Япония. Выборы 28-го

416 posts in this topic

Posted

Японские выборы 1928 года можно с чистой совестью назвать судьбоносными не только для страны, но и для всего мира. Хотя по результатам голосования сложилась весьма сложная ситуация - получившая относительное большинство мест в Палате Представителей партия "Риккэн Сэйюкай" (218 из 466) не имела квалифицированного большинства в парламенте. Кроме того, главная оппозиционная партия "Минсэйто" получила всего на одно место меньше, чем "Сэюйкай". В такой ситуации "подвешенного парламента" paramount leader японской политики Сайондзи Киммоти поручил формирование правительства меньшинства действующему премьер-министру Танаке.

Второе премьерство Танаки было отмечено репрессиями против левой оппозиции ("Инцидент 15 марта" - 1928 год, более 1600 человек были брошены в тюрьмы; "Инцидент 16 апреля" - 1929 год, аресты ещё почти 5 тыс. предполагаемых "агентов Москвы") и первыми столкновениями с армией Гоминьдана ("Цзинаньский инцидент"), обернувшимися большими разрушениями и жертвами среди китайского населения. Последней каплей стал т.н. "Хуангутуньский инцидент", фактически санкционированный Танакой, - ликвидация вождя Фэнтяньской клики Чжан Цзолиня, которая была весьма негативно воспринята не только японской и мировой общественностью (т.к. Чжан был не только весьма прояпонским лидером, но и международно признанным главой Китая), но и японским военным руководством. Убийство Чжана не принесло ожидаемых результатов - вместо ещё более прояпонского генерала Ян Юйтина лидером фэнтяньцев стал молодой сын Чжана, признавший лидерство Гоминьдана.

Хотя в июле 1929 коалиция Минсэйто и социалистов и смогла заручиться поддержкой Императора и сместить Танаку, но его более, чем двухгодовалое премьерство послужило своеобразным прологом к захвату Манчжурии, войне в Китае и формированию тоталитарного милитаристского режима в Японии.

Предположим, что по результатам выборов в Палате Представителей сложился иной, "зеркальный" расклад: 218 мест у Минсэй и 217 у Сэйюкай. Т.о., умеренное правительство Хамагути было бы сформировано уже весной 1928-го, а всех фэйлов второго срока Танаки не произошло бы. Стратегические последствия?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Больше оппозиции милитаристам.

Может более осторожная политика по отношению к Китаю. А если не будет милитаристов у власти, то Япония и не полетит на встречу войне с США.

Хотя, ИМХО, как минимум марионеточная Маньчжурия нужна Японии. Но получить ее можно и без прямого вторжения.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Больше оппозиции милитаристам.

Вот это интересный момент. Ультраправые экстремисты систематически пытались уничтожить умеренных центристских премьеров: в 1921-м был убит Хара Такаси; в 1925-м было совершено покушение на Като Такааки; в 1930-м был ранен Хамагути Осати. Но когда в 30-х годах правые правительства не оправдали ожиданий ультраправых, хоть они и усиленно заигрывали с ними, то в среде экстремистов была выработана стратегия, которую западные историки называют "government by assassination" - 15 мая 1932-го был убит правый премьер Инукай Цуёси, а во время путча 26 февраля 1936-го боевики "Армии Праведников" убили Сайто Макото и Такахаси Корекиё.

В данном случае правые продолжат заигрывать с радикальными милитаристами, которые, в некотором роде, выражали интересы ультраправых экстремистов.

С другой стороны, после введения всеобщего избирательного права в 1925-м, на следующих выборах в 1928 году оч.хорошо себя показали левые - 500 тыс. голосов из 12,4 млн., впервые в Палату Представителей прошли левые депутаты. Тот погром, который устроил Танака, конечно, тяжело ударил по японским левым силам, но при всём при этом чувствовался их мощный потенциал - если в 1932-м результаты левых значительно ухудшились (250 тыс. голосов в 1932-м вместо 500 тыс. в 1928-м, 5 депутатов в 1932-м вместо 6 в 1928-м), то уже в 1936-м объединённые левые (которые слились в единую партию "Сякай Тайсюто" Абэ Исоо) получили 18 мест в палате представителей, а всего через год, на внеочередных выборах 1937-го, левые улучшили свои результаты в два раза - 36 депутатов, третье место на выборах.

Без двух анти-левых акций, проведённых по "Закону о сохранении общественной безопасности" 1925 года, левые достигнут результатов реал 37-го года уже на следующих очередных выборах 32-го. Деятельность Токкоо при этом будет развёрнута против ультраправых. Кроме того, в конце 20-х в среде японских коммунистов назревал раскол - часть партии желала перейти к легальным методам борьбы, порвать с Коминтерном и вычеркнуть из программы пункт о борьбе с монархией, а после "Инцидента 15 марта" 1928 года и "Инцидента 16 апреля" 1929 года - коммунисты были загнаны в подполье и маргинализованы. В итоге мы имеем недовольных ультраправых, преследуемых охранкой, и довольных курсом правительства левых.

Может более осторожная политика по отношению к Китаю. А если не будет милитаристов у власти, то Япония и не полетит на встречу войне с США. Хотя, ИМХО, как минимум марионеточная Маньчжурия нужна Японии. Но получить ее можно и без прямого вторжения.

Вот это в точку: при Танаке японцы в первый раз оказали прямое военное вмешательство в Китае - "Цзинаньский инцидент". В мае-сентябре 27-го в Шаньдун был направлен небольшой японский контингент для охраны японского имущества, после приостановления "Северного похода" Гоминьдана японский контингент был отозван, но в апреле 28-го гоминьдановский поход возобновился и японцы снова ввели войска в Шаньдун. Под прикрытием японцев войска милитариста Чжан Цзунчана заняли Цзинань, в который к тому моменту уже вошли части гоминьдановской НРА, в городе начались уличные бои. В ходе одного из небольших столкновений, рядом с домой одной из японских семей, гоминьдановцами было жестоко убито 12 японцев. Несмотря на попытки японского генерального консула договориться с гоминьдановцами о перемирии, генерал Фукуда с санкции Танаки заявил, что такое оскорбление не должно оставаться безнаказанным - 17 гоминьдановских старших офицеров были взяты в заложники и убиты. В городе с новой силой разгорелись тяжёлые уличные бои, японцы выбили из Цзинаня гоминьдановцев, при этом погибло ок. 2 тыс. китайских гражданских лиц. В итоге, т.н. "Цзинаньский инцидент" стал весьма негативным событием в истории японско-китайских отношений - Чану Кайши пришлось извиняться перед японским правительством, а 3 мая 1928 года стало для гоминьдановского Китая днём национального позора. Без Танаки, естессно, ничего подобного не случилось бы.

А самый главный фэйл Танаки в Китае - "Хуаньгутуньский инцидент", устранение Чжан Цзолиня. Танака пытался сменить и без того крайне прояпонского Чжана на ещё более прояпонского Ян Юйтина. В итоге, Ян Юйтину не удалось захватить военно-политическую власть на Северо-Востоке, а посты Чжан Цзолиня занял его сын Чжан Сюэлян.

В результате, в конце декабря 1928 года, Чжан Сюэлян организовал т.н. "Смену флагов на Северо-Востоке", признав тем самым власть Гоминьдана. В январе 1929 года наиболее прояпонские генералы фэнтяньской клики - Ян Юйтин и Чан Инькуй - были арестованы в резиденции Чжана Сюэляна и расстреляны. Таким образом, японцы полностью потеряли контроль над Манчжурией. Учитывая особые интересы японцев на Северо-Востоке, прямым следствием устранения Чжан Цзолиня стало японское вторжение в Манчжурию (несмотря на то, что радикалы в командовании Квантунской армии действовали без санкции правительства, их действия поддерживал и отчасти направлял крупный капитал). Без Танаки, естессно, ничего подобного бы не произошло - японцы продолжили бы поддержку режима Чжана в Манчжурии, гоминьдановцы одолеть его ни за что не смогли бы. Кста, тут позитивный момент ещё и для СССР - "Старый маршал" Чжан Цзолинь старался поддерживать хорошие отношения с Советским Союзом, а вот его сын - "Молодой маршал" Чжан Сюэлян - отношения с СССР сразу же испортил. Китайская полиция захватила советское консульство в Харбине и арестовала 42 советских дипломата (этот момент отлично описан в фильме "Государственная граница. Восточный рубеж"), а затем Чжан осуществил захват имущества КВЖД. Председатель совета директоров КВЖД Люй Чжунхуан уволил генерального управляющего КВЖД А.Емшанова, а заодно и всех советских начальников отделов на дороге. Сотни советских железнодорожников были арестованы. Своими действиями китайская сторона спровоцировала СССР на интервенцию - в ходе четырёх наступательных операций РККА китайские войска были разгромлены, а Чжан Сюэляну пришлось подписать мир на советских условиях. После японского вторжения в Манчжурию, в 1935 году, СССР продал свою долю в КВЖД Манчжурской империи (при этом продал по не самой большой цене - 140 млн. иен, 2/3 которой выплачивались по сложной рассрочке). Советские железнодорожники с семьями были вывезены обратно в Союз, а к 1937 году практически все КВЖДисты оказались в сталинских лагерях. Вот ещё одно из негативных последствий ликвидации Чжана Цзолиня.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

В итоге мы имеем недовольных ультраправых, преследуемых охранкой, и довольных курсом правительства левых.

А могут ли они конкурировать с про-советскими левыми? Представим себе, что они разрывают с коминтерном, осуждают советских левых. А после второй мировой они могут вести борьбу с про-советскими левыми в Азии?

Или же они останутся только в рамках Японии?

японцы продолжили бы поддержку режима Чжана в Манчжурии, гоминьдановцы одолеть его ни за что не смогли бы.

В таком случае можно образовать Маньчжоу-Го опираясь на Чжана. Он стал бы премьер-министром правительства. Японцы отправили бы к нему "советников", которые следили бы за его деятельностью. А затем плавная смена власти, где на пост второго премьера становится продолжатель прежнего курса.

Подобный опыт можно распространить и на остальной Китай. И в перспективе если не объединить Китай, то организовать очередную марионетку.

Крупному капиталу хорошо: они могут осваивать новые рынки. Военным можно разрешить организацию ограниченного контингента "добровольческих" сил, которые могут штыками поддерживать марионеток. Политикам хорошо: без крупной войны идет расширение сферы влияния Японии.

Гораздо интересным будет положение Китая после Второй Мировой и с началом Холодной Войны. Очень интересным. Маньчжурия, Япония и Корея как антисоветские страны. Как тогда сложится судьба Гоминьдана и КПК?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А не может ли тут произойти что-то вроде путча 1936 но раньше?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

"Хуангутуньский инцидент", фактически санкционированный Танакой, - ликвидация вождя Фэнтяньской клики Чжан Цзолиня,

Как быть с такой информацией?:

4 июня 1928 года поезд, в котором ехал Чжан Цзолинь, был взорван (Хуангутуньский инцидент). Взрыв долгое время приписывали делу рук японской разведки, однако в 2001 году были опубликованы материалы о том, что операция по устранению Чжан Цзолиня была проведена советской разведкой, непосредственным организатором был Н. И. Эйтингон (впоследствии — генерал-майор МГБ) совместно с резидентом разведупра РККА в Шанхае Х. Салнынем[1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А могут ли они конкурировать с про-советскими левыми? Представим себе, что они разрывают с коминтерном, осуждают советских левых. А после второй мировой они могут вести борьбу с про-советскими левыми в Азии? Или же они останутся только в рамках Японии?

Понятное дело, что они будут оставаться исключительно в рамках Японии (как это произошло в реале после войны, когда JCP стала как бы не одной из первых антисоветских компартий).

В реале уже в 1927-м году японская компартия раскололась на две жёстко конкурирующие группы: Роно-ха ("Рабоче-крестьянская Фракция") и Коно-ха (я бы перевала как "Догматическая Фракция"). Японские и западные исследователи также называют их по именам лидеров данных фракций - "Ямакаваистами" и "Фукумотоистами". Если первые были сторонниками парламентской борьбы ("Смена курса пролетарского движения" - Ямакава Хитоси, 1922 г.), разрыва с Коминтерном, снятия с повестки пункта о борьбе с монархией, энтризма в легальные левые партии (например, Токуда Кюити и Ямамото Кэндзо участвовали в выборах 1928 года в качестве кандидатов от "Родономинто", а Сакай Тосихико в 1929-м году был избран депутатом Токийского городского собрания от этой партии), то вторые руководствовались коминтерновской "Резолюцией по японскому вопросу" 1927 года. Что касалось численности фракций, то только в одной "Родономинто" ямакаваистских энтристов насчитывалось ок. 10% от общей численности партии (примерно 9 тыс. человек). Что касается фукумотоистов, то в декабре 1927-го (после раскола) их численность составляла ок. 100 (ста) человек, в марте 1928 года - ок. 300 (трёхсот) человек.

Т.е. в Японии наблюдалась ровно та же тенденция, как и в других странах - коммунистическая партия развалилась на про-советских догматиков и демократических коммунистов при этом демократы в явном виде доминировали по сравнению с не-демократами (как, например, в Швеции - при расколе КПШ "правых оппозиционеров" Чильбума и Флюга поддержали 3/4 членов).

В таком случае можно образовать Маньчжоу-Го опираясь на Чжана. Он стал бы премьер-министром правительства. Японцы отправили бы к нему "советников", которые следили бы за его деятельностью. А затем плавная смена власти, где на пост второго премьера становится продолжатель прежнего курса.

Вот этого как раз не стоило делать - в реале в конце 30-х японское руководство само поняло свою ошибку с созданием Манчжурской империи. Например, князь Коноэ (в то время премьер) называл реставрацию Айсингёро в Манчжурии глупостью.

Конечно же после того, как Чжан покинул Бэйцзин и отправился в фэнтяньскую ставку в Шэньян, он перестал быть Генералиссимусом Бэйцзинского военного правительства и международно признанным главой Китая, началась волна признаний гоминьданоского правительства западными державами. Что касалось Танаки, то это-то ему было и надо - сменить Чжана на более прояпонского Ян Юйтина и лишить лидера фэнтянцев возможности манёвра между Японией и Западом (т.е. грубо говоря, чтобы лидер фэнтянцев перестал быть международно признанным главой Китая и стал всем обязанным японцам). Танаку постиг эпик фэйл - вместе с Чжаном ушло в прошлое исключительное влияние японцев в Маньчжурии. Правительство "Минсэй" в данном плане лоббировало бы примерно ту же политику - сдача Бэйцзинского правительства Гоминьдану, "эвакуация" Чжана в Маньчжурию и превращение его в совершенную японскую марионетку. Формально Чжан признавал бы центральное правительство, но по факту им бы руководило японское правительство через своих советников (Доихара Кэндзи в 1928-м и так вертел им так, как хотел). Если нужны аналогии, то это Синьцзян при Шэн Шицае, который формально был законным губернатором провинции, но фактически был советским сателлитом (он даже вступил в ВКП(б) в 1938 году во время тайного визита в Москву, к Молотову).

Подобный опыт можно распространить и на остальной Китай. И в перспективе если не объединить Китай, то организовать очередную марионетку.

Крупному капиталу хорошо: они могут осваивать новые рынки. Военным можно разрешить организацию ограниченного контингента "добровольческих" сил, которые могут штыками поддерживать марионеток. Политикам хорошо: без крупной войны идет расширение сферы влияния Японии.

Если рассматривать меморандум Танаки, то японцев особо интересовал "застенный Китай" - Фэнтянь, Гирин, Хэйлунцзян и Внешняя и Внутренняя Монголия. Танака отмечает, что нужно помогать властям "Трёх восточных провинций" в их стремлении к реконструкции и индустриальному развитию, говорит о необходимости купировать китайскую эмиграцию на север и северо-восток и поддержать японскую эмиграцию в Манчжурию (см. главу "Поддержка и защита корейской иммиграции" и "Борьба с китайской иммиграцией": http://militera.lib.ru/science/terentiev_n/13.html), о привлечении западных инвестиций, о японской "Позитивной политике в Манчжурии".

О распространении японского влияния на весь Китай речи не вели даже ястребы.

Гораздо интересным будет положение Китая после Второй Мировой и с началом Холодной Войны. Очень интересным. Маньчжурия, Япония и Корея как антисоветские страны. Как тогда сложится судьба Гоминьдана и КПК?

Тут для начала надо определиться с раскладами в Восточной Азии в 30-х годах.

С коммунистами гоминьдановцы порвали ещё 1927 году: апрель - "Шанхайская резня" - массовые убийства гоминьдановцами и бандитами коммунистов, август - "Наньчанское восстание" коммунистов, декабрь - "Кантонское восстание". В начале 30-х, районы под командованием коммунистов в Южном Китае были уничтожены НРА, в 1934-м коммунисты двинулись из провинции Цзянси в "Великий поход" - почти через год коммунисты осели в провинции Шэньси и основали там "Особый район".

Отношения Гоминьдана с японцами и западом складывались оч.плохо - за гоминьдановцами стоят погромы японской концессии в Ханькоу, убийства японцев в Шаньдуне и убийства иностранцев в Нанцзине (надо отметить, что не одни японцы предпринимали симметричные акции - англо-американцы тоже в ответ на Нанцзинский инцидент провели бомбардировку города). С Советским Союзом тоже - после убийств коммунистов они просто не могли складываться хорошо. Соответственно, в начале 30-х Цзян Цзеши находит себе новых союзников в лице германских нацистов, которые в 30-х помогаю ему с модернизацией и индустриализацией.

Японцы поддерживают своего губернатора в Манчжурии и свою "пятую колонну" в лице левого крыла Гоминьдана (тут ситуация схожа с Синьцзяном - пока Шэн был сателлитом СССР, в провинции существовал совершенно небывалый альянс милитаристов с китайскими коммунистами). СССР - своего ставленника в Синьцзяне (в данной АИ это будет не Шэн, который так и будет оставаться офицером Фэнтяньской Армии) и коммунистов, которых НРА к концу 30-х загонит в глубокую Гоби. Антикоминтерновский пакт нацисты заключают, как и предполагали с Китаем, а не с Японией.

Режим Цзяна свергают оппозиционные милитаристы на рубеже 30-40-х годов (между началом WWII и ВОВ немецкие советники покидают Китай) в результате военного выступления по типу "Войны Центральных равнин" 1930-го. В 40-х центральное китайское правительство возглавляет демократическая коалиция во главе с Ван Цзинвэем, Лян Шумином, Чжан Цзюньмаем, Хуан Яньпэем, Чжоу Фохаем и др. борцами за свободу и демократию против тирании Цзяна, а по факту Китай делят между собой региональные варлорды - т.е. возврат в середину 20-х. Китай в целом, нейтрален за счёт слишком большого количества групп влияния, но во внешней политике ориентируется на "Объединённые нации".

Япония во Второй Мировой Войне участвует весьма ограниченно - войну Нацистской Германии правительство Японии объявляет где-то после демонтажа режима Цзяна, есть определённые поставки СССР (как России в WWI), отправка небольшого количества кораблей в Атлантику (опять как в WWI), нескольких тысяч солдат в Северную Африку или Западную Европу. Но при этом, Япония - одна из стран "Объединённых Наций" и стран-основательниц ООН.

А не может ли тут произойти что-то вроде путча 1936 но раньше?

Тут дело в том, что чем раньше путч, тем раньше разгром военных радикалов. Без прямой поддержки Императора любой путч в Японии провален, а Император всегда стоит на стороне правительства. Т.е. бескровные верхушечные перевороты в стране могут происходить, но (удачные - N.B.) путчи и перевороты исключены.

Как быть с такой информацией?

Даже как-то несерьёзно. Все эти разоблачения людей уровня Колпакиди смотрятся просто высосанными из пальца.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Т.е. в Японии наблюдалась ровно та же тенденция, как и в других странах - коммунистическая партия развалилась на про-советских догматиков и демократических коммунистов при этом демократы в явном виде доминировали по сравнению с не-демократами (как, например, в Швеции - при расколе КПШ "правых оппозиционеров" Чильбума и Флюга поддержали 3/4 членов).

Даешь экспорт японского коммунизма!

Это довольно забавно будет.

Буст для этого есть. Не только сама Япония, но и Корея, Тайвань, в перспективе Китай.

Вот этого как раз не стоило делать - в реале в конце 30-х японское руководство само поняло свою ошибку с созданием Манчжурской империи. Например, князь Коноэ (в то время премьер) называл реставрацию Айсингёро в Манчжурии глупостью.

Решать конечно вам, но по моему мнению - отдельная Маньчжурия гораздо ценнее для Японии, чем в составе Китая. Провозглашать ли империю, создавать ли иную форму государства - чисто опционально.

по факту Китай делят между собой региональные варлорды - т.е. возврат в середину 20-х.

После ВМВ китайские коммунисты так и останутся в Синцзяне? Или же вы планируете их возвращение?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Имхо, левый эгалитаризм (любых левых) в принципе несовместим с политической системой императорской Японии.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Меня всегда забавляло то, что в Казахстане и синьзяне 'буржуазных националистов' судили за 'шпионаж в пользу Японии'... Почему бы именно за это? До 49-года Синьзян (по-китайски - 'новые территории), был практически автономией СССР. После чего Сталин просто подарил его Мао. В данной развилке было бы интересно увидеть размышлизмы про японо-мусульманские контакты, интересы СССР, Британии и США в Восточном Туркестане. Цинвей и Шен, конечно фигуры в данной игре, но ведь в Урумчи было аж 3 неханьских, или не совсем ханьских правительства. ДЖадидиты, пантюркисты, исламисты, абак-кереи Оспана, совработники, российская эмиграция различных мастей, киржаки и прочие искатели 'Беловодья'... Да кого там только не было? А ханьцев около 10%, да и то, вероятно, с натяжкой.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Даже как-то несерьёзно.

Чёрт это знает... Япония не смогла воспользоваться убийством, а для СССР Чжан другом не был... :dntknw:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Чёрт это знает... Япония не смогла воспользоваться убийством, а для СССР Чжан другом не был...

В таком случае для Советского Союза это был двойной (и, хочется добавить, заведомый) - если Танака предполагал, что Чжана сменит Ян, то с советской стороны выходило, что Чжан был лучшим вариантом из всех имевшихся. При том, что Чжан Цзолинь был милитаристом и антикоммунистом и питал особую симпатию к русской белоэмиграции, он, в целом, был самодостаточным лидером, хоть и верным японским союзником. Ян Юйтин - один из наиболее вероятных наследников Чжана - стал бы японским сателлитом, при нём значительно усилились бы японские позиции в Маньчжурии. Если Чжан слабо контролировал свои белогвардейские формирования - "белые" незаконно задерживали советских чиновников, находившихся в Маньчжурии проездом, то при Яне они вовсе бы вышли из-под контроля - тут бы уже начались избиения и убийства "красных" "белыми". Другой вариант - собственно, РИ - Чжан Сюэлян - это ещё более худший вариант. Признание над собой власти Гоминьдана (после 27-го никаких иллюзий относительно Цзяна у советской верхушки уже быть не могло), антикоммунизм и антисоветизм, война с Советским Союзом. И это если не брать в расчёт то, что вышвырнутые из Маньчжурии японцы, если уж не получилось по-мирному, возьмутся за её силовой захват. Т.е. если принять версию Прохорова-Колпакиди, то всей ответственной за ликвидацию Чжана цепочке - от Эйтингтона до Сталина - за успешно проведённую операцию стоило присвоить ордена "За Дебилизм" I-IV ст.

А вообще, если предметно: в 1946-м, на Токийском процессе, свидетель обвинения Окада Кэйсукэ (в 1928 году - Министр Флота в правительстве Танаки, позднее премьер-министр) дал показания, что решение об устранении Чжана принималось на уровне Кабинета. Вся цепочка исполнителей - от полковника Доихары Кэндзи до лейтенанта Фудзии Садатоси, который непосредственно ставил бомбу - была названа по именам.

Даешь экспорт японского коммунизма! Это довольно забавно будет.

Хм, долго думала над этим. Пример нашла только один - 17 февраля 1934 года в Мукдэне полицейские проводили аресты среди членов т.н. "Маньчжурской коммунистической партии". Все они были японцами. Ещё раньше, в 1930 году, "Маньчжурская коммунистическая партия" (как бюро Корейской Коммунистической партии) была распущена исполкомом Коминтерна - в тот момент коммунистическое руководство гнуло линию на создание коммунистических партий по территориальному принципу, а не по национальному, так, например, корейцы в Корее должны были вступать в компартию Японии, а корейцы в Маньчжурии - в компартию Китая. И это всё в индивидуальном порядке.

Решать конечно вам, но по моему мнению - отдельная Маньчжурия гораздо ценнее для Японии, чем в составе Китая. Провозглашать ли империю, создавать ли иную форму государства - чисто опционально.

Она и так де-факто будет по отдельности. Отторжение Маньчжурии от Китая, провозглашение её независимости - это автоматически попадание в международную изоляцию не только данной территории, но и самой Японии, объявление её агрессором и выход страны из Лиги Наций (как было в реале после Отчёта Литтона). А так всё остаётся в рамках международных приличий, как было после 33-го года в отношении Синьцзяна.

После ВМВ китайские коммунисты так и останутся в Синцзяне? Или же вы планируете их возвращение?

Тут надо думать.

В реале из-за войны с Японией у Цзяна не было ни сил, ни возможностей расправиться с Особым районом, здесь нет ни Сианьского инцидента (как и "Единого фронта"), ни Инцидента на мосту Марко Поло - у Цзян Цзэши в 1935-39 годах развязаны руки, имея помощь от Германии, а затем Антикоминтерновский пакт, он будет стараться уничтожить коммунистические районы. Если маршрут "Великого Похода" в данной АИ будет совпадать с реалом, то Яньань гоминьдановцы возьмут уже в 36-37 годах. Т.е. у коммунистов есть, в общем, два направления движения - либо пробиваться за Жёлтую реку, к границе с Монголией, либо на запад, через Ганьсу, в Синьцзян. Оба варианта, в общем, грозят эпик фэйлом - в первом случае коммунисты оседают в Алашанской Гоби, что само по себе означает голодную смерть, а во втором случае их ждёт судьба РИ - Колонны Чжана Готао, которая была окружена и разгромлена хуэйскими милитаристами Ма, из 20 тыс. человек до Синьцзяна дошли 800 человек.

Ну, ладно, предположим, в Синьцзяне образуется своя китайская коммунистическая эмиграция. Пускай даже обласканная советской заботой - так, чтобы синьцзянский губернатор не смог чего-нибудь против них совершить. Я уточнила этот момент: Шэн Шицай был сторонником Го Сунлина, т.е. с 1925 года к фэнтяньской клике он не принадлежал. Из-за того, что Го отправил его учиться в Японию, Шэн не попал под раздачу по итогам Анти-Фэнтяньской войны. После окончания учёбы в 1927 году тот перешёл на сторону Гоминьдана и стал служить при штабе НРА. Но я не думаю, что в нашей АИ он будет назначен в Синьцзян. Вариант с убийством Ян Цзэнсиня и удачным переворотом Фань Яонаня выглядит соблазнительно, но это всего-навсего 1 месяц спустя начала, так скажем, "активной части" нашей АИ. Это ещё без учёта того, что о смерти Чжан Цзолиня было объявлено только через две недели. Просто не успеют события сдвинуться так радикально.

В общем, у нас ещё Великая Отечественная Война - китайские лидеры склонялись к идее, что Советский Союз войну Германии проиграет. Шэн Шицай придерживался того же мнения - в 1942 году он выгнал из провинции советских советников и развернул репрессии против коммунистов (против белогвардейцев предпринимать недружественные шаги он воздержался - это было бы его последним начинанием на посту губернатора). Естественно, советские власти тогда сделали ставку на тюркское национально-освободительное движение, которое они десятью годами ранее вместе давили. Поначалу в нём доминировали исламисты, но благодаря советской поддержке верх взяли светские националисты, старые коминтерновские кадры - А.Касымов, С.Азизов, Д.Сугурбаев и др.

Т.е. для начала нужно продумать период 1928 - начало 30-х. То, что Ян Цзэнсинь признает гоминьдановское правительство - это однозначно. Фань Яонань готовил переворот против него, я так думаю, с 1917 года - ещё президент Ли Юаньхун назначил Фаня помощником Яна с целью наблюдения и, по возможности, свержения его. В данном случае переворот несомненно будет - Ян неизменно признавал любого главу Бэйцзинского правительства, но здесь к власти приходят революционеры, которые уничтожают само Бэйцзинское правительство. Проблема Фаня заключалась в том, что ему не удалось привлечь к участию в заговоре советского консула. Так что тут реал - убийство Яна, неудачный переворот, казни заговорщиков - Фаня Яонаня, Чжана Чуньси, Лу Бао, Ян Циннаня и др. Как и в реале, наследником Яна становится его протеже Цзинь Шужэнь, который признаёт над собой власть Гоминьдана, договаривается с Советском Союзом о поставках оружия, разводит ужасную коррупцию и притесняет мусульман. Дальше всё зависит от того, у кого раньше сдадут нервы - у центрального гоминьдановского руководства из-за слишком близких отношений Цзиня с СССР или у тюркского населения, доведённого до точки беспределом китайских чиновников. В реале первыми были тюрки, здесь же первыми могут быть китайские власти в Наньцзине. Вот этот момент предстоит решить - от него зависят все последующие события. Т.е. до 1930-31 годов в Синьцзяне у нас близко к реалу.

Меня всегда забавляло то, что в Казахстане и синьзяне 'буржуазных националистов' судили за 'шпионаж в пользу Японии'... Почему бы именно за это?

Потому что японцы прекрасно осознавали деструктивный потенциал исламизма - не зря японцы поддерживали общество татар-эмигрантов "Исламия" и негритянскую "Нацию Ислама". Во время Кумульского восстания с тюркскими повстанцами работали японские инструкторы, а после его поражения бывший эмир ВТР Мухамад Амин Бугра в 1935-м году приставал к японскому послу в Кабуле с планом восстановления Восточно-Туркестанской республики, как "Среднеазиатского Манчжоу-Го" - японцы, естессно, не дали денег и не стали оказывать помощи. Как следствие, восстание 1937 года в 6-ой уйгурской дивизии с треском провалилось.

Имхо, левый эгалитаризм (любых левых) в принципе несовместим с политической системой императорской Японии.

Японская политическая система 20-30-х годов более всего напоминает политическую систему Великобритании - в Соединённом Королевстве Лейбористская партия вполне смогла в те же годы стать второй политической силой страны. В Японии те же процессы шли заторможено по сравнению с Англией (здесь роль играл сильный реакционный элемент - консервативные и радикальные не-демократы), но в 30-х годах страна пережила расцвет левых сил - без двух анти-левых погромов Танаки и с удачно проведённым законом о женском избирательном праве 1931-го года - он будет ещё сильнее. Центристская Минсэйто потеряет популярность, как это было с либералами в Англии, к началу 40-х и на политическом поле будут конкурировать две большие партии - консервативная Риккэн Сэйюкай и социал-демократическая Сякай Тайсюто.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну насчёт 'деструктивизма исламизма' я бы так не горячился и не был бы столь категоричен, имхо.

В конце концов 'исламизм' в Восточном Туркестане был с разнообразными миксами 2х видов: джадидиты (Исламия, Абакия и пр.), которые отнюдь не кровожадны, безо всяких там шахидов (в уж 'отцы основатели' вроде Гаспринского, Валиди или Шокая, так вобще 'душки' :) ) и просоветски настроенные 'элементы'. Ну да, одни нелюбили Советы и ханьцев, другие только ханьцев. Вполне себе закономерно, отсюда и поиск союзников в виде японцев. Я сейчас как раз почитываю книжку про Махмута Садри (непреклонный ду-дан-дза называется), забавное чтиво, как раз про Синьцзян этого периода с фото, документами и пр.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

во втором случае их ждёт судьба РеИ-колонны Чжана Готао

А может сайз мэттерс? Ну в смысле больше коммунистов - и ребята из Ма либо вовсе не осмелятся атаковать, либо атакуют и огребут? С соответствующими последствиями в виде Синьцзяна аж до среднего течение Жёлтой Реки.

до 1930-31 годов в Синьцзяне у нас близко к реалу

Э нет. Стоп-стоп-стоп. А в остальном Китае что? "Смены флагов" не предвидится, это понятно. Фэнтянская клика бодается с ГМД. С каким результатом?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А нет вероятности, что и Чжан Цзолинь согласится со сменой флагов?Хотя бы понимая, что будучи власттелем Маньчжурии в застенном китае его позиции уже слабее чем у Гоминьдана...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

В конце концов 'исламизм' в Восточном Туркестане был с разнообразными миксами 2х видов: джадидиты (Исламия, Абакия и пр.), которые отнюдь не кровожадны, безо всяких там шахидов (в уж 'отцы основатели' вроде Гаспринского, Валиди или Шокая, так вобще 'душки' ) и просоветски настроенные 'элементы'. Ну да, одни нелюбили Советы и ханьцев, другие только ханьцев. Вполне себе закономерно, отсюда и поиск союзников в виде японцев.

Всё-таки джадидизм - это более поволжское, чем туркестанское движение, тем более, что либеральный ислам приказал долго жить вместе с Российской Империей. Ну, или с окончанием Гражданской войны. Даже если брать тюркское национальное движение в японской сфере влияния, то там в явном виде начало проявляться разделение (и взаимный антагонизм) на националистов (во главе с Гаязом Исхаковым), которые устраивали всякие тюркские конгрессы, и исламистов (здесь прежде всего речь идёт об Абдурашиде Ибрагимове), которые в явном виде испытывали на себе влияние ваххабизма. При том что оба течения выросли из джадидизма. Если первые пользовалались поддержкой государственных структур, то вторые поддерживались японскими радикальными организациями (тут надо отметить, что некоторые радикалы перешли в ислам - первая ласточка Ямаока Котаро сделал это ещё в 1910 году - ещё одно доказательство того, что радикальные экстремистские движения и политический ислам тяготеют друг к другу). А что касается японской поддержки исламистов в Восточном Туркестане, то тут они, в некотором роде, предвосхитили американцев с их поддержкой моджахедов в войне в Афганистане - хорошо понимали, что противопоставить просоветскому национализму можно было только исламизм.

А может сайз мэттерс? Ну в смысле больше коммунистов - и ребята из Ма либо вовсе не осмелятся атаковать, либо атакуют и огребут? С соответствующими последствиями в виде Синьцзяна аж до среднего течение Жёлтой Реки.

Тут такой момент - в "армии западного направления" Чжана Готао на момент выдвижения из провинции Сикан насчитывалось 20 тыс. человек. До Синьцзяна добрались 800. У Мао даже первоначально были куда меньшие силы - у Чжана было 80 тыс. солдат, а у Мао - 10 тыс. Когда маоисты осели в октябре 35-го года в Шэньси, у них было 7-8 тыс. человек. Пускай в Особом районе они бы провели доп.мобилизацию (но тут если у 8 тыс. у Мао - это закалённые бойцы, то рекруты - это пушечное мясо), двадцати тысяч они бы не набрали. Цзян Цзеши с сентября 35-го лично руководил работой "штаба по истреблению коммунистов" (Чжана Сюэляна, который бы совал ему палки в колёса, а потом и вовсе арестовал и вынудил создать "Объединённый фронт" с коммунистами, здесь нет). Месяце так в феврале-марте 36-го (учитывая, что никакой оглядки на действия японцев нет) НРА взяла бы Яньань (потери у коммунистов можно себе представить), а "Красной Армии" пришлось бы сниматься с места и пробиваться на северо-запад (здесь форсирование Хуанхэ - это отдельная песня). Т.е. до Синьцзяна добрались бы, в лучшем случае, 800-1000 человек, было бы оч.хорошо, если бы никто из коммунистического руководства не оказался убит или захвачен в плен гоминьдановцами (а ведь будут перебежчики: тот же Чжан Готао, перебежал в реале, здесь перейдёт на сторону Гоминьдана и подавно).

Э нет. Стоп-стоп-стоп. А в остальном Китае что? "Смены флагов" не предвидится, это понятно. Фэнтянская клика бодается с ГМД. С каким результатом?

Так на поверхности же: после сдачи Бэйцзина (надо отметить, она была оформлена именно как сдача - Цзян за месяц позволил Чжану покинуть столицу, а Чжан оставил в Бэйцзине небольшое подразделение фэнтяньских войск, призванное обеспечить порядок до вступления в него войск Гоминьдана) образуются два фронта - Шаньхайгуаньский и Жэхэйский. Для вторжения в Маньчжурию войскам НРА нужно пробить фронт фэнтяньцев на Шаньхайгуаньском фронте в районе "Девяти ворот", в Жэхэ фэнтяньцы смогут организовать успешную оборону с опорой на Великую Стену. В целом, боевые действия ведутся как во Второй Чжили-Фэнтяньской войне (их характер подсказывает сама география Китая). Боевые действия уже в августе 1928-го принимают позиционный характер - японские советники в фэнтяньской армии навязывают командирам оборонительную стратегию, возможно, что японцы даже предъявляют ультиматум Цзяну о непересечении Стены (западные страны в этом плане будут проявлять солидарность с японцами, т.к. гоминьдановцы, скорее всего, отметятся погромами в Тяньцзиньской концессии, как до этого в Ханькоу и Наньцзине). В Японии где-то между смертью Танаки и Лондонской конференцией (т.е. сентябрь 29-го - февраль 30-го) пройдут выборы в Палату Представителей, которые с отрывом выигрывает Минсэй (пускай и не таким большим, как в реале - где-то 240 у Минсэй, 180 у Сэйюкай, 30+ у социалистов из разных партий), Хамагути формирует на этот раз уже правительство большинства, которое не сможет свалить при голосовании Сэйюкай (обратная ситуация произошла в реале в июле 1929-го). Тут, с одной стороны, японцы хорошо себя зарекомендовывают на международной арене с подписанием и ратификацией Лондонского морского соглашения, а с другой кабинет Хамагути сможет начать давить на Чжана Цзолиня, чтобы тот провёл переговоры с Цзяном - оч.автономия "Трёх провинций" в обмен на признание формального суверенитета Наньцзина над собой. Войска с обоих сторон отзываются от Стены. В 1929-30 годах японцы ведут переговоры с Цзяном о признании Наньцзинского правительства (тут, в некотором роде, обмен - признание в обмен на Чжана в Маньчжурии). В итоге, Дунбэй становится таким аналогом Синьцзяна эпохи Шэн Шицая, что, однако, не мешает Чжан Цзолиню в мае-ноябре 1930-го поучаствовать в "Войне центральных равнин" на стороне мятежных милитаристов (в реале его сынок как раз поддержал Цзяна, из-за чего тот и устоял). Оканчивается всё тем, что Гоминьцзюнь и Шаньси получают широчайшую автономию (Фэн Юйсян и Янь Сишань становятся у себя в Шэньси и Шанси такими же безраздельными владыками, как Чжан Цзолинь в Маньчжурии) и в значительной степени попадают под влияние фэнтяньцев. Наньцзинское правительство объявляет дефолт, оппозиция в лице "Движения за реорганизацию Гоминьдана" давят на Цзяна слева, в итоге тот поддаётся и назначает Вана Цзинвэя премьер-министром (попутно пытаясь сжить того со свету). Ван ездит в Японию, набирает кредитов - кредиты ему дают неохотно и то по оч.большой любви. Тут надо отметить, в Японии в 1931-м правый экстремист убивает Хамагути за Лондонский договор, ещё некоторое время правительство возглавляет жёстко критикуемый Вакацуки Рэйдзиро, а зимой 1931-32 проходят ещё одни досрочные выборы. (При всех этих раскладах ещё и значительно меняется состав в Палате Пэров, за счёт 60-и добавочных мест, которые здесь за, почти, три года распределяются более в пользу прогрессивных депутатов - в итоге, в 1931-м закон "об избирательном праве для женщин" проходит и через Палату Представителей (реал), и через Палату Пэров (АИ)). Выборы 1932 (не мудствуя лукаво, как в реале - февраль) выигрывают правые, но парламент получается "подвешенный". Кроме того, с женскими и молодёжными (избирательный возраст опускают с 25 до 21 года) голосами "Сякай Тайсюто" (объединённая левая партия на платформе социал-демократов Абэ) получает ок. 100 мест из 466. Единственный гэнро Сайондзи во второй раз даёт отмашку на формирование коалиционного правительства (только не Сэйюкай и Минсэй, как в реале после убийства Инукая, а Минсэй и Сядай - и во главе правительства также оказывается нейтральная фигура, но вместо консервативного Сайто тут будет кто-нибудь прогрессивный, скажем, Сидэхара). В 30-е годы правительство Сидэхары проводит политику, отдалённо напоминающую рузвельтовский "Новый Курс" и поддерживает в Китае "Движение за реорганизацию Гоминьдана" и "Демократическую Лигу", а крупный бизнес в альянсе с военными из Квантунской армии наслаждается свободой рук в Маньчжурии (кстати, левые в Японии в реале поддерживали все проекты правительства, связанные с японско-корейской колонизацией Маньчжурии - скажем, здесь Абэ получает пост министра колоний (ещё кто-нибудь из левых, типа Катаямы, получает второстепенный портфель по типу министра образования и всё, достаточно)).

Вот, примерный концепт до середины 30-х.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Потому что японцы прекрасно осознавали деструктивный потенциал исламизма - не зря японцы поддерживали общество татар-эмигрантов "Исламия" и негритянскую "Нацию Ислама".

"Нация Ислама" это вообще довольно условный "ислам".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А нет вероятности, что и Чжан Цзолинь согласится со сменой флагов?Хотя бы понимая, что будучи власттелем Маньчжурии в застенном китае его позиции уже слабее чем у Гоминьдана...

С одной стороны, у него нет иного выхода - утратив контроль над Бэйцзинским правительством, Чжан, иначе как став губернатором Дунбэя при Гоминьдановском правительстве не мог быть легитимным правителем Маньчжурии. С другой стороны у него была органическая неприязнь революционеров - к примеру, в 1926 году он направил свои "экспедиционные силы" в Шанхай, "русскую дивизию" Константина Нечаева, кто бы ещё на его месте поступил бы подобным образом. В борьбе с Гоминьданом он поддерживал даже своих вчерашних соперников. Так что, даже к формальному признанию над собой власти Гоминьдана Чжана Цзолиня могло подтолкнуть только японское давление.

Что касается "Смены флагов", которую устроил Чжан Сюэлян, то тут надо брать в расчет личность "Молодого маршала": во-первых он был молодым идеалистом (советские пропагандисты рубежа 60-70-х называли его "китайским патриотом" - вот бы посмеялись советские пропагандисты рубежа 20-30-х, которые называли его "реакционной собакой", как и его батюшку), во-вторых он отчаянно наркоманил (сначала опиум, потом добрый доктор посоветовал ему пересесть на морфин - знавшие его люди говорили, что у Чжана-младшего на теле не было живого места от инъекций) - это тоже оч.своеобразно влияет на мозги. Хочу отметить один момент: те политики, которые сидели на стимуляторах (например, кокаинист Черчилль или метамфетаминщик Гитлер) были, говоря биржевым языком, "быками" - боролись за власть, рисковали, играли на повышение, а те, кто сидел на опиатах (например, Герман Геринг или Айсингёро Пуи) были, говоря тем же языком, "медведями" - были инертными, устранялись от власти, становились пофигистами. Чжан Сюэлян прекрасно в эту концепцию укладывается.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

"Нация Ислама" это вообще довольно условный "ислам".

Здесь спора нет - "Нация Ислама" отстоит от самого по себе ислама, как секта Муна от христианства, но показателен сам факт того, что негритянские экстремисты обратились как к базису именно к исламу (который далеко не этноцентрическая религия, в отличие, скажем, от растафари, которая сугубо афроцентрическая религия).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Здесь спора нет - "Нация Ислама" отстоит от самого по себе ислама, как секта Муна от христианства, но показателен сам факт того, что негритянские экстремисты обратились как к базису именно к исламу (который далеко не этноцентрическая религия, в отличие, скажем, от растафари, которая сугубо афроцентрическая религия).

Так у негров вроде как и вполне себе парахристианских организаций хватает. И "черный иудаизм" вроде как есть ( а уж какой винигрет там сейчас царит у тамошних экстремистов- волосы дыбом). Определающий и в их идеологии черный расизм, а под каким он будет религиозным соусом подаваться- вторично. Хотя да, идея о том, что ислам - "религия черных", она давняя.

А японцы поддерживали "Нацию Ислама", потому что "против белых". И вообще они, насколько мне известно, много с кем в Азии работали- с тибетским буддизмом, например, вроде как пытались с буддийской точки зрения право тэнно на владычество над Азией.

в отличие, скажем, от растафари, которая сугубо афроцентрическая религия

Интересно, кстати, есть какие-то радикальные версии растафарианства?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну вообще-то растафарианство не дальше от христианства и иудаизма, чем Мун, упомянутый. Но только вот с самокруткой МариВанны несподручно подвоевывать - это доказали мексиканцы, профукав несколько штатов..

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кстати, Маркус Гарви был не совсем 'белым и пушистым' :yahoo:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кстати, Маркус Гарви был не совсем 'белым и пушистым'

Да все они клоуны по большому счету.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

"Нация Ислама" это вообще довольно условный "ислам".

Здесь спора нет - "Нация Ислама" отстоит от самого по себе ислама, как секта Муна от христианства, но показателен сам факт того, что негритянские экстремисты обратились как к базису именно к исламу (который далеко не этноцентрическая религия, в отличие, скажем, от растафари, которая сугубо афроцентрическая религия).

ну это естественно и именно как ответ на "что-то киплинговское про бремя белого человека"... ;))) у растафарианства кроме безусловно с потолканарытых православных и протестанских псевдокорней есть еще и большой пласт иудейства (вероятно также от протестантизма)... а ведь это не только проблема черных на американском континенте, но и католиков во время крестовых походов, например. Кстати японцы пытались использовать'азиатский национализм' против 'белых', но после Нанкина и 'похождений' в Корее это было проблематично.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Определающий и в их идеологии черный расизм, а под каким он будет религиозным соусом подаваться- вторично. Хотя да, идея о том, что ислам - "религия черных", она давняя.

А японцы поддерживали "Нацию Ислама", потому что "против белых".

Насчёт 'религии чёрных' не уверен, хотя вроде бы у Мухаммада один из сподвижников (аналог апостолов в христианстве) и первым муэдзином был черным-пречерным африканцем (Билял ибн Рабах аль-Хабаши), однако это не мешало арабам в Дар-эс-Саламе загружать португальские корабли чёрными рабами 'под завязку'. Как говорится 'ничего личного - бизнес'.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now