Sign in to follow this  
Followers 0

Архив


123 posts in this topic

Posted (edited)

Эскадренные броненосцы типа «Император Александр II»

 

Историческая справка

Эскадренные броненосцы типа «Император Александр II» строились по двадцатилетней кораблестроительной программе 1883-1902 гг. и предназначались для усиления Балтийского флота и присутствия российских судов в акваториях Балтийского и Средиземного моря. Корабли этого проекта являлись первыми серийными мореходными броненосцами с большой дальностью плавания и мощным артиллерийским вооружением и ежегодно находились в дальних походах.

Проект броненосцев разрабатывался Кораблестроительным отделением Морского Технического Комитета (МТК). За образец, для новых броненосцев, был взят строящийся броненосный фрегат «Адмирал Нахимов». Удачные компоновочные решения Нахимова было решено развить в броненосцах.

Система броневой защиты кораблей состояла из вертикальных поясов по ватерлинии, каземата, барбета и боевой рубки. Горизонтальная броневая защита включала броневую палубу, которая настилалась поверх жилой палубы и примыкала к вертикальному броневому поясу. Плиты бортовой поясной брони имели различную толщину и общий вес в 1117,4 тонны. Плиты крепились к корпусу с помощью броневых болтов, через деревянную подшивку из тика толщиной 254-мм, которые проходили сквозь бортовую обшивку, подкладку и вворачивались в саму плиту. Надводная часть плиты (1,06 метра) имела большую толщину, а подводная (1,52 метра) постепенно утончалась. Первые плиты пояса, в носовой части, имели толщину вверху – 100-мм, внизу – 100-мм. Затем шли плиты толщиной вверху 152-мм, внизу 100-мм, далее – плиты 203/127-мм, плиты 225/127-мм. Следующие плиты имели толщину 254/127-мм, далее плиты толщиной 305/127-мм и затем шли наиболее толстые плиты 356/203-мм. После них к корме плиты утончались до 305/127-мм и до 225/127-мм. Завершали поясную защиту, соединяясь с соответствующими плитами другого борта, плиты в 125/100-мм. Поверх пояса непосредственно на жилой (броневой) палубе во всю длину и ширину корабля стелились два ряда броневых листов. Нижний ряд листов имел толщину 19-мм, верхний – 44,5 мм (общая толщина 63,5 мм). Все люки жилой палубы закрывались броневыми 63,5-мм крышками. Вокруг люков, по их периметру, имелись броневые комингсы толщиной 50,8-мм. К бортам пристыковывались небольшие скосы палубы – броневые плиты толщиной 76-мм. Каземат в носу и корме защищали траверзные плиты толщиной 152-мм, а в районе 152-мм и 47-мм орудий броневая защита борта составляла 76-мм. Всего в броневую систему каземата входили плиты общим весом в 125 тонн. На кораблях этого типа количество и размеры плит несколько отличались, но их толщины были равны. Боевая командирская (капитанская) рубка имела бортовые плиты толщиной 203-мм и потолочные плиты толщиной 63-мм. Барбетные установки 305-мм орудий защищались броневыми плитами толщиной 254-мм и высотой 6 метров. Их общий вес равнялся 301,2 тонны на каждую установку. Поверх барбета находился «башенный купол» весом 39,5 тонны и толщиной 63,5-мм, который защищал прислугу орудий от осколков и огня малокалиберной артиллерии.

Компактное котельное отделение разделили на четыре отсека-кочегарни, по три котла в каждом. Броненосцы оборудовались двумя дымовыми трубами. Паровые котлы цилиндрические, огнетрубные, пролетного типа, четырёхтопочные. Наибольшее рабочее давление пара в котле 60 фунтов на кв. дюйм (0,42 МПа). Полный запас топлива (угля) включал 847-970 тонн, что позволяло броненосцу пройти более 3000 миль при скорости хода в 10 узлов. Паровая машина броненосца, производства Балтийского завода – вертикальная, трехцилиндровая, двойного расширения пара с рабочим давлением 6,3 атмосферы. Паровая машина броненосцев «Император Николай I» и «Император Павел I» производства Франко-Русского завода – вертикальная, трёхцилиндровая, тройного расширения пара с рабочим давлением 6,88 атмосферы.

Артиллерийское вооружение броненосцев состояло из двух спаренных установок 305-мм орудий, двенадцати 152-мм орудий в казематах, четырнадцати 47-мм револьверных пушек в казематах батарейной палубы и десяти 37-мм револьверных пушек, защищенных щитами, на верхней палубе. По традиции того времени, орудия 152-мм калибра в походном положении втягивались внутрь каземата. А порты 47-мм орудий позволяли повернуть сами орудия вдоль борта. Поэтому в походном положении все порты батарейной палубы были закрыты. На броненосце «Император Александр II» орудия главного калибра были размещены в барбетной установке типа МК-I. На «Император Николай I» в башенной установке МК-III, на «Император Павел I» – в МК-IIIА.

 

Тактико-технические характеристики

 

Эскадренный броненосец «Император Александр II»

 

ER8DC.jpg

Эскадренный броненосец «Император Александр II»

 

35I9N.jpg

Эскадренный броненосец «Император Александр II» в маскирующей окраске

 

Заложен в Новом Адмиралтействе Строительство начато 17 (29) ноября 1883 года. Спущен на воду 14 (26) июля 1886 года. Введён в эксплуатацию 1 (13) июня 1889 года.

Полное водоизмещение фактическое – 9945 т (по первоначальному проекту 9082 т); длина – 109,5 м, ширина 20,4 м; осадка носом 7,15 м, кормой 7,85 м, средняя 7,5 м; проектная высота надводного борта в носу 5,5 м, на миделе и в корме 5,5 м; нагрузка на 1 см осадки 16,15 т; метацентрическая высота – 1,12 м.

Мощность машин 8289 л.с.; максимальная скорость 15,27 уз; дальность плавания с полным запасом угля (1000 т) 5-уз ходом – 5940 миль, 8-уз ходом – 4600 миль, 10-уз ходом – 3552 мили, 15-уз – 1770 миль; диаметр циркуляции при скорости 10 уз – 520 м; полный поворот совершается за 7 мин 32 с. Две главные паровые машины двойного расширения имели по три цилиндра и вращали каждая свой винт системы Гриффитса диаметром 5,8 м и шагом 7 м. Машины построены Балтийским заводом. По проекту они должны были иметь суммарную мощность 8500 л.с., однако на ходовых испытаниях 18 сентября 1890 года смогли развить только 8289 л.с. Тем не менее, скорость превысила проектную и составила 15,27 уз.

Вооружение: 2х2х305-мм в двух барбетных установках МК-I, 1х12х152-мм орудий типа 6/35К-I, четырнадцать 47-мм револьверных пушек Р-47, десять 37-мм пятиствольных револьверных пушек Р-37, два 63,5-мм десантных орудия Барановского типа Д-63, четыре 381-мм надводных торпедных аппарата.

Бронирование: борт 356-203 мм (сталежелезные плиты), траверзы – 152 мм, палуба – 63,5 мм, барбет – 254 мм, башенный купол – 63,5 мм, казематы – 76 мм, боевая рубка – 203 мм.

 

Эскадренный броненосец «Император Николай I»

 

6lLgZ.jpg

Эскадренный броненосец «Император Николай I»

 

yT3hP.jpg

Эскадренный броненосец «Император Николай I» в маскирующей окраске

 

Заложен на верфи Общества Франко-Русском заводе 17 ноября 1884 года. Спущен на воду 14 июля 1887 года. Введён в эксплуатацию 1 (13) мая 1890 года.

Полное водоизмещение фактическое 10105 т (по первоначальному проекту 9228 т), длина – 109,8 м, ширина – 20,4 м, осадка – 7,6 м, нагрузка на 1 см осадки – 16,27 т, метацентрическая высота – 1,13 м.

Две вертикальные паровые машины тройного расширения Франко-Русского завода (выполнена по чертежам Балтийского завода) вертикальная, трёхцилиндровая, тройного расширения пара с рабочим давлением 6,88 атмосферы суммарной мощностью 9936 л.с., 12 огнетрубных цилиндрических котлов. Скорость 16,22 узла, при естественной тяге. На испытаниях при естественной форсировке (при закрытых люках котельных отделений) 11426 л.с. и скорость 16,99 узла. Дальность плавания с полным запасом угля (1000 т) 5-уз ходом – 5980 миль, 8-уз ходом – 4670 миль, 10-уз ходом – 3644 мили, 15-уз – 1820 миль; диаметр циркуляции при скорости 10 уз – 523 м; полный поворот совершается за 7 мин 34 с.

Вооружение: 2х2х305-мм в двух башенных установках МК-III, 1х12х152-мм орудий типа 6/35К-I, четырнадцать 47-мм револьверных пушек Р-47, десять 37-мм пятиствольных револьверных пушек Р-37, два 63,5-мм десантных орудия Барановского типа Д-63, четыре 381-мм надводных торпедных аппарата.

Бронирование: борт 102-356 мм (компаунд), траверзы – 152 мм, палуба – 63,5 мм, барбет – 254 мм, башни – 254 мм, крыша башен – 63,5 мм, казематы 152-мм орудий – 152 мм, казематы 47-мм орудий – 51 мм, противоосколочные перегородки в казематах – 25 мм, боевая рубка – 203 мм.

 

Эскадренный броненосец «Император Павел I»

Заложен на верфи Общества Путиловских заводов. Строительство начато 17 (29) ноября 1885 года. Спущен на воду 14 (26) июля 1888 года. Введён в эксплуатацию 1 (13) июня 1892 года. Корабль строился на новой Путиловской верфи. К моменту закладки броненосца верфь не была готова в полном объеме. Поэтому все металлоконструкции поставлялись Франко-Русским заводом, а путиловцы только собирали корпус. Броненосец отличался более мощными, 35 калиберными орудиями 305-мм калибра.

Полное водоизмещение фактическое 10112 т (по первоначальному проекту 9228 т), длина – 109,8 м, ширина – 20,4 м, осадка – 7,6 м, нагрузка на 1 см осадки – 16,27 т, метацентрическая высота – 1,13 м.

Две вертикальные паровые машины тройного расширения Франко-Русского завода (выполнена по чертежам Балтийского завода) вертикальная, трёхцилиндровая, тройного расширения пара с рабочим давлением 6,88 атмосферы суммарной мощностью 9936 л.с., 12 огнетрубных цилиндрических котлов. Скорость 16,2 узла, при естественной тяге. На испытаниях при естественной форсировке (при закрытых люках котельных отделений) 11426 л.с. и скорость 16,95 узла. Дальность плавания с полным запасом угля (1000 т) 5-уз ходом – 5980 миль, 8-уз ходом – 4670 миль, 10-уз ходом – 3644 мили, 15-уз – 1820 миль; диаметр циркуляции при скорости 10 уз – 523 м; полный поворот совершается за 7 мин 34 с.

Вооружение: 2х2х305-мм в двух башенных установках МК-IIIА (башня МК-III, адаптированная под более мощные 35 калиберные орудия), 1х12х152-мм орудий типа 6/35К-I, четырнадцать 47-мм револьверных пушек Р-47, десять 37-мм пятиствольных револьверных пушек Р-37, два 63,5-мм десантных орудия Барановского типа Д-63, четыре 381-мм надводных торпедных аппарата.

Бронирование: борт 102-356 мм (компаунд), траверзы – 152 мм, палуба – 63,5 мм, барбет – 254 мм, башни – 254 мм, крыша башен – 63,5 мм, казематы 152-мм орудий – 152 мм, казематы 47-мм орудий – 51 мм, противоосколочные перегородки в казематах – 25 мм, боевая рубка – 203 мм.

 

По материалам: http://alternathistory.com/velikij-knyaz-aleksej-aleksandrovich-i-ego-flot-chast-8-2/

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Государственные награды Южно-Африканской Республики

 

15 марта 1894 года для поощрения граждан за заслуги в государственной и военной службе и выражения благодарности гражданам Фолксраадом принят закон «О государственных наградах Южно-Африканской Республики» (Wet op die Staat Toekennings van die Zuid-Afrika Republiek), в соответствии с которым:

Учреждает государственные награды и награждает ими президент Южно-Африканской Республики.

Государственных наград могут быть удостоены граждане Южно-Африканской Республики, а также иностранные граждане (подданные).

По поручению президента и от его имени государственные награды могут вручать: вице-президент, директора департаментов, командующие и военачальники. При награждении государственной наградой со знаками отличия вручается соответствующая грамота. При награждении посмертно знаки отличия государственной награды, и грамота о ее награждением вручаются близким родственникам. Имя и фамилия награжденного навечно вносится в почетный список награжденных, который ведется Наградной палатой Южно-Африканской Республики.

После смерти награжденного знаки отличия государственной награды, и грамота о ее награждением передаются на хранение близким родственникам награжденного. В случае отсутствия наследников у награжденного знаки отличия государственной награды, и грамота о ее награждением могут быть переданы на вечное хранение в государственные органы или музеи на вечное хранение. Передача знаков отличия государственной награды посторонним лицам, их купля и продажа категорически запрещены.

Установлено два вида наград: кресты (kruis) и медали (medalje), которые могут делиться на классы и степени. Статут, старшинство и описание государственной награды утверждаются указами президента Южно-Африканской Республики.

Повторное награждение одноимёнными государственными наградами не производится, кроме награждения государственными наградами, имеющими степени и классы, и награждения за проявленные мужество, героизм и отвагу.

Лишение государственной награды производится исключительно по приговору суда. При лишении государственной награды знаки отличия изымаются в Наградную палату Южно-Африканской Республики.

Порядок ношения знаков отличия устанавливается приказами (ordonnansie) директоров департаментов.

В 1894-1900 годах утверждены следующие государственные награды (приведены в соответствии со старшинством):

1. Кресты (Kruis):

«Крест героев» (Kruis van Helde), 1897 год;

«Крест заслуг перед государством» (Kruis van Dienste aan die Staat), 1896 год;

«Крест военных заслуг» (Kruis van Militêre Meriete), 1896 год;

«Крест добровольцев» (Kruis van Vrywilligers), 1898 год;

«Южно-Африканский крест 1896-1900 годов» Германского Добровольческого Корпуса (нем. Südafrikanisches Kreuz 1896-1900), 1900.

2. Медали (Medalje):

Медаль «За храбрость» (Medalje van Dapperheid), 1897 год;

Медаль «За службу Отечеству» (Medalje vir Diens aan die Vaderland), 1894 год;

Медаль «Пролитой крови» (Medalje van die Gestorte Bloed), 1897 год;

«Военная медаль» (Militêre medalje), 1895 год;

«Полицейская медаль» (Polisie Medalje), 1895 год;

Медаль «Война за независимость 1880-1881 годов» (Medalje die Oorlog van Onafhanklikheid 1880-1881), 1896 год;

Медаль «Отечественная война 1897-1900 годов» (Medalje Patriotiese Oorlog van 1897-1900), 1900 год.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Мобилизация и стратегическое развертывание

 

После получения 25 ноября 1896 года Генеральным штабом Сил Обороны ЮАР информации, о том, что 10 ноября 1896 года Военное министерство Великобритании совместно с Адмиралтейством завершило планирование мобилизации, перегруппировки войск и военных действий и приступило к подготовке войск, предназначенных для отправки в Южную Африку, Главнокомандующий Сил Обороны ЮАР, 1 декабря 1896 года президент республики Петрус Якобус Жубер отдал приказ о приведении воинских частей Государственной Армии и добровольческих корпусов в полную боевую готовность с их отмобилизованием. В Южно-Африканской Республике началось развертывание воинских частей до штатов военного времени и призыв резервистов.

Но в связи с задержками в поставках вооружения, обмундирования и экипировки, а также в призыве резервистов в установленные Планом превентивной войны против Британской Империи на Южно-Африканском театре военных действий сроки привести воинские части Государственной Армии и добровольческих корпусов не удалось.

Короме того, решение президента о мобилизации и об объявлении войны, в соответствии с Конституцией Южно-Африканской Республики, должно было быть одобрено Фолксраадом, и вызвало бурное обсуждение. Вместе с тем, нарастающая угроза со стороны Великобритании, подтверждающаяся как данными русской и германской военных разведок, регулярно поступающими из Санкт-Петербурга и Берлина, так и непосредственно начавшейся перегруппировкой войск из метрополии на Южно-Африканский театр военных действий, вынудила президента и парламент республики принять решение о проведении мобилизации и направлении ультиматума британскому правительству.

15 января 1897 года в Южно-Африканской Республике была объявлена мобилизация бюргеров 1-го (в добровольном порядке) и 2-го разрядов Народной Армии. 20 января 1897 года мобилизация объявлена в Оранжевом Свободном Государстве.

К 1 февраля 1897 года подготовка к военным действиям и оперативное развертывание группировок войск в соответствии с Планом превентивной войны против Британской Империи на Южно-Африканском театре военных действий завершилась. Войска вышли в районы оперативного предназначения и заняли исходные позиции. Отдельные боестолкновения разведывательных патрулей начались еще в ходе выдвижения войск к границе, но командиры воинских частей и соединений ожидали приказа о наступлении. Начался обратный отсчет времени. Но президент Жубер медлил, надеясь, что войны удастся избежать.

9 февраля 1897 года президент Южно-Африканской Республики Петрус Якобус Жубер направил британскому правительству ультиматум, требуя в течение 48 часов прекратить все военные приготовления на территории провинции Наталь. 10 февраля 1897 года британское правительство отвергло требования бюргеров.

11 февраля 1897 года президент Южно-Африканской Республики Петрус Якобус Жубер официально уведомил правительство Ее Величества о том, что Южно-Африканская Республика находится в состоянии войны с Британской Империей. В этот же день войну Великобритании объявил президент Оранжевого Свободного Государства Мартинус Тёнис Штейн.

12 февраля 1897 года войска союза Южно-Африканской Республики и Оранжевого Свободного Государства перешли в наступление одновременно по всей границе. Началась вторая англо-бурская война.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

 Превентивная война 

 

Срок ультиматума правительства Трансвааля Великобритании от 9 октября истекал через два дня – 11 февраля в пять часов вечера. Поскольку британское правительство, как уже отмечалось выше, решительно отвергло требования бюргеров, 12 февраля они перешли в наступление одновременно по всей границе. В тот же день был взорван железнодорожный мост на реке Моддер, к югу от Кимберли, а на следующий день коммандо бюргеров овладели железнодорожной станцией в 50 милях к северу от Кимберли, попутно пустив под откос блиндированный поезд (бронепоезд, или, по российской терминологии того времени, – «панцирный поезд») англичан у Крааипана.

По свидетельству очевидца, дело происходило следующим образом:

«В ночь на 13 февраля буры западного отряда атаковали блиндированный поезд, то есть такой поезд, вагоны которого обшиты броней, с двумя орудиями и артиллерийским отделением. Англичане знали, что неприятель угрожает железнодорожной линии со всех сторон. При виде неприятеля англичане могли бы дать задний ход и тем спаслись бы; но они ринулись через линию буров, и прежде чем они достигли их, поезд сошел с рельсов.

В ту же минуту буры открыли огонь из орудий; англичане не могли отвечать на этот огонь, так как при сходе поезда с рельсов их орудия опрокинулись. В таком положении англичанам, осыпаемым снарядами и пулями, осталось только сдаться в плен».

Передовой отряд бюргеров в составе трех коммандо еще до начала боевых действий сосредоточился у Зандспруйта. Около шести тысяч бюргеров наблюдали за бродами на реке Буффало и контролировали проходы в Дракенбергских горах.

В соответствии с утвержденным президентом Жубером Планом войны против Британской Империи на Южно-Африканском театре военных действий 12 февраля 1896 года началось наступление Натальского корпуса под командованием ассистент-генерал-комманданта Лукаса Мейера девятью колоннами на Наталь, пользуясь временным превосходством в силах над противником. Командование бюргеров надеялось использовать имеющееся у него численное превосходство для достижения в кратчайшие сроки решительной победы в Натале.

На южной границе Оранжевой Республики главная ударная группировка бюргеров – Капская армия под командованием генерал-комманданта Кронье, переправившись через реку Оранжевую, вторглась в северный округ Капской колонии и тремя колоннами двинулись: 1-я дивизия (командир дивизии – боевой генерал Якобус Геркулаас де ла Рей) на Де-Аар (на западе), 2-я дивизия (командир дивизии – полковник Генерального штаба Сил Обороны ЮАР Хендрик Схоеман) – на Миддельбург (в центре) и 3-я дивизия (командир дивизии – боевой генерал Схалк Бургер) – на Квинстаун (на востоке).

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Военные действия в Натале

 

Начало военных действий

 

12 февраля 1896 года отряды Натальского корпуса, которым командовал ассистент-генерал-коммандант Лукас Мейер перешли границу. Колонна 1-й дивизия (командир дивизии – боевой генерал Даниел Эразмус), через Карлстоун вторглась в Верхний Наталь, откуда двинулась в Ньюкастл. Авангард бюргеров, численностью до тысячи человек, 16 февраля появился у Ньюкастла, а их патрули достигли Ингаганы и Даннгаузера. Одновременно два отряда, прикрывавшие фланги, через горные проходы у Ваккерстроома и перевала Бота также вышли к Ньюкастлу. Таким образом, здесь к 17 февраля сосредоточились основные силы 1-й дивизии.

Пока войска генерала Эразмуса шли к Гленко, отряд бюргеров под начальством комманданта Вильена, в который помимо коммандо Иоганнесбурга входила 1-я Германская добровольческая бригада, двигался на Элансдлааге, пытаясь перерезать железнодорожную линию, ведущую в Ледисмит.

2-я дивизия (командир дивизии – боевой генерал Ян Кох), сосредоточенная до начала боевых действий у Врейхеда, к 19 февраля переправилась через реку Буффало, оттеснив разъезды 18-го гусарского полка британской армии. Западнее Ледисмита буры мобильными коммандо через горные проходы вышли к станции Бестерс, угрожая стратегически важному мосту у Колензо.

Британский генерал-лейтенант Джордж Уайт, непосредственно командовавший войсками в Натале, доносил в Лондон военному министру о событиях начального периода войны следующее:

«10 февраля губернатор Наталя сообщил мне, что правительство Ее Величества получило от Трансвааля ультиматум и что открытие военных действий последует 11 февраля.

С самого моего приезда я был сильно озабочен опасным положением гарнизона Гленко и 10 февраля вечером, при свидании с губернатором, высказал ему, что считаю нужным вывести оттуда войска и сосредоточить всем мои силы в Ледисмите…

Буры перешли границу одновременно с севера и запада, и на другой день трансваальский флаг развевался над Карлстауном. Численное превосходство противника ставило меня в необходимость стратегической обороны, по в тактическом отношении я решил держаться наступательного образа действия всякий раз, как только обстановка допустит это. До 19 февраля противник наступал с севера тремя колоннами. Главная колонна, под начальством генерала Мейера, заняла Ньюкастл и двинулась на юг по дороге на Гленко. Вторая колонна, под начальством Вильена, миновав проход Бота, выдвинулась к югу от Биггасберга и, разрушив железную дорогу, ведущую из Ледисмита в Гленко у Еландслагге, заняла здесь позицию.

Третья колонна, под начальством Яна Коха, перешла реку Буффало и, двигаясь западнее Дунди, появилась в виду этого города в ночь 19 февраля. Все это время войска Оранжевой Республики ограничивались занятием местности у подошвы Дракенсберга, не подходя близко к Ледисмиту, и хотя разъезды обеих противных сторон находились постоянно в виду друг друга, до 19 февраля никаких значительных столкновений не было».

Узнав о начале боевых действий на юге Африки, королева Виктория выступила в парламенте, заявив: «Я призвала свои войска к оружию, чтобы они отразили вторжение войск Южно-Африканской Республики и Оранжевого Свободного государства в мои южноафриканские колонии».

Наступление войск бюргеров в Натале на Ледисмит вскоре вынудило английского генерала Уайта сосредоточить около десяти тысяч своих солдат и офицеров на подступах к этому городу, оставив четыре тысячи человек под командованием генерала Пэнн-Саймонса (Penn-Symons) у Данди и Гленко. Вот эти силы и попали под первый удар бюргеров, имевший для англичан катастрофические последствия.

Рано утром 20 февраля передовые отряды бюргеров появились у железнодорожной линии к востоку от Данди. Узнав о появлении противника, генерал Пэнн-Саймонс с основными силами своих войск двинулся навстречу бюргерам, но неожиданно сам попал под артиллерийский обстрел, результаты которого могли бы стать непоправимыми для англичан, если бы не счастливая случайность – большинство снарядов, оснащенных ударными трубками, зарывались в рыхлый песок, не взрываясь.

Открыв ответный артиллерийский огонь, генерал Пэнн-Саймонс решил атаковать позиции бюргеров с фронта, прикрываясь с флангов лесом и постройками. В 8.50 утра англичане перешли в наступление под сильным ружейным огнем противника. Бюргеры неторопливо расстреливали атакующих солдат противника, и уже через сорок минут был смертельно ранен генерал Пэнн-Саймонс, после чего командование отрядом принял на себя бригадный генерал Юл.

Поскольку бюргеры занимали чрезвычайно выгодную в тактическом плане позицию на гребне холма, англичанам пришлось буквально карабкаться по склону. К огорчению британских солдат, к часу дня взобравшихся с большими потерями на холм, бюргеры не захотели вступать в штыковой бой, предпочтя отойти. Стараясь отрезать бурам путь к отступлению, кавалеристы подполковника Меллера из 18-го гусарского полка попытались обойти противника с фланга, но вместо этого сами оказались в окружении.

Результаты первого крупного боевого столкновения с бюргерами оказались для англичан довольно плачевными – было убито и ранено более 200 солдат и офицеров, еще 220 человек пропало без вести (большинство из них попало в плен к бурам). Смертельное ранение получил генерал Пэнн-Саймонс, были убиты начальник штаба бригады подполковник Черстон и командир 1-го батальона Королевских стрелков.

Офицеры французского Генерального штаба, анализируя боевые действия на юге Африки, не преминули отметить многочисленные ошибки, допущенные в этом сражении британским военным командованием:

«Прежде всего обращает на себя внимание отсутствие у англичан ближайших мер охранения войск, – если бы англичане выставили аванпосты на тех высотах, с которых противник бомбардировал их лагерь, то, конечно, эта бомбардировка не была бы неожиданностью для английского отряда, не вызвала бы случившегося замешательства и не могла бы иметь тех важных последствий, которых можно было ожидать от нее, если бы снаряды буров были бы лучшего качества…

В течение боя фланги англичан не были прикрыты, и действием на один из них можно было остановить наступление или заставить англичан обратиться на другой предмет действия. Кавалерии и конной пехоте не было предписано охранять боевой порядок от подобных случайностей, и они действовали во время боя совершенно независимо от пехоты.

По словам рапорта генерала Уайта, все действия англичан в этом сражении свелись к фронтальной атаке, без всякого маневрирования. Во время боя имели большое значение встретившиеся на пути наступления местные опорные пункты – лесок и каменная стенка, которые сразу наметили места остановок боевого порядка.

Большие потери, понесенные английской пехотою во время перебежек по открытой местности, совершенно понятны при современном оружии и указывают только на то, что в данном случае вместо атаки в лоб следовало бы предпринять более сложные движения с маневрированием.

Можно было бы направить главные силы на один из флангов противника под прикрытием авангарда из нескольких рот, который произвел бы наступление с фронта, прикрываясь леском, каменною стенкой и фермою.

Буры также ограничились одним оборонительным образом действия, заняв гребень горы одною стрелковою линией, и не сделали никакой попытки к переходу в наступление».

Стремясь помочь генералу Юлу, Д.Уайт отправил к месту боя командира кавалерийской дивизии генерал-майора Д.Френча с пятью эскадронами Королевской легкой конницы, приказав ему отбить у буров железнодорожную станцию Эландслааге.

Дальнейшие события генерал Джордж Уайт в своем очередном донесении в Лондон описывал так:

«Когда отряд подошел к Эландслааге, то увидел, что железнодорожная станция была занята противником. Наша артиллерия открыла по ней огонь, а один эскадрон Королевской легкой конницы был послан в обход к северу. Противник немедленно стал отвечать артиллерийским огнем, обнаружив при этом свою позицию на высотах, приблизительно в одной миле к югу от станции. Так как позиция противника казалась занятой большим числом войск и вообще слишком сильною для того, чтобы быть взятою войсками, бывшими у генерала Френча, то он отступил и уведомил меня об этом по телефону».

Генерал Френч, посчитав, что его отряд слишком слаб для того, чтобы выбить противника с позиций неподалеку от железнодорожной станции, запросил у генерала Уайта подкреплений. Пытаясь исправить ситуацию, генерал Уайт немедленно направил Френчу дополнительные подкрепления (5-й уланский полк, один эскадрон драгун, два батальона пехоты и две артиллерийские батареи), а вскоре и лично прибыл на поле боя.

Бюргеры, как обычно, занимали хорошо подготовленные позиции на гребне горы, ведя оттуда прицельный ружейный огонь по англичанам. В два часа дня кавалерийские эскадроны пошли в атаку на фланги позиции бюргеров, а генерал Френч на расстоянии около 4 км от противника начал развертывать боевой порядок пехоты для фронтального наступления. Английские артиллерийские батареи открыли огонь, заставив орудия бюргеров замолчать.

Под прикрытием интенсивного артиллерийского огня британские солдаты, которые до этого располагались за гребнем в мелких колоннах, пошли в атаку. Батальон Девонширского полка, получивший приказ фронтальной атакой занять вершину, к вечеру сумел захватить гребень высоты, оттеснив бюргеров к северу. Остальные пехотные подразделения должны были обойти левый фланг бюргеров, прикрываясь от огня противника подковообразною грядою, ведущей к их позиции.

В это время вновь заговорили орудия бюргеров, однако их огонь не причинил ущерба атакующим, благодаря разреженному боевому порядку англичан. Тем не менее, подойдя к позициям бюргеров на расстоянии 800 метров, английские солдаты вынуждены были залечь, поскольку прицельный ружейный огонь противника не давал возможности продвигаться вперед. Пехотинцы Девонширского полка предпочли маршу навстречу пулям бюргеров перестрелку с противником из-за естественных укрытий, ожидая, пока соседи обойдут левый фланг бюргеров.

Тем временем английская артиллерия, сменив позиции, точным огнем, наконец, сумела заставить замолчать орудия бюргеров. Пользуясь благоприятным моментом, британские пехотинцы, имея на своем правом фланге кавалерию, вдоль возвышенностей быстро продвигались к левому флангу позиций противника, практически не имея при этом потерь. Однако в 1000 метрах от бюргеров начиналась совершенно ровная поверхность, на которой не было никаких естественных укрытий. Ее-то и предстояло под огнем противника преодолеть англичанам.

У бюргеров между тем были свои проблемы. Коммандант Вильен, обнаружив подход подкреплений противника, посчитал, что теперь англичане имеют значительное превосходство над ним, и решил отойти на лежащий позади позиций гребень. Однако командир 1-й Германской добровольческой бригады полковник Адольф Шил сумел убедить его не менять позицию, а продолжать бой.

Пока бюргеры спорили, английские солдаты, атаковавшие с фланга короткими перебежками, приблизились к ним уже на расстояние около 50 метров. Прекратив споры, бюргеры принялись спокойно обстреливать наступающих сильным, хорошо управляемым ружейно-пулеметным огнем. Когда же англичане пошли в штыковую атаку, они организованно отошли, оставив, по непонятной причине, на позиции два пулемета Максима и часть лошадей, укрытых до этого за горой.

В то время, пока обходящие части англичан занимали позицию бюргеров с фланга, солдаты Девонширского полка заняли гребень высоты с фронта. Все это время артиллерия своим огнем поддерживала наступающих.

Отошедшие на соседнюю высоту бюргеры вновь открыли ружейный огонь по англичанам, но вскоре были выбиты оттуда. Британская кавалерия попыталась преследовать отступающего противника, но наступившая темнота позволила бурам скрыться. В результате боя англичане потеряли 55 человек убитыми и 205 ранеными. Потери бюргеров были намного меньше – 30 убитых и 55 раненых.

Поле боя осталось за английскими войсками, которые одержали свою первую скромную победу. Причиной их успеха стал удачный план атаки, разработанный генералом Френчем: демонстративные действия Девонширского полка с фронта позволили произвести решительную атаку левого фланга позиций бюргеров.

Поскольку открытая местность затрудняла действия наступающих, превращая солдат в прекрасную мишень для стрелков противника, генерал Френч впервые в боевых условиях применил сильно разомкнутый боевой порядок, который и позволил избежать значительных потерь и добиться успеха.

Обходившие с фланга позиции бюргеров английские части удачно воспользовались как прикрытием возвышенностями, тянувшимися от исходного пункта атаки до окопов противника. В самый разгар боя было удачно произведено и усиление атакующей цепи резервами, что во многом позволило английской пехоте выполнить боевую задачу.

С наступлением темноты британские войска вернулись в свой лагерь. Несмотря на достигнутый успех, их положение оставалось довольно сложным: с минуты на минуту могли появиться основные силы бюргеров.

Утром 21 февраля, получив донесение о том, что бюргеры заняли Импати-Маунт, генерал Френч выслал в этом направлении разведывательный отряд, который выставил аванпосты в трех километрах от лагеря и отрыл окопы. Тем временем бюргеры неторопливо стягивали к английскому лагерю свои войска. Под прикрытием нескольких коммандоc, на волах было подвезено даже тяжелое осадное 155-мм артиллерийское орудие, открывшее вскоре огонь с большой дистанции по английскому лагерю.

Попытки британских артиллеристов отвечать огнем на огонь успеха не имели, поскольку дальность стрельбы их полевых орудий была намного меньше. Из-за постоянного обстрела бюргеров английские войска вынуждены были покинуть лагерь и расположиться бивуаком в открытом поле, в трех километрах южнее. Ко всем неприятностям англичан добавился еще и проливной дождь.

На следующий день генерал Юл со своими войсками двинулся на Гленко, оставив небольшой отряд для прикрытия лагеря. Однако, когда он подошел к этому важному железнодорожному узлу, выяснилось, что бюргеры уже заняли его, поэтому англичанам пришлось повернуть назад. У Юла после этого оставался единственный путь отступления на Ледисмит – дорога на юг, через Бейт.

Опасаясь попасть в окружение, генерал Юл решил отступить. И хотя бюргеры вели себя довольно пассивно, отступление англичан больше напоминало паническое бегство – в лагере были брошены все раненые, большая часть обоза, боеприпасы, продовольствие и все палатки. Бурам даже достались офицерские серебряные столовые приборы, денежная касса, штабные бумаги и документы. Что послужило причиной столь стремительного бегства англичан из их лагеря, осталось загадкой. Видимо генерал Юл больше всего опасался попасть в окружение, поэтому был готов пожертвовать всем, лишь бы избежать его.

В ночь на 23 февраля английская колонна под прикрытием авангарда из 18-го гусарского полка, миновав Биггарсберг, пришла в Бейт. Дав здесь своим солдатам небольшой отдых, Юл двинулся дальше, пройдя за ночь 22 километра, и, перейдя реку Вашбанк, остановился бивуаком в долине этой реки.

Днем 24 февраля английские солдаты и офицеры услышали далекую канонаду (это был бой генерала Уайта с бюргерами у Рейтфонтена, рассказ о котором ниже), и генерал Юл двинулся со своими войсками навстречу выстрелам. Однако, посчитав, что расстояние до места боя велико, он, пройдя всего несколько километров, вернулся в свой лагерь, оставив генерала Уайта без поддержки.

На следующий день, в четыре часа утра, отряд двинулся дальше. Бюргеры по-прежнему игнорировали отступление противника и не предпринимали попыток его преследования, дав возможность англичанам 26 февраля спокойно добраться до Ледисмита. Командиры бюргеров в который уже раз упустили прекрасную возможность нанести противнику поражение, которое лишило бы генерала Уайта третьей части сил и, вероятно, позволило бы захватить Ледисмит.

Пока генерал Юл со своим отрядом отступал к Ледисмиту, войска генерала Уайта после сражения у Эландслааге сосредоточились в городе. 23 февраля англичане в 10 километрах к северо-востоку от Ледисмита обнаружили первые бурские коммандо, занявшие Интинтанионские высоты, рядом с которыми проходила железная дорога.

Узнав о появлении противника и опасаясь, что бюргеры перережут железную дорогу, лишив связи с войсками, находившимися в Дунди, генерал Уайт решил выступить со своими главными силами в долину реки Моддер-Спруйт. В его распоряжении в этот момент находились 5-й уланский и 19-й гусарский полки, четыре батальона пехоты (1-й батальон Девонширского полка, 2-й батальон Королевских стрелков, 1-й батальон Ливерпульского полка, 1-й батальон Глочестерширского полка), натальские конные волонтеры и три артиллерийские батареи.

Для обороны Ледисмита британский генерал оставил один эскадрон 5-го гвардейского драгунского полка, два пехотных батальона (1-й батальон Манчестерского полка, 2-й батальон полка Гайлендеров Гордона) и одну ездящую батарею.

Кавалерия, двигаясь по ньюкастлской дороге, обогнала пехоту и подошла к Рейнтфонтейнским высотам, где ее встретил ружейный огонь бюргеров. Перейдя реку Моддер-Спруйт, 19-й гусарский полк стал на возвышенности в трех километрах от реки. Командир полка выслал разъезды вперед и на фланги, а остальные гусары, спешившись, вступили в перестрелку с противником. 5-й уланский полк расположился к югу от Моддер-Спруйта.

В восемь часов утра к Рейнфонтейнским высотам подошел с основными силами сам генерал Уайт. Артиллерия бюргеров тотчас открыла огонь по английским войскам, но вскоре вынуждена была замолчать, так как батареи противника, развернувшись на позициях вдоль дороги, в свою очередь начали обстрел. В это время британская пехота (один батальон был оставлен для прикрытия обоза) развернулась параллельно дороге фронтом к высотам, прикрываясь складками местности. Два батальона и артиллерия заняли гребень высоты, а третий батальон остался в резерве. Английские артиллеристы не давали возможности бурам вести огонь из своих орудий, облегчив участь пехоты, которая завязала сильную ружейную перестрелку с бюргерами.

Через некоторое время генерал Уайт вынужден был ввести в дело резервный батальон, а на его место выдвинуть половину батальона, оставленного для прикрытия обоза. Посчитав, что противник намеревается обойти его левый фланг, отрезав тем самым от Ледисмита, Уайт перебросил на свой левый фланг натальских конных волонтеров, сражавшихся до этого на правом фланге.

В своем рапорте, составленном после боя, генерал Уайт писал:

«Атаковать противника не входило в мои планы, так как занятая им позиция исключительно хорошо соответствовала его тактике, а местность была неблагоприятна для действий наших войск. Поэтому я решил только удерживаться на занятой мною позиции. Буры, по-видимому, также хотели ограничиться лишь огнем с большого расстояния и, так как они не могли настигнуть колонны генерала Юла, не атаковавши предварительно нас, то они стали понемногу отходить к западу. В два часа вечера перестрелка прекратилась и, так как к этому времени Дундийский отряд миновал опасные места, то я вернулся со своими войсками в Ледисмит».

На самом же деле рапорт генерала Уайта представляет собой скорее попытку оправдаться в очередной неудаче, постигшей английские войска, чем реальное отражение происшедшего у Рейтфонтейнских высот. Когда бой под Рейтфонтейном уже заканчивался и английские войска начали отступление к Ледисмиту, отряд генерала Юла только дошел до долины реки Вашбанк, то есть находился на расстоянии более 30 километров от своей цели и ему еще только предстояло миновать самое опасное место.

Для того чтобы помешать бюргерам воспрепятствовать движению отряда генерала Юла, было недостаточно занять позиции только на ньюкастлской дороге. Требовались энергичные действия английских войск, способные удержать бюргеров к северу от железной дороги, которых так и не последовало.

Однако пассивность бюргеров в очередной раз сыграла на руку англичанам. Командиры бюргеров не предприняли никаких действий, способных помешать сосредоточению сил генерала Уайта, даже не пытались преследовать генерала Юла, Дав возможность противнику организованно отойти к Ледисмиту. Потери англичан в сражении под Рейтфонтейном составили 12 человек убитыми и 103 ранеными.

Одновременно с частями генерала Уайта к Ледисмиту подошли и войска генерала Юла. Таким образом, к 1 марта 1897 года все находившиеся в северной части Наталя британские войска численностью более 12 тысяч человек при 48 орудиях сосредоточились в городе Ледисмит.

Сюда же, следуя за отходящим неприятелем, вскоре подошли и обе дивизии Натальского корпуса (в них насчитывалось около 8 тысяч человек при 24 орудиях), однако сумевшие блокировать этот важнейший железнодорожный центр на дальних подступах к Претории и Блумфонтейну. Главные силы генерала Мейера расположились к северо-востоку от города на холмах на левом берегу реки Моддер-Спруйт.

Британские передовые посты в течение первых дней осады не выдвигались вперед далее ближайших от города высот, а генерал Уайт ограничился высылкой разведывательных отрядов, имевших задачей «высматривание удобного случая для нанесения удара противнику».

1 марта, когда кавалерийские разъезды доложили британскому командованию о появлении значительных сил бюргеров на высотах Лонг-Гилль к северо-востоку от Ледисмита, генерал Уайт решил, что это тот самый удобный случай, которого он так долго дожидался, и отдал приказ о выступлении.

Цель вылазки генерал Уайт сформулировал следующим образом:

«Прежде всего, занять высоту Лонг-Нэк, а в случае успеха овладеть и высотою Певортс-Гилль, выслав в то же время сильный конный отряд за высоты Никольсон-Нэка, чтобы отрезать отступление бурам и попытаться завладеть их лагерями». Для достижения этих целей Уайт решил пойти ва-банк и бросил в бой все войска, собравшиеся к этому времени под Ледисмитом, оставив для охраны лагеря всего несколько рот.

Вечером 1 марта для занятия высоты Ломбардс-Коп и Бульвана были отправлены 5-й уланский и 19-й гусарский полки, а натальские конные волонтеры под командованием Френча получили приказ выступить рано утром 30-го и, пройдя через Ломбардс-Нэкский проход, дойти до долины реки Моддер-Спруйт, прикрывая правый фланг основных сил.

Пехотная бригада полковника Гримвуда (Grimwood) (два батальона Королевских стрелков, 1-й батальон Лейчестерского полка, 1-й батальон Ливерпульского полка, 2-й батальон Королевских Дублинских фузилеров и четыре ездящие батареи) получила приказ занять Лонг-Гилль, начав атаку с рассветом.

Бригада полковника Гамильтона (Hamilton) (2-й батальон Гайлендеров Гордона, 1-й батальон Манчестерского полка, 1-й батальон Девонширского полка, 2-й батальон стрелковой бригады, 18-й гусарский полк, 5-й полк гвардейских драгун и три ездящие батареи), предварительно сосредоточившись у пересечения ньюкастлской дороги с железнодорожной линией (северо-восточнее Ледисмита), заняла позицию к югу от высоты Лимит-Гилль, готовясь атаковать, при поддержке артиллерии, бюргеров, засевших на высоте Певортс-Гилль.

Для прикрытия левого фланга основных сил генерала Уайта предназначался отряд полковника Карлстона, в составе двух пехотных батальонов и артиллерийской батареи, который выступил из Ледисмита вечером 1 марта и, пройдя по долине Белль-Спруйта, занял высоты Никольсон-Нэка с целью захвата возможно сильной позиции, а по возможности, и самого прохода».

Кавалеристы генерала Френча рано утром 2 марта подошли к Ломбард-Нэкскому проходу, однако прорваться в долину Моддер-Спруйта не сумели, поскольку бюргеры, занявшие высоты на левом берегу реки, открыли сильный артиллерийский и ружейный огонь по английским войскам, вынудив их остановиться.

В центре наступательного порядка британских войск артиллерия открыла массированный огонь по позициям бюргеров на высоте Лонг-Гилль, однако вскоре выяснилось, что противник отошел с нее еще ночью, и англичане напрасно расходовали снаряды. Пехотинцы из бригады полковника Гримвуда двинулись вперед, дабы занять высоту, но неожиданно подверглись фланговому ружейному обстрелу значительных сил бюргеров, расположившихся на правом берегу реки Моддер-Спруйт.

Англичане вынуждены были развернуть свой боевой порядок направо, и разгорелся ожесточенный бой, во время которого бюргеры попытались обойти противника с флангов. К 10 часам основные силы и резервы англичан уже целиком вошли в линию огня. Артиллерия Гримвуда и Гамильтона сначала обстреливала Лонг-Гилль, а затем перешла к огневой поддержке наступления бригады полковника Гримвуда. Ответный огонь орудий бюргеров особого урона атакующим не причинил.

В разгар боя генерал Уайт получил донесение от генерала Френча, сообщавшего, что он с трудом удерживается на высотах Ломбардс-Копа против превосходящих сил противника, и просившего подкреплений. Ему на поддержку были немедленно отправлены 18-й гусарский и 5-й гвардейский драгунский полки, две артиллерийские батареи под общим командованием генерала Броклехурста. Своевременное прибытие подкреплений позволило генералу Френчу продержаться на своих позициях до конца боя.

Затем подкрепления потребовались полковнику Гримвуду, который получил батальон Манчестерского полка из состава бригады полковника Гамильтона. Последний в течение всего боя простоял со своими войсками на позиции на высотах Лимит-Гилль, не двигаясь с места.

До полудня чаша весов на поле боя так и не склонилась на чью-либо сторону, тем не менее генерал Уайт вместо того, чтобы решительно атаковать позиции противника, решил, что имеет мало шансов на достижение успеха, и дал сигнал к отступлению. Поставив 2-й шотландский батальон Гордона на высоте Флаг-Гилль, он приказал отступать «поэшелонно с левого фланга, под прикрытием артиллерийского огня».

Англичане начали отход, а бюргеры, вместо того чтобы преследовать противника и постараться на его плечах ворваться в Ледисмит, остались на своих позициях, ведя интенсивный огонь из артиллерии, пулеметов и стрелкового оружия, стремясь нанести потери противнику, но не предпринимая никаких попыток помешать организованному отходу.

Войска генерала Уайта воспользовались «любезностью» бюргеров и без особых проблем добрались до Ледисмита. Гораздо меньше повезло отряду подполковника Карлстона, посланному на Никольсон-Нэк. Он выступил из Ледисмита вечером 1 марта и по долине Бельс-Спруйта направился к Никольсон-Нэку. Около часа ночи англичане попали в засаду, устроенную бюргерами.

Среди солдат началась паника, тем не менее Карлстону удалось быстро навести порядок и занять позицию на одной из высот.

С рассветом окружившие отряд бюргеры вновь обрушили град пуль на британских солдат, не давая им возможности поднять головы. Интенсивный ружейный обстрел продолжался до полудня, после чего англичане выбросили белый флаг и сдались противнику. Таким образом, отряд подполковника Карлстона в полном составе попал в плен к бурам.

Результаты сражения 1 марта оказались катастрофическими для англичан – погибло 69 человек, 249 было ранено, 954 человека пропало без вести – абсолютное большинство из них попало в плен к бурам. План боя, составленный накануне генералом Уайтом, был с блеском провален, а британским войскам пришлось бесславно вернуться в Ледисмит.

Победители, бюргеры, в этот день не особенно радовались своей победе. Артур Конан-Дойль писал:

«По поводу своей победы буры не выражали никакого особенного ликования и не бранили англичан. Самое большое, что было сказано, это: „Вы теперь не будете говорить, что буры не умеют стрелять“. На высотах оставалось около 200 убитых и раненых. Для тех, кому еще возможно было подать помощь, было сделано все возможное в пределах человеческих сил, раненый капитан фузилеров Рис рассказывал, что его вынес с поля боя бур гигантского роста и отказался от золотого, который тот ему предложил. Потом победители, собравшись, пели псалмы, скорее меланхолического, чем торжествующего характера».

Победе бюргеров, как ни странно, во многом поспособствовал своими действиями британский генерал Джордж Уайт. В составленном им накануне плане боя объектами действий для четырех групп, на которые он разделил свои войска, были определены не войска противника, а местность. Поэтому английские войска, вместо согласованной атаки вражеских позиций, должны были действовать в расходящихся направлениях на фронте протяженностью почти 15 километров, что само по себе обрекало их на неудачу.

Генерал Уайт не удосужился выслать вперед авангард, который сковал бы противника и ослабил его сопротивление на других участках, а, развернув свои главные силы уже в самом начале боя, лишил себя возможности сосредоточить их в дальнейшем на направлении главного удара.

Из-за плохо организованной разведки у британского генерала отсутствовали сведения о расположении противника, поэтому артиллерия безрезультатно обстреливала безлюдные высоты, а колонны английской пехоты шли в бой, слабо представляя себе, где находятся бюргеры. К примеру, бригада Гримвуда шла в атаку на высоту Лонг-Гилль, а противник оказался на высотах Фаркарс-Фарм, поэтому англичанам пришлось перестраивать свой боевой порядок под огнем бюргеров.

Между всеми четырьмя наступающими группами британских войск практически не было взаимодействия на поле боя, каждая из них действовала самостоятельно. Командиры групп не знали, что происходит у соседей, и действовали по собственному усмотрению.

Действия же отряда полковника Карлстона вообще представляли собой странное зрелище – хотя он должен был действовать самостоятельно, в отрыве от основных сил, в его составе не было ни одного кавалериста, марш совершался ночью по незнакомой, сильно пересеченной местности, без предварительной разведки. Связь с главными силами тоже отсутствовала, поэтому трагический финал сражения стал для отряда полковника Карлстона вполне закономерным.

Остатки войск генерала Уайта бесславно вернулись в Ледисмит, где им пришлось выдержать осаду бюргеров, и в конечном итоге капитулировать. Как истинный джентльмен, генерал Джордж Уайт всю ответственность за поражение у Никольсон-Нэка взял на себя, тем более что все основания для этого у него имелись.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Якобус Геркулаас де ла Рей

 

26197252_m.jpg

 

Якобус Геркулаас де ла Рей, также известный как Коос Де ла Рей (африк. Jacobus Herculas de La Rey, 22 октября 1847 года, Винбург, Масилоньяна, Леджвелепуцва, Фри-Стейт, ЮАР – 15 сентября 1914 года (66 лет), Витватерсранд, ЮАС) – южно-африканский генерал англо-бурской войны 1896-1900 годов, один из самых известных военачальников этой войны, национальный герой африканеров. Его партизанская тактика продемонстрировала значительную эффективность.

Родился в семейном фермерском поместье Дуэртфонтейн в дистрикте Винсбург в Республике Оранжевая. Он был сыном Адриануса Иоганнеса Хийсбертуса де ла Рея и Андрианы Вильгемины ван Райен. Де ла Рей был бюргером с испанскими, французскими гугенотскими и голландскими корнями. Его дед, школьный учитель и отец семейства де ла Реев, прибыл в Южную Африку из Утрехта, Нидерланды. После битвы у Буэплатса семейная ферма была конфискована британцами, и семья переехала в Трансвааль и поселилась в Лихтенбурге. В детстве де ла Рей получил очень скромное образование. Де ла Реи вскоре снова переехали, на этот раз в Кимберли после открытия месторождений алмазов. В юношеском возрасте де ла Рей работал транспортным грузчиком на алмазных приисках в том же Кимберли.

Де ла Рей женился на Якобе Элизабетт (Нонне) Греффи, и молодая пара поселилась на хуторе Манана, в поместье семьи Греффи. Манана принадлежала отцу Якобы, основателю города Лихтенбурга Адриану Греффи. Позже де ла Рей купил ферму Эландсфонтейн. В браке родилось двенадцать детей. Де ла Рей был очень набожным человеком и редко выпускал из рук свою маленькую карманную Библию. Он имел очень грозный вид – длинная аккуратно причёсанная борода и высокий лоб с глубоко посаженными глазами молодого возраста придавали ему консервативный образ. Его сестра Корнелия была замужем за Питером ван дер Гоффом, чей племянник Дирк ван дер Гофф был основателем Голландской реформаторской церкви в Южной Африке.

Де ла Рей участвовал в Басотской войне 1865 года и Сехухунской войне 1876 года. Он не принимал активного участия в Первой англо-бурской войне, но как полевой корнет в западном Трансваале он принял участие в осаде Потчефсрума, которую проводил генерал Пит Кронье. В 1883 году де ла Рей был назначен комендантом дистрикта Лихтенберг и стал членом трансваальского фольксраада. Как последователь фракции генерала Петруса Жубера, он протестовал против политики президента Пауля Крюгера против ойтландеров, предупреждая, что это приведёт к войне с Британией.

15 января 1897 года с объявлением мобилизации бюргеров в Южно-Африканской Республике назначен командиром 1-й дивизии Капской Армии. Коммандо дивизии Де ла Рей совершило атаку на британский бронированный поезд, который шел. Поезд потерпел крушение, и после пятичасового боя британцы сдались. Этот случай сделал Де ла Рея известным, но обострил его отношения с осторожным генералом Кронье. Затем командовал наступлением на Капстад.

Когда британскому генерал-лейтенанту лорду Метуэну, командиру Первой дивизии, была поставлена задача перевезти свои силы по железной дороге на север Капской провинции. При выходе из поезда они были обстреляны малыми силами буров, которых возглавлял комендант Принслоу Бельмонт Копье. Однако утром, несмотря на потери, британцы окопались на горе. Буры на лошадях отступили к Граспану, присоединившись к большему отряда фристейтеров (от слова «Free state») и трансваальцев под командованием Принслоу и Де ла Рея. Бюргеры заняли несколько холмов. Путь через реку Моддер для генерала Метуэна был закрыт, потому что мост был взорван. Учитывая преобладающую силу британской артиллерии, Де ла Рей настоял, что его воины и воины Принслоу должны окопаться на берегах рек Моддер и Риит. Это считается первым использованием тактики окопной войны. План состоял в том, чтобы как можно ближе подпускать британцев к себе, а потом открывать по ним огонь из винтовок. Эта тактика препятствовала использованию артиллерии в полной мере. Сначала британцы продвигались по открытой местности беспрепятственно. Но когда бюргеры Принслоу открыли шеренговый огонь, британцы скрылись, а артиллерия начала обстрел окопов буров. Серия атак англичан оттеснила фрестейтеров, но лишь контратаки де ла Рея позволили бурам держать оборону до сумерек, после чего они просто ушли. В этом бою де ла Рей был ранен, а его сын был убит. Де ла Рей проклинал Кронье за слабую поддержку. После того как буры вынуждены были отойти от реки Моддер, британцы отремонтировали мост. Между тем отряды Де ла Рея окопались на горе Магерсфонтэйн. Его необычная тактика оправдалась, когда гора не была взята. Во время рассвета шум британского полка предупредил защитников о наступлении. Британский отряд случайно наткнулся на банки, подвешенные на натянутые провода. После 9-часового боя с тяжёлыми потерями без какого-либо видимого продвижения британцы отступили. Генерала Метуэна сместили, а на его место поставили лорда Робертса.

После перехода Британской армии в контрнаступление Де ла Рей, Луис Бота и другие командиры собрались в Кронштате и утвердили стратегию партизанской войны. В течение следующих 2 лет де ла Рей был одним из основных руководителей партизанской войны, проводил быстрые кампании, побеждал в сражениях у Мудвиля, Нойтедахта, Дрифонтэйна, Донкерхука, что привело к огромным людским и материальным потерям британцам при Истерспрейте, где большое количество амуниции и провианта было захвачено бурскими отрядами. Большая часть сил Мэтью, включая его самого, была захвачена в плен в битве при Твибоши. Де ла Рей имел необычную способность избегать засад, ведя за собой много людей.

Де ла Рай благородно, по-рыцарски относился к своим врагам. Например, у Твибоша он захватил генерала Мэтью с сотнями его солдат. Войска были отосланы назад на их линии, потому что Де ла Рей не имел возможности содержать. А Мэтью был отпущен, потому что был тяжело ранен, и де ла Рей считал, что генерал умрёт, если британцы не предоставят ему медицинскую помощь.

После войны де ла Рей вместе с Луисом Ботой и Кристианом де Ветом посетил Европу, собирая средства для разорённых буров, чьи фермы были опустошены. Наконец, де ла Рей вернулся на свою собственную ферму к своим жене и детям. Его жена очень много настрадалась и впоследствии изложила свои скитания в книге «Myne Omzwervingen en Beproevingen Gedurende den Oorlog» (1903). В 1900 году де ла Рей был избран в новый Трансваальский парламент и стал одним из делегатов в Национальный Конвент Южно-Африканского Союза. После утверждения первой конституции Южно-Африканского Союза избран сенатором и поддерживал Луиса Боту.

Де ла Рей трагически погиб 15 сентября 1914 года и был похоронен на кладбище в Лихтенберге. На могиле героя стоит бронзовый бюст скульптора Фан Элоффа. Фоуртрекеры поставили де ла Рею памятник на его ферме. Возле ратуши города Лихтенбурга стоит величественная конная статуя де ла Рея.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Походная форма одежды военнослужащих Российской Императорской Армии военного времени

(ориентировочно 1942 год)

Летняя походная форма одежды

 

26374972_m.jpg

1. Генерал в летней походной форме (с оружием и экипировкой)

2. Полковник пехоты в летней походной форме (с оружием и полной экипировкой)

 

26374549_m.jpg

3. Капитан пехоты в летней походной форме (с оружием и полной экипировкой)

4. Подпрапорщик пехоты в летней походной форме (с оружием и полной экипировкой)

 

26375284_m.jpg

5. Сержант пехоты в летней походной форме (с оружием и полной экипировкой)

6. Рядовой пехоты в летней походной форме (с оружием и полной экипировкой)

 

26375285_m.jpg

7. Сержант пехоты в летней походной форме (в стальном шлеме, с оружием и штурмовой экипировкой)

8. Рядовой пехоты в летней походной форме (в стальном шлеме, с оружием и штурмовой экипировкой)

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Летняя походная форма одежды Российской Императорской Гвардии

 

26374536_m.jpg

1. Генерал Гвардии в летней походной форме (с оружием и экипировкой)

2. Полковник гвардейской пехоты в летней походной форме (с оружием и полной экипировкой)

 

26374537_m.jpg

3. Капитан гвардейской пехоты в летней походной форме (с оружием и полной экипировкой)

4. Подпрапорщик гвардейской пехоты в летней походной форме (с оружием и полной экипировкой)

 

26375286_m.jpg

5. Сержант гвардейской пехоты в летней походной форме (с оружием и полной экипировкой)

6. Рядовой гвардейской пехоты в летней походной форме (с оружием и полной экипировкой)

 

26375287_m.jpg

7. Сержант гвардейской пехоты в летней походной форме (в стальном шлеме, с оружием и штурмовой экипировкой)

8. Рядовой гвардейской пехоты в летней походной форме (в стальном шлеме, с оружием и штурмовой экипировкой)

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Летняя походная форма одежды Воздушно-десантных войск Российской Императорской Армии

 

26384264_m.jpg

1. Генерал ВДВ в летней походной форме (в берете, с оружием и экипировкой)

2. Полковник ВДВ в летней походной форме (в берете, с оружием и полной экипировкой)

 

26384265_m.jpg

3. Капитан ВДВ в летней походной форме (с оружием и полной экипировкой)

4. Подпрапорщик ВДВ в летней походной форме (в берете, с оружием и полной экипировкой)

 

26384266_m.jpg

5. Сержант ВДВ в летней походной форме (с оружием и полной экипировкой)

6. Рядовой ВДВ в летней походной форме (в берете, с оружием и полной экипировкой)

 

26384268_m.jpg

7. Сержант ВДВ в летней походной форме (в стальном шлеме с десантным креплением, с оружием и штурмовой экипировкой)

8. Рядовой ВДВ в летней походной форме (в стальном шлеме с десантным креплением, с оружием и штурмовой экипировкой)

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Вооруженный силы Королевства Испания

По состоянию на 1898 год

 

Комплектование вооруженных сил

 

«Каждый испанец обязан защищать Родину оружием, когда он будет призван законом»

Титул 1, Статья 3 Конституции, 1876 год

 

Комплектование испанских вооруженных сил осуществляется как по призыву, так и в добровольном порядке. Статьей 3 Конституции Королевства Испания 1876 года введена всеобщая и личная воинская повинность. Призывной возраст – 20 лет, с 1885 года – 21 год.

Продолжительность службы 12 лет, из них 3 года под знаменами (из финансовых соображений на 3-й год в большинстве случаев увольняют в годовой отпуск), 3 года в резерве 1 разряда, предназначенном для укомплектования частей постоянной армии до штатов военного времени, и 6 лет в резерве 2 разряда, который формирует в военное время самостоятельные резервные части.

Число новобранцев в постоянной армии определяется ежегодно кортесами. Годные к службе, но не принятые за излишком, могут ежегодно призываться на учебные сборы на срок до 1 мес. Резервисты, через 6 лет переведенные во второй резерв, военную подготовку не проходят.

Допускается освобождение от нее за выкуп. Данная система установлена в 1850 году. В 1878 году разрешена замена только родственникам до 4-го класса, в 1882 году разрешена замена лишь между родными братьями. Однако для заморских служащих эти ограничения не применялись, и в качестве обычной практики можно было бы представить замену, за которую была выплачена установленная сумма. Выкуп наличными позволил подданным, которые уплатили 2.000 песет, не проходить военную службу. С 1882 года сумма уменьшена до 1.500 пезет (562,5 р.) и действительна только для служащих на континенте. В 1891 году в кортесы внесено предложение о принятии закона, отменяющего эту систему. Тем не менее в период с 1896 по 1898 год число откупившихся от службы составляло около 62.000 человек (21.000 в 1896 году, 17.000 в 1897 году и 23.000 в 1898 году). Эта система останется в силе до 1912 года.

Кроме того, освобождаются от повинности только лица, неспособные к служба по физическим недостаткам, единственные работники в семье и духовные лица.

Комплектование войск, дислоцированных за рубежом, осуществляется добровольцами, прошедшими действительную военную службу на континенте, а также через специальные розыгрыши между различными подразделениями континентальной армии.

 

Военно-административное деление

 

В 1896 году по предложению военного министра генерала Азкаррага территория метрополии (континентальная Испания, Балеарские острова, Канарские острова, Сеута и Мелилья) была разделена на: 8 военных округов (Regiones Militares), 2 генерал-капитанства (Capitanías Generales) и 2 генерал-майорства (Comandancias Generales).

Для этого к существующей организации был добавлен новый 8-й военный округ, образованный Галисией, для чего четыре провинции этого округа были отделены от 7-го военного округа, включавшего до этого провинции Овьедо, Леон, Паленсия, Замора, Саламанка и Вальядолид, а также галисийские провинции Оренсе, Ла-Корунья, Понтеведра и Луго.

 

27134540_m.png

Военные округа Испании в 1898 году:

1-й военный округ: Мадрид, Толедо, Сьюдад-Реал, Сеговия, Авила, Касерес и Бадахос. Столица в Мадриде.

2-й военный округ: Севилья, Кадис, Кордова, Уэльва, Гранада Альмерия, Малага, Хаэн. Столица в Севилье.

3-й военный округ: Валенсия Кастеллион, Аликанте, Мурсия, Суенса. Столица в Валенсии.

4-й военный округ: Лерида, Герона, Барселона, Таррагона. Столица в Барселоне.

5-й военный округ: Сарагоса, Уэска, Теруэль, Сория, Гвадалахара. Столица в Сарагосе.

6-й военный округ: Бургос, Сантандер, Логроньо, Наварра, Бискайя, Гипускоа, Алава. Столица в Бургосе.

7-й военный округ: Леон, Замора, Саламанка, Овьедо, Вальядолид, Паленсия. Столица в Вальядолиде.

8-й военный округ: Оренсе, Луго, Понтеведра, Ла-Корунья. Столица установлена в Ла-Корунье.

Генерал-капитанство Балеарских островов.

Генерал-капитанство Канарских островов

Генерал-майорство Сеуты.

Генерал-майорство Мелилла.

 

Комплектование

 

Система комплектования – территориальная, для чего королевство разделено на 54 зоны, в свою очередь подразделяемые на 116 округов пополнения. Части, квартируемые на Балеарских и Канарских островах, комплектуются местными элементами, для чего каждая группа островов разделена на 8 округов пополнения. Войсковые части, находящиеся в северной Африке, получают пополнение с материка.

В основу положено, что каждый пехотный полк получает пополнение из 2 округов. Остальные рода войск комплектуются со всего королевства. При каждом округе пополнения в мирное время находится кадр резервного батальона.

Для подготовки унтер-офицеров существуют войсковые школы и школа капралов (курс 1 год, прием молодых людей 18–19 лет). Для дальнейшего усовершенствования – школа для сержантов в Барселоне. Сверхсрочным унтер-офицерам производится добавочное содержание. обеспечивается гражданское место с жалованьем не менее 375 р. в год для прослуживших 12 лет сержантов и 20 лет унтер-офицеров.

Комплектование офицерами производится воспитанниками военных училищ (3–5-летний курс), пехотного – в Толедо, кавалерийского – в Сеговии, инженерного – в Гвадалахаре, административного – в Авиле. Для дальнейшего образовала имеются: аппликационные школы для каждого рода войск (курс в пехотных и кавалерийских школах 1 год, в артиллерийских и инженерных – 3 года), высшая военная школа в Мадриде для подготовки офицеров генерального штаба (курс 3 года).

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Испанская Королевская Армия (Ejército Real Español)

 

27134696_m.png

 

Организация войск

В военное время каждом военном округе формируется армейский корпус (Cuerpo de Ejército), как правило, в составе: Главная квартира, Главный штаб, 2 дивизии, Главное командование артиллерией, Главное командование инженерами, военная администрация и санитарная часть.

Дивизия (División) в военное время является основной организационной единицей и состоит из штаба (Cuartel General); воинских частей, которые подчинялись непосредственно штабу (кавалерийский полк, артиллерийский полк) и служб; 2 бригад (пехотных, стрелковых, кавалерийских).

Бригады включают командование (Plana Mayor) и боевые части:

пехотная бригада (Brigada de Infantería) – 2 пехотных полка;

егерская бригада (Brigada de Cazadores) – 4 стрелковых батальона;

кавалерийская бригада (Brigada de Caballería) – 2 кавалерийских полка.

Организация полков и батальонов различается в зависимости от рода оружия, к которому они принадлежали:

пехотный полк (Regimientos de Infantería) – командование, 2 батальона (только в 13 полках, в остальных 43 полках имелся только 1 батальон), в каждом 4 роты;

кавалерийский полк (Regimiento de Caballería) – командование, 4 действующих и 1 запасной эскадрон, пионерный взвод;

артиллерийский полк (Regimiento de Artillería) – командование, 4 батареи (4 орудия), 1 запасная батарея, 1 транспортная колонна. По мере снабжения полков скорострельными орудиями предположено в каждом полку создать два 3 батарейных дивизиона;

горно-артиллерийский полк (Regimiento de Artillería de Montana) – командование, 4 батареи (4 орудия), 1 запасная батарея, 1 транспортная колонна;

конно-артиллерийский полк (Regimiento de Artillería de Caballería) – командование, 4 батареи (4 орудия), 1 запасная батарея, 1 транспортная колонна;

инженерный полк (Regimientos de Ingenieros) – командование, 5 саперно-минерных, 1 телеграфная и 2 запасные роты. В военное время каждый полк разворачивается в 9 действующих и 2 запасные роты;

понтонный полк (Regimientos de Pontoneros) – командование, в мирное время – 4, в военное – 8 рот.

пехотный батальон (Batallones de Infantería), стрелковый батальон (Batallones de Cazadores), телеграфный батальон (Batallones de Telégrafos), железнодорожный батальон (Batallones de Ferrocarriles) – командование, 4 роты.

 

Боевой состав

Королевская гвардия

Королевские телохранители (Real Cuerpo de Alabarderos);

Главная Квартира и 2 роты охраны (301 человек) (Plana Mayor y 2 Compañías);

1 кирасирский эскадрон королевского эскорта (167 человек) (Escuadrón de Escolta Real).

Королевская гвардия насчитывает 468 генералов, офицеров, унтер-офицеров и нижних чинов.

Пехота

56 пехотных полков;

22 егерских батальона;

116 резервных батальонов в мирное время имеют кадры, в военное – сводятся по 2–4 батальона в 39 полубригад;

1 дисциплинарный батальон.

Кавалерия

28 кавалерийских полков;

14 кадров, которые в военное время формируют 56 резервных эскадронов.

Артиллерия

16 легких артиллерийских полков;

10 полевых артиллерийских полков;

1 конно-артиллерийский полк;

5 горно-артиллерийских полков;

1 осадный артиллерийский полк из 4 действующих и 1 запасной батарей;

7 отрядов крепостной артиллерии (каждый, в зависимости от важности крепости, из 6–11 батарей);

7 команд артиллерийских рабочих;

14 кадров для формирования 42 резервных батарей;

27 артиллерийских парков (7 окружных, 13 крепостных и 7 подвижных).

Инженерный войска

4 инженерных полка;

1 понтонный полк;

1 телеграфный батальон;

1 железнодорожный батальон;

топографическая рота;

воздухоплавательная и осветительная рота;

рабочая рота.

Санитарный войска

1 бригада (8 пеших рот, 1 конное и 3 горных отделения);

8 окружных санитарных парков.

В период между 1895 и 1898 годами испанская армия, дислоцированная на континенте, насчитывала:

в мирное время 92 батальона, 113 эскадронов, 128 полевых батареи. Численность – до 220.000 генералов, офицеров, унтер-офицеров и нижних чинов.

в военное время 308 батальонов, 196 эскадронов, 166 полевых батареи. Численность – до 500.000 генералов, офицеров, унтер-офицеров и нижних чинов.

Кроме того, в колониях: на Балеарских и Питиузских островах

2 пехотных полка по 3 батальона (батальоны 8 ротного состава, из них 2 роты действующие, 6 резервных), 2 эскадрона конных егерей, по дивизиону полевой и крепостной артиллерии на о. Майорке (Маллорке);

2 пехотных полка по 2 батальона (батальоны 4 ротного состава), по дивизиону полевой и крепостной артиллерии на о. Минорке;

1 егерский батальон (1 действующая, 3 резервных роты) на о-ве Ибицце;

4 пехотных полка по 3 батальона (батальоны 8 ротного состава, из них 2 роты действующие, 6 резервных), 4 егерских батальона (по 3 роты), 2 эскадрона, 2 батареи и 4 саперных роты на Канарских о-вах;

36 пехотных батальонов (по 6 рот), 4 егерских батальона (по 6 рот), кавалерийский полк (6 эскадронов), 3 ездящих, 4 горных и 1 гаубичная батареи, 1 саперный полк в Северной Африке.

Всего в колониях ок. 25.000 человек, из которых в Северной Африке до 20.000.

 

Вооружение

Пехота – 7-мм магазинная винтовка Маузера образца 1893 года со штыком (боекомплект – 150 патронов); кавалерия – 7-мм карабин Маузера образца 1893 года и сабля, уланы имеют, кроме того пики. Артиллерия – 7,5-см скорострельная пушка образца 1896 года, 4,8-см горная пушка, 12-см легкая гаубица образца 1892 года.

 

Крепости

Со стороны суши Испании может угрожать лишь Франция и Португалия. Граница Испании со стороны Франции защищена малодоступным Пиренейским хребтом. Наиболее доступные части хребта находятся у берегов Бискайского залива и Средиземного моря, где соединяются французская и испанская железнодорожные линии. Наступление со стороны Португалии не встречает естественных препятствий, но с ней придется считаться лишь в том случае, если она войдет в союз с какой-либо могущественной державой и послужит базой для враждебных действий против Испании. В настоящее время это исключается. Вследствие этого, главные оборонительные сооружения Испании сосредоточены на Пиренеях, в долине Эбро и по морским побережьям.

В северо-западной части Пиренеев, у морского берега находится укрепленный лагерь Фуэнтерра ля-Сенъ-Себасиан, а в юго-восточной части имеются более старые малые крепости Фигуерас и Герона. Кроме того, для обороны западных Пиренеев существуют переделанные и усовершенствованные крепости Пампелуна и Жака, служащие оперативными опорными пунктами, в то время, как в восточной части – крепости Кордона и Сео д’Ургель имеют характер застав.

Оборона долины р. Эбро основана на трех расположенных в ней старинных крепостях Диранда, Сарагоса и Тортоза и крепости Лерида на р. Сегре, служащей тедепоном, а также на береговой крепости Барцелона.

На португальской северо-восточной границе укрепления Монтерей преграждают горный проход в долину р. Минво. Лежащия вблизи западной португальской границы старые крепости Бадахос, Щудад-Родриго и Оливенца имеют сейчас лишь исторический интерес.

Приморские крепости:

1) на северо-восточном берегу – Бильбао-Португалете, Сантона, Сан-Тандер, Ферроль и Ла-Корунья;

2) на западном берегу – Виго;

3) на южном берегу – Кадикс, Тариф, Аль-Жезирас, Малайа и Альмерия;

4) на восточном берегу – Новый Карфаген, Аликанте, Валенсия и Барселона;

5) на Балеарских о-вах – Майон и Пальма.

Из всех перечисленных крепостей Феррол, Кадикс, Карфаген и Maйон имеют особо важное значение, как военные порты и базы для военного флота.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Испанский Королевский Флот (Armada Real Española)

 

27169183_m.png

 

Развитие испанского флота связано с крестовыми походами. Ряд мер (Яков I) для развития морской торговли и дальних плаваний, составление знаменитого свода законов о мореплавании, который долго служил образцом для других стран, способствовали процветанию испанского флота, занявшего одно из первых мест в Средиземном море. Как базами, он овладел Балеарскими о-вами и Цеутой. Но особенное развитие испанский флот получил после открытия Америки.

Первый серьезный удар был нанесен ему англичанами в 1588 г. После этого испанский флот стал неизменно падать, испанские короли обращали на него внимание только периодически, когда по политическим обстоятельствам требовались его услуги. Соперниками испанцев на море явились сперва голландцы и французы, а потом англичане.

Союз с Францией в конце XVIII и в начале XIX века не помог Испании восстановить свое колониальное и морское могущество, а напротив, еще больше расшатал ее морскую силу (см. Англо-испанские, Англо-французские, Голландско-испанские и Франко-испанские войны), что повело к потере большинства колоний.

В 1833 году испанский флот насчитывал в своих списках всего 6 линейных кораблей, 12 фрегатов и около 100 мелких судов. При преобразовании флота в паровой и броненосный Испания сделала попытку восстановить свою морскую силу.

Строительство большой серии броненосцев в 1860-х годах выдвинуло Испанию в число передовых военно-морских государств, но в последующие годы экономические проблемы и политическая нестабильность привели к практически полной потере занятых позиций. Но междоусобные войны 70-х года привели к полному ее развалу. Бывали случаи, когда частями флота завладевали инсургенты, например, 11 октября 1873 года произошел морской бой между правительственными и мятежными судами в Карфагене.

К началу 1880-х годов казематные броненосцы с железной броней, составлявшие основу испанского флота, безвозвратно устарели с появлением обшитых стальной броней башенных кораблей. Поэтому в 1880 году испанское правительство предприняло первые шаги к восстановлению былого морского могущества.

Ситуация, сложившаяся в Испании к началу 1880-х годов, была очень непростой. Только что завершившиеся опустошительные гражданские войны привели к власти короля Альфонса XII, с именем которого многие простые испанцы связывали свои надежды, но стабилизацию ситуации в стране. На волне этих чувств в январе 1884 году был сформирован Кабинет министров из консерваторов, пост главы Морского министерства в котором занял контр-адмирал дон Хуан Батиста Антекера-и-Бобадилья.

Деятельный и энергичный адмирал стремился как можно скорее построить эскадру под стать своим запросам. Хотя испанский флот находился в полном запустении, практически все понимали, что если сейчас не принять энергичных мер в области нового судостроения, то вскоре уже никто и ничто не сможет защитить национальные интересы на море.

Положение осложнялось тем, что ни в Морском штабе, ни в Морском министерстве не было единого мнения, на какие корабли ориентировать новую судостроительную программу – броненосцы или броненосные крейсеры. Фактически за этими спорами стояли противники и сторонники колониальной империи. Броненосцы, при их дороговизне и медлительности, позволяли более или менее надежно прикрыть берега метрополии, в то время как более быстроходные и дешевые крейсеры предназначались исключительно для защиты колоний.

Отстаивая точку зрения последних, контр-адмирал Карраса заявлял, что под командой решительного и умного командира крейсерская эскадра, действуя на коммуникациях противника, может парализовать его броненосный флот. Надо лишь выжидать удобного случая, чтобы, пользуясь преимуществом в мобильности, по одиночке вывести из строя броненосцы противника, а оборону побережья при этом возложить исключительно на береговые укрепления. Полемизируя с ним, лейтенант Конкос справедливо отмечал, что в эскадренном бою с броненосцами крейсеры просто обречены. Антекера, как мог, пытался примирить тех и других. Он выступал, выражаясь современным языком, за сбалансированный флот. Время доказало справедливость его слов.

В апреле 1884 года Антекера разработал амбициозную десятилетнюю судостроительную программу, по которой предполагалось построить шесть больших океанских броненосцев, шесть броненосцев береговой обороны, два броненосных крейсера, 32 миноносца, семь крейсеров I ранга, девять – II ранга, 11 – III ранга, шесть транспортов, одно авизо, 23 сторожевых судна I ранга, 28 – II ранга, 37 – III ранга и восемь пароходов. Всего на нужды программы предполагалось потратить 231,17 млн. песет, что Кортесы сочли чрезмерным.

Защищая свое детище, Антекера, в частности, сказал: «Испания тратит на флот лишь 4% своего бюджета, в то время как Англия выделяет все 12%, даже Франция, нация более сухопутная, чем морская, и та выделяет 8%, Италия, чьи морские нужды столь же не основные, выделяет 7%».

Пока в Кортесах еще только начинались прения по поводу целесообразности программы столь обширного судостроения, Антекера сумел за счет излишков 1883/84 финансового года включить в раздел расходов строительство нового броненосца. Не вдаваясь в подробности, что это будет за корабль, тогдашний председатель Совета министров Антонио Кановас дель Кастильо эту смету одобрил, отчасти развязав руки Антекере, хотя Кортесы еще не утвердили судостроительную программу. Кстати, отчасти благодаря такому самоуправству, там возникла сильная оппозиция программе.

Лишь 15 июня 1885 года парламентская комиссия под председательством Море одобрила программу. Хотя наиболее радикально настроенные адмиралы и предполагали построить девять броненосцев I класса, а сам Антекера настаивал на цифре шесть, парламентарии утвердили строительство пяти. Казалось бы, программе адмирала Антекеры дали зеленый свет, состоялась закладка головного броненосца, но тяжелый министерский кризис 13 июля 1885 года и последовавшая 25 ноября смерть Альфонса XII привели к отставке правительства консерваторов и формированию нового правительства.

 

(Продолжение следует)

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Военачальники и флотоводцы

 

Испанская Королевская Армия

 

Арсенио Мартинес де Кампос

 

27169127_m.jpg

 

Арсенио Мартинес де Кампос (исп. Arsenio Martínez-Campos Antón, Сеговия, Испания, 14 декабря 1831 года – Сараус, Испания, 23 сентября 1900 года) – испанский генерал и государственный деятель.

Арсенио Мартинес де Кампос родился 14 декабря 1831 года в Сеговии.

В 1870-х годах успешно сражался с карлистами, способствовал воцарению Альфонса XII. В 1877 году принял начальство над испанскими войсками на острове Куба и покончил с тамошним восстанием.

Обещания, данные им инсургентам, возбудили неудовольствие министра-президента Кановаса дель Кастильо, поэтому в марте 1879 года Мартинес сам принял управление государственными делами, чтобы защитить перед кортесами заключённое им соглашение. Он назначил популярного испанского поэта и писателя Хосе Сельгаса своим секретарём.

Мартинес де Кампос не имел успеха и сложил с себя должность министра-президента. При помощи Сагасты в 1881 году снова сверг министерство Кановаса дель Кастильо, принял в новом кабинете военное министерство и удержал его до октября 1883 года. Позже не раз был избираем президентом сената.

В 1894 году заключил договор с Марокко, которым были удовлетворены все требования Испании.

В 1895 году снова был послан на вновь возмутившуюся Кубу, где ему с самого начала пришлось бороться с большими затруднениями.

В 1896 году Мартинес де Кампос был уволен с должности главнокомандующего на острове Куба, так как вследствие недостатка войск и всеобщего возмущения против Испании он не мог подавить восстания, и быть может ещё более вследствие сделанного им правительству предложения произвести на острове реформы.

С 1899 года – президент сената.

Арсенио Мартинес де Кампос скончался 23 сентября 1900 года в Сараусе.

 

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Марсело де Азкаррага Пальмеро

 

27135033_m.png

 

Марсело де Азкаррага Пальмеро (исп. Marcelo Azcárraga por Kaulak, Манила, 4 сентября 1832 года – Мадрид, 30 мая 1915 года) испанский военный и политический деятель, во время правления Альфонсо XIII трижды председатель Совета Министров.

Родился 4 сентября 1832 года в Маниле (Филиппины), сын генерала Хосе Азкаррага (уроженец Бискайя) и Марии Пальмеро (филиппинская метиска Альбай).

Изучал право в Университете Санто-Томас в Маниле, а затем поступил в школу «Nautica», где он получил первую премию по математике. Затем своим отцом отправлен в Испанию для обучения в Военной академии и через три года получил чин капитана.

В 1855 году (в возрасте двадцати трех лет) награжден Крестом Сан-Фернандо. Проходил службу в нескольких колониях Испании, включая Мексику, Кубу и Санто-Доминго. После того, как он принял участие в свержении Спартера в 1856 году, направлен на службу на Кубу, затем представлял Испанию в посольстве в Мексике. Состоял в экспедиционном корпусе под командованием Прима на Кубе, участвовал в кампании в Санто-Доминго и вернулся в Испанию в 1866 году.

В 1866 году, когда правительство подавило революцию Прима, за лояльное поведение получил чин полковника. Впоследствии он вернулся на Кубу и женился на одной из дочерей Фессер, основателя и владельца банка и дома страхования.

В 1868 году он присоединился к движению, которое свергло Елизавету II, вернулся в Испанию и получил чин бригадира, назначен помощником военного министра, с должность которого он ушел в отставку в первые дни Республики.

Пылкий сторонник Бурбонской реставрации, поддержал провозглашение Альфонсо XII королем Испании и стал генерал-лейтенантом при его коронации.

Будучи членом Консервативной партии, оставался активным политическим деятелем и управлял Военным Министерством при правительствах Кановас-дель-Кастильо и Сильвела. Избран в Сенат Испании в качестве пожизненного сенатора.

После убийства 8 августа 1897 года председателя правительства Кановас дель Кастильо, он стал временным президент-министром Испании, обязанности которого исполнял до 4 октября того же года. Дважды (в 1900-1901 и 1904-1905 годах) возглавлял переходные правительства Испании.

После ухода из армии в сентябре 1904 года в возрасте семидесяти двух лет за защиту монархии и за поддержание Испании в относительном мире провозглашен рыцарем Ордена Золотого Руна. Ранее он уже получил Крест Сан-Фернандо, который обеспечивал ему пожизненную пенсию.

8 ноября 1896 года был назначен почетным гражданином города Валенсия.

Умер в полдень 30 мая 1915 года в Мадриде. Похоронен на следующий день в церкви Святого Исидра.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Бланко-и-Эренас, Рамон, 1-й маркиз Пенья-Плата

 

27135050_m.png

 

Рамон Бланко-и-Эренас, 1-й маркиз Пенья-Плата (исп. Ramón Blanco y Erenas, Marqués de Peña Plata, 15 сентября 1833 года, Сан-Себастьян, Страна Басков, – 4 марта 1906 года, Мадрид, Испания) – испанский маршал, сенатор, генерал-губернатор Филиппин и Кубы.

Рамон Бланко родился в 1833 году в испанском городе Доностия-Сан-Себастьян.

Проявил себя в во второй войне с карлистами, во время которой был правой рукой маршала Арсенио Мартинеса де Кампоса. Своей разумной примирительной политикой во многом способствовал успокоению Каталонии. За военные успехи Бланко получил титул маркиза de Pena-Plata с добавлением к фамилии Erenas – название сражения, в котором он особенно отличился.

Некоторое время спустя, уже будучи сенатором, занял пост генерал-губернатора на Филиппинских островах, где вел безуспешную борьбу с тагалами, восставшими под предводительством Эмилио Агинальдо. 13 декабря 1896 года был отстранён от власти на Филиппинах под давлением консервативных сил во главе с доминиканскими монахами, которые имели значительное влияние и написали жалобу в метрополию. Это предрешило судьбу выдающегося испаноязычного писателя филиппинского происхождения, Хосе Рисаля, которому Бланко симпатизировал. При следующем генерал-губернаторе Рисаль был расстрелян испанцами, хотя не только не участвовал в филиппинской революции, но и негативно относился к восстанию, считая его преждевременным.

В дальнейшем испанцы предложили восставшим соглашение, обещая определённые реформы и значительную денежную «компенсацию». Агинальдо согласился и распустил свою армию. Однако обещание испанской стороной не было исполнено, и Агинальдо вынужден был бежать в Китай. Не пройдёт и двух лет, и двадцатитысячное войско Агинальдо выступит против испанского, во многом предопределив исход в войне Соединённых Штатов Америки и Испании.

9 октября 1897 года Рамон Бланко был назначен на должность генерал-губернатора острова Куба. Как человек рациональный и относительно гуманный, он был сторонником умиротворения острова путём введения необходимых, давно назревших реформ, начиная с дарования ему полной автономии. Бланко отменил многие жестокие меры своего предшественника, генерала Вейлера-и-Николау. В числе прочего, им была отменена так называемая «реконцентрализация», согласно которой под угрозой репрессий население сосредотачивалось к пунктам расположения испанских гарнизонов, получая казенные рационы. (Ту же меру применяли англичане в англо-бурскую войну под названием «концентрационных лагерей»). Одновременно им были приняты меры к улучшению положения самой армии, страдающей от болезней и подолгу не получавшей жалованья.

Начавшаяся испано-американская война застала испанские войска разбросанными по всему острову. Это помешало Бланко оказать своевременную помощь гарнизону Сантьяго, осажденному американскими войсками. На представления коменданта гарнизона о неизбежности капитуляции маршал отвечал решительным требованием пробиваться. Генерал Тораль, сменивший раненого коменданта гарнизона, сдал город вопреки приказам Бланко.

Маршал Бланко в числе прочих, недовольных заключением мира, подал в отставку, но остался сенатором.

Рамон Бланко-и-Эренас, 1-й маркиз Пенья-Плата умер в 1906 году в городе Мадриде.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Валериано Вейлер-и-Николау

 

27154342_m.jpg

 

Валериано Вейлер-и-Николау, маркиз Тенерифе (исп. Valeriano Weyler y Nicolau, 17 сентября 1838 года, Пальма-де-Мальорка, Испания – 20 октября 1930 года, Мадрид, Испания) – испанский генерал и политический деятель.

Валериано Вейлер-и-Николау родился 17 сентября 1838 года в городке Пальма-де-Мальорка.

Сын поселившегося в Испании немца Вейлера и испанки Николау. Отличился при усмирении нескольких восстаний на Вест-Индских островах. Во время войны с карлистами командовал дивизией в Каталонии.

В 1895 году назначен командующим войсками в Кубе, но, несмотря на всю свою жестокость, не мог подавить восстания и в 1897 году отозван, а на этом посту его сменил Рамон Бланко.

В марте 1901 года вступил в кабинет Сагасты на пост военного министра. В феврале 1902 года сурово усмирил восстание в Барселоне. В декабре 1902 года вышел в отставку вместе со всем кабинетом.

Умер 20 октября 1930 года в Мадриде.

 

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Испанский Королевский Флот

Хуан Батиста Антекера-и-Бобадилья

 

27169096_m.jpg

 

Хуан Батиста Антекера-и-Бобадилья (исп. Juan Bautista Antequera y Bobadilla, 1 июня 1823 года, Сан-Кристобаль-де-ла-Лагуна (Санта-Крус-де-Тенерифе) – 1890, Альхама-де-Мурсия (Мурсия)) – испанский военный и политик, вице-адмирал испанского флота.

Поступил на службу в чине гардемарина в 1838 году.

Отличился в ходе восстаний Аликанте и Картахены (Мурсия), за что был награжден крестом Сан-Фернандо. Командуя бригантиной «Galiano» в Гаване он сражался с пиратскими набегами.

В войне в Африке в 1859 году принял участие в боях в Рио-Мартин, Лараш и Арсилу, за отличие в которых получил чин полковника морской пехоты.

Во время Испано-южноамериканской войны 1865 года он принял командование бронированным фрегатом «Numancia» по приказу адмирала Касто Мендеса Нуньеса, участвуя в бомбардировке Вальпараисо и бою Кальяо.

Совершил вместе со своим кораблем кругосветное путешествие вокруг земли.

В чине контр-адмирала он был назначен генерал-майором при губернаторе Филиппин.

Избирался сенатором Королевства провинцией Канарских островов в кортесах 1871, 1872 и 1876 годов, от провинции Аликанте в 1877 году. Назначен пожизненным сенатором в 1884 году.

В должности морского министра (1870-1871, 1876-1877, 1884-1885) был автором Морского Устава, Законодательного Собрания, кодексов и правил флота. В 1884 году разработал масштабную кораблестроительную программу, целью которой было создание современного броненосного флота Испании.

4 сентября 1922 года был перезахоронен в Пантеоне знаменитых моряков.

 

Паскуаль Сервера-и-Топете

 

27169119_m.jpg

 

Паскуаль Сервера-и-Топете (исп. Pascual Cervera y Topete, 18 февраля 1839 года, Медина-Сидония – 3 апреля 1909 года, Пуэрто-Реаль) – испанский адмирал.

Будучи младшим лейтенантом, принимал участие в морских операциях на побережье Марокко в кампаниях 1859–1860 годов. Участвовал в операциях у островов Сулу и Филиппин, а затем на Вест-Индском театре военных действий во время первой кубинской войны (1868–1878 годы). Возвратившись в Испанию в 1873 году, поступил на службу к карлистам. Проявил себя в обороне Караккского арсенала около Кадиса против федеральных войск.

В 1892 году стал морским министром в правительстве Сагасты, но вышел из состава кабинета, когда обнаружил, что его коллеги по политическим мотивам не хотят поддерживать его реформы и, более того, неблагоразумно урезают морской бюджет.

В 1898 году, во время войны с Соединёнными Штатами, был назначен главнокомандующим испанской эскадрой, отправленной в начале мая к Вест-Индским островам. Критически оценивал качества вверенного ему флота, что видно из писем Серверы, опубликованных после окончания войны. В апреле-мае совершил переход через Атлантический океан, но из-за нехватки угля не смог дойти до укреплённой Гаваны и укрылся в Сантьяго-де-Куба, где был заперт американцами.

3 июля 1898 года, исполняя приказ генерал-губернатора Кубы маршала Бланко, попытался прорваться через американскую блокаду, но неудачно. В сражении у Сантьяго-де-Куба флагманский корабль «Инфанта Мария-Тереза» получил тяжёлые повреждения от артиллерийского огня противника и загорелся. После ранения командира корабля Сервера приказал повернуть к берегу, где «Инфанта Мария-Тереза» выбросилась на мель. Вся остальная эскадра тоже была уничтожена. Из 2227 участвовавших в сражении испанских моряков 323 были убиты, большинство остальных попали в плен, включая адмирала.

После окончания войны и освобождения из плена вернулся на родину, где Сервера и его капитаны были преданы военному суду за сдачу в плен, но оправданы. В 1901 году стал вице-адмиралом, в 1902 году – командующим испанским флотом, в 1903 году – пожизненным сенатором.

 

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Форма обмундирования, знаки различия и государственные награды Испанской Королевской Армии

 

27135105_m.jpg

 

27135106_m.jpg

 

27135107_m.jpg

 

27135108_m.jpg

 

27135109_m.jpg

 

27135110_m.jpg

 

27135111_m.jpg

 

27135112_m.jpg

 

27135113_m.jpg

 

27135114_m.jpg

 

27135115_m.jpg

 

27135116_m.jpg

 

27135153_m.jpg

 

27135154_m.jpg

 

27135155_m.jpg

 

27135156_m.jpg

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Колониальная форма Испанской Королевской Армии

 

27135859_m.jpg

1. Лейтенант линейной пехоты в парадной (континентальной) форме

2. Полковник легкой пехоты в служебной (колониальной) форме

3. Подполковник линейной пехоты в походной (колониальной) форме

4. Стрелок в служебной (колониальной) форме

5. Первый капрал линейной пехоты в походной (колониальной) форме

6. Волонтер-пехоинец в походной (колониальной) форме

 

27135860_m.jpg

1. Капитан конных стрелков в парадной (континентальной) форме

2. Лейтенант кавалерии в походной (колониальной) форме

3. Первый сержант в походной (колониальной) форме

4. Походное конское снаряжение

5. Волонтер-кавалерист в походной (колониальной) форме

6. Подполковник конных стрелков в служебной (колониальной) форме

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Знаки различия на колониальной форме Испанской Королевской Армии

27135992_m.jpg

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

История Испании с 1883 года

 

Начало сближения Испании и Германии

 

Во внешней политике король Испании Альфонс XII проявил гораздо больше симпатий к Германии, чем к соседней Франции, и особенно почитал кайзера Вильгельма I. К неудовольствию испанских либералов и республиканцев, симпатизировавших Франции, Альфонсо XII в сентябре 1883 года в сопровождении министра иностранных дел и военного министра нанёс визит в Германию и Австрию. Побывав сначала в Мюнхене и Вене, он отправился потом в Гамбург на прусские манёвры, где 22 сентября 1883 года император Вильгельм I назначил его шефом стоящего в завоёванном Германией у Франции Страсбурге Шлезвиг-Гольштейннского уланского полка № 15. В дальнейшем король участвовал в больших манёврах в мундире прусского уланского полковника.

Подготовка личного состава, слаженные и отработанные действия воинских частей всех родов оружия, быстрота маневра, мощь артиллерийского и ружейного огня германских войск произвели на короля Альфонса и генерала Кампоса неизгладимое впечатление. На параде войск, участвовавших в маневрах, испанский король заявил: «Несомненно, прусская армия – лучшая армия Европы. Я горжусь, что сегодня на мне мундир прусского офицера!»

После завершения маневров 27 сентября 1883 года в Берлине состоялись переговоры короля Испании Альфонса XII, министра иностранных дел Испании маркиза де ла Вега де Армисо, военного министра генерал-капитана Арсенио Мартинеса де Кампоса с кайзером Вильгельмом I Гогенцоллерном и канцлером князем Отто Эдуардом Леопольдом фон Бисмарком-Шёнхаузеном и начальником генерального штаба Германской Империи генерал-фельдмаршалом графом Хельмутом Карлом Бернхардом фон Мольтке, в ходе которых были рассмотрены направления более тесного сотрудничества между Германской Империей и Королевством Испанией. По итогам переговоров было принято решение подготовить испано-германский договор о германских кредитах, инвестициях в экономику Испании, льготном налогообложение товаров, а также военную конвенцию об оказании Германией помощи в подготовке командных кадров, перевооружении и обучении Испанской Королевской Армии.

Наметившееся сближение Испании и Германии вызвало резко негативную реакцию во Франции. В Париже посмотрели на принятие королём Альфонсом звания прусского полковника как на оскорбление, нанесённое Франции. Поэтому, когда Альфонс, ездивший из Гамбурга в Брюссель, 29 сентября 1883 года остановился в Париже, то на Северном вокзале, несмотря на то что министр-президент Жюль Ферри обещал ему достойный приём, он был встречен тысячной толпой, которая при оглушительных криках «Смерть уланам!», «Долой улана Альфонса!», «Долой Пруссию!» сопровождала его на всем пути до испанского посольства. Правда, президент республики Жюль Греви при личной встрече извинился за эту манифестацию, и сам Альфонс принял участие в устроенном последним в его честь банкете, но вызванная этим неловкость, для предотвращения которой французское правительство ничего не предприняло, не уменьшилась.

 

27153147_m.jpg

Король Испании Альфонс XII

 

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

В 1884 году международная обстановка в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где Испания обладала колониями на Филиппинских, Марианских и Каролинских островах с островом Палаос, серьезно осложнилась первыми, начавшимися еще до официального объявления войны столкновениями китайских войск с французскими в Тонкине (северной части современного Вьетнама), претензии на владение которым Париж заявил после смерти аннамского императора. Французы сосредоточили в водах Тонкинского залива сильную эскадру вице адмирала А. Курбэ из 23 вымпелов, включая четыре броненосных крейсера, и создали Тонкинский отряд канонерских лодок из 33 вымпелов, а также приступили к устройству угольных складов на пути из Европы в Тихий океан, чтобы не зависеть от англичан.

В это же время после присоединения в 1884 году к России района Мерва возник острый англо-русский конфликт. Российская Империя пребывала в тревожном состоянии ожидания войны с Англией. При этом Лондон рассчитывал воевать против России на суше (в Закавказье) турецкой кровью. Он добивался пропуска британского флота в Чёрное море. Предполагалось высадить десант на Кавказском побережье и провести морскую диверсию против Одессы. Планировалось также нападение на Владивосток.

В борьбе с Лондоном Петербург попытался заручиться поддержкой Берлина, но Отто фон Бисмарк отказал, так как был заинтересован в обострении англо-российских отношений: это ставило Россию в зависимость от позиции Германии по вопросу о проливах, а Англию отвлекало от начавшейся колониальной экспансии немцев в Африке и Океании. В ответ военно-политическое руководство России стремилось обострить англо-германские противоречия. По неофициальным каналам Кайзеру Вильгельму I были предоставлены данные о планах Великобритании по занятию испанских Марианских и Каролинских островов, фактически не контролируемых Испанией. При этом заявлено, что Петербург поддержит решение Берлина приобрести данные территории у Испании.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

1 июня 1884 года в Мадрид прибыл кронпринц Фридрих Вильгельм Николаус Карл Прусский, встретился с королем Испании Альфонсом XII, президентом сената генерал-капитаном Арсенио Мартинесом де Кампосом, министром-президентом Антонио Кановасом дель Кастильо и министром иностранных дел маркизом де ла Вега де Армисо и передал предложения кайзера Вильгельма I о приобретении Германией Марианских, Каролинских и Маршалловых островов за 30 миллионов марок.

Против сближения с Германией выступили ориентированные на Францию либералы во главе с Пракседесом Сагастой. Осознавая возможные осложнения в отношениях с Францией, сдержанную позицию занимали лидер консерваторов министр-президент Антонио Кановас и министр иностранных дел маркиз де ла Вега.

Поддержал политику короля на сближение с Германией президент сената генерал-капитан Арсенио де Кампос. Свою позицию он обосновал тем, что, во-первых, Испания не имеет возможности обеспечить полный контроль над Марианскими, Каролинскими и Маршалловыми островами в связи с отсутствием достаточного для этого флота. На подавляющем большинстве островов нет испанской администрации. Исходя из этого в сложившихся условиях в Азиатско-Тихоокеанском регионе Испания может потерять эти территории вообще без какой-либо компенсации. Во-вторых, средства, полученные от продажи островов могут быть немедленно использованы для проведения ряда первоочередных реформ, в том числе на проведение настоятельно необходимой аграрной реформы, а также на перевооружение армии и флота, что позволит обеспечить защиту других колоний, в первую очередь Кубы. Ну и наконец в-третьих, германские инвестиции будут способствовать росту производства и позволят уменьшить зависимость от британских и французских капиталов.

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Антонио Кановас дель Кастильо

 

27153280_m.jpg

 

Антонио Кановас дель Кастильо (исп. Antonio Cánovas del Castillo, 8 февраля 1828 года, Малага – 8 августа 1897 года, Мондрагон) – испанский государственный деятель, председатель правительства Испании, поэт, историк и реставратор монархии в Испании. Кавалер ордена Золотого руна.

После смерти отца переехал в Мадрид и проживал у своего дяди по матери Серафина Эстебанеса Кальдерона. Изучал юридические науки в Мадридском университете Комплутенсе и рано проявил интерес к политике. Во время революции 1854–1856 годов прославился, став одним из авторов Мансанаресской программы. В 1857 году был назначен губернатором Кадиса, в 1864 году получил должность министра финансов. В революцию 1868–1874 годов выступил на стороне Бурбонов и против республики. В 1874 году основал Либерально-консервативную партию (она же Консервативная), много лет являвшейся одной из ведущих партий страны. Возглавлял правительство Испании в 1875–1881, 1884–1885, 1890–1892 и 1895–1897 годах.

Автор плана «Мирный поворот» (исп. El Turno Pacífico), согласно которому в Испании создавалась двухпартийная система, в рамках которой две «официальные» партии, правоцентристская Либерально-консервативная и левоцентристская Либеральная должны были по очереди сменять друг друга у власти, не допуская перерастания противоречий между ними в политический кризис, грозивший стране очередной гражданской войной. Выбор между партиями должен был делать король, после чего политикам предстояло оформить победу нужной партии. «Мирный поворот» полностью исключал возможности победы на выборах любых других партий. Это достигалось местными «касиками» (исп. caciques), как с помощью подкупа и давления на избирателей, так и путём фальсификации выборов.

Начиная с 1881 года «Мирный поворот» много лет обеспечивал стабильность политической системы Испании, пока в начале XX века не стал давать сбои из-за нарастания разногласий между основными партиями и растущей активности электората, всё больше склоняющегося в сторону реальной оппозиции.

24 ноября 1885 года, накануне смерти короля Альфонсо XII, Кановас и лидер либералов Пракседес Матео Сагаста заключили так называемый «Пакт Эль-Пардо» (исп. Pacto de El Pardo), который предусматривал плавный переход власти от одной партии к другой с целью обеспечить стабильность режима, оказавшегося под угрозой из-за более чем вероятной скорой смерти монарха. Этот пакт, в дополнение к «Мирному повороту» действительно помог сохранить монархию до тех пор, пока новый король Альфонсо XIII не достиг совершеннолетия.

8 августа 1897 года Антонио Кановас дель Кастильо, на тот момент председатель Совета министров, был убит итальянским анархистом Микеле Анджиолилло на курорте Санта-Агеда в муниципалитете Мондрагон (Гипускоа).

Имя Кановаса дель Кастильо носит один из бульваров в центре его родного города.

 

Edited by Гвардии-полковник

Share this post


Link to post
Share on other sites
This topic is now closed to further replies.
Sign in to follow this  
Followers 0