Sign in to follow this  
Followers 0

мви2: сентябрь 15г. Maxab. Два Плута

8 posts in this topic

Posted (edited)

????

 

Лян гэ улай (Два плута)

Image_00_big_n.thumb.jpg.6e7e3f23f31d6d0

Глава 15

 

В предыдущей главе мы рассказали, как ловкий Чжао Чжэн – по прозвищу Беспечный игрок на эрху –  украл печать у уездного начальника и сделал сам себя смотрителем рынка, и только вмешательство мудрого судьи Сюя из соседнего уезда Юньчжоу раскрыло его хитрости и заставило Чжао бежать в спешке из города. В этой главе мы расскажем, как Чжао взял себе ученика, и как они вместе сели на корабль.

 

Покинув Хеньян, Чжао Чжэн приехал в Луньсян и остановился в заведении Миртовый павильон у певички Ирис. Он сперва очень переживал, что из-за спешки ему пришлось бросить целую шкатулку серебра в своем новом доме, но вскоре его всегдашний живой нрав изгнал осень из его легких, и Чжао снова стал беспечен и бодр. Он сказал сам себе: "Когда грозный У Ю попал в незнакомый город, но не стал печалиться и вскоре встретил добродушного Ченя. Так и мне не стоит горевать об утраченном. С моими талантами я тоже скоро поправлю дела. Что случайно пришло, случайно и ушло, а припрятанного в поясе серебра мне еще надолго хватит." И, настроив свой эрху, Чжао весело запел:

 

Сижу один в бамбуковой глуши

 

И вторю свистом циневой струне.

 

В лесу густом не знает ни души,

 

Что посветить Луна придет ко мне.

 

Услышав эти слова, Ирис рассмеялась и, захлопав в ладоши, воскликнула:

 

– Братец Чжао, я так рада, что ты перестал хмуриться и печалиться. Давай поедем завтра за город слушать пение птиц и любоваться течением реки.

 

Чжао согласился и приказал слугам приготовить наутро множество угощений и вина, и сложить все это в плетеные бамбуковые коробки. После этого они с Ирис весело провели вечер в предвкушении приятной прогулки.

 

Утром Чжао нанял носильщиков с паланкином, и они с Ирис отправились за город в горы. Они проехали уже десять ли или чуть более, когда дорогу преградил быстрый горный ручей. Только носильщики стали переходить его в брод, как из кустов внезапно выскочил бородатый мускулистый малый в серой заплатанной куртке и ветхих штанах. Он был вооружен огромной узловатой дубиной и громко вопил. Как говорится в стихах.

 

Свирепый Лин Чунь мечом потрясает,

 

А крик его страхом врагов поражает...

 

Четыре крепких носильщика испугались ужасного разбойника и, бросив паланкин и седоков в нем в воду, умчались со всех ног обратно в город. Ирис и Чжао оказались в холодном ручье, коробки с закусками и вином уплывали по воде, а эрху Чжао оказался поврежден, что очень рассердило Чжао. Он в гневе схватил одну из рукоятей паланкина и кинулся к бородачу, который подпрыгивал на берегу и размахивал своим оружием. Увидев решительного Чжао, разбойник ойкнул, и бросив дубинку, попытался скрыться в кустах. Однако стремительный Чжао в три прыжка настиг грабителя и ухватил за бороду. Каково же было удивление, когда густая черная борода с легкостью отделилась от лица грабителя и осталась вся целиком в кулаке Чжао! Оказавшийся перед Чжао разбойник был совсем молод. Он упал на колени и взмолился:

 

– Господин мой, ничтожнейший Фэн просит пощады! Я делал это, не имея зла в сердце, но от сильной нужды. Я не вольный гость рек и озер, я лишь изображал страшного разбойника, но никого и пальцем не тронул. И довольствовался я только тем, что путники бросали на дорогу сами.

Image_15_1_big.thumb.jpg.33fcc8a18b68bbf

Фэн Гуан изображает разбойника.

Тогда Чжао громко рассмеялся и хлопнул малого по спине:

 

 

– Ты чуть не провел меня! Твоя шутка с поддельной густой бородой и бугристыми мускулами из пакли достойна награды. Вот тебе серебряная монета, выпей за здоровье Чжао Чжэна!

 

Тогда Фэн снова упал на колени и обратился к Чжао:

 

– Правду говорят, мол хоть и есть глаза, а гору Тайшань и не приметил! Как я мог не узнать знаменитого Чжао Чжэна! Господит Чжао, я много наслышан о твоих похождениях, но никогда и не надеялся встретить тебя. Ничтожный Фэн был бы счастлив, если бы хитроумный Чжао поделился с ним малой долей своих умений, пусть даже эта доля будет размером с просяное зернышко!

 

– Я вижу в тебе есть задатки великого плута, маленький Фэн, и я согласен научить тебя всяким хитростям. Только учти, я Чжао Чэн из Пиньяна, а Чжао Чжэн из Гусу это совсем другой человек, и мы с ним, хоть и имеем одинаковое имя и схожий образ жизни, различаемся в поступках и характере.

 

Так Чжао Чжэн встретил Фэна Гуана, которого и взял в ученики. Фэн оказался веселым спутником, и, хоть, прогулка была испорчена, однако никто не стал расстраиваться из-за этого. Чжао, Фэну и Ирис пришлось возвращаться в город пешком, но Фэн по дороге рассказал так много занимательных историй из своей жизни, что Чжао и Ирис громко смеялись над злоключениями бедолаги Фэна и ничуть не скучали.

 

На следующий день Чжао сказал Фэну:

 

– Вчера ты рассказывал, как побывал в Нанкине и видел восточных варваров, которые приплыли на парусных лодках из-за моря и привезли дары императору. Можешь что-нибудь еще поведать о них?

 

– Да, учитель, это очень забавные варвары. Они носят чудную одежду, имеют странные обычаи и смешные привычки. Эти варвары часто посещают Нанкин и Гуанчжоу и привозят в подарок императору красных коней и черных демонов. Император, восхищенный статью этих коней даже отменил указ о запрете морской торговли и снова открыл шибосы, и даже, как говорят сведущие люди, снова хочет вернуть двор в Южную столицу. Также я могу сказать, что наши купцы из Нанкина, Фучжоу и Гуанчжоу в последние годы сами стали плавать в страну варваров, которая лежит за Великим Восточным морем, чтоб покупать там добрый товар. Ведь за каждого из красных коней в Северной столице дают пять тысяч связок монет и более. И еще я слышал, что очередной корабль из Гуанчжоу отплывает в страну варваров через два десятка дней.

 

– Это хорошая новость! – воскликнул Чжао, – мне теперь не терпится отправиться к этим простодушным дикарям! Тем более, что с моим тёзкой нам стало тесно в одной Поднебесной империи вдвоем. То его обвинят в моих проказах, то меня начнут гнать за его проделки. И одному из нас пришло время отправиться в дальнее странствие.

 

После этих слов Чжао с Фэном быстро собрались и покинули Луньсян. Чжао взял с собой и свой сломанный эрху, решив отдать его в починку в Гуанчжоу.

 

По дороге в Гуанчжоу с Чжао и Фэном случилась такая история. Когда они шли по лесной дороге, Чжао внезапно почувствовал запах дыма. Он шепнул Фэну:

 

– В этом лесу, я слышал, поселились разбойники, и их хижина совсем рядом, раз я чувствую запах дыма. Давай проделаем с ними веселую шутку, не хуже чем сотворил монах Лу Чжи-шэнь с атаманом в доме старосты Лю!

 

Чжао тут же изловил в лесу зайца, и привязал его шнурком к согнутой верхушке тонкого деревца. Заяц мог прыгать вокруг дерева, а убежать не мог. Свой поврежденный эрху Чжао пристроил под этим деревом так, что прикрепленный к ветке смычок водил по струнам и издавал громкие неприятные звуки. После этого Чжао и Фэн спрятались недалеко от лесной хижины и стали ждать.

Image_15_2_big.thumb.jpg.7cae36a5493911e

Заяц играет на эрху. Разбойники в недоумении.

Вскоре из хижины вышли недоумевающие разбойники. Они не могли понять, что это за звуки доносятся до них со стороны дороги. Разбойники послали сперва самого быстрого, чтоб он все проведал. Тот прокрался к поляне с зайцем играющим на эрху, поцокал языком от удивления и позвал всех остальных разбойников посмотреть на эту диковину. Как только разбойники ушли, Чжао и Фэн пробрались в их хижину и забрали себе красивые парчовые халаты, которые разбойники отняли у богатых путников, всё вино и кабаний окорок, и спрятались с добычей в кустах. В это время вернулись разбойники, они несли зайца и старенький эрху Чжао. Главарь разбойников попытался сыграть на эрху какую-нибудь простую мелодию, вроде "Цветка сливы", но эрху был сломанн, и у него ничего не получилось. Тогда главарь в сердцах забросил инструмент в тот самый куст, где сидел Чжао. Чжао взял свой эрху, и вместе с Фэном и всей добычей поспешно убежал от хижины. Так Чжао и Фэн одурачили бестолковых лесных разбойников и обменяли маленького тощего зайца на парчовые халаты, большой кувшин вина и целый копченый окорок. После этого Чжао сказал Фэну:

 

 

– Видишь Фэн, даже сломанный эрху в умелых руках смог заставить разбойников плясать под нашу музыку.

 

Через несколько дней Чжао и Фэн достигли Северных ворот Гуанчжоу. С холма они могли любоваться обширной гаванью, посреди которой возвышался огромный баочуань, украшенный флагами и цветными фонарями. Об этом сказано в стихах:

 

Две желтых иволги поют средь зелени ветвей.

 

Стремится выше в неба синь клин белых лебедей.

 

К востоку путь через моря для плутов предстоит,

 

Пройти готовый тыщи ли, в порту корабль стоит.

 

Чжао и Фэн вошли в город, и Фэн спросил Чжао:

 

– А как мы попадем на этот корабль? Мы ведь не состоим в местной купеческой гильдии.

 

На это Чжао ответил Фэну:

 

– Мы наденем парчовые халаты, что забрали у разбойников, и выдадим себя за приказчиков торгового дома Мо из Лояна, которые едут в страну варваров и везут долговые расписки варварских купцов. Тогда все нас будут уважать и уступать лучшие места на корабле.

 

Чжао тут же на красной бумаге написал красивым почерком визитные карточки. Потом он вырезал из крепкой репки печать с иероглифами "Ма О-и Гун-ши Мо" и приложил ее к карточкам.

 

– Вот теперь мы с легкостью сойдем за почтенных купцов. Видишь, маленький Фэн, как полезно владеть искусством каллиграфии!

 

После этого Чжао и Фэн направились в Гуанчжоуский шибосы и, предъявив свои поддельные визитные карточки, записались пассажирами на тот большой корабль, который готовился отплыть в страну восточных варваров. Через несколько дней пятимачтовый баочуань "Морской лев" поднял паруса, и Чжао и Фэн отправились в плавание по восточному океану.

 

 

 

Глава 16

 

В предыдущей главе мы рассказали, как познакомились хитроумный Чжао Чжэн и молодой Фэн Гуан, как Фэн стал учеником у мастера Чжао, и как они посмеялись над разбойниками и отплыли на корабле в страну варваров. Теперь мы расскажем, что случилось в море, и как корабль прибыл в страну Лу-Цзитхан.

 

Баочуань, на который сели наши герои, был огромен, словно целый городской квартал. На корабле было три сотни моряков. Восемьдесят купцов с приказчиками, слугами и наложницами занимали двести великолепных покоев. К услугам пассажиров были три харчевни, павильон с цветочными девушками, пять цирюльников, двенадцать банщиков и массажистов, и двадцать пять музыкантов. Трюмы корабля ломились от купеческих товаров. Еды и питья было запасено на все пятьдесят дней пути, и даже больше.

 

На корабле Чжао и Фэн занимали прекрасные покои, там было множество парчовых подушек и шелковых занавесей. Они целый день вместе с другими пассажирами отдыхали на палубе, играли в сянци и слушали музыкантов, развлекавших пассажиров музыкой и пением. Иногда и Чжао доставал свой потертый эрху, который ему починил мастер в Гуанчжоу, и играл для собственного удовольствия.

 

Пусть не нов, неказист мой убогий челнок,

 

По волнам я плыву далеко на восток.

 

Пусть от влаги морской я до нитки промок,

 

Мне овеет лицо теплых стран ветерок.

 

Целых пять дней корабль неспешно плыл на восток без каких либо происшествий, когда на шестой день произошло следующее.

 

Солнце уже перешло через середину неба и стало склоняться к скрывшемуся вдали берегу Поднебесной Империи, как наблюдатель из корзины на мачте вдруг закричал:

 

– Ой-йо! С севера к нам плывет корабль восточных островных варваров — пиратов-вокоу!

 

Все пассажиры стали беспокоиться, и бегать по палубе. И даже капитан корабля не знал, что делать, ибо все боялись свирепых вокоу.

 

Фэн тоже очень испугался и спросил Чжао, как им быть:

 

– Учитель Чжао! Стоит ли нам вооружиться и попытаться дать отпор пиратам, или лучше сдаться на их милость, и надеяться, что они нас отпустят живыми?

 

Хитроумный Чжао ответил ему:

 

– В бою на мечах я один стою трех островных варваров, но я не могу такого же сказать об остальных пассажирах и команде. Если мы их встретим с оружием в руках, пираты легко перебьют тех из пассажиров, кто не владеет оружием достаточно искусно, а оставшихся задавят числом. Поэтому нам надо одолеть их не силой рук, а хитростью.

 

И, сказав это, Чжао решительно вышел на палубу и громко крикнул пассажирам и команде корабля:

 

– Слушайте все меня, я знаю как одолеть пиратов! Полейте маслом палубу и ограждения по правому борту и смажьте канаты жиром, а потом все спрячьтесь под палубой. Когда же я крикну, все должны немедленно исполнить мой приказ, каким бы странным он вам не показался!

 

Команда корабля и пассажиры увидели, что решительный Чжао не теряет присутствия духа, и решили следовать его указаниям, рассудив, что им все равно терять нечего. Они сделали всё, как он велел, и спрятались все под палубой. Только Чжао и Фэн устроились в наблюдательной корзине, крепко привязав себя к мачте, как пираты подплыли к "Морскому льву". Пираты забросили на борт китайского корабля крючья и по веревкам поднялись на палубу баочуаня. Островные варвары размахивали длинными мечами и копьями и громко кричали, чтоб устрашить пассажиров и команду. Когда множество пиратов столпилось на палубе, Фэн стал кидать в них дротики и сильно их этим разозлил. Все пираты собрались вокруг мачты, но она и канаты были густо намазаны маслом и салом, и пираты скользили и не могли добраться до Чжао и Фэна. И тогда Чжао громко закричал:

 

– Все бегите к правому борту!

 

Пираты удивились и побежали к правому борту посмотреть, что там случилось, а пассажиры и команда, спрятавшиеся под палубой, тоже все побежали и сгрудились у правого борта. Баочуань резко накренился на бок, и пираты посыпались со смазанной маслом палубы в море, и часть их тут же утонула. А крепкие веревки, которые пираты забросили на борт корабля, подняли их джонку в воздух. После этого Чжао закричал:

 

– Теперь все бегите к левому борту!

 

Все пассажиры и моряки помчались к другому борту. Баочуань сразу накренился налево и подмял под себя судно пиратов, которое тут же разломилось и пошло на дно с оставшимися на нем варварами. Тогда моряки стали кидать в море концы веревок и вытаскивать уцелевших пиратов на корабль по-одному. Их крепко связали и решили отвезти в земли восточных варваров, чтоб продать там, а выручку поделить. Так Чжао и Фэн победили морских грабителей-вокоу.

Image_16_1_big.thumb.jpg.56a1dc08386f578

Пираты-вокоу падают в море.

После случая с пиратами все пассажиры и моряки стали очень уважать Чжао Чжэна и Фэна Гуана и оказывать им всяческие знаки внимания. Чжао и Фэн теперь часто обедали вместе с капитаном корабля, и тот рассказывал им разные истории о морских походах и битвах с чудовищами и пиратами.

 

Через два десятка дней пути разразилась великая буря. "Морской лев" с трудом пробирался между огромными, словно гора Фаньчжи, волнами. В небе сверкали молнии и ревел ветер. Все пассажиры попрятались в свои каюты и молили Будду и Гуанму Мо Лигая о милосердии. Чжао тоже скрылся у себя в каюте, он зажег благовонную палочку перед маленьким бронзовым изображением Третьего господина в соломенных туфлях, выпил чашку вина и заиграл на эрху мелодию "Ветер в ивах", смеясь над робким Фэном, который прятался от бури под ватными одеялами.

 

В челноке по синей глади я плыву и пью вино

 

Туча солнце заслонила, а я весел все равно...

 

А наутро, когда тучи разошлись, все с удивлением увидели, что корабль стоит посреди огромного зеленого луга. Капитан сказал:

 

– Это окраина сада Морского Дракона Цзяолуна. Если ступить на эту траву, то провалишься в воду и утонешь. А если двинуться дальше к югу, то трава станет плотнее, и корабль застрянет, и ему будет уже не вырваться. Много кораблей навеки застыли посреди тех лугов. Там, на юге, в самом сердце зеленой равнины, высятся три плавучие горы, на которых живут Восемь бессмертных, и там растут золотые персики долголетия.

 

Фэн не поверил капитану, спрыгнул на траву, которая казалась очень плотной, и тут же по уши провалился в воду. Чжао и моряки кинули ему веревку и вытащили на борт, всего мокрого и облепленного длинными стеблями морской травы, а в его волосах сидел краб и больно щипал Фэна клешнями за нос.

Image_16_2_big.thumb.jpg.d678943ff0809ba

Матросы достали Фэна из воды.

– Почему же ты не послушал капитана, маленький Фэн? – спросил Чжао, после того, как перестал смеяться.

 

– Учитель, капитан за обедом рассказывал так много всяческих небылиц, что я совершенно перестал ему верить! – ответил Фэн, выжимая мокрую одежду и бросая за борт морскую траву и краба.

 

– Теперь ты сам убедился, что даже к словам завзятого враля стоит иногда прислушиваться! – поучительно сказал ему Чжао.

 

После забавного происшествия с Фэном моряки подняли паруса, и баочуань покинул плавучий сад. За обедом капитан рассказал Чжао, что раньше многие пытались плыть на восток по морю, но все упирались в этот плавучий остров и поворачивали обратно. Только недавно восточным варварам посчастливилось найти проход, и теперь у капитана есть нужная карта. И он еще сказал, что этот остров лежит точно на половине пути в страну заморских варваров.

 

Дальнейшее путешествие прошло спокойно, было еще несколько бурь, но ни одной столь сильной не случилось, и "Морской лев" успешно достиг восточного края моря. Путники увидели множество рыбацких лодок, и вскоре взору пассажиров баочуаня открылись берег и приморское селение в устье реки.

 

– Это, если судить по карте, земля Лу-Цзитхан, что означает "Берег, где готовят вкусный куриный бульон" – объявил капитан, – а селение называется Ли-Сяобэнь ("Младшее правление"). Это очень крупное селение местных варваров. Здесь раньше жил их вождь, но теперь он живет в селении Мада-Жидэ ("Принадлежащее матери солнца").

 

Из гавани вышло навстречу китайскому кораблю множество небольших судов под белыми парусами, но капитан крикнул им, чтоб варвары не волновались, завоевывать их в этот раз не будут, и на этом баочуане плывут только купцы. Его слова мало успокоили восточных варваров, и те с ужасом смотрели на огромный неповоротливый баочуань, который медленно входил в залив.

 

Вскоре корабль встал на дюжину крепких якорей, и путешественники сошли на берег. Чжао и Фэн за время пути, которое длилось почти пять десятков дней, выучили язык варваров от купцов, что часто имели с ними дело. Прибыв в селение, наши плуты сразу сняли комнату в гостинице в Китайском квартале.

 

 

 

Глава 17

 

В предыдущей главе мы рассказали о морском путешествии сообразительного Чжао Чжэна и Фэна Гуана, как они победили грозных пиратов-вокоу и побывали на плавучем острове. Теперь мы расскажем, как Чжао и Фэн в харчевне селения Ли-Сяобэнь играли в кости с варваром-жуликом и обхитрили его, и как многоопытный Чжао учил молодого Фэна лекарскому ремеслу и другим хитростям.

 

По прибытии "Морского льва" в Ли-Сяобэнь староста Китайского квартала устроил для купцов торжественный пир. Чжао Чжэн сидел на почетном месте рядом со старостой и подробно расспрашивал его об обычаях варваров и о том, как тем удалось найти морской путь в Срединную империю. Староста рассказал Чжао, что первым из варваров, который нашел путь через море в обход Плавучего острова Дракона, был некий широкоротый Кхоу-Лун. Кхоу-Лун был родом из Гэнь-Юэ, что получило название, потому что там живут лучшие варварские музыканты, провинции Итхао-Лэ ("Собрание всех музыкантов"). Он был послан на запад по указу ныне здравствующего гуна Фэйди Нан и ныне покойной регентши И-сао Били, в эпоху Хунчжи в год черной крысы. Кхоу-Лун приплыл на трех лодках на остров Тайвань и поклонился ныне здравствующему императору, но подарки его были весьма скромные, так как это был очень глупый и совсем не просвещенный варвар. Император послал с ним за море чиновников, которые обучили тутошних вождей этикету и церемониям. Теперь варвары стали чаще приплывать в Поднебесную, и они уже привозят в подарок императору черных демонов и красных коней. А императорские чиновники одаривают варварских торговцев чаем, фарфором и шелковыми халатами. Эти красные кони крепче и выше лошадок северных варваров, и император хочет создать крепкую конницу. Кроме того, в стране заморских восточных варваров много воинственных людей, и император пожелал нанять их к себе на службу, поэтому он и приказал снова строить торговые баочуани, и стал поощрять морскую торговлю с чужеземцами.

 

Чжао со вниманием выслушал рассказ старосты и выпил много чаш за процветание торговли и здоровье мудрого императора.

 

На следующий день Чжао долго спал после пиршества, а любопытный Фэн решил в одиночку отправиться побродить по городу. Он прошел в гавань, где стояли корабли варваров из разных провинций. Там были корабли из области Фан-сэ (название говорит, что в той стране много цветочных домиков с девицами-пхао), что лежит к северу, из далекой Энь-Гэлань ("Страна большой еды") и из многих других краев. Потом Фэн погулял по набережной реки и, перекусив в трактире обильно поперченной похлебкой из тридцати морских даров, весьма неплохой, углубился в кварталы селения. Вскоре Фэн заблудился, и куда бы он не шел, он все время возвращался на одно и то же место. Это было потому, что варвары не умеют строить свои селения. Они не придерживаются разумного плана, когда прямые улицы идут с севера на юг и с запада на восток, а все улочки у них извилисты и не ведут никуда.

 

Налево Фэн пойдет спеша, на прежнем месте он.

 

Направо путь направит он, вновь тот же видит дом.

 

Фэн совсем растерялся и, даже, испугался. Он сел на каменный порог какого-то дома и стал ждать, что будет дальше. Но тут на улице появился его учитель Чжао, который проснулся и не нашел своего ученика в гостинице. Чжао сразу догадался, что с тем случилась какая-то беда и отправился в город искать Фэна. Чжао быстро вывел Фэна из лабиринта улиц и привел его в гостиницу. Тогда Фэн спросил учителя, как тому удается не заплутать в этом бестолковом селении. И Чжао объяснил ему:

 

– Видишь, маленький Фэн, я на всех развилках ставил мелом тайные воровские знаки, которые помогали мне не заблудиться. Тебе тоже стоит научиться их ставить и читать. А кусок мела в рукаве всегда может пригодиться ловкому человеку.

 

После этого случая Чжао и Фэнь несколько дней бродили по селению варваров, осматриваясь и привыкая к местному наречию, и Фэн учился незаметно ставить тайные знаки и читать их. Они видели много лавок и харчевен, где подавалось неплохое вино. Чжао никуда не спешил, у него в поясе весело позвякивали серебряные монеты – его доля за плененных пиратов-вокоу.

 

– Учитель Чжао, – спросил его однажды нетерпеливый Фэн, – я во многих харчевнях видел игроков в кости, почему бы нам не сыграть с ними? Разве ты не знаешь какой-нибудь хитрости, чтоб обмануть этих азартных дикарей?

 

– Почему бы и не сыграть?! Хотя философ Цзинь Тао Кан и выбросил свои игральные кости в реку, мы не будем столь мудры, – ответил ему Чжао и тут же направился в роскошную харчевню, где шла игра.

 

Войдя Чжао и Фэн вежливо поклонились и поздоровались, а непросвещенные варвары только грубо проворчали что-то в ответ.

 

– Мы должны прикинуться чужеземными простаками, – шепнул Чжао Фэну, – тогда игра быстро станет крупной, и мы разденем этих бездельников.

 

Так они и сделали. Чжао и Фэн все время спрашивали, а как тут играют в кости, а какие правила, а можно ли им поставить деньги, и местные варвары посчитали их легкой добычей. Наконец, один из варваров, которого звали Дун Пха-Баоло и, перед которым на столе лежало больше всего денег, пригласил Чжао сыграть с ним. Этот Дун Пха-Баоло имел длинные завитые волосы, длинный острый нос, шрам на лице и хитрые бегающие глазки. О таких как он говорят.

 

Как Вань Сяо он горд,

 

Но с прорехой штаны.

 

На еду денег нет,

 

Но ни дня без игры.

 

Дун Пха-Баоло кинул кости и выкинул комбинацию, которую называют Скамья. Пришла очередь Чжао кидать кости, у него выпали кости в сочетании Голова тигра. Все варвары стали поздравлять Чжао с удачным броском, а тот только посмеивался, ведь глупым варварам невдомек, что у цивилизованных людей Скамья бьет Голову тигра, а не наоборот. Раз десять Чжао улыбалась удача, и ставки все росли, а потом варвар начал всё время выкидывать то Небо, то Голову тигра, то Сливу и выигрывать.

Image_17_1_big.thumb.jpg.fe3fcfc54c1ed5d

Чжао Чжэн и Дун Пха-Баоло играют в кости.

– Э! – сказал тут Чжао себе, – да у тебя кости залиты свинцом! А не попробуешь ли мои?

И когда пришла очередь Чжао бросать, он так неудачно кинул кости, что они упали со стола на пол, и их тут же раздавила нога догадливого Фэна.

 

– Ох, простите, высокий господин, неуклюжего чужеземца, – поклонился Чжао, – у нас шла такая веселая игра, что жаль будет ее прерывать. Не будет ли позволено ничтожному предложить свои игральные кости?

 

Варвар-игрок шулером был,

 

Но Чжао уловку быстро раскрыл.

 

Он кости на пол невзначай уронил,

 

И парой с секретом тотчас подменил.

 

И Чжао тут же выложил на стол пару костей с красными и черными точками. Дун Пха-Баоло и другие варвары с недоверием осмотрели кости, взвесили их в руке, покатали по столу, но не нашли ничего подозрительного и согласились. И тут уже везение перешло на сторону Чжао. Он раз за разом выкидывал нужную комбинацию, а варвары никак не могли догадаться, в чем тут подвох. А дело было в том, что кости хитроумного Чжао были сделаны из двух половинок: медной и железной, которые были обложены снаружи слоновой костью. Так что на вид и на вес кости с любой стороны были одинаковы. Зато Чжао в широких шароварах прятал камни чу-ши. А камень чу-ши, как известно просвещенным людям, имеет большую любовь к железу. И когда Чжао было нужно, он подставлял под стол то одно, то другое колено, и кости слушались камня и ложились так, как хотел Чжао. Вскоре все деньги Дуна перекочевали в рукава Чжао, и играть варвару стало не на что. Тогда Чжао быстро встал из-за стола, раскланялся и покинул с Фэном игорное заведение, пока варвары не опомнились и не попытались его задержать. Ведь Чжао совсем не нужен был скандал в чужом краю. По дороге в гостиницу он раскрыл свой секрет Фэну, и тот много удивлялся особым свойствам камней чу-ши.

 

Когда Чжао и Фэн подходили к в своей гостинице, они увидели, что у входа стоят местные стражники. Чжао спросил у уличного торговца, что случилось, и тот ему сообщил, мол варварский судья получил донос, будто в гостинице живет известный жулик и вор из Поднебесной по имени Чжао Чжэн из Гусу, что в уезде Пинчжан.

 

Тогда Чжао развел руками и сказал Фэну:

 

– Вот как не повезло. Видимо, кто-то из местных китайцев принял меня за моего знаменитого тёзку, и мне в который раз достается за его проделки. Но делать нечего, и нам лучше покинуть это селение. Деньги у нас есть, так что давай, отправимся в ставку местного гуна, которого зовут Ману-эр, хотя он не второй а первый, (всё-то у этих варваров не как у людей!) в городок Мада-Жидэ.

 

Чжао и Фэн развернулись и зашагали к воротам селения. Когда они миновали ворота, Чжао остановился, вынул из пояса пару очков с простыми стеклами и сказал Фэну:

 

– Чтоб нас не опознали судейские чиновники, по дороге в Мада-Жидэ мы будем выдавать себя за ученых лекарей, которые идут в варварскую столицу учиться врачебным тайнам у местных дикарских травников и костоправов. Варвары очень любят, когда кто-либо льстиво превозносит их жалкие познания в науках. Я возьму себе имя доброго доктора Ень Хау, а ты станешь его помощником – добрым доктором Фу Манчу.

 

После этого Чжао достал из рукава мелок, которым он ставил на домах тайные воровские знаки, истолок его камнем и, смешав с золой от костра, насыпал в две пустые тыквы.

Image_17_2_big.thumb.jpg.724694e7bd088f5

Чжао Чжэн объясняет Фэну свойства лекарств.

– В этой у нас будет порошок из чудесного корня растения жэнь-шэнь, – сказал он, нанося на первую тыкву тушью иероглифы, – а в другой толченая кость таинственного северного зверя пи-си-цзы, – и Чжао написал это на второй тыкве. – Главное в целительском искусстве, это знать, когда из какой тыквы давать больному лекарство. Одному поможет только корень жэнь-шэня, другому наоборот, только кость пи-си-цзы. И важно их не перепутать, иначе будет беда!

 

 

И так, под видом ученых лекарей, Чжао и Фэн направились в городок Мада-Жидэ.

 

 

 

Глава 18

 

В предыдущей главе было поведано, как Чжао Чжэн и Фэн Гуан приехали в страну варваров, как Фэн гулял по бестолково построенному селению и получил множество полезных уроков, и как имя Чжао Чжэна из Гусу изгнало наших героев из Ли-Сяобэня. В этой главе вы узнаете, что случилось с  Чжао и Фэном по дороге, как они приехали в селение Тхоу-Лидоу, и как они наказали неучтивого торговца.

 

В первой же встреченной на дороге из Ли-Сяобэня деревне Чжао и Фэн купили себе по ослику и еще разных припасов в дорогу и расспросили про дорогу да города Мада-Жидэ. Оказалось, что им надо все время ехать вдоль реки, которая в низовьях называется Тхэ-жу, а в верховьях Тха-хоу, до города Тхоу-Лидоу, а потом повернуть на север. Чжао сел в седло и, как заметил Фэн, стал похож на мудрого даоса Чэнь Туаня, настроил свою эрху, и громко запел на модный в Гуанчжоу мотив "Вышел месяц из тумана":

 

Ушастый ослик вдоль реки неспешно семенит,

 

Пыль серая вздымается из-под его копыт.

 

А Чжао Чжэн и Фэн Гуан весёлым летним днём,

 

В Мада-Жидэ путь держат на осликах верхом.

 

Чжао и Фэн ехали по людной дороге, останавливаясь на ночь в заезжих дворах и повсюду выдавая себя за лекарей. Дней через пять, после того как наши герои покинули Ли-Сяобэнь, Фэн предложил своему учителю Чжао остановиться и провести денек, отдыхая в зеленой роще на берегу реки и удя рыбу. Чжао охотно с ним согласился. Фэн тут же достал из шапки плетеную из конского волоса леску, несколько железных крючков и гусиные перья на поплавки. Он срезал пару длинных хворостин для удилищ, оснастил их, накопал червей и сел с наставником в легкой тени над прохладной водой. Сперва Фэн сидел спокойно, но поклевки все не было, и он заскучал. Тогда Фэн попытался встать и поменять место, но Чжао велел ему сидеть тихо и наблюдать за поплавком. Фэн усердно пялился на недвижный стержень гусиного пера, на стрекозу усевшуюся на нем, на отражение легких облаков на гладкой воде, только изредка колеблемой мелкой рябью. Иногда он начинал клевать носом, но каждый раз получал от учителя Чжао то тычок пальцем в бок, то щипок за ухо.

 

– Следи внимательно за поплавком, и не прозевай поклевки, – каждый раз повторял ему Чжао.

Image_18_1_big.thumb.jpg.e64d886f83a3b85

Чжао и Фэн удят рыбу.

Фэн совсем извелся, и ближе к вечеру, когда они снялись с места и направились к постоялому двору на ночлег, он спросил учителя:

 

 

– Мастер Чжао, мы весь день провели за ловлей рыбы, но, видимо, нам попалось неудачное место. Мы не поймали ни одной, даже самой мелкой, рыбешки. А ведь всего в половине ли были отличные заросли тростника, где, без сомнения, мы бы наловили себе рыбы и на обед и на ужин. Почему же ты, учитель, не позволял мне сменить место?

 

– Маленький Фэн, – ответил Чжао, – умение тихо сидеть и ждать, это одна из добродетелей ловкого плута. Не овладев этим умением ты ничего не достигнешь.

 

Фэн обдумал слова Чжао и согласился с ним.

 

После этого они часто останавливались на отдых и удили рыбу. Правда, таких неудачных дней у них больше не случалось, и они не раз имели на обед и ужин по нескольку больших рыбин, а умение бесшумно и терпеливо сидеть неподвижно по много часов вскоре пригодилось Фэну, но об этом мы расскажем в свое время.

 

Однажды Чжао и Фэн заехали на постоялый двор и, как обычно, представились китайскими лекарями. Хозяин двора тут же пригласил их к одному сильно занемогшему путнику. Толстый бородач лежал на топчане и громко стонал. Его лицо было красно, глаза желты, и он тяжело дышал. Чжао подробно расспросил хозяина заезжего двора, что съел за ужином его постоялец.

 

– Мы дадим ему сушеный корень растения жень-шень? – спросил наставника Фэн.

 

– После того, как несчастный съел целиком печеного ягненка с горшком пареных овощей и выпил пять больших кружек пива, жень-шень еще помог бы. Но он добавил к этому большое блюдо груш и миску слив, жареного гуся, дюжину сырых яиц и запил всё большим кувшином молока. Тут настало время зверя пи-си-цзы, – ответил Чжао, качая головой и доставая вторую тыкву.

 

На постоялых дворах Чжао не раз садился играть в кости или карты с другими постояльцами. И он то пускал в ход свое искусство и обчищал карманы партнера, то играл честно, и оставался при своих.

 

Заинтригованный Фэн тогда спросил учителя:

 

– Почему учитель Чжао иногда использует свои тридцать три уловки при игре в кости и карты, и его рукава становятся полны звонких монет, а в другой раз не использует ни одной, и уходит из-за стола с теми же деньгами, что имел в начале игры?

 

Чжао ответил старинным стихом:

 

Если ты бросишь камень туда, где в пене волна кипит,

 

От камня круги самый острый глаз меж волнами не различит.

 

Но кинь ты песчинку в безветренный день на тихую гладь пруда,

 

Ничем не укроешь кругов череду, их заметит любой без труда.

 

– Так и тут, если ты садишься играть с жуликом, который намерен тебя обмануть, ты с легкостью можешь применять свои хитрости. Тот, кто видит в тебе легкую добычу, сам с легкостью становится добычей. А если твой партнер не имеет против тебя дурных мыслей и только хочет весело провести время за хорошей игрой, то на душе у него легко и спокойно, и алчность не затуманивает взор. Тогда любая твоя злая хитрость становится заметна.

 

Выигранные в кости и карты деньги Чжао не берег, а устраивал пирушки с местными цветочницами для себя и Фэна.

 

В один из дней Чжао и Фэн въехали в селение, где на рыночной площади варварские монах и чиновник читали крестьянам воззвание дикарского вождя Ману-эра. Все крестьяне с шумом одобряли услышанное. Чжао и Фэн тоже присоединились к толпе и вежливо поддержали крестьян. Потом Фэн, который хуже понимал местное наречие, спросил Чжао:

 

– А о чем было воззвание, учитель?

 

Чжао задумался и ответил:

 

– Вождь этих варваров объявил о наборе солдат для войны с другими варварами за могилу их священного предка. Они, как я понял, давно уже спорят, на чьей земле должна находиться эта могила, и кому за ней присматривать.

 

– О! Это очень благочестивые варвары и с той и с другой стороны, раз они так заботятся о могиле своего почтенного священного предка! Наш великий Император, когда узнает об этом, будет очень доволен их поведением.

 

– Я не сомневаюсь в этом, – согласился с ним благоразумный Чжао Чжэн, – но я думаю, что наш мудрый Император скоро пришлет к этим варварам своего чиновника, и тот прикажет им жить мирно, а по поводу гробницы их почтенного предка спросить решение у Владыки Нефритового Трона. И это будет правильно.

 

В один из дней Чжао и Фэн достигли селения Тхоу-Лидоу ("Где стоят перед священным сосудом"), тут они должны были повернуть на север, к ставке местного гуна Мада-Жидэ. В селении было много лавок, харчевен и гостиниц, и наши путники решили осмотреть это место и купить необходимые вещи. Проходя мимо некоей лавки, Фэн увидел лежащий на прилавке смычковый цинь. Он захотел его купить, так как уже брал у Чжао уроки игры на эрху. Но играть на стареньком эрху Чжао приходилось по-очереди, и это было весьма неудобно. Фэн зашел и, учтиво поклонившись, спросил у лавочника сколько стоит этот цынь. В лавке было очень много красивых и дорогих вещей из серебра и золота. Но лавочник был очень груб, он накричал на Фэна и, обозвав его грязным язычником, вытолкал из лавки. Фэн очень огорчился и поспешил к учителю, рассказать о нанесенной обиде. Выслушав его Чжао сказал:

 

– Этот лавочник столь неучтив и надменен потому, что он слишком богат. Это его не доведет до добра, и в один несчастный день он очень сильно пострадает. Поэтому, если мы немного уменьшим его богатство, то принесем ему только благо.

 

После этих слов Чжао велел Фэну найти небольшую гостиницу и снять в ней на несколько дней комнату. В гостинице они прожили два или три дня, и за это время изучили местные обычаи, улицы селения и лавку грубого варвара. Когда у Чжао составился план, он направился в другую лавку, где продавали сундуки, как новые, так и подержанные, выбрал один старый сундук и велел доставить его в гостиницу. Потом он на рынке купил несколько рубах, штанов, оловянную миску и стакан, и пару каких-то толстых варварских книг. У кузнеца он купил ржавую шпагу, новые сундучные петли, замок, и пару крепких дверных задвижек. Заодно у плотника Чжао приобрел доску и взял взаймы инструменты. Вернувшись в гостиницу он принялся за работу. Искусно выпилив в задней стенке большую дыру, Чжао приспособил дверные петли и задвижки так, что заднюю стенку сундука можно было легко открыть изнутри, а снаружи это было совсем незаметно. Затем он высверлил много маленьких дырочек и приделал доску, чтобы она делила сундук на две части: верхнюю и нижнюю, и скрывала внутренности сундука от посторонних глаз. Фэн же чистил шпагу и помогал Чжао чем мог.

 

– Видишь, маленький Фэн, толковому плуту надо владеть разными ремеслами. Не умея пользоваться стамеской и пилкой, он никогда не сможет проникнуть в запертую комнату. А не владея клещами и напильником – в запертый сундук.

 

Закончив с сундуком, Чжао положил в его верхнюю часть белье, книги и посуду и велел Фэну спрятаться в нижней части. Сам Чжао надел новую одежду и варварский плащ, заткнул за пояс старую шпагу, и прицепил густую бороду, ту самую, которую когда-то носил Фэн. Теперь Чжао стал неотличим от местных жителей, а так как в селении проживало множество чужестранных студентов, то никого не удивило бы его произношение. После всего этого Чжао позвал с улицы носильщика, и тот помог отнести сундук в лавку неучтивого торговца.

 

В лавке Чжао представился студентом местного шуюаня, который открылся всего несколько лет назад и принимал иноземцев в ученики, и сказал, что он сильно задолжал из-за игры в кости местным разбойникам и должен быстро расплатиться, иначе те грозят ему смертью. Поэтому он хочет оставить в залог свои вещи, но очень скоро, может даже завтра, он сможет занять деньги у знакомых и вернет залог с любыми процентами. Лавочник посмотрел мельком на сундук, заглянул внутрь, и, увидев там только обычный для студентов скарб, согласился дать Чжао немного серебра под очень большой процент. Чжао поставил сундук у стены так, что его задняя стенка не была ничем загромождена, но скрывалась в тени под полкой, и запер сундук на свой замок. А хозяин лавки, для сохранности, тоже повесил на сундук свой замок и поставил печать на воске. Все это время Фэн сидел в сундуке очень тихо, сейчас ему очень пригодились уроки, полученные при рыбной ловле.

 

Когда наступила ночь, и в доме лавочника все заснули, Фэн бесшумно выбрался через заднюю стенку из сундука, собрал по полкам множество небольших, но ценных вещей, и даже прихватил тот самый маленький смычковый цинь. Разложив все в сундуке, он вновь спрятался в нем и стал ждать утра.

 

Image_18_2_big.thumb.jpg.4fc22924728acb1

Чжао и Фэн наказывают неучтивого торговца. Фэн прячется в хитром сундуке.

Пряча цветы, ночь легла за стеной

 

 

Прощебетав, птицы умолкли в гнездах.

 

Крыши домов освещены луной,

 

На небесах ровно мерцают звезды.

 

Рано утром в лавку вернулся Чжао, проверил вместе с хозяином замки и печати и выкупил обратно свой сундук, выплатив жадному торговцу вдвое от залога. После чего Чжао унес сундук с носильщиком в гостиницу, где он высвободил Фэна, и переложил вещи в седельные сумки. Сам сундук Чжао разломал и выкинул, а большой медный ключ оставил. И наши герои, не мешкая ни минуты, покинули селение Тхоу-Лидоу, и направили своих осликов на север, к городку Мада-Жидэ. Что же было дальше с невежливым торговцем, нет надобности рассказывать в этой книге.

 

 

 

Глава 19

 

В предыдущей главе вы узнали, как Чжао Чжэн и Фэн Гуан путешествовали под видом ученых китайских лекарей по стране варваров, и что с ними приключилось по дороге и в селении Тхоу-Лидоу. В этой главе вы узнаете о необычном происшествии, которое случилось с не в меру любопытным Фэном в столице варваров Мада-Жидэ, и о том, как Чжао учил Фэна географии.

 

Покинув Тхоу-Лидоу, наши путники уже через два дня добралось до столичного варварского городка Мада-Жидэ. В городе было много, по варварским меркам, жителей и приезжих, и наши герои легко затерялись в этой сутолоке.

 

Приехав в городок, Чжао стал обходить лавки, предлагая на продажу ценные вещи, которые Фэн взял в лавке неучтивого торговца. Чжао в каждой лавке долго и упорно торговался, не уступая даже одного фыня, и часто даже уходил из лавки, ничего не продав. Когда Фэн спросил Чжао, зачем тот так поступает, Чжао ответил:

 

– Если бы я уступал эти вещицы за любую цену, все бы подумали, что я спешу от них избавиться, и что эти вещицы краденые. Когда же я упорно настаиваю на своей цене, ни у кого не закрадывается лишних подозрений, и мне предлагают достойную цену.

 

В городке Чжао и Фэн часто посещали винные лавки и харчевни, где играли в кости и карты с посетителями. В этих харчевнях было очень много всякого гулящего отчаянного люда, который собрался по призыву гуна идти на войну против хуэйских варваров, и Чжао с большой выгодой продал им пять карт, на которых было указано точное место на горе Ляншаньбо, где зарыл много золота известный разбойник Ван Лунь, а так же три горы Цинфын, Эрлуншань и Таохуашань с другими разбойничьими кладами, и ключ от воровского сундука, выдав его за ключ от императорской сокровищницы. Когда Фэн и Чжао ушли из той винной лавки, Фэн сказал, что очень дурно подбивать людей на ограбление сокровищницы императора, на что Чжао рассмеялся и ответил стихами:

 

Варвар с медным ключом у Драконьих ворот,

 

Тщетно будет замок он искать, но замка не найдет.

 

Стража дворцовая схватит немедля злодея,

 

Суровый палач возьмет дурака в оборот.

 

Через несколько дней в городке Мада-Жидэ был какой-то местный праздник с торжественными шествиями и играми с быками. Эти игры очень заинтересовали Чжао и Фэна, и они направились к центральной площади, где происходило это занимательное действие. У варваров этой страны, в отличии от варваров из южных джунглей, не бык сражается с быком, а сперва быка дразнят, слегка раня его легкими копьями, а потом на лошади выезжает удалец и пикой или мечом сражается с быком. Это очень увлекательное зрелище, а биться с быком почитают за честь самые благородные из варваров.

 

Площадь была окружена солдатами в ярко начищенных доспехах, а на украшенных пестрыми флагами, цветами и коврами балконах сидели знатные люди в ярких одеждах. Там были как мужчины, так и женщины, которых, в отличии от более просвещенных стран, пускают на многолюдные празднества и церемонии, что отражает упадок нравов у варваров. Вокруг площади стояла плотная толпа простолюдинов, и Чжао и Фэн видели поверх голов совсем мало. Поэтому, когда на площадь вывели нового быка, и стали его дразнить, Фэн пустил в дело локти и протиснулся ближе к цепи из воинов. Он так хотел всё увидеть вблизи и так усердно работал локтями и коленями, проталкиваясь сквозь плотную массу зрителей, что не заметил, как поскользнулся на апельсиновых корках и кубарем выкатился на площадь, очутившись прямо перед носом быка.

 

Криками и уколами пик

 

Был разъярен огромный бык.

 

Копытом он землю свирепо скребет,

 

И бедного Фэна вот-вот

 

Он рогом острым проткнет.

 

Фэн вскочил на ноги и помчался по площади, преследуемый огромным зверем. Фэн громко кричал и звал на помощь, но зрители только свистели и не понимали его. Увидев это, Чжао стремительно пробился сквозь толпу, и выбежал на площадь позади быка. В этот момент Фэн пробегал под богато украшенным балконом, он изо всех сил подпрыгнул и вцепился в решетку, повиснув так, что лишь самыми кончиками острых рогов зверя коснулись его пяток. Сидевший на балконе важный вельможа приказал слугам поднять Фэна и любезно усадил его на стул рядом с собой, а богато одетая в тяжелое парчовое платье супруга вельможи угостила Фэна фруктами и сладостями. Вельможа поинтересовался у Фэна, что за человек бросился ему на помощь. На это Фэн ответил, что это его учитель – Чжао Чжэн, отважный путешественник из Поднебесной Империи. И Фэн рассказал, как Чжао победил пиратов-вокоу. Вельможа весьма удивился и обрадовался, так как свирепые пираты весьма досаждали и варварским кораблям.

 

В это время Чжао догнал быка и вскочил ему на спину. Он быстро снял свой халат и накинул его быку на голову. Ослепленный зверь остановился и попытался скинуть седока, но Чжао в ловкости не уступал Ши Цяню, которого звали "Блоха на барабане". Сколько бык не подскакивал и не вертелся, Чжао крепко держался на его спине, и вскоре бык утихомирился и застыл неподвижно. Все зрители громко аплодировали бесстрашному Чжао. Важный варвар, на балконе которого гостил несчастный Фэн, пригласил Чжао подняться к себе, и расторопные слуги тут же привели его к вельможе.

Image_19_1_big.thumb.jpg.890ffac1fe00535

Чжао Чжэн усмиряет быка.

Вельможа оказался местным гуном Ману-эром. Он милостиво принял Чжао и расспросил их о плавании из Китая, о поездке по стране варваров и о многом другом. Чжао подробно отвечал на его вопросы. Он сказал Ману-эру, что путешествие совершает для собственного удовольствия, так как ныне не состоит на государственной службе. Еще Чжао рассказал гуну о том, что он имеет ранг сюцая (и это истинная правда!) и раньше служил в уездной управе, и о своей неудачной попытке сдать экзамен на ранг чзюйженя, после которой он и оставил государственную службу, и избрал путь ученого. Чжао подробно поведал о порядке управления Поднебесной Империей, и рекомендовал чаще спрашивать мудрые советы у Великого Императора, который покровительствует варварам, стремящимся к просвещению.

 

 

Гун Ману-эр весьма милостиво выслушал Чжао и, подарив весьма неплохой для варваров кинжал, изготовленный мастерами Тхоу-Лидоу, отпустил его. Кроме того, гун велел Чжао утром прийти в местную управу, где его будет ждать письмо от гуна к подчиненным чиновникам и вождям соседних стран, с просьбой уважительно отнестись к ученому путешественнику Чжао Чжэну и его ученику Фэну Гуану.

 

Покинув дом гостеприимного гуна варваров, Чжао и Фэн направились к другой площади, где должны были давать театральное представление. По дороге Фэн достал из рукава два спелых яблока, которыми его угостила супруга гуна и отдал одно учителю. Чжао съел свое, а Фэн продолжал рассматривать яблоко, о чем то сильно задумавшись. И наконец Фэн задал Чжао вопрос:

 

– Когда учитель разговаривал с гуном, он назвал местных варваров "западными варварами". Но мы ведь не на западе от Поднебесной Империи, а на востоке.

 

В ответ на это Чжао взял из рук Фэна яблоко и сказал:

 

– Земля похожа по форме на яблоко, это доказал еще мудрый Чжан Хэн. А другой мудрец, Нань Гун-шо исчислил ее размеры. Поэтому, если Поднебесная Империя находится здесь, – и Чжао показал на более румяный бок яблока, – а земли варваров, лежащая за Восточным морем Дракона тут, – и он ткнул пальцем в зеленый бок, – то отправившись в путь на восток, мы оказываемся к западу от Китая, куда и можем вернуться уже сухим путем. Это я и намерен предпринять. А когда вернусь в Китай, то приложу все силы, чтоб настала очередь Чжао Чжэна из Гусу отправляться в далекие края!

 

От удивления Фэн так широко раскрыл свой рот, что Чжао легко вложил в него яблоко целиком, и Фэну пришлось его всё съесть, даже с косточками.

 

Потом наши путники попали на площадь, где бродячие артисты давали представление. Фэн ожидал, что актеры в красочных масках будут плясать на сцене с мечами и копьями и жонглировать факелами, но те были одеты в обычные для варваров костюмы. Актеры ходили по помосту, декламируя нараспев и принимая разные неудобные позы. Фэн был разочарован.

 

Где прыжки, где мечи?

 

Песен нет, шутовства.

 

Только мерная речь,

 

Вздохи лишь и кивки.

 

Image_19_2_big.thumb.jpg.0c84b238c25149c

Чжао и Фэн смотрят спектакль.

Чжао же с любопытством смотрел на новое для него зрелище. Автором пьесы был некий Хунь Энсинь, местный варвар, получивший за какие-то заслуги китайское имя. Когда представление закончилось, Чжао подошел к актерам и спросил, что еще те могут представить. Из-за помоста вышел невысокий варвар, отвесил вежливый поклон, представился главой труппы и сообщил иноземному господину, что у них в репертуаре есть еще несколько нравоучительных пьес упомянутого Хуня, и что после окончания праздника бродячая труппа отправится в селение Ба-Силунь и далее в провинцию Фан-сэ. Тут Чжао предложил предводителю актеров свои услуги. Чжао сказал, что может перевести на язык варваров множество занимательных и поучительных китайских пьес цзацзюй, которые так нравятся простолюдинам. Это предложение очень обрадовало актеров, и Чжао тут же рассказал им сюжет одной из пьес по "Речным заводям". Предводитель актеров очень похвалил Чжао за выдумку и договорился, что тот поступит в их группу на должность драматурга, а Фэн будет играть во время представлений на смычковом цине. Фэн тогда спросил наставника, для чего им путешествовать под видом актеров, ведь они же могут снова выдать себя за лекарей, или за ученых-путешественников, тем более что у них будет письмо гуна. На это Чжао ответил:

 

 

 

– Маленький Фэн, повторяться – это дурной тон для плута. Надо использовать всякую подвернувшуюся возможность, тогда тебя не смогут узнать по твоим проделкам, и судейские чиновники не будут назойливо докучать. А письмо гуна мы всегда найдем как использовать для нашего блага. Под маской же актера нас никто не узнает и не уличит в наших проказах.

 

 Чжао и Фэн провели весьма приятно в городке Мада-Жидэ еще несколько дней, и, когда закончился праздник, вместе с бродячим театром отправились на север, в провинцию, что называется Фан-сэ, но об этом мы расскажем в свое время.

 

 

 

 

 

Edited by Telserg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я что, ни разу не прокололся? Не верю!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Коллега, спасибо за рассказ!

А это и есть рассказ или глава 15 - настоящая глава 15 и где-то есть полный текст?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я что, ни разу не прокололся? Не верю!

я думал, Вы Пещеру (исходя из желания писать про экспедиции) написали - недоумевал по поводу стиля

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А это и есть рассказ или глава 15 - настоящая глава 15 и где-то есть полный текст?

Это весь текст. Увы.

я думал, Вы Пещеру (исходя из желания писать про экспедиции) написали - недоумевал по поводу стиля

Тема была "Открытия, которых не было". В рассказе Колумб не открыл Америку (по причине ее отсутствия в этом мире), а доплыл до Формозы, так что рассказ на 100% соответствует конкурсному заданию (причины не участия в голосовании - я имел заранее преимущество, так как сам же и задал дополнительную тему, хотя идея  рассказа пришла чуть позже (до этого была заготовка по мусульманской Венгрии), я в одном из постов ее озвучил, когда объяснял рамки этой темы). Писать о самом Колумбе было не интересно, поэтому привел отрывок романа из этого мира.

P.S. и к теме Восточной Европы рассказ тоже имеет отношение - идею подсказал Ягеллонский глобус.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я что, ни разу не прокололся? Не верю!

Я подумал на вас. Респект снова - если бы рассказ участвовал в конкурсе было бы однозначно первое место, без вариантов даже.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

В рассказе Колумб не открыл Америку (по причине ее отсутствия в этом мире)

Вот это меня и выбило из колеи. Я никак не мог понять, куда они попали (по логике вроде Америка, а по описанию - Европа). 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Это весь текст. Увы.

Жаль. Хотя , кто знает. Может развернувшись в полноценную рукопись , рассказ потеряет что то. 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0