Sign in to follow this  
Followers 0

Хоть с чертом...


76 posts in this topic

Posted

А потом в бескрайних дебрях Сатанинской России будут прятатся белголландские военные преступники.

Это само собой.

Надеюсь, от "скотос", а не от "скот"?

Совершенно верно. Типа, "власть тьмы".

Хабаровск или Чита удобнее. Или Похотинск-на-Амуре))

Все они слишком близко от той или иной границы, а Чита и Хабаровск далековато от моря.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

-Клаас, мне нужно это оружие,- насупившись, говорил Похотин,- сам знаешь, что тут творится. Мир подписан, но мира нет - Машка подтягивает войска к Иркутску, там каждый день перестрелки. В тайге тоже неспокойно и черт его знает - что взбредет в голову их друзьям по ту сторону Пролива.

-Разве у тебя нет договора с Пруссоффым?- небрежно спросил Блокланд.

-Пруссофф,- Похотин нервно дернул щекой,- хренов колбасник. Он знаешь что сказал? Что поможет мне, если я признаю Забайкалье «исконно монгольскими землями». Тут как бы в спину не ударил, если война начнется.

-Пруссофф может,- кивнул Блокланд, пряча усмешку в уголках губ.

-Мне нужны новое оружие и новые люди, умеющие с ним обращаться,- гнул свою линию Похотин,- это же в ваших интересах, в конце концов, чтобы Машка не дошла до моря.

-Конечно,- Блокланд улыбнулся снова, но глаза его напоминали окружающий наc синий лед,- но, пойми и ты меня. Я деловой человек, а не филантроп…

-Сколько?- грубо сказал Похотин.

Блокланд снова улыбнулся и, достав из кармана записную книжку, вырвал листок и быстро черканул ручкой несколько цифр. Похотин глянул на них и его лицо окаменело.

-Это грабеж,- выдавил он,- Клаас, какого…

-Черта поминай в молитвах, а не при деловых переговорах,- твердо сказал Блокланд,- увы, ничем не могу тебе помочь. Это самая низкая цена, которую я могу назвать.

-Самая низкая?!- взвыл Похотин,- в полтора выше, чем прежде!

-Просто прежде расчеты велись в японских гульденах,- пояснил Блокланд,- когда их еще принимали в Амстердаме. Сейчас увы - только нидерландский гульден. И чем ты недоволен- разве у тебя не найдется лишняя сотня пудов золота?

-В том-то и дело, что нет,- пробурчал Похотин,- зейский прииск почти исчерпан, а те россыпи Ламутстада, только начали разрабатываться. Золото будет, но только к концу года- а оружие мне нужно к лету.

-Ничего не могу поделать, мой друг,- развел руками Блокланд,- сначала золото, потом все остальное. За тобой и так должок - ты еще не расплатился до конца за прошлые поставки.

-Я помню,- мрачно кивнул Похотин,- я заплачу.

-Когда заплатишь- тогда и будет разговор.

Похотин хмуро покосился на Блокланда, потом отвернулся и залпом выпил очередную рюмку. Я посмотрел на Мару- та нервно кусала губы, в желтых глазах виднелась досада. По непроницаемому, словно резной лик идола на мамонтовой кости, лицу шамана ничего нельзя было прочесть.

-Впрочем,- внезапно сказал Блокланд,- есть и еще один способ договориться.

-Какой? - Похотин зыркнул черным глазом.

-О тебе ходят разные слухи,- медленно произнес Блокланд,- о тебе и о том, как ты спасся из сожженного императорского дворца. Все болтают, что ты был не один…

-Много чего болтают,- хмыкнул Похотин.

-Это да, - усмехнулся Блокланд,- много чего. Болтают, например, что в развалинах дворца, нашли тела далеко не всех тех, кто считается там погибшим.

-В том дворце творился Ад,- сказал Похотин,- много кто обгорел так, что и узнать нельзя.

-Это верно,- кивнул мой хозяин, - но - странное совпадение - там не нашли, среди прочего, тела того, с кем ты был особенно близок..

-К чему этот разговор?- недовольно спросил Похотин.

-Я предлагаю тебе сделку,- произнес Блокланд,- особа о которой я говорю- весьма заметная особа, она может знать много интересного. Под нее государственный банк в Амстердаме даст мне займ, под поставки оружия- и не весной, а в следующем месяце. Если конечно, все это не досужие слухи и тебе действительно есть, что сказать.

Похотин поднял голову и я поразился его злобному волчьему оскалу.

-Есть что сказать, есть,- кивнул он,- и сказать и показать, если захочешь.

-Будь уверен, захочу,- произнес Блокланд.

-Тогда по рукам,- Похотин протянул Клаасу свою огромную лапу.

-По рукам.

Я бросил взгляд на Мару и увидел довольную улыбку на ее лице.

-Сегодня полнолуние,- сказала она,- луна, солнце кэле. Самое время для визита, о котором вы говорите ван Блокланд.

-Визита куда?- подозрительно спросил он.

-Для начала наверх,- кивнул Похотин,- ты же хотел увидеть?

Он поднялся из-за стола и легко, как будто и не пил столько совсем недавно, начал подниматься вверх по ледяной лестнице. Следом за ним шла Мара и ван Блокланд, замыкали процессию мы с шаманом. Только сейчас я заметил у него на поясе большой бубен с изображениями зверей и каких-то странных существ – видимо тех самых келе.

Стены вокруг переливались разноцветными огнями, словно местное колдовство заключило в лед северное сияние. Меня била дрожь – не сколько от холода, сколько при воспоминании о здешних поверьях, согласно которым северное сияние это духи умерших. Реальный, живой мир, казалось, сгинул где-то там, за горами и тайгой, уступив призрачному, демоническому наваждению, на погибель христианам.

Меж тем лестница кончилась - мы шестеро оказались в огромном ледяном зале. Крыши у него не было - над нами простиралось черное небо с сияющими звездами и огромной луной. В специальных выемках в стенах горели плошки с тюленьим жиром. Прямо в одной из толстых ледяных стен был вырублен массивный ледяной трон.

-Похотин, что за,- обернулся ван Блокланд, но «пророк « приложил палец к губам, указав на Мару. С той происходило что-то странное: ее била крупная дрожь, чуть ли не выскакивающие из орбит глаза уставились на сияющее над нами светило, с трясущихся губ срывалось что-то невнятное.

-Настойка мухоморов,- прошептал Похотин,- действует.

Он кивнул шаману и тот, стягивая с пояса бубен, шагнул вперед, мерно ударяя в свой колдовской инструмент. С первым же ударом Матрена рванулась вперед, срывая с себя одежду. Разинув рты, мы с Блокландом смотрели, как в такт ударам бубна, дочь Похотина – достаточно крупная женщина - извивается всем телом, так, что позавидовала бы и змея. Лицо ее корежилось в страшных гримасах, выпученные глаза налились кровью до такой степени, что казалось, они вот-вот лопнут.

Кружащий вокруг нее шаман хриплым голосом затянул заунывную песню, не прекращая бить в бубен. В такт его ударам Мара, изощрялась в самых бесстыдных позах, стараясь, чтобы самые ее интимные места освещал лунный свет.

-Солнце мертвых, солнце бесов, Луна-Король - услышь меня,- выкрикивала она, - дух чернолицый, из земли выйди в лед войди, деву Луны оживи. Лисица с отгрызенной лапой, похабной хвори насыльница из леса выйди, в лед войди, деву Луны оживи. Медведь костяной, о восьми лапах, изо льда в лед выйди, деву Луны оживи. Черт водяной, из озера, в лед войди, деву Луны оживи.

-Услышь меня о Денница, звезда утренняя и вечерняя,- послышался над моим ухом зычный голос,- король бесов лунных, мир сотворивший, нам жизнь подаривший.

-Чолбооон! Чолбоон! – мерно рокотал шаман, ударяя в бубен,- дух великого холода, в мир снизойди! Духов своих пробуди!

Призывы Похотина и шамана сливались с криками Мары, то падавшей на лед, то вновь вскакивавшей, продолжая выкликивать все новых злых духов. И словно в ответ на эти крики в ледяной толще за троном, разливалось мертвенно бледное сияние и что-то ослепительно белое все больше проступает во льду, отделяется, выходит из него…

-Великий Бог,- выдохнул ван Блокланд, не в силах оторвать взгляда от трона. Сейчас он не пустовал – восседала прекрасная обнаженная женщина, со снежно-белой кожей и отливавшими густой синевой огромными глазами. Золотистые волосы свободно лежали на красивых плечах, слегка прикрывая острые груди с кроваво-красными сосками. Я понял, что уже видел где-то этот горделивый аристократический профиль, этот изгиб носа, линию губ- пусть прошло уже лет пять с тех пор, как это аристократическое лицо появлялось страницах газет или прокламаций.

-О боже,- повторил ван Блокланд, оборачиваясь к Похотину,- это она!

-Да, Клаас,- кивнул он,- перед тобой Великая княгиня Ольга Романова, дочь последнего императора Российского.

Идеально очерченные бледные губы раздвинулись и с них сорвался жуткий смех- словно треск раскалываемого льда на замерзшем море. Прозвучал он в неожиданно гнетущей тишине - Мара, лежала без сознания, уставившись в ночное небо, шаман, отбросив бубен, склонился в поклоне перед Ледяной Царицей.

-Но как?- ван Блокланд обернулся к «старцу»,- что черт тебя подери ты сделал с ней?

-Мне удалось вынести ее из дворца,- сказал Похотин,- спасти, чтобы видеть как она умирает у меня на руках- от холода, но еще больше- от осознания того, что для нее все кончено. Для нее- но не для меня. Она осталась последней- последней в ком течет царская кровь дающая право на наследство Империи. Не та «седьмая вода на киселе», что прозябает на Гавайях и тем более не Машка, подлинная владычица Руси - только Она. Чтобы удержать душу Ольги я провел черную мессу на ее бездыханном теле, провел при полной Луне - проходимцы, которых привечала императрица, все эти штайнеры и папюсы, оказались правы утверждая, что Люцифер властвует над лунными бесами. Сразу два небесных огня светили мне в этот час- Солнце Келе и Денница-Чолбон-Люцифер. Десять по десять черных шаманов и колдунов творили над ней свои чары и десять раз по десять духов келе выходили из мрака ночи, чтобы войти в нее - все десять дней, что она лежала на плато Сордоннох, под растущей луной. И в полнолуние тысяча бесов - келе слились с ее сутью, дабы вернуть ее к жизни. Ныне она пребывает одновременно в Оймяконе и на небе, через нее в мир изливается одновременно сила Солнца Бесов и Денницы, удерживающая империю. Ты хотел увидеть ее- ну так смотри же! Ты хотел узнать у нее секреты царского двора- ну так спроси у нее сам! Ты же видишь- она уже ждет тебя

Его черные глаза блеснули огнем злобного торжества, но Блокланд уже не видел его- взгляд его был прикован к восседавшей на троне обнаженной красавице. Не знаю, как выглядела княгиня Ольга при жизни, но сейчас ее тело и лицо казались выточенными резцом искусного скульптора, без единого изъяна. Она медленно улыбнулась, обнажив острые зубы, и поманила пальцем ван Блокланда. Тот, словно сомнамбула, шагнул вперед, к раскинувшей руки женщине.

Лунный свет внезапно засиял в намного сильнее отчего все вокруг стало светло как днем. Я бросил случайный взгляд на небо и в ужасе отшатнулся, закрыв лицо руками. Луна стала огромной, почти заслонив все небо, так что, казалось, ее можно коснуться рукой. И в этой бугристой желтой поверхности, открывались три исполинских провала- глаза и огромный рот. Извивающийся язык из лунного света, тянулся вниз, туда, где ван Блокланд шагал навстречу хохотавшей, как безумная, дьяволице. В ответ ей раздался громоподобный хохот с неба, отозвавшийся в самых дальних уголках зазвеневшего ледяного дворца и я, падая на землю и зажимая руками кровоточащие уши, почти обрадовался тому, что этот проклятый дворец обрушится, погребя нас под обломками.

Но зло с неба удовлетворилось только одной жертвой. Когда я набрался смелости и поднял голову, то увидел только Похотина, Мару и шамана, бивших поклоны перед пустым троном. В небе сияла полная Луна, съежившаяся до своих обычных размеров. А рядом с ней, ярче иных звезд сиял яркий серебристый огонек, знаменующий скорое наступление утра.

Денница!

Я не буду рассказывать, как я покинул Омяйкон- тогда я был почти уверен, что после того, что я видел Похотин не отпустит меня живым. Однако «пророк Тьмы» не стал забирать мою жизнь, удовлетворившись лишь несколькими кусочками плоти, которые Мара-Матрена, откусила необычайно острыми зубами с моего предплечья. Не буду говорить о клятве, которую с меня взяли «пророк» и его дочь, которая провела, невыразимо мерзкий обряд с частицами моей плоти и черепом покойника. Я бы все равно не рассказал обо всем этом - да и кто бы мне поверил. Вернувшись в Фрейстат Лаперуз, я сказал, что ван Блокланд был убит, во время диверсии красных партизан- в то время СФИНКС буквально наводнил ими вотчину Похотина и мое объяснение выглядело вполне правдоподобно. Моя самурайская верность, хорошо знакомая всем, кто знал Блокланда и безупречный послужной список спасли меня от лишних подозрений.

У Клааса ван Блокланда не было детей - его беспокойная жизнь, так и не позволила ему создать семью. Наследником его огромной «оружейной империи» стала двенадцатилетняя племянница, круглая сирота, воспитывавшаяся все это время в католической школе в Брюгге. Когда вскрыли его завещание, то многие с удивлением, а кто-то и с ненавистью узнал, что опекуном племянницы до ее совершеннолетия Клаас ван Блокланд хотел бы видеть человека « кто словом и делом доказал, что на него можно положиться - Маартена Мацуми». Мне же до совершеннолетия юной Хелены ван Блокланд, предстояло быть и управляющим огромной разветвленной корпорацией.

Я доставил требуемое оружие Геннадию Похотину- ведь, строго говоря, он выполнил свою часть сделки. Смерть Клааса ван Блокланда- точнее ее официальное объяснение- сильно впечатлило белголландскую общественность и я без труда получил требуемый кредит в Государственном банке. Я и дальше продолжал вести дела с СССР, но ни шагу больше не сделал на берег этой проклятой страны, где властвуют колдуны и демоны. Не встречался я больше и с Похотиным- все его дела я проводил через посредников. От одного из них – старого морщинистого якута, я узнал одну из легенд о Чолбоне - якутском и ламутском Люцифере. По его словам, когда Чолбон насылал холод на землю первый якут — шаман Чачыгар Таас - пытался обрубить закрепу, с помощью которой Чолбон держится на небе, чтобы тот провалился в нижний мир, но не довёл дело до конца. Если в этом дикарском наивном предании в такой форме отразилось предание о падении Сатаны, то понятно, почему эта земля так охотно предалась Дьяволу. Здесь падения не свершилось, а значит тут «восстание ангелов» закончилось удачей. Более чем достаточная причина для любого христианина, чтобы держаться от сих мест подальше.

Но времена изменились- и вновь тревожные ветры завыли над нашей старой доброй Империей. Давние враги и неблагодарные союзники объединились против Белголландии и наша мудрая, всемилостивейшая королева-императрица Юлиана обратилась с воззванием к сынам Великих Нидерландов, призывая их, как и встарь, подняться на защиту Веры и Монархии. И снова СССР стал буфером отделяющих нас от заклятых врагов. И вновь, как и двадцать лет назад я шепчу старую мантру-заклинание.

«Хоть с чертом».

Edited by Каминский

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Велик!!!!!!!!! :pray: :pray: :pray: :pray: :pray: :pray: :pray:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Уже финал?! А я только-только настроился на волну... :)

Короче говоря, это было эпично. Не могу объективно судить эротическую часть, я ханжа и пуританин ;))) , но военно-политическая и эпилог - самое то, "мой любимый цвет и размер".

это же в ваших интересах, в конце концов, чтобы Машка не дошла до моря.

Ну это вообще прямое попадание в антураж, эту строчку должен был написать я. :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Уже финал?! А я только-только настроился на волну... :)

Вам никто не мешает подхватить на полуслове:) А то давно вы нас продой не баловали(

Не могу объективно судить эротическую часть, я ханжа и пуританин ;))) ,

Да бросьте, какая там эротика. По моим меркам ее, можно сказать, и нет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

!!!!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Уже финал?! А я только-только настроился на волну... :)

Финал? Я думал самое интересное только начинается. Пичальбеда :(

Но коллега Каминский все равно велосипед. :good:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Финал? Я думал самое интересное только начинается. Пичальбеда

Ну в моем представлении "фанфик"- это что-то небольшое объемом.

Масштабной вещи, типа "Плеяды" я не планировал.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А то давно вы нас продой не баловали(

Я и сам себя давно продой не баловал. (гм. двусмысленно-то как ;))) ) Процесс идет, но до тех пор придется и мне фанфик-другой накропать, а то перо совсем заржавеет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я начал с того, что решил всего-навсего дословно перевести на английский очередную текущую карту из известного мира. Разумеется, уже на втором государстве я сломался и пустил фантазию в свободный полет.

Дублирую здесь, потому что к этой эпохе подходит почти идеально. Почти. Не идеально, но подходит.

К концу 30-х все устаканится, и бОльшая часть здешних забавных государств исчезнет с карты мира.

Карта номер 1:

post-23-0-84059900-1427006795.png

Карта номер 2:

post-23-0-92340200-1427006728.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

И все как бы хорошо, но Индию фрацузам жирновато будет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

но Индию фрацузам жирновато будет.

Это хитрый анти-французский план - не переварят и подавятся! ;)))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Годная вещь. Хорошая.

Копальхен - реальное блюдо?

Да.

http://flibusta.net/b/161608/read

(Правда, Ломачинский его именует "копальхем")

Он несколько завышает его ядовитость. Нужно привыкнуть, но потом можно есть.

ут уже дали ссылку на то откуда я извлек этот момент)

Если я правильно помню, то правильный копальхен - это не протухший морж, а зашитые в его тушу свежие чайки. Через год морж выкапывается, чайки достаются и у них из клоаки высасываются продукты ферментации.

Нет

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Годная вещь. Хорошая.

Спасибо

Он несколько завышает его ядовитость. Нужно привыкнуть, но потом можно есть.

Пробовали? А то по ссылке там ужос-ужос

но Индию фрацузам жирновато будет.

Это хитрый анти-французский план - не переварят и подавятся! ;)))

Кстати, а что Британская Империя рассыпалась и теперь каждая колония- "Маленькая Англия"?

И за какие заслуги лягушатникам отдали Нигерию? И чем отличается Южное Чили от Северного?

А вот аргентинский доминион- это гуд!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Какая прелесть!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Пробовали? А то по ссылке там ужос-ужос

Это сборник баек, если что.

Не пробовал, ел. Но не сразу и не много. Нравится. Иногда мне привозят. Но я много чего ем.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кстати, а что Британская Империя рассыпалась и теперь каждая колония- "Маленькая Англия"?

Временно. Гражданская война - тут фашисты,там лейбористы, здесь роялисты. Через пару лет соберут.

И за какие заслуги лягушатникам отдали Нигерию?

Исключительно в рамках борьбы с детерминизмом. Плюс Эфиопия, минус Нигерия.

И чем отличается Южное Чили от Северного?

Мне казалось, это очевидно. На севере "КНДР", на юге капитализм, демократия и американцы британцы.

А вот аргентинский доминион- это гуд!

Мне больше всего название нравится. ;)))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Мне больше всего название нравится. ;)))

Кстати, а вот тут у вас республику змеи объявили?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Мне больше всего название нравится. ;)))

Кстати, а вот тут у вас республику змеи объявили?

избавиться от них тем не менее можно

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Любо !

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Новая версия:

в крайнем северо-восточном углу бывшей империи примостилась Чукотская Автономия. Местное правительство состояло из   купцов,  самых богатых чукотских оленеводов, нескольких российских офицеров и представителей духовенства –православных священников и шаманов. Опекалось это странное гособразование правительством Аляскинского Протектората.

На стыке времен, средь бушующих ледяных волн и окутанных вечным туманом скал хранят  свои  зловещие тайны последние обломки ушедшего под воду континента. Здесь слились воедино честолюбие политиков, алчность жадных дельцов и  шаманские тайны охотников на морского зверя, дабы  впустить в мир Тварь, что из века в век таилась в скованных льдом водах. Человечество еще не осознало сколь пагубным злом одержим ныне Север и лишь немногие, посвященные в тайну, знают, что за темный дух осеняет своей тенью новорожденную империю Арктики.

 

Я знаю, о чем говорю, поскольку был одним из тех, кто торил дорогу Левиафану.

 

Меня зовут Джон Сноу. Мой отец  - Франклин Сноу, сын Лоренцо Сноу, Президента Дезерета и пятого Пророка Церкви Святых Последних Дней. Некогда он возглавлял мормонскую миссию на Гавайях, взяв  в помощники нескольких сыновей от нескольких своих жен, вместе с их семьями. Там в Гонолулу, в1886 году  и родился я. Отец хотел, чтобы я стал священником, как он сам и как мой дед, но тогда я считал дела божественные слишком скучными, не подобающими моему непоседливому, да что там говорить – греховному норову.  К ужасу отца и негодованию проклявшего меня деда, я записался в «самурайский полк» имени короля Камеамеа, отправившись добровольцем на русско-японскую войну. Тогда и началась моя военная карьера -  Первую Мировую я встретил уже лейтенантом военно-морского флота Гавайского Протектората, а впоследствии -  и Royal Navy, по протекции одного из английских офицеров. Не буду долго распространятся о том, что мне пришлось пережить на войне - многое из того подробно расписано во всех учебниках истории. Достаточно сказать, что войну я закончил в чине коммандера и с контузией, отбившей охоту продвигаться по карьерной лестнице. Мне подвернулось более интересное, а главное - прибыльное занятие, нежели прозябание в «самурайских полках». Новые пути передо мной открыло знакомство с Бэзилом Захароффым.

 

Всякий, кто хоть немного знаком с историей современных войн знает этого грека, подобно акуле идущего на запах крови и всегда готового обращать ее в деньги. «Международный человек-загадка», «торговец смертью», «европейский призрак»- лишь немногие прозвища, которыми именовали этого оружейного дельца, одной из ключевых фигур «фабрики смерти» по прозванию «Vickers Limited».  Там где лилась кровь и умирали люди, где предсмертные хрипы заглушались грохотом оружейных залпов - везде был Захарофф, исправно налаживавший поставки любым враждующим сторонам. И я, ставший  представителем «Vickers Limited», в Азии и на Тихом Океане, участвовал во всех коммерческих предприятиях Захароффа. За все время, что я работал с ним, мне довелось побывать во множестве уголков земного шара, все еще дымившегося от вспыхивавших то тут, то там войн и революций.

 

Мир в то время трещал по швам и рушился в пучину анархии. Казавшиеся незыблемыми империи рушились как карточные домики, а на их руинах возникали царства торжествующей черни. Над  Москвой и Варшавой, Берлином и Веной,  Брюсселем и Парижем взвивались красные флаги, знаменуя собой бунт против Собственности, Религии и Иерархии. Для того, чтобы противостоять красному шторму все средства казались хороши - и посланники Захароффа направлялись к любому, кто готов был сражаться с оружием в руках против социалистов и радикалов всех мастей. Смертоносный груз шел потоком новому императору Франции; русским, испанским и польским генералам, восставшим против социалистических правительств собственных стран; итальянским и румынским диктаторам, грезящим о «Новом Риме»; казачьим атаманам и монгольским ханам.  Захарофф стал архитектором и подлинным хозяином «Великой Греции», оседлавшей берега нескольких морей.  Всюду, где утверждалась власть, готовая дать отпор красной чуме отправлялись посланцы Захароффа получавшие от королевского Банка круглые суммы за поставки оружия борцам с коммунизмом. «Хоть с чертом, но против красных»- такой девиз витал в то время над «старой доброй Англией».

 

Мог ли я знать, что с этим самым чертом я встречусь  на краю света. на заснеженном острове на стыке материков?

 

Вот уже несколько лет Российская Империя умирала в муках, разодранная на окровавленные куски социалистами, пустившими метастазы по всему континенту. И одним из тех, кто встал на пути безумия стал Геннадия Похотина.

 

Ни об одном человеке в мире не ходило столько причудливых, а порой и просто жутких слухов. Он родился на Чукотке в 1875 году, от любовной связи американского торговца, - одного из тех, что переселился на Аляску, после отхода Орегона Британии, - и чукчанской шаманки, дочери богатого  оленевода. Она сбежала вместе с американцем,  несколько лет проведя с ним на небольшой шхуне, бороздившей Тихий океан от Чукотки до Гавайев. Хозяин шхуны перемежал торговлю с браконьерством, контрабандой, а порой и откровенным пиратством, что привлекало к нему внимание и российских и британских властей. Несколько лет его искали по всему Тихому океану, пока в 1883 году  капитан не был схвачен и повешен в Ново-Архангельске, вместе со всей командой.  Но чукчанская наложница бежала вглубь страны, где нашла приют в хлыстовской общине – царь Александр тогда стремился заселить американские владения Империи, ссылая туда разнообразных сектантов. План провалился из-за сложностей перевозок, но несколько десятков хлыстовских семей все же  прижилось. Там же мальчик получил новое имя и фамилию от нового мужа матери – руководителя общины. С самого детства впечатлительный мальчик с богатым воображением, рост в атмосфере экстатических хлыстовских радений и шаманских камланий матери. После смерти отца, повзрослевший Геннадий, принял руководство сектантской общиной, под его началом превратившуюся в нечто и вовсе непотребное. Ходили слухи о безумных, свальных оргиях в баньках, куда молодой «старец» собирал эскимосских и русских девок умыкнутых из селений  колошами. Похотина именовали колдуном, чертознаем якшающимся с нечистой силой и обучавшимся у колошских шаманов. В конце концов, терпение властей лопнуло и к хлыстовской деревне был направлен казачий отряд. Была арестована почти вся община, но Похотину удалось ускользнуть. Похотин же, вспомнив детство, прибился к очередным браконьерам, знавшим его отца и втайне перебрался в Россию. Несколько лет скитаясь от Лены до Охотского моря, проповедуя и смущая простой народ, камлая вместе с шаманами узкоглазых инородцев. Поймали его на бабе, до которых Похотин был всегда охоч - солдатка, у которой он ночевал, приревновав «старца» к молодухе, донесла в жандармерию. Похотина посадили в острог, с тем, чтобы затем повесить.

 

Но в тюрьме Похотин отрекся  от прежних заблуждений и всем сердцем обратился к Создателю. Денно и нощно он постился и молился, взывая к богу о прощении и столь велико было его раскаяние, что сам митрополит обратился с письмом к царю с просьбой помиловать осужденного. К тому же, как говорили, обращение к богу, открыло у Похотина дар – исцелять возложением рук. Император, ударившийся под конец жизни в религию, издал указ о помиловании «божьего человека», после чего Похотин странствовал по России, посещая знаменитые монастыри, пока не пришла весть, что  «старца» требуют в Санкт-Петербург.

 

Вскоре после восшествия на трон Михаила в императорской семье родилась дочь, но радость от рождения маленькой княжны омрачилась тем, что у девочки обнаружилась гемофилия – малейший ушиб приводил к тяжелому внутреннему кровотечению и долгое время  казалось, что девочка уйдет из жизни еще в младенчестве. Гемофилия у девочек - редкий случай, тем более, что ее старшие сестры-двойняшки и брат росли крепкими  детьми, без серьезных заболеваний. Царица решила, что это знак божий и ее «маленький ангел» взял на себя болезнь ее рода, дабы империи был дарован здоровый наследник. Снедаемая чувством вины, царица звала к постели дочери богомольцев и чудотворцев, денно и нощно читающих молитвы над больной девочкой, но бог не даровал ей исцеления. В отчаянии  императрица отвернулась от святых и монахов, обратившись за помощью к колдунам, ворожеям и знахаркам. Но все было тщетно – пока к постели  царевны не  прибыл «старец» Похотин. Шепча что-то над ней и возлагая руки, он заставил болезнь отступить. Царевна пошла на поправку, а Похотин обрел почет и уважение при императорском дворе - особенно у императрицы.

 

А через некоторое время снова поползли слухи - один в один повторяющие те, что некогда ходили о старце в Русской Америке. Уже не убогие прибрежные деревеньки - дворянские и купеческие особняки, даже опочивальни императорского дворца стали свидетелями буйных радений и экстатических плясок с шаманскими бубнами. Пресыщенное «высшее общество», падкое на всякую мистику оказалось податливой глиной в заскорузлых пальцах  «чаровника», мнущего ими белую плоть великосветских «дамочек». Мрачные слухи ходили о «святом»: о черных тенях мелькающих на крыше над похотинскими покоями и раздающихся оттуда же странных звуках, о людях, пропадающих рядом с его жилищем, от безудержных, разухабистых оргиях, в которые Похотин привлекал как девиц, так и замужних. И много еще чего говорили в те годы - все недовольство режимом, все язвы и пороки царской России словно сконцентрировались в фигуре «старца».  Не было тогда в обществе более ненавистной фигуры, чем Похотин, но царица, ослепленная любовью к сыну, ничего не желала слушать, все больше попадая под влияние хлыстовского целителя.

 

Когда, после нескольких лет тяжелейшей войны, был заключен сепаратный мир, в столице произошел переворот, организованный дядей императора. Сам Михаил погиб от случайного выстрела, однако Похотина, которого искали с особым тщанием, так никто и не нашел. Иные рассказывали, что когда дворец, по неизвестной причине, загорелся, послышался страшный крик и  из окна выступила охваченная пламенем ужасная фигура, с  обгоревшей черной бородой и волосами. К широкой груди «старец» прижимал тонкую фигурку, закутанную в белое. Прежде чем солдаты успели опомниться, Похотин с жутким ревом, рухнул в холодную Неву. Тогда говорили, что Похотин утонул - но никто не нашел ни его тела, ни тела того или той, кого он вынес из пылающего дворца.

 

А потом, когда Империю сменила Коммуна – на Аляске, средь знакомых деревень вдруг объявился Геннадий Похотин - живой, полный яростной, злой силы. Никто не знал, как ему удалось спастись и добраться до знакомых мест. Поговаривали, что от приемного отца, родом из зырян, он обучался «водному колдовству, что Похотин нырнул в Неву, а вынырнул в Юконе. Говорили - да мало ли чего говорят… Похотин не только не побоялся обнаружить себя, но и втерся в доверие к князю Дмитрию Максутову, назначившего «старца» настоятелем Северо-Американской Епархии. От имени князя он и направил письмо Захароффу, приглашая его посланников в свою усадьбу на Диомидовых островах. Знакомый с Похотиным еще с русско-японской, я не удивился, что Захарофф послал именно меня к новоиспеченному иерарху.

 

Остров выглядел как двускатная крыша, с более пологим северным склоном. Здесь находилось чуть ли не единственное место, где смог причалить бриг, нанятый нами в Ново-Архангельске на время редкого в этих краях судоходства. На сложенном из тесанных глыб причале, нас встретило несколько чукчей с берданками – лучшие охотники своего народа, ныне составили «гвардию» Похотина. Среди них я с удивлением увидел девушку в туземном меховом костюме. Из-под капюшона виднелось лицо с грубыми, но не лишенными приятности чертами, полными чувственными губами и желтыми, как у кошки, глазами. В руках она держала костяную чашу и золотое блюдце.

 

-Здравствуйте, гости дорогие,- с наигранным радушием, произнесла она,- я Матрена Похотина, можно просто Мара. Хлеб-соли нет,- у нас гостей по иному встречают,- добавила она, протягивая чашу. В ней плескалась что-то темное - как я узнал позже, смесь оленьей крови с китовым жиром. На блюдце лежали куски полусырой оленины.

 

Я уже достаточно был наслышан о здешних обычаях, так что без возражений глотнул тошнотворное месиво, макая в него кусочки мяса и ели. То же самое сделала и Мара, после чего выплеснула остатки в  океан.

 

-Дань келе, - пояснила она.

 

От причала мы сразу же начали подниматься в гору, чтобы потом спуститься к

текущей в центре острова небольшой речке с топкими берегами. От нее вновь начался подъем, туда, где место стыка обоих скатов образует маленький хребет, высшая точка которого так и называется — гора Крыша. У ее подножья, наполовину встроенная в скальную толщу и красуется усадьба Похотина – большое строение, наполовину вытесанное из камня, наполовину сложенное из привозного леса.

 

-Джонни, дружище! Как я рад видеть тебя снова!

 

На крыльце стоял Геннадий Похотин - крепкий, жилистый мужик с пронзительно-черными раскосыми глазами, длинными волосами и окладистой бородой. Из-под расстегнутой  шубы из шкуры белого медведя, сиял золотом перевернутый крест.

 

-Приветствую тебя, владыко, -  дипломатично сказал я.

 

- Ну что ты, какие чины меж старыми друзьями,- Похотин шагнул вперед и обнял троекратно расцеловав меня,- пойдем скорее, стол уже накрыт.

 

Посреди обширного зала стоял большой  каменный стол, украшенный причудливыми рисунками, повторяющими северную резьбу по кости. Такая же резьба покрывала и выполненные из мамонтовой и моржовой кости подлокотники больших кресел, устланных собольими, песцовыми и лисьими шубами. Оскаленные пасти волков и медведей украшали стены. Среди них выделялся огромный череп мамонта, с остатками плоти и шерсти. На столе стояли золотые блюда и точеные рюмки из горного хрусталя.

 

Вся эта демонстративная роскошь входила в резкий контраст с мужчинами и женщинами, окружившими большой стол –  самая что ни на есть здешняя элита. Бородатые купцы чокались наполненными самогоном рюмками с чукотскими оленеводами и шаманами.  Несколько потрепанных жизнью русских офицеров о чем-то негромко беседовали с хлеставшими виски англо-американскими капитанами. Были здесь и более серьезные люди – я сразу узнал Густава Этолина, первого помощника князя Максутова и  полковника финской армии, служившего связным между местными скандинавами и Шведско-Норвежским королевством. Одно время Этолин работал на Торстена Норденфельта, перейдя от него по наследству Vickers Limited, так что меня он знал не понаслышке - по сути, мы работали в одной компании.

 

Сам Похотин сидел во главе стола, в черном одеянии, напоминавшим монашескую рясу. Строгость его облачения резко контрастировала с его поведением - он больше всех смеялся, шутил и сквернословил, тиская сидевших у него на коленях молодых женщин - светловолосую пышногрудую русачку и тощую чернявую индианку. Мне предоставили почетное место слева от Похотина. Напротив сидела Матрена в увешанном амулетами костюме и шаманской шапке с оленьими рогами, поверх коротко подстриженных волос. На ее коленях сидела молоденькая  чукчанка, чьи округлые бедра и нежные маленькие груди прикрывали роскошные меха черно-бурой лисицы. Заметив мой удивленный взгляд дочь Похотина расхохоталась, смачно целуя губы девушки.

 

-Мара у чукчанских шаманок училась, - усмехаясь, пояснил Похотин,- там если духи-келе прикажут, то шаман может и в бабское платье одеться и даже за мужика замуж пойти, чтобы силу обрести великую. Также и шаманка - и мужское платье оденет и сама молодуху себе в чум приведет - лишь бы духи довольны были.

 

-Я сама три года в супружницах у старой шаманки провела,- влезла в разговор Мара,- обучилась всему, чему она знала, теперь самой приходится девок в дом брать,- гортанно рассмеявшись, она просунула руку под меха и пощекотала захихикавшую девушку.

 

Такие же женщины - как русские, так и разнообразные туземки, сидели на коленях и у многих собравшихся за столом, либо разносили блюда с различными яствами. Для здешних мест наложницы одевались довольно легко - надо полагать, чтобы большие шубы не мешали Похотину и прочим щупать их прелести. Однако было не  похоже, чтобы женщины сильно мерзли – может из-за больших каминов, полыхавших по углам зала, а может из-за обильного поглощения горячительных напитков, целые батареи бутылок которых возвышались на столе. Между ними стояли блюда здешней кухни: печеное на углях оленье легкое,  суп вареный на оленьей крови,  квашенная оленина, чукотский прерэм, засоленная китовая кожа с салом - мантак, моченые грибы и морская капуста. Некоторые блюда я так и не решился попробовать, а от иных уже съеденное норовило попроситься назад – как от поданного  одной из прислужниц большого чана,  где олений желудок плавал в собственном полупереваренном содержимом, смешанным с ягодой. А от блюда, что принесла за стол статная красавица, с длинной косой шел такой запах, что скривился не только я, но и многие из сидящих за столом.

 

-А вот этого я тебе не посоветую,- рассмеялся Похотин, обнажая крепкие острые зубы,- от такого лакомства можно и раньше времени с здешними хозяевами встретиться.

 

-Что это?- поморщился я.

 

-Копальхен,- усмехнулся Похотин, принимая из рук женщины блюдо, в котором лежали сероватая полурасплывшаяся масса, испускавшая острый запах тухлятины,- это только местные могут есть. Что чукче хорошо, то русскому смерть….

 

-Я когда у шаманки училась,- вмешалась в разговор Мара, - по ее слову копальхен ела.  Здесь его из моржа или тюленя делают: убивают, зашивают в шкуру, откуда выпускают воздух, и зарывают под галькой у самого моря. Через несколько месяцев вырывают и едят. Чуть не померла, три дня пластом лежала, на четвертый из моря вышел чернолицый Кереткун, в одеждах из тюленьих кишок, в море целый день водил - проснулась здоровой уже. Этот копальхен - тоже из моржа. И настойку из мухоморов тоже пила, как сейчас,- она подняла золотой кубок, в котором плескалась мутная резко пахнущая жижа.

 

Говоря все это, Мара за обе щеки уплетала вонючую падаль, время от времени скармливая наиболее лакомые, по ее мнению, кусочки хихикающей чукчанке. Я помотал головой и залпом выпив рюмку самогона, навалился на оленину.

 

Меж тем, пирующие продолжали поглощать самогон, водку, виски и ром, не забывая при обильно закусывать. Женщины рядом с ними, несмотря на холод и лед, все больше разоблачались, обнажая белые и смуглые прелести. Время от времени, кто-то из пирующих опрокидывал женщин на устилавшие пол звериные шкуры. Рядом со мной пристроилась та самая девица с роскошной светлой косой, выгибаясь всем телом и чуть ли не мурлыча, как большая кошка, пока моя рука ласкала тугую полную грудь и мягкие бедра. Напротив  Мара лизалась со своей чукчанкой, распаляя меня еще больше.

 

Все дальше происходило как в тумане, где похотливые стоны и ритмичные движения обнаженных мужских и женских тел на шкурах, перемежались редким возвращением за стол, чтобы продолжить возлияния. Чуть слышный шепот лился мне в уши, смущая и одновременно распаляя похоть, заставляя меня вновь и вновь терзать податливую белую плоть извивавшейся подо мной русской девушки.

 

Не помню уже, как все закончилось - просто в какой-то момент я обнаружил себя сидящим за почти опустевшим столом. Куда-то исчезли все участники пира – остались только Похотин, Этолин, Мара-Матрена и один из шаманов. По их  взглядам я понял, что настала пора торга, ради удачного исхода которого меня и ублажали все это время.

 

…Да пойми ты, дело верное,- горячо убеждал меня Похотин,-  Коммуна на Чукотке держится на честном слове. От Москвы далеко, войск свободных нет, а местные на комиссаров дюже злы, да и торговцы с Аляски тоже. Стоит туда подбросить отряд, да в сотню штыков – со всех сторон народ соберется, вмиг сковырнет Коммуну.

 

-Ну и бог в помощь,- пожал плечами я, - мы то причем? Для того, чтобы захватить Чукотку вам оружия хватит и на Аляске собрать, да и у местных стволы найдутся.

 

- Чукотка это только начало, - вмешался в разговор Этолин, - есть еще и Камчатка и Охотское побережье. Там еще пытаются держаться красные…

 

-Какие там красные, полторы калеки, - поморщился я, - не морочь мне голову.

 

-Их там немного,- кивнул Похотин,- но недавно отряд Щелканова занял Николаевск. Надо спешить, пока японцы не очухались – ударим разом, так хапнем сразу весь северо-восток . Местным золотишком с вами и расплатимся.

 

С этого момента я стал слушать внимательнее, - Захарофф намекал на свой интерес к здешним приискам, - но виду не подавал.

 

-Коль так, значит под Николаевском и надо высаживаться, - весь вывоз через него будет идти. Зачем нам Чукотка?

 

 -Так золотишко много где имеется,- ощерился Этолин,  – говорят на Колыме его тьма-тьмущая, не хуже чем  здесь лет так двадцать назад. Кто первый возьмет, тот и разбогатеет – а без Чукотки Колыму нам не взять.

 

- Вот оно что, - я усмехнулся,- вы поэтому и решили не обращаться к британским властям? Чтобы золото пригрести?

 

-Вроде того,- взгляд Похотина вильнул и я понял, что он недоговаривает.

 

- Что вы хотите от Захароффа? – спросил я. Поколебавшись, Похотин назвал свои запросы – они оказались немаленькими.

 

- Для местных красных это многовато, - покачал головой я,- или вы с японцами собрались воевать? Тогда я вам не помощник.

 

-Да причем тут японцы, - раздраженно сказал Похотин. Его взгляд скользнул на Этолина и тот чуть заметно кивнул. Впрочем, я и так понял в чем дело.

 

- Перед тем как я отправился сюда, - сказал я,- мы с Захароффым кое-что разузнали. что творится сейчас на Русском Севере. Пока Ренненкампф разбивает себе лоб пытаясь наступать на Петроград, Колчак с Маннергеймом движутся на восток – а с ними  и шведы. Печорский край уже очищен от коммунаров, как и весь Северный Урал, шведский форпост уже в устье Оби. А с востока вы - вслед за Чукоткой, могут подняться и якуты с тунгусами. Что, Этолин, король вздумал устроить себе маленькую империю в Арктике?

 

-Не такая уж она и маленькая,- усмехнулся швед,- людей маловато, но оно и к лучшему. Как раз  нам по силам.

 

-Не так уж и по вашим,- заметил я, -  если бы не  русские генералы, что воюют на Севере -за «свободную Россию», а не за «Великую Швецию». Думаете, они продолжат служить вам, когда поймут, что ваш король просто хочет откусить изрядный кусок?

 

-Захотят, - самоуверенно сказал Похотин.

 

-Чей-то я сомневаюсь,- хмыкнул я, - да и вы - не самый популярный у них человек. Ради чего они станут класть жизни, - чтобы помочь шведами оттяпать весь север Евразии?

 

-Не ради чего, а ради кого, - Похотин переглянулся с Этолином.

 

-Кажется, я знаю, о чем ты,-  сказал я,- но мы с Захароффым хотим гарантий, что игра стоит свеч. Хотите получить все  что просите – винтовки, пулеметы, взрывчатку, подлодки, пушки на ледоколы и сами ледоколы, - все карты на стол!

 

Похотин  вдруг улыбнулся и я поразился его злобному волчьему оскалу. Как будто не я ему ставлю условия, а он поймал меня в ловушку.

 

-Хорошо,- кивнул он,- я покажу тебе все, что ты захочешь.

 

-Тогда не будем медлить.

 

-Сегодня полнолуние,- сказала Мара,- луна - солнце кэле.

 

- Причем тут Луна?- подозрительно спросил я.

 

- Сейчас поймешь,- кивнул Похотин,- ты же хотел увидеть?

 

Он поднялся из-за стола и легко, как будто и не пил столько, подошел к противоположной стене, где виднелась небольшая железная дверь. Открыв ее, Похотин жестом пригласил меня следовать за ним. За дверью оказались вырубленные в камне ступени, спускавшиеся вниз.  Следом за Похотиным направились Мара и Этолин, замыкали процессию мы с шаманом. Только сейчас я заметил у него на поясе большой бубен с изображениями зверей и каких-то странных существ – видимо тех самых келе.

 

Вскоре лестница кончилась – мы оказались в огромной пещере. Большую ее часть затопило море, проникшее сквозь  огромный вход, открывавший вид на черное небо с огромной луной. В специальных выемках в стенах горели плошки с тюленьим жиром.

 

А прямо на входе в пещеру, из воды на высоту в два человеческих роста поднималась крутая скала, в которой был вырублен массивный  каменный трон.

 

-Что еще за...? - рассерженно обернулся я, но «пророк « приложил палец к губам, указав на Мару. С той происходило что-то странное: ее била крупная дрожь, чуть ли не выскакивающие из орбит глаза уставились на ночное светило, с трясущихся губ срывалось что-то невнятное.

 

-Настойка мухоморов,- прошептал Похотин,- действует.

 

Он кивнул шаману и тот шагнул вперед, мерно ударяя в бубен. С первым же ударом Матрена пустилась в пляс перед рокочущими водами, срывая с себя одежду. Разинув рот я смотрел, как в такт ударам бубна, дочь Похотина – достаточно крупная женщина - извивается всем телом, так, что позавидовала бы и змея. Лицо ее корежилось в страшных гримасах, выпученные глаза налились кровью так, что казалось, они вот-вот лопнут.

 

Кружащий вокруг нее шаман хриплым голосом затянул заунывную песню, не прекращая бить в бубен. В такт его ударам Мара изощрялась в самых бесстыдных позах, стараясь, чтобы самые ее интимные места освещал лунный свет.

 

-Солнце мертвых, солнце  келе - услышь меня! - выкрикивала она, - дух чернолицый, из земли выйди, в камень войди, деву Луны оживи! Лисица с отгрызенной лапой, похабной хвори насыльница из леса выйди, в камень войди, деву Луны оживи! Медведь костяной, о восьми лапах, изо льда выйди, в камень войди, деву Луны оживи! Моря хозяин, всех зверей морских владыка из глубины выйди, невесту свою возьми!

 

-Анкы-Келе! –  рокотал шаман, ударяя в бубен,- дух могучий, из пучины поднимись!

 

Призывы Похотина и шамана сливались с криками Мары, то падавшей на камень, то вновь вскакивавшей, продолжая выкликать все новых духов. И словно в море волновалось все сильнее, выбрасывая к нашим ногам волны. Яростнее всего они бушевали у скалы на входе в пещеру, забрызгивая  камень белоснежной пеной. Луна светила все ярче, заливая этот камень нестерпимо ярким светом, так что было больно глазам – и там, словно в переливе лунного света все ярче и четче проступал некий силуэт.

 

-Великий Бог,- выдохнул я, не в силах оторвать взгляда от трона. Сейчас он не пустовал – на нем восседала молоденькая девушка, почти девочка, в развевающихся белых одеяниях. Где-то я уже видел этот аристократический профиль, этот изгиб носа, линию губ - пусть прошло уже несколько лет с тех пор, как это лицо появлялось на страницах газет.

 

-О боже,- повторил я , оборачиваясь к Похотину,- это она!

 

-Да, Джон Сноу,- кивнул он,- перед тобой Великая княгиня  Анастасия Романова, дочь императора Михаила.

 

Бледные, без единой кровинки, губы раздвинулись и с них сорвался жуткий смех - словно треск раскалываемого льда. В это же миг вода вокруг трона закишела морскими тварями: словно горох в супе пещера наполнилась  большой и маленькой рыбой, морскими котиками, моржами, белухами, касатками. Крики, стоны и рев множества глоток вмиг огласили ночную тишь, заглушая бой морских волн.

 

-Но как?-  я обернулся к «старцу»,- все считают ее мертвой?

 

-Мне удалось вынести ее из дворца,- сказал Похотин,- спасти, чтобы видеть, как она умирает у меня на руках  от холода. Чтобы удержать ее душу я провел кровавый обряд, взывая к силам, что были древними уже когда морские волны поглотили Берингию. Десять по десять черных шаманов и колдунов творили над ней свои чары и десять раз по десять духов келе выходили из мрака ночи, чтобы войти в нее - все десять дней, что она лежала на берегу, под растущей луной. И в полнолуние, когда океан подступил к ней так же близко как и сейчас, из него вышел Анкы-Келе, хозяин моря и всех зверей морских. Ныне она пребывает на острове, в море и на небе, через нее в мир изливается одновременно сила Солнца Бесов и Владыки Моря. Ты хотел увидеть ее - ну так смотри же!  На нее и Того, Кому она стала невестой!

 

Словно в трансе я обернулся на море – как раз, чтобы увидеть, как исчезло морское зверье. Вместо него перед скалой набухал, словно огромный нарыв, чудовищный ледяной горб. Бросив случайный взгляд на небо, я  увидел, что Луна стала огромной, полностью заслонив собой вход в пещеру. Откуда-то раздался громоподобный хохот, казалось, отозвавшийся в самых дальних уголках этого проклятого острова и в следующий миг водяной горб взорвался, захлестнув берег огромной волной. С трудом зацепившись за камень, я посмотрел на море - из него медленно  выползало самое уродливое отродье, какое только мог измыслить разум язычника. Рыбье тело, больше чем у самого крупного из китов,  длинные лапы  с перепончатыми пальцами, жадно тянущиеся к сидевшей на троне девушке. И голова…великий Бог, что это была за голова! Поросшая длинными волосами или водорослями, с огромной зубастой пастью и выпученными глазами, светившимися все тем же желтым светом, что и проклятое светило. Мне хватило лишь одного взгляда на эти жуткие очи, чтобы погрузиться в милосердную тьму беспамятства.

 

Очнулся я уже наверху –  на широком ложе, устланном звериными шкурами, возле ярко горевшего камина. Рядом со мной сидели Похотин, Мара и Этолин.

 

-Три дочери было у Михаила,- слабым голосом сказал я,- две из них отправились в изгнание вместе с его матерью…и его сын, царевич Ростислав.

 

-Уже нет,- ощерился Этолин,- такой храбрый, но такой безрассудный царевич. Вопреки мольбам матери, он записался добровольцем в армию Наполеона Пятого. Погиб смертью храбрых при взятии Парижа.

 

-Но Анастасия – младшая дочь,- напомнил я,-  и еще жива ее мать?

 

- А это уже твоя забота,- усмехнулся Похотин,- твоя и Захароффа, чтобы ни мать, ни кто иной не начал качать права. С самой Анастасией проблем не будет – она полностью прониклась всей важностью своей судьбы. Когда она выйдет замуж за шведского принца – номинально,  может они и вовсе не увидят друг друга, - ее имя объединит  под Швецию все антикоммунарские силы Севера России.

 

-Только Севера? –  спросил я.

 

-Всю Россию нам не потянуть,- покачал головой Этолин,- она нас поглотит.

 

-То есть в Москве вас устроят и коммунары?

 

- Да хоть черт лысый,- рассмеялся Похотин.

 

-Чем больше правительств будет на юге, тем лучше,- сказал Этолин,- нам нужен только север – от Колы до Чукотки.

 

-А может и до Аляски,- усмехнулся Похотин,- не все там еще забыли, что были в русском подданстве. И Максутов помнит.

 

-Это война с Англией,- заметил я.

 

-Может быть, - пожал плечами Этолин,- а может и получится уладить полюбовно, в виде кондоминиума. Я знаю кое-кого в канадском парламенте, кому близки эти планы

 

-Мы объединим  Север в единое целое, - горячо заговорил Похотин,- именем царицы, шведско-русскими войсками,  оружием Захароффа и властью Анкы-Келе. Ты видел его, видел Анастасию и понял, что я не блефую, а наш план - не бред заговорщиков, допившихся до белой горячки. И, мое предложение по-прежнему в силе - если Захарофф нам поможет, то сможет рассчитывать на солидный куш от золотых приисков.

 

Я еще раз просмотрел список всего, что заговорщики хотели бы получить от Захароффа и кивнул, соглашаясь. Меня они убедили – настала моя очередь убедить босса, что я что здесь его ждет выгодное вложение. Я знаю, что меня ждет на том свете за причастность к мерзости языческой, но даже сейчас я не виню себя в том, что сделал. Я мормон, но и делец, как и Захарофф, а тот готов ударить по рукам с самим Сатаной, если в   протянутой им лапе окажется достаточно золота.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Слава Дагону!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Слава Дагону!

Воистину слава!

Анки-Киеле.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

У меня тоже есть парочка любимых сюжетов, которые я переписывал ...надцать раз, начиная с 90-х годов прошлого века, только имена и национальность главных героев менял. :)  

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0