Корреспондент Рива Блюм.

108 сообщений в этой теме

Опубликовано: (изменено)

домик Джефферсона

 

В одном из вариантов перевода фильмы "Успеть до полуночи" с де Ниро прозвучала такая фраза.

 

"- Джек, перестань валять дурака. Где ты?

 

-Где я? Я в Бойсе, Айдахо.Нет-нет, погоди минутку.Я в Анкоридже, Аляска.Нет-нет, постой.Я в Каспере, Вайоминг. Я в домике президента Джефферсона,и у меня в петлице розовая гвоздика".

 

 

;)

До сих пор вспоминаю с улыбкой...

 

 

 

 

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

По-прежнему(как истинный графоман) занимаюсь переделкой произведения.

Начало теперь будет выглядеть так...

 

 

 

                                                                                                                          =Корреспондент Рива Блюм.=

 

                                                    Альтернативно-историческое произведение в руританском стиле с элементами шпионско-политического детектива и с некоторым архитектурным уклоном.

 

Пролог...

 

11 ноября 1933 года.

Москва...

 

-…русские архитекторы эпохи эклектики, с упоением и тщательностью копировавшие формы русских храмов середины XVII века, считали эти формы и весь стиль «узорочья» наиболее ярким выражением русского духа. Но представьте, каково же было бы их изумление, если бы они смогли увидеть в ширинках и колонках Исторического музея, с беспримерной археологической сухостью воспроизводящих те же детали из каких- нибудь боярских палат или церкви в Останкине, не столько народную тягу к обильной и разнообразной декорации плоскости, сколько чуждое влияние архитектуры немецкого маньеризма?

      На лице говорившего, известнейшего московского зодчего Щусева, блуждала ухмылочка, а в словах его, в интонации речи, чувствовалась  академическая снисходительность …

   Государь Федор III недовольно поморщился. Это не укрылось от взоров архитекторов, собравшихся на совещании Императорской Высшей Архитектурной Комиссии в Теремном дворце Кремля. Нетерпеливо заерзали Крюков и Фомин, «русский шотландец» Колли прикрыл глаза, Иофан уткнулся в разложенные на столе бумаги и чертежи, Жолтовский откинулся в кресле и тревожно вглядывался в лицо государя, а сидевшие чуть поодаль представители «архитектурной оппозиции»- конструктивисты братья Веснины и Ладовский, и лидер авангарда Мельников переглянулись между собой.

   Щусев, казалось, не замечая недовольства государя, продолжал:

- После недолгого Смутного времени русская архитектура опоминалась медленно и имела в качестве образца, кажется, только зодчество конца XVI века, эпохи царей Федора Иоанновича, Бориса и Федора Борисовича.

-Вы имеете в виду годуновский стиль?- быстро спросил государь.

-Да, Ваше Величество. Зодчие и заказчики как будто наводили мостик через годы Смуты…И потому, при царе Федоре Борисовиче  и типы храмов, и их декор повторяли сложившиеся еще в предшествующем веке схемы. Только одну своеобразную тенденцию можно отметить в первое десятилетие после восшествия на престол государя Федора Борисовича: стремление к умножению и дроблению изначально цельного и строгого итальянизирующего декора «годуновского» стиля.

- Время правления царя Бориса и сына его, Федора Борисовича не вызывало стремления к изоляции и восстановлению всего обихода православного царства. - заметил государь.- Напротив, напомню вам- было  понимание того, что без технических, военных, культурных и даже этикетных новшеств Запада существование страны не столько невозможно, сколько ущербно.

-Да, Ваше Величество. - усмехнулся Щусев.- Источником этих новшеств не могла быть соседняя Польша, столь близкая и опасная именно после беспокойных лет Смуты. А потому Польша и стоящий за ней католический мир , пожалуй, за исключением Австрии и союзных ей земель Германии и его архитектура на Московское царство влияния в первой половине века не оказывали. Гораздо привычнее были обеспеченные торговым обменом связи с протестантским миром Северной Европы: с Голландией, Англией, Германией и даже враждебной соседкой Швецией…

- Я понял, что вы хотите сказать.- перебил Щусева государь.- Что эти связи прямо отражаются в архитектурной ситуации. Но право, стоит ли перечислять и упоминать всех этих голландских, немецких и шведских мастеров? Наше совещание посвящено обсуждению концепций формирования нового облика столицы- представительного, достойного и вместе с тем- приветливого и человечного.

-Ваше Величество, предпосылки для формирования новой столичной архитектуры имеются.- возразил Щусев.- Я говорю о том, что заметно хуже дело обстоит со стилем. Собственно, мое вступление о выборе архитектурного стиля. Архитектура есть, стиля – нет!

-Вы речь ведете о двойственной природе культуры времени первых Годуновых.- заметил государь.- А клоните к чему? Что использование западных форм носило тогда и носит сейчас характер эпизодический, что это не прямой подход к усвоению всего стиля, а отдельные попытки, пробы и декоративные вставки? Кто ж спорит, что это происходит только в отдельных случаях, а в основной массе памятников стиль оставался адаптированным?

-Нам потребуется новое обращение к западной архитектуре.

-То есть, применительно к вашим словам, нам вновь может потребоваться что-то эдакое, сопровождавшееся бы сменой ориентации? При ранних Годуновых речь шла о смене ориентации с немецкого маньеризма на маньеризм голландский, и в конце концов- о создании нового, нарышкинского стиля, первого стиля русской архитектуры? Я правильно вас понял, Алексей Викторович?

-Точно так, Ваше Величество. Стиля, в котором классические ордерные формы заняли ведущее место.

-Ну, это уже надобно адресовать специалистам.- вздохнул Федор III.- Об этом мы с вами и переговорим, но прежде сделаем небольшую паузу в ходе нашего совещания…

Царь прервал совещание и вышел из залы…Его ждал глава Контрразведывательной Части генерал Ордин-Нащокин.

Государь принял явившегося на аудиенцию генерала запросто, прервав ненадолго совещание Высшей императорской Архитектурной Комиссии, и сразу оглушил вопросом:

-Как вы считаете, генерал, что нас ждёт в будущем, не очень отдалённом, лет эдак через пару или тройку?

Вопрос был неожиданный и, как показалось Ордин-Нащокину, неглавный в их беседе, и он пожал плечами.

- А всё-таки?

-Точно ответить не могу, Ваше Императорское Величество. Уточните, где?

-В Манджурии! – сказал государь Федор III.- Вы умный человек, стараетесь держаться подальше от политики… Что вы думаете о перспективах развития обстановки  на северо-востоке Китая?

- Думаю, ничего особенного, наше положение в Манджурии устойчивое.

-Почему вы так думаете? Европа хочет, чтобы Германия пододвинулась к нам, чтобы мы и немцы воевали друг с другом. Разве японцы пропустят этот момент или они пойдут на Америку? Думаю – нет! Вот по линии заграничной агентуры департамента полиции мне регулярно сообщают весьма интересные сведения о германо-польско-японских отношениях. Из серьезного польского источника. Например о том, что во второй половине ноября в Берлин приедет японская военная миссия для переговоров с немцами и поляками. От польской стороны должен прибыть начальник генштаба Гонсиоровский. Как видите, генерал, тенденция сближения Германии, Польши и Японии налицо. Угроза заключения союза трех стран серьезна. Представьте, генерал, ежели Польша и Германия дадут Японии заверения в том, что они готовы выступить против нас в подходящий день и час, скажем, на следующий день после начала военных действий между Россией и Японией?

-Япония недостаточно подготовлена, чтобы начать войну с нами немедленно.- сказал Ордин-Нащокин.

-Я бы выразился иначе. Извечный спор между японской армией и японским флотом о первенстве внешнеполитического курса и направлении агрессии на Север или Юг еще не завершен. Мне тут еще предоставили справочного материала- американские дипломаты в Токио высказывают соображения  по поводу того, что Япония может попытаться спровоцировать Россию на войну без того, чтобы затронуть САСШ. Сообщают в Государственный департамент, что японское общественное мнение считает русско-японскую войну неизбежной…А насколько вероятно сближение Цинской Манджурии с Северо-Американскими Соединенными Штатами? Каковы вообще намерения Вашингтона и Токио на Крайнем Востоке? Я имею в виду военное планирование и их последние военные приготовления. Американцы усиливают свой флот в Восточной Азии, японцы принимают новую военно-морскую программу, а между тем я получаю по линии Военного министерства успокоительные доклады о блестящем положении дел с организацией нашей обороны на Крайнем Востоке, хотя, по моему глубокому убеждению,  положение там не вполне устойчивое. И не в должной мере освещено. Полагаю, что военная разведка заинтересованной стороны, я имею в виду прежде всего Японию, ставит перед своей агентурой и перед своими военными атташе ряд вопросов военного характера, с целью выяснить и оценить наш военный потенциал на Крайнем Востоке. Однако...Создается впечатление, что вы и военный министр просто боитесь сообщать  правду! Генеральный Штаб только регистрирует информацию?!

-За  военного министра и Генеральный Штаб я ответить не могу…

-А я за всех и не спрашиваю. Что будете делать вы, генерал Ордин-Нащокин, отвечающий конкретно за работу военной контрразведки? Конкретно вы? Найдите возможности составить для меня истинную картину происходящего. Это первое. Далее- третьего дня открываю "Биржевые ведомости" и на четвертой странице читаю материал с обзором положения на Крайнем Востоке, в том числе про наши военно-стратегические предположения. Что такое? Дал распоряжение выяснить...Сообщают- материал в "Биржевых Ведомостях" перепечатан  из одной парижской газеты. Газета серьезная, деловая...Откуда в парижской газете этот материал, эти сведения? Выясняется - и в парижской газете перепечатка. Из "Франс Милитер". И у "Франс Милитер"-перепечатка, но уже из газеты шанхайской. И между делом - приводятся целые пассажи из совершенно секретного, вернее, бывшего таковым до недавней поры, доклада начальника оперативного отделения штаба Заамурского военного округа, полковника Махина..."О  стратегических соображениях нашего положения на Крайнем Востоке"...Мило...Откуда, генерал, в шанхайской газете секретные сведения? А в журнале "Чайна Уикли Ревью"- статья о наших вооружениях на Крайнем Востоке.  С цифрами, между прочим... Есть утечка, так?

-Так, Ваше Величество...

-Утечку надо пресечь. Свяжитесь с директором департамента полиции...Я понимаю, специфичность задач вашей службы, антагонизм между подобными структурами и все такое...Но в данном случае интересы дела требуют слаженной и четкой работы. Установите контакт и работайте в данном направлении сообща. Это второе. Теперь - группой наших финансистов и крупных промышленников на Крайнем Востоке задумано очень интересное и перспективное дело. Часть производимых работ в интересах задуманного, будет закамуфлирована под некие военные мероприятия. Я прошу вас, генерал, обеспечить по линии контрразведывательной части необходимое прикрытие проводимых работ. Все необходимые материалы вы получите у моего статс-секретаря. Он ждет вас. Это третье. Проработайте варианты и конкретные предложения, с ними я жду вас через десять дней. Это все.

 

 

 

11 ноября 1933 года.

Москва. Кремль.

Статс-секретарь императора, а по старинке-заведующий Собственной Его Императорского Величества канцелярией, Сергей Сергеевич Танеев ожидал Ордин-Нащокина при выходе из императорского кабинета. Сухо поздоровавшись с генералом, Танеев предложил пройти к нему.

Статс-секретарь Танеев был высок, строен. Он передал генералу тоненькую картонную папку зеленого цвета. Ордин-Нащокин машинально папку приоткрыл, мельком взглянул: несколько листков бумаги, исписанных от руки. Танеев предпочитал время от времени конспиративные методы: никаких пишущих машинок, никаких стенографисток, ни одного следа любого вида.

-Генерал, прежде чем вы ознакомитесь с материалами, которые я вам передаю, хочу сказать следующее: как вы уже слышали от государя, группой наших финансистов и крупных промышленников на Крайнем Востоке во главе с Покотиловым задумано очень интересное дело. Весьма перспективный проект, который может обеспечить ни много ни мало, переворот в области монополии на мировую торговлю, каковую по-прежнему пока удерживает Великобритания. И к каковой безусловно стремится Вашингтон. Пока проект в стадии подготовки и проработки, но господин Покотилов уже предпринимает некоторые шаги в области усиления позиций своих предприятий на мировых биржах. На перспективу. В первую очередь на московской и лондонской биржах.

-Ближе к делу.-коротко сказал Ордин-Нащокин. Напускаемый Танеевым туман стал его раздражать.

-Есть некий государственный фонд, который имеет определенный доступ к конфиденциальной биржевой информации…Можно точнее отслеживать движение акций…

- Ну и?

- Были замечены странные движения на биржах.

- Соблаговолите объяснить суть.

- Движения, о которых я говорю, отличаются от простых колебаний. Они кажутся согласованными. И отмечается тенденция, что  в дальнейшем согласованность действий будет нарастать. У нас пока нет сведений ни об именах, ни о количествах. О смене владельцев в крупных пакетах акций покотиловских предприятий речи пока не идет. Пока.

- Вы хотите сказать, что есть устойчивая тенденция к поглощению?

- Да. Этого мы опасаемся.

- Ну, не так уж это абсурдно. Курс растет. Позиции меняются.- пожал плечами Ордин-Нащокин.-Это же биржа…

- Было бы крайне нежелательно, если в момент начала реализации Покотиловым собственного проекта, ключевые пакеты его предприятий перешли в чужие руки. Или бы оказались под контролем иностранного капитала.

- Почему этим вопросом должны заниматься мы, военная контрразведка?

- Привлечение каких-либо иных организаций к решению вопроса мы считаем нецелесообразным.- ответил Танеев.- Будет лучше, если вопрос будет разрешен именно вашим ведомством. Во избежание определенных политических осложнений и под соусом борьбы с военно-промышленным шпионажем.

-Что конкретно требуется от меня и от моего ведомства?

- Прежде всего, как вы уже поняли из слов государя, необходимо обеспечить по линии контрразведывательной части прикрытие работ, проводимых по проекту Покотилова. Установить имена заинтересованных лиц, я имею в виду тех, кто играет на биржах акциями покотиловских предприятий. Полагаю, круг этих лиц будет невелик. Кто за всем этим стоит.

Ордин-Нащокин пожал плечами.

-Это не вполне специфические задачи  для военной контрразведки.-заметил он.

-Я знаю.-кивнул Танеев.-Но вы сделайте так, чтобы ваше ведомство выполнило задачи. И вот еще что: наш отечественный финансист Покотилов не должен знать, что военная контрразведка занимается выяснением имен биржевых игроков и странными движениями вокруг акций его предприятий. Мы найдем возможность предложить господину Покотилову тесное взаимодействие с представителями вашего ведомства. А вы найдите возможность должным образом проинструктировать на этот счет своих людей. Надеюсь, вы понимаете о чем я говорю?

Ордин-Нащокин кивнул…

 

 

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

11 ноября 1933 года.

Москва. Кремль.

 

-Сергей Сергеевич, вы имеете понятие о проекте Покотилова?-задумчиво спросил Ордин-Нащокин.

-Имею, хотя и не в подробностях. В перспективе- переход всей мировой торговли под русский контроль. Взятие привилегии на всю Азию и Америку. Париж и Амстердам по нашему знаку будут готовы войти в дело паями на несколько миллионов. Для начала. Не знаю, как пойдет дальше, а теперь нечего Богу гневить. Пайщики получат ни много ни мало- сто сорок процентов.

-Сто сорок?

-Да. Паи будут давать и двести, и больше. Когда расширится на всю Россию, Азию и Америку. Прижучим англичан, американцев, да и немцев тож.

 

11 ноября 1933 года.

Москва.

 

        Генерал Ордин-Нащокин тяжело плюхнулся на заднее сидение «Руссо-Балта» и мрачно выдохнул:

-В Федоровский городок*...

        Генеральский лимузин резко рванул с места, Ордин-Нащокин недовольно поморщился, однако ничего не сказал шоферу, отвернулся к окну и прикрыл глаза.

Из Боровицких ворот «Руссо-Балт» вырвался стремительно, следом за ним выкатилась машина сопровождения - черный «Паккард». Автомобили на большой скорости напрямик устремились по Знаменке к Арбатской площади, наискосок пересекли ее, промчались по Поварской, возле памятника Органическому Регламенту* у Кудринской площади свернули к зоосаду, выскочили на Большую Пресненскую и понеслись к Пресненской заставе. Перед заставой машины ушли правее, на Воскресенскую, и через путепровод над железнодорожными путями товарной станции Александровского вокзала подлетели к Николаевским казармам. Здесь машина сопровождения приотстала, а генеральский лимузин свернул влево, через аккуратные ворота въехал на территорию Федоровского городка- комплекса зданий Военного Министерства Российской империи. Генерал Ордин-Нащокин, глава Контрразведывательной Части Особого делопроизводства военно-статистического отдела управления второго генерал-квартирмейстера Главного Управления Генерального Штаба прибыл на службу…От Кремля сюда совсем близко…

======

Федоровский Городок*-

Напротив  Путевого Дворца на Тверском тракте, выстроенного в честь пятидесятилетия знаменательной победы в Северной войне в 1763-1769 г.г.в русском неоготическом стиле, на Ходынском поле, в тридцатые годы ХІХ века, начал отстраиваться комплекс зданий Военного министерства - Федоровский городок. В более широком значении Фёдоровским городком позднее назвали все постройки в русском стиле XVII века, возведенные на Военном поле.

Считалось, что прообразом Фёдоровского городка послужил сооружённый в XVII веке Царский дворец в селе Коломенском. Комплекс был задуман как посад и подворье, по образцу старинных монастырских или боярских усадеб, как правило состоящих из нескольких палат и теремов и обнесённых оградой. Главные здания, выходящие фасадами к Тверскому тракту и Романовскому Путевому Дворцу, были спроектированы в русском стиле XVII столетия, а второстепенные и служебные постройки — в духе гражданских сооружений Новгорода и Костромы. 

В плане комплекс представлял собой неправильный многоугольник. Своим внешним видом Городок напоминал Ростовский Кремль: здания были  обнесены каменной зубчатой оградой с «кремлевскими» бойницами и шестью «сторожевыми» башнями по углам. Иллюзию подлинности древнерусских белокаменных палат усиливали отдельные мотивы внешнего и внутреннего декоративного оформления зданий: орнаментальная резьба по камню, зеленая черепица и вырезанная по рисунку дранка (гонт) для кровли, росписи сводов парадных помещений и лестниц.

В комплекс зданий Федоровского городка первоначально входили: находившийся несколько в стороне от основных построек  Федоровский Государев собор – точная копия Московского Благовещенского собора Московского Кремля в его первоначальном виде — любимое место молитвы первых Царей из Дома Годуновых,  Ратная палата( в которой расположилось Управление Дежурного генерала, ведавшее так называемой инспекторской частью — прохождением службы, наградами, пенсиями и т. п., а также всеми второстепенными задачами Генерального штаба), Белокаменная палата (Управление первого генерал-квартирмейстера, ведавшее вопросами устройства и образования войск в мирное время и службой офицеров Генерального штаба), Трапезная палата (здание для собраний военного духовенства), Георгиевская башня( в которой с 1910 года размещалась Главная радиостанция Военного министерства), казарма для нижних чинов, дом для «нижних служащих», стены ограждения, шесть угловых башен, ворота, дом диаконов Федоровского Государева собора (Розовая палата), дом причетников  Федоровского Государева собора (Желтая палата), здание офицерского собрания, прачечная (Белая палата).

Комплекс представлял  собой древнерусский город, обнесенный прямоугольной в плане, но сложной силуэтно крепостной стеной, включающей в себя палаты разной этажности и формы с внутренними дворами, башни, въездные ворота, главные из которых ориентированы на здание Путевого Дворца.

Цоколи и внешние ступени всех зданий были выполнены из серого финляндского гранита. Главные и частично внутренние фасады были облицованы белым старицким камнем. Все здания были покрыты поливной зеленой черепицей кремлевского типа.

Позднее, в середине XIX века, к Федоровскому городку, с восточной и южной части были пристроены новые здания, сформировавшие обширный и сложный комплекс построек разного назначения, но единых по архитектурным формам. Федоровский городок должен был сформировать в северной части Ходынского поля своеобразный национальный заповедник, воссоздававший облик древнерусской архитектуры, которой императорская семья отдавала предпочтение. В качестве образцов для стилизации были взяты Поганкины палаты в Пскове, Теремной дворец в Москве и дворец царевича Дмитрия в Угличе (с элементами декора, заимствованными из архитектуры Московского Кремля и старинных русских построек на севере. В плане здание напоминало развитое палатное строение XVII века «глаголем»). Последний не только расширил географию исторических прототипов комплекса (гражданские сооружения Пскова и Новгорода брались за основу при проектировании восточной не парадной стены Феодоровского городка), но и обогатил ее символически как место смерти последнего из Рюриковичей, приведшей  к власти новую царскую династию — Годуновых. В восточной части комплекса, напротив Солдатенковской больницы, возник старый русский городок с соборной площадью и улицами посада, где свободно размещены дворы с разновеликими постройками. Традиционная колокольня на площади городка стояла несколько в стороне от собора и соборной площади. Казалось, будто площадь застраивалась постепенно и вся планировка была лишена регулярного характера, но перетекание пространств и их взаимозависимость ясно прочитывались. Восточная часть Федоровского комплекса была занята Управлением второго генерал-квартирмейстера, Управлением Военных сообщений, Военно-Топографическим управлением, Военно-Ученым комитетом, Военно-судным управлением и Управлением военно-учебных заведений. В южной части комплекса были расположены Николаевские казармы, Казачьи казармы и здания Военного министерства (отданные под размещение главных управлений: артиллерийского, инженерного, интендантского, военно-медицинского и прочих). В обычном представлении казармы — рутинное по смыслу казенное сооружение предельно скучного вида. Здесь замысел ответственных за возведение построек архитекторов разительно отличался от такого понимания. Архитекторы продолжили оригинальное решение комплекса зданий в древних национальных формах, что соответствовало как их личному строю мыслей, так и пожеланиям свыше получить особо выдающееся архитектурное произведение: «предположение о перестройке всех зданий в Федоровском Городке в древнерусском стиле основано на личном Их Императорских Величеств желании».

Весь участок Николаевских и Казачьих казарм имел большую протяженность, растянувшись вдоль дороги на несколько сот саженей. К ним пристроили парадный двор с двумя башнями, служебный двор с конюшнями и здание Офицерского собрания, а много позже- в середине 10-х годов XX века- Авиационный городок. Он состоял из ряда нарядных деревянных построек на северной окраине Ходынского  авиационного поля- сдержанная по стилю, традиционная по форме, и вместе с тем отражающая бытовые потребности людей начала XX века русская национальная архитектура. Наконец, в начале 20-х годов была частично застроена западная часть Ходынского поля. Здесь возвели Дом Военного министра, Арсенал, здания Военного Архива, Азиатской Части Управления первого генерал-квартирмейстера, военной типографии, Канцелярии военного министра, Александровского комитета о раненных и газеты «Русский Инвалид».

возле памятника Органическому Регламенту*- памятник, построенный на народные деньги в 1818 году в честь столетнего юбилея  первого русского конституционного закона.

12 сентября 1718 года император Иван VI утвердил Органический Регламент, который, несмотря на свою противоречивость и классовый характер, сыграл значительную роль, был фактором прогресса, настоящим конституционным актом. Он положил основу учреждениям России нового времени. Регламент был призван установить стабильное положение в России, положить конец шатаниям в управлении и внести принцип твердой законности, перед которой все должны быть равны.

 

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

11 ноября 1933 года.

 

Москва.

 

       Британские агенты имели обыкновение встречаться со своими московскими осведомителями в самых неожиданных местах: прогуливаясь в парках воскресным вечером, в торговых пассажах, в пустых купе поезда столичного метрополитена, в безлюдных боковых пределах немногочисленных протестантских церквей и даже на кладбищах.

      Путь коллежского  секретаря  Александра Ивановича Коновалова лежал от Арбата к Никольской. Не то, чтобы далековато, но для ноябрьской Москвы не слишком приятная прогулка. Однако  Коновалов не стал вызывать к подъезду своего дома прекрасный новый семидесятипятисильный "ролльс-ройс", типа "Сильвер Гоуст ту" -"Серебряный  Дух-2",  двумя неделями назад  доставленный из  Англии  через  Архангельск. Жаль, что нельзя отправляться на встречу с британским агентом на «ролльс-ройсе»- его латунные ручки, петли, рожки сигналов, маленькие фонарики у лобового стекла всегда так весело блестели, начищенные старательным шофером. Тончайшая замша  подушек была  готова принять в  свое  лоно  седока.  Мягкость сидений удачно  сочеталась с  двойными рессорами задней оси,  создававшими поистине королевский  комфорт.   Александр  Иванович  потому  и  заказал  себе  такой автомобиль, что знал - британское королевское семейство пользуется только произведениями фабрики компаньонов Ролльса и  Ройса.  И он не прогадал.  Авто было действительно чудом британской техники.  Впрочем,  и дороговизны.  Одно только  шасси  стоило  около тысячи восьмисот фунтов стерлингов -  состояние. Кузов-седан,  выполненный  за  особую  цену  лучшим  каретником  Манчестера Джозефом  Кокшутом,   работавшим  на  Роллса  и  Ройса,  настоящее произведение искусства. 

     Коновалов и таксомотор не взял, пошел пешком. Миновал он Арбат, Знаменку, ворота с прорезными бойницами проездной Кутафьи башни, белеющей, точно шатер без крыши, остановился у перил моста через Александровский сад и засмотрелся на него. Это позволило ему уйти от тревог сегодняшнего дня. Внизу темнели голые аллеи сада. Сбоку на горе уходил в небо бельведер Румянцевской публичной библиотеки с ее стройными павильонами, точно повисший в воздухе над обрывом. Чуть слышно доносилась езда по оголяющейся мостовой…

     Коновалов прошел в Александровский парк и пошел дальше, Справа сухо и однообразно желтел корпус Арсенала, слева белели корпуса Московского военно-топографического училища*. Гул соборных колоколов разливался тонкою заунывною струей. Он скорыми шагами прошел сад, вышел за ограду, повернул вправо, миновал здание Земского приказа*,поднялся на Красную площадь.

       Возле Иверской у Воскресенских ворот готовили справлять торжество - «Московский» трактир праздновал открытие своей новой залы. В самом начале Никольской улицы, на том месте, где еще три года назад доживало свой век длинное двухэтажное желтое здание старых присутственных мест, высилась теперь четырехэтажная громадина- глыба кирпича, еще не получившая штукатурки, тяжелая, лишенная стиля, построенная для еды и попоек, бесконечного питья чаю, трескотни дансинга. Над третьим этажом левой половины дома блестела синяя вывеска с аршинными буквами: "Ресторан".

       Вот его-то и готовились открывать. Коновалов уже успел побывать там двумя днями ранее, на «предварительном открытии», по частному приглашению хозяев ресторана, с коими время от времени проворачивал интересные «гешефты». Как не отнекивался, как не хотел идти в очередное купеческое бахвальство, а пришлось пойти. За владельцами-сплошь старомосковские купеческие фамилии, а за фамилиями-вековые традиции. Нельзя не «уважить». Кто хозяйничает в городе? Кто распоряжается бюджетом? Купцы…Они занимают первые места в городском представительстве. Время прежних Титов Титычей кануло. Миллионные фирмы передаются из рода в род. Какое громадное влияние в скором будущем! Судьба населения в пять, десять, тридцать тысяч рабочих зависит от одного человека. И человек этот — не помещик, не титулованный барин, а коммерции советник или просто купец первой гильдии, крестит лоб двумя перстами. А дети его проживают в Ницце, в Париже, в Трувилле, кутят с наследными принцами, прикармливают разных упраздненных князьков. Жены их все выписывают не иначе как от Ворта. А дома, обстановка, картины, целые музеи, виллы…Шопен и Шуман, Чайковский и Рубинштейн — все это их обыкновенное menu. Так и тут, в ресторане…Залы - в два света, под белый мрамор, с темно-красными диванами. Длинный коридор с кабинетами с отделением под свадьбы и вечеринки, с нишей для музыкантов. Чугунная лестница, вешалки обширной швейцарской - со служителями в сибирках и высоких сапогах…

      На торжество шел все больше московский купец. А потом, уж к вечеру, станут подъезжать и господа…У всех лица будут сиять медными пятаками…Желудок растягивается…Все вместит в себя этот луженый котел: и русскую и французскую еду, и ерофеич,и шато-икем. Справляется чисто московское торжество - купеческий обед с выписной рыбой «barbue», со щами, с гурьевской кашей, с  расстегаями,  с ботвиньей и прочей ерундой…Еще один трактир…Куда ни взглянешь, везде воздвигнуты хоромины для необъятного чрева всех «хозяев», приказчиков, артельщиков, молодцов. Сплошная стена, идущая до угла Театральной площади, - вся в трактирах…Рядом с громадиной «Московского» - "Большой Патрикеевский". А подальше, на перекрестке Тверской и Охотного ряда, напротив «Националя»- опять каменная многоэтажная глыба, недавно отстроенная: "Большой новомосковский трактир". А в Охотном - свои, благочестивые трактиры, где в общих залах не курят. И тут же внизу Охотный ряд развернул линию своих лавок и погребков на французско-итальянский лад. И отовсюду гремит оглушительно: "Славься, славься, святая Русь!".

   Коновалов сплюнул.

     Площадь перед Воскресенскими воротами полна была дребезжания таксомоторов. «Таксеры», коих московская публика по-прежнему кличет извозчиками-лихачами, выстроились в ряд, поближе к трамвайным рельсам. Трамваи, редко в один вагон, больше  в два, в три, то и дело ползли вверх, к собору Святой Троицы на Рву (к храму Василия Блаженного), вдоль Верхних торговых рядов и вниз, к Тверской, к «Националю», грузно останавливаясь перед бурмистерским подъездом*. На паперти в два ряда выстроились монахини с книжками. Две остроконечные башни Воскресенских ворот с гербами пускали яркую ноту в этот хор впечатлений глаза, уха и обоняния. Минареты и крыши Исторического музея, вылезающего из-за трактирного четырехэтажия давали ощущение настоящего Востока. Справа  темно-красная кирпичная стена Кремля…А за стеной виднелись  огромные золотые шишаки храмов Всех Святых и  Спасителя.

Коновалов вздрогнул- кто-то сзади подхватил его под руку, пахнуло дорогим парфюмом. Оглянулся. Сбоку  придвинулся англичанин.

 - Чем могу быть полезен? - осведомился Коновалов, обменявшись с англичанином рукопожатием. Ладонь у того была сухая и прохладная. Умные глаза блестели доброжелательным юмором.

- Тем же, чем и всегда вы можете быть полезны представителю галантерейного отдела фирмы «Кроуни». - произнес англичанин то, что должен был произнести в качестве пароля.

- Английская галантерея теперь не в ходу. Сами знаете, рынок завален дешевой немецкой. Но что-нибудь я для вас постараюсь сделать. Если, разумеется, сойдемся в цене, — учтиво наклонил голову коллежский секретарь Коновалов.

======

корпуса Московского военно-топографического училища*- одно старейших  в России высших учебных заведений, Картографическая школа, основанная царем Федором II в 1617 году.

...миновал здание Земского приказа*-уникальный памятник русской гражданской архитектуры рубежа XVII—XVIII веков, построенный в 1597 году и занимавший северную сторону Красной площади. На его месте в 1629 году была образована выборная бурмистерская палата (по образцу органов местного самоуправления в западно-европейских городах). В 1699 году была надстроена ратушная башня, служившая одновременно и пожарной каланчой. С 1834 года в здании располагается Московская Городская Дума.В 1874 году здание было частично перестроено, но общий облик его остался выдержанным в формах русской архитектуры XVI века, органично  соответствовавшим сложившемуся к тому времени архитектурному ансамблю Красной площади. 

бурмистерский подъезд*-подъезд, расположенный с фасадной части здания Городской Думы,выходящий на проезд Воскресенских ворот.

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

11 ноября 1933 года.

 

Москва. «Федоровский городок».

 

 

    …Ордин-Нащокин весь оставшийся день был не в духе. Утром генерала вызвали из дома к государю-императору на доклад, в Кремль, где ему была устроена небольшая «выволочка». То, что генерал не в духе вернулся из Кремля, мгновенно ощутили все подчиненные главы Контрразведывательной Части...Он устроил короткий «разнос» всем подвернувшимся под горячую руку, потребовал сводку за прошедшие сутки и уединился в своем рабочем кабинете.

