставались вполне африканскими.

Личная гвардия правителя превратилась в хорошо отлаженную боевую машину, спаянную железной дисциплиной, фанатичной преданностью вождю и невероятной жесткостью по отношению к врагам. Странный гибрид так и не появившихся в этом мире рыцарских орденов, африканских тайных обществ и обычных наемников. Их называли Черным Отрядом и Черным Легионом, по всем трем континентам о них ходили самые жуткие слухи. Говорили, что они поклоняются языческим богам под видом христианских и мусульманских святых, что они проводят жуткие оргии в уединенных местах перед статуей огромного змея, которому приносят в жертву пленников, что среди них полным полно колдунов и ведьм, что многие в Черном Отряде не люди, а оборотни превращающиеся в гиен и леопардов, питающиеся человеческим мясом.

Самое смешное, что многое из этих слухов часто оказывалось правдой.

0a9bfb466fa1.jpg

Черноморская война началась довольно успешно для хазаро-пергамского союза. Преемник Атауальфа оказался не в состоянии удержать свое государство от смуты. "Примучиваемые" аварами славяне поднимали одно восстание за другим, все сильнее было и брожение в болгарских землях. Их подчинение аварами было обусловлено внутренними усобицами, а Атаульф оказался умелым дипломатом, способным удержать эти земли и этот народ. Но после его смерти все пошло вразнос - Баян был еще слишком мал и государством управляла вдова Атаульфа, ну и ближайшие родственники кагана. Между ними шла подковерная грызня за влияние на Баяна, грызня, которую даже начавшаяся война не смогла прекратить.

При поддержке восставших славян хазары в 771-772 годах очистили аварские земли от Днестра и до самых Карпат. На юге болгары, неожиданно живо припомнившие все то "хорошее", что они видели от авар ранее, восстали, а вместе с ними и балканские славяне. Так что войска Пергамской империи пришли на подготовленную почву- болгары и славяне видели в них освободителей от "баваро-аварского ига". Константинополь, изрядно разрушенный еще во времена, первого взятия так и не смогли толком отстроить, а господство на море было у Пергама.

Такого позора Город не знал давно- за какие-то тридцать лет он пал дважды. Утешение было в том, что на этот раз туда входили "законные владельцы". Где-то на Дунае пергамская (де-факто уже византийская) армия встретилась с хазарскими конниками, обсуждались планы совместного похода на авар и разгром врага в его логове.

Император Александр, конечно, опасался павликанской Армении и ее мадьярских союзников, но считал, что армян слишком ослабила война на востоке. Кроме того, он рассчитывал, что полудикие мадьяры рано или поздно сцепятся с армянскими союзниками. Увы, он просчитался- армяне сумели направить энергию мадьяр вовне. Кроме того, у них имелась еще куча фанатиков-павликан, жаждущих нести учение Святого Павла всему миру. В итоге, Пергам будучи на пике своих военных успехов получил первостатейный удар в спину.

Конница Мадьяармении прошлась по всему западу Малой Азии, грабя и разрушая все на своем пути. Александр спешно начал перебрасывать свои войска на восток, однако провести две победоносные войны подряд ему было уже не под силу. В январе 774 года он был наголову разбит и с трудом избежал смерти . В руках мадьяармян оказалась чуть ли не вся Малая Азия, за исключением нескольких прибрежных городов (в том числе и сам Пергам, в котором был осажден император). Войска Мадьяармении готовились к последнему и решительному штурму, но неожиданно сами подверглись нападению с востока.

Напал, как не трудно догадаться, Халифат Абассидов. Вступивший на престол халиф, решил поправить свое положение "маленькой победоносной войной". Этого не мог предвидеть царь Смбат, в свою очередь ожидавший, что смута и смена династии ослабит Халифат и он какое-то время не будет думать о внешней экспансии.

В итоге в 776 году войска Земли Святого Павла спешно ушли за Галис, чтобы дать отпор арабам. Здесь они снова покрыли себя неувядаемой - все-таки Абассид переоценил свои силы. Войско халифа было разболтано, в нем хватало недовычищенных сторонников Омейядов, были и скрытые павликане, равно как и родственные им по духу еретики. В итоге войско Халифа потерпело эпичный крах у озера Ван, халиф был убит. Мадьармяне уже не останавливаясь, преследовали врага по пятам, по дороге в их армию вливались все и всяческие недовольные мусульманским правлением- от христиан до остатков зороастрийцев. Кончилось все тем, что победоносная армия, растущая как снежный ком, дошла до Багдада, который почти что некому было оборонять.

И сожгла его.

Потом, конечно, войска Смбата ушли на север- удерживать такую огромную территорию у них не было сил. Впрочем, территории Южного Прикаспия, ну и еще ряд других земель они удержали.

Халифат, не выдержавший таких потрясений, устало крякнул и стал медленно и печально распадаться на части.

Меж тем, на западе дела развивались следующим образом:

Хазары, хоть и утратившие союзника, меж тем наступали вместе со славянами и болгарами на запад. Едва-едва державшие оборону в Карпатах авары взмолились о помощи к своим баварским союзникам. Под давлением родственников каган Баян отрекся от престола в пользу баварского короля Гунтариха. В итоге на карте Центральной Европы появилось новое государство Баваро-Авария)) С помощью германцев авары остановили наступление хазар. В итоге государство устоялось примерно в границах: Карпаты-Дунай-Альпы. Северная граница была самой неустойчивой - в последующие годы она доходила чуть ли не Балтики.

Меж тем на Балканах, неожиданно перешел в наступление афинский император Михаил, поняв неожиданно, что он неожиданно остался самым сильным военным лидером. Хазары уже ушли за Дунай, удовлетворившись и тем, что раздвинули границы до Карпат. Михаил быстро пригреб все земли Византии, в том числе и сдавшийся без боя Константинополь. Император Александр был выдан Михаилу собственными приближенными. Новый император его без особых изысков казнил, а потом двинулся на запад. Меж тем и Смбат понял, что хапнул больше, чем смог проглотить. В итоге между ним и Михаилом было подписано мирное соглашение, согласно которому сохранялась граница по Галису. Произошло это в 782 году.

Возрожденная Византия вобрала в себя западную часть малой Азии, Фракию, Болгарию и Грецию. К западу от нее на Балканах образовались славянские государства, за влияние на которые боролись Византия, баварская Авария и Лангобардская империя.

 

У лангобардов все шло очень даже неплохо. Преемника короля Лиутпранда, звали Альбоин. Вступив на престол в 752 году, этот король развернул широкую экспансию на запад. Для начала, воспользовавшись смутами в Халифате, лангобарды вторглись в Сицилию и присоединили ее. Также была вновь подтверждена власть королей Италии над Корсикой и Сардинией. После этого Альбоин начал успешную войну с Аквитанией.

Сие королевство, представлявшее собой островок религиозной толерантности в мире средневекового фанатизма переживало нелегкие времена. Как не трудно догадаться раздирали его межрелигиозные споры- с двух сторон его окружали сильные католические страны - Кантабрия и лангобардская Италия, каждая из которых имела свои планы относительно аквитанских земель.

У лангобардов были особо серьезные претензии. Еще король Лиутпранд подчинив папство, добился избрания на святой Престол одного из своих сыновей, принявших сан епископа. Альбоин пошел еще дальше - под его давлением римские епископы во главе с родственником-первосвященником объявили об особом покровительстве божьем королевству Ломбардскому, призванному быть главным хранителем и распространителем истинной веры. В итоге в 775 году был принят особый догмат о том, что папой римским может быть избран только человек, в чьих жилах течет кровь царствующего лангобардского дома. Одновременно Альбоин был провозглашен римским императором. Соответственно обосновывалось и необходимость политического подчинения всех правоверных католиков Лангобардской империи.

За пределами Италии на это отреагировали по-разному. Византии было не до того - собственно единой Византии не существовало в природе, были Пергамская и Афинская империи, каждая из которых претендовали на наследство погибшей Империи. Когда на трон в Константинополе взошел император Михаил он решительно отверг лангобардские притязания, более того- он напомнил Альбоину, что и в самой Италии не так давно были византийские владения и империя хотела бы вернуть их обратно. По понятным причинам Альбоин эти претензии проигнорировал, но и настаивать особо на признании не стал. По сути, так тихо и бесшумно на три века раньше, чем в РИ произошел фактический раскол единой церкви на восточную и западную.

Королевство Австразия под давлением англосаксов также не признало верховенства короля лангобрадов и новых догматов Римской церкви. Там образовалась своя Франкская церковь, все более варваризировавшаяся, постепенно сливаясь с поднявшим голову язычеством.

Бретонское королевство с его кельтской церковью и вовсе никак не отреагировало на лангобардские нововведения. И вообще сейчас ей было не до Средиземноморья- назревала очередная кровавая буча с англосаксами.

Зато полностью приняла нового папу и вообще новые порядки Кантабрия, король которой Ринальдо объявил себя вассалом императора. Ему это стоило немногого- в конце концов, Альбоин имел не так уж много возможностей для реального влияния на жизнь в пиренейском королевстве. Зато у Кантабрии появился реальный шанс окончательно разрешить аквитанский вопрос и уже потом, соединенными силами обрушиться на Черный Халифат.

Разумеется, принцепс Аквитании потребовал от своих католических подданных непризнания таких нововведений. Но католики и без того недовольные царившей в государстве религиозной терпимостью, отказались. Масла в огонь подливало и то, что сам принцепс сколнялся к арианству и под его покровительством, потомки беженцев из Италии весьма размножились и укрепились. В ряде провинций вспыхнули инспирированные католиками восстания, самый серьезным из которых оказался мятеж в Бургундии. Не в силах собственными силами справиться с войсками герцога, повстанцы обратились за помощью к лангобардам.

Альбоин с готовностью откликнулся и вторгся в Бургундию. Аквитанское войско потерпело страшное поражение на берегах Роны и откатилось на запад. В этот же самый момент в Септиманию вторглись кантабрийцы.

В отчаянии правитель Аквитании обратился за помощью к заклятому врагу- предводителю Черного Отряда, Биранину. Тот прислал 1000, а то и 2000 черных войнов - больше не мог, так как был занят войной в весьма отдаленных от Европы местах. Но об этом- позже.

Воины Черного Отряда бились храбро, но погоды они не сделали, а только дали лангобардам и кантабрийцам отличный пропагандистский козырь. Герцогство Аквитания трещало по швам, католики ( составлявшие относительное большинство населения) полностью поддержали Римского императора и короля Кантабрии. К 800 году главные очаги сопротивления в Аквитанском герцогстве были подавлены, а оно само - за исключением некоторых северных провинций - перешло под власть Кантабрии и Лангобардии. Чуть позже эти два государства путем замысловатых династических развилок слились в единое целое.

Одним из побочных следствий усиления лангобардов стало начало их трений с Баваро-Аварией-. Хоть бавары и были католиками, авары и множество их германских и славянских подданных- нет, и в общем-то особо и не стремились. И там более, никто – даже те кто успел принять католичество- не стремился подчинять лангобардам на основе их возросших претензий.

Выход был найден, когда из гибнущей Аквитании на север устремились беженцы-ариане. После недолгого размышления король бавар и аваров Гунтарих, принял арианство, тем самым, предопределив еще один раскол христианства в Европе и заложив начало многовековому религиозному противостоянию в этих землях.

d1d81e030380.gif

Флаг Баваро-Аварского арианского каганата

Пока кантабрийцы и лангобарды громили Аквитанию, на юге происходили иные, по-своему примечательные события. Несмотря на то, что государство Черного Отряда давно даже формально отпало от Халифата ( и вообще очень с большой натяжкой могло считаться мусульманским), тем не менее местные вожди всегда внимательно следили за тем, что происходит по ту сторону Гибралтарского пролива. Ведь именно оттуда поступал основной источник пополнения рядов Черной Армии - негритянские рабы.

Халифат рухнул, но в этой реальности не нашлось Идриса ибн Абдаллаха, который бы создал государство Идрисидов. Без него все местные берберские племена находились в перманентном раздрае, которым и не преминул воспользоваться вождь Черного Отряда Биранин.

Постепенно он расширял свое влияние на юг, играя на противоречиях между вождями берберов и все ближе подбираясь к золотым рудникам Ганы. Там как раз началась небольшая смута, связанная со смертью царя Ганы и борьбой за престол между разными претендентами. Одни берберы поддерживали одного кандидата, вторые другого, третьи никого не поддерживали, а просто грабили негров в свое удовольствие. В итоге пришел Биранин, которого подержали и берберы и негры. Он был в родстве с царским домом Ганы - или выдумал это родство, - в любом случае он убил всех и стал править сам. Подчинив себе основные берберские кланы, он произвел несколько походов на восток, запад и юг, в результате чего государство Черного Отряда расширилось от Эбро чуть ли не до Гвинейского залива. Это стало его вершиной, но это стало и началом его конца. Воспользовавшись тем, что основные силы Черного Легиона сосредоточились в Африке, лангобарды и вестготы Кантабрии перешли в наступление. Местное население уже изрядно подуставшее от владычества негров, не оказывало им никакого сопротивления. В итоге, когда Биранин метнулся обратно на север где –то у Гибралтара его встретили собственные войска, уходящие из Испании. Владычеству Черного Отряда в Европе пришел конец.

Кантабрия и Империя лангобардов разделили между собой территорию Испании, а позднее все они вошли в состав Новой Римской империи. О былом владычестве арабов и негров, напоминали лишь незначительные группы населения, с более темной кожей, чем у остальных, да своеобразные суеверия, которые потом еще долгие века пугали добропорядочных католиков.

Меж тем Биранину пришлось нелегко - на юге в только что присоединенных областях вспыхнул ряд мятежей, нашелся очередной кандидат на престол Ганы, многие племена норовили отпасть. Пытаясь сохранить хотя бы свои африканские владения, Биранин воевал чуть ли не по всему Западному Судану, где и был убит в очередной стычке.

Его место занял другой вождь - Агбота, выходе откуда-то с юга, из низовьев Нигера. Каннибал, посвященный в Общество Леопарда, он был жестоким и умелым воином, а среди своих воинов слыл сильным колдуном. Он сообразил, что в этой войне Черный Отряд может просто истаять как свеча. Поэтому он тут же принял одно очень заманчивое предложение сразу от нескольких лидеров берберов. Собрав столько чернокожих, сколько смог, он, совместно с берберами совершил мощный марш-бросок на северо-восток. Там в районе древнего Карфагена, местный правитель только-только отложился от Халифата, отчаянно пытавшегося собрать рассыпающиеся земли. Черный отряд пришел на помощь мтяженикам и разбил войска Халифа. Взяв Карфаген, Агбота устроил массовые казни пленников - вернее это было объявлено как казни. На самом деле это было грандиозное человеческое жертвоприношение, которого регион не знал со времен Ганнибала.

В Карфаген скоро слетелись пираты со всего средиземноморья и скоро этот регион стал представлять собой очень веселую картину.

Какое-то время лангобарды думали о том, чтобы повторить тут испанский успех, но по здравому размышлению временно отказались. Римская империя замерла в границах Италии, Испании и Южной Галлии. Единственного вассала в то время она обрела на Балканах, среди сербов. Правитель небольшой жупы под названием Рашка, в поисках защиты обратился за помощью к Риму, за просьбой защитить его от Византии и баваро-авар. Взамен он принимал католичество и признавал себя вассалом лангобардского императора. Так жупа Рашка стала форпостом католической экспансии на Балканах.

 

Но вернемся к Британии- государство, сложившееся там, давно уже по традиции везде именовали Мерсийской империей ( по происхождению правящей династии). После смерти Этельнота на престол должен был взойти его племянник Ингвальд, сын Сиджебрехта. Он уже достиг совершеннолетия, приобрел кое-какой боевой опыт в Ютландии и будущей Норвегии, приводя к покорности местные племена. Одновременно ему приходилось давать отпор потомкам Сигфреда, обосновавшимся в Сконе. После смерти дяди Ингвальд поспешил на запад, справедливо, в общем-то, полагая, что путь к престолу ему открыт. Однако у Этельнота был свой сын - Ателстан, тоже полагавший, что править Империей достоин именно он. Произошел раскол - островные англы, саксы и фризы вместе с пиктскими королями поддержали Ателстана. Инвгальда поддержали даны, юты, норвежцы и континентальные фризы саксы и лютичи. Война шла с переменным успехом, то воины Ателстана высаживались на материк, то Ингвальд отбивая набеги, сам переходил в контрнаступление. Так продолжалось три года, когда в битву вступил старый и убежденный враг.

По ту сторону Пролива в Бретонском королевстве зорко следили за всем, что происходит на островах. Там обитало много бриттов - беженцев с острова и жаждущих мести. Одновременно король Ллевелин отправлял послов и в Ирландию, договариваясь с тамошними вождями о совместных действиях. Те с готовностью откликнулись на этот призыв- у всех еще в памяти жили набеги саксов и скандинавов при Этельноте. Кроме того, в Ирландии тоже было много беженцев из Британии, особенно с земель бывшей Дал Риады.

Наконец, когда стало ясно, что саксы увязли в войне, в 784 году король Ллевелин совместно с ирландцами высадился в бывшем Уэльсе и начал общее наступление на восток. Ателстан выступил против кельтов, но был разбит, попал в плен и как-то особо изощренно казнен. Христолюбивое кельтское воинство двигалось на восток, сжигая и убивая все и всех. Оставшиеся англосаксы мигом признали власть Ингвальда, уже высаживавшегося в Восточной Англии с воинством собранным из всех подвластных ему народов. Ллевелин и Ингвальд бодались друг с другом еще два года, пока наконец в битве под Лондинием ( который уже давно назывался как-то иначе, но я пока не придумал как), кельты не были наголову разбиты англо-фризо-скандами. После этого их войско стало стремительно откатываться на Запад. В течении 785-начала 786-го года Британия была очищена от кельтов. Поражение их предопределило малое количество сочувствующих- предыдущие саксонские правители уже изрядно постарались, чтобы их не было. Саксы и фризы видели в бриттах и ирландцах чужаков и в общем-то вполне взаимно. Кроме того, пиктские короли сохранили верность саксам, дружно поддержав Ингвальда. После поражения кельтов в Британии военные действия были перенесены в Ирландию и на континент, где саксов поддержала Австразия. Впрочем, там это были скорее разбойничьи набеги, нежели серьезная война.

Серьезная война шла в Ирландии которая несколько раз переходила из рук в руки, пока к 800 году не утвердился ее раздел - большая, юго-западная часть острова перешла под покровительство Бретонского королевства, меньшая юго-восточная - англо-саксам. Ингвальд инициировал заселение этой территории норвежцами и датчанами, мигом принявшимися наводить свои порядки.

 

Вкратце пробежимся по истории Северной, Центральной и отчасти Восточной Европы. Наследники Сигфреда обосновавшиеся в Сконе, вмешались в распри между свевами и гаутами, выступив на стороне последних. С их помощью оба народа слились в протогосударство которое местные жители называли Гаутией, а все окрестные народы- Сканией, по названию местности откуда происходила правящая династия. Жителей же ее называли сканами или сканерами. К началу девятого века они подчинили себе остров Готланд, Аландские острова и начали высаживаться в западной Суоми.

В противовес Мерсийской империи которым в Скании верховным богом объявили Тора, поставив его выше Одина и Тюра.

Союзником сканеров стало государство ободритов со столицей на Нижней Висле – бежавшие от Сиджебрехта бывшие союзники Сигифреда, объединили местные славянские племена и часть пруссов. На юге они смыкались с границами Баваро-Аварского государства

Еще ранее, до того как саксы и фризы твердо стали в Ютландии, на восток бежала и часть велетов-лютичей - от данов Сигфеда и ободритов. Бежали они значительно дальше - так далеко, что в итоге оказались у залива, который в этом мире могут и не назвать Финским и далее- пока не остановилась у Ильменя. Там и было создано государство, объединившее местные славянские и финские племена. По имени господствующего народа, от которого произошла местная династия, государство сие получило название Лють, впоследствии расширившееся в словосочетание Великая Лють. Но это произошло уже гораздо позже, после того как на престоле утвердилась новая велето-саксонская династия, у истоков которой встала Илдгит Жестокая, дочь сына Ингвальда, Аезелвалфа и вдова призванного в Новоград лютичcкого князя Буеслава- из тех велетов-лютичей, что остались в свое время в землях саксов и фризов. С именем Илдгит связывают первую Люто-хазарскую войну, в которой кочевники потерпели сокрушительное поражение; объединение местных земель чуть ли не до Белого моря, установление прочных торговых и союзнических отношений с Мерсийской династией и постройку великого капища в честь Хель-Мары, ставшей с тех пор верховным божеством Великой Люти.

d78abe4b6aa3.png

Изменено пользователем Каминский

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Примерно до середины девятого века в Европе сохранялось статус-кво. Единственным крупным изменением в это время стало фактическое воссоздание Западной Римской империи. Начало ей положил брак Императора римлян, лангобардов и франков Эрмериха с дочерью короля Кантабрии прицессой Изольдой в 815 году. А в 830 году единственный сын старого короля Кантабрии погиб при покорении мятежных басконов. Других наследников у него не было и король завещал престол сыну Эрмериха и Изольды Лиутпранду. После смерти короля Кантабрии в 833 году Лиутпранд взошел на престол сначала Кантабрии, а после смерти Эрмериха в 840 году - и Лангобардской империи. Его младший брат к тому времени уже был избран очередным Папой Римским под именем Льва- не помню какой он по счету. Он же и благословил объединение двух государств в одно- в 842 году в Риме состоялась торжественная коронация Лиутпранда Четвертого и провозглашение воссоздания Западной Римской империи.

Лиутпранд был молодым, горячим, талантливым полководцем и фанатично верующим человеком. Верующим не только в бога, но и в то, что ему предназначено судьбой возродить Римскую империю, осененную истинной верой. Для того, чтобы выполнить свою мечту он начал войну по всем азимутам, благо азимутов было немеряно. Прежде всего он решил разобраться с Баваро-Аварией. Это государство переживало нелегкие времена: большую часть его составляли славяне и германцы из которых в правящую элиту входили только собственно бавары- вместе с аварами. Остальные народы- германцы и практически все славяне, а также разные влахи им подобные чувствовали себя ущемленными и раз за разом поднимали восстания. К тому же арианская церковь как-то не очень приживалась в этом государстве: авторитет христианства тут был в целом ниже, чем в РИ, практически ни в одном христианском государстве ариан не признавали за своих. Между арианской правящей верхушкой и языческими соплеменниками росла стена непонимания. Добавим к этому, что Баваро-Авария находилась далеко не в дружелюбном окружении и поймем, что у этого государства были не самые радужные перспективы, когда в 845 году, воспользовавшись незначительным пограничным конфликтом Лиутпранд начал войну против Баваро-Аварии, совместно с войсками Рашки. После первых же поражений бавар и аваров по всему каганату начались славянские восстания, которые активно поддержало государство ободритов на Висле. Вдобавок через Карпаты ринулись заклятые враги - хазары.

Если кратко – к 848 году Баваро-Аварский Каганат был разгромлен. Лиутпранд провел границу по Дунаю, прихватив все, что лежало от него к юго-западу, включая и практически всю Адриатику. Таким образом под его властью очутились и ряд баварских земель. Не согласные с таким положением дел бавары ушли на север, где вместе с тюрингами, алеманами и некоторыми славянами (включая чехов) создали свое государство между Одером и Рейном. Здесь они отказались от арианства, приняв синкретическую веру Франкской церкви Австразии.

Соперником Новой Баварии стало государство ободритов, расширившееся на юг и восток, присоединив моравов, словаков, белых хорватов и часть кривичей. Собственно аварам осталось сравнительно небольшое пространство для проживания - примерно территория нынешней Румынии ( кроме побережья) и восточная часть Венгрии. Там они же продолжали исповедовать арианство, бывшее единственным напоминанием о былом Величии.

Уничтожив угрозу с севера, Лиутпранд переключился на юг. По ту сторону Средиземного моря находился не менее серьезный источник беспокойства - Карфаген, в котором властвовал Черный Отряд. За полвека это полувоенное-полуплеменное формирование превратилось в своего рода корпорацию, основой существования которой были грабеж и торговля- большей частью рабами. Здесь сбывали добычу племена берберов, грабившие черные царства Юга, сюда же пригоняли и негров-рабов. Здесь же была крупнейшая база пиратов налетавших на берега Италии и Испании, нередко выбиравшихся и в Атлантику, добираясь чуть ли не до Британии (где, впрочем, им приходилось резаться с бретонцами, фризами и норманнами). Поднимались они и в Адриатику.

Естественно, от всей этой красоты не могли остаться в стороне и местные иудеи. В скором времени в Карфагене образовалась большая община рахдонитов, которые, пользуясь связями с единоверцами сбывали рабов в Византию и Египет, к тому времени превратившийся в центр нового Халифата и всего исламского мира. Разными путями им удалось склонить к иудейству и верхушку Черного Отряда, а затем и породнится с ней через разные брачные союзы. Для отряда это было не впервой - верхушка, как и прежде не собиралась отказываться от почитания своих племенных богов, но прикрывалось это все теперь не исламом или христианством, а иудаизмом. Фактически возник очередной синкретический культ, соединивший библейскую мифологию с африканскими племенными культами. Рядовые же члены Черного Отряда плевать хотели хоть на иудаизм, хоть на христианство с исламом, открыто молясь своим богам, в чем им особо никто не препятствовал, до тех пор, пока они хорошо охраняли «все, что нажито непосильным трудом», да и собственно сам Карфаген. Новых воинов по уже устоявшейся традиции покупали еще детьми в негритянских землях и воспитывали в соответствующем духе в Карфагене. Оттуда же с берегов РИ - Гвинейского залива была подхвачена и идея женской гвардии правителя. Черные амазонки превратились в опять-таки нечто среднее между гвардией и гаремом правителя.

Как бы то ни было, сие образование портило немало крови Лангобардской империи и поэтому война против Черного Отряда была встречена ее населением с пониманием. Сам Лиутпранд, как уже говорилось, был человеком крайне религиозным и, на этой почве, стал зоологическим антисемитом. Для начала он перекрыл кислород евреям в самой империи, потом изгнал большую их часть, а в 850 году начал войну с Черным Карфагеном.

Войну на уничтожение.

Карфаген огрызался весьма результативно, пару раз флот империи был пущен на дно вместе с десантными войсками, но чудом уцелевший Лиутпранд все же находил в себе силы продолжать войну. Наконец ему удалось высадиться, разбить берберских вассалов Черного Карфагена (переманив часть на свою сторону) и взять город в осаду. Город, переполненный сверх меры, начал голодать, негры занялись каннибализмом, вследствие чего начались бунты, потом эпидемии и стало ясно, что долго город не продержится. В итоге предводитель Черного Отряда решился на отчаянную вылазку. Разбить лангобардов ему не удалось, но удалось прорваться за кольцо оцепления и уйти в пустыню. Черный Отряд прошел через всю Ливию и осел в Египте, ставший в то время ядром вокруг которого складывался Новый Халифат. Халифу нужны были воины и предводитель Черного Отряда, используя связи уцелевших рахдонитов, выбил протекцию у халифа, нанявшего отряд себе на службу.

Меж тем Карфаген был взят войсками Лиутпранда и включен в состав империи. Вместе с ним, оказалась присоединен и весь Магриб, хотя еще долго лангобардам и вестготам приходилось давить сопротивление берберов и вычищать море от пиратов. На это Лиутпранд и потратил остаток жизни- в 854 году он погиб в стычке с очередной берберской шайкой. Своему наследнику он оставил обширное государство, охватившее все западное Средиземноморье, но пустую казну и изрядно уставший от тяжелой войны народ.

dc0e224e96a4.gif

Флаг Римской империи Лангобардов

Со второй половины девятого века в мире прошло еще несколько войн охвативших огромную территорию - от Северной, Восточной и Западной Африки до Балтийского моря и от Волги до далеких, никому доселе не известных земель в Море Мрака.

После разгрома Баваро-Аварского каганата Хазария превратилась в главную доминирующую силу Восточной Европы. Ее границы простирались от Аральского моря на востоке почти до Карпат на Западе и от Кавказских гор до среднего течения Волги, вассалами каганата стали православная Грузия и тенгрианская Волжская Булгария. Множество народов оказались под властью Итиля, включая и славянские племена вятичей, радимичей, северян, полян и части кривичей. Однако тут Хазарии пришлось столкнуться с новыми соперниками: ободритским государством и затерянной в болотах и лесах Лютью. Последнее государство было тем опаснее, что пользовалось поддержкой Мерсийской империи - самой значимой военной силы в Северной Европе.

Хазария жаждала установления полного контроля над волжско-балтийским торговым путем, с выходом на берега Балтики. Сделать это было невозможно без разгрома Люти, еще в 850-х установившей контроль над всеми прибалтийскими землями к северу от Двины (включая и устье реки). В 867 году началась Люто-Хазарская война. Наемное войско Хазарии совместно с вассальными булгарами сожгло пограничные крепости и городки на Верхней Волге, продвинувшись далеко на северо-запад. Но, понеся существенные потери от действий «лесных партизан», вынужденное действовать в не совсем привычной лесной среде, хазарское войско в 768 году потерпело поражение под Новгородом (возможно, носившим какое-то иное название). В войске княгини Илдгит, помимо вождей вассальных племен, были и прибывшие на помощь с Запада мерсийцы. Поражение Каганата совпало с масштабными восстаниями полян в Поднепровье, а также обострившимися отношениями вассальной Грузии с павликанской Арменией. Отступление хазар с севера превратилось в паническое бегство, остановившееся только у стен Булгара.

Итогом этой войны стало дальнейшее укрепление Люти- под ее руку перешла большая часть кривичей, в том числе и город Полоцк. Одновременно шла экспансия на Балтике- завоевания Люди подступили к реке Неман и на Севере. Одновременно шла дальнейшая экспансия Мерсии в Северной Скандинавии - примерно в 872-75 произошло путешествие купца Вулфи к Белому морю. Вскоре там появились англосаксонские и скандинавские фактории- вперемешку со славянскими и финскими поселениями.

Мир на начало десятого века

272e266cd8b0.png

Весь девятый век продолжалась война между Мерсийской империей и Бретанью. Последняя, после присоединения в 875 году к Западной Римской империи последних осколков Аквитанского герцогства все больше склонялась к союзу с могучим южным соседом. Общность позиций выявилась особенно ярко после объединения в 897 году Австразии и Баварии в единое государство, игравшее все более существенную роль в Центральной Европе.

При поддержке Мерсии продолжалась скандинавская экспансия в Ирландии, превращавшейся в настоящий адский котел. Англо-саксы и норвежцы с датчанами все больше углублялись вглубь острова, устраивая СИГ кельтам. Те бежали- кто в еще не захваченные области, кто в Бретань, а некоторые уходили в море, предпочитая смерть в пучине языческому владычеству. Поначалу это был лишь жест отчаяния, однако, после открытия Исландии, ( получившей в этой реальности имя Domhan Reoite), переселение приобрело организованный характер. Толчком к нему послужило дальнейшее развитие кельтского кораблестроения, во многом заимствовавшего скандинавские образцы. Это же, кстати, касалось и флота Бретани.

В 870 году на Ледяной Остров высадились скандинавы. На новой земле вспыхнула жестокая война, в которую вскоре оказались втянуты Мерсия и Бретань. Обоим требовались новые земли: Мерсии, чтобы было куда переселять скандинавов, саксов и фризов, испытывавших нешуточное демографическое давление. Бретани же требовалось куда-то пристроить кельтских беженцев, которых на континенте уже было через край. Исландия раскололась на «кельтскую» и «германскую», вокруг нее шныряли целые флотилии, в горах и среди ледников проходили жестокие битвы. Те из кельтов, что искал более-менее мирной жизни бежали снова на Запад, куда за ними устремились и англосаксы с скандинавами. Так была открыта сначала Гренландия, а потом и Новый Свет. Первая высадка мерсийцев и скандинавов детерменистично прошла во Ньюфаундленде в 900 году, в следующем году в новом свете высадились ирландцы и бретонцы - на острове, в нашей реальности носящем имя Кейп-Бретон, Новая Шотландия. За ними последовали и иные волны переселенцев - уже к 930 году, на территории нынешнего восточного побережья Канады было девять кельтских поселений и шесть англо-скандинавских.

cf8ec711dce9.jpg

В Лангобардской империи тем временем на трон взошел наследник Лиутпранда - император Ариперт. Шестнадцатилетний паренек, не особо опытный в государственном управлении, находился под сильным влиянием своего дяди, младшим братом покойного Лиутпранда, по уже сложившейся традиции занявшего Святой Престол под именем Стефана III. Именно при его активном содействии был произведен поход на юг- в «обильную золотом Гану». Еще при Лиутпранде часть берберских племен присягнула римскому императору, составив его легкую кавалерию. С помощью берберов армия Западной римской империи прошла к Гане, разграбив ее столицу, спалив священную рощу и заставив местных королей креститься по католическому обряду. Было совершено еще несколько походов, один из которых вывел лангобардов к Гвинейскому заливу. Долго, впрочем, армия Ариперта тут не осталась- начались негритянские восстания, от непривычного климата начались эпидемии и сплошной падеж лошадей и в итоге, нагруженная золотом армия двинулась обратно на север. Ослабленная Гана сделалась легкой добычей кочевых племен. Побочным следствием этого стала активизировавшаяся работорговля - множество черных рабов было продано берберами на восток, в земли Каирского халифата. Там уже был покупатель - плененные чернокожие, после тщательного отбора, зачислялись в Черный отряд. Платили за все рахдониты - содержание наемников им обходилось недешево, но это стоило того: с помощью Отряда Халифат восстановил свой контроль над Палестиной, Аравией и Месопотамией, сумев вернуть и Иран, прочно закрепившись на пересечении торговых путей. Но в силе Халифата коренилась и его слабость: все больше нарастало противоречие между мусульманским характером государства и иудейским происхождением его финансовой верхушки - при плохо скрытом язычестве наемников. Кончилось это все в 896 году грандиозным мусульманским восстанием, подогревавшимся исламскими проповедниками и при поддержке младшего брата халифа - безвольной куклы в руках еврейских купцов. Восстание было кровавым, но в итоге финансовая власть рахдонитов была сломлена, а сами они были вынуждены бежать в другие страны. Изрядно же потрепанный Черный Отряд отправился в Эфиопию.

Древнее эфиопское королевство Аксум в те времена доживало последние дни, находясь в полуразвале, терпя на своей территории разные княжества. Одним из таковых княжеств был Сымиене, гористая и труднодоступная область, которую в те времена заселяли чернокожие евреи- фалаша, непосредственно перед событиями в Египте выбравшими себе царя Самуила. Именно к нему на службу поступил тогда Черный Отряд, изрядно поредевший после исламского восстания в Египте. Дочерью Самуила была необыкновенной красоты великая царица Юдифь (Эс-тер, Эсато-Гудит, Тердаэ-Габац, Исат, Йеудит), по прозвищу «Асагату» («пылающий огонь»). Некий христианский владыка из Бугыны (в Ласте) , увидев её, настолько воспылал к ней любовью, что взял Юдифь в жёны. Вскоре сей властитель перешёл в иудаизм, изменил имя на Соломон и взял на службу Черный Отряд. Очень скоро княжество Ласта оказалось в железной рукавице одетую на тонкую ручку царицы Асагату. В 899 году владыка Ласты скончался и Юдифь стала единолично править Ластой. А еще через пару лет умер царь Аксума, и трон унаследовал его малолетний сын. Узнав об этом, Юдифь собрала войско из жителей Сымена и Ласты и отправилась на покорение Аксума. Ударной силой стал все тот же Черный Отряд, за это время пополнившийся наемниками из нилотских племен. Аксумские князья были вырезаны, кто-то сумел бежать, кто-то покорился новой власти, когда троном завладела прекрасная, но жестокая и ненавидевшая христиан царица Эсато-Гудит. За время ее правления разрушались церкви, уничтожались христиане, в то время как Черный Отряд мог бесприпятсвенно возводить свои кумирни.

В течении 902-908 годов, с помощью Черного Отряда и верных фалаша, она собрала Акусм заново, утвердив его на Африканском роге и Йемен. Впоследствии под влияние иудейской Эфиопии попал весь Оман. Вскоре там начали собираться рахдониты, разом смекнув выгоды от перспективы расположиться на важнейших торговых путях из Египта, Византии, Сирии, Месопотамии в Индию и Китай. Рахдониты вели торговлю рабами, золотом, слоновой костью, благовониями и ароматическими смолами, изумрудами, а также африканскими зверями и их шкурами. Безопасность их обеспечивалась Черным Отрядом, сильно разросшимся от новых пополнений, гвардия царицы же формировалась целиком из фалаша. В Эфиопии сформировалось сильное и богатое государство, которым правила новая царица Савская – царица Асагату.

a444823d4745.jpg

Изменено пользователем Каминский

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Ой как мило, премило.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Впечатляет...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

С размахом

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Ура, прода!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

(всхлипнув) Как в старые добрые времена.

Отдельные пять баллов за аббревиатуру.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Ой как мило, премило.

Серьёзно. Но что на это

Еще ранее, до того как саксы и фризы твердо стали в Ютландии, на восток бежала и часть велетов-лютичей - от данов Сигфеда и ободритов. Бежали они значительно дальше - так далеко, что в итоге оказались у залива, который в этом мире могут и не назвать Финским и далее- пока не остановилась у Ильменя. Там и было создано государство, объединившее местные славянские и финские племена. По имени господствующего народа, от которого произошла местная династия, государство сие получило название Лють, впоследствии расширившееся в словосочетание Великая Лють. Но это произошло уже гораздо позже, после того как на престоле утвердилась новая ободрито-саксонская династия, у истоков которой встала Илдгит Жестокая, дочь сына Ингвальда, Аезелвалфа и вдова призванного в Новоград лютичcкого князя Буеслава- из тех велетов-лютичей, что остались в свое время в землях саксов и фризов. С именем Илдгит связывают первую Люто-хазарскую войну, в которой кочевники потерпели сокрушительное поражение; объединение местных земель чуть ли не до Белого моря, установление прочных торговых и союзнических отношений с Мерсийской династией и постройку великого капища в честь Хель-Мары, ставшей с тех пор верховным божеством Великой Люти.

сказал бы наш сегодняшний именинник? :sorry:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Отдельные пять баллов за аббревиатуру.

Я долго ломал голову над тем, как подобрать к ней слова)

Рад если кому-то понравилось или просто было интересно читать.

Готов рассмотреть любые подсказки, поправки, предложения и уточнения, касаемо как всего вышеописанного, так и дальнейшей истории этого мира.

Особенно буду благодарен за предложения касаемо внутреннего устройства Мерсийской империи.

сказал бы наш сегодняшний именинник? :sorry:

Самому интересно)

Изменено пользователем Каминский

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Особенно буду благодарен за предложения касаемо внутреннего устройства Мерсийской империи.

Во информация по теме англо-саксонские органы власти.

Политический строй англосаксонских королевств, несмотря на сходство с другими германскими государственными образованиями, обладал определенным своеобразием, обусловленным длительным сохранением родоплеменных пережитков и замедленным становлением феодализма. Уитанагемот. Англосаксонский конунг являлся прежде всего военным предводителем, избиравшимся из представителей определенного рода сначала фолъкмотом (англ. folkmoot— народное собрание), а позднее — уитанагемотом (англ. vmtenagemoot — совет мудрых). Уитанагемот собирался в среднем два-четыре раза в год для решения важнейших вопросов внешней и внутренней политики королевства. В его состав входили: король (иногда с королевой и сыновьями), епископы и аббаты крупнейших монастырей, представители родоплеменной знати (элдормены — англ. ealdorman, еоп; лат. dux)V), важнейшие должностные лица двора (тэны) и наиболее знатные из королевских дружинников (гезиты), о которых речь пойдет чуть ниже. Общее число уитанов в англосаксонских королевствах колебалось от 15 до 30, в объединенном королевстве их насчитывалось около 100. Без совета и согласия уитанов не вводились экстраординарные поборы, не могли решаться вопросы о войне и мире. Согласие уитанов было необходимо даже в том случае, когда король хотел сделать земельные пожалования кому-то из приближенных. Уитанагемот являлся верховным судом, в котором судили высокородных лиц, подлежащих исключительно королевской юрисдикции, а также рассматривали как уголовные, так и гражданские дела, не получившие удовлетворяющего стороны решения в судах низших инстанций. Уитаны избирали королей и оказывали влияние на избрание прелатов. Более того, хотя начиная с VIII в. королевская власть осмысляется как власть, данная Богом, уитаны могли низлагать неугодных им правителей. К началу IX в. наметился переход к наследственной королевской власти, при этом сохранилось обязательное утверждение нового государя Советом уитанов. Несмотря на усиление королевской власти, которому в значительной степени способствовало объединение англосаксонских королевств под властью правителей Уэссекса, уитанагемот сохранил за собой ряд важнейших функций. Королевский двор. Как и на континенте, в Британии центром сосредоточения постепенно зарождающихся в рассматриваемую эпоху органов государственного управления был королевский двор. Двор был неразрывно связан с персоной короля, поскольку именно монарх определял его местонахождение (согласно английскому обычному праву территория двора ограничивалась радиусом 12 миль вокруг того места, где находился король). Королевских министериалов этого периода можно условно разделить на две группы: гезитов (англ. gesith — товарищ; лат. comes, comes regis, comites) и тэнов (англ. then, thegan, thegn — слуга, мальчик; лат. minister, minister regis). В англосаксонской литературе «гезиты», как правило, обозначают воинов, сопровождающих военного вождя, живущих в его доме или по крайне мере получающих от него вознаграждение за свою службу. Отряд гезитов имел не только король, но и все военные вожди, а также представители родоплеменной знати (эрлы). Среди гезитов особенно почетными являлись должности личного оруженосца короля (англ. waepen-bora, swyrd-bora; лат. armiger, spatarius) и знаменосца (лат. signifer). В латинских документах VIII в. гезиты часто именуются optimas — «лучшими людьми», что свидетельствует об их высоком социальном статусе. Помимо многочисленных дружинников-гезитов особу короля и королевские покои защищали избранные охранники (англ. thingamenn, от thingamannalip — thegnung, thenung, thening — служба; лат. ostiatius от ostium — вход, дверь). Высокий статус гезитов объяснялся той важной функцией, которую они выполняли в обществе, ведь защита подданных и сохранение мира в королевстве считались важнейшей задачей государя на протяжении всего Средневековья. После Датского завоевания в источниках можно встретить упоминания об особой личной вооруженной охране короля (huscarls, housecarles). Дружинники жили при дворе, ели за королевским столом. После Нормандского завоевания функции начальников huscarls стали выполнять коннетабли (constables). Между тем, сколь бы ни был высок статус королевских дружинников, ведущие позиции в зарождающейся королевской администрации, безусловно, занимали не воины, а «слуги». Все придворные именовались тэнами, при этом все они имели разный, хотя и трудно различаемый современными исследователями, статус. Как свидетельствует Ассер, биограф короля Альфреда (X в.), «слуги короля (лат. regis satellites) были весьма разумно разделены на три когорты таким образом, чтобы первая группа оставалась и служила при королевском дворе день и ночь в течение месяца, когда месяц заканчивался, приходила вторая группа, а первая отправлялась по домам»20. За службу тэны получали от короля награду, выражавшуюся, как правило, в земельных наделах. Близость к персоне короля повышала и социальный статус тэна, что нашло отражение в более высоком вергельде, защищавшем его жизнь. Согласно законам общинник-кэрл, пожелавший стать тэном, должен был иметь по меньшей мере пять гайд земли. Но одной земли было недостаточно, поскольку ко времени правления короля Эдгарда (958-975) статус тэна стал наследственным. После Датского завоевания слово «тэн» перестает обозначать исключительно слуг короля, выделенных из общей массы подданных и обладающих привилегированным статусом в обществе: в это время термином «тэн» обозначают всех свободных подданных без исключения. Придворные должности. Говоря об организации жизни двора и королевского хозяйства, следует отметить, что в Англии никогда не существовало должности, аналогичной майордому франкских королей. И хотя сам термин major domus изредка встречается в текстах, за ним, как правило, скрывается доверенное лицо королевы, помогающее ей управлять хозяйством и слугами. Гораздо чаще для обозначения этого, безусловно, важного должностного лица употребляются англосаксонские термины — oferealdoiinan (англ.) или «элдормен всего ее хозяйства». Подотчетность оферэлдормена непосредственно королеве препятствовала его превращению в главу администрации всего королевства. Конечно, некоторые духовные или светские лорды порой могли сосредоточивать в своих руках огромную власть, но сама должность майордома так и не возникла. Большое влияние на королей оказывали упоминаемые в эпических произведениях мудрецы (англ. thyle; лат. oratores). Это были личные советники — самые влиятельные и заметные придворные в англосаксонскую эпоху. В отличие от собиравшихся несколько раз в год уитанов, являвшихся скорее свидетелями королевской воли, чем реальными советниками, тили были призваны реально помогать

государю принимать решения по всем важнейшим вопросам. Мудреца не следует путать с поэтом-певцом (англ. scop; лат .poeta, vates), хотя искусство слагать и исполнять песни и пользовалось при дворе большим почетом. Скопы не только развлекали короля и его гостей на пирах, но и были хранителями исторических преданий. Они также могли принимать участие в воспитании королевских детей. В конце IX в. начинают встречаться упоминания о трех из четырех ключевых придворных должностей: камерарии, кравчем и стольнике (дапифере). Следует подчеркнуть, что ни одно из этих должностных лиц не обладало каким-либо политическим могуществом за пределами двора. По всей видимости, должности камерария и кравчего возникли значительно раньше других, поскольку упоминание о них встречается уже в «Беовульфе». К сфере деятельности камерария (англ. chamberlain', лат. camerarius) относились прежде всего личные покои короля и все, что в них находилось, включая одежду, драгоценности, личное вооружение короля, документы и т. д. В англосаксонскую эпоху при дворе короля обычно было несколько камерариев, разделявших между собой различные обязанности: например, rail-thegn (hraegelweard, hraegelthegn) был ответственен за королевский гардероб; Ъиг-thegn (лат. cancellarius, scriniarius) являлся непосредственно хранителем

покоев, а также находящегося в них сундука с королевскими

документами; постельничий (англ. bed-theng; лат. cubicularius, custos

cubile) прислуживал государю в спальне. Постепенно эти обязанности

становятся отдельными должностями, а их исполнители —

лицами, подотчетными главному камерарию. Одной из важнейших обязанностей камерария было хранение королевской казны. Первоначально ответственность за казну могла лежать на жене конунга и ее доверенном элдормене. Королевские драгоценности хранились в сундуках непосредственно в монаршей опочивальне или прилегающих к ней покоях. Начиная со времени правления Кнута Великого, т. е. с первой половины XI в., большая часть королевской казны находилась в Винчестере, где за нее нес ответственность особый, не обязательно подчиненный камерарию, тэн (англ. bower-thegn, hordere; лат. cellarius). Однако известно, что даже Эдуард Исповедник (1042-1066) держал сундук с драгоценностями непосредственно в своей спальне. Из подчиненных камерарию тэнов особое положение занимали находящиеся в непосредственной близости от короля постельничие. По всей видимости, на эту ответственную должность назначались прежде всего королевские фавориты. Уже в англосаксонскую

эпоху влияние постельничих на политику было поистине исключительным:

они были главными неофициальными советниками короля.

После Нормандского завоевания должность камерария стала

наследственной в доме Веров. Вильгельм I (1066-1087) пожаловал

Альберту де Веру титул magistram camerariam totius Angliae in feodo

hereditary tenendam. Последним камерарием в этом семействе был

Генри де Вер (1593-1625), 18-й граф Оксфордский. Со временем

данная наследственная должность превратилась в почетное звание,

поэтому неудивительно, что для управления королевскими покоями

понадобилось учредить новую должность — королевского камерария

(лат. camererius Regis', англ. King’s chamberlain).

Первые упоминания о почетной должности кравчего (англ.

butler, bearer, byrel') можно найти в англосаксонских эпических поэмах.

При этом в них в качестве кравчих часто выступают не только

мужчины-тэны, но и женщины — жены и дочери конунгов. В обязанность

кравчего входила не только подача напитков, но и присмотр

за винными погребами.

Самые ранние упоминания о должности стольника датируются

первой половиной X в. (правление королей Этельстана и Эдмунда).

Для обозначения этой должности используются как производные от

древнеанглийского слова «блюдо» — disc-thegn; discifer, так и латинский

термин dispensator и производное от слова «трапеза» (daps) —

dapifer. В сферу деятельности стольников-дапиферов, которых обычно

при дворе было несколько, входила организация королевских трапез,

присмотр за кладовыми и обеспечение хозяйства всем необходимым.

По всей видимости, до Нормандского завоевания обладатели этой

должности не были особо важными фигурами при дворе, поскольку

упоминания о них в королевских грамотах встречаются весьма редко.

В первую очередь даппферы заведовали королевским столом и припасами.

В подчинении у них находились все слуги, связанные с кухней,

поставкой и охраной продовольствия (praevisores). В конце англосаксонского

периода исполнитель должности стольника нередко обозначался

не как дапифер, а как сенешаль (лат. seneschallus) или стюард

(stigward от англ. slig холл, зал и weard— опека, попечение). Синонимичность

понятий «дапифер» и «сенешаль» сохранялась по крайней

мере до конца XI в. Например, при дворе Вильгельма II Рыжего

(1087-1100) находился некто Удо, мажордом короля, которого также

именовали сенешалем или дапифером.

При Эдуарде Исповеднике, когда организация жизни английского

двора испытала на себе значительное нормандское влияние,

из подчиненных дапиферу-стюарду должностных лиц особое

влияние приобрели ловчие (лат. venatores regis) и сокольничие (лат.

accipitrarius), в обязанность которых входила не только организация

королевской охоты (фактически охота была единственным

светским удовольствием, от которого Эдуард не мог отказаться),

но и поставка дичи на королевский стол. В отличие от континентальных государств в англосаксонских королевствах должности, связанные с королевской конюшней, не занимали важного места в придворной администрации. Над многочисленными конюхами (horse-thegn; лат. minister equorum) низкого статуса стоял королевский тэн — hors-thegn (лат. summus minister equorum). В законах Уэссекского короля Ины (688-726) упоминаются также особые слуги короля, связанные с конной службой, — horswealh. Предположительно это были верховые гонцы, в обязанность которых входила доставка королевских писем и указов. Возвышение должностных лиц, ответственных за конюшню, началось лишь после датского завоевания. При датчанах глава конюшни, как правило, именовался не hors-thegn, а сталлер (stallere; лат. stabularius, comes stabuli). При английском дворе должность сталлера впервые встречается в хартиях Кнута (ок. 1032). В источниках, относящихся к правлению Эдуарда Исповедника, эта должность упоминается

довольно часто, но только в официальных документах. Вероятно, этимология слова сталлер восходит не к латинскому stabulator, а к древнескандинавскому stallr, значение которого ближе к современному английскому слову stall (стойло). Это слово имеет обще-германское происхождение и весьма отдаленно связано с латинским stabularius. В Норвегии в XIII в. сталлер совмещал несколько функций: он был глашатаем короля во время публичных церемоний, главой и судьей дружинников, отвечал за лошадей и другие королевские средства передвижения. Какие из этих функций были у английского сталлера — неизвестно. Существует предположение, что сталлер мог исполнять и функции военного командира. Одновременно на службе находилось несколько сталлеров (двое или даже четверо, среди которых один мог считаться главным). Во время правления Эдуарда Исповедника, когда при английском дворе усилилось влияние нормандских традиций, наряду со сталлерами появляются упоминания о маршалах. После Нормандского завоевания упоминания о сталлере исчезают окончательно. До IX в. в источниках не встречается свидетельств существования в англосаксонских королевствах даже рудиментов королевской канцелярии. Вместе с тем от этого периода до нас дошел огромный корпус королевских хартий, что позволяет предположить существование специальных клерков или даже целого скриптория при королевских дворах. Впрочем, первые упоминания о scriptorium относятся к X в. Следует отметить, что печати, скреплявшие королевские хартии, в этот период были вислыми и двухсторонними (как на папских буллах), а не односторонними, приложенными к листу (как на французских и имперских документах). С эпохи Кнута Великого можно проследить биографии некоторых клириков, которые начали карьеру писцами при королевском дворе, а закончили — епископами и аббатами.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Особенно буду благодарен за предложения касаемо внутреннего устройства Мерсийской империи.

Во информация по теме англо-саксонские органы власти.

Ага, интересно, благодарю.

Правда под эту АИ годится лишь начальные строчки- у нас нет ни нормандского завоевания, ни христианизации.

Кроме того сохраняются ряд отдельных королевств со своими правителями.

В общем я хочу создать этакую "феодальную федерацию" на основе Гептархии и под главенством Мерсии. Правда неясно какой статус у континентальных владений и территорий в Ирландии, Исландии, Гренландии и Винланде ( который тоже по идее можно назвать как-то иначе)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

феодальную федерацию" на основе Гептархии

Шесть Королевств! И Дорн Уэльс в качестве Седьмого :crazy:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Шесть Королевств! И Дорн Уэльс в качестве Седьмого :crazy:

Да нет уже никакого Уэльса)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

В общем я хочу создать этакую "феодальную федерацию" на основе Гептархии и под главенством Мерсии.

Что-то наподобие СРИГН? Может сделать так, чтобы правители королевств и других образований в составе Мерсийской Империи состояли в уитанагемоте (или подобном ему органе) и избирали короля из династии потомков Пенды (можно использовать магнумовское название Пендосы) или одобряли кандидатуру наследника престола.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Что-то наподобие СРИГН?

Ну как-то так, только более жизнеспособное и устойчивое, без сильного разброда и шатания.

Может сделать так, чтобы правители королевств и других образований в составе Мерсийской Империи состояли в уитанагемоте (или подобном ему органе) и избирали короля из династии потомков Пенды

Хм, вариант.)

Наверное придется делать королевства и еще на континенте.

Но в принципе- кто мешает быть королю Мерсии одновременно быть королем и еще нескольких королевств.

То есть у него несколько голосов.

Изменено пользователем Каминский

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Ну как-то так, только более жизнеспособное и устойчивое, без сильного разброда и шатания.

Сразу после создания СРИГН тоже была более централизованна чем в 16 веке, например.

Но в принципе- кто мешает быть королю Мерсии одновременно быть королем и еще нескольких королевств.

Думаю в таком случае будет очень трудно различить где заканчивается Мерсия, а где начинается другие королевства под личной унией.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Думаю в таком случае будет очень трудно различить где заканчивается Мерсия, а где начинается другие королевства под личной унией.

Формально Мерсия заканчивается там где начинаются собственные династы.

Вот степень их участия в управлении всей империей определить сложнее.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Кстати, а никто не может подсказать: как бы звучало именование "Великобритания" на староанглийском?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Кстати, а никто не может подсказать: как бы звучало именование "Великобритания" на староанглийском?

Gr?atre Brytene :victory:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Кстати, а никто не может подсказать: как бы звучало именование "Великобритания" на староанглийском?

Gr?atre Brytene :victory:

А в русской транскрипции?)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Но в принципе- кто мешает быть королю Мерсии одновременно быть королем и еще нескольких королевств.

Есть вариант позамысловатее - избирательными правами (аналог немецких курфюрстов) обладают только короли Гептархии, но бретвальдой они могут избрать лишь одного из принцев Мерсийской династии. Избранный бретвальдой также автоматически получает во владение все земли Мерсии на континенте - которые в этой АИ могут рассматриваться как собственность потомства Пенды. Собственно, можно сделать систему, аналогичную СРИшной, с наличием аналога "римского короля" - выбираемого королями Гептархии наместника бретвальды на континенте (возможно, он будет носить титул короля Фризии) - который после смерти предыдущего бретвальды сам восходит на престол. Правда, рано или поздно эта красота навернется хотя бы потому, что Мерсийская династия банально вымрет - и придется унифицировать Империю Белого Дракона радикальными методами.

Шесть Королевств! И Дорн Уэльс в качестве Седьмого

Уэльса, как уже отметили выше, нет, но можно кооптировать в число гептархов королей Пиктавии.

P.S. В общем, структура Мерсийской империи - если уж делать её этакой копией Священной Римской Империи - лично мне видится как-то так:

1. Избираемый бретвальда - из Мерсийского дома.

2. Избираемый электорами и утверждаемый бретвальдой король Фризии - из Мерсийского дома.

3. Семь королей-электоров - от Уэссекса, Суссекса, Эссекса, Кента, Восточной Англии, Нортумбрии и Пиктавии.

Изменено пользователем Ottocar

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

.

3. Семь королей-электоров - от Уэссекса, Суссекса, Эссекса, Кента, Восточной Англии, Нортумбрии и Пиктавии.

Восточная Англия, как Кент с Эссексом- их короны уже принадлежат королю Мерсии, свои династии остались только у Берниции, Дейры( Нортумбрии нет), Уэссескса и Суссекса.

Но сам ход ваших мыслей мне нравится. Тем более, что в грядущем столетии Империю ждет довольно болезненная ломка.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Ну что ж - в таком случае статус "курфюрстов" (нужно перевести "князь-выборщик" на англосаксонский) получат короли Уэссекса, Суссекса, Берниции, Дейры и Пиктавии. Шестым электором может быть какой-нибудь верховный жрец языческого пантеона. А сам строй Великой Мерсии может напоминать австрийскую "семейную монархию", существовавшую в Австрии в начале XVII века при Рудольфе II и Матвее Габсбургах - когда де-факто все земли государства принадлежат не какой-то конкретной личности, а правящему клану, и этот клан из своей среды выдвигает верховного властителя (а при случае может его и снять за профнепригодность - как это сделали с Рудольфом) - см. прецеденты Матвея и Фердинанда II Штирийского. Вот только, повторюсь, правящие династии имеют тенденцию вымирать, причем в самый неподходящий момент.

в грядущем столетии Империю ждет довольно болезненная ломка.

Я, если честно, не верю в жизнеспособность нарисованность вами крупных европейских государств. Вернее, верю, но лишь отчасти - со временем, по мере развития феодализма, все они (Австразия, Лангобардия, да и та же Мерсийская Империя) неизбежно или распадутся на множество лилипутов, или сохранят формальное единство при впадении в раздробленность, как это было с той же СРИ. В частности, противоречия островной элиты (привыкшей к выборности монарха и региональным автономиями) и элиты континентальной (привыкшей к сильной государственной власти "короля Фризского") неизбежно выльются в гражданскую войну.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте учётную запись или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учётную запись

Зарегистрируйтесь для создания учётной записи. Это просто!


Зарегистрировать учётную запись

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас