Sign in to follow this  
Followers 0

Зима, полная событий.

117 posts in this topic

Posted

40 лет тут как раз отягчающее обстоятельство, он будет адски ревновать молодую жену.

Коллега, когда Вам будет 40, вспомните мои слова :victory:

По-моему, драка в церкви непринципиальна, может просто вызвать на дуэль по окончании службы - но воля Ваша, хорошо хоть повторный вызов переделаете

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Продолжение.

"Вечером 1 января на вокзале города Уокинг встретились трое иностранцев. Один, вышедший с лондонского вечернего, шел по перрону в приподнятом настроении, размахивая газетой; двое других - молодой человек и цыганка с заплечным мешком - напротив, заявились с весьма кислыми физиономиями.

- Поймали? - вместо приветствия быстро спросил Златко у Маслова.

Тот покачал головой, одетой в новенький котелок - русская меховая шапка оказалась тут слишком теплой.

- Нету их в Лондоне. Ну и город...

Маслову явно не терпелось доложить о своем пребывании в столице Британской империи, но Стойкович его прервал.

-Плохо дело. В Ист Хорсли их тоже нет. Явно уже отправились в порт.

- Следуем за ними?

- Если бы это было так просто! Поезда ходят еще не так часто. Конкретно сегодня в Саутгемптон больше рейсов нет, а завтра днем мы уже рискуем не успеть к отплытию. Эх, надо было сразу на море отправляться, не рассчитал. Я вобщем-то был уверен что мы их застанем - а парочка, похоже, выехала 31 декабря и Новый Год они встретили чашей пунша в портовой гостинице. Странно, неуютно, ну кто ж им доктор.

- Гм. Пешком, я так понимаю, слишком далеко?

- Сотня километров. Нереал...

- Можно попробовать дать телеграмму в порт...

- И что мы скажем? Никто не станет из-за левой телеграммы бегать с телеграфа на пристань...

- Лошади?

- Кто нам их даст без большого залога, которого нет!

- Ты что-то задумал - пихнула Стойковича в бок кулачком Соня. - Говори уже.

- По-моему - протянул Златко - наш единственный шанс -это угнать дрезину. Я видел, они тут есть, на запасных путях. И в сарайчике.

- Сто километров на дрезине? - возмущенно выкрикнул Маслов. - Я когда-то в молодости, студентом, немного так ездил на БАМе. Ну час, ну два. Это хорошо если километров 30. А сотню так не проедешь - раньше пластом ляжешь.

- У нас нет другого выхода. Будем меняться. Час вы, час я, час Соня - и пол-пути уже сделано. А там посмотрим. Да?

- Поехали! - подала голос цыганка. - Хуже всяко не будет.

- Вы не понимаете - грустно сообщил ей Маслов - Дрезина сама не едет, ее руками толкать надо. Впрочем, сейчас увидите...

Неуклюжее металлическое сооружение - платформа с рычагом - действительно стояла на рельсах, отсвечивавших в сиянии луны.

-Замерзнем - произнес Златко, подходя к агрегату.

- Тот кто качает - не замерзнет - хмыкнул Маслов. - А остальные двое могут обняться.

- Да-да, особенно смешно будет когда обнимемся мы с вами, а Соня встанет у руля. Ну ладно! Снявши голову по волосам не плачут. Выкатываем ее через вон ту стрелку, разворачиваем и гоним нафиг. Вы приехали во-он оттуда, значит нам в противоположном направлении.

Дальнейшее заполнилось Злато как бесконечное налегание на рычаг и ме-едленное, совершенно черепашье, движение по рельсам. Разумеется, перемещаясь всю ночь к утру бы они могли быть в точке назначения - но не рассчитан человеческий организм на такое издевательство! В конце концов, совершенно выдохшись, Стойкович сдал вахту Маслову и обессиленно плюхнулся рядом с Соней. Так они проехали еще где-то с полчаса, когда сзади раздались свистки, и появилось быстро приближающееся пятно света. Шум поезда все нарастал, заставляя полутонную дрезину заметно вибрировать.

- Паровоз! - засмеялась Соня - диво-дивное! Я весь ноябрь ходила в Москве на вокзал, чтобы их смотреть! Бежим?

- Да уж. - произнес Стойкович, вглядываясь во тьму. К этому моменту дрезина наконец то закончила ход по инерции и плавно встала. - Направо только.

И, соскочив с платформы на колесах, они бросились вниз по мокрой насыпи, к темнеющей на небольшом расстоянии живой изгороди. Поезд продолжал приближаться, еще не зная какое препятствие его ждет на пути.

- Они сейчас остановятся. - хладнокровно констатировал Лев Аркадьевич - Когда в дрезину врежутся.

-Не было бы счастья да несчастье помогло. - пробормотал Златко. - Если остановятся, угоним поезд!

- Лолалэй! - издала воинственный клич Соня. - Это по нашему. Ты молодчага, маркиз. Мой табор тобой бы гордился. Угнать паровоз!

Лев Аркадьевич проворчал под нос что-то неразборчивое насчет Норфолка.

- Да, надо маски сделать - сообразил Златко. - Железнодорожные грабители не могут без масок. Опознают и каюк. Соня! Снимай чулки.

- ???

- Я тебе потом новые куплю. Ну честно. Очень надо.

По лицу цыганки было видно, что именно она думает о собеседнике, но чулки она все таки отцепила и сняла.

- И ножик давай - дырки для глаз резать. И кашне свое -это моя маска будет...

В этот момент оглушительно свистящий локомотив все таки встретился с маленькой дрезиной, протаранив ее как бык собачонку. Угнанное в Уокинге транспортное средство буквально подскочило от удара, но с рельсов не слетело и паровоз проехал еще полста метров, скрежеща погнутым металлом. Потом состав остановился, окутанный дымом и паром; вагона в нем было всего два. Несколько человек вышло на рельсы и отправилось смотреть, что ж там такое помешало движению.

-Порядок - произнес Златко, аккуратно закручивая вокруг лица белый шелковый шарфик и тихо радуясь что в 21 веке много экспериментировал на арафатках. - Идем!

Железнодорожники явно не ожидали каких-то проблем и были ужасно удивлены, когда из тьмы к ним вышли три силуэта с закутанными лицами. Стойкович сжимал кольт, Маслов довольно неуклюже вертел выданный ему кремневой пистолет ( тот самый, доставшийся от дуэли с Ильиным). Соня демонстрировала в каждой руке по острому лезвию. В ходе коротких переговоров машинист, помощник и два кочегара изъявили полное нежелание рисковать жизнями, спасая имущество компании. Под дулами новоявленных хайджекеров они отцепили вагоны от локомотива. Правда, из окон немножко высовывались пассажиры, но машинист объяснил им что необходим небольшой ремонт. Выскочил проснувшийся проводник, но ему быстро объяснили в чем дело и он отправился праздновать труса обратно в тамбур.

- Нужна нормальная одежда - вздохнул Стойкович. - В этой мы слишком приметны. Соня! Бери Льва Аркадьевича и идите в вагон. Возьмите три комплекта верхней одежды, чем более неброская тем лучше. Если что- бегите сюда. Впрочем, думаю пассажиры испугаются ножей и ствола...

- Я не буду раздевать ни в чем неповинных граждан! - заявил Маслов.

- Воля ваша, но если нас потом арестуют то виноваты будете вы. Едем!

Медленно, выпуска клуб дыма, паровоз отделился от вагонов и двинулся на юг. В этот момент сзади один за другим раздались два заглушенных стуком колес выстрела.

- Очнулись, красавцы - удовлетворенно произнес Златко. - Fellows, сколько нам ехать до Сауса?

- Часа два. - достаточно спокойно отозвался машинист.

- Отлично. Швыряйте уголь, родина вас не забудет, парни. Лев Аркадьевич, спим по очереди возле топки, там тепло. Разбудите меня через полчасика...

И, примостившись на крошечной, подрагивающей скамеечке, Стойкович моментально провалился в сон.

Глухой ночью поезд-беглец докатился до окраин Саутгемптона. В воздухе отчетливо пахло морем, в лицо дул теплый ветер. При свете луны белела старинная крепостная стена с полукруглыми башнями.

-Это что, замок?

- Нет, зачем. Просто городские стены времен средневековья...Я вот думаю, а не поспать ли нам тут до утра? Гостиницы все уже закрыты, да и денег английских у нас нет...

Хмурые утренние сумерки застали компаньонов и команду паровоза сгрудившимися возле теплой топки и храпящими как святые. Дежурили по очереди, и Маслов, как договаривались, разбудил остальных. Покинув поезд в миле от начала города и слив всю воду из котла в топку, трое похитителей быстрой рысью припустились по шпалам. Насыпь заметно изгибалась, и сделав дугу они приблизились к окраине - просыпающимся одноэтажным домикам. В них отчетливо мычали коровы.

- Вон дорога - произнес Маслов, высматривая что-то справа. - Идем туда!

- Годится...

Спустя полчаса или немного больше они уже шли по улочкам, вымощенным булыжником. Снега здесь не было совсем. Бесцветными тенями мелькали утренние коты. Город был грязен , но эта его часть была, видимо элитной - высокие дома, изящные раскрашенные двери. Публика тоже попадалась чистая, только очень уж однотонная.

- У этой нации лошадиные лица - заметил Маслов. - Увы, это так.

После небольшой площади с чумным столбом стало поинтереснее - тут начинался квартал моряков. Они шатались толпами - в грубых плащах из парусины, зюйдвестках, и прочем защитном одеянии. Физиономии у покорителей Атлантики были страшноватые.

- Вот она, соль земли британской! - возвышенно продекламировал Стойкович. -Эти невзрачные ребята обеспечат доминирование своей стране еще почти на сто лет!

- Почему? - удивилась Соня. - И что такое это странное слово?

- Владея морями, они владеют всем миром - объяснил железнодорожный угонщик.

А Маслов, покивав, добавил:

- Кровь англичан пьет океан годами - и все не сыт.

Если жизнью надо платить за власть,

Если Жизнью надо платить за власть -

Господи, счет покрыт!

- Где б нам тут поесть? - протянул Стойкович. - Или, точнее, где бы нам разменять деньги?

- Боюсь что с этим будет трудно. - прогудел Маслов. - Русский рубль, знаете ли, не самая конвертируемая валюта. Как говаривал Салтыков-Щедрин, получить за него за границей можно разве что по морде...

- Дьявол, но больше то нет ничего!

- Ну, серебряные и золотые монеты примут, но сколько их у нас?

Подсчет вышел неутешительным.

- Есть еще еда в мешке- напомнила Соня. - Чего мне с ним таскаться.

Быстро прикончив бутерброды с колой, подельники продолжили путь в сторону порта. Движение тут было самое оживленно, можно сказать толчея - по улицам развозили множество ящиков и бочек с грузом. Вскоре вдали показались мачты, тысячи чаек кричали на разные лады. "Амазонка" отыскалась у третьего пирса - длинный деревянный сундук с тремя мачтами и двумя гребными колесами по бокам. По спущенным на берег трапам поднимались пассажиры.

- А скажите, милейший - обратился Златко к рыжеволосому дядьке, встречающему пришедших на борту. - У вас есть такие пассажиры: леди лет 40 и молодой человек, по виду иностранец?

После чего продемонстрировал моряку даггеротип Сергея.

- Не припоминаю. - отозвался тот, меланхолично что-то жуя.

- А все таки? - с нажимом произнес Стойкович, побрякивая пятиалтынными в кармане.

- Да нету, нету - раздраженно произнес рыжий. - Не мешайте.

- Одно из двух. - произнес Стойкович, когда троица отошла от корабля. - Или они в Портсмуте готовятся отплыть на "Биркенхеде", или еще не пришли. Видимо, придется разделиться. Сейчас поменяем нашу мелочь, надеюсь этого хватит на дилижансный билет 3 класса до Портсмута. А вы ждите меня тут. Встретимся вечером в 9 или около того возле чумного столба - помните? Если не вернусь, шлем друг другу письма и телеграммы до востребования. И караульте, чтобы Сергей с Адой не просочились на борт незадолго до отплытия. Соня! Головой отвечаешь.

- Да, мой генерал. - насмешливо отозвалась цыганка.

Деньги удалось обменять с большим трудом - на ассигнации в банке даже и смотреть не стали, а вот монеты охотно принял уличный меняла - хвала богам, в это время деньги чеканили прямо из драгметаллов. На билет до Портсмута хватило в обрез. Трясясь в неуклюжем шаробане по мощеной дороге, мимо зеленых лугов и деревянных изгородей, Златко задыхался от запаха крепчайшего табака и смолы, пропитывавшего остальных 6 пассажиров - местных моряков. Переговаривались они с таким акцентом что уши вяли, да и понять было затруднительно. Ближе к полудню колымага наконец дернулась и замерла на центральной станции Портсмута. Стойкович быстро пробежал вдоль причалов, остановившись только на минуту - полюбоваться флагманом Нельсона. Застывший здесь на вечном приколе "Виктори" мерно покачивался на волнах, выделяясь среди остальных кораблей высокими бортами.

- Мыс Трафальгар - прошептал Златко, отдал честь старому флагману и двинулся дальше. Вскоре обнаружился и "Биркенхед" - пароходофрегат с гребным колесом, как у "Амазонки". Правда, по размерам он был где-то на треть меньше, а корпус не из дерева -это был один из первых в истории цельнометаллических кораблей. Здесь тоже были спущены трапы и сновали-туда сюда пассажиры, но менее торопливо - видимо, время отплытия еще не пришло.

- Добрый день - поприветствовал вахтенного, или кто он там был, Златко. - Когда отправляетесь?

Моряк окинул его взглядом и нехотя переложил трубку в другой угол рта:

- Завтра в пять вечера.

- А нет ли у вас на борту моего товарища? - поинтересовался Стойкович, демонстрируя фотографию.

Но и здесь его ждало разочарование - личность Дружных моряк не признал.

"Чертова перечница."

Обратный путь до Саутгемптона пришлось проделать пешком, плетясь по дороге вместе с такими же неудачниками-бродягами. В основном это были моряки, много было и просто спивающихся бичей, несколько раз попадались огненноволосые ирландцы - бледные и изможденные как тени. "Следы великого Голода 1849ого" автоматически отметил Златко. "Ну и дела". Уже в сумерках он наконец достиг города, где оставил компаньонов и отправился на их поиски. Возле столба обнаружился Маслов - стоявший скрестив руки на груди и куривший свою трубку, словно человек, вполне привыкший посещать время от времени викторианскую Англию.

-Ну?

- Нет.

- И у меня пусто. А где Соня?

- В церкви, где же еще. Это единственное место где можно греться бесплатно.

И они пошли узкими улочками к приземистому серому зданию собора святого Михаила.

- Вы видели как "Амазонка" уплывала?

- Разумеется, и очень сочувствовал их семьям. Эти люди обречены?

- По крайней мере половина из них. А что поделать! Расскажи мы правду, хрен бы кто поверил... Кстати, имейте ввиду. Отсюда же, из саутгемптонского порта отошел - то есть отойдет через 60 лет - непотопляемый Титаник. "

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Они стояли на причале Портсмута и смотрели на море.

- Видите вон там, подальше, полоску земли? Это остров Уайт. Самое теплое место в Британии.

- Знаю. Там Тургенев жил в 1860ом...

- На острове Уайт расположена штаб-квартира Королевского Яхт-клуба.

Маслов зевнул.

- Это объединение джентльменов было основано в 1815, в год Ватерлоо и лампы Дэви. Нет нужды говорить что оно самое престижное в мире. Награда победителю в регате - 100 фунтов, а это знаете ли....Представитель среднего класса может скромно жить на эту сумму год. Причем, что характерно, с семьей. На 300 фунтов можно вообще купить загородный коттедж. А арендовать пятикомнатную квартиру стоит всего 15 фунтов в год. Два года назад ювелиры из Эспри создали великолепный кубок из серебра...

-Кто создал?

- Эспри. Это известная ювелирная компания, пожалуй сильнейшая на островах. Достаточно сказать что ей поручат огранку Кохинура и Куллинана. Точнее Куллинан - это в будущем, его найдут в начале 20 века. Если конечно Сергей не решит поискать его сейчас... А Кохинур прямо сейчас!

- Где-то мне это название попадалось на глаза....

- Вот здесь - сказал Стойкович и продемонстрировал многострадальный огрызок чешского карандаша. - Алмаз был столь известен, что еще в 18 веке, когда он пылился в сокровищнице афганского шаха, его именем нарекли карандашную компанию в Богемии, "Koh -i-noor". Как раз недавно этот кристалл попал в Англию: два года назад англичане разбили сикхов и захватили их земли. Кохинур привезли сюда в 1850, демонстрировали на Всемирной выставке и пару месяцев спустя отправят в Амстердам - староиндийская огранка не устраивает корону, нужна современная. Правда, почти половину каратов бриллиант утратит...Ну не суть. Еще компания Эспри будет в Первую Мировую делать артиллерийские прицелы для британского флота и многое другое. В 21 веке она продолжает процветать. Так вот, кубок. Его купит один суровый старик 80 лет, колченогий герой Ватерлоо. Давний друг, а потом враг самого Веллингтона...Полный его титул не поместится на визитке: Генри Уильям Пэджет, 2-й граф Аксбридж, 11-й барон Пэджет, 1-й маркиз Энглси. Граф Пэджет подарит этот серебряный кубок Королевскому Яхт-Клубу в качестве приза для ежегодной регаты "Коуз вик". Коуз - это собственно городок на острове Уайт, где регата проходит... И надо же такому случиться чтобы именно в этом году впервые на соревнования прибыл участник не из Британии! Это была шхуна "Америка", построенная, правильно, в САСШ. Дерзкий вызов владычице морей...На тот момент американцы очень хорошо умели клепать скоростные суда - они как раз начали строить клипера, которые будут огибать мыс Горн и ходить из Нью-Йорка в Сан-Франциско за 3 месяца - это считалось сказочно быстро!

- Катти Сарк, голубая лента Атлантики - поддержал разговор Маслов.

- Ну, это будет 20 лет спустя. Пока еще клипера - большая новинка, всего несколько лет как их начали делать. И они в основном не чайные, а опиумные, возят маковый сок из Бенгалии в Китай. Но еще лет 10 англичане будут вынуждены пускать к себе американские клипера ( благо кромвельский навигационный акт как раз недавно отменен) - просто янки их умели делать лучше. Хотя Джон Були и тут схитрили - они снимали мерку с американских кораблей и использовали это в собственных разработках. К 60ым наконец у них будет свое производство клиперов. Так вот, в Нью-Йорке яхт-клуб открыт совсем недавно - лет 7 назад, но имеются отличные корабельные мастерские. Заказал "Америку" Джон Стивенс, очень известный персонаж - он и крикет в Штатах ввел и на скачках его имя гремело...Вобщем, спортстмен - как это понимали в 19 веке. Человек азартный и денег не пожалел. В результате "Америка" на ежегодной регате, в августе 1851, внаглую обошла конкурентов на несколько миль, хотя обычно корабли финишировали один за другим с разницей в корпус. Королева Виктория и принц Альберт были, так скажем удивлены. Самое интересное, что после этого американцы будут побеждать каждый раз до конца 20 века. Неплохо? И весьма символично - пальма первенства начинает помаленьку переходить к бывшей колонии британцев. Но, опять же, отношения вполне дружественные. Ну-с, и вся то эта регата ежегодно проходит именно там где мы сейчас стоим - в проливе между Портсмутом и островом Уайт. Представьте как все это выглядело полгода назад....

- А с "Америкой" что станет?

- Она поучаствует в войне Севера и Юга, потом встанет на прикол и окончательно разрушится во время Второй Мировой, всеми забытая.

- "Белеет мой парус, такой одинокий на фоне стальных кораблей..."

- Именно. Новый век приходит. Что еще? Именно на этой регате 1851 года будет написан гимн Королевского Яхт Клуба. А серебряный кубок перекочует в Нью-Йорк и останется там на сотню лет с лишним. С ним еще будет небольшая путаница: приз победителю регаты - 100 фунтов, но само изделие назовут "Кубком 100 гиней". Гинея - крупная монета чуть побольше фунта, 21 шиллинг вместо 20. Но американцы в этом разбираться не пожелали - нация трусливых лавочников, как говаривал один известный австрийский художник...

- И после всего этого вы будете рассказывать мне что вы полицейский? - поинтересовался Лев Аркадьевич.

- Ладно, черт с вами. Перед тем как пойти работать копом я закончил исторический факультет.

- У нас в России полицейские обычно максимум 7 классов закончили - очень грустно сообщил Маслов. - Поэтому и развал. Ну ладно. Еще что-нибудь про этих яхтсменов и алмазы есть интересного?

- Про яхт-клуб пожалуй все, кроме того что у них есть собственный флаг и принципы наименования кораблей. А вот еще что! В Королевском Яхт-клубе состоял Капитан Скотт. Он и на своем барке "Терра Нова", когда плыл в Антарктиду, поднял белый вымпел сообщества - чтобы иметь возможность держать военную дисциплину на гражданском судне. Про алмазы...тут будет еще история с парнишей, который подарил королеве Виктории этот Кохинур. Звали его..точнее зовут... махараджа Далип Сингх. Сын Льва Пенджаба...В юные годы - то есть сейчас -он считается большим педагогическим успехом Ост-Индийской компании! Осознанно примет христианство, по своей инициативе поедет в Англию получать образование...

- Где же подвох?

- Чуть позже. Кохинур, формально, его собственность, но через 3 года магараджа официально подарит его Виктории. Ей 35, ему 16...Художники картины напишут... Однако очень быстр станет ясно, что индусскую кровь не победить. Покинувший родину и сменивший религию Далип Сингх останется по прежнему врагом англичан и владыкой Пенджаба в душе. Он съездит в Индию чтобы развеять пепел своей матери по течению реки, потом вообще начнет открыто заявлять о своих правах на престол...Причем будет с этим докучать и русскому царю и французской третьей республике, и везде будет закономерно послан подальше. Даже шпионов каких-то попробует к англичанам подослать...И кучу детей настругает, перемещаясь по Европе и Азии. В конце концов он снова встретится с Викторией - ровно через 40 лет, в 1891. Ему будет за пятьдесят, а королеве уже за 70, но она его все таки переживет...Она покинет этот мир еще аж через пол столетия, как раз вон там, на острове Уайт. В Осборн -хаусе, летнем дворце, открытом аккурат прошлым летом, к началу регаты.

- Да, этого у Вдовы не отнять - долго жила...

- Прошу вас, не называйте ее вдовой. Принц Альберт проживет еще 10 лет, нас могут не понять.

- Олл райт.

- Блестяще. Кстати, Лев Аркадьевич, где вы учили английский?

- Сначала в институте. А потом я несколько лет жил в Норвегии...В начале 90ых.

- Ого!

- Даже думал остаться, но тут как раз тетка умерла и оставила московскую квартиру в наследство. Приехал, женился, остался жить...

- Понятно. Кстати, вот вам еще одна история про Далипа Сингха...*

* Цитируется по http://ka-fe-en.livejournal.com/147426.html

"15119_600.jpg

Однажды во время загона на фазанов магараджа Далип Синг (на фото - стоит) стоял на соседнем номере с Рипоном (он же Олли, он же граф де Грей, он же самый-самый охотник Британии всех времен; на фото - сидит, скрестив ноги).

И надо же было такому случиться, что фазан, подстреленный Далипом, упал прямо Рипону на голову.

От этого Рипон очень расстроился, подбежал к Далипу, и начал обзывать его разными нехорошими словами, в том числе "ниггером".

Будущий маркиз, разумеется, был трижды неправ. Во-первых, Далип ему засандалил птичкой нечаянно, во-вторых, магараджи в табели о рангах стояли между европейскими наследными принцами и герцогами, а Рипон был даже еще не граф, ну и обзываться вообще нехорошо, а "обращаться с человеком как со свиньей только потому что у него другой цвет кожи" - тем более; сам Эдуард VII, тогда принц Уэльский, сказал.

С другой стороны, вот если представить, что стоишь себе, никого не трогаешь (кроме фазанов, естественно), весь такой сконцентрированный на стрельбе, на том, что вот сейчас... и тут - херакс! - полуторакилограммовой птицей по башке! Так ведь и до сотрясения мозга недалеко, и концентрация теряется, а репутацию лучшего стрелка Британии тоже блюсти надо. Так что понять Рипона было можно.

Простить - нельзя!

Поэтому Далип Синг начал бомбардировать Рипона фазанами. То есть, весь остаток дня - а дни были длииинные, сегодняшний "большой день" в 300 птиц на 8 стрелков тогда был бы ерундой, не стоящей упоминания - магараджа стрелял только тех фазанов, и только так, чтобы битая птица упала прямо на голову Рипона.

Птичек двадцать, вроде как, удалось приземлить прямым попаданием.

О реакции Рипона не сообщается."

Edited by Tayhard

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

И я таки настаиваю что у корнета повод для впадения в оное состояние был.
Аффект, конечно возможен - если мужик на ногу наступит, а если дворянин - то вряд ли. Общество, в котором допускаются дуэли - вежливое общество, отморозки не выживают. Хозяин-барин, конечно, и разные случаи бывают, но маловероятно. К примеру, в мое время я никогда не слышал, чтобы студенты прямо на танцах устраивали драки, аффект или не аффект, не принято было - а тут дворянин, 40 лет и церковь - рояль-съ
Толпа - это много. Положить пяток человек из 357м как два пальца. Причем они именно лягут. А троих и 12 летний мужчина кладет. За три секунды.
Своего пистолета, как я понимаю, никогда не было. На курсах вбивают : достал - стреляй, не собираешься стрелять - не доставай, полагаете, зря ?
А когда выйти предлагают, нада спрашивать - 'а здесь че, боисся?'
Когда во времена моей молодости я одному перцу обьяснил, что его девушка с ним тацевать больше не будет, а будет танцевать только со мной, а если он этим недоволен, то нам следует выйти из зала и поговорить, он примерно так мне и ответил, чем вызвал хохот не только моих приятелей, но и вполне посторонних свидетелей. Видите ли коллега, устраивать драку в людном месте можно только в надежде, что быстро разнимут, а для серьезного разговора необходимо уединение

А я что сказал? Тут еще другой вопрос, надо ли. Первый пистолет мне еще в сопливом детстве подарили.

Зачем уединение? Можно и в людном, это не мешает особенно если быстро.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Крайний кусок про Саутгемптон в истории - прекрасен!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Есть в нем нечто отчаянное. Особенно в мешке цыганки.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Особенно в мешке цыганки.

А что с ним не так? :grin:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Продолжение.

"-Расширенное заседание общества темпоральных преступников объявляю открытым! - торжественно объявил Златко. И щелкнул пальцами.

Он сидели в тесной каюте. За боротом завывал настоящий ураган - тот самый, который угнал "Амазонку" к острову Силли. Корабль ощутимо качало.

Напротив Стойковича находился Дружных - блондинистый парень с вытянутым лицом, без смущения носивший русский свитер 21 века со значком "Led Zeppelin" на груди.

- Ада уговаривала меня переодеться ее служанкой, мол иначе мы будем странно выглядеть. А по мне в платье наоборот, страннее!

Сама леди Лавлейс сидела тут же - худая, с заостренными чертами лица брюнетка в громоздких одеяниях середины 19 века - ниспадающие юбки-волан и "индийская" шаль на плечах. Стойкович признался себе что для немолодой матери нескольких детей она выглядит очень неплохо, да и схватывала информацию дочь лорда Байрона на лету, благо айкью позволял. Напротив нее скромно примостилась Соня, страдающая из-за того что не может поговорить со столь интересной барыней на русском. В результате цыганка выпросила у англичанки ее спицы и тут же принялась что-то такое вязать, положив два клубка шерсти на койку.

В углу, облокотившись на переборку и положив котелок на колено дымил трубкой Маслов. Над головой у него висела цветная олеография - неведомые мифические чудища крались на ней через лес к сидящей у ручья девице в белом платье.

- И я не преступник - сухо заметил Лев Аркадьевич. - Говорите за себя, будьте добры.

- Как же мы назовемся? - подал голос Дружных.

- Концессия - предложила леди Ада. - Темпоральных беглецов!

- Единогласно...

Вообще-то Стойкович собирался в этот день чувствовать себя героем-спасителем - особенно когда на подходе к "Биркенхеду" нарисовалась долгожданная парочка. Но его ждало большое разочарование....

- Слушай, дорогой, ну ты думаешь я случайно на этом фрегате плыть собрался? Нет конечно...

План, составленный юным сибирским хакером был прост как и все великое: сесть на пароход, который заведомо пойдет ко дну и сойти чуть раньше. "Биркенхед" подходил просто идеально.

- Смотри: они плывут в Африку и 23 февраля, в день советской армии швартуются в Кейпе. Ненадолго. Потом плывут в Порт-Элизабет. Мы с Адой ночью по тихому линяем с корабля, когда он стоит в Кейпе. Это ж недолго - съездить разок на берег и договориться с негром чтобы лодку подогнал. А потом даже если опросят тех кто выжил - капитан остается на тонущем корабле, кто там что вспомнит из команды через пару месяцев после катастрофы? Все будут думать что мы утонули, билеты-то до конечной. На этом поиски прекращаются и можно больше вздрагивать от стука в дверь. В Англии нам бы жить не дали - ты что, леди из высшего общества сбегает с неизвестным русским проходимцем!

- А потом, все-таки, на прииски?

- Нашел дурака. Там не старатели обогащались, а те кто им виски продавал... Стрельба, поножовщина, никаких условий. Деньги я и так заработаю, не надо золото искать - биржа, преферанс...Они тут дети непуганые, честное слово.

Вобщем, спасение утопающих не удалось. Напротив, обдумав свое положение, концессионеры дружно приняли финансовую помощь леди и ее похитителя, чтобы заплатить за плаванье на том самом "Биркенхеде".

Свободных мест еще хватало, и представитель компании не стал особо артачиться, только переговорил с капитаном. Хотя, конечно, странное это ощущение - плыть на заранее обреченном корабле...

Стойкович огляделся и хмыкнул. Фонарь типа "летучая мышь" бросал резкие тени, в его свете окружающие казались пиратами Стивенсона. Или там Сабатини...На всякий случай привычно проверил датчик на зубе - тот молчал. Чертовы экспериментальные образцы!

- Странно все таки выглядят здешние карты - заметил Маслов, листая небольшой атлас. - Внутренние части континентов вообще не закрашены.

Действительно, выражение " белые пятна" в данном случае надо было понимать буквально. Почти вся внутренняя часть Африки и Австралии была оставлена нетронутой. Неизвестно откуда брали свое начало Нил и Конго. Север Канады был еле намечен пунктиром . Еще одна незакрашенная территория сияла в центре Евразии, между Гималаями и Сибирью.

- Ну а как вы хотели - ответил Златко. - Это только по морям плавать просто. Конкретно сейчас первая экспедиция европейцев обходит по периметру озеро Чад, и если до ее прибытия рассказать что в самом центре Сахары есть водоем размером с две Черногории, никто и не поверит.

- А там правда есть озеро? - заинтересовалась леди Ада. - Так нарисуйте! Но мне кажется, вы не правы джентльмены, я что-то про него слышала. Просто на этой карте не обозначено.

Златко хмыкнул и принялся водить карандашом по атласу, постепенно обозначая цепь Великих африканских озер.

- Дэвид Ливингстон много бы дал чтобы посмотреть мою карту....

++++++++++++++++++++++++++++++++

- Мадейра, Мадейра - это мурлыкала леди Лавлейс, расположившись в раскладном стульчике на палубе.

Рядом, с видом отважного морского волка пристроился Дружных. Сидением ему служил походный сундучок с постеленным сверху плащом. Между графиней и хакером стояла шахматная доска, на которой черные пешки уверенно загоняли белого короля в тартатары. Сергей хмурился и кусал губу, леди Ада, напротив, была беспечная и весела.

- Сегодня, mon brave, я вам в очередной раз покажу как это делается. Учитесь!

- No surrender! - упорно сопротивлялся Сергей. - Вы не сможете победить, у вас еще позиционную защиту не изобрели! Вот вам!

На поле выбежал, отчаянно трубя и размахивая бивнями, белый слон. Наперерез ему скромно скакнул конь.

- Она чертов гений - произнес по русски Дружных и стукнул себя кулаком по колену. - Ну вы то хоть болеете за меня? Я не виноват что наша красотка может разделать чемпиона физфака под орех.

- Я когда -то маленько играл - отозвался Маслов. - Вероятно, современные представления о шахматах еще не разработаны и вы можете оттянуть поражение...А, нет , не можете. - добавил он, взглянув на доску.

- Что касается современных представлений - вмешался Стойкович - то в 1851 была сыграна одна из самых известных партий мира. Чем больше я думаю, тем яснее что год вы выбрали на редкость удачно - он во многом переломный. Так вот, параллельно Всемирной Выставке в Лондоне проходил и первый в мире международный шахматный турнир!

- Да, я там была. - отозвалась леди Лавлейс. - Гроссмейстеры забавные, только русские вообще не приехали ни один, хоть их и звали. Но зато когда играли Андерсен и Кизерицкий!

- Это и есть та самая партия, которую чуть позже назовут Бессмертной - дополнил Стойкович.

- Да знаю я - отозвался Дружных. - Нам в кружке еще рассказывали. Кто бы мог подумать что это произошло именно тут...Ладно, сдаюсь.

Он кисло пожал протянутую леди Адой руку и тут же принялся расставлять фигурки, чтобы показать знаменитый мат Андерсена.

- Вас послушать -заметил Маслов - так в этом году чего только не произошло. Хорошо хоть не Первая Мировая началась.

- Ну это еще как сказать. - усмехнулся Стойкович. - именно на Всемирной выставке 1851 познакомились друг с другом будущие супруги: Виктория, старшая дочь английской королевы и Фридрих, принц Прусский.

- Мне Сергей рассказывал про эти ваши мировые войны - с достоинством заметила леди Лавлейс. - С ума сойти как интересно!

- А Сергей не объяснял что для нас это трагическое воспоминание? - сердито поинтересовался Маслов. - У меня на войне дед погиб.

- Мой отец тоже погиб на войне - мягко напомнила леди Лавлейс, урожденная Байрон.

- Ну ваш хотя бы добровольцем поехал - не уступал Маслов. - Так а что там насчет ээээ Виктории и Фридриха?

- Я видела принца. - заметила леди Лавлейс. - Недурен собой и, говорят, подает большие надежды. Он, Сережа, примерно твой ровесник.

- На самом деле Фридриху сейчас 20, а Виктории 11. Но через 4 года они обвенчаются - из династических соображений - в Бальморале, это замок в Шотландии, его сейчас как раз достраивают по приказу консорта. А женятся в 1858, в разгар восстания сипаев.

Во дворце принца Уэльсского...

- Так при чем тут Мировая война? - уточнил Лев Аркадьевич.

- Дайте угадаю. - азартно воскликнула леди Лавлейс. - у них родится этот ваш ужасный сумасшедший тиран, как его, Сережа? Вспомнила, Гитлер!

- Ну что вы, графиня! - улыбнулся Стойкович. - Гитлер вообще не королевских кровей, он так, сын таможенного чиновника, а дедушка вообще крестьянин. Сейчас его отец учится на сапожника у себя в Баварии. А в браке принцессы Виктории и принца Фридриха в первый же год родится будущий кайзер Германской империи Вильгельм Второй! Всего-то 7 лет осталось...Этот мощный дровосек поставит Европу на дыбы! Ну не сам, конечно, а армией и флотом...Но пока этого еще никто не знает. Именно на свадьбе Виктории и Фридриха впервые торжественно исполнится марш Мендельсона, который впоследствии станет...ну, сами знаете чем он станет.

- Знаю - ответил Маслов и посмотрел куда-то вдаль, где из океанских волн выпрыгивали дельфины. - У меня кстати жена осталась. И сын в школу ходит.

"Сказать ему что надо было сначала о жене думать, а потом на запретную территорию лезть?" - подумал Златко, но поленился. В конце концов, ворчал русский довольно редко.

- Расскажите лучше про Лондон - напомнил он Льву Аркадьевичу. - Мне-то Хрустальный дворец увидеть так и не довелось.

- Ну, впечатляющее строение, ничего не скажу. Высотой этажей 15. А в длину...даже не знаю, уместится ли он на Красной площади? Где-то сравнимо, я бы сказал. То есть если его туда вписать то дворец как раз закроет Кремлевскую стену, только башни торчать будут. Причем весь из стекла. Для этой эпохи конечно чудо света не хуже пирамид...

- Не влезет на Красную - отозвался Дружных. - На площадь перед МГУ еще поверю.

- Так МГУ Златко не видал - с превосходством столичного жителя отозвался Маслов. - Его еще только через 100 лет построят, при Сталине. А Красная площадь как стояла так и будет стоять.

- Есть такой анекдот. - заметила леди Ада. - Перед открытием выставки, когда дворец был уже готов, оказалось что там скопилось огромное количество воробьев! Ну это-то понятно, бедные птички залетали внутрь и уже не знали как выбраться. Носились под потолком и кричали так что оглохнуть можно. Ее величество пожаловалась на эту проблему железному герцогу.....

- Веллингтону. - тихо пояснил Златко - герою Ватерлоо.

-Ну да, его светлость был официально назначен смотрителем Гайд-парка, а значит и Хрустальный дворец на нем. Так вот, Ее величество королева пожаловалась его светлости на эту проблему, на что немедленно и получила ответ: " Ястребы-перепелятники, мадам."

Златко засмеялся и даже Маслов невольно захихикал.

- Однако герцог даром не рассусоливает. Я только удивлен что он еще жив. Уж сколько лет прошло с Ватерлоо!

- Не так и много, всего 36. Это как для нас 1978. Ветеранов еще полно, хотя в основном это конечно те кто были там молодыми. А сам Артур Веллингтон дрался с французами от звонка до звонка, с перерывом только на Индию! Его карьера началась с эпичного отката еще в войну первой коалиции, когда солдаты Робеспьера выкинули "раков" из Голландии. Правда, карьера самого Неподкупного как раз в те дни и оборвалась...А Веллингтон начал восхождение, до этого только и знал что бегать от кредиторов, баллотироваться от гнилых местечек и покупать офицерские патенты. Семья богатая, отец - знаменитый композитор, брат - генерал губернатор Индии...Чего б не купить. Но воевал в колониях превосходно. Децимациями отнюдь не брезговал. Вернувшись успел пообщаться с самими Нельсоном за пару месяцев до Трафальгара. Потом Артур участвовал со своей бригадой в копенгагировании...

- ???

- Это в 1807 английский флот спалил дотла столицу Дании. После чего все бывшие противники сидели тише воды ниже травы, а герцог нарек своего любимого коня "Копенгаген". Ну так вот. Потом были пять лет войны в Испании - между прочим по времени это больше чем вся Первая Мировая и лишь чуть меньше Второй. Ну а дальше - Сто дней, Ватерлоо, Парад Победы, портфель премьер-министра и слава на всю Британию. Герцог покинет этот мир в текущем, 1852 году и это будут гигантские похороны, не меньше чем у самого Нельсона. Я уж молчу про ту конную статую которую герцогу поставили в Гайд-Парке - 40 тонн чистейшей бронзы.

Wellington_on_Arch_2.jpg

- Это что! - вмешалась леди Ада - Вот когда ему поставили там же, в Гайд-парке, статую в виде обнаженного Ахиллеса, вот тут шуму было! Представляете в центре Лондона натуралистичное изображение мужчины, прикрывшего срам фиговым листочком!

-Это где он с мечом и щитом, такой черный кучерявый атлет? - задумчиво потер переносицу Маслов - Помню, была там такая статуя. Сильно протестовали?

- Еще как, а самая соль в том что деньги на памятник собирали по подписке и в основном женщины. Неплохо?

- Могу представить....

102949390.jpg

Edited by Tayhard

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А попытаться предотвратить утопление корабля никому в голову не пришло?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А попытаться предотвратить утопление корабля никому в голову не пришло?

1) Никому.

2) Ну и как это сделать?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А попытаться предотвратить утопление корабля никому в голову не пришло?

1) Никому.

2) Ну и как это сделать?

Персонажи очень умные, могут и сами придумать как.

Мне в голову приходит, например, диверсия, чтобы корабль не мог покинуть порт.

Или по крайней мере массовая рассылка писем с предсказанием катастрофы

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Или по крайней мере массовая рассылка писем с предсказанием катастрофы

Там основной контингент на борту - солдаты Британской армии и семьи офицеров.)) Думаете, поверят?

Персонажи очень умные, могут и сами придумать как.

Да никак.

Мне в голову приходит, например, диверсия, чтобы корабль не мог покинуть порт.

Ну попробуйте, проверните диверсию прямо в порту. Ума не приложу как. Можно конечно поймать и спрятать капитана, но но даже и это не сильно просто. Впрочем, "Амазонка" все равно обречена - в первый же шторм сгорит из-за неполадок с машиной. Причем не факт что это не будет где-то далеко в океане, где и шлюпки то подобрать будет некому.

А спасти "Биркенхед" еще есть шанс, пока даже до Кейпа не дошли.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Если в письмах подробно описать технические проблемы "Амазонки", дать точные координаты подводного рифа, который поджидает "Биркенхед", то может сработать. А можно тупо заложить на корабли бомбы и взорвать их в порту отправления до погрузки пассажиров. Аккуратно так, чтобы те, кто уже на борту, спаслись. Как это сделать конкретно - пусть сушат мозги автор и персонажи.

Edited by LAM

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А можно тупо заложить на корабли бомбы и взорвать их в порту отправления до погрузки пассажиров. Аккуратно так, чтобы те, кто уже на борту, спаслись. Как это сделать конкретно - пусть сушат мозги автор и персонажи.

Технически невозможно. Взрыв такой силы, кто корабль не сможет плыть, непременно уничтожит и команду. Учитывая что дело происходит в порту и кончится возгоранием - скорее всего пострадают и соседние корабли.

Или надо целенаправленно взрывать у самого борта ниже ватерлинии чтоб корабль затопило, но кто пустит пассажиров в трюмы? Никто. Подплыть снаружи незамеченными тоже малореально, чтобы там Житков ни писал про краденые компаса.

Да и подводную мину на коленке не соберешь. А просто взрыв в пришвартованной лодке ничего не даст, не говоря уже про то что делать динамит самим - это верный шанс остаться без рук, а черный порох вообще малобризантен.

Если в письмах подробно описать технические проблемы "Амазонки", дать точные координаты подводного рифа, который поджидает "Биркенхед", то может сработать.

Ну и как их описать? "Подшипники перегреются" ? Смешно. Про риф тоже самое. Пока доплывут капитан и думать забудет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

С бомбой - задача вполне решаемая. Как именно - надо думать. если найду время и интерес окажется сильнее лени - займусь этим.

Что же касается информации - это зависит, каким образом подать. Если прожужжать капитану, старпому - координаты пятьдесят раз - не забудут.

То же с "Амазонкой" - написать десятки писем в популярные газеты с детальным художественным описанием грядущей катастрофы - подействует.

.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

если найду время и интерес окажется сильнее лени - займусь этим.

Ну, удачи. :)

Что же касается информации - это зависит, каким образом подать. Если прожужжать капитану, старпому - координаты пятьдесят раз - не забудут.

Есть маленькая проблема. Капитан и старпом совершенно не горят желанием выслушивать эту муть. Если чересчур надоедать...слово капитана на корабле - закон. Могут и повязать как неопасно помешанного. Поставьте себя на их место, в конце концов.

То же с "Амазонкой" - написать десятки писем в популярные газеты с детальным художественным описанием грядущей катастрофы - подействует.

Выбросят в мусорное ведро, редакция таких записок сумасшедшего получает в день не одну и не две. Вот когда уже все произойдет, тогда вспомнят, да...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Продолжение существует в нескольких вариантах, вот один из них.

"Погода стояла ветреная. Единственный корабль смотрелся в просторной гавани на редкость сиротливо. На склонах высоких гор шумел вечнозеленый лес.

- ....! Будем высказываться по старшинству, начиная с самого младшего. - произнес капитан Сэлмонд.

- Ценю ваш юмор, сэр. - церемонно поклонился подполковник Сетон.

Ирония заключалась в том, что кроме вышеуказанных джентльменов рядом никого не было. Оба они специально удалились от лагеря , зайдя за мыс Кабо-Гранде. Был отлив, ракушки и водоросли скрипели под сапогами.

- Итак, сэр, вы абсолютно убеждены что это Мадейра? - с таким вопросом обратился подполковник к капитану.

- As true as Gospel. Или, как говаривал мой зять, военный врач - "можете поставить под диагнозом мою подпись".....!

Мистер Сетон стэком изобразил на мокром песке пляжа небольшой штришок.

- Вот первый, не поддающийся разумению факт. Мы на Мадейре, но тут нет ни малейших следов пребывания человека. Ни следов землетрясения или наводнения, ни пожарища...Просто пустота. И вековой лес там где была столица.

- А вот и второй,...! - хмуро поддакнул Сэлмонд. - В порту я общался с капитаном Блэквудом, они как раз пришли с Фуншала...!. Десять дней назад, ...! тут все было в полном порядке - вино,...!, девочки,...!, бакальяц....

И капитан грубо прочертил носком "веллингтоновского" сапога борозду по песку.

- Факт второй: большая часть команды и солдат больна неизвестной науке болезнью.

- Это ерунда- возразил капитан. - Поверьте мне, сэр, народишко нынче не тот что раньше. Меня трижды кусала кобра, пробирал желтый джек - и что....!? Я глотал ром и продолжал свою работу....!. Не в обиду вам будет сказано, вы то разумеется не из неженок.

И вообще, почему черт побери "неизвестной болезнью"? Обычная лихорадка,....!.

- Все три наши эскулапа считают что это невиданный по силе приступ нескольких разных болезней. Ангина, грипп, еще какая-то дрянь, высокоученого названия которой я не запомнил. Как выразился доктор Вайс "Такое чувство, словно на борт занесли несколько разлагающихся трупов и они отравили атмосферу. Или мы плывем на корабле работорговцев, где на каждой палубе гниет сотня туземцев " Это ненормально, сэр. С вашего разрешения...

И тонкий стэк подполковника оставил на песке еще одну безукоризненно ровную линию.

Капитан посмотрел на получающийся рисунок без одобрения и извлек из кармана прорезиненного плаща серебряную фляжку.

-Ваше здоровье.

- Прозит.

Покончив с ритуалом пития, чуть раскрасневшиеся джентльмены присели на длинный, полускрытый илом валун.

- Я готов признать что по сравнению с ...ситуацией на острове, эпидемия поддается рациональному объяснению. Но с другой стороны это уже два странных факта, и у меня есть чувство что их что-то связывает.

- Разве что мы оба сейчас больны и бредим от температуры в госпитале Фуншала - хмыкнул Сэлмонд. - Но это вряд ли,....!.

- All right. Но есть еще и третий факт, вот что я вам скажу. Это наши пассажиры.

- Подполковник, я конечно понимаю что вы настоящий патриот, но прошу вас, ....!, не говорите мне что это французские шпионы.

- А я и не говорю - упрямо выпятил подбородок Сетон - Но все таки с ними не все в порядке, сэр. Мы говорили с мистером Николсоном....

- А, наш отважный магараджа. Это паренька я уважаю, ....!

- Джон Николсон - превосходный профессионал, сэр. Мы с ним состоим в одном клубе...

- К делу, к делу!

- Мы оба считаем что та женщина, которая именует себя "миссис Уэджвуд" на самом деле - графиня Лавлейс. Помните, газеты писали о ее исчезновении? Сэр Николсон как-то мельком видел ее на приеме у лорда-лейтенанта

Суррея.

- О да. Вот уж тайна из тайн. Беглая графиня собирается в Кейптаун, тьфу! - скептически произнес капитан. - Поверьте, мистер Сетон, Африка это Африка. Чтобы туда плыть надо иметь веское основание. Еще в Калифорнию я бы поверил...

- Далее, эти ее спутники - продолжал Сетон.- Чертовски странные ребята. Они не говорят по французски.

- Мой помощник тоже. - заметил капитан и засмеялся. - Не знал что это подозрительно.

- Сэр, мы говорим о разных слоях общества. Много вы видели русских за рубежом? Все это - настоящие бояре, которые по французски говорят с колыбели. Никакой мелкий лавочник из Санкт-Петербурга в Кейптаун не поедет. Тем не менее, мне с ними пришлось общаться исключительно на английском, все попытки перейти на язык Мольера наши пассажиры игнорировали. Даже когда я стал напевать песенку, в которой обзывал их распоследними словами.

- .....!......!....! Вы, сухопутные жители, совсем не умеете ругаться. Я бы даже не почесался, если бы кто-то из вас взялся костерить к примеру меня, сэр!

- Все это как-то связано, капитан. Невероятное исчезновение Фуншала, эта загадочная эпидемия и эти странные русские, которые совсем не русские. Интуиция меня редко подводит.

- Это все?

- Так точно. Я просто счел нужным изложить вам мои соображения, сэр. Теперь хотелось бы услышать - куда вы намерены держать курс дальше?

- В Гибралтар, черт побери. Команда еле волочит ноги. Если нас так прихватит где-нибудь посередине Атлантики, то все мы отправимся к Дэйви Джонсу, ....!....!

- Превосходно. Я очень надеялся услышать именно это, а не "Курс на Кейптаун"....

+++++++++++++++++++

Двумя днями позднее.

-Это пираты. - с величайшим хладнокровием констатировал подполковник Сетон, и сложил подзорную трубу. - С вашего разрешения, капитан, я прикажу своим людям зарядить ружья и построиться на палубе.

- Валяйте, тысяча акул и одна ведьма в глотку!

И капитан, перегнувшись со шканцев вниз, обрушил на голову машинной команды несколько весьма сильных выражений. Кочегары не вполне оклемавшиеся от лихорадки, в самом деле топили слабо - пароход разворачивался со скоростью лошадиного шага

- Похоже, это "з-з-з" неспроста - заметил Сергей. - Что будем делать?

Они стояли плотной группой на баке, глядя как от берега к ним направляется эскадра из нескольких гребных судов. Еще больше корабликов торопливо отчаливало от пристани. Восточный город - яркий, обнесенный извилистой крепостной стеной - был залит полуденным солнцем.

- Это еще один переносец во времени - констатировал Златко. - Когда мы пришли на Мадейру и нашли ее пустой, все и так стало ясно. Не надо было связываться с гребаным устройством! Когда не надо так работает....Короче, за версту видно что это не 1852 год.

Ни одного нормального парусника, хотя тут, между Танжером и Гибралтаром, движение очень оживленное. А эти ребята явно собираются взять нас на абордаж.

- Какой хоть век-то? - поинтересовался Маслов.

- Боюсь, что мы скоро это узнаем. Разброс от античности до 17 века....Смотрите, наших солдат вывели на палубу!

- Простите, сэр! -это обратился подбежавший матрос. - Капитан передал приказ -всем пассажирам срочно покинуть палубу и отправиться по каютам.

- Идите - махнул Стойкович спутникам. - Я попробую договориться с кэпом.

И отправился прямиком на шканцы.

- Здравия желаю, сэр! - как можно бодрее приветствовал он мистера Сэлдона. - Разрешите остаться? В черногорской армии я имею чин старшего лейтенанта.

И он продемонстрировал свой верный кольт, эффектно крутнув барабан.

Капитан только кивнул, и снова раздвинул подзорную трубу.

- Обратитесь к подполковнику, он вас определит.

Мистер Сетон, однако отвлекаться не стал.

- Встаньте вон там.

Так Стойкович оказался в тесной группе матросов, вооруженных свайками и топорами. Ветер, упорно дувший в сторону берега, к этому моменту вообще практически стих и дым из трубы окутывал высокие мачты.

Через минуту к нему присоединился Дружных, несущий в каждой руке по пистолету.

- Решил купить перед отплытием!

Матросы возбужденно переговаривались, стискивая оружие, но понять практически ничего не удавалось. Это был тот чудовищный английский, на котором говорят в сельской местности, да еще в разных концов страны. На двух иностранцев матросы косились, но вслух ничего говорить не стали. Три первые галеры уже приближались к пароходу, который только-только успел закончить разворот и лег на касательную к берегу , чтобы вырваться в море. Еще несколько кораблей пенили воду позади."

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0