Ордин-Нащокин внимательно ознакомился с содержанием папки, переданной ему статс-секретарем Танеевым и задумался. Он не знал  с чего начать работу.

       И только вечером, после того как он ознакомился с донесением о крайне удивительном, но интересном контакте помощника британского военного агента Роуни с коллежским секретарем Коноваловым, исполняющим должность управляющего Московским отделением Русско-Азиатского Банка, генерал Ордин-Нащокин решил, что начинать работу надо с англичан…

-Кой черт Коновалова понесло встречаться с Роуни? На Никольской улице? У них нету что ли других возможностей для встреч?- спросил Ордин-Нащокин своего помощника, полковника Веригина.

-Вероятно, нет.-пожал плечами Веригин.

-Чем они вообще думают, англичане?-сердито поинтересовался Ордин-Нащокин.-Посылать на контакт к банкиру помощника военного атташе! Светских раутов, балов и приемов им мало? Господи,и так у них все…

-Удивителен сам факт встречи ваше превосходительство.Помощник военного атташе и банкир...-хмыкнул Веригин.

Ордин-Нащокин усмехнулся:

-А мне этот факт не кажется удивительным.Особливо в свете вновь открывающихся обстоятельств...

 

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

11 ноября 1933 года.

 

Москва.

 

Вечером Танеев накоротке пересекся с Ордин-Нащокиным в небольшом парке, примыкавшем к Солдатенковской больнице. В парке, окруженном громадами больничных корпусов, - было тихо.

 

-…В середине августа было куплено около полутора тысяч акций. В сентябре-уже шесть тысяч. В октябре-семь тысяч. На минувшей неделе-двенадцать тысяч акций.

-Немного?-генерал Ордин-Нащокин закурил и с любопытством посмотрел на статс-секретаря Танеева.

-Да. Немного. Всего около двадцати семи тысяч акций. Но мы не знаем ни в  чьи именно руки перешли эти акции, ни почему они перешли.

-Почему, объяснить как раз не сложно, так?

-Так почему?-полюбопытствовал Танеев.

-Обычное дело. Биржа. Купил-продал. Делов-то.

-Это было бы здорово, но у нас складывается ощущение того, что некие игроки, обладая кое-какой информацией о покотиловских проектах, хотят заполучить в обозримом будущем блокирующее меньшинство. Чтобы потом делать погоду в предприятии. Возможно это делается с целью извлечения прибыли, будущей, перспективной. Тогда это один коленкор, как говорят среди извозчиков-таксеров. Возможно это делается с целью серьезно осложнить работы Покотилова, помешать его проекту. Тогда уже другой коленкор.

-Этим по-видимому объясняется и то обстоятельство, что информация о проекте Покотилова так пока и не просочилась к «другим заинтересованным лицам»?

-Отчасти.

-Мы зафиксировали контакты британской агентуры, находящейся под дипломатическим прикрытием с управляющим московским отделением Русско-Азиатского Банка неким Коноваловым. Это интересно?

-В какой-то мере. В той мере, что какая-то информация, какие-то сведения  идут от Коновалова  к англичанам. Но в большей степени это должно интересовать ваше ведомство. Как пресечь или как  обратить в свою пользу.

-Не соблаговолите ли объяснить?

-Охотно. Московское отделение не располагает акциями предприятия Покотилова. Того, которое интересует сразу несколько  сторон. Сведения Коновалова могут носить частный, определенно- ограниченный характер. Это первое. Одновременно, это является показателем того, что у другой заинтересованной стороны, я имею в виду прежде всего Лондон, есть некие конкуренты, которые не располагают другими возможностями и вынуждены задействовать свою дипломатическую агентуру.

-Напрашивается вопрос - почему?

-Время.- коротко сказал Танеев.

-Время?

-Да. Конкуренты наших лондонских «друзей», в кавычках разумеется, хотят сыграть на опережение. Это третье.

-И это немаловажно.

-Возможно.

-Это точно.-убежденно сказал Ордин-Нащокин.- Потому, что контакты Коновалова с британской агентурой не могут вас не интересовать.

Танеев усмехнулся.

-Я почему-то совершенно уверен, что вы  молитесь в настоящую минуту, чтобы эти контакты не оказались каким-либо образом завязанными на американцев.- сказал генерал, смачно, по-солдатски затягиваясь…

     Танеев вздохнул.

-Подозреваю, что выгодоприобретателей от предполагаемой комбинации с акциями может быть несколько. И они между собой соперничают.

-Почему вы так думаете?-спросил Танеев.

-Я в этом уверен. А как только станет известно о том, кто скупает акции, в этом будете уверены и вы.

 

 

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

11 ноября 1933 года.

Лондон

На Флит-стрит, газетной улице Лондона,  вечернее оживление шло на спад. Постепенно становилось безлюдным и  здание редакции «Вест Ньюс кроникл». Сотрудники разъезжались домой после трудного рабочего дня.

    В этом особняке помещался русский отдел английской разведки «Интеллидженс сервис». В кабинете редактора газеты расположились трое джентльменов. Они были одеты в черные, хорошо сшитые костюмы и походили на сотрудников Форин Оффиса, прибывших не в редакцию мало известной третьесортной  газетенки, а на дипломатический прием - глава «Интеллидженс Сервис» Дэвид Росс, шеф русского отдела «Интеллидженс сервис» доктор Дени Гамильтон и его помощник Уильям Кларенс.

-Русские, русские. Русские…Я слышу это каждый день. На протяжении многих лет.- ворчливо сказал Дэвид Росс.-Мы первыми пришли в Афганистан-русские бесцеремонно вытолкали нас взашей. Мы попытались утвердиться в Персии-русские выкинули нас и оттуда. Мы взяли Суэцкий канал-снова пришли русские и просто поставили нас перед фактом: «Так не пойдет, мы будем контролировать канал. Вместе с вами, а еще вместе с французами, турками и египтянами». Мы дважды в девятнадцатом веке вынуждены были воевать с Россией, решая пресловутый Восточный вопрос и добились только того, что не остановили, нет, а лишь притормозили продвижение русских к жемчужине Британской короны-Индии. Да и то, они сказали: «О кэй, мы слегка отдохнем, переварим уже съеденное и двинемся дальше. Когда захотим».

-Мы все еще остаемся лидерами мировой торговли…- осторожно заметил Кларенс.

-Вот именно-все еще!- фыркнул Росс.-Надолго ли?! Уже сейчас русские фактически подмяли под себя Европу. Они вертят ею как хотят. По своему усмотрению. От русских можно ожидать всего, чего угодно. В том числе и того, что в одно прекрасное утро нам сообщат - лидер мировой торговли теперь не Англия, а Россия. Ханнинг, скажите мне…Ваша разведка в Москве вымерла, или она занимается исключительно игрой в теннис?

Кларенс порылся в бумагах на столе, что-то нашел, бегло просмотрел и торжествующе произнес:

- Вот скорбная для России статистика...За последние тридцать лет у них девять раз случался недород, и …

- Кларенс, вы хороший разведчик, и прекрасно знаете, что в периоды между войнами разведку интересует глубокий тыл противника, его экономические ресурсы, все, из чего складывается военный потенциал. Сейчас меня интересуют в первую очередь такие подробности, когда стоит вопрос о том, что правительства могут вмешаться в международную торговлю. Тем или иным образом.Есть у вас такая информация?

Кларенс растерянно пожал плечами. Гамильтон - доктор философии, изучавший марксизм, полиглот, в совершенстве знающий восемнадцать языков, но не обладающий даром красноречия, усмехнулся.

Глава «Интеллидженс Сервис» с любопытством посмотрел на Гамильтона. Росс - талантливейший разведчик мирового класса. В последнюю войну с Германией его агенты проникли в святая святых, в штаб немецкого рейха, воспользовались их шифрами, дезинформировали немецкий подводный флот. В этой операции удачливее всех был Росс…

-Гамильтон, вы что-то хотите сказать?

-Дэвид, мне кажется, у нас есть такая информация...

 

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

-Что за информация?

-Похоже русские готовы продемонстрировать усовершенствования в области организации морской торговли. Используя опыт американцев они предпринимают попытку сконструировать грузовое судно, в которое бы закатывались грузовые вагоны.

-Железнодорожные паромы? Экая невидаль…

-Несколько лет назад внедрение этой технологии попытались осуществить американские бизнесмены Браш и Ходжсон, владельцы транспортной фирмы но, к сожалению, они не смогли выдержать противостояния с крупными железнодорожными компаниями.

-А русские, с их Транссибирским рельсовым путем, значит могут выдержать подобное противостояние? Не кажется ли вам это странным?

-Инициативу промышленников поддерживает правительство. И царь. На рынок ценных бумаг русские выбросили акции будущего предприятия. Следовательно, они полагают извлечение серьезных прибылей.- осторожным тоном  сказал Гамильтон.

-Это еще ничего не значит само по себе. Мало ли что русские выбрасывают на рынок ценных бумаг.- фыркнул Росс.- Наши специалисты в состоянии оценить перспективы от закатывания товарного состава в пароходное чрево? Да, и еще, насколько помнится, у русских железнодорожный стандарт составляет пять английских футов?

-Да, кажется…-промямлил Кларенс.

-Не кажется, а так и есть.- раздраженно заметил Росс.- Кларенс, кто из нас работает в русском отделе, вы или я? В силу целого ряда  причин ширина колеи на разных железных дорогах в разных странах мира может отличаться. Это создаёт определённые препятствия для транспортировки грузов и перевозки пассажиров по железным дорогам, имеющим разную ширину колеи.

-Работы ведутся на Дальнем Востоке…-заметил Гамильтон.

-И что?

-Значительная часть железных дорог Северного Китая построена под русский железнодорожный стандарт.

-Северный Китай и так под русскими.

-Русские могут угрожать нашему коммерческому фрахту в дальневосточных водах…

-А равно и коммерческому фрахту Голландии, Франции, Испании.-махнул рукой Росс.

-Русские могут использовать подобные грузовые суда в военных целях.

-Вероятно. За отсутствием достаточного количества трансатлантических лайнеров русские будут грузить свои дивизии прямо в товарные вагоны и высаживать их на необорудованный берег…

-Русские могут  при помощи железнодорожных грузовых судов значительно сократить транзит из Европы, через свои сибирские владения в Восточную Азию.

-Да? Это уже интересно. Сколько времени занимает путь парохода из Саутгемптона в Шанхай?

-Около тридцати пяти дней.

-А при использовании транзита через русскую территорию?

-Семнадцать – восемнадцать.

-Это может ударить по нашей морской торговле.-согласился Росс.-Что ж, Гамильтон, поработайте в этом направлении. Оставьте нашим морским лордам хоть какие-то перспективы…

 

Изменено пользователем master1976

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте учётную запись или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учётную запись

Зарегистрируйтесь для создания учётной записи. Это просто!


Зарегистрировать учётную запись

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас