Мир Имперской Мерсии и Межрасового Иудейства (МИМиМИ)


390 сообщений в этой теме

Опубликовано:

Армяно-венгерская внутренняя политика.

Мадьярмения представляет интерес для исследователя прежде всего как государство, которое не имея на старте никаких особенных преимуществ, выбилось в ряды великих держав за счет умелого сочетания агрессивности и хитрости. Армяно-Венгрия ( точнее, «Вторая» или «возрожденная» Армяно-Венгрия (первым было радикально-павликианское государство, разгромленное кочевниками Афшарами), вернувшая своё государственное единство за счет поддержки меркитов в том страшном погроме, который они учинили Евразии, и свой суверенитет после того, когда в условиях краха Pax Merkitika, они отблагодарили меркитов внезапным ударом (к слову сказать, бхайравизм был одной из тех религий, за исповедание которой в пределах армяно-венгерских владений полагалась смертная казнь) . С самого начала, занимая одни лишь каменистые местности Восточной Армении и север Мидии Атропатены, армяно-венгерское государство проводило устойчиво агрессивную политику,  прекрасно зная, что в вакууме власти, возникшем после падения меркитов, нужно действовать быстро и решительно. В сложившемся на Ближнем Восток раскладе сил Армяно-Венгрия заняла крайне выгодное положение, по сути соединив Индийский океан и Средиземное море. Последующая морская и колониальная экспансия неслыханно усилили Армяно-Венгрию, дав ей те средства, в которых она нуждалась для пресловутого «первоначального накопления» [и обогащения своих торгово-ремесленных центров], дав ей в монопольное военное и торговое  владение ряд островов Индийского океана и его торговлю.

Особенностью армяно-венгерского устройства было то, что несмотря на бОльшую формальную ограниченность власти монарха, государство и царь были там фактически сильнее, чем в Иране, не говоря уж об Александрийской империи. Так, в Армяно-Венгрии имелся своего рода двухпалатный "парламент" (Законодательное собрание): Сенат, в котором заседали 100 наиболее богатых и знатных землевладельцев, передававших эти места по наследству, и Народное Собрание  - куда по очень высокому цензу избирались 300 делегатов. Несмотря на все громкие слова, в реальности это был лишь законосовещательный орган, с которым, однако, считались по причине того, что он аккумулировал в себе самые сливки высшей знати – наиболее богатых его представителей: от плантаторов Индийского океана и представителей товариществ, торгующих с Индией и Тьямпой, до землевладельцев Атропатены и городских патрициев Антиохии. Это был орган, который мог доводить до ушей монарха пожелания знати в случае необходимости, но который сам зачастую смиренно должен был выполнять волю царя, как первого защитника своих же кровных интересов.

Особенностью внутреннего устройства Армяно-Венгрии была чрезвычайная централизация и милитаризация. Тех весьма значительных вольностей, которые имели властители и вольные города Рейха и даже Ноннархии, даже и тени от них не имели мадьярмянские земли. Все были обязаны беспрекословно выполнять волю государства, воплощенную на самом высшем уровне в царе, а на более низком – в его воинах и чиновниках, и освященную Армянской Христианской Церковью. Тем не менее, несмотря на это (а может быть, благодаря) мадьярмянское крестьянство было свободным, представляя ресурс для набора пехоты. Кавалерия комплектовалась не только в XV веке, но и в более поздний период, из представителей дворянства.

Армяно-мадьярские короли одними из первых на Ближнем Востоке поняли всю ту пользу, которую может дать наука, если использовать ее под свои контролем и в своих практических целях. Уже к середине-конце XV века в армяно-венгерских владениях ( в метрополии) было семь «домов знаний» ( Эривань, Басра, Антиохия, Тарс, Себастия, Багдад, Трабзон), а центральная власть прилагала значительные усилия, чтобы выучить свое население элементарной грамоте (чтение, счет, письмо) и добиться максимальной конкурентоспособности своих «учёных людей» хотя бы на Ближнем Востоке.

Одной из особенностей армяно-венгерского государства и правящего слоя была подчеркнутое стремление с одной стороны – не предаваться финансовым излишествам ( тратиться на роскошь и т.д.), а с другой – постоянно и всеми силами накапливать капитал, который долен пускать в оборот для максимального его, капитала, увеличения (вплоть до того, что в 1465 году II-й Эчмиадзинский церковный собор признал полную допустимость дачи денег в рост под большие проценты всем не-христианам – это было своего рода шоком для значимых христианских церквей, все еще по старинке осуждавшим ростовщичество). Всегда и везде Армяно-Венгрия понимала свое торговое проникновение как первый шаг к проникновению политическому ( получение для себя права судебного иммунитета, статуса привилегированного торгового партнера и т.д.), а затем – и к военному покорению данной территории. В глазах правящего слоя торговля и война были неразрывно связаны. «Мы не можем воевать без торговли и торговать без войны» - сказал покоритель Ачеха Ованес (Иоанн) Ёрмоли в 1459 году, и это было своего рода кредо всей армяно-венгерской политики. Достаточно сказать, что для обеспечения давления на Александрию армяно-венгры, опираясь на свои владения на восточноафриканском побережье неоднократно перекрывали Баб-эль-Мандебский пролив, тем самым не давая Египту вести торговлю с Индией и Ираном, что очень больно било по его финансам и вынуждало александрийцев быть значительно более внимательными к предложениям Мадьярмении. Фактически, весь Индийский Океан на протяжении XV века монопольно эксплуатировался Армяно-Венгрией. Это обеспечивалось  за счет превосходного военного и торгового флота и за счет контроля над его островами и большой частью побережья.

Отдельно стоит сказать о законодательстве Армяно-Венгрии, выделявшемся на фоне прочих своей жестокостью. Оно рассматривало в качестве тягчайших преступления против Христа ( против церкви), против почвы ( государства) и против крови. Последнее регулировало вопросы отношения к колониальным народам.  Неграм было запрещено иметь оружие, землю, предприятия.  Им дозволялась лишь роль сельскохозяйственных рабочих и только в колониях, в метрополию их ввоз был строжайше запрещен. Это было своего рода «крепостное право» или даже аналог рабства. Еще более сурово было законодательство в отношении иудеев, мусульман, бхайравистов – за исповедание этих вер, за их распространение, за переход в эти веры полагалась смертная казнь – но это относилось к тягчайшим  «преступлениям против Христа».

Подобное общественное и государственное устройство выработало и определенный тип среднего армяно-венгра: глубочайшая уверенность в своем превосходстве над прочими народами, неумолимое стремление к прибыли, прагматизм, трудолюбие,  готовность к неограниченному применению насилия для достижения своих целей, холодную жестокость, мстительность. Девизом их колонистов, торговцев, военных было высказывание: «Когда христианину что-то нужно, он идет и берет это» .

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Очень хорошо. Мадьярмянское сверхдержавие выходит очень неплохо.

Надо бы подумать, как втянуть их в Пятидесятилетнюю войну)

Одно маленькое уточнение:

Еще более сурово было законодательство в отношении иудеев, мусульман, бхайравистов – за исповедание этих вер, за их распространение, за переход в эти веры полагалась смертная казнь

А как обстоит дело с буддистами, зороастрийцами, албанскими лунопоклонниками, мандеями, христианами разных иных толков, а также разными версиями муканнизма, господствующими в Иране и Средней Азии?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Очень хорошо. Мадьярмянское сверхдержавие выходит очень неплохо.

Спасибо!

Надо бы подумать, как втянуть их в Пятидесятилетнюю войну)

Было бы неплохо.

А как обстоит дело с буддистами, зороастрийцами, албанскими лунопоклонниками, мандеями, христианами разных иных толков, а также разными версиями муканнизма, господствующими в Иране и Средней Азии?

С христианами, ИМХО, более-менее нормально, мандеев терпят, пока моряки нужны, а вот с остальными, боюсь, не очень. Хотя надо подумать.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

И да- каковы отношения Мадьярмении с Амхараштрой и Озерной Иудеей?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Им дозволялась лишь роль сельскохозяйственных рабочих и только в колониях, в метрополию их ввоз был строжайше запрещен.

Надо бы где-нить им "восстание рабов" устроить. На Мальдивах, например.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

И да- каковы отношения Мадьярмении с Амхараштрой и Озерной Иудеей?

Союз с первой против второй.

Надо бы где-нить им "восстание рабов" устроить. На Мальдивах, например.

Как вариант.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

А как обстоит дело с буддистами, зороастрийцами, албанскими лунопоклонниками, мандеями, христианами разных иных толков, а также разными версиями муканнизма, господствующими в Иране и Средней Азии?

О, появились соображения. Скорее всего, лунопоклонников напрямую не преследуют, но они часто подвергаются погромам толпы и давлению церкви, как и в случае с буддистами. Язычники, особенно лютские и бхайравитские, с их ритуальным каннибализмом и оргиями, вообще скорее всего преследуются.. Зороастрийцев и муканнитов не трогают, но прозелитизм для них запрещен, как и для мандеев - хотя статус мандеев получше, т.к. они используются для контроля за Месопотамией. Христиан иных толков стараются склонить к унии, с христианами Рейха и Карфагена же - поддерживать достаточно ровные и нейтральные направления.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Язычники, особенно лютские и бхайравитские, с их ритуальным каннибализмом и оргиями, вообще скорее всего преследуются..

С лютами они особо пересекаться не должны, все же далековато. 

с христианами Рейха и Карфагена же - поддерживать достаточно ровные и нейтральные направления.

В Рейхе христианство тоже хм, своеобразное :)

А так в целом неплохо.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Чуть подробней о Грузии.

 

 

История средневековой Грузии восходит к истории Абхазского царства, которое в середине восьмого века, вовремя дистанцировалось от Византии, перейдя под покровительство Хазарии. Династия Аносидов, породнившись с хазарскими каганами, сумела в течении 8-9 веков объеденить большую часть грузинских земель. В ходе этого процесса зарождавшееся Абхазо-Картлийское княжество столкнулось с Мадьярменией, из-за чего прошло несколько ожесточенных войн между хазарами и грузинами с одной стороны и мадьярмянами- с другой.

 

 

В стране царило двоевластие между хазарским тудуном и грузинским царем, а также двоеверие: несмотря на то, что государственной религией Грузии оставалось православие, тем не менее, не было никаких препятствий для свободного распространения зороастризма, бывшего, как мы помним, государственной религией Хазарского каганата. Так продолжалось до середины десятого века – до того, как Хазария пала под натиском огузов. Князь Гурген Первый объявляет свое государство свободным от хазарской зависимости и в 988 году провозглашает Грузинское Царство. Он присоединяет Кахетию и завершает процесс объединения грузинских земель. Он же объявляет православие государственной религией Грузии, на зороастрийцев начинаются гонения. На западе при преемниках Гургена грузинские границы доходят чуть ли не до Тамани. Однако его влияние на Кавказе было ограничено Аланским царством, по прежнему пребываешем в зороастризме. Весь 11-й век прошел под знаком ожесточенных алано-грузинских войн.

 

 

Кроме алан на Кавказе Грузии пришлось воевать также с касаками и албанцами, а также Мадьярменией. Против последней Грузия вступила в союз с Византией и вместе они сумели существенно потеснить, а потом в союзе еще и с Афшарами и поделить ослабевшее павликанское государство.  В общем и целом,  в двенадцатом веке Грузия достигает вершин своего могущества…до  прихода меркитов в 1167 году

 

 

Последствия вторжения кочевников в Грузию были катастрофическими - города лежали в руинах, царская семья вырезана, как и многие знатные семьи, население пряталось по лесам и горам. Единственное, чем грузины могли утешаться, что их старому врагу - Алании пришлось  еще хуже.

 

 

Территория бывшего Грузинского Царства была разбита на ряд феодальных владений: Абхазия, Картли, Сванетия, Лазика и так далее. Правили тут наместники хана Северо-Западного улуса, назначавшиеся из мадьярмянских князей. Последние насаждали в стране павликанство, но при этом требовали от грузин совершать ритуал поклонения Бхайраве, многорукие статуи которого, стояли в каждом мало-мальски крупном селении. Грузин обкладывали большими податями, а также снимании с них «налог кровью»- многие молодые люди были вынуждены участвовать в завоевательных походах и междуособных войнах меркитов. В тоже время в горах не прекращалась партизанская война против завоевателей.

 

 

Возрождение Грузинского царства стало возможным только после краха Меркитской империи. Наместник Картли, Георгий Багратиони, получивший титул благодаря родству с мадьярмянскими Багратидами, присоеденил к  своим владениям Лазику и Сванетию. Его сын, Самуил, сумел объеденить оставшиеся грузинские земли и провозгласить в 1313 году возрождение Грузинского Царства. Он изгнал поклонников Бхайравы и вновь объявил православие государственной религией. Однако, после походов Ногая, Ново-Грузинское царство оказалось сильно ослаблено, результом чего стало попадание в зависимость от Мадьярмении.

Изменено пользователем Каминский

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Флаг Нормандии:

 

нормандия.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

История средневековой Грузии восходит к истории Абхазского царства

Я бы на вашем месте теперь почаще оглядывался. Коллеге Картли до ваших пенат ехать 4 часа максимум. 

Изменено пользователем Serafim

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Я бы на вашем месте теперь почаще оглядывался. Коллеги Картли до ваших пенат ехать 4 часа максимум. 

Он сам виноват. Не предложил своего варианта, пусть теперь пеняет на себя. А версия вполне себе историографично каноничная.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Империя и наиболее значимые герцогства:

 

империя.jpg

Бавария:

 

бавария.png

Саксония:

 

саксония.jpg

Ломбардия:

 

святой георгий.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Висландия:

 

висляндия.png

Изменено пользователем Каминский

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Престол Святого Петра

 

С момента своего основания Папское Государство оказалось неоднородным в социально-политическом, экономическом и культурном отношении. Такие города как Флоренция, Пиза, Лукка, да и сам Рим, после истребления лангобардской знати, управлялись местным патрициатом, сложившимся из остатков до-лонгобардских элит и торговой верхушки.  Лишь единичные лангобардские семейства поддержали переворот и влились в элиту нового государства.

 

Юг представлял иную картину. Здесь почти безраздельно правили потомки лонгобарбских герцогов Беневенто, которые, хоть и подчинились в свое время императорам Лангобардско-Римской империи,  но продолжали сохранять региональную обособленность и идентичность. Латентный сепаратизм Южной Италии пробудился во время восстания против императора Фероальда, когда потомки лангобардских герцогов поддержали притязания римских епископов и торговой верхушки городов Северной и Центральной Италии.

 

Этот разношерстный альянс стал основой нового государства, но он с самого начала оказался неравноправным. Города Северной Италии, с их развитой торговлей и ремеслом, с самого начала заняли лидирующее положение: из местных «великих семей» пополнялись ряды высшего духовенства, включая и самого Понтифика. Достаточно сказать, что все епископы, в свое время выбравшие папу Константина, противопоставленного брату императора Ромоальду, были выходцами с Севера. Кроме того, здешняя торговая верхушка, с самого начала завязала прочные и крепкие связи с Карфагенской Лигой. «Осталый» аграрный юг же, долгое время занимал подчиненное положение, даже епископы здесь назначались с севера.

 

Отношения с Карфагенской Лигой были неоднозначными: Государство и Лигу объединяла общая религия, торговые интересы и внешняя угроза. Однако Лига в этом союзе явно доминировала: признавая верховенство Папы в религиозных вопросах, верхушка тамошних городов, оставляла за собой право назначения местных епископов, папа только утверждал их. Исключение составляли лишь  некоторые члены Лиги, на территории Италии или поблизости, где Святой Пристол имел реальный вес. Но в то же время время от времени некоторые итальянские города выходили  из состава Папского Государства и войти в Лигу: как это часто делал, например, Неаполь. Да и многие из городов формально остававшиеся в составе Папского Государства, зачастую были больше завязаны на Лигу, чем на Рим или Юг.

 

Политика Карфаганской Лиги относительно папских владений неоднократно менялась: с одной стороны Лига поддерживала вхождение итальянских городов в свой состав, с другой- стремилась к тому, чтобы это не вредило общему единству земель, подвластных Святому Престолу, не ослабляло его перед Рейхом. Поэтому в Лигу принимались преимущественно города  Юга, тогда как северная олигархия в общем и целом поддерживалась. При одобрении Лиги в  самом Риме должность Папы стала наследственной: фактически  в Риме правили представители патрицианских родов вроде РИ-Феофилактов, Крещенчиев etc. Власть Папы становилась все более авторитарной, не сдерживаемой никем, кроме противоречий в правящей верхушке городов Северной Италии.

 

Вторжение меркитов смешало карты в этой колоде. В 1170 году кочевники совершили  поход в Италию, разорив множество городов Севера и заставив папу Римского бежать на Корсику. Только после переговоров глав Карфагенской Лиги с меркитскими военачальниками, меркиты, приняв огромный выкуп ушли из Италии, согласившись на то, чтобы папа и дальше правил там, получая ярлык из рук Гурхана. Одновременно, воспользовавшись ослаблением северных городов, восстал Юг. Местных аристократов возглавил Ландульф Капуанский, прямой потомок герцогов Беневенто. Воспользовавшись разорением Севера он, под предлогом наведения порядка, ввел собранные им войска в Рим и объявил о низложении прежнего папы. В 1172 году папой был назначен епископ Атенульф, брат Ландульфа.

 

В Карфагене были не в восторге от такой рокировки, но им прищлось проглотить ее, поскольку кандидатуру Атенульфа поддержали меркиты. Ушли они недалеко, оставаясь в Северной Италии, так что орды кочевников оставались по-прежнему веским аргументом во внутрииталийских раскладах. Ландульфу же меркиты благоволили. Он вообще был крайне своеобразной личностью: получивший образование в Карфагене, с широким кругозором и живым интересом ко многим наукам…включая алхимию и астрологию. Также он интересовался религиями и иных народов, особенно бхайравизмом.

 

С 1172 года Ландульф Капуанский стал фактическим правителем Папского Государства, заложив основы почти векового господства Юга. Он и его приемники, оставаясь союзниками Карфагенской Лиги, все же добились большей независимости от нее. Ряд спорных городов вернулись под власть Папы, укрепилась и его власть над отдаленными провинциями. Одно время Ландульф даже подумывал о захвате северо-итальянских владений Рейха и образовании единой Италии. Однако созданию данного государства, подозрительно напоминавшего прежнюю Лангобардско-Римскую империю, воспротивились как карфагеняне, так и меркиты. Вместо этого они предпочли создать на севере Италии вассальное Ломбардское Герцогство, правители, которых оставались в лоне Имперской Католической Церкви, возглавляемой засевшим в Альпах понтификом из Лангобардской династии.

 

Ослабление меркитской Империи, стало началом конца для господства Юга. В 1269 вспыхнула гражданская война в Папском Государстве, где наследникам Ландульфа Капуанского, противостояли объединенные силы северных городов. Война длилась до начала 14-го века, чаша весов клонилась то в одну, то в другу сторону, пока северяне не догадались использовать беженцев из Рашки,  во множестве осевших на восточном побережье Италии. Среди них было немало опытных воинов, сражавшихся с меркитами в родных горах и именно они склонили чашу весов на сторону Севера. Взамен им был пожалован город Анкона, где славянские переселенцы из-за Адриатики с середины 13-го века составили относительное большинство.

 

Таким образом, северяне вновь вернули власть, выдвинув в Папы своего ставленника. Основой его власти стала наемная славянская гвардия, все чаще получавшая деньги не от северных городов, а от Лиги. Страной правили "непогрешимые понтифики" (двор которых утопал в грязнейшем разврате, который был невозможен даже в последние годы Лангобардской империи), претендовавшие на статус лидера католического мира и на наследие Древнего Рима; высоколобые ученые изучали античные трактаты и Священное Писание параллельно с демонологией и оккультизмом. Ну а по мере того, как на смену энергичным Папам приходили ленивые сибариты и утонченные интеллектуалы, власть всё больше переходила в руки славянской гвардии, получавшей деньги от Карфагена, сажая марионеток на папский престол и смещая неугодных им понтификов.

 

Поражение ослабило Юг, ряд городов которого перешел под прямой контроль Лиги. Положение усугублялось войной между влиятельными местными семействами: с кровной местью и прочими прелестями южноитальянской жизни. Неудивительно, что иные из глав семейств, правящих в Апулии и Калабрии, переходили под прямое управление Лиги. Однако наследники герцогов Беневенто еще правили в своих родовых гнездах и не оставляли надежды вернуть былое влияние в Италии, для чего иные из них все чаще посматривали в сторону Рейха.

 

Не был единым и Север, где уже сформировалось деятельное «третье сословие», бросавшее вызов марионеткам-понтификам. Да и иные представители римского патрициата тяготились  своим зависимым положением и всевластием славянских наемников. Все чаще бросались лозунги «освобождения от карфагенского ига»: аллюзии к временам Древнего Рима и Пунических войн стали не менее популярны у местных интеллектуалов, нежели мода на «карфагенское наследие» в Северной Африке. И на все это накладывались религиозные противоречия: католическому клиру противостояли как сторонники объединения с Церковью Рейха, так и всевозможные еретики, из которых особенно выделялась эгалитаристская секта барфоломеитов.

папское государство.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте учётную запись или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учётную запись

Зарегистрируйтесь для создания учётной записи. Это просто!


Зарегистрировать учётную запись

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас