Мир раннего воцарения Комнинов.


401 posts in this topic

Posted (edited)

Озвучив в теме "Византии от Латыниной" причины, по которым заброшен мир Георгия Маниака http://fai.org.ru/forum/topic/37272-istoriya-vizantii-ot-latyininoy/?do=findComment&comment=1195942

 

- обещал предложить другую развилку по Византии того периода, обоснованность и реалистичность которой очевидна. Это - раннее воцарение Комнинов, их непрерывное правление от Исаака I. Нижеприведенный текст обоснования написан по статьям доктора исторических наук Мохова Антона Сергеевича (профессор Уральского государственного университета, редактор сборника "Античная древность и Средние века") - "Военная политика Исаака I Комнина" и "Военная политика Константина X Дуки"; а так же по труду нашего знаменитого дореволюционного византолога Михаила Николаевича Скабаллановича «Византийское государство и Церковь в XI в.».

 

Император Исаак I Комнин - приход к власти и государственная деятельность.

 

Внешнеполитическое положение Византии стало резко ухудшаться с середины 40-х гг. XI в. Империи пришлось вести войны сразу на трех направлениях: на Востоке против тюрок-сельджуков, на Дунае с печенегами и в Южной Италии против норманнов. Решить задачу обороны границ на такой огромной территории могла только очень эффективная военная система. Более того, данную систему необходимо было своевременно насыщать людскими, финансовыми и материальными ресурсами.
Однако императоры Константин IX Мономах (1042-1055), Феодора (1055-1056) и Михаил VI Вринга (1056-1057)вместо укрепления вооруженных сил стали проводить политику, направленную на их ослабление. Это объясняется, в первую очередь, активным вмешательством военной элиты во внутриполитические процессы, происходившие в империи. В итоге, борьба группировок военной и гражданской аристократии после смерти Феодоры обернулась мятежом восточной полевой армии и приходом к власти Исаака Комнина.

 

К июню 1057 г. (начало мятежа Исаака Комнина) византийская армия уже в значительной мере утратила ту мощь, которую дали ей реформы Никифора Фоки и Василия Болгаробойцы. Восточная полевая армия как единое целое в данное время не существовала. Она была разделена на две группировки, выполнявшие роль стратегического резерва на случай крупного нападения сельджуков. Из хроники Иоанна Скилицы известно, что у крепости Никополь в феме Колония размещалось пять тагм: Армениака, Колонии и Халдии, а также ?? ??? ???????? ???? ???????. Именно эти регулярные части сформировали основу мятежного войска. Другая группировка состояла из трех тагм – Анатолика, Харсианона и «тагмы федератов» Писидии и Ликаонии, – и находилась в центральных районах Малой Азии. Эти силы остались верными Михаилу VI, вошли в состав армии доместика схол Востока Феодора, а в битве при Никее понесли значительные потери.


В источниках упоминается, что к мятежному войску присоединилось множество добровольцев. Из них формировали новые кавалерийские и пехотные подразделения, а также вспомогательные отряды, которые размещались в захваченных крепостях. Большинство добровольцев, примкнувших к армии Комнина, являлись бывшими солдатами регулярных войск. В 40–50 гг. XI в. было расформировано значительное число воинских формирований, а многие опытные стратиоты и младшие командиры оказались уволенными со службы - теперь они вернулись под знамена Комнина.Можно констатировать, что руководством мятежной армии была проведена значительная работа по созданию из разрозненных групп добровольцев боеспособных и сплоченных отрядов. Впрочем, для военачальников Комнина эти мероприятия были привычными, и действовали они строго по канонам византийской военной науки второй половины X – начала XI в.  В итоге, была сформирована крупная военная группировка, пополнены регулярные тагмы, созданы запасы продовольствия и вооружения. Необходимые для ведения боевых действий материальные ресурсы были сосредоточены в нескольких опорных пунктах в Пафлагонии. Михаил Пселл писал, что Исаак приказал взять под контроль все дороги, ведущие к столице, а среди жителей подконтрольных территорий организовал сбор налогов.


Высший командный состав армии Исаака Комнина состоял из подлинной военной элиты империи середины XI в.: Катакалона Кекавмена, Романа Склира, Михаила Вурцы, Никифора Вотаниата. Необходимо отметить, что среди заговорщиков были три будущих византийских императора – Исаак I Комнин, Константин X Дука (1059–1067) и Никифор III Вотаниат (1078–1081), а также Иоанн Комнин, отец Алексея I (1081–1118).


Таким образом, Исааку Комнину удалось привлечь на свою сторону большую часть войск из Закавказья и Малой Азии, которые были организованы по образцу восточной полевой армии. Высокая боеспособность и четкая организация мятежных войск помогла Комнину одержать победу над численно превосходящими силами Михаила VI. После битвы при Никее императорская армия прекратила сопротивление, а 3 сентября 1057 г. передовые отряды узурпатора вступили в Константинополь. Они достаточно быстро навели порядок в охваченном бунтом городе.

 

В «Хронографии» Михаила Пселла достаточно четко сформулированы цели, которые поставил перед собой Исаак Комнин после захвата императорской власти. «Войско уменьшилось и пришло в негодность … сила варварских народов нарастала, а Ромейская держава пришлав упадок. Император – сам происходивший из военных – понимал, как можно прекратить варварские набеги и грабежи. Едва власть оказалась у него в руках, он немедленно стал искоренять источники зла».

 

Осенью 1057 г. регулярные тагмы восточной полевой армии были направлены в Закавказье и Северную Сирию, чтобы противостоять набегам сельджуков на при граничные фемы империи. В византийских источниках нет подробной информации о событиях на Востоке в 1058–1059 гг. Михаил Пселл дважды упоминал о том, что Исаак I быстро навел порядок на восточных границах. По его словам, набеги варваров совершенно прекратились, а «султан Парфии словно исчез». По сообщению Анны Комниной, император утихомирил восточных варваров до начала похода против венгров и печенегов весной 1059 г.. Армянские источники сообщают о локальных столкновениях пограничных войск с сельджуками на протяжении всего правления Исаака Комнина, но это было "повседневной рутиной", из столицы не заметной - крупные вторжения действительно прекратились.


На должности правителей восточных фем Исаак Комнин назначил известных военачальников: Адриана Далассина (дука Антиохии), Иоанна Дуку (катепан Эдессы), Аарона Комитопула (дука Месопотамии), Баграта Вихкатци (дука Васпуракана), Иоанна Монастериота (дука Иверии), Катакалона Кекавмена (дука Колонии и Халдии). Стратопедархом Востока стал проедр Роман Склир.


Таким образом, внешнеполитическая обстановка на восточных границах Византийской империи стабилизировалась. Происходило постепенное восстановление двухступенчатой системы военной организации (полевая армия – пограничные дукаты). У императорских войск на Востоке имелись значительные резервы, которые можно было использовать по мере необходимости. Однако для полного восстановления военных структур времен Болгаробойцы требовалось большее время и значительные финансовые средства.


Куда острее была ситуация на западе. Несмотря на кажущееся спокойствие, военно-политическая обстановка на Балканском полуострове была близка к катастрофе, а военные силы Запада находились в состоянии упадка. Необходимо обозначить основные причины слабости вооруженных сил в этой части империи. В первую очередь, следует упомянуть о расформировании в первой половине 40-х гг. XI в. западной полевой армии. Часть ее регулярных тагм (Фракии, Эллады и Пелопоннеса, Фессалоники) была отправлена в Южную Италию, а македонские тагмы подчинили дуке Адрианополя. С 1048 г. по1057 гг. не назначались доместики схол Запада. Между тем, военные действия на территории балканских провинций Византии шли почти непрерывно: восстание под руководством Петра Деляна (1040–1041), мятеж Георгия Маниака (1043), мятеж Льва Торника (1047), византийско-печенежская война (1048–1053). Из-за отсутствия в регионе значительных военных сил Константину IX Мономаху для борьбы с печенегами приходилось привлекать восточную полевую армию.


Военные структуры балканских фем также не отличались высокой эффективностью. При Василии II на дунайской границе были сформированы дукаты Паристрион и Сирмий. В случае необходимости их должны были поддерживать контингенты фем Болгария, Диррахий, Фессалоника, Эллада и Пелопоннес. Однако формирование двухступенчатой военной системы на Балканах было прекращено после 1025 г. Низкая боеспособность и плохая организация фемных структур на Западе империи стали одной из причин поражения Византии в войне с печенегами. Как следствие, к началу 50-х гг. империя потеряла контроль над восточными районами дуката Паристрион (Нижней Мезией), а кочевники получили возможность совершать грабительские набеги на Македонию, Фракию и окрестности Фессалоники.


Свою полную несостоятельность западные контингенты вновь продемонстрировали во время мятежа Исаака Комнина. «Западное войско» составляло значительную часть сил Михаила VI Стратиотика, командовал им стратилат Запада Василий Тарханиот. В решающем сражении при Никее македонские отряды, находившиеся на правом фланге императорской армии, были разгромлены и бежали.


