Большая Коалиционная Война(Фашодский кризис и возможный франко-русско-турецкий союз).

853 сообщения в этой теме

Опубликовано: (изменено)

Обозначившаяся с 1887 года угроза германской агрессии заставила Францию усиленно искать выхода из международной изоляции, в которой она оказалась в эти годы. Французское правительство стремилось к достижению сотрудничества, а если возможно, и союза с Россией. Хотя соглашения 1891-93 гг. сохранялись в строгом секрете, однако благодаря кронштадтской й тулонской демонстрациям их смысл был понят в Европе. Германский поверенный в делах в Петербурге Бюлов в донесении германскому канцлеру Каприви оценивал кронштадтское свидание как "...очень важный фактор, который тяжело падает на чашу весов против обновлённого Тройственного союза".Европа разделилась на два враждебных лагеря.

Наличие сильного союзника - России - сделало Францию более смелой и в отношении Англии.

В то же время Франция считала желательным смягчить противоречия и улучшить отношения с Англией, особенно ввиду наметившегося в начале 90-х г.г.сближения между Англией и Германией. Однако германское правительство запрашивало столь непомерную цену, что Англия отказалась от этой сделки. Традиционная английская политика «блестящей изоляции» вступила в полосу кризиса. Образование двух мощных военно-политических блоков, завершение территориального раздела мира и начавшаяся борьба за его передел побуждали Англию искать союзников для подготовки к неизбежному столкновению со своим главным антагонистом ,как тогда представлялось британскому кабинету-Германией. Глава французского кабинета Рибо вступил в переговоры с английским кабинетом, в результате которых был подписан Англо-французский договор 1890 года.

Тем не менее…

Усиленная колониальная экспансия Англии и Франции в Африке порождала в 80-х годах локальные конфликты и крайнюю обострённость взаимоотношений обоих государств. В стремлениях закрепить решения Берлинской конференции, в частности района Нижнего Нигера как сферой влияния Англии, британское правительство официально признало в 1886 г. Нигерийскую компанию своим политическим представительством, предоставив ей королевскую хартию. Верховная власть компании теперь сосредоточилась в руках совета директоров в Лондоне, а Дж. Голди в качестве главного администратора осуществляемого на месте. В 1887 г. территории, контролировавшиеся компанией, были объявлены Протекторатом нигерийских дистриктов. Районы дельты остались в составе Протектората Масляных рек в качестве отдельного владения, но границы между обеими территориями не были установлены. В Протекторате нигерийских дистриктов административные функции осуществлялись привилегированной компанией, а на Масляных реках было установлено прямое британское управление. В 1889 г. британский премьер лорд Солсбери предложил Франции осуществить разграничение Западной Африки. В результате 10 августа были установлены британские и французские зоны влияния в Сенегамбии, Золотом и Невольничьем Берегах. Предполагалось назначение специальных уполномоченных по разграничению непосредственно на местах. Франция уступила Англии небольшие территории, примыкавшие к колонии Лагос. В дальнейшем обе державы стремились закрепить свои позиции вдоль рубежа между Дагомеей и Нигерией.

Установление британского протектората над Занзибаром по Гельголандскому договору 1890 г. встревожило французское правительство, поскольку по соглашению с Англией 1862 г. Франция была одним из гарантов статуса султаната. Премьер-министр А. Рибо потребовал от англичан компенсации, а именно признания французского протектората над Мадагаскаром и раздела сфер влияния в Западной Африке. Поскольку англо-германское соглашение предусматривало взаимный доступ к озеру Чад, Рибо уполномочил своего посла в Англии А. Ваддингтона потребовать от британского правительства предоставить Франции часть береговой линии озера и обеспечить доступ к Тимбукту. Лорд Солсбери не возражал.

По Англо-французскому договору 1890 года, Англия признавала в качестве рубежа сферы влияния Франции линию, идущую от южных границ Алжира, через Сахару, к верхнему течению Нигера (включая Тимбукту) и оз. Чад в его северной части, до Барруа. Франция признавала английской сферой влияния территории нижнего течения р. Нигера и расположенные к югу от оз. Чад - Борну и Сокото. По другим статьям этого договора Англия признавала французский протекторат над Мадагаскаром, а Франция - английский над Занзибаром.

Англо-французский договор 1890 г. был компромиссной сделкой, смягчившей на время, но не устранившей англо-французское колониальное соперничество. Наличие сильного союзника - России - сделало Францию более смелой и в отношении Англии,а возобновившаяся в 90-х годах борьба за окончательный раздел африканского континента вновь привела к обострению англо-французских противоречий, не изменивших, однако, территориальных соглашений 1890 г..

Возобновившаяся после англо-французского договора 1890 г. усиленная колониальная экспансия Франции и Англии в Африке, торопившихся захватить оставшиеся "свободными" или спорными территории, привела к ещё более острому колониальному соперничеству и обострению отношений между этими государствами. Ряд соглашений по локальным вопросам (1891, 1893, 1895, 1896), оставляя неразрешёнными большие спорные вопросы, не мог смягчить англо-французских противоречий.

Одним из нерешенных конфликтов между странами являлся Маскатский кризис. С середины 90-х годов усиливается проникновение Франции в Маскат и англо-французские отношения в Маскате в связи с проблемой юрисдикции становились все напряженнее. В марте 1896 г. Англия решила подавить восстание в Дофаре, представив это как помощь правителю Фейсалу. Но тут произошла неожиданная осечка. Фейсал выказал крайнее недовольство вмешательством британцев в дела Маската и Омана ,в особенности требованиям Лондона об отказе от сближения с Францией,о предоставлении особых льгот индийским купцам в обход британской стороны.Фейсал отверг предложения британцев, заявив,что отказывается от английской помощи,ибо рассматривает ее как скрытую попытку установления британского протектората над Дофаром. Возмущение английских представителей в Персидском заливе,заподозривших в этом «руку» Франции,достигло крайней степени-они обратились к правительству с требованием немедленного провозглашения английского протектората над Маскатом.Однако британский кабинет принял решение попытаться урегулировать отношения с Фейсалом,направив в Маскат дипломатическую миссию (Султану в подарок была преподнесена артиллерийская батарея).

Франция протестовала против посылки британских войск. Тем не менее в мае 1897 года англо-маскатский конфликт был урегулирован и восстание в Дофаре было подавлено при помощи английских войск.

Некоторая нормализация англо-маскатских отношений отнюдь не означала ухудшения отношений Маската с Францией.Фейсал пришел к выводу,что его сближение с Францией заставляет английские власти проявлять все большую уступчивость и в тоже время укрепляет его авторитет внутри страны.

Сближение Маската с Францией нашло свое отражение в том,что французские власти и консульские представители на Мадагаскаре,в Джибути,Адене и Маскате начали выдавать владельцам маскатских кораблей документы,на основе которых последние приобретали право считать себя находящимися под защитой ФранцииЭти вновь испеченные французские клиенты поднимали на своих мачтах французский флаг и таким образом делались неприкосновенными для английского флота,осуществлявшего полицейские функции в этом районе,ибо французское правительство признавало только за кораблями своего флота право проверки судов,несущих французский флаг.Между тем, излюбленным методом англичан ,добивавшихся гегемонии в водах Индийского океана,Аравийского моря и Персидского залива,было установление контроля над судоходством под предлогом борьбы с работорговлей.Владельцы всех кораблей,доу и пр. оказывались в полной зависимости от английских военно-морских властей.Теперь же этому влиянию бросала вызов Франция.Она предоставила право ускользать от английского контроля на море(поскольку французское правительство в свое время не ратифицировало соглашение от 20 декабря 1841 года по вопросам контроля над работорговлей).Все это вызывало ярость в британских кругах.

Во второй половине 90-х годов англо-французские отношения становились все более напряженными. Нарастало англо-французское колониальное соперничество. К делам аравийским присоединялись проблемы неурегулированности в вопросах африканских…

В начале марта 1898 года французы заключили с султаном Маската соглашение о предоставлении Франции в аренду гавани Бендер-Исса для создания там угольной станции.Соглашение было секретным и англичане узнали о его содержании не сразу,а по прошествии некоторого времени.

Тем временем английское правительство отправило из Египта на юг, вверх по Нилу, экспедицию под командованием Китченера в целях покорения Судана. Наперерез Китченеру, с запада из Французского Конго, в марте 1898 г. двинулся французский отряд под командой капитана Маршана.( 10 июля 1898 года экспедиционный отряд в составе 150 человек под командованием капитана Жана-Батиста Маршана (Jean-Baptiste Marchand ) занял городок Фашода на Ниле и поднял в нем французский флаг. Экспедиция была отправлена двумя годами раньше, не смотря на открытое предупреждение британского министра иностранных дел о том, Англия будет рассматривать любое присутствие Франции на Ниле как недружественный акт).18 сентября 1898 года передовые отряды двадцатитысячной армии лорда Китченера, только что завершившей завоевание Судана, появились у Фашоды. Китченер предложил Маршапу покинуть долину Нила. Французский офицер отказался эвакуировать свои войска без прямого приказа своего правительства.Маршан отказался спустить флаг и оставить свои позиции, и оба командира обратились к Парижу и Лондону. Разразился сильнейший дипломатический кризис, подогреваемый националистическими кампаниями в прессе и громкими заявлениями с обеих сторон.

