Sign in to follow this  
Followers 0

Отдельные корабли МТК


90 posts in this topic

Posted

Данная тема предназначена для "складирования" отдельных тем посвященных отдельным кораблям после завершения обсуждения таковых (чтобы не загромождать главный форум).

Отдельные проекты:

США: united-states-flag-48x48.png

- Ракетный грандкрейсер "Гавайи" (модификация) - http://fai.org.ru/fo...554#entry830554 (основной пост)

- Монитор "Нептун" (1881) - http://fai.org.ru/forum/index.php/topic/35675-%d0%be%d1%82%d0%b4%d0%b5%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d1%8b%d0%b5-%d0%ba%d0%be%d1%80%d0%b0%d0%b1%d0%bb%d0%b8-%d0%bc%d1%82%d0%ba/page__view__findpost__p__932714

Италия: italy-flag-48x48.png

- Ракетный крейсер "Зара" (модификация) - http://fai.org.ru/fo...849#entry832849

Китай: post-130-0-78376100-1408354985.png

- Дредноутный крейсер "Юань Шикай" - http://fai.org.ru/fo...709#entry915709

История

После окончания Второй Мировой Войны, американский флот был не слишком-то доволен своими "большими крейсерами" типа "Аляска". Заложенные как ответ на превосходство японцев в тяжелых крейсерах, эти огромные корабли запоздали к основным сражениям, и вступили в строй под занавес войны - не успев к последней в истории битве линейных кораблей в заливе Лейте, где тяжелые снаряды линкоров Хэлси поставили точку в судьбе "Мусаси". Практически немедленно после войны, крейсера типа "Аляска" были выведены в резерв. Моряки, хотя и отмечали их достоинства - высокую скорость и мощное вооружение - считали эти большие крейсера слишком слабо защищенными, а главное - слишком дорогими в эксплуатации, чтобы обосновать их присутствие в составе флота в мирное время. Конгресс, в первые послевоенные годы озабоченный сокращением военного бюджета, также не видел смысла в этих единицах. Судьба двух первых "Алясок" была решена.

Однако, оставалась нерешенной судьба их третьего собрата - "большого" крейсера CB-3 "Гавайи". Заложенный на стапеле Нью-Йоркской судостроительной компании, этот огромный крейсер был спущен на воду уже после прекращения военных действий, в ноябре 1945 года. К тому моменту, когда Конгресс принял решение прекратить работы, корпус и основные механизмы корабля уже были готовы более чем на 82,4%, установлена артиллерия и бронирование. Некоторое время обсуждалась возможность достройки корабля по усовершенствованному проекту, или переоборудования его в опытное судно для отработки вопросов применения управляемых ракет, но никаких практических действий предпринято не было. Огромный корпус на долгие десять лет застыл у причальной стенки как хорошо поставленный вопрос.

Ситуация с "Гавайи" сдвинулась с места только в 1950-ых. Корейская Война наглядно продемонстрировала, что угроза нового мирового конфликта далеко не так призрачно-нематериальна, как еще недавно представлялось. Быстрый рост советского флота внушал американцам серьезные опасения: в 1953 году, самолет-разведчик RB-47, пролетев над Ленинградом заснял огромные корпуса новых советских авианосцев "Сталинград" и "Ленинград" на стапелях судостроительных заводов. Американский флот понимал, что новый раунд борьбы за власть над морем начался, и ему нужны новые корабли.

Окончательно сломить сопротивление Конгресса снова помогла Москва. Действия советского авианосного соединения в Средиземном Море во время Суэцкого Кризиса 1956 года привлекли значительное внимание: особенное беспокойство западных военных вызвала продемонстрированная русскими тактика применения морской ракетоносной авиации, прикрываемой палубными истребителями. Аналитики ВМФ считали, что эффективно парировать подобные тактические приемы будет невозможно без радикального усиления противовоздушной обороны авианосных соединений. Под двойным давлением флота и общественности (требовавшей "дать флоту корабли, которые способны сражаться, а не только героически погибать!"), Конгресс уступил: в бюджет 1957 года была включена перестройка CB-3 "Гавайи" в тяжелый ракетный крейсер, способный также исполнять функции командного корабля.

post-130-0-38473600-1390925900.png

Модернизация

В начале марта 1957 года, крейсер был отбуксирован на военно-морскую верфь в Бостоне, и 11 марта встал у причальной стенки для капитальной модернизации.

В процессе перестройки, с корабля была полностью демонтирована артиллерия главного калибра, старые надстройки и большая часть вспомогательной артиллерии за исключением четырех бортовых спарок 127-мм орудий (первоначальный проект предусматривал замену таковых 76-мм скорострельной артиллерией, но из-за превышения бюджета в ходе работ от этой идеи вынужденно отказались). На их месте были возведены массивные аллюминиевые конструкции новой башнеподобной надстройки, предназначавшейся для размещения электронных компонентов и штабного персонала корабля. Позже аналогичная конструкция использовалась на крейсерах типа "Олбани".

- Основное вооружение корабля составили два зенитных ракетных комплекса RIM-8 "Talos". В отличие от первых носителей "Талоса" - легких крейсеров типа "Галвестон" - "Гавайи" получил более позднюю версию, на которой ракеты хранились в подпалубных магазинах и доставлялись в палубный ангар только для предстартовой подготовки. Носовой комплекс имел двойной подпалубный магазин, вмещавший 104 ракеты: кормовой был рассчитан только на 52. Для управления ракетным вооружением, крейсер получил четыре радара управления ракетами AN/SPW-2 и четыре сверхмощных радара сопровождения и "подсветки" целей AN/SPG-49, использовавшихся для целеуказания ракетам на терминальном участке.

- Первоначальный проект предполагал, что крейсер будет дополнительно оборудован зенитным ракетным комплексом среднего радиуса действия RIM-2 "Терьер". Однако, еще в процессе разработки было предложено заменить его более компактным зенитным ракетным комплексом ближнего радиуса действия RIM-24 "Tartar" (на момент начала работ находившимся еще в разработке). В итоге, две пусковые установки были смонтированы побортно в центре корпуса корабля. Целеуказание выполнялось с помощью четырех РЛС AN/SPG-51.

- В качестве противолодочного вооружения, крейсер получил пусковую установку ПЛУР RUR-5 ASROC. Восьмизарядная пусковая установка была смонтирована на крыше носового ракетного ангара, сразу на носовым комплексом радаров ЗРК "Талос". Дополнительное противолодочное вооружение включало три трехтрубных 324-мм торпедных аппарата для самообороны.

- Интересной особенностью корабля были смонтированные на спонсонах по бокам от носовой надстройки две автоматические бомбометные установки RUR-4 "Альфа". Хотя это оружие воспринималось уже как устаревшее, авторы проекта модернизации предложили использовать бомбометы как средство борьбы с угрожающими кораблю торпедами - для чего были разработаны новые глубинные заряды, взрывавшиеся вблизи поверхности. Целеуказание предполагалось получать от смонтированных в подводной части гидролокаторов. Хорошая в теории, идея оказалась не слишком удачной на практике и более не повторялась.

- Базовый проект крейсера предусматривал также стратегическое вооружение, основу которого должны были составлять 16 баллистических ракет "Поларис". Однако, в 1959 году, когда работы на корабле уже шли полным ходом, стало известно о крайне низкой надежности боевых частей, используемых на этих ракетах (вероятность успешной детонации оценивалась не выше 30%). Опасаясь, что стратегическая компонента военно-морских сил будет поставлена под сомнение, ВМФ принял решение заменить баллистические ракеты крылатыми сверхзвуковыми ракетами SSM-N-9 "Regulus II". Шесть ракет со сложенными крыльями и демонтированными головными частями хранились в двухъярусном кормовом ангаре крейсера: запуск осуществлялся с помощью ускорителя с поворотной стартовой рампы.

- Крейсер не имел вертолетного ангара, но как командный корабль, он был оборудован двумя вертолетными площадками: основной на корме, и вспомогательной - на крыше ангара крылатых ракет, за кормовой ПУ "Талос".

Особое внимание было уделено радиоэлектронному оснащению крейсера. Основным средством обнаружения воздушных целей являлся смонтированный на кормовой решетчатой мачте радар трехкоординатного обзора AN/SPS-2. Его дополняли установленные на носовой надстройке РЛС обнаружения воздушных целей AN/SPS-6 (двухкоординатного обзора), навигационная РЛС SPS-10 и механический радиолокационный высотомер SPS-30. Корабль также имел широкий комплект антенн связи, радиотехнической разведки и противодействия, включая системы РЭБ AN/WRL-1 и AN/WRL-3.

Модернизированный крейсер повторно вступил в состав флота на официальной церемонии в мае 1961 года. К этому моменту, за "Гавайи" уже прочно закрепилось шутливое прозвище "великий крейсер" (англ. Grandcruiser), данное ему персоналом верфи за огромные габариты и массивный вид новых надстроек.

Боевая служба

В августе 1961 года, CBG-3 "Гавайи" вошел в состав Атлантического Флота. Осенью 1961 он принимал участие в больших военно-морских маневрах в Северной Атлантике, во время которых отрабатывались аспекты применения ядерного оружия и средств массового поражения в войне на море. 11 октября 1961 года, CBG-3 "Гавайи" стал первым (и единственным) американским кораблем, осуществившим практический пуск зенитной ракеты RIM-8 "Talos" с рабочей ядерной боевой частью по воздушной мишени - группе из трех радиоуправляемых бомбардировщиков в плотном построении.

В мае 1962 года, CBG-3 "Гавайи" был временно приписан к Средиземноморскому (6-му) Флоту, в качестве вспомогательного флагманского корабля, ракетного крейсера и носителя стратегических ракет. Он был вооружен шестью стратегическими крылатыми ракетами MGM-18 "Regulus II", которые предполагалось применить в случае конфликта против военных объектов Варшавского Договора на Балканах и в Восточной Европе. В этой роли крейсер прослужил три месяца, после чего вернулся в Норфолк.

18 октября 1962 года, "Гавайи" был экстренно мобилизован в связи с началом кризисной ситуации вокруг развертывания советских баллистических ракет на Кубе. 19 октября крейсер уже был в море, вместе со штабом 2-го флота. Первоначально предполагалось направить крейсер к побережью Кубы для координации блокадных действий, однако уже 20-го октября первоначальный приказ был отменен - командованию НАТО стало известно о выходе из Мурманска советского авианосного соединения, призванного прикрыть развертывание в Северной Атлантике советских подводных лодок.

22 числа вернувшись в Норфолк, "Гавайи" вновь вышел в море 24-го, возглавив "флот Уэлси" - экстренно собранное адмиралом Р. Уэлси соединение из укомплектованных резервистами старых крейсеров, линкоров и двух противолодочных авианосцев, направленное командованием для усиления Фарерского Барьера. К этому моменту, обстановка в Северной Атлантике накалилась добела - четырем американским тяжелым авианосцам в Лабрадорском Море противостояло советское авианосное соединение из тяжелых авианосцев "Волгоград", "Киев" и легкого авианосца "Варяг". Прибытие резервного соединения (хотя и архаичного) было чрезвычайно кстати для американских сил, пытавшихся одновременно следить за советской надводной группировкой и отслеживать продвижение советских подводных лодок.

После мирного окончания Карибского Кризиса, CBG-3 "Гавайи" продолжил боевую службу. С 1963 по 1965 год он практически непрерывно находился на Средиземном Море, служа флагманом 6-го флота.

В 1964 году крейсер принимал участие в совместном эксперименте ВМФ и ВВС США - экспериментальном развертывании межконтинентальных крылатых ракет SM-62B "Турбо Снарк" на военных кораблях. Эта новая ракета была модификацией стандартной SM-62 "Snark", оснащенной новым турбовентиляторным двигателем и системой ориентации по радиолокационной карте местности ATRAN, позволявшей ракете пролететь последние 1200 км своего маршрута на высотах от 300 до 500 метров. Флот рассматривал эту ракету как возможную замену стареющему "Регулусу": ряд экспериментальных пусков был осуществлен с борта "Гавайи" в Южной Атлантике, но не смотря на успешное их завершение, дальнейшего продвижения проект не получил.

С 1964 года крылатые ракеты "Регулус-II" на CBG-3 "Гавайи" больше не развертывались, хотя оснащение для них оставалось еще какое-то время.

В 1967-1968 году крейсер прошел цикл модернизации, в ходе которого его электронное оборудование было заменено более совершенным. Ангар для крылатых ракет был демонтирован и заменен просторным вертолетным ангаром на 4 палубных вертолета. Изменено было и радиоэлектронное вооружение - эффективный, но капризный трехкоординатный радар AN/SPS-2 был заменен надежным двухкоординатным AN/SPS-29.

В 1970-ых крейсер принимал участие в боевых действиях у побережья Вьетнама. Основной его функцией была координация действий соединений на "Янки Стейшен" и обеспечение своими ЗРК "контроля воздушного пространства" над побережьем Вьетнама. 11 мая 1972 года крейсер отразил атаку двух крылатых ракет П-15БД, запущенных с береговой установки.

В конце 1970-ых обсуждалась возможность капитальной модернизации корабля. Предполагалось заменить старые RIM-8 "Talos" новым дальнобойным зенитным комплексом RIM-68 SM-2LR, заменить "Тартары" - ПУ "Sea Sparrow", полностью переработать электронику крейсера и установить ПУ ПКР "Гарпун". Однако, этот проект так и остался нереализованным - цена модернизации была сочтена слишком высокой.

В 1980 году крейсер был выведен в резерв.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

М-дя.... Вот это монстр... Прям-таки срочно захотелось бежать-рисовать что-то аналогичное на основе "Сталинграда". В качестве противовеса:)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Спасибо, коллега! :)

Прям-таки срочно захотелось бежать-рисовать что-то аналогичное на основе "Сталинграда". В качестве противовеса

Пожалуйста! :) Правда, должен предупредить - в мире Тихоокеанской Конфедерации, "Сталинград" - тяжелый авианосец проекта 81 а не крейсер.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А в конфликте с китайцами подобный корабль отметится (в 1978 году или позднее?)

или Китай больше воевать не будет?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А в конфликте с китайцами подобный корабль отметится (в 1978 году или позднее?)

Полагаю, нет. Хватит с китайцев и одной АУГ. :) Хотя я размышляю над все-таки модернизацией в 1980-ых (под "Томагавки" и SM-2LR)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Полагаю, нет. Хватит с китайцев и одной АУГ.

Если та выживет ...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Выживет. :) В каноне - выживет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Правда, должен предупредить - в мире Тихоокеанской Конфедерации, "Сталинград" - тяжелый авианосец проекта 81 а не крейсер.

Да я, как ни странно, помню:) Но все равно, спасибо за напоминание. Просто других подходящих платформ (соответствующих Вашему Великому Крейсеру) нету - хотя... в порядке бреда...СовСоюз?!!! ;))) :rofl:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Просто других подходящих платформ (соответствующих Вашему Великому Крейсеру) нету - хотя... в порядке бреда...СовСоюз?!!! ;))):rofl:

Зачем "соответствовать" ? Нужен асимметричный ответ ! :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

"Кронштадт" в качестве ассиметрии? (при условии что построен)

или линкоры типа "Севастополь" тайно модернизируем. Заменяем обшивку (титан подойдет? ), двигатель (атомный устроит), вооружение - что-то связанное с мирным атомом.

В результате получаем корабль поддержки десанта, спсобный выдержать огневое воздействие, прикрыть ракетами (а так же стоящий очень много с этими революционными решениями недоведенными до ума)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Просто других подходящих платформ (соответствующих Вашему Великому Крейсеру) нету - хотя... в порядке бреда...СовСоюз?!!!

Ну, в теме по советскому флоту -

http://fai.org.ru/fo...вмф-ссср-в-мтк/

- Я, помнится, ввел для СССР в 1930-ых два малых линкора. :)

Думаю, можно еще попытаться что-то получить в виде трофеев с Германии. :) Можно предположить, что "Шарнхорст" или "Тирпиц" переживут войну...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А почему тогда подобным же образом не модернизировать "Аляску" и "Гуам"?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Да они уже готовые... Если их и будут модернизировать, то по упрощенной программе (к примеру, замена кормовой башни двумя ЗРК "Терьер").

Для "Айов" я в 1960-ых вообще планирую только установку ЗРК "Тартар" для улучшения возможностей самообороны.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Да они уже готовые...

И? "Айовы" тоже доводили до ума, и серьезно модернизировали.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Зачем "соответствовать" ? Нужен асимметричный ответ ! :)

Во-во:))) Но поскольку у меня неистребимая тяга ко всему большому и тяжелому - то асимметрия у меня может выйти... в другую сторону:) Вот возьму недостроеные корпуса СовСоюза и СовУкраины... Хотя у коллеги графа вроде бы их не было? Зато почтенный граф пишет

Можно предположить, что "Шарнхорст" или "Тирпиц" переживут войну...

Тогда спасу Шарнхорст и из него с Гнейзенау кааак сделаю боевой уберкатамаран :rofl:

Шутка, конечно. У меня сейчас по работе черт-те что и сбоку бантик, а плюсом к этому муки творчества над второй главой "Глаголя над Балтикой" - так что рисовать что-то, размером с Байконур банально некогда.

Но "Гуам" красив.... очень понравился.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А как насчет Уберлинкоров коллеги Бороды?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

И? "Айовы" тоже доводили до ума, и серьезно модернизировали.

Эм, вплоть до 1980-ых все модернизации ограничивались установкой новых РЛС и СУ для DASH.

Но "Гуам" красив.... очень понравился.

Спасибо! :)

А как насчет Уберлинкоров коллеги Бороды?

Я с ним не контактирую.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Отдельную благодарность выражаю коллеге Tungsten'у, за неоценимую консультацию в вопросе методов наведения управляемых ракет.

post-130-0-25665200-1391345611.jpg

История

Сразу же после окончания Второй Мировой Войны, Италия находилась, в некотором роде, в состоянии международной изоляции. Хотя секретное соглашение Сталина-Муссолини[1] о сепаратном мире в 1943 году, и последующая борьба против немецких захватчиков позволила Италии завершить войну в стане победителей и избежать демилитаризации и крупных репараций, все же отношения с ней были несколько натянутыми. В частности, это выражалось в том, что США, Великобритания, и в меньшей степени – СССР, неуклонно отказывались продавать итальянцам современную военную технику или аппаратуру двойного назначения.

Лишенные доступа к современным технологиям, итальянцы были вынуждены разрабатывать заменители самостоятельно. Некоторый задел в этой области уже имелся: кроме того, после разгрома Кессельринга в Северной Италии в 1945 году, в распоряжении итальянцев оказались трофейные немецкие технологии. Это было не слишком надежное, но все же основание, с которого можно было начинать строить здание итальянских высоких технологий.

В 1946 году, итальянский флот подготовил меморандум, обобщавший опыт боевых действий на море за последние годы мировой войны. Среди прочих пунктов указывалась значительно возросшая угроза надводным кораблям со стороны авиации. Авторы меморандума обобщили опыт потопления линкора “Рома” немецкими управляемыми бомбами в 1943 году, применение японских самолетов-камикадзе и американских планирующих бомб ASM-N-2 “Bat” в 1944-1945, и сделали правильный вывод, что в ближайшей перспективе наиболее опасным противокорабельным оружием станут запускаемые с кораблей и самолетов управляемые снаряды, летящие с высокой скоростью.

Разумным ответом на новую угрозу могло быть создание управляемого зенитного ракетного вооружения для обороны кораблей. В 1947 году, флот обратился к RICA[2] с запросом о возможности создания радиоуправляемого снаряда, оснащенного ракетным двигателем, и способного доставить 100-килограммовую боевую часть к самолету противника на расстояние не менее 4 километров. RICA ответила утвердительно: в том же году, флот официально начал проектирование первой итальянской управляемой ракеты, предназначенной для обороны кораблей от воздушного нападения. Программа получила кодовое название “Альфа”, положив начало традиции называть итальянские проекты разработки ракетного оружия буквами латинского алфавита.

Первоначально, в рамках программы предусматривались относительно скромные требования – так, исходная дальность составляла не более 5 километров, а скорость ракеты не превышала 700 километров в час. Наведение должно было быть радиокомандным, с визуальным отслеживанием ракеты и цели. Однако, в начале 1950-ых, после совместных действий Первого Триполитанского Кризиса[3], отношения Италии и СССР улучшились, что сделало возможным получение итальянцами доступа к относительно современным советским технологиям двойного назначения. На основании полученных данных по трансзвуковой аэродинамике и системам автоматического управления, проект был пересмотрен в сторону больших возможностей.

Первый успешный перехват летящей цели (радиоуправляемого бомбардировщика SM.89) был выполнен с наземного испытательного стенда 7 мая 1957 года. Наведение было выполнено в ручном режиме. Первый успешный полностью автоматический перехват воздушной цели ракетой, запущенной с корабля был выполнен ракетным крейсером “Зара” в июне 1959.

Конструкция

post-130-0-66087400-1391345631.jpg

Архивный документ британского Адмиралтейства (1957), посвященный планируемой модернизации итальянских крейсеров. Исправления датированы 1958 годом.

Ракета “Alpha” CB-3 была выполнена по традиционной аэродинамической схеме, с крылом большой стреловидности (до 45 градусов). При хранении, крылья складывались. Цилиндрический фюзеляж имел диаметр порядка 0,78 метра, что было вызвано габаритами шарообразных топливных баков. Управление в полете осуществлялось при помощи Т-образного оперения самолетного типа. Стабилизация осуществлялась гироскопическим автопилотом.

В качестве двигательной установки, ракета использовала ракетный двигатель на цикле Вальтера, созданный на основании немецких двигателей HWK-500 (образцы таких двигателей, использовавшихся в стартовых ускорителях самолетов, были захвачены итальянскими войсками в 1945 году). Двухкамерный двигатель на смеси метанола и пероксида водорода развивал тягу до 2200 кгс. Запаса топлива хватало на 80 секунд полета, что обеспечивало дальность до 22 километров. По соображениям безопасности хранения ракет на борту корабля, было применено нестандартное решение: двигательная установка с топливными баками выполнялась отдельным модулем, который присоединялся к ракете только при постановке таковой на боевое дежурство. Скорость ракеты составляла 1090 км/ч.

Старт ракеты осуществлялся с наклонной пусковой установки, при помощи двух сбрасываемых пороховых ускорителей. Запуск ускорителей осуществлялся одновременно с запуском маршевого двигателя ракеты. После выгорания, ускорители выскальзывали из зажимов и падали вниз (чтобы облегчить их отделение, в момент выгорания каждый ускоритель выбрасывал крошечный тормозной парашют).

Боезапас комплекса размещался в двухъярусном палубном ангаре. Нижний ярус был секцией долговременного хранения: ракеты располагались горизонтально на стеллажах, с демонтированными ускорителями и отсоединенными двигательными установками. Последние размещались отдельно, в подпалубном хранилище на месте бывшего артиллерийского погреба.

Верхний ярус предназначался для размещения готовых к запуску снарядов. Подаваемые гидравлическим лифтом с нижнего яруса снаряды проходили полную проверку, оснащались двигательными установками и ускорителями и устанавливались на колесные транспортные тележки. Общий боезапас комплекса составлял до 24 ракет, из которых 16 хранились в на нижнем ярусе, а 8 – на верхнем, в готовности к запуску.

Перед запуском, персонал пускового комплекса разворачивал пусковую установку в диаметральную плоскость, и переводил балку в вертикальное положение, после чего опускал скользящую по пазам балки направляющую к палубному люку. Находившийся в ангаре расчет закреплял носовой крюк ракеты за крепление направляющей: вслед за этим гидравлический механизм поднимал направляющую вместе с ракетой вверх. Над палубой, группа техников распрямляла вручную крылья ракеты и подключала кабели зажигания к двигателям. Затем, направляющая с ракетой переводилась в горизонтальное положение.

Наведение ракеты осуществлялось с помощью автоматического радиокомандного управления, методом “трех точек”. Обнаруженная РЛС раннего предупреждения воздушная цель передавалась на сопровождение станции наведения RIEC- “Каррара” модель 2. Антенный пост станции включал четыре антенны: центральная параболическая антенна служила для отслеживания цели, меньшая – для сопровождения ракеты, еще две конические антенны, синхронизированные с параболическими, предназначались для определения высоты полета цели и передачи команд на борт ракеты соответственно.

После того, как центральная параболическая антенна станции захватывала цель и брала ее на автоматическое сопровождение, автомат центральной наводки пусковую установку в направлении цели, после чего персонал пускового поста снимал ручную блокировку с кабелей зажигания. Запуск осуществлялся автоматически, когда дистанция до цели сокращалась до установленного вручную параметра.

В полете, ракета излучала непрерывный сигнал, облегчающий наведение на нее малой параболической антенны системы управления. После того, как ракета оказывалась в поле зрения РЛС, автоматическое электромеханическое вычислительное устройство – в зависимости от положения ракеты относительно оси – вырабатывало команды для рулевых машинок, приводя ракету к линии визирования. Сигнал передавался через спаренную с малой параболической, антенну рупорного типа, при этом частота передаваемого сигнала использовалась для контроля горизонтальных рулей, а амплитуда – вертикальных. При пересечении ракетой линии визирования, сигнал от станции управления переключался на нейтральную частоту, что переводило рули в нейтральное положение и уменьшало последующее отклонение.

На случай проблем с автоматической аппаратурой (что было весьма частым явлением) был предусмотрен аварийный ручной режим наведения ракеты. При этом, вычислитель отключался, и контроль полета “Альфы” брал на себя резервный пульт ручного управления. Оператор отслеживал положение ракеты в виде светящейся точки на экране кинескопа и при помощи джойстика, пытался совместить ее с центром дисплея, который соответствовал линии визирования. На случай отказа радиолокационной аппаратуры, рассматривался также оптический режим наведения, при котором один оптический визир использовался для отслеживания цели, а другой – для контроля полета ракеты. Однако, на кораблях эта система не устанавливалась, ввиду сложности дублирования наведения.

При приближении ракеты к цели, командный механизм включал дистанционный радиолокационный детонатор. Если ракета после этого проскакивала мимо цели, то активированный детонатор срабатывал немедленно после отключения управляющего сигнала. 145-килограммовый осколочно-фугасный заряд в боевой части обеспечивал область поражения радиусом до 30 метров.

Развертывание:

post-130-0-56969900-1391345727.png

После почти одиннадцати лет разработки (1947-1958) комплекс был, наконец, объявлен боеспособным в 1957 году и официально поставлен на боевое дежурство в 1959. С практической точки зрения, принятие “Альфы” на вооружение было более вопросом национального престижа Италии, чем реальной необходимостью для итальянского флота. За десятилетие разработки, неплохой изначальный проект успел в значительной степени устареть: к 1957 году дозвуковая жидкотопливная ракета радиусом действия не более 22 километров едва-едва могла считаться удовлетворяющей требованиям противовоздушной обороны отдельных кораблей. Вдобавок, из-за множества недоработок, комплекс постоянно страдал от технических проблем. Это, однако, ни в коей мере не помешало Marina Militare раздуть вокруг комплекса настоящую сенсацию.

Первым кораблем, получившим комплекс “Альфа” на вооружение был тяжелый крейсер “Зара”. Ветеран множества сражений, с честью прошедший огонь и воду Второй Мировой, был в 1953 году поставлен в резерв: а в 1955 именно он был избран на роль опытного ракетоносца.

Переделка крейсера была осуществлена на верфи в Специи. При этом, кормовая возвышенная башня (номер 3) была демонтирована вместе с барбетом. На ее месте, был смонтирован двухъярусный ангар и пусковая установка, прозванная за характерный изгиб “лебединой шеей”, а также посты электронной аппаратуры.

Радиоэлектронное вооружение старого крейсера было полностью пересмотрено. Установленный на фок-мачте старый радар Gufo AC-3 был заменен более совершенным Gufo AC-4.5, обладавшим большим радиусом действия и способностью приблизительно определять высоту цели. Укороченная кормовая мачта была оснащена новой обзорно-поисковой РЛС, разработанной на базе немецких FuMo. Этот радар также использовался для навигации и определения расстояния до надводных целей. Наконец, кормовой директор был снят, и вместо него на цилиндрической подставке была установлена станция сопровождения и наведения RIEC-“Каррара”.

Модернизация “Зары” была официально завершена в 1958 году, при огромном внимании итальянского населения. Пресса устроила вокруг повторного вступления крейсера в строй настоящий ажиотаж: журналисты соревновались в придумывании эпитетов, среди которых звучало даже “сильнейший корабль в мире”. Это утверждение было, впрочем, весьма далеко от истины – из-за множества технических проблем, ракетный комплекс “Альфа” был де-факто небоеспособен до 1959 года, и все демонстрационные запуски осуществлялись исключительно на ручном управлении.

После “Зары”, модификации под “Альфу” подвергся легкий крейсер “Сан-Георгио”, тип “Капитани Романи”. На этом корабле были демонтированы обе кормовые башни и, для снижения веса, часть вспомогательной артиллерии. Работы начались в 1958 году и завершились в 1959. Готовилась модернизация еще ряда кораблей, включая линкор “Италия”, легкие крейсера “Луиджи Кардона”, “Раймондо Монтекукколи” и “Сан-Марко” (причем первые два должны были получить по два комплекса с двумя пусковыми установками), но в 1959 году, еще до принятия комплекса на вооружение было принято решение о прекращении его дальнейшего развертывания на кораблях.

Причина была проста и очевидна: комплекс устарел морально и технически, и уже не соответствовал ни в какой мере современным требованиям войны на море. Малая дальнобойность и малая скорость дозвуковой ракеты критически ограничивали возможности комплекса против современных сверхзвуковых самолетов, де-факто давая некоторые шансы на поражение только при лобовой атаке. Ракетные двигатели на цикле Вальтера показали себя ненадежными и опасными в применении: в 1962 году крейсер “Сан-Марко” едва не погиб из-за пожара в ракетном арсенале, случившемся из-за утечки окислителя. Наконец, сама по себе радиоэлектронная аппаратура комплекса была ненадежна и очень чувствительна к помехам.

Итальянцы осознавали недостатки своей первой управляемой ракеты. В 1958 году была инициирована программа модернизации комплекса “Альфа”. Были рассмотрены несколько потенциальных решений главной проблемы – недостаточного радиуса действия комплекса: разработка нового двигателя увеличенной мощности и установка на ракету сбрасываемых топливных баков, или замена ракетного двигателя прямоточным, с дозвуковым диффузором. Согласно расчетам, это могло увеличить радиус действия комплекса до 40 километров. Предполагалась также разработка под существующую автоматику полностью новой ракеты “Альфа” CB-5, с дельтавидным крылом и скоростью около 1,8 МаХа. Однако, в 1960 году все эти работы были прекращены, не дав сколь-нибудь существенных результатов – международная изоляция Итальянской Республики завершилась в середине 1950-ых, и с вступлением Италии в блок НАТО у нее появился доступ к существенно более совершенным и эффективными американским зенитно-ракетным комплексам RIM-2 “Terrier”.

В 1958-1960 году, американские зенитные ракеты были установлены на тяжелый крейсер “Фиуме” и линкор “Рома”. Их опытная эксплуатация наглядно продемонстрировала превосходство твердотопливных сверхзвуковых ракет над жидкотопливными дозвуковыми. Итальянские инженеры отлично это поняли, и посвятили свои дальнейшие усилия модификации производившихся по лицензии в Италии ракет “Терьер” (обозначались как “Гамма”).

Два переоборудованных крейсера продолжили службу в итальянском флоте. Карьера их не изобиловала событиями: в 1960 году, “Зара” привлекалась к обстрелу ливийского побережья во время Второго Триполитанского Кризиса[4], однако ее зенитные ракеты оказались невостребованными. “Сан-Георгио” 28 декабря 1962 года пострадал от пожара в ракетном отсеке и в дальнейшем не восстанавливался.

В 1965 году зенитно-ракетный комплекс “Альфа” был без особого шума снят с вооружения. На крейсере “Зара” он был заменен ЗРК "Гамма" (RIM-2 “Terrier”), по образцу крейсера “Фиуме”. В настоящий момент, в Национальном Морском Музее Италии сохраняется как часть экспозиции полный комплект пусковой системы и радиоэлектронного оборудования, изготовленный для предполагавшейся модернизации крейсера “Раймондо Монтекукколи”.[5]

[1] Более известное как сепаратное соглашение Сталина-Рузвельта-Муссолини. Формулировка “соглашение Сталина-Муссолини” встречается в литературе из-за того, что первичные секретные переговоры велись между Италией и СССР.

[2] Regio Istituto Elettrotecnico e delle Comunicazioni della Marina

[3] Выступление ливийских национально-освободительных движений против остаточного итальянского присутствия в Триполитании, в 1952 году. Не добилось успеха из-за совместного противодействия Италии и Советского Союза (озабоченного сохранением своей военно-морской базы в Сирте, против чего выступали ливийцы).

[4] Борьба ливийских национально-освободительных организаций за ликвидацию итальянских анклавов в Триполитании.

[5] Иногда ошибочно утверждается, что комплекс, представленный в музее, был снят с крейсера “Зара”.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Уточнение насчет Италии - в Мире Тихоокеанской Конфедерации, итальянцы:

- Взяли Мальту и нанесли по крайней мере одно поражение британцам в Средиземном Море (хотя это не спасло ситуацию в Африке)

- В 1943 году сообразили, что дело пахнет керосином, после чего Муссолини установил контакты со Сталиным и Рузвельтом и втихую сговорился о сепаратном мире и собственной неприкосновенности в обмен на отставку и роспуск фашистской партии.

- Немцы, такого не ожидавшие (вернее, Гитлер никак не мог в это поверить) как и в реале вторглись в Северную Италию, но ввиду отсутствия в их распоряжении Муссолини, столкнулись с гораздо более организованным сопротивлением чем в реале.

- После войны Италия дала независимость Ливии, но сохранила некоторое количество анклавов (подобно британцам в Китае).

- СССР по отдельному соглашению получил военно-морскую базу в Сирте, что в какой-то степени исполнило сталинскую мечту о выходе к Средиземному Морю.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ах да, еще одно - в отличие от многих предыдущих проектов в МТК, комплекс "Alpha" CB-3 не имеет реального аналога. :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Т.е. Вы разрабатывали корабль практически с нуля?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Т.е. Вы разрабатывали корабль практически с нуля?

Эм? В смысле? Не очень понял вашу мысль, коллега.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

комплекс "Alpha" CB-3 не имеет реального аналога.

ААА, всё - виноват, неправильно прочитал.

Edited by Taican1998

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Бывает. :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Корабельный ЗРК с жидкостным двигателем и сборкой ракеты перед стартом. Честно говоря сомнительно, что оно взлетит. Что нибудь подобное вообще было?

А так интересно, спасибо.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0