После прихода к власти Исаак I начал заново формировать западную полевую армию. В ее состав вошли македонские тагмы из контингентов дуката Адрианополь. Доместиком схол Запада был назначен младший брат императора Иоанн Комнин. На этой должности он оставался до начала 60-х гг. XI в. Никифор Вриенний писал, что «фракийцы, македонцы, иллирийцы и болгары запомнили доместика как выдающегося правителя» (и действительно, Иоанн Комнин оставил после себя жизнеспособную военную структуру, остатки которой послужили "костяком" для восстановления армии при его сыне Алексее I). Для восстановления военных структур балканских фем большое значение имел успешный поход императорской армии против венгров и печенегов в 1059 г.. Венгерский король Андрей I заключил мир без изменений границ как только армия Исаака дошла до Ниша; печенежский хан Селте был наголову разгромлен императором и скрылся в лесах, позднее покорившись. Власть империи в Паристрионе была восстановлена по дунайские гирла включительно; гарнизоны вновь заняли крепости дунайской пограничной линии; на должности правителей пограничных дукатов были назначены опытные военачальники вестарх Роман Диоген (дука Сирмия) и магистр Василий Апокап (дука Паристриона). Однако формирование штатных военных структур во внутренних районах Балканского полуострова шло медленно и требовало больших расходов.

 


Таким образом, Исаак Комнин за короткое время сумел улучшить военно-политическую ситуацию как на Востоке, так и на Западе. Для проведения дальнейших преобразований в военной сфере требовались значительные финансовые средства. Однако от Михаила Вринги Исааку I досталась пустая казна. Кроме того, Комнин должен был вознаградить множество людей, помогавших ему в борьбе за императорский престол. Начал он с рядовых участников мятежа – солдат и младших командиров восточной армии. Михаил Пселл писал, что император «каждого отличил, каждому воздал по его заслугам». Главной наградой для стратиотов была служба в регулярных тагмах, которая гарантировала им стабильное получение постоянного жалования (опсония). Военачальники, поддержавшие притязания Исаака Комнина на императорскую власть, получили более щедрое вознаграждение, но в основном, это были назначения на ключевые должности в полевой армии или провинциальной администрации. Высоких придворных титулов удостоились лишь несколько человек. Куропалатами стали брат императора Иоанн Комнин, Катакалон Кекавмен и племянник императора Феодор Докиан. Константин Дука получил титул проедра, как и брат императрицы Екатерины Аарон Комитопул.

 

Одновременно с вознаграждением своих сторонников, Исаак Комнин начал преследование приближенных Михаила VI и Феодоры. В частности, протосинкелла Льва Спондила отправили в ссылку, а его имущество было конфисковано в казну. Аналогичная участь постигла логофета дрома Никиту Ксилинита, бывшего доместика схол Востока проедра Феодора и друнгария вигилы Мануила. В итоге, придворная группировка, находившаяся у власти в Византии с 1050/1051 г. была ликвидирована. При этом Исаак пользовался поддержкой влиятельной придворной «партии» во главе с Константином Лихудом, Иоанном Ксифилином и Михаилом Пселлом. При Константине IX Мономахе эти чиновники долгое время контролировали гражданское управление империей, но в 1050/1051 г. они уступили власть группировке Льва Спондила. Восстание Исаака Комнина стало для них возможностью вернуть прежнее влияние и вновь получить доступ к высоким должностям в гражданской администрации.

 

Финансовая политика Исаака Комнина в источниках оценивается неоднозначно. По мнению Продолжателя Скилицы, введение высоких налогов было оправдано. Исаак I считал позорным, что варвары повсюду захватывали византийские земли, и стремился вернуть империи былую славу. Этот автор отмечает также, что Комнин ужесточил наказания за уклонение от выплаты налогов и от внесения платежей за арендованное у государства имущество. Михаил Атталиат ограничивается лишь констатацией фактов: при Комнине налоги собирались неукоснительно, а император любыми средствами стремился пополнить казну. Михаил Пселл признавал, что Комнин положил конец многим порокам, поразившим администрацию. Вместе с этим, он упрекал императора в слишком поспешных действиях, которые (по мнению Пселла) привели к хаосу и потрясению государственных основ.

 

Повышение налогов не могло привести к быстрому улучшению финансового положения Византии. Подобным образом можно было обеспечить только текущие потребности армии и государственного аппарата. Вскоре финансовая политика еще более ужесточилась. Прежде всего, было сокращено жалование гражданским чиновникам и снижены выплаты из казны за почетные титулы. Далее последовала отмена большинства императорских актов, изданных с начала правления Михаила VI. Михаил Атталиат писал: Комнин «презрел старые хрисовулы, и многих этим лишил имущества». Дело было в том, что еще Василий Болгаробойца прекратил сбор натуральной анноны с крестьян, переведя на деньги большую часть податей. Основная тяжесть натурального снабжения войск была перенесена на поставки из императорских  земельных владений, управляемых "ведомством идика" и его кураторами.  При преемниках Болгаробойцы многие императорские имения перешли в руки частных лиц; их "редукция" была для восстановления былой мощи армии вопросом принципиальным.

 


С 1058 г. начались массовые конфискации недвижимого имущества, которое в предыдущее время было передано из ведомства императорских имуществ частным лицам или монастырям. Передача земельного владения, как правило, подтверждалась хрисовулом, который дополнительно предоставлял владельцу имущества налоговые льготы. По утверждению Михаила Пселла, подобная практика в 40-е гг. XI в. достигла небывалых масштабов. Исаак Комнин предпринял попытку вернуть утраченную императорскую собственность путем пересмотра и отмены хрисовулов. Отметим, что в этих мероприятиях прослеживается влияние внутриполитического курса Василия II. Различие состоит лишь в том, что Комнин решил провести конфискации в короткие сроки, тогда как Болгаробойце понадобились для этого долгие годы.


Политика Исаака I затрагивала интересы значительной части византийской элиты. Михаил Пселл писал, что император возбудил к себе ненависть части народа и знати, которых он лишил состояния. Михаил Атталиат и Иоанн Зонара также упоминают о снижении популярности императора в народе и военном сословии. Впрочем, «негодование народа» легко объяснимо. Если конфискованная земля принадлежала частному лицу или монастырю, то живущие на ней крестьяне не платили некоторые налоги, а стратиоты не несли военную повинность. Возвращение имущества в императорскую собственность лишало их незаконно полученных привилегий. Больше всего от мероприятий Комнина пострадали монастыри. По словам Михаила Атталиата, Исаак I отнимал земли у святых обителей, что было равнозначно оскорблению святынь. Пселл писал о разорении многих монастырей, которым было оставлено лишь самое необходимое имущество.

 

В историографии начавшийся осенью 1058 г. конфликт Исаака I с патриархом обычно рассматривается как противостояние государства и Церкви. Между тем Михаил Кируларий являлся лидером влиятельной аристократической группировки, состоявшей из членов синклита и чиновников столичных ведомств. Политика Комнина угрожала их политическим интересам и имущественному положению. Пересмотр императорских хрисовулов лишал доходов не только церковные структуры, но и сотни «людей праздных, живущих беззаботно и долга государству не платящих». Исаак Комнин сознательно пошел на обострение конфликта, устраняя не только своенравного патриарха, но и стоящую за ним политическую силу, мешавшую проведению реформ. В ноябре 1058 г. Михаил Кируларий был смещен с патриаршего престола, и отправлен в ссылку.

 

 

"Отречение" Исаака Комнина и приход к власти Константина Дуки

 

Осенью 1059 г. император отправился на охоту за кабанами в окрестности Эфеса. Здесь он простудился, с ним сделался сильный лихорадочный припадок, через три дня припадок повторился, император переправился в столицу, во Влахернский дворец, переночевал в нем и на следующее утро, когда он, страдая от обнаружившегося плеврита, находился в тяжелом состоянии, его окружили приближенные из состава приведенной им же к власти бюрократической группировки Пселла-Ксифилина-Лихуда, и стали убеждать отречься от престола и постричься в монахи.

 

Скабланович, подробно исследовавший этот сюжет, пишет следующее:


"Факт отречения Комнина от престола и пострижения в монашество чрезвычайно загадочен. Историки, сочинениями которых мы пользуемся как источниками, представляют это дело добровольным актом со стороны императора. Но для беспристрастного читателя кажется странным, каким образом храбрый и мужественный государь, только что возвратившийся с театра военных действий, решается на шаг бесповоротный, противоречивший его личным и фамильным интересам. Трудно найти этому факту полное объяснение, однако же по немногим имеющимся в нашем распоряжении данным можно догадываться, что в деле отречения и пострижения Комнина нашла себе приложение злостная интрига, хорошо подготовленная и удачно разыгранная, главным руководителем которой был Михаил Пселл, жертвой - Комнин и его семья, человеком, пожавшим плоды, - Константин Дука."

 

Константин Дука, будучи плоть от плоти "военной аристократии Востока", был женат на Евдокии Макремволитиссе, племяннице патриарха Михаила Кируллария, и через нее связан со "сливками" столичной бюрократии.

"Когда Исаак Комнин своими резкими мерами вызвал недовольство в ее и стала подготовляться оппозиция, в планах лиц, принадлежавших к оппозиции, не последнюю роль играли, надо полагать, расчеты на Дуку. Патриарх Кирулларий был слишком решительный и искусившийся в делах этого рода человек, чтобы свой протест против церковной политики Комнина ограничивать словесными обличениями и не заглядывать в будущее, в область возможной агитации против Комнина с помощью какого-нибудь претендента на престол. Если же у Кируллария были подобные мысли, то кому естественнее было порадеть, как не мужу своей племянницы? И действительно, у панегириста Кируллария встречаем смутную фразу, что он давно предугадывал, что Дука получит державную власть. Низвержение Кируллария воспрепятствовало ему осуществить свои намерения относительно Дуки. На момент болезни императора Константин Дука находился в восточных провинциях, будучи командирован туда  "для улаживания вопроса о государственных имуществах"; Комнину Дука был известен прежде всего со стороны своих финансовых способностей, и это дело, касавшееся экономических интересов государства, поручено было Комнином именно ему.

 

Пселл был в числе приверженцев Константина Дуки. Начало дружбы между ними положено было еще при Константине Мономахе и поводом к ней послужила покупка царем для Пселла дома, принадлежавшего Константину Дуке. Они по этому случаю познакомились, сблизились, и Пселл, приобревший силу у Мономаха, своим влиянием был кое-чем полезен Дуке. Дружба между ними продолжалась и после Мономаха, Пселл всегда готов был оказать услугу приятелю. Несмотря на то, что он был приближенным советником Комнина, пользовался его доверием и расположением, он не питал к Комнину таких чувств, как к Дуке. Независимо от того, у Пселла были какие-то основания неодобрительно смотреть на внутреннюю политику Комнина. Может быть, политика Комнина затронула интересы Пселла, у которого тоже был свой кусок государственного пирога, в виде поместья, одаренного некоторыми привилегиями, может быть, это поместье было лишено налоговых льгот или вовсе отнято в казну, тем более что Пселл был монах, а по взгляду Комнина монахи должны были не только на словах, но и в жизни проводить принцип нестяжательности. Как бы то ни было, Пселл в своем сочинении положительно не сочувствует внутренней политике Комнина и явно ее порицает. Когда Комнин во время охоты заболел, Пселл находился при нем и, не чуждый некоторых медицинских сведений, подавал мнение о болезни, несогласное с мнением дворцового медика. Капризный случай устроил так, что мнение Пселла оказалось правильным, и император должен был почувствовать уважение к глубоким медицинским познаниям своего советника. На этом обстоятельстве Пселл, очевидно, и построил интригу, И вот с первых же шагов мы наталкиваемся на странное явление. В тот день, когда обнаружился лихорадочный припадок, и в три следующие дня совершенно не поднималась речь о пострижении Комнина и о преемнике престола. Только на другой день, после прибытия царя во Влахернский дворец речь об этом была начата и все дело покончено. В этот, весьма важный для судьбы Дуки день, он, находившийся в Эдессе, оказывается в столице, по первому требованию выступает на сцену и начинает играть свою роль. В один день невозможно было вызвать Дуку из Эдессы в Константинополь, и очевидно, что он был вытребован раньше, но во всяком случае не Комнином, который не предполагал рокового поворота обстоятельств, а кем-нибудь из доброжелателей, в уме которого все было предрешено и план обдуман. Принимая во внимание предшествующие отношения Пселла к Дуке, а еще более взаимные между ними отношения в тот день, когда решался вопрос об отречении и пострижении Комнина, мы можем без колебания сказать, что тут услужил своему приятелю Пселл, немедленно, при первых симптомах болезни царя, отправивший к Дуке гонца с инструкциями. Когда Пселл прибыл к больному Комнину во Влахернский дворец, тот, испытавший уже медицинские познания Пселла, несмотря на то, что при его особе находился первый врач, с доверчивостью протянул своему советнику руку, чтобы он пощупал пульс, - и с этого момента при дворе разносится тревожная весть, что император безнадежен. Немедленно является патриарх, начинается речь о пострижении Комнина. Это был Константин Лихуд, из первых министров произведенный в патриархи, товарищ Пселла по политической деятельности, который теперь, встав во главе Церкви, сделался естественным представителем ее интересов, нарушенных Комнином, и в силу этого должен был сочувствовать Пселлу и помогать ему в его планах, рассчитанных на то, чтобы устранить Комнина и заменить его таким императором, который бы исправил все, что сделано неприятного для Церкви.

 

По прибытии в Большой дворец заведена была речь о преемнике престола. Пселл сам сознается, что император взял его советником по этому делу, и результатом совещания было то, что пренебрежены были ближайшие родственники, около полудня введен Константин Дука, царь рекомендовал его попечениям жену, дочь, брата и других родственников и нарек его императором на словах, не вручив однако же пока императорских инсигний. Очевидно, Комнин, человек честный, высоко ставивший государственное благо и ценивший авторитет Пселла не только как врача, но и как политического мудреца, поверивший прежде, что ему не миновать смерти, теперь поверил, что для высших государственных целей нужно забыть кровные узы родства и отдать предпочтение Дуке, который способен возвести государство на высоту благоденствия. Позднее муж Анны Комнины, Вриенний, сочинил целую историю о том, как Исаак Комнин перед смертью призвал брата, Иоанна, и держал перед ним речь, убеждая наследовать престол, как тот отказался, как этим огорчилась жена Иоанна и пр. Но в его сообщении если есть доля правды, то лишь тот факт, что отречение и пострижение Комнина были величайшим ударом для императорской семьи, для императрицы Екатерины, остававшейся вдовой при живом муже, для дочери, не пристроенной еще замуж, и для остальных Комнинов.

 

Константин Дука был лучшим "хозяйственником" и "финансистом" из окружения Исаака Комнина; сам Комнин имел множество случае убедиться в его способностях, и не имел основания сомневаться в том что Дука способен довести реформу до конца; его происхождение  и служба при Коминине не давали поводов сомневаться в его верности принятому курсу. Характерно то, что большая часть византийской военной аристократии поддержала провозглашение Константина Х императором - провинциальная военная знать рассчитывала, что новый василевс будет продолжать политику Комнина. Для этого были все основания - по происхождению как предки Константина, так и он сам принадлежали именно к этой группе византийской аристократии. Но личные и родственные связи с синклитом и чиновной верхушкой Константинополя оказались для него более важными, чем интересы провинциальной военной аристократии, к которой он формально принадлежал.

 

Спустя некоторое время после того как сыгран был этот акт драмы - Дука назначен императором, неформальным, однако же, образом, - император вдруг почувствовал себя лучше. Сомнение закралось в его душу насчет всего, что доныне ему внушали: и насчет болезни, которую выдавали за смертельную, и насчет назначения преемника, и насчет пострижения в монашество, к которому он склонялся, но еще не выполнил. Луч истины, вероятно, проник в его голову, и он стал догадываться об интриге. Момент был критический. Константин Дука пришел в ужас от мысли, что интрига может разоблачиться, и ему не миновать возмездия. Он обращается к Пселлу, творцу и главному двигателю всей махинации, и просит так или иначе спасти его. Просьбы была лишняя: минута была для самого Пселла, для всей его будущности столь же опасная и роковая, как и для Дуки. Если бы не удалось довести дело до конца и интрига бы обнаружилась, пришлось бы рассчитываться весьма дорого. Пселл решается на отчаянный шаг; он обнадеживает, ободряет Дуку, призывает к царской постели патриарха, с тем чтобы тот заговаривал зубы поддерживал Комнина в прежнем монашеском настроении и был наготове во дворце на случай надобности, в то же время приводит Константина Дуку в тронный зал, сажает на царский трон, надевает ему красные туфли на ноги и делает распоряжение, чтобы собирались сановники для принесения поздравлений и присяги новому императору. Когда чины собрались, Пселл подал им пример - первый начал славословие и поклонение. Рубикон был перейден, формальность исполнена и удалась благополучно, Константин Дука стал законным правящим василевсом. Оказавшемуся в изоляции больному Исааку Комнину не оставлось ничего кроме как покинуть дворец и удалиться в Студийский монастырь.

 

 

Правление Константина Дуки и его последствия.

 

Придворная партия, добившаяся прихода Константина Х к власти, в дальнейшем определяла внутреннюю и внешнюю политику Византии. В ее состав входили патриарх Константин III Лихуд (1059-1064), номофилак Иоанн Ксифилин и проедр, ипат философов Михаил Пселл. Необходимо отметить, что данная политическая группировка сформировалась еще в 50-е гг. XI в., имела четкую программу действий и теперь, когда на престоле оказался ее ставленник, начала претворять эту программу в жизнь. Император, находившийся под сильным влиянием своего окружения, являлся несамостоятельной политической фигурой.

 

Первые мероприятия Константина Х были направлены на исправление указов Исаака I. Лица, смещенные Комнином с высших придворных должностей, лишенные земельных владений и доходов, восстанавливались в прежнем положении. Пселл и Атталиат упоминают о множестве людей, «впавших в отчаянье из-за притеснений Комнина», но «возвращенных к жизни» благодаря милости и щедрости Дуки. Император возвратил им конфискованное имущество и присвоил более высокие титулы.


Сложнее было избавиться от сторонников прежнего императора, привреженных его курсу - Исаак Комнин все же успел привести ряд "своих людей" на видные посты даже в гражданском аппарате. На протяжении целых двух лет сторонники отрекшегося от престола императора и его "курса реформ" постепенно заменялись чиновниками, лояльными правящей придворной группировке.


Константин Х действовал в интересах столичного чиновничества, которое в короткий срок вернуло себе доминирующее положение в сфере гражданского управления. Дука и в дальнейшем проводил политику, направленную на защиту интересов высшей бюрократии. Одновременно, он стремился к увеличению своей популярности среди жителей Константинополя. Во время торжеств, посвященных провозглашению Константина X императором, синклитики и многие из «людей рынка» получили щедрые денежные подарки. По сообщению Пселла, император открыл для "актива" торгово-ремесленных корпораций Константинополя путь к чиновным должностям, ранее для них закрытый. Многие торговцы и даже ремесленники (лидеры корпораций) получили придворные титулы и это, по мнению автора «Хронографии», означало уничтожение стены, разделявшей «гражданское сословие» на синклит и горожан.


Объединение «гражданского сословия» было необходимо правящей группировке для успешного противостояния провинциальной знати. Император не мог открыто объявить себя противником военной верхушки, так как это неизбежно привело бы к вооруженному мятежу. Поэтому, правительство действовало постепенно, все более отстраняя противоборствующую партию от управления. Для раскола военной знати Константин Дука делает гениальный ход - "военные аристократы",  деятельность которых была ранее связана с полевой армией и фемной администрацией, теперь призываются в столицу и облекаются высокими титулами с изрядным куском "государственного пирога" в придачу. В Константинополе они переставали быть опасными, и правительству легко было контролировать их действия.

 

Таким образом, среди провинциальной знати происходит раскол. Некоторые представители этой социальной группы убедились, что защищать их интересы новый император не намерен. Недовольство в среде военных постепенно нарастало и, в итоге, вылилось 23 апреля 1060 г. (день св. Георгия) в попытку свержения Константина X с престола. Мятеж был подготовлен группой армейских офицеров и навархов флота, заговорщики рассчитывали, что их поддержат жители Константинополя. Планировалось захватить императорский корабль и убить Дуку, однако из-за случайности (оказавшаяся у берега рыбацкая лодка, на которой Дука сумел ускользнуть) реализовать свои планы им не удалось, и уже к концу дня большинство заговорщиков было либо убито, либо арестовано. Возможно, прав был Н. А. Скабаланович, предполагавший, что заговорщики хотели свергнуть Константина Х и восстановить на престоле Исаака Комнина. Заговор был организован не высшими военачальниками, а командирами среднего ранга, которые безуспешно попытались вернуть военным ведущую роль в управлении государством, но интересно наличие в составе руководства заговора так же и одного из высших гражданских чиновников империи - епарха Константинополя.

 


Политика, которую Константин Х проводил по отношению к армии, большинством авторов расценивается как крайне неудачная и губительная для византийских вооруженных сил. Необходимо отметить, что главным виновником ослабления императорских войск современники считали самого Дуку. Даже в его ближайшем окружении высказывалось осуждение той военной политике, которую он проводил. Сам Пселл, приведший его на трон, упрекает Дуку в пренебрежении интересами армии. Император считал увеличение расходов на армию пустой тратой денег и предпочитал походным опасностям безмятежную жизнь во дворце. Заслуживает внимания также упоминание Пселла о том, что Константин X попал под влияние неких «дурных советников и придворных льстецов». Это может свидетельствовать о расколе в окружении императора и начале борьбы придворных партий за влияние на Дуку.


Остальные авторы в своих оценках более категоричны: в короткий срок боеспособное и хорошо организованное войско Исаака I превратилось в плохо вооруженную, неуправляемую и необученную толпу, которая не способна была противостоять внешней угрозе. Главной причиной упадка являлось то, что в 1059-1067 гг. войска получали минимальное денежное содержание. Солдаты и командиры регулярных тагм, которым и раньше денежное содержание выплачивалось нерегулярно, при Константине X совсем перестали получать опсоний. По этой причине началось массовое бегство оголодавших солдат из подразделений регулярной армии, что привело к небывалому сокращению численности войск. Некоторые тагмы были из-за этого расформированы, а в сохранившихся оставалось так мало воинов, что сражаться они не могли, не имея возможности выстроиться в боевой порядок.


"Золотой фонд" армии - младшие и средние командиры, которые со времен Василия II являлись основой византийского войска, также предпочитали покинуть военную службу. По сообщению Атталиата, они бросали свои отряды и стремились получить должность в гражданской администрации, стать сборщиками податей или судьями. На новом месте службы они могли вновь рассчитывать на получение жалования, которое для многих было единственным источником существования. По всей видимости, данный процесс принял настолько массовый характер, что ряд подразделений совершенно лишился младших и средних командиров, хотя рядовые воины в них еще состояли.


Не меньше чем регулярные тагмы, пострадали от мероприятий Константина Х стратиотские ополчения малоазийских провинций и акритские контингенты восточных пограничных фем. Стратиоты исключались из войсковых каталогов и переводились на положение обычных налогоплательщиков. Ликвидация стратиотских отрядов во многих внутренних провинциях Византии повлекла за собой окончательное уничтожение системы территориального военного командования. Показательно то, что стратиги внутренних («ромейских») фем с 60-х гг. XI в. в источниках почти неупоминаются. На этих территориях, по мнению императора, не существовало военной угрозы, и сохранение здесь постоянных военных структур приводило к неоправданным расходам казны. Ради экономии средств «ненужные» военные контингенты расформировывались. Только в крупных городах размещались небольшие гарнизоны под командованием кастрофилаксов.

 

Пограничные контингенты также оказались в критическом положении. Они лишились постоянной помощи из Константинополя и должны были рассчитывать только на собственные силы. Ранее военное командование пограничных дукатов имело возможность при необходимости увеличить численность войск дуката за счет мобилизации стратиотских отрядов подчиненных им малых фем или же временного найма местных жителей во вспомогательные отряды (что особенно широко использовалось в Армении с привлечением на службу местного дворянства). Теперь, из-за введенных правительством финансовых ограничений, такая возможность исключалась. Михаил Атталиат пишет о том, что когда сельджуки напали на Антиохию, дука Никифор Вотаниат собрал войско, но его солдаты отказались идти в поход пока им не выплатят жалование. Средств для этого не нашлось, и опытные воины покинули дуку. Тогда Вотаниат за небольшую плату нанял несколько сотен юношей, плохо вооруженных и неопытных в военном деле. Во время первой же стычки с противником они бежали с поля боя.

 

Оборона всей линии восточной границы в подобных условиях была невозможна. Поэтому роль пограничных контингентов сводилась лишь к защите стратегически важных крепостей и крупных городов. Сельские районы оставались беззащитными, жившее там, преимущественно армянское и сирийское, население становилось легкой добычей сельджуков. Местные жители - армяне и сирийцы, убедившись в неспособности императорских войск противостоять нападениям тюрок, стали относиться к византийским военным крайне враждебно. В связи с этим, у командования пограничных фем появились проблемы со снабжением войск продовольствием и даже с беспрепятственным сообщением со столицей.


В результате реорганизации системы военных командований изменилась вся организационная структура византийских вооруженных сил. Боеспособные регулярные формирования из провинций были перемещены к Константинополю, где отныне постоянно находилась крупная группировка войск. Часть этих сил могла быть направлена на Восток или на Запад, в зависимости от внешнеполитической ситуации. Однако контингенты пограничных провинций, которые и до этого испытывали значительные трудности, полностью лишились поддержки регулярных войск. Одними гарнизонами крепостей, этериями военачальников и немногочисленными отрядами наемников удержать протяженную линию византийской границы было невозможно.Уже к 1065 г. система обороны Византии на Востоке оказалась дезорганизована, а сопротивление противнику оказывали лишь в некоторых районах (Антиохия, Эдесса, Иверия)......

 

Внешнеполитическое положение Византии в начале правления Константина Х было достаточно стабильным, но уже через несколько лет обстановка на границах стала угрожающей. С начала 60-х гг. империи пришлось вести непрерывную войну сразу на трех направлениях - на Востоке, на Балканах и в Южной Италии. Противники Византии не ограничивались грабительскими набегами на приграничные районы, они перешли к территориальным захватам. В Южной Италии норманны постепенно вытеснили византийские войска из Калабрии и Лукании. Под контролем императорских сил оставались лишь хорошо укрепленные приморские города на юго-востоке Апеннинского полуострова. На Балканах с огромным трудом удалось отразить нападение торков (1064 г.), причем контингенты пограничных фем на Дунае понесли огромные потери. В связи с ослаблением византийских сил в данном регионе, жившие к северу от Дуная и в Добрудже печенеги начинают нападать на Македонию и другие западные фемы империи.

 

Однако наиболее сложная обстановка складывается на Востоке. Сельджуки нарушили ранее заключенное с Византией перемирие и перешли к активным военным действиям. К 1067 г. система обороны восточных границ империи рухнула окончательно. Были потеряны территории фем Васпуракан, Великая Армения, Тарон, большая часть Месопотамии. Летом 1067 г. сельджуки взяли Кесарию Каппадокийскую, разграбили окрестности Антиохии и едва не захватили ее. Византийские авторы приводят длинный список фем, опустошенных набегами кочевников: Иверия, Халдия, Мелитина, Армениак, Каппадокия, Фригия, Галатия.

 

Подводя итоги правления Константина Х, можно констатировать, что для византийских вооруженных сил оно было поистине катастрофическим. Император и гражданское правительство нанесли по ним удар более сокрушительный, чем все враги империи вместе взятые. Первоначально избранный курс, обусловленный стремлением бюрократии ослабить политические позиции провинциальной военной знати, предусматривал лишь смену ключевых фигур в военном руководстве Византии. Однако постепенно он трансформировался в тотальное сокращение финансирования армии и численности войск. Возможно, определенную роль в том, что первоначальная политическая линия не была выдержана, сыграла смерть патриарха Константина III Лихуда и раскол в ближайшем окружении императора. После 1064 г. все боеспособные регулярные формирования были отведены к Константинополю. Именно этим объясняется, что походы сменившего Константина X на императорском престоле Романа IV Диогена против сельджуков начинались в столичном регионе. Можно констатировать, что ликвидация системы территориальных военных командований (фем) на Востоке произошла не после битвы при Манцикерте (1071 г.), а уже к концу правления Константина X Дуки.

 

 

Развилка.

 

Как видите, коллеги, развилок возможно несколько. От варианта "Исаак Комнин не заболел на охоте" - но в этом случае и Пселл, и Дука остаются в приближении у императора и могут устроить новый заговор. На мой взгляд оптимальной является развилка с раскрытием заговора Пселла в тот момент, когда Исаак пошел на поправку. Заговоры как правило проваливаются из-за "нелепой случайности" или из-за того что кто-то проговаривается. В случае с Исааком - в момент когда император начал поправляться, Пселл реально "шел по лезвию ножа"; его основным козырем было то, что император доверял ему и патриарху Константину Лихуду; более надежные доверенные лица были "в разгоне" по провинциям - восстанавливали западную группировку войск или проводили редукцию казенных имений; императрица Екатерина (дочь последнего царя Болгарии Иоанна Владислава) очевидно растерялась. Если бы в столице находился... нет, не брат императора Иоанн (тогда заговорщики действовали бы иначе), но хотя бы его жена Анна Далассина, способная ободрить и направить императрицу - женщины императорской семьи были бы способны произвести то самое минимальное воздействие. И как в РИ какой-то рыбак спас Дуку от заговорщиков, так и здесь какой-то офицер варанги со товарищи накрыл бы с поличным Константина Дуку на императорском троне до его официального провозглашения.

 

Такая развилка хороша тем, что "взятие с поличным" заговорщиков обеспечивает полный разгром "столичной бюрократии". Исаак Комнин разгромил группировку Льва Параспондила ("партию Феодоры") опираясь на группировку Пселла - Ксифилина - Лихуда (старую "партию Зои"). Раскрытие заговора приведет к тотальному разгрому и "партии Зои" - полетят головы не только Константина Дуки, но и всей группировки Пселла. В итоге произойдет полное "обновление государственого аппарата" - львиная доля правительственных постов окажется в руках людей, не принадлежащих к константинопольской наследственной чиновной элите, преимущественно нотариев восточных фем.

 

Я не уверен, что смерть Исаака в монастыре не ускорили ядом (заговор 1060 года показал что и в монастыре он опасен), но даже если Исаак I Комнин умрет, как и в РИ, в 1061 году - его преемником (уже без вариантов) станет его брат, куропалат Иоанн Комнин, доместик запада, в РИ воссоздавший с нуля "западную группу войск" и оставивший в Болгарии "память выдающегося правителя". Курс реформ Исаака будет продолжен, и "откат" уже невозможен - не только из-за того что Комнины сохраняют власть, но и потому что в правительстве уже преобладают люди, преданные "новому курсу" и заинтересованные в его проведении. После смерти Иоанна II Комнина в 1067 году императором станет его старший сын Мануил I Комнин - в РИ доместик востока при Романе Диогене, умерший от дезинтерии накануне Манцикерта. И даже если ранняя смерть сразит Мануила как в РИ (что вовсе не обязательно, ибо будучи императором, он уже вряд ли употребит в походе заразную воду) - уже совершеннолетним будет его младший брат, всем известный Алексей Комнин. Но главное - что при всех троих - Иоанне, Мануиле и раннем Алексее - фактическим соправителем будет Анна Далассина. Уж эта дама власти не упустит точно - в РИ вся интрига, приведшая к власти Алексея Комнина, и сплочение вокруг него обширной партии военной знати - были делом рук Анны. И она же полновластно правила империей в страшные 1080ые -1090ые годы, когда страна стояла на грани гибели и Алексей метался по походам, лишь изредка появляясь в столице. Первые "реформы Алексея Комнина" фактически прошли под "оперативным руководством" его матери.

 

Таким образом преемство династии, традиции и политики от самой развилки - твердо обеспечено. Это будет "век Комнинов" - не только начавшийся раньше на 20 лет, но и более блестящий. Чего не свершит эта славная династия, имея регулярную армию "по системе Болгаробойцы", а так же экономические и людские ресурсы целой ромейской Малой Азии, непорушенной турецким нашествием?

Edited by Georg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Всё одно Рим и Мекку не захватят....

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Всё одно Рим и Мекку не захватят....

Их главная "сверхзадача" в последующие 40-50 лет остановить нашествие сельджуков и удержать хотя бы основную часть Малой Азии и возможно Антиохию в Сирии, - остальное потом приложится.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Таким образом преемство династии, традиции и политики от самой развилки - твердо обеспечено. Это будет "век Комнинов" - не только начавшийся раньше на 20 лет, но и более блестящий. Чего не свершит эта славная династия, имея регулярную армию "по системе Болгаробойцы", а так же экономические и людские ресурсы целой ромейской Малой Азии, непорушенной турецким нашествием?

Может Пселу "персик" заслать? -Обойдется АИ история уж как-нибудь без его "Краткой истории" и "Хронографии", - судьба Империи важнее!

 

А Комнины в самом начале 1060-х гг. осознают ли опасность появления на восточных рубежах "народа незнаемого"? - "Послезнания" ведь у них нет... ИМХО скорее всего Исаак, подавив заговорщиков, сконцентрируется на защите рубежей Дуная от печенегов и возможно обороне того, что осталось в Италии от норманов (в РеИ Бари окончательно пал только в апреле 1071 г., так что думаю, если Исаак все еще будет у власти, а товарищи норманы покусятся на имперские владения в Италии, их, скорее всего, ожидает много интересного в лице западной полевой армии империи во главе с Иоанном Комниным), ясно, что на сельджуков он отреагирует конечно, но скорее всего не сразу.

 

P.S. Коллега Georg,  а какие у вас планы на дочь Исаака, - Марию? - Она жива на момент развилки? - Если я ничего не путаю, Псел вроде бы упоминал, что это была девушка необыкновенной красоты, но вот замуж так и не вышла.

 

 

 

Edited by magister militum

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Может Пселу "персик" заслать? -Обойдется АИ история уж как-нибудь без его "Краткой истории" и "Хронографии", - судьба Империи важнее!

Без историй и хронографий обойдется, но еттот персонаж задал весь тренд развития философии в Византии, практически в одно лицо реанимировав позднеантичный неоплатонизм, восстановив (руками Константина Мономаха) Константинопольскую Академию и составив ее программы по математике, физике, астрономии.... "Перспективные исследования" в которых начали именно его ученики и именно с его подачи.

Но на момент развилки свой вклад в науку он уже внес, так что..... При описанном мной варианте развилки Пселла - как монаха - законопатят в захолустнейший провинциальный монастырь, где бедняга-энциклопедист, в окружении монахов "крестящихся, услышав имя Платона" помре от лютой тоски.:grin:

 

А Комнины в самом начале 1060-х гг. осознают ли опасность появления на восточных рубежах "народа незнаемого"? - "Послезнания" ведь у них нет...

У них есть текущее собственное знание.

 

Военная верхушка востока уже точно оценила сельджуков как серьезного противника, и на 1060 год они для Византии никак не "народ незнаемый". Первое серьезное вторжение турок на территорию империи имело место еще в 1047 году; во главе с сыном султана Кутулмышем; тогда катепан Ивирии и Ани Катаклон Кевкамен и катепан Васпуракана Аарон Комитопул разгромили турок силами своих дукатов. Но уже в следующем, 1048 году последовало более крупное нашествие во главе с другим Сельджукидом - Ибрагимом Иналом. Скилица называет численность турок в 100 000, хотя цифра и не вызывает доверия. Против нее выступали войска катепантов Ивирии-Ани (Катаклон Кевкамен), Васпуракан (Аарон Комитопул), Месопотамия (Григорий Магистрос Пахлавуни) и грузинское войско князя Липарита Орбелиани. Эта армия была разгромлена турками при Басеане, Липарит попал в плен, турки дошли до Феодосиополя, разорив Армению. Уже этот разгром явно заставил бы ромеев уважать турок; тем более что Кевкамен Исааку Комнину близкий друг, а Аарон Комитопул так вообще шурин.


Разница была в том, что на востоке в отличии от времен Диогена еще существовала регулярная полевая армия. В 1048 она не успела помочь войскам катепанатов, так как лучшие части были вызваны на Балканы против печенегов; но  в следующем 1049 году ромеи нанесли ответный удар. Византийская армия, возглавляемая фаворитом Константина Мономаха евнухом Никифором (полевая армия востока плюс войска катепанатов Месопотамии, Ивирии-Ани и Васпуракана) при поддержке присланных Багратом IV грузинских отрядов вторглась в персидский Азербайджан и разорила его до Тебриза и Мараги, причем турки отступили и уклонились от битвы; на обратном пути Никифор осадил Двин, завассалил Двинского эмира и взял у него сына в заложники.


В 1054 году в византийскую Армению пришел сам султан Тогрул во главе всей своей армии. Армянский хронист Матвей Эдесский пишет о "бесчисленном как песок множестве воинов" султана; нашествие затопило огромную территорию. Как раз перед этим византийская армия была разгромлена печенегами при попытке отвоевать Паристрион; Константин Мономах не мог быстро собрать большую армию для отражения нашествия. Султан продвинулся до самого Феодосиополя (Эрзерум), передовые часть продвинулись до Пайперта (Байбурт) в феме Халдия. Но ряд отдельных отрядов турок был разгромлен (особенно интересен их разгром под Пайпертом, где это сделал отряд пешей варанги, прижав турок в узкой долине). Восточные катепанаты еще имели достаточно войск чтобы не только удержать все ключевые города и крепости, но и наносить туркам локальные поражения. Так и не решившись осадить Феодосиополь, султан с главными силами отошел к Манцикерту, который штурмовал с применением гигантских стенобитных машин, метавших глыбы "в 60 фунтов". Но возглавляемая стратегом Василием Апокапом оборона Манцикерта оказалась очень действенной; сельджукские катапульты были уничтожены греческим огнем. В итоге турки отступили из Армении, разорив страну, но так и не захватив ни куска территории, ибо все ключевые крепости устояли. После этого вторжения Константин Мономах, заключив мир с печенегами, и сосредоточил в Колонии постоянный контингент регулярной полевой армии для поддержки армянских катепанатов - который и взбунтовался под предводительством Исаака Комнина.

 

После этого серьезных вторжений (мелкие набеги успешно отбивались силами катепанатов) не случалось до мятежа Исаака Комнина, приведшего его к власти. К этому моменту фронт увеличился, ибо турки уже завладели Ираком и могли нападать на империю южнее Армении. Воспользовавшись отвлечением восточных войск на мятеж, турки предприняли глубокий грабительский рейд на византийскую территорию до самой Колонии, и на обратном пути захватили и разорили один из важнейших ромейских городов на Ефрате - Мелитену (кроме цитадели). Но из участников этого рейда не уцелел ни один - вернувшиеся после воцарения Комнина восточные войска разгромили их при Мормеане, отняв всю добычу и полон, а армянские горцы Сасуна, через который отступали остатки турок, устроили в горах засаду и перебили всех до единого. Больше при Исааке Комнине серьезных вторжений не было.


ИМХО всего вышеописанного достаточно - для ромеев турки-сельджуки уже отнюдь не "народ незнаемый",  с ними уже по крупному и неоднократно сражались, причем с переменным успехом, знают их сильные стороны. Но ИМХО действия Исаака Комнина на востоке как раз совершенно адекватны - двух группировок полевой армии востока в совокупности с войсками катепанатов реально достаточно для прикрытия сельджукской границы. Впечатление некой ужасно-страшности турок-сельджуков исходит из Манцикерта и всего что за ним последовало; но на момент Манцикерта в РИ нет уже ни регулярной армии востока, ни войск катепанатов (кроме Антиохийского и Халдийского, который и после Манцикерта держали оборону своих регионов лет 10 в полном турецком окружении). Роман при Манцикерте сражался со сборной солянкой наемных отрядов (от печенегов до нормандцев) и остатков полностью утративших боеспособность малоазийских стратиотов. При наличии той армии, что была при Исааке Комнине (и с учетом того его воссоздания, что пройдет в результате его реформ) турки - серьезный противник, но никак не "ужас, ужас, ужас".

 

Если Сельджуки захватят Египет, и, опираясь на его ресурсы..... то да, вопрос сведется к "удержанию Малой Азии", шансов отстоять Армению практически  не остается, когда Египетские Сельджуки будут бить из Сирии в Киликию и Каппадокию. Но Крестовый поход все расставит по местам. А в дальнейшем - насколько ромейская Малая Азия меняет ситуацию в ближневосточных раскладах XII века думаю понятно.

 

если Исаак все еще будет у власти, а товарищи норманы покусятся на имперские владения в Италии, их, скорее всего, ожидает много интересного в лице западной полевой армии империи во главе с Иоанном Комниным

ИМХО шансов удержать "имперские владения в Италии" здесь практически не остается. На момент прихода Исаака к власти Апулия уже нормандская, ромеи удерживают Калабрию и Салентину ("носок и каблук сапога"). Закончив с дунайской границей, Исаак скорее всего пошлет армию в Италию, и она скорее всего прижмет нормандцев.... но в 1064 последует нашествие торков (судя по описаниям современников - проломивших дунайскую границу на всем протяжении от гирл Дуная до Железных ворот) и армию из Италии придется отозвать. А когда справятся с торками - товарищ Алп-Арслан развяжет новую войну на востоке, и резервы придется перебросить туда. В дальнейшем на Италию просто не останется резервов, и нормандцы доедят ее, разница лишь в сроках....

 

а какие у вас планы на дочь Исаака, - Марию?

Да вот не знаю. С одной стороны не Порфирогенита, но с другой - дочь императора и внучка царя Болгарии...Смотрел женихов на западе, но там первыми претендентами на руку ромейских принцесс выступали обычно кайзеры, а тут Генрих IV еще мелкий. Был еще вариант с Белой I, но вроде по срокам не сходится.

 

А за кого из "своих" ромейских могли отдать Марию - искать информации мало.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А можно поподробнее по крестовому походу и дальнейших раскладах?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А можно поподробнее по крестовому походу и дальнейших раскладах?

Сегодня еще не готов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Здравствуйте коллега Георг. Рад вашей новой теме.

Очень много информации, но очень интересно. К сожалению данный период для меня малознаком. И в то же время внимательно прочитав перипетии царствования Дуки, нашел очень много аналогий с недавним прошлым в том числе нашим. Любая катастрофа государства начинается с резкого и зачастую немотивированного унижения боеспособной армии. (Деникинские мемуары даже не дочитал, так они походили на события начала 90 ых) И самому, еще молодому офицеру пришлось искать себя в новой жизни. Все мы были очень востребованы, но пошли разными путями. 

Так и тогда, Дука дореформировался до бегства элитных слоев армии. И что характерно, это возраст 30-35 лет. Так же как в начале наших 90 ых.Тем боле тогда у них был гарантированный боевой опыт.

В то же время упомянуто, то напряжение в обществе, которое возникло при  увеличении налогового бремени. Желание укрепить финансы приемлимо и понятно, но переход черты, когда народ впадает в бедность, чревато бунтом и прежде всего бунтом среднего класса, который собственно та курица несущая бюджетные яйца.

В вашем варианте император, волей неволей должен найти приемлимый баланс между укреплением армии и легитимностью источников финансирования. Сам или с помощью какого либо финансового гения ( средневекового Ялмара Шахта:grin:

Возможно вы найдете кандидата, недостаточно замешанного в интригах, и не являющегося безусловной креатурой какой то группы аристократов. По любому, это одна из ключевых фигур рядом с альтимператором.

Вы подробно описали диспозицию на границах империи и совершенно справедливо отметили, что шансов уцепиться за южную Италию мало. Тем не менее какие то плацдармы на кончике сапожка наверно оставить можно?

Совершенно очевидно, что наличие пограничных формирований и двух групп войск по обе стороны от Босфора придадут устойчивость конструкции, но это армия обороны. Сможет ли император создать и главное содержать, хотя бы некоторое время ударный подвижный корпус где то в районе Вифинии или Эфеса?

Это даст ему возможность купировать любой прорыв как на Западе так и на Востоке. Вы упоминали ближайшее серьезное нашествие торков. Причем замечу, что создание такого резерва насущная необходимость, а не послезнание. Наличие такой силы, предотвратит размазывание войск вдоль границ и даст возможность кратно увеличить усилия на конкретном направлении. При положительном решении, на это может уйти до 2=3 лет, причем сделав это подразделение приоритетным, Комнин может перетянуть туда костяк среднего офицерского звена, обеспечив немалую боеспособность.

А потом, как не грустно но, легионы должна кормить война. Или иными словами говоря, нужно искать поблизости источник финансирования. Опять же не силен в теме, но есть ли вариант самим взять Сирию и Иудею. Все таки там богатые провинции. Или я что то напутал?

Кстати просьба, для читабельности и привлечения масс ( не все или точнее, почти никто не плавает в  том времени как вы), дайте карты на момент развилки и обозначьте соседей и группировки войск, причем давайте двойное наименование, чтобы не блукать по источникам.

Удачи вам и всего доброго.:good:

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Да вот не знаю. С одной стороны не Порфирогенита, но с другой - дочь императора и внучка царя Болгарии...Смотрел женихов на западе, но там первыми претендентами на руку ромейских принцесс выступали обычно кайзеры, а тут Генрих IV еще мелкий. Был еще вариант с Белой I, но вроде по срокам не сходится.   А за кого из "своих" ромейских могли отдать Марию - искать информации мало.

 

Может тогда за кого-то из русских князей? (Та же "Мономахиня", мать Всеволода "Большое Гнездо" и т.д.) - Ну или как вариант поискать среди ромейских полководцев "перспективного парня", что бы "привязать" его к императорской семье...

В дальнейшем на Италию просто не останется резервов, и нормандцы доедят ее, разница лишь в сроках....  

 

А почему сразу-то "доедят"? Ну выведут армию, но флот то останется, не думаю, что при профессиональном военном Исааке Комнине он загинет, по любому будет сильнее реала - можно "анклав" в Бари держать, подбрасывая подкрепления из Диррахия... Плюс ЕМНИП там вроде бы еще при "Болгаробойце" договор с Венецией был, что венецианские товарищи в обмен на торговые льготы и снижение пошлин обязаны предоставлять свой флот Империи ив любое время для переброски имперских войск в Италию, что мешает  Коминным его малость "модифицировать" в изменившихся условиях и скажем попросить венецианцев подмогнуть в обороне и удержании Бари скажем наемниками и "добровольцами"?

Edited by magister militum

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А нормандцев на 1060ый в Южной Италии уже много? Если их "прижать", смогут продолжать?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Некие  схоластические  вопросы, основанные  на  том, что  я  мягко  говоря  не  специалист.

Итак, насколько  я  понимаю, в  10  в. в  империи  начался  серьезный  конфликт  между  местной  знатью, стремившихся  подмять  под  себя  крестьян  и  не  платить  налоги  со  своих  владений, и  гос. аппаратом, который  существовал  за  счет  сбора  налогов, но  был  уязвим  к  коррупции. При  этом  внутри  гос.аппарат  шло  разделение  на  военных  и  гражданских. С  другой  стороны  освобождение  своих  земель  от  налогов (де-юре  или  де-факто) служило  важным  фактором  их  расширения  за  счет  крестьян, которые  отдавались  под  покровительство  феодала  именно  в  поисках  покровительства.

В  реальности  многие  крупные  землевладельцы  были  крупными  чиновниками  или  военными, а  многие  крупные  чиновники  и  военные  становились  ими. И  все  они  стремились  расширить  свои  владения  в  том  числе  и  получая  освобождения  от  налогов.

В  этих  условиях  Василий  Болгаробойца  сумел  уничтожить  наиболее  крупных  землевладельцев  и  временно  остановить  процесс.

Но  его  преемники  все  равно  были  вынуждены  раздавать  документы (хрисовулы)  с  освобождениями  от  налогов  в  обмен  на  поддержку (в  том  числе  и  финансовую).

В  итоге  налоговая  база  империи  значительно  сокращается. И  тут  нужно  на  чем  то  экономить. Поскольку  обойтись  без  гос.аппарата (чиновников) в  системе  управления  нельзя, а  без  армии (в  мирное  время)  можно, то  экономить  начинают  именно  на  армии.

Комнины  сумели  временно  справиться  с  этим  процессом  за  счет  того, что  создали  мощный  блок (примерно  15  фамилий) которые  получили  с  одной  стороны  землю (и  освобождения  от  налогов) с  другой  стороны  высокие  посты (с  учетом  родовитости)  и  стали  надежной  опорой  новой  власти. Кроме  того  угроза  полного  распада  империи  явно  прочистила  мозги  товарищам  на  местах.

Но  затем  усилившись, эта  же  феодальная  знать  при  Ангелах  сначала  прекратила  платить  налоги (оставив  правительство  без  денег  и  армии) а  затем  растащила  страну  на  части.

Итак, здесь  пока  что  нет  такого  сильного  испуга  как  реальная  угроза  гибели  империи. 

Сумеют  ли  Комнины  в  таком  случае  достаточно  прижать  местную  знать, что  лишить  ее  налоговых  привилегий  и  заставить  платить  налоги?

И  каким  путем. Путь  террора  как  у   Фоки- это  крайне  опасно  и беперспективно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Если Сельджуки захватят Египет, и, опираясь на его ресурсы..... то да, вопрос сведется к "удержанию Малой Азии", шансов отстоять Армению практически  не остается, когда Египетские Сельджуки будут бить из Сирии в Киликию и Каппадокию. Но Крестовый поход все расставит по местам. А в дальнейшем - насколько ромейская Малая Азия меняет ситуацию в ближневосточных раскладах XII века думаю понятно.

 

 

А если подмогнуть  Фатимидам "ограниченным контингентом"? - Прозвучит конечно дико, но с другой стороны есть ведь "реаль политик" - "враг моего врага мой друг" и т.д. и т.п., тем более, что опыт ограниченного взаимодействия с одними мусульманами против других у ромеев имеется, ну или, например, "удачно уловив момент", когда Египет начнет колапсировать под сельджукским напором, с помощью флота отжать скажем Александрию, тот же Тир или Бейрут, и после этого периодически покалывать сельджуков с помощью морских экспедиций уже в  через них? 

С другой стороны, если грамотно продержаться до РеИ смерти Мелик-шаха в 1092 г., после чего началась свара между его сыновьями, то товарищи сельдужки в конце XI в. детерминистично посыпятся сами собой, а иметь дело с их разрозненными султанатами будет уже куда проще...

 

Edited by magister militum

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну  если  Византия  здесь  сильнее, то  сельджуки  соответственно  слабее, так  что  как  и  в  РИ  Фатимиды  уцелеют. К  тому  же  ограниченный  контингент  это  конечно  звучит  не  ахти, но  вот  скооперироваться  с  теми  же  Фатимидами  и  наносит  удары  по  владениям  Сельджуков  когда  те  атакуют  Египет  и  наоборот-вполне  логично, на  мой  взгляд.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А нормандцев на 1060ый в Южной Италии уже много? Если их "прижать", смогут продолжать?

после битвы при Чивитате https://ru.wikipedia.org/wiki/Битва_при_Чивитате их уже сложно выковырнуть. Единая могущественная Византия - сможет, но с трудом.

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Если Сельджуки захватят Египет,

Но как?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

ля читабельности и привлечения масс ( не все или точнее, почти никто не плавает в том времени как вы), дайте карты на момент развилки и обозначьте соседей и группировки войск, причем давайте двойное наименование, чтобы не блукать по источникам.

вот текущие карты (много).

если коллега Георг поможет инфой - готов обозначить на какой-то из них группировки

 

Византия 10-11 века

http://historyatlas.narod.ru/byzantium1050.gif

Сельджуки

http://historyatlas.narod.ru/east1050_1204.gif

 

Эгейский бассейн 1000 г

Map of the Aegean area in the year 1000

 

Византия 1000 год

Map showing Europe 1000 Southeast

Византия 1025 год

1280px-Map_Byzantine_Empire_1025-en.svg.

1280px-Byzantine_Empire_Themes_1025-en.s

Византия 1081

Byzantium1081ADlightpurple-1-%2BAntioch.

Византия 1100 год

Map showing Europe 1100 Southeast

Византия 1170

Byzantium1173.JPG

Войны с сельджуками

Byzantium_vs_Seljuk_c_1071.png

Aftermath_of_Manzikert.png

11_13th_century_Asia_Minor_Turkish_Invas

Италия

Multi-coloured map of Italy in 1000 AD

Multicoloured map of Italian peninsula, showing smaller states

Multicolored map of 12th-century Italy

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Для того чтобы плодились крупные землевладения недостаточно наличия алчности у сильных мира сего.

Для этого нужны экономические причины. Конечно можно добавить и политических как например с коллективизацией. Но экономические важней.

Если остановится на экономических, то с одной стороны должен расти спрос на зерно и пр., с другой стороны спрос этот должен быть не со стороны ремесленников живущих в ближайших городах. Потому что самим местным ремесленникам, для того чтобы они могли платить за "зерно", необходим массовый покупатель их продукции.

Вывод:  "зерно" куда-то вывозилось в обмен на предметы роскоши ввозимые из-за границы, то есть кто-то победил византийских ремесленников, кто-то экономически победил византийский город и превратил Византию в аграрный придаток.

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

"зерно" куда-то вывозилось в обмен на предметы роскоши ввозимые из-за границы,

насколько я помню, как раз Византия экспортировала "предметы роскоши"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Коллега Georg, а давайте сделаем приятное коллеге Крысолову и упомянутую дочь-красавицу Исаака I Комнина и внучку последнего болгарского царя - Марию "свет Исакиевну", возьмем да и выдадим замуж за Ростислава Владимировича Тмутараканского (ЕМНИП в крещении вроде носившего имя Михаила) ?! - В РеИ он как раз женился где-то в конце 1050-х - самом начале 1060-х гг. (по утверждению Татищева на Ланке - одной из дочерей венгерского короля Белы I), а что, - он парень явно "не промах", что называется "палец в рот не клади", вот и "окрутим его красной девицей",  так сказать немногим ранее чем РеИ, с историей Олега Гориславича и Феофано Музалониссы, "просто и со вкусом" "приведем под руку Империи" Тмутаракань. :grin: 

 

Какие бы у него [Ростислава] не были бы "упоротые" дядьки-"грекофобы" от такого предложения и они должны будут в восторг прийти, - "варвары" всех наций и времен подступая к цитаделям цивилизации всегда требовали примерно одного и того же, - земель, недоступных ранее материальных благ и девиц царской кров в жены своим вождям (и наши предки не исключение), почему бы и тут не провернуть подобную же "операцию"? - Получаем Тмутаракань, способного вояку княжеского рода (понятное дело должен будет признать себя вассалом Империи и стать "архонтом Руссии"), которого можно затем использовать и в качестве "боевого хомяка" на полях сражений и в  интригах на Руси, если будет желание, опять же  у него потомство неплохое (как никак предок Ярослава Осмомысла) - Ростислав наплодил трех довольно активных сыновей, вот и пополним Комниновскую "большую семью" способными отпрысками - "профит"!

 

P.S, Интересно, что и РеИ, предположительно, потомки Ростислава таки породнились с Комниными, - внучка Ростислава, - Ирина Володариевна (дочка его сына Володаря Ростиславовича) была выдана замуж за третьего сына Алексея I Комнина - севастократора Исаака (по другой версии его супругой стала грузинская княжна Екатерина, дочь Давида IV) и стала матерью известного Андроника I и возможно второй жены Юрия Долгорукого (матери Всеволода Большое Гнездо)...

Edited by magister militum

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Смотря когда.

Но крупное землевладение говорит само за себя.

Кроме советской коллективизации можно рассмотреть это на примере истории рабства в США. В конце XVIII стало невыгодно выращивать на плантациях табак и всякие там вашингтоны стали отпускать рабов на волю, раздавать им в аренду землю и т.д.

Появился хороший спрос на хлопок и рабство снова стало в моде, пусть не во всех штатах. 

Очевидно для роста крупного землевладения нужен массовый вывоз сельхозпродукции за границу и нужно слабое сопротивление этому процессу местного городского капитала.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

вот текущие карты (много). если коллега Георг поможет инфой - готов обозначить на какой-то из них группировки  

Спасибо коллега. Теперь автору надо бы выбрать каноническую на момент развилки и определить и группы войск и погранцов и может быть какие то экономические моменты (районирование и потоки товарооборота к примеру). Для развития темы это очень полезно.

Я написал ночной отзыв не зная, что дискуссия началась раньше, потом посмотрел по ссылке обсуждение Латыниной. Понял, что Георг тоже склоняется после урегулирования текущих дел, основное направление экспансии на Сирию, Иудею Египет, что вполне логично на мой взгляд. В Европах пока ловить нечего, да и силенок не хватит, разве только плацдармы на будущее оставить.

Еще интересно как будет проходить рехристинизация утраченных сирийских и палестинских земель. Есть ли там возможность восстановления вероисповедания в прежних объемах?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

упомянутую дочь-красавицу Исаака I Комнина и внучку последнего болгарского царя - Марию "свет Исакиевну", возьмем да и выдадим замуж за Ростислава Владимировича Тмутараканского

За какие заслуги? Это мало того что варвар, так еще ж и нищеброд.

Хотя печально - так можно было бы переиграть Нежатину Ниву и полностью изменить порядок наследования на Руси.

Но как?

Коллега Георг прав - если отдать всю ту шайку-лейку что ушла в Анатолию Тутушу - он вполне завоет Египет. Другое дело что после смерти Мелик-Шаха он может не погибнуть, а, опираясь на ресурсы Египта, затянуть гражданскую войну... Гм. И если в самый ее разгар придут крестоносцы с регулярными тагмами... Надо думать.

Сегодня еще не готов.

Ждем, коллега. Очень ждем.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Вот все думаю по поводу итальянских раскладов - ИМХО навалять норманам в начале 1060-х для сохраняющего власть Исаака Комнина не такой уж и нереал, - если уж в РеИ это почти сумела сделать "подразобранная" Константиноим Дукой армия в 1060-1061 гг, не только почти отвоевавшая Апулию, но и даже осадившая нормандсую "столицу" Мельфи, - ЕМНИП Гвискару тогда пришлось в экстренном порядке отзывать из Калабрии братца Рожера и почти полгода выбивать ромеев обратно...Если в АИ в Италии в 1060 г. высадится нормальное подготовленное и мотивированное войско во главе с замечательным Иоанном Комниным, думаю  он и братьям наваляет по первое число и Мельфи-таки возьмет... Эх еще бы Аргира на место катепана вернуть в Бари  (в РеИ он покинул имперскую службу в 1057 г. еще при Михаиле VI)  - непонятно почему Исаак, в тот небольшое промежуток времени, когда в РеИ был императором, обратно его на службу не вернул? - Предположительно Аргир умер не позднее 1068 г., так что вполне мог бы еще и послужить  Исааку и Империи в Италии...

 

В 1064-1068 гг. у итальянских норманов (если они все же выживут после встречи с армией Иоанна) должны детерминистично начаться внутренние разборки на почве мятежа вассалов Гвискара, возглавленных его племянниками - сыновьями Отвиля, - в РеИ ромеи под это дело засоюзившись с оными бунтарями сумели почти ничтожными силами вернуть обратно Брундизий и Орию с Тарентом, а уж в данных АИ раскладах можно будет императору Исааку вообще нейтрализовать Гвискара и КО на долгие годы, особенно если помощь его бунтующим племянникам со стороны Империи будет не символической, а полноценной, - молодых Отвилей, кстати вполне можно будет привлечь на имперскую службу в случае успеха, грамотными посулами и пожалованиями, можно и даже "завассалить" наверное будет...

Edited by magister militum

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

навалять норманам в начале 1060-х для сохраняющего власть Исаака Комнина не такой уж и нереал

вполне реал

но вот выгнать их совсем без болього войска не получится - в этом клоповнике против усилившихся византийцев мигом все объединятся.

Тем более, что в этом случае часть нормандцев не переключится на Сицилию

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

но вот выгнать их совсем без болього войска не получится - в этом клоповнике против усилившихся византийцев мигом все объединятся. Тем более, что в этом случае часть нормандцев не переключится на Сицилию

 

 

В активе для "добивания" норманов проглядываются, как минимум, еще 2 "реперные точки", если уж так хочется продлить для Империи неприятности с их стороны - 1