В сентябре же началось восстание в маскатском порту Сур.Это встревожило и султана Фейсала и английские власти.Пока англичане вели обсуждение о целесообразности оказания помощи султану,стало известно о прибытии в Маскат французского военного корабля«Скорпион».Следом стало достоянием гласности(не без английской агентуры) о содержании франко-маскатского мартовского соглашения относительно угольной станции.Английская дипломатия заволновалась,был сделан соответствующий запрос в Париж французскому министру иностранных дел Делькассе.

В Париже меж тем,ничего не знали о секретном англо-маскатском соглашении от 20 марта 1891 года,запрещавшем султану предоставлять в аренду иностранным государствам часть своей территории…Форин Офис рассчитывал использовать эпизод с Бендер-Иссой и запугать султана,обвинив в нарушении англо-маскатского соглашения.Но Фейсал оказался не робкого десятка правитель.он попросту отказался признавать,что нарушил свои обязательства,утверждал,что поскольку декларация 1862 года предусматривала равные права для Франции и Англии,а последняя уже обладала угольными станциями в султанате,Фейсал вправе предоставить таковую и Франции.В ответ на протесты англичан Фейсал посоветовал,чтобы английское правительство ,если оно недовольно франко-маскатским соглашением,добивалось от Франции отказа от угольной станции…

А затем обратился за помощью и покровительством…к Абдул-Хамиду… Подобный финт произвел очень сильное впечатление в Лондоне…Появились панические статьи в английской печати,в которых сообщалось,что французское правительство получило в Бендер-Иссе не угольную станцию,а военно-морскую базу,что там вскоре будет поднят французский флаг и начато строительство мощных укреплений…Более того-эпизод с Бендер-Иссой лишь первое действо во франко-русском заговоре,который естественно.должен нанести смертельный(!) удар по всей английской гегемонии в Персидском заливе…

(Вопрос об отношении к Великобритании послужил своеобразным катализатором, активизировавшим в определенный момент обсуждение ключевых внутри- и внешнеполитических проблем в России. Дискуссии на «английские сюжеты» стали лакмусом, выявившим оттенки социально-политической позиции различных общественных групп.Несомненно,что немаловажным обстоятельством послужило именно многолетнее противостояние России и Англии,более известное как «Большая Игра».Слишком много усилий и жертв пришлось положить России на алтарь соперничества,чтобы перед лицом открывающихся новых исторических перспектив легко отказаться от прежней, устарелой и консервативной имперской внешней политики,но тем не менее позволявшей говорить о собственном взгляде на происходившие мировые процессы.

Смена монарха в России в 1894 году не привела к переориентации внешней политики страны. Основой ее остался союз Францией в сочетании со стремлением поддержать хорошие отношения с Германией и не допустить присоединения Англии к Тройственному союзу. Некоторая озабоченность Франции была быстро рассеяна заверениями нового царя Николая II, министра иностранных дел Н.К. Гирса и военных руководителей России. В 1898 г. в антигерманском союзе Франции и России проявилась тенденция к параллельному усилению его антибританской направленности. Она была связана с обострением англо-французского колониального соперничества в Восточной Африке и англо-русских противоречий в Китае).

И все это происходило на фоне острейшего противостояния в Фашоде,угрожавшего перерасти в войну…

Тем временем турецкая правящая верхушка посчитала необходимым действовать решительно.В создавшейся ситуации Абдул-Хамид,правитель,крепко и цепко(в том числе и по соображениям престижа) держащийся за свои права,подчеркивавший свое значение как повелителя правоверных мусульман, предпочел продемонстрировать твердость своей политики и силу Османской Империи.Одновременно Абдул-Хамид обратился за дипломатической поддержкой к России и…Франции. Абдул-Хамид предлагал(настойчиво предлагал) открыть(по необходимости,чтобы получить весьма проблематичную франко-русскую поддержку в сохранении турецких территорий в составе Османской империи) проливы для прохода Черноморского флота во исполнение условий франко-русского (и стало быть и турецкого) союза.

А вот Англия…

Британская внешняя политика к этому моменту оказалась в глубоком кризисе, умудрившись испортить отношения практически со всеми (!) державами. Всю вторую половину XIX века Великобритания оставалась в состоянии «блестящей изоляции», что позволяло ей, лавируя между другими великими державами, действовать в своих интересах, не делая взамен серьезных уступок. Придерживаясь курса «блестящей изоляции», она играла на противоречиях между обоими союзами и сохраняла роль арбитра. Этот курс не мешал Лондону заключать временные соглашения, спо­собствовавшие осуществлению его внешнеполитических целей.Однако правящие круги в Лондоне все с большим беспокойством отмечали тенденцию,при которой роль арбитра становилась уже не столь востребованной в Европе,а между некогда враждующими политическими блоками наметились определенные сдвиги в процессе договорного сближения по многим животрепещущим позициям.

В этой связи в Лондоне все отчетливее понимали,что полная изоляция была уже невозможна, так как доминирование любой из европейских держав ставило бы под угрозу береговую линию вблизи британских островов. В связи с этим даже в рамках «блестящей изоляции» Англия проводила политику баланса сил. В конце XIX века подобную политику проводить становилось все труднее. Все более заявляла о себе растущая мощь Германии. Великобритания вынуждена была отходить от политики «блестящей изоляции» ,искать союзника на случай военного противостояния с Францией.Одним из свидетельств «поиска союзника» является англо-германский договор 1898 года(о разделе португальских колоний и отказе поддержки Германией бурских республик в возможном конфликте).

Меж тем…

В силу того, что ввиду возможной англо-французской войны франко-германские противоречия перестали в какой-то момент быть основными противоречиями ,Франция поспешила занять более твердую позицию в вопросе об отношениях с Великобританией .

В период Фашодского и Маскатского кризисов французское правительство обратилось за помощью к своему российскому союзнику. Франция не скрывала, что добивается созыва международной конференции по египетскому вопросу, но не исключает и военного варианта исхода противостояния с Великобританией ,и с самого начала переговоров не собиралась занимать оборонительную позицию. Накануне обострения «фашодского инцидента»* новый министр иностранных дел Франции Т. Делькассе запросил, какую позицию займет русское правительство в случае возможного англо- французского конфликта.Это обращение по времени совпало с предложениями Османской Империи открыть проливы для прохода Черноморского флота во исполнение условий франко-русского союза в обмен на дипломатическую поддержку Порты со стороны Парижа и Петербурга. Русское правительство не колеблясь, ответило, что «в данном случае, как и во всех вопросах, касающихся Египта, императорское правительство готово идти вместе с Францией и согласовывать свою позицию с французской».. Такая позиция России вполне соответствовала, как ее союзническим обязательствам, так и собственным интересам в Египте( где она стремилась не допустить монопольного хозяйничанья Англии и не давать последней возможности закрыть по своему желанию Суэцкий канал) и в зоне Персидского залива.

В сентябре 1898 г., во время посещения главой МИДа России Муравьевым Парижа, вопрос подвергся дальнейшему обсуждению. Президент Фор заявил Муравьеву, что Англия в Африке такой же враг Франции, каким она является для России на Дальнем и Ближнем Востоке, и «мы должны руководствоваться этим сознанием в нашей политике». После этого Муравьев ожидал, что Делькассе будет просить его о поддержке в переговорах с Англией. Почти одновременно с Муравьевым в Париже находился с визитом военный министр А.Н. Куропаткин, который был принят президентом Фором, встречался с военным министром Шануаном и начальником Генерального штаба Ренуаром. Все эти деятели ставили перед ним вопрос о желательности уточнить и дополнить военную конвенцию. Речь шла не только о Германии, но и, что вполне естественно в той обстановке, об Англии. Куропаткин проникся сознанием важности этой идеи и заявил,что российское военное ведомство поддерживает инициативу Делькассе о подтверждении и конкретизации условий союза.

В начале октября состоялся визит представительной французской делегации в Петербург. На совещании состоявшемся 9 октября в Санкт-Петербурге, Россия и Франция согласововали общую политику действий в отношении "британского вопроса".

11 октября османское правительство получило правительственные гарантии России о соблюдении «территориальной целостности Османской империи».14 октября таковые гарантии турецкому правительству официально дала и Франция. 16-17 октября путем обмена нотами последовало заключение франко-русско-турецкого соглашения.

Великобритания была настроена крайне решительно. В Лондоне царило самое воинственное настроение.В последних числах сентября император Вильгельм II в тайной депеше британскому правительству подтвердил ,что Германская Империя намерена придерживаться благожелательного нейтралитета в отношении Великобритании в случае возникновения франко-британской войны.И даже готова заключить на некоторых взаимокомпромиссных условиях "британо-германское перестраховочное соглашение".

После непродолжительных дипломатических переговоров, во время которых английское правительство весьма недвусмысленно дало понять, что оно сочтёт удержание Фашоды французами за casus belli, Франция неожиданно ответила отказом на явный британский ультиматум.

24 октября 1898 года последовал разрыв дипломатических отношений между Францией и Великобританией…

Мир обещал быть…

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Давненько не было проды... ;)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Давненько не было проды...

Я бы сказал,римейка с новыми вариациями... :spiteful:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Кстати,вероятен эпизод с испанским(гибралтарским )фактором...

Едва 12 августа подписан был протокол о прекращении военных действий между САСШ и Испанией,как англичане предъявили Мадриду меморандум с требованием о расширении нейтральной зоны вокруг Гибралтара.

Сей меморандум произвел "удручающее впечатление" на испанское правительство...Вероятно ли присоединение Испании к франко-российско-турецкой коалиции?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Хм, весьма радует завязка! :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Я в том смысле, что продолжить бы.

Что за Испанию, то она опосля Кубы влезет в данный конфликт токмо при определении победителя.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Что за Испанию, то она опосля Кубы влезет в данный конфликт токмо при определении победителя.

Еще не заключено мирное соглашение с САСШ(и не определена судьба Филиппин).

Кроме того,после английского меморандума, испанцы с трепетом ожидали,что британцы потребуют Балеарские и Канарские острова.

Сам меморандум расценивался в Мадриде как очередное доказательство коварства и наглости.

Да,кстати,французское правительство имело на Испанию(на заключительном этапе испано-американской войны) весьма серьезное влияние(ввиду ранее предоставленных финансовых кредитовзаймов)...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Кстати.

В том же самом 1898 г., столь богатом событиями на колониальной арене, Германия начала борьбу за концессию на Багдадскую железную дорогу.

Теперь же,в складывающихся условиях,состоится ли поездка Вильгельма II в Палестину к «святым местам»?Состоится ли визит к султану?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Для Франции возможная война с Англией влекла за собой риск нападения Германии: последняя могла бы воспользоваться удобным случаем для нового разгрома своей западной соседки. Ввиду этого Делькассе решил завязать переговоры с Берлином, чтобы выяснить, можно ли рассчитывать на нейтралитет Германии в случае англо-французского конфликта. Правда, Делькассе не пошёл на то, чтобы официально запросить Берлин.

Так или иначе,но какие-либо политические предложения ,сделанные Францией Берлину в Англии были известны.В Лондоне были весьма осведомлены обо всех этих настроениях.

И вот тогда-то британский кабинет решился снова выдвинуть мысль, к которой ,например,склонялся годом ранее Чемберлен, и повторить ход, который во всяком случае должен был предохранить Англию от составления против нее всеобщей враждебной коалиции держав.Британский кабинет предложил Германии вступить в союз с Англией.

Переговоры начались уже в октябре(сразу после того как император Вильгельм II в тайной депеше британскому правительству подтвердил ,что Германская Империя намерена придерживаться благожелательного нейтралитета в отношении Великобритании в случае возникновения франко-британской войны.И даже готова заключить на некоторых взаимокомпромиссных условиях "британо-германское перестраховочное соглашение").

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Британский кабинет предложил Германии вступить в союз с Англией.

Франция, в ходе развивающегося Фашодского инцидента была не вполне склонна к компромиссам с Англией, так как желала продолжать борьбу за свои экономические интересы в Африке.

тому же, Россия и Франция были слабыми в военном плане государствами, что лишало их особой "привлекательности" в глазах Британии.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Пользуясь состоянием войны между Францией и Англией,турецкое правительство пошло на рискованный с политической точки зрения(и с точки зрения политических последствий) шаг-в официальной ноте послам иностранных держав,оно сообщило об отмене режима капитуляций с 1-го ноября.

Между тем.во второй половине 1898 года антианглийские настроения в Маскате продолжали усиливаться.так как это совпало по времени с фашодским кризисом,обострением англо-русских отношений в связи с китайскими и персидскими делами,британское правительство решило принять чрезвычайные меры для укрепления своих позиций в Маскате.

Одновременно,в свете обострения англо-французских и англо-русских отношений и в связи с нарастанием южноафриканского кризиса британские правящие круги придавали возможности соглашения с Францией весьма большое значение.Между тем,раздувание маскатского конфликта в условиях когда далеко до урегулирования находился т.н.фашодский вопрос,а в правящей юнионистской партии раздавались голоса,требовавшие воспользоваться благоприятной ситуацией для решения фашодского кризиса путем войны,безусловно,осложнило бы общее урегулирование с Францией.По мнению Солсбери фашодский вопрос следовало урегулировать мирно,а главное келейно,чтобы не осложнять франко-британских отношений и не затруднять достижения соглашения между обеими державами по африканским делам.

Французское правительство ,первоначально охваченное было паникой, какой не переживало ещё с 1887 г.постепенно обретало уверенность.Экстремистские круги и сторонники колониальных захватов выступали против каких-либо уступок в Центральной Африке и на Ближнем Востоке.

Франция всячески затягивала решение по фашодскому вопросу. Ссылаясь на необходимость получить подробные донесения от Маршана, Делькассе постарался выиграть время для самых необходимых военных приготовлений; нужно было также окончательно выяснить позицию России.

Для Франции возможная война с Англией влекла за собой риск нападения Германии: последняя могла бы воспользоваться удобным случаем для нового разгрома своей западной соседки. Ввиду этого Делькассе решил завязать переговоры с Берлином, чтобы выяснить, можно ли рассчитывать на нейтралитет Германии в случае англо-французского конфликта. Правда, Делькассе не пошёл на то, чтобы официально запросить Берлин. Через лицо неофициальное — парижского корреспондента «Kolnische Zeitung» — он передал в середине октября германскому правительству, что хотел бы достигнуть франко-германского сближения. Делькассе (опять же- неофициально ,через одного влиятельного и богатого судовладельца), предложил Берлину обменять Эльзас и Лотарингию на одну из французских колоний. Однако 22 октября он получил отрицательный ответ. Германское правительство дало Делькассе понять, что только формальный отказ французского правительства от надежды на возвращение Эльзаса и Лотарингии может обеспечить франко-германское сотрудничество.

Так или иначе,но какие-либо политические предложения ,сделанные Францией Берлину в Англии были известны.В Лондоне были весьма осведомлены обо всех этих настроениях.

И вот тогда-то британский кабинет решился снова выдвинуть мысль, к которой ,например,склонялся годом ранее Чемберлен, и повторить ход, который во всяком случае должен был предохранить Англию от составления против нее всеобщей враждебной коалиции держав.Британский кабинет предложил Германии вступить в союз с Англией.

Переговоры начались уже в октябре(сразу после того как император Вильгельм II в тайной депеше британскому правительству подтвердил ,что Германская Империя намерена придерживаться благожелательного нейтралитета в отношении Великобритании в случае возникновения франко-британской войны.И даже готова заключить на некоторых взаимокомпромиссных условиях "британо-германское перестраховочное соглашение").

24 октября Великобритания,так и не добившись вразумительного ответа французской стороны по фашодскому вопросу,отозвало своего посла и прервала дипломатические отношения.

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

24 октября Великобритания,так и не добившись вразумительного ответа французской стороны по фашодскому вопросу,отозвало своего посла и прервала дипломатические отношения.

В воздухе уже явно запахло порохом.Между тем…

Военно-морское превосходство Англии в эти годы было подавляющим; война с ней представлялась для Франции достаточно безнадежным делом,однако Париж всерьез рассчитывал на помощь России.

К сентябрю 1898 года на Крите постоянно базировалась русская Средиземноморская эскадра контр-адмирала П.П.Андреева. Эскадра состояла из лучших балтийских броненосцев: «Император Николай I», «Император Александр II», («Наварин» и «Сисой Великий» в конце 1897 года ушли на Дальний Восток. В том же направлении зимой 1898 года ушли крейсеры “Россия” и “Владимир Мономах”.), а также канонерских лодок «Грозящий», «Запорожец», «Черноморец» и др.

В октябре 1898 г. для большего спокойствия пришло подкрепление в русскую эскадру: крейсер 1 ранга «Герцог Эдинбургский»; минный крейсер «Посадник», миноносец № 119; канонерские лодки «Донец», миноносец № 120, а затем и другие. Русский сухопутный отряд ,свезенный еще в 1897 году на берег,был доведен до 2456 человек в Ретимно и 310 — в Канее. (Для сравнения: Великобритания имела только в своем секторе в Кандии 4465 человек).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Хотя до последнего времени русские не особенно стремились усилить Черноморский флот, и не демонстрировали активности на Средиземном море, но Британия по прежнему очень чувствительно относилась к усилению русского флота.

Меры, предпринимаемые русскими на Балтике, усилили беспокойство англичан относительно безопасности своих берегов, и на восточном побережье Англии было начато строительство новой базы — направленной как против России, так и Германии. Наконец, специальная кораблестроительная программа виконта Гошена 1898 года, потребовавшая дополнительных бюджетных ассигнований, была направлена именно против России.

Французы были по -прежнему весьма осторожны в оценке силы русского флота. Когда, наконец, оба члена франко-русского союза в середине октября 1898 года во время последовательных визитов ,соответственно русской и французской делегаций смогли согласовать условия военно-морского договора, русское и французское министерство иностранных дел приняли предварительный вариант военно-морского соглашения. Этот документ не являлся обязательным соглашением — лишь тщательно отработанным планом разделения задач между союзными флотами в случае, если обе союзные державы вступят в войну против Англии, планом, который мог быть полезным — но который не был принят ни той ни другой сторонами. 21 октября стороны обменялись соответствующими дипломатическими нотами, вводя таким образом,соглашение в законную силу.

По этому плану Франция должна была сконцентрировать свой флот в Средиземном море — а ее броненосцы второго класса, defenses mobiles, и готовая к вторжению армия должны были удерживать британскую армию и флот в Канале. Русский флот на Балтике должен был помогать обороне, а четыре броненосца Черноморского флота (и два броненосца с Средиземного моря,в качестве поддержки) — форсировать Проливы, и с армейским корпусом направиться к Египту: свободу их действий должен был обеспечивать французский флот. На востоке Россия готовилась двинуться против Индии, а французский флот — отойти в Диего-Суарез, чтобы перерезать британские торговые маршруты, и позволить русским использовать Сайгон.

23 октября особыми дополнениями к соглашению присоединилась и Османская Империя-она должна была во-первых,обеспечить беспрепятственный проход русской эскадры из Черного моря в Эгейское,во-вторых-принять меры по усилению обороны проливов(в первую очередь Дарданелл),а в-третьих,для большей легимитизации египетской части союзного плана-выделить в состав объединенной эскадры,с десантом направляющейся к берегам Египта, один-два боевых корабля.

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

26 октября 1898 года: Французский флот начинает мобилизацию.

27 октября 1898 года: британский флот в ответ на действия французов начинает собственную мобилизацию, но ввиду отсутствия подготовленного резерва экипажей и недостаточного внимания к вопросу, представляется невозможным ввести в строй резерв ранее чем через несколько недель.

28 октября 1898г.- Английские войска установили контроль над Фашодой.Маршан оказал символическое сопротивление.

29 октября 1898 года: французский флот выходит из Бреста и направляется в Ла-Манш.

30 октября 1898 года-Николай II прибыл в Севастополь для производства Большого Смотра Черноморского флота.

31 октября 1898 года-Русская Черноморская эскадра в составе броненосцев "Екатерина II", "Чесма", "Синоп", "Георгий Победоносец", "Двенадцать Апостолов" и "Три Святителя" покинула рейд Севастополя и направилась к Тендровской косе для производства учебно-практических стрельб.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Британская стратегия действий против Франции.

Британский план ведения войны в 1898 году, был известен во Франции как «система Бэлларда»(он порядком припугнул французов, и определил меры, которые они предприняли в отношении флота в период развития фашодского кризиса). Британцы были весьма уверены в своей стратегии, и совершенно даже не опасались начала превентивной войны. Все, что происходило в Англии в 1897 году — от появления работ Мэхэна и смотра в Спитхэде до успешной военно-морской демонстрации у Крита — убеждало англичан в том, что их замечательный флот поднялся на новую высоту. Британский флот «абсолютно не имел себе равных». Старшие офицеры отдавали должное авторам Акта о морской обороне, говоря что «теперь мы видим флот, которым можем гордиться, и который — насколько то в человеческих силах — может обеспечивать безопасность Империи». Впервые в новой истории не только британское общественное мнение, но и коммерческие интересы были расположены в пользу войны. Была широко распространена идея, что пришла пора разобраться с Францией раз и навсегда. Но пока британцы развивали следующую стратегическую систему,которую представил Джордж Александер Бэллард (George Alexander Ballard ) идеи которого получили позже название- «Защита торговли в войну» или «система Бэлларда».

Элементы плана Бэлларда можно вкратце описать так:

1. Оборонительные меры на Средиземноморье — осуществляются 18броненосцами, 22 крейсерами и 15 миноносцами против французской Тулонской эскадры, состоящей из 15 броненосцев и 15 крейсеров. Торговые маршруты прокладываются вокруг мыса Доброй Надежды, благо это позволяют сделать осуществленные в Саймонстауне работы (третьи по стоимости после Плимута и Гибралтара).

2. Блокада Бреста — при помощи вылазки на Уэссан. Связь между следящими за Брестом контрминоносцами и основными силами в Плимуте осуществляется по проложенному на Уэссан кабелю, или старым крейсером, оснащенным аппаратом, разматывавшим за ним легкий кабель по мере движения крейсера. В Плимуте находится быстроходная эскадра из 9 «Маджестиков», 14 крейсеров и 20 контрминоносцев.

3. Базирующаяся в Портсмуте и Дувре тихоходная эскадра из 10 броненосцев, 7 крейсеров, 12 торпедных канонерок и 20 контрминоносцев следит за Шербуром и Дюнкерком.

4. Непосредственная защита торговли из Корка, Пемброка, заливов Бэнтри и Суилли осуществляется 10 большими бронепалубными крейсерами — для погони за вражеским рейдерами, 25 крейсерами второго класса — для патрулирования, и 30 крейсерами третьего класса — для действий в узкостях и окружающих Британию водах.

5. Захват французских колоний: Бизерты — силами из Мальты, Форт де Франса — усиленным гарнизоном из Порт Кэстри на Сент-Люсии, Новой Каледонии — австралийским ополчением, а также экспедиции с меньшими шансами на успех — против Диего-Суареза, Дакара и Сайгона.

Против такой мощи ,по мнению английского адмиралтейства,французы в 1898 году практически не имели никаких шансов.

1. Канал.

С момента возникновения фашодского кризиса и в продолжении его британский Флот Канала крейсировал неподалеку от Бреста(готовый атаковать незаконченные укрепления этого порта)и от острова Уэссан.

Французы опасались атаки британцев на оба этих пункта еще в ходе Нигерского кризиса, в 1897 году. Англичане собрали в Саутгемптоне силы до двадцати тысяч человек, рассчитывая использовать их против одного из этих пунктов. Адмиралтейство также разместило еще одну эскадру в Гибралтаре, и подготовила Средиземноморский флот к вылазкам против Бизерты, собрав еще одну эскадру на Мальте. Возможно, что британцы планировали экспедиции против Диего-Суареза на Мадагаскаре и Форт де Франс на Мартинике,для чего усилили Карибскую станцию несколькими крейсерами.

Сайгон и Дакар были единственными портами, имевшими достаточно мощные гарнизоны для долгого сопротивления.

Чтобы осуществлять блокаду Бреста Бэллард предложил захватить остров Уэссан, чтобы использовать его в качестве передовой базы. В то время остров был совершенно беззащитен, и французы вряд ли смогли бы отбить его, так как он находился в десяти милях от берега, и являлся скорее островом в открытом море, а не точкой французского побережья. Бэллард не объяснял, собирались ли британцы держать там свои броненосцы, прикрыв их системой минных и боновых заграждений. (хотя французские маневры убедили морского министра Локруа, что это было возможно лишь в хорошую погоду).С начала Фашоды французы начали постройку на Уэссане полевых укреплений ,а в сентябре уже выделили 85 миллионов франков на создание постоянных долговременных фортификационных построек на острове .

План по захвату Уэссана англичанами был забыт сразу же, как только французы исправили свою оплошность и начали возведение укреплений .

В 1886 году британцы располагали тремя базами против французских двух: Шербура и Бреста. В порядке важности (а также — двигаясь с востока на запад) ими были Портсмут, Портланд и Плимут. Основные работы 1886–1898 годов привели к возрастанию важности Плимута, и созданию новой глубоководной базы в Дувре — напротив новой французской второстепенной базы в Дюнкерке. Ранее укрепления Дувра должны были лишь предотвратить высадку десанта. Новый порт стоил английской казне 3.5 миллиона фунтов — большая сумма в соответствии с новой программой выделялась лишь на Гибралтар — и должен был использоваться для блокады Дюнкерка.

Для активных действий против Бреста британцы создали не одну базу, а целую систему. Важной базой был теперь и Плимут с примыкавшими к нему Девонпортскими верфями и Кейхэмом, игравший теперь роль почти такую же значительную, что и Портсмут. Вдобавок англичане построили еще западнее две совершенно новые вспомогательные базы — в Фалмуте и на островах Сцилли — в результате чего придвинулись к французскому порту на пятьдесят миль ближе. Восточнее они располагали Портландом, ставшим теперь второстепенной базой, и базой вблизи французского побережья — на Нормандских островах. Не вполне понятно, насколько мощными были укрепления на последних — но по крайней мере к ним был проложен новый кабель, настолько беспокоивший французов, что они посылали рыбацкие суда для того, чтобы подцепить его и узнать его расположение.

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Британская стратегия.

2.Британские силы на Средиземноморье.

Одновременно с осознанием британцами того, что основной целью французского Средиземноморского флота является прорыв в Атлантику, проблема контроля над западным проходом в Средиземное море осложнилась ослаблением Испании и Марокко, попавшими под французское влияние. Британцам не оставалось ничего иного, как принять обширную программу усиления Гибралтара.

В 1893 году французы, внимательно изучив ситуацию, пришли к выводу, что корабли, проходящие пролив ночью, прижимаясь к африканскому берегу, могут чувствовать себя в полной безопасности от гибралтарских пушек. Британские контрминоносцы также вряд ли могли всерьез угрожать им — так как им было бы в определенную погоду крайне трудно выйти из гавани. (Схожая проблем имелась и в Дюнкерке — где без информации о подходе врага обеспечить быстрый выход миноносцев из гавани, чтобы нанести ему хоть какой-то урон, было практически невозможно).

Однако, если бы в Гибралтаре стоял флот, а крейсера патрулировали бы окрестные воды, то пройти пролив было бы очень сложно. Основным препятствием становилась длина пролива, а не его ширина. Область, которую можно было бы контролировать из Гибралтара, ограничивалась не узкой короткой полоской между Гибралтаром и Сеутой, но целым Альборанским морем, длинным проливом, на востоке простиравшемся до линии Оран-Картахена, и сужавшимся перед Гибралтаром. Французам пришлось бы пройти некоторую часть пролива днем, и англичанам было бы не слишком сложно выслать крейсера, чтобы следить за самой узкой частью пролива ночью.

В начале 1890-х годов Гибралтар был неуязвимой якорной стоянкой — наподобие Адена, а не базой для действий флота. Хотя Скала и была буквально уставлена пушками всех типов, ощущалась нехватка практически всего. Не было даже сухого дока, и кораблям, получившим подводные повреждения пришлось бы идти на ремонт в Англию или на Мальту. Не было ни резервных складов боеприпасов, угольный причал бал столь мал, что одновременно бункероваться могли бы только два броненосца. Положение Гибралтара как угольной станции торгового флота быстро ухудшалось одновременно с возвышением Алжира, куда французы в период развития фашодского кризиса, летом 1898 года завезли достаточное количество угля, необходимого для бункеровки французской Средиземноморской эскадры.

(Кстати, в 1898 году британцы рассматривали всевозможные варианты стратегии для Средиземноморья — в том числе и полное оставление этого региона в случае войны. Они решили, что самое главное — создать оперативную базу в проливе).

Британцы решили начать работы в Гибралтаре — построить сухой док, мол для защиты от миноносцев и небольшой арсенал. Работы начались в августе 1898 года.

Обе стороны осознавали тот факт, что именно флот позволял контролировать Гибралтарский пролив. Это обстоятельство снизило важность трех других портов в проливе — Алхесираса, Танжера и Сеуты. Британцы и французы подозревали друг друга в планах относительно них, и даже были готовы воевать, лишь бы не допустить перехода портов в руки соперника, но на самом деле значение их сильно преувеличивалось. Завладей Британия обоими берегами пролива, она не смогла бы закрыть его более эффективно, чем при помощи стоящего в Гибралтаре флота. Для французов же захват Танжера был бы верхом глупости. Основной их задачей было избежать блокады флота британскими миноносцами — и не было никакого смысла строить военный порт там, где британцы с легкостью могли бы за ним следить. Вместо этого они могли создать базу восточнее, в Оране — которая, находясь достаточно близко, давала бы почти те же самые выгоды, что и база в проливе — за исключением того маловажного обстоятельства, что ее пушки не могли бы вести огонь по проходящим пролив кораблям. В итоге Британия и Франция пришли к компромиссу по Танжеру.

Близость Алхесираса к Гибралтару сделала его в глазах британцев наиболее важным из трех. Англичане, изучив проблему, сочли опасность размещения на окрестных высотах артиллерии реальной. Когда же в 1890-х годах на обращенной к Испании западной стороне Гибралтара началось возведение новых сооружений, эта опасность возросла.

В 1898 году испанцы, используя в качестве предлога американскую угрозу, разместили на позициях вокруг Алхесираса несколько пушек, спровоцировав тем гневную реакцию британцев.

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

31 октября 1898 года-Русская Черноморская эскадра в составе броненосцев "Екатерина II", "Чесма", "Синоп", "Георгий Победоносец", "Двенадцать Апостолов" и "Три Святителя" покинула рейд Севастополя и направилась к Тендровской косе для производства учебно-практических стрельб.

К исходу дня на кораблях было приказано вскрыть запечатанные пакеты с секретными инструкциями.

В соответствии с распоряжением эскадра направилась к берегам Босфора.В ночь на 1 ноября Севастопольскую бухту стали покидать транспорты Доброфлота с частями экспедиционного русского корпуса.

Состав Черноморской эскадры.

Эск. броненосец «Синоп».

Эск. броненосец «Чесма».

Эск. броненосец «Екатерина II».

Эск. броненосец «XII Апостолов».

Эск. броненосец «Георгий Победоносец».

Эск. броненосец «III Святителя».

Крейсер «Память Меркурия».

Кан. лодка «Терец».

Минные транспорты «Буг» и «Дунай».

Минные крейсера «Гридень» и «Казарский».

Военных трансп. 2.

Миноносцев 10.

На транспортах особый запас:

36–9'' мортир, 20–6'' орудий, 20–4-фунтовых, 6 скорострельных, 3 версты железной дороги.

Состав экспедиционных войск(Особого Экспедиционного Корпуса):

13 пех. дивизия.

15 пех. дивизия.

4 стрелк. бригада.

Расчет мобилизации, включительно с посадкой войск и съемкой флота с якоря — 12 часов, через каковой срок погруженный десант мог выйти по назначению.

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Британская стратегия.

Британские силы на Средиземноморье.

Британский премьер-министр заявил, что любые меры, предпринятые для того, чтобы поставить под угрозу безопасность новых заводов, приведут к тому, что Англия будет вынуждена захватить испанскую территорию вокруг Алхесираса, чтобы предотвратить возможность обстрела.

Со стратегической точки зрения ,между тем, более важными были Балеарские острова, и действия британцев в отношении них были более вероятны. Бэллард предложил ,в случае начала войны,захватить острова, и основать на них передовой пункт для наблюдений за французским флотом, движущемся из Тулона к проливу. Альфред Тайер Мэхэн посоветовал англичанам вновь захватить Порт Магон на Минорке (уже принадлежавший им большую часть периода с 1708 по 1803 год). Сэр Чарльз Дилк и адмирал Бересфорд были ярыми сторонниками этой идеи, и наиболее открыто обсуждались проекты англичан в отношении именно Балеарских островов, нежели любой другой точки Средиземноморья.В данном случае английская угроза была реальной, а не мнимой. «Пока война между Францией и Англией является весьма вероятной угрозой, Испания прекрасно понимает, что Балеарские острова, а возможно и Канары практически неизбежно попадут в руки одной из воюющих сторон».

Возможный приз был хорошо защищен. Главный порт на Балеарах — Порт Магон — был прикрыт несколькими мощными укреплениями, возведенными в 1880-х годах. К Фашодскому кризису они были бы наиболее полезны — подобно укреплениям Константинополя — той великой державе, которая первой бы подошла к Минорке. Наблюдалась сильнейшая нехватка людей и боеприпасов, мин же — несмотря на то, что надежно защитить эту длинную, узкую гавань при их помощи можно было легко и просто — не было вовсе.

Для французов вопрос о Балеарах уступал по важности только вопросу о Гибралтаре. Прорваться мимо сил, базирующихся на Минорке было практически так же сложно, как и пройти через Гибралтарский пролив, когда в Гибралтаре стоял вражеский флот.

Предложения, сделанные Англией Испании во время Алхесирасского инцидента в 1898 году показывают, насколько сильно британцам хотелось заполучить Балеары. 13 октября с благословения кабинета сэр Генри Чарльз Драммонд-Вольф предложил испанскому правительству следующие четыре пункта:

В случае войны Испания не примет сторону врага Англии, но окажет помощь Англии в силу своих возможностей и ресурсов...

Испания будет защищать Гибралтар от всех атак с суши, не будет строить никаких сооружений, укреплений, батарей, и не будет размещать никаких пушек — кроме полевых — на расстоянии орудийного выстрела от Гибралтара — в настоящее время — на расстоянии семи миль.

Англия может вербовать во время войны испанских солдат.

Если Испания окажется вовлеченной в войну, Англия окажет ей помощь, предотвратив высадку враждебных сил в Алхесирасской бухте, или на побережье на расстоянии орудийного выстрела от Гибралтара, и обеспечив защиту испанских территорий на Балеарских и Канарских островах.

Испания, отвергнув британские предложения, выдвинула свои — которые британцы также отвергли как «могущие ограничить свободу британских действий в случае войны».

Испания гарантирует, что Гибралтар не будет атакован испанскими войсками, или войсками державы, вступившей в войну с Англией, с испанской территории...

Англия гарантирует, что во время войны не будет предпринимать никаких военных действий на испанской территории — на континенте или на островах — и что по просьбе Испании — и только по ней она предоставит свой флот для помощи в отражении вторжения на испанскую территорию.

Британцы планировали оставить военные силы в Средиземноморье в случае войны, но полагали, что все судоходство придется вести вокруг мыса Доброй Надежды. Бэллард даже предлагал взорвать в случае необходимости Суэцкий канал.Британцы отправили в Александрию корабли береговой обороны (по сути — вступив во владение этим городом), основали там угольную станцию с 54000 тонным запасом угля, проложили новые кабели на Мальту и в Гибралтар, и реорганизовали египетскую армию. Французы правильно интерпретировали эти действия как попытку закрыть канал для других держав, а не основать новую мощную базу в Восточном Средиземноморье. Британцы не предприняли ничего, чтобы усилить базу на Кипре, или для порта в заливе Суда на Крите. По настоящему важные со стратегической точки зрения работы были предприняты в Дувре, Плимуте и Гибралтаре.

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Британская стратегия.

3.Морские пути сообщения

Приняв принцип дальней блокады, британцам пришлось признать одно из основных положений Оба: необходимость напрямую защищать свою торговлю. Сперва Британцы собирались в ответ на угрозу своей торговле перевести свои торговые суда под чужие флаги, но Бэллард в своей системе, предложенной в 1898 году, предлагал защищать торговлю напрямую — благодаря сочетанию «зачистки моря», патрулирования крейсерами, и конвоев.

Однако к началу Фашодского кризиса эта теория уже была неработоспособна. Налог МакКинли введенный в 1890 году в США и новые протекционистские законы в Италии сделали переход под чужой флаг более сложным, и французы явно были готовы к тому, чтобы не признавать переход под чужой флаг вовсе. Даже если переход был настоящим и добросовестным, французские крейсера все равно могли арестовать корабль и отвести его во французскую гавань, или даже потопить его — если бы экипаж отказался бы выполнять их требования. «Несколько более или менее значительных компенсаций» были не слишком высокой платой за то, что нейтралы — подлинные, или мнимые — остались бы в своих портах. Французы планировали атаковать британскую торговлю в самом начале войны с целью создать панику среди страховщиков, и вызвать подъем ставок до четверти от общей стоимости груза и корабля. Как только французы приступили в 1897 году к постройке броненосных крейсеров, они решили развязать неограниченную крейсерскую войну — топить призы, объявить продовольствие военной контрабандой, и даже — возможно — объявить блокаду Англии.

То, что в конце 1890-х годов весь французский флот обратился к идее крейсерской войны, объясняется изменением отношений между Германией и Англией. Только экстремисты могли обратиться к таким средствам в 1886 году — так как это неизбежно вызвало бы немедленное начало войны с Германией. В 1898 году французы чувствовали, что могут рассчитывать на «благожелательный нейтралитет» Германии, хотя и не на реальную помощь. Новыми факторами был стремительный рост германского торгового флота, и экономическое соперничество Германии и Англии.

В конечном счете, вопрос о границах войны против торговли зависел только от одного фактора: интересов и симпатий нейтралов. Пререкания Германии и Англии в 1890-х годах, особенно из-за произошедшего в 1896 году скандала с телеграммой Крюгеру, в которой кайзер призывал Трансвааль к сопротивлению Британии, делали весьма вероятным, невмешательство Германии в англо-французскую войну на истребление торговли. И в самом деле, удар французов по морской торговле Англии давал Германии прекрасную возможность уничтожить английскую торговлю во всех частях света.

Бэллард учитывал эту опасность, и отмечал, что присоединение Германии к Франции и России в войне против Англии «не будет беспримесным злом, так как освободит нас от соперника в борьбе за торговое превосходство в наиболее опасный период». Вдобавок, это позволило бы закрыть Суэцкий канал для всех судов — к выгоде Англии. Контролируя угольные станции и порты на всем пути вокруг мыса Доброй Надежды, британцы могли «создать значительные, возможно — непреодолимые трудности» любым нейтралам, попытавшихся бы их вытеснить.

В 1898 году британская торговля была очень уязвима для французов. Из 9 миллионов тонн треть приходилась на долю парусников — результат возрождения паруса в 1890-х годов — которым, в случае войны, пришлось бы быстро сойти со сцены. Из 6 оставшихся миллионов тонн лишь 28 кораблей могли развить скорость более 18 узлов, 300 — от 14 до 18, и основная масса — 8000 судов — не более 12. На взгляд французов эти последние были «законной добычей наших крейсеров». Более того, они были «не просто важны для существования промышленности (Англии) но и абсолютно необходимы для поддержания жизни в ней».

Основная идея Бэлларда заключалась в «патрулировании фокусных зон» — чем-то среднем между «зачисткой морей» и организацией конвоев. По мысли Бэлларда двойная линия крейсеров должна была патрулировать четыре основных маршрута из Англии — к Ньюфаундленду, Бермудам, Гибралтару и Азорам, тогда как входы в Средиземное и Балтийское моря были бы плотно заткнуты. Например, до Ньюфаундленда крейсер на 15 узловой скорости добирался бы за 7 дней — и с двумя днями на отдых и бункеровку между плаваниями можно было бы создать постоянный поток крейсеров, идущих в обоих направлениях, с промежутками между ними не более 160 миль. Торговое судно, заметив врага, должно было полным ходом идти по маршруту в направлении ближайшего крейсера: неприбытие ожидаемого судна должно было показать, где действует рейдер. Большие быстроходные крейсера наподобие «Пауэрфулла» должны были оставаться в резерве, пока не был бы замечен один из быстроходных рейдеров — наподобие «Шаторено» — которых патрульные крейсера не могли догнать. Если такой рейдер был бы замечен, по телеграфному приказу из Плимута выходили бы четыре преследователя — каждый по одному из маршрутов, чтобы прервать карьеру рейдера прежде, чем для него наступит время бункеровки.

Британцы предназначили для защиты торговли две новые базы. Корк и Пемброк всегда защищали оба берега у южного входа в Ирландское море. Новые укрепленные пункты в бухтах Бэнтри и Суилли на юге и западе Ирландии дали возможность проводить большую часть судов севернее Ирландии. Также они могли бы стать убежищами, из которых отряды старых броненосцев могли эскортировать торговые суда через окружающие британские острова воды.

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Состав русской Тихоокеанской эскадры на сентябрь 1898 г.

Эскадренные броненосцы «Сисой Великий»(флаг начальника эскадры Тихого океана адмирала Ф.В.Дубасова) и «Наварин».

Крейсера: «Рюрик»(флаг контр-адмирала М.Г.Веселаго), «Россия», «Память Азова», «Дмитрий Донской», «Адмирал Корнилов», «Адмирал Нахимов»,«Владимир Мономах»;

Парусно-винтовые корветы(крейсера 2-го ранга)- «Разбойник» и «Забияка».

Мореходные канонерские лодки: «Манджур», »Кореец», «Бобр», «Гремящий», «Сивуч», «Отважный».

Минные крейсера «Всадник» и «Гайдамак».

Вероятность возникновения войны с англичанами отвлекла эскадру от планомерной боевой учебы.

В сентябре 1898 года Тихоокеанская эскадра была сосредоточена в Дальнем и на талиенваньском рейде.В начале октября «Рюрик», «Россия»,«Дмитрий Донской» перешли в Фузан для приема угля,броненосцы и остальные корабли перешли в Порт-Артур.В Талиенваньском заливе остались две канонерки и «Разбойник».

Вероятность возникновения войны с англичанами отвлекла эскадру от планомерной боевой учебы.30 октября Дубасов вышел из Порт-Артура и направился в Чифу.Одновременно крейсерский отряд Веселаго покинул Фузан и перешел в Нагасаки,где продолжил прием угля и воды.

2 ноября 1898 года-русская Черноморская эскадра(6 эскадренных броненосцев ,1 крейсер и 6 транспортов Доброфлота) вошла в Босфор.Турция объявила условия прохождения русской эскадры через проливы,а также о о том,что примет участие в «запланированной экспедиции» в Египет.Сообщение о проходе русской черноморской эскадры через Босфор и турецкой ноте о «египетской экспедиции» достигло Лондона в тот же день. Британский Средиземноморский Флот получает приказ адмиралтейства немедленно выйти с Мальты и двигаться к Дарданеллам, но его действия вскоре приостановлены экстренным сообщением из метрополии: французский посол в Лондоне вручает британскому правительству официальную депешу о объявлении войны в связи с инцидентом в Фашоде.

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

3 ноября 1898 года: Французская эскадра в Ла-Манше атаковала Портсмут , подвергнув гавань бомбардировке с моря.В результате бомбардировки в порту и городе незначительные повреждения.Во внутренней гавани получили несколько попаданий два старых британских броненосца .

Русские крейсера адмирала Веселаго вышли из Нагасаки, направляясь на британские коммуникации.

4 ноября 1898 года-русско-турецкая эскадра(в состав русской Черноморской эскадры были включены два турецких корабля) прибыла на Крит.

Турция объявила об отмене режима капитуляций в связи с началом военных действий между Англией и Францией.

5 ноября 1898 года-французская левантская эскадра(4 крейсера) присоединилась в бухте Суда к русско-турецкой эскадре.

В этот же день французский флот сосредоточен в Гавре. После пополнения запасов угля, флот вновь должен выйти в в Ла-Манш .

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Береговая оборона Франции.

Настоящей проблемой французской береговой обороны были ее организация — и личный состав. Недостатка пушек не было — вдоль побережья их было развернуто более 3000: включая 360 у одного лишь Шербура. Проблемой стал неудачный компромисс, достигнутый в 1890 году, в попытке разрешить извечный спор между армией и флотом. Как в восемнадцатом веке, те пушки, что были развернуты в направлении порта, были отданы флоту, а те, что от порта — армии. Единственная батарея из шести пушек могла иметь орудия трех разных калибров — и двух командиров. Морская пушка, расчет которой состоял из моряков, должна была вести огонь по цели, находящейся по одну сторону воображаемой линии — но если цель ее пересекала, то по ней должна была стрелять уже другая пушка — с расчетом из армейских артиллеристов, с другими боеприпасами, и методами стрельбы. Армия отвечала за организацию береговой обороны вокруг порта — но при начале мобилизации в командование всей береговой обороной округа — в том числе и войсками, организацией которых он не управлял в мирное время — вступал морской префект — подчинявшийся при этом не министру флота: но военному министру. В результате всего этого морской префект не знал ни сил, которые переходили ему в подчинение, ни своего нового начальника. Генерал же, управлявший работами по усилению береговой обороны в мирное время, получал под свою команду миноносцы, базировавшиеся в коммерческом порту. В случае мобилизации префект передавал генералу свои миноносцы, получал от него его войска, и отвечал за свои действия перед военным министром. Генерал становился адмиралом, а адмирал — генералом.

Гарнизоны военно-морских портов укомплектовывались морскими пехотинцами. В случае войны эти части образовывали 20-й армейский корпус — а их место в порту занимали территориальные войска. Форты, таким образом, лишались гарнизонов до того момента, когда территориалы добирались до места назначения. Артиллеристы же территориальных войск были совершенно неподготовлены к стрельбе по движущимся мишеням, и не могли толком отличить броненосец от лайнера — не говоря уж о том: чтобы отличать французский корабль от английского или итальянского.

В 1898 году,в разгар Фашодского кризиса, французская береговая оборона пребывала в весьма прискорбном состоянии. В марте 1898 года, в самый разгар кризиса отношений с Англией по поводу доступа к судоходной части реки Нигер, и за четыре месяца до более серьезного кризиса по поводу Фашоды, французы наспех проверили укомплектованность личным составом береговых укреплений. Выяснилось, что в Тулоне из необходимых 5520 человек есть в наличии лишь 1500 — и то неподготовленных. Секретные проверки — результаты которых потом были преданы гласности Локруа, показали, что территориалы займут свои места в фортах через пять-десять дней после начала мобилизации, и что артиллеристов, имеющихся в портах хватит на расчеты лишь для трети пушек. Армия полностью очистила некоторые острова, которые англичане могли бы использовать как передовые базы для проведения блокады, а гарнизон острова Уэссан, в былые времена — английской базы у Бреста, состоял из 115 чел.

Особое беспокойство вызывал Шербур, находившийся не только в опасной близости к Англии, но и в радиусе действия германского флота. Во время открытия в 1895 году Кильского канала поднялся шум о слабости его обороны — хотя позднее и было выяснено, что ситуация была намного лучше, чем в Бресте. Было ясно, что не существует способа защитить арсеналы от обстрела с моря, но то, что растущий германский флот не имел противника в Канале вызвало опасения относительно появившейся у германцев возможности высадить армейский корпус для захвата плацдарма в тылу. Шербур находился на оконечности полуострова Котантен — по особенностям местности напоминавшем Корсику — и флот опасался того, что «отрезать Котантен от Франции будет столь же легко, как Гибралтар от Испании». Армия, конечно, заверяла, будто ее мобильные части «подойдут из глубины страны... и сбросят врага обратно в море», но эти части не могли быть сконцентрированы у Ренна раньше, чем на двадцать второй день после начала войны, и существовала лишь одна железная дорога от Каэна до Шербура для их перевозки».Опасения французов относительно возможности внезапной атаки германцев на Шербур (восходившие к 1814 году) имели под собой некоторые основания. Как во время церемонии в Киле, так и в другое время офицеры германского флота довольно свободно говорили об этом проекте, и сам Тирпиц планировал миноносную атаку в самом начале войны. Сложно сказать, тем не менее, каким образом германский флот мог бы заполучить целый армейский корпус для десанта.

Рост мощи германского флота привел к важным изменениям в диспозиции французских сил. Началось перемещение сил из Средиземноморья в Канал. В самом Канале слишком уязвимый Шербур потерял свое прежнее значение. Прикрытый отмелями Дюнкерк — идеальная база для миноносцев и крейсеров — стал передовым постом обороны от германского флота. Брест же стал базой как для крейсеров, так и для Эскадры Канала — должных действовать против Англии. В результате важность Бреста сильно выросла — и он стал основной военно-морской базой на севере Франции, Шербур вступил в период упадка, а Дюнкерк стал важнейшей вспомогательной базой. Эту ситуацию можно проиллюстрировать объемами запасов угля: в 1896 году в Шербуре они достигали 29000 тонн, а в Бресте — почти что уровня Тулона — 50000 против 54000 тонн.

В 1892 году депутаты несколькими парламентскими биллями вновь вернулись к предложенному еще Гужаром в 1881 году усовершенствованию портов — с тех пор так и остававшимся на рассмотрении парламентскими комитетами.Работы, начатые в Бресте по размаху и важности вряд ли уступали тем, что велись в Бизерте. План Гужара предусматривал ни больше ни меньше, как закрыть длинный узкий канал, ведущий в порт, возведя дамбу длиной в милю — что давало полностью защищенную закрытую якорную стоянку, в которой — как в озере у Бизерты — заблокированная эскадра могла практиковаться в маневрировании. Добавив ряд пирсов для бункеровки, позволявших заметно ускорить погрузку угля крейсерами, и расширив арсенал, французы получали совершенно преображенный военный порт. Тем не менее к возникновению кризиса 1898 года эти работы все еще не были завершены, и в плане береговой обороны, прибрежных фортов, находящихся невдалеке от берега островов, и портовых работ, французский флот подошел к Фашодскому кризису в совершенно неготовом состоянии.

Бизерта, официальное открытие которой состоялось 4 июня 1895 года в ответ на открытие Кильского канала, так и осталась три года спустя незащищенной. Пушки так и остались до лета 1897 года в Боне — пока не было заключено соглашение, разрешившее споры Франции и Италии по поводу Туниса. В то же время борьба с армией за контроль над береговой обороной все усиливалась — когда кризис наконец разразился. По армейскому плану предполагалось защитить порт шестнадцатью пушками — из которых ни одна не была крупнее 100-мм. Итальянцы располагали на Маддалене 101 тяжелым орудием, англичане — сотней тяжелых пушек на Мальте. Во время Фашодского кризиса в Бизерте была установлена едва ли дюжина пушек, обслуживаемых армейскими офицерами, которые потребовали от Парижа скорейшей присылки как можно большего количества моряков — поскольку они сами просто не были способны отличать французские корабли от английских.

В 1898 году в Бизерте все еще не было ни доков, ни складов — так как флот не хотел размещать их там, где они могли попасть в руки англичан. Даже портовые работы не были набраны в должном объеме. Сильное течение в канале делало ночную навигацию в нем смертельно опасной. Успех американцев, затопивших судно поперек канала в Сантьяго показал, что Бизерта может быть заблокирована одной единственной удачной вылазкой. Мост, неосмотрительно построенный над каналом у самого входа в него предоставлял другую отличную возможность заблокировать порт. Кроме того, канал был слишком узок, и арсенал — и близлежащий городок Ферривилль все еще строились.

Корсика — центр линии французских баз, предназначенных для действий против Италии — не имела гаваней, пригодных для основания военно-морской базы. Несмотря на все призывы Jeune Ecole не было сделано практически ничего — кроме укрепления Аяччо, ставшего временной угольной станции и основания в Бонифачио торпедной станции. Последняя располагалась очень удачно, но была слишком мала. Неплохая бухта у Порто-Веккьо, в которой Локруа и Jeune Ecole рассчитывали основать базу, находилась на неподходящей стороне острова, и легко могла быть заблокирована силами, базирующимися в Маддалене и Специи. Укрепив Маддалену итальянцы выбрали единственный вариант действий, на который Франция не могла достойно ответить.

Оборона за пределами Европы

В те годы никто не беспокоился относительно того, защищены колонии, или нет. Так называемые системы обороны колоний, сменявшие одна другую при каждой смене правительства, были рассчитаны в основном на сбережение средств. Как обычно, единоначалия не было и в помине — а основная ответственность лежала на флоте — так как вся оборона оплачивалась из колониального бюджета.

Основные меры по обороне колоний осуществлялись морской пехотой, представлявшей собой по сути армейскую часть, в которой офицерами были офицеры флота. Морская пехота была одной из служб Морского министерства, так и не получившей автономии и контроля над своим собственным личным составом. Пока жалование им выплачивалось управлением по делам колоний, количество высших офицеров было очень невелико. В 1894 году очередной приступ экономии привел к тому: что в Тонкине остался один генерал вместо прежних трех — и он один, располагая лишь 26 тысячами человек, и местным ополчением, должен был защищать территорию по площади превосходившую территорию Франции, Италии и Бельгии.

Но основной проблемой морской пехоты был не столько недостаток войск, сколько отсутствие плана действий в случае войны. Части размещались в колониях по принципу «батальон там, батарея сям» — не связанные ни системой железных дорог, ни имея укреплений, и часто — без определенных пунктов сосредоточения. Подобно американской армии тех дней, французские колониальные силы были довольно многочисленны, но разбросаны по небольшим постам на обширной территории. Эта система была хороша для подавления восстаний туземцев — но была практически бесполезна против чего-то еще.

Пренебрегая обороной колоний, Jeune Ecole по прежнему полагала, что любой тропический островок может стать если и не новым Гибралтаром, то хотя бы угольной станцией — хотя и не с таким энтузиазмом, как в 1880-х годах. В развернувшемся в 1890 году споре по этому вопросу — не давшем, впрочем, никаких результатов — в качестве мест для основания угольных станций предлагалось не меньше пятнадцати пунктов. Вопрос о слабости французского опорного пункта в Красном море — Обока, или же альтернативного, лежащего за Баб-эль-Мандебским проливом Шаих Саида, вновь был поднят во время итальянской экспедиции в Эфиопию в середине 1890-х годов. Восточные острова, Тубуаи и торговые маршруты через Тихий океан также не выбрасывались из головы — но решимости вновь, после финансового скандала 1892 года с финансированием Панамского канала, в который оказались вовлечены многие политики, говорить о Панаме, ни у кого не было.

Французы пренебрегали обороной тропических островов и других баз до спора с Англией по поводу реки Нигер, возбудившего их опасения. К концу 1897 года министерство выпустило указания по обороне и организации угольных станций. Генерал Борньи-Деборде посланный с заданием проверить базы и станции, счел, что после десяти лет небрежения оборона пришла в упадок. Сайгон в Индокитае, оборона которого сильно облегчалась его географическим положением, был едва ли не единственной базой, которую французский флот мог использовать для операций за пределами Франции. Его мастерские могли ремонтировать машины, и в Сайгоне было пять сухих доков — но ни один не мог вместить крейсер первого класса. В Сайгоне насчитывалось лишь пять древних миноносцев, оставшихся со времен экспедиции Курбэ в 1885 году.

В Диего-Cуарезе на Мадагаскаре не было ничего, кроме казарм, угольной станции и госпиталя: все это осталось от армейской экспедиции 1885 года. Не было доков, а порт защищался дюжиной 5.5-дюймовых орудий модели 1870 года. Армейская экспедиция 1895 года, довершившая завоевание острова, стала едва ли не самым плохо организованным колониальным завоеванием, предпринятым когда-либо Францией. К началу Фашодского кризиса французы только начали создавать достойную оборону Диего-Суареза.

Дакар, который, как и Брест, по сути игнорировался сторонниками Туниса, Тонкина и Мадагаскара, был прикрыт шестнадцатью 9.4-дюймовыми пушками (четырьмя — модели 1870 года, и двенадцатью — 1864 года), не имел сухих доков, ремонтных мастерских, и даже закрытой якорной стоянки. Постройка молов и сухих доков началась весной 1898 года. Форт де Франс на Мартинике, являвшийся важной базой — несмотря на трудности защиты столь малого острова, имел единственный за пределами Франции сухой док, способный вместить крейсер первого класса — но был практически не укреплен. Хорошо продуманный план создания обороны, включавший постройку трех фортов, начал осуществляться в 1897 году . В целом, предпринятые в 1897 году меры сильно запоздали, и во время Фашодского кризиса французский флот не имел ни одной современной угольной станции.

Но даже если бы они и были — то кораблей, которые могли бы ими воспользоваться, не существовало. В соответствии с новой морской политикой Франция не строила корабли для старого флота стационеров. В 1891 году Палата резко выступила против мер, которые могли бы привести к тому, что современные корабли оказались бы в случае войны вдали от метрополии. Новые крейсера, построенные для разведки в Средиземном море, были слишком малы, чтобы их можно было послать на дальние станции. В 1898 году на Дальнем Востоке французы имели два старых броненосца-стационера, один новый броненосный крейсер, и три крейсера второго класса. Ни на одной другой станции не было ни одного современного крейсера.

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

6 ноября 1898 года-английская эскадра бомбардировала с моря Дюнкерк.В городе и гавани значительные разрушения и жертвы.Выпуск утренних парижских газет задержан.около полудня столичные французские газеты вышли с траурными рамками и сообщениями о варварской бомбардировке мирного города английскими цепными псами.

В тот же день стало известно об предполагаемом скором отъезде русского посла из Лондона.Английский МИД вручил русскому послу ноту в которой,"во избежание недоразумений",были перечислены те пункты,распространение на которые военных действий самым серьезным образом затронуло бы интересы Англии и повлекло бы объявление войны России.Эти пункты-Суэцкий канал,Египет,Персидский залив,Индия.(как позже писали осведомленные лондонские газетчики,при прочтении британской ноты,русский посол улыбнулся,пожал плечами и сказал ,ни к кому не обращаясь-"Спасибо,кэп!")

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

6 ноября 1898 года- морской бой у островов Силли. Четыре французских крейсера во время поиска обнаружили и обстреляли на предельной дистанции три английских крейсера, перестрелка продолжалась около часа, после чего стороны ,не достигнув результата и не имея повреждений, разошлись на контркурсах ,прервав бой.

7 ноября 1898 года: произошло сражение в Ла-Манше .

Около 11 часов утра французская эскадра,двигаясь одной кильватерной колонной(броненосцы "Шарль Мартель", "Массена", "Бувэ", "Жорегиберри", "Карно", "Шарлемань",»Сен-Луи», "Голуа") получила сведения об обнаружении дозорными кораблями неприятельских сил. Благодаря лучше поставленной разведке (в авангарде эскадры шел отряд из трех броненосных крейсеров и двух легких крейсеров ) и береговой семафорно-телеграфной системе Франции, французы первыми обнаружили британцев и долгое время оставались необнаруженные сами.

Британская эскадра шла двумя колоннами. Первую(правую) колонну составляли броненосцы "Маджестик", "Магнифишент", "Илластриес", "Принц Георг" и "Ганнибал" .Вторую(левую) - броненосцы "Марс", "Юпитер", "Цезарь", "Худ" и "Резолюшен" .

К полудню обе эскадры сблизились на дистанцию для сражения. Первая фаза сражения началась в 12.40 с перестрелки на большой дистанции.Французская эскадра сразу постаралась обрушиться на правую кильватерную колонну англичан.

Несмотря на то,что британцы имели преимущество за счет лучшей выучки канониров и добивались большего числа попаданий , огонь устаревших британских орудий, требующих для перезарядки постановки в диаметральную плоскость, был очень медлителен, а низкая начальная скорость не позволяла эффективно пробивать толстую броню французских кораблей.

Французская эскадра сблизилась с правой британской колонной, возглавляемой сэром Гарри Роусоном. Начавшаяся вторая фаза боя происходила уже на средних дистанциях(на средней дистанции, современные французские тяжелые орудия ,скорострельные, с длинными стволами и снаряженными мелинитом снарядами оказывали прямо-таки катастрофическое воздействие на недостаточно защищенные британские корабли. К тому же маневренность французской эскадры оказалась неожиданно(для британцев) выше, так как британцы все еще используют устаревшую систему "маневров по приказу" вместо простого "следования за флагманом".

Около 13.35 французам удалось сосредоточить огонь своей эскадры на британском флагмане " Магнифишент ". Получив несколько пробитий цитадели и множество попаданий тяжелыми фугасами в незащищенные оконечности, британский броненосец неожиданно опрокинулся на правый борт во время резкого поворота и быстро затонул. Затем французский адмирал направил имевшиеся при эскадре несколько миноносцев в атаку во время боя главных сил(броненосцев). Это была совершенно новая тактика боя, еще не известная в британском флоте.Однако французские миноносцы всякий раз запаздывали с производством атаки.Строй кораблей постоянно сбивался и в конце концов миноносцы вышли из боя,так и не достигнув какого-либо результата. Тем не менее маневрирование миноносцев и угроза минной атаки расстроили британский строй. В результате, французам удалось охватить хвост введенной в замешательство правой британской колонны, и энергичным огнем вывести из строя "Ганнибал".

В 14.15 четыре французских броненосца завязали бой со второй британской колонной, оттягивая на себя внимание половины британских сил. При этом броненосец "Бувэ " получил несколько попаданий,совершенно превратившие корабль в пылающий остров-артиллерия была выведена из строя,палубные надстройки ,дымовые трубы были или уничтожены или объяты пожаром.Во избежание гибели «Бувэ» вышел из боя и в сопровождении миноносцев начал отходить к Гавру.

Перестроившись, французы возобновили артиллерийский бой, атакуя вторую(левую) британскую колонну .Вновь была предпринята атака четырьмя французскими миноносцами. Одному из миноносцев, под командованием храброго лейтенанта Сэнеса, в 14.40 удалось сблизиться с поврежденным, заметно отставшим от основных сил «Ганнибалом» и поразить одной миной в корму. Английский броненосец окончательно потерял ход,и около 15.00 затонул. Сэнес подобрал из воды 30 английских моряков. Еще около 40 были спасены двумя другими французскими миноносцами.

После гибели «Ганнибала» англичане, опасаясь дальнейших потерь и повреждений флота и обесураженные (если не сказать- деморализованные) понесенными потерями, решили выйти из боя.

Французская эскадра некоторое время продолжала вести огонь, преследуя отходившие британские корабли, но около 16.10 прервала огневой контакт и взяли курс на Гавр.

В последующие несколько часов после прекращения боя главных сил, обе стороны обменялись несколькими «булавочными уколами»-английские и французские миноносцы произвели несколько атак, впрочем оказавшимися безуспешными. С наступлением сумерек столкновения прекратились.

Итог сражения-англичане потеряли два броненосца(причем один-от успешной атаки французского миноносца).Несколько кораблей получили различные повреждения и нуждались в ремонте.

Французы не потеряли ни одного корабля,но три броненосца были серьезно повреждены,а «Бувэ» вышел из строя до конца войны.Различные повреждения получили и несколько миноносцев.

P.S отдельное спасибо коллеге Графу Цеппелину(воспользовался некоторыми его наработками).

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

8 ноября 1898 года: известие о поражении в Ла-Манше ,достигшее Лондона поздним вечером 7 ноября вызвало волнение в адмиралтействе и правительстве. А к утру следующего дня телеграммы о сражении ,произошедшем накануне разнеслись по всей Великобритании.

Средиземноморский Флот экстренной телеграммой адмиралтейства отозван для защиты метрополии. Исправные корабли Флота Канала получили распоряжение передислоцироваться в Бристоль, опасаясь атак французских миноносцев. Тем самым, фактический контроль над водами Ла-Манша переходил в руки французского флота.

9 ноября 1898 года- второй крейсерский бой у островов Силли. В скоротечном бою французские броненосные крейсера "Дюпуи де Лом" и "Амираль Шарнэ", при поддержке бронепалубных крейсеров "Декарт", "Кассар" и нескольких миноносцев вынудили шесть британских бронепалубных крейсеров отойти. Стороны обменялись несколькими попаданиями и незначительными повреждениями.

10 ноября 1898 года- Объединенная франко-русско-турецкая эскадра подошла к египетским берегам и приступила к высадке экспедиционного корпуса в Александрии(одна русская стрелковая бригада, на транспортах, прикрываемых двумя французскими крейсерами, высаживалась в Порт-Саиде).

В тот же день Великобритания официальной нотой уведомила правительство Российской империи о состоянии войны между Англией и Россией.

Вечером 10 ноября британское правительство уведомило Турцию о начале войны.

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте учётную запись или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учётную запись

Зарегистрируйтесь для создания учётной записи. Это просто!


Зарегистрировать учётную запись

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас