Sign in to follow this  
Followers 0

Альтисторики Серебряного века.

10 posts in this topic

Posted

Вот здесь Идея -

 

 

А вот это - текст:

 

 

 

Альтисторики Серебряного века.

 

 

Москва, конец весны 1923 года.


В книжную лавку заходит человек в плаще из оленьей замши, с изящным двуствольным пистолетом, сделанным из охотничьей двустволки, в самодельной кобуре на поясе; и с объёмным чемоданом в руке.  Поставил чемодан на прилавок, открыл его – а он пустой.  Человек говорит продавцу:

– Мне ваше заведение рекомендовали мои старые знакомые. Которые меня за десять лет не забыли… Приходилось вам слышать про Колымскую экспедицию?!...

– Ну, конечно же! – ответил продавец – я помню, как про неё в газетах писали… десять лет назад!… Да, ровно десять – в конце весны тринадцатого года…

– Да уж, тогда про нас писали, тогда нас уважали… – подтвердил человек – а потом за всеми этими вашими событиями забыли!  А мы  все эти десять лет по Колыме шарились… Климат – северный, кормёжка – таёжная, условия – собачьи… И все эти ваши события прошли мимо нас! Мы про них узнавали последними в мире… Слабое утешение – наши изыскания, наше золото и наши карты всякому российскому правительству были интересны. И царю в короне, и Ленину в кепке!
 
–  Да, а ещё вы там многих бед избежали – добавил продавец – а вот нам пришлось их хлебнуть полной чашей!...

– Кому-то в чём-то повезло, а кому-то в чём-то не повезло – сказал человек – это ещё посмотреть надо, кому больше досталось бед полной чашей. Вы всё-таки на простынях спали, и в домах под крышами, а не в палатках и не в поварнях!...
Так вот, о чём это я. На обратном пути  мы всей экспедицией дорвались до книг и газет, как в поезде ехали – так если не ели и не спали, то читали.  И по такому случаю пристрастился я к такому жанру, как альтернативная история… И начал локти кусать, что ещё до объезда на Колыму на  такие книги внимания не обращал, и с собой их не захватил… Впрочем, слабое мне утешение – тогда у меня и возможностей не было на них внимание обратить…
А здесь мои старые знакомые подсказали, что в вашем заведении бывает самая лучшая подборка альтисторических книг… На целый чемодан!  Вот этого хватит за чемодан книг? – и показал золотой самородок.

– Ну, конечно, же, хватит! – ответил продавец, глядя на самородок с видом лисы, увидевшей виноград – а при военном коммунизме хватило бы и на большее. Такой можно было бы обменять на вагон гречки, а за него потом наменять книг на несколько таких магазинов… Ну, а книг такого жанра у нас действительно много – и кивнул на книжные полки.

Потом подошёл к ним, снял с полки толстый том и сказал:

– Так вы говорите, что раньше альтисторических сочинений не читали?...  И довоенных их изданий не знаете?... Тогда вот вам шедевр – последняя книга графа Толстого, причём её первое, ещё прижизненное, издание…

И подал книгу покупателю. Тот взял её,  прочитал на обложке название, «Павел Освободитель», а потом,  качнувши на руке, прикинул вес и определил:

– Таким томиной не то, что человека, медведя убить можно… Граф и здесь в своём репертуаре…

– Да, как  присоединился к моде на альтисторический жанр, так и засел за сие писание – подтвердил продавец – и хорошо написал! Многие от него в восторге… Там про выжившего императора Павла Петровича, отменившего крепостное право…

Покупатель положил том в чемодан, а продавец поднёс с полки следующую книгу.

– А вот это Дмитрия Сергеевича сочинение, а стихи в нём его любимой рыжей Зинаиды Николаевны… Он же свою «Смерть богов» написал ещё незадолго до возникновения такого жанра, а потом присоединился и написал альтисторический вариант своей же прошлой писанины – и подал книгу покупателю.

Тот взял книгу, прочитал на обложке название, «Победа богов», кивнул и положил книгу в чемодан со словами:

– Почитаю…

Продавец подал ещё книгу.

– Вот ещё редкостная в наше время  книга. «Аввакум», сочинение Константина Петровича Победоносцева,  про такую альтисторию, в которой церковную реформу продвигает не Никон, а Аввакум; а противостоит ей не Аввакум, а Никон…

– Интересно… – сказал покупатель и положил книгу в чемодан.

– А вот ещё замечательная книга – продавец подал покупателю следующую.

Покупатель посмотрел на неё – фамилия автора ему была неизвестна, а название книги оказалось «Вчера будет война». Продавец пояснил:

– Это про парикмахера, непонятно каким образом попавшего из 1903 года в 1852, в эпоху незадолго до начала Крымской войны. Предупреждает государя, а потом сам идёт на войну и геройски погибает, обороняя обоз с боеприпасами…

– Тоже почитаю – сказал покупатель и положил книгу в чемодан.

Продавец поднёс следующую, ещё потолще толстовской,  с названием «Мир Харькова», подал покупателю и сказал:

– Вот ещё сборник шедевров! Составлен, отредактирован и издан в прошлом году. Тираж, по причине особенностей нашего времени, небольшой. Тоже на тему Крымской войны. Основное сочинение здесь –  роман «Харьков 1908 – 1852», про попадание города Харькова с округой из 1908 года в 1852. И много к нему продолжений разных авторов, да ещё и  много их самых разных рассказов из цикла «Мир Харькова»! 

Покупатель взял книгу, посмотрел в оглавление:

– Так, «Авиация в мире Харькова»… «Артиллерия в мире Харькова»… «Бронепоезда в мире Харькова»…. Почитаем – сказал покупатель и положил книгу в чемодан.

Продавец подал следующую.

– А вот это – сборник альтисторической поэзии!... Издан месяц назад, и тираж тоже весьма небольшой… Библиографическая редкость!

– Так вот как у вас, до чего дошло!… – сказал покупатель, открыл книгу наугад и прочитал вслух:

Была война, была Россия
И был салон графини И...
Где политический мессия
Смеясь, потягивал “Аи”.

– Надо же, аи! – Удивился покупатель, а потом посмотрел на фамилию автора под стихом – Пуришкевич! Вот уж на кого не подумаешь, что и он писал аи…

– Владимир Митрофанович и здесь в своём репертуаре – прокомментировал продавец.

А покупатель открыл книгу наугад на другой странице и прочитал:

–Почто бездействует государь? Почто Дума и Сенат 
Сидят, не заняты законодательством?
–Сегодня в Россию прибывают попаданцы.
К чему нам теперь наши болтуны с их законами?
Вот попаданцы придут и издадут законы.

– Однако! – сказал покупатель, открыл книгу наугад в другом месте и опять прочитал:

Если всякие Колумбы, Магелланы и Веспуччи
Соберут флотов эскадры, плыть к далёким берегам,
Ждёт их гибель и бесчестье, от руки сынов могучих–
У сынов Кетсалькоатля нет сочувствия к врагам!

– Вот как, вот как… – задумчиво произнёс покупатель, открыл книгу ещё на одном месте наугад, и прочитал там вслух:

Гром победы, раздавайся!
Возвышайся, храбрый росс!
От Луны до Киносуры
Ты границы перенёс.
Фомальгаут, Суалохин,
Альбатейн, потом Мегрец,
Славу россов умножают
Ахернар и Антарес!

– Пародируют современные поэты Гавриила Романыча… – опять прокомментировал продавец.

А покупатель ещё раз открыл книгу наугад и прочитал:

Четвёртые сутки пылает столица,
Пора застрелиться, стрела у виска.
Не падайте духом, плебей и патриций –
Великий Помпей собирает войска!

Потом ещё открыл на новом месте наугад и опять прочитал:

Десять героев на весь вариант,
Каждый герой – хронорепатриант,
Каждый герой – заблудился в веках,
Каждый герой – не вернётся никак…

– Да, поэты – они такие поэты – сказал покупатель и ещё раз открыл книгу наугад. И прочитал:

Вас ждёт  курорт и винные фонтаны,
Меня же ждёт цветочная война,
Придётся мне взойти на теокалли,
А вас уже несёт в Чимор волна…

– Не только прозаики, но  и поэты в этом жанре! – сделал вывод покупатель и положил книгу в чемодан.

– Да, и поэты! – подтвердил продавец, поднося следующую книгу – вот сочинение нашей поэтессы-лесбиянки Марины Ивановны…  Очень своеобразно написано – стихи пополам с прозой, а проза пополам с белыми стихами. А по содержанию – альтисторическая мистика,  как лесбиянки нашли средство всякого человека, любого пола и возраста, превращать в молодую красивую лесбиянку… и что из всего этого получилось…

– Почитаем…  – сказал покупатель, беря книгу – а есть что-нибудь про эпоху Руси времён династии Рюриковичей?!....

Продавец поспешил поднести целое собрание сочинений, шеститомник, составленный  из  толстых томов с написанными на корешках  названиями: «Ратник»:

– Вот ещё сборник шедевров, причём сборник интересной судьбы!  Оно ж как было – в царские времена жил-поживал человечек, и писал альтисторический роман, да с продолжениями, так что намечалось многотомное собрание сочинений. Многие этим романом зачитывались, но мало кто знал, что автор-то не кто иной, как тайный эсдек, да ещё и среди прочих эсдеков весьма не последний. Умер автор в тринадцатом, а почитатели его продолжили писать – так, что получилась хорошая трилогия, да ещё и  продолжения, и дополнения, этого ещё на три тома хватило... И эсдеки своего уважили – в позапрошлом году всё это собрали и издали…

Покупатель взял книги, взглянул на их обложки спереди, на написанные там названия первых трёх томов: «Отрок», «Сотник», «Боярин», на дополнения, и сказал:

– Что-то интересное…

Заглянул в содержание последнего тома, прочитал вслух название одного из дополнений:

– «Мир Ратника встречает монголов»…

– Очень интересные сочинения – пояснил продавец – А  основная Идея там такова: в начале нашего века некий техник изготовляет машину, позволяющую разум современного человека вселить в тело жителя двенадцатого века. Причём не каждый человек для такого подойдёт. Начинает искать подходящих – и находит всего двух. Первый, Александр Журавлёв, по прозвищу Сансаныч,  из военных, ветеран всех войн на Востоке,  начинавший воевать в Туркестанских походах, и  провоевавший до русско-японской. Из тех самых, про каких Михаил  Юрьевич в своё время писал, что грудь героя покрывается орденами, а чины нейдут… Еле живой от старости. Второй – Михаил Ратников, вопреки своей звучной фамилии  обыкновенный гражданский титулярный советник, да ещё и  умирающий от чахотки. Технарь  предлагает первому вторую жизнь – вселиться в тело молодого жителя двенадцатого века, да не забыть отблагодарить оттуда благодетеля, то есть закопать в условном месте побольше кладов. Журавлёв соглашается, но вселяется не совсем удачно – в мальчишку из глухого захолустья, от которого кладов не дождёшься... А технарь, увидев, что  кладов не появилось, направляет туда же второго, который на такое тоже с радостью согласился – не умереть, а вселиться… И второму повезло больше, он попал в мальчишку из  воинского сословия…  Вот и весь шеститомник про то, как эти двое в двенадцатом веке давали местным жару-пару. Сначала они и между собой неплохо повоевали, с привлечением местных это у них получилось достаточно масштабно; но потом помирились и затеяли очень интересные игры…

– Двенадцатый век… – сказал покупатель – и это почитаем…

– А вот одиннадцатый – продавец поднёс ещё одну книгу – это о старом народовольце,  политкаторжанине 1890х годов, попавшем под удар молнии и оказавшимся вселенцем в молодого княжича Святополка Ярополковича. Написано и издано вскоре после Ходынки, одна из самых первых книг входившего тогда в моду жанра…

– Почитаем… – ответил покупатель.

И сложил книги в чемодан.

– А вот шестнадцатый! – продавец в охапку поднёс четырнадцатитомник – называется «Боярская сотня». Первые семь томов – один автор написал, про попадание немалого количества любителей старины в эпоху молодого Иоанна Грозного… А остальное – дополнения прочих авторов на тему «Мир боярской сотни»… Довоенное издание, прекрасно сохранилось!

Покупатель взглянул на дополнения, прочитал заглавия: «Корсары Балтики»… «Ядовитая боярыня»… «Ливонская чума»… И положил книги в чемодан.

– Почитаем… – сказал покупатель – что ещё по той эпохе?...

– Вот! – ответил продавец –  книга «Часовщик», про попаданца в эпоху Василия Третьего и молодого Иоанна Четвёртого; а вот про вселенца,  многотомник «Князь», прекрасное довоенное издание!

Покупатель поклал книги в чемодан, а потом спросил продавца:

– Это про шестнадцатый век… А что про семнадцатый?

Продавец аж подпрыгнул.

– Вот! – с готовностью приволок сразу два многотомника – это два собрания сочинений на одну тему! Тема называется «Ангарский цикл».  Первое собрание – пятитомник «Зерно жизни»,  написано ещё до войны ярым монархистом, но не очень-то уважавшим династию Романовых. Про попадание экспедиции, навроде вашей, в семнадцатый век!  Добротное довоенное издание. Второе собрание – десятитомник, написанный на ту же тему, но – убеждённым анархистом, выводящим и персонажей соответствующих… Анархисты умудрились издать это в восемнадцатом, да ещё и  хорошем качестве!  Мой вам совет – для вящего удовольствия читайте сначала монархиста, а потом анархиста…

– Почитаем – сказал покупатель, принимая книги – если ж мы про семнадцатый век говорим, то как там насчёт попаданцев к пиратам?

– Прошу! – ответил продавец и поднёс ещё книги – вот многотомник «Не женское дело», про попаданку, ставшую пиратской атаманшей; вот многотомник «Командор», про попадалово туда  парохода «Царь», да так, что попаданцы сначала на Карибах попиратствовали, а потом научили Петра Алексеевича воздухоплаванию... Вот трилогия «Флибустьер», про нашего попаданца к пиратам, выдававшего там себя за бретонского дворянина…

– Почитаем! – сказал покупатель, складывая книги в чемодан – А про более древние времена… Что-нибудь есть?...

– Конечно, есть! – с готовностью ответил продавец, снимая книги с полки – вот «Ассирийские бронепоезда у врат Мемфиса», чистая альтистория, без попаданцев; вот «Страж Хатшепсут», про попаданца, что исхитрился сбежать из шамилевского плена в Древний Египет; вот пятитомник «Пленники вечности», про попадание Александра Македонского со всей его армией и флотом в эпоху фараона Джехутимесу Третьего; вот трёхтомник «Спартанец», про попадание нашего современника в Спарту и победившего  там царя Ксеркса; а вот десятитомник «Рим должен пасть!»,  как два наших современника  геройствовали в эпохе Ганнибала…

Пока покупатель рассматривал книги, продавец поднёс ещё несколько и сказал:

– А вот это – особые шедевры! Последний писк альтисторической моды! Про попадалово не из будущего в прошлое, а наоборот!  Вот «Легионы, вперёд!» про  попадание армии Марка Красса из парфянского похода в эпоху императора Флавия Антемия;  вот «Фаланга, вперёд!», про попадание армии Александра Македонского из Гиндукуша параллельного мира в эпоху Латинской империи нашего, в 1227 год, где хан Котян признаёт Македонского природным Зевсычем; вот «Триумф Цезаря», про перенос Италии из эпохи подготовки к Галльской войне  на тысячу лет в будущее; а вот «Мир Рамзесов», про попадание Египта эпохи фараона Рамзеса Великого в эпоху ранних Османов…

– И вправду, заведение у вас замечательное! – сказал покупатель, укладывая книги в чемодан – И книги у вас великолепные...

– Уж в такую эпоху живём… – зарассуждал продавец – что альтистория вошла в большую моду…  
А с чего всё началось?  С Ходынки! Она окончательно втемяшила нам в умы безнадёжный пессимизм – всё в настоящем плохо, а в будущем будет ещё хуже, впереди – Чёрная Бездна; и ничего нам не остаётся, кроме как рассуждать о том, что великие герои прошлого, если бы у них было послезнание, не допустили бы такого мрака и ужаса… Как там у литературных критиков: «В эпоху Побеждающей Тьмы это естественно – оглядываться на Прошлое и рассуждать, а что было бы, если бы...». И все события после Ходынки только подтверждают и укрепляют такое состояние наших умов… 
Потому и эпоха наша называется – Серебряный век… Что мы подобны не сверкающему Солнцу, а холодной Луне, и светить можем только отражённым светом…

– Ну, не все у нас такие – возразил покупатель – Вот большевики, они же не такие?  Они-то как раз подобны горячему Солнцу, и потому не сочиняют альтисторию, а творят её…

– Ха-ха-ха-ха! – засмеялся продавец.

Долго смеялся, а потом заговорил:

– Ну, вы меня и рассмешили!  Давно уже так не смеялся!... Это большевики-то не такие?!... Это большевики-то не сочиняют альтистории?!... А это – что?!... А вот это – что??!!… А вот ещё – это что???!!!…

И бахнул на прилавок несколько книг. Покупатель взял одну, посмотрел на неё.

– Так, Вова Симбирский, «Большевики на тронах»…

– Это как расстрелянный большевик Иван Бабушкин вселился в молодого Петра Первого, а другой  большевик, Николай Бауман – в Карла Двенадцатого… Редкостная книга, её большевики издали в эмиграции, за свой партийный счёт. А вот как вы думаете, кто такой Вова Симбирский?!...

– Неужели... Владимир Ильич?!... – удивлённо предположил покупатель.

– А то кто же?!... Тот самый, тогда ещё не знавший, что он будущий председатель СТО... И вот ещё он!

И бахнул на прилавок толстенный том. Покупатель взял его, качнул на руке, прочитал название: «Пётр Пятый».

– Так наш Ильич ещё и альтисторик, пишет толстые тома, не хуже Толстого… –  сделал вывод покупатель и положил книгу в чемодан.

– Невозможно жить в эпохе и быть свободным от эпохи – так считают сами большевики – пояснил продавец – а они, несмотря на все их прибамбасы, всё-таки тоже житель нашей эпохи… со всеми её прибамбасами!...

– Всё равно на большевиков никогда  бы не подумал! – сказал покупатель и взял с прилавка следующую книгу – Так, Лёва Яновский, «Крейсер Аскольд», издание 1921 года… И кто такой Лёва Яновский?!...

– Это наш председатель Реввоенсовета!... А книгу эту он писал в своём  поезде, в перерывах между выступлениями на митингах по фронтам Гражданской войны. Там про то, как этот самый "Аскольд", будучи ещё совсем новым и неизношенным, направляясь в 1903 году на Дальний Восток, попал в полосу тумана....Из которого выплыл ... в Чёрное море 1 марта 1854 года! Когда Крымская война уже началась... И начал там геройствовать!

– А это что? – спросил покупатель, рассматривая следующую книгу, точнее, многотомник  – Шурик Соколковский, «Под красной звездой».   Это про что?...

– Это собрание сочинений малоизвестного в наше время эсдека,  в прошлом бывшего вождём фракции отзовистов. Там как высокоразумные марсиане перебирают варианты земной истории, благо их  техника, «этерохрононефы», такое позволяют… 

– Почитаем… – сказал покупатель и присмотрелся к красиво оформленному трёхтомнику  –  так, Феля Ошмянский, «Гладиатор»… первый том – «Спартак-победитель»…

– А это председатель ГПУ написал, когда ещё был обыкновенным подпольщиком – подсказал продавец – там  как после поражения в пятом году революционеры нашли способ заслать своего фехтовальщика к Спартаку и даже поддерживать с ним связь… Дабы помочь Спартаку победить Рим… 

– Надо же, что придумают – сказал покупатель и взял с прилавка следующую  книгу –  Гришаня Бессарабский, «Грибные роты»…

– А это сочинение бывшего эсера, ставшего большевиком – пояснил продавец – вот уж кто не заморачивался ни с партией, ни с темой! Написал в стиле альтернативной биологии, с идеей «Если бы в роте росли грибы»… Вот и описал такой мир – где грибы растут в ротах… как в огородах!...

– А вот это? – спросил покупатель – Мишаня Семиреченский, «Битва трёх императоров»...

– А вот это написал  красный командарм, победитель Врангеля и Махна. Там альтистория без попаданцев – как Наполеона разбили при Аустерлице и что из этого вышло…

– Очень интересно… Почитаем!  Так, что ещё? Климушка Лисичанский, «Подземная  Ойкумена»…

– О, это Шедевр! Альтернативная космогония!  Как шахтёры рыли шахту и обнаружили, что мы живём не на внешней стороне шара, а на внутренней. И мир наш подобен гигантскому пузырю в скале. И вся Вселенная – это бесконечно большая скала, в которой много таких пузырей….

– А это что?  Шурочка Петроградская, «Умный мир»…

– А это тоже альтернативная биология… Хотя, в данном случае, скорее альтернативная антропология. Там описан такой мир, в котором чем женщина красивее, тем она и умнее, и насчёт всякой красотки можно быть спокойным, что она умна, как Ломоносов и с малолетства может за один год пройти три класса… а то и все пять!

Покупатель задумался. И спросил продавца:

– А матросы, военморы красные – они что, тоже пишут альтисторию?

– А то как же?! – ответил продавец, подавая книги – они тоже жители своей эпохи! Вот «Пергамская война», про попадалово мятежного броненосца «Потёмкин» в 133 год до новой эры; а вот  «Морской волк», про попадалово  подлодки «Волк» в эпоху витальеров… 

– Да, получается так, что ничто человеческое и большевикам не чуждо – сказал покупатель, беря с прилавка следующую книгу – а это что?  Иосенька Горийский, «Красный монарх»…

– А это сочинение нашего наркома по делам национальностей, про персидского царя Кавада, победившего всех встречных и поперечных и даже взявшего штурмом Царьград…

– Всё-таки в интересное время живём! – сказал покупатель, укладывая книги в чемодан – даже наркомы пишут книги.  И какие!...

Потом посмотрел, что в чемодане осталось немного места, и спросил продавца:

– Ну, а что напоследок?!…

– Вот окончательная вишенка на торт вашего удовольствия – ответил продавец и подал книгу – самое свежее издание, только что вчера из типографии... 

– Так, «Мурчащий мир»… 

– Это про такой  мир, в каковом мировым гегемоном стал не Рим и не Византия, а Египет, причём в столицей в Бубастисе, и сделавший мировой религией культ богини Баст…

– И это почитаем!… – сказал  покупатель. 

                     А потом положил книгу в  чемодан, вручил продавцу самородок, а потом закрыл чемодан и попробовал его поднять.

– Тяжёлый, однако…

– Если желаете, могу одолжить вам ручную тележку – сказал продавец, любовно баюкая на руках самородок – только ж вы её мне верните!… Потому как не только вы покупаете такие книги чемоданами…

– Желаю! – ответил покупатель – а поскольку мне не очень далеко, пошлю посыльного откатить тачку сразу же, как дотащу….  

Продавец выкатил из подсобки обыкновенную ручную тачку, и помог покупателю погрузить в неё чемодан. Покупатель выкатил тачку на улицу.

– И ещё приходите! – сказал ему на прощание продавец.

– Прочитаю это – прибегу за следующим! – пообещал покупатель.

И покатил тачку по улице, торопясь и предвкушая удовольствие. Пока катил,  всё предполагал, с какой книги он начнёт его получать. И никак не мог сделать выбор! Потому как этот самый выбор был слишком велик, да ещё и для такого неизбалованного книжным изобилием читателя…
Только когда добрался, отослал назад тележку и в спокойной обстановке открыл чемодан – пришло к нему решение, с какой книги начинать….

 

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А "Кпоп" Владимир Владимировичя подойдёт?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А "Кпоп" Владимир Владимировичя подойдёт?

 

А он уже был тогда написан?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

А он уже был тогда написан?

вышел в 28м, но в сюжете конкретной датировки начала событий нет(надо уточнить, давно не читал, но вещь потрясающая), примерно 23-26года.

Edited by Serg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

примерно 23-26года.

 

В  принципе подойдёт.

 

IIWVfo7uysE.jpg

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

 Гришаня Бессарабский, «Грибные роты»… – А это сочинение бывшего эсера, ставшего большевиком – пояснил продавец – вот уж кто не заморачивался ни с партией, ни с темой! Написал в стиле альтернативной биологии, с идеей «Если бы в роте росли грибы»… Вот и описал такой мир – где грибы растут в ротах… как в огородах!...

Пардон за оффтоп, но вспомнился старый анекдот о профессоре филфака, явившемся на работу с фингалом под глазом:

- Викентий Ардалионович, что случилось?!

- Видите ли, Шурочка... Вчера довелось быть на свадьбе племянницы. Там отец жениха - солдафон, полковник каких-то там войск - изводил нас своими бесконечными пошлыми армейскими байками. В один момент он произнёс: "Был у меня в роте один хуй...". Ну я его и поправил: "Не в роте, а во рту"...

:)

Edited by Rzay

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Забавно;)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Пардон за оффтоп, но вспомнился старый анекдот о профессоре филфака, явившемся на работу с фингалом под глазом: - Викентий Ардалионович, что случилось?! - Видите ли, Шурочка... Вчера довелось быть на свадьбе племянницы. Там отец жениха - солдафон, полковник каких-то там войск - изводил нас своими бесконечными пошлыми армейскими байками. В один момент он произнёс: "Был у меня в роте один хуй...". Ну я его и поправил: "Не в роте, а во рту"...

:good:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Тогда так:

 

 

– Надо же, что придумают – сказал покупатель и взял с прилавка следующую  книгу –  Гришаня Бессарабский, «Грибные роты»…

– А это сочинение бывшего эсера, ставшего большевиком – пояснил продавец – вот уж кто не заморачивался ни с партией, ни с темой! Написал в стиле альтернативной биологии, с идеей «Если бы в роте росли грибы»… Вот и описал такой мир – где грибы растут в ротах… как в огородах!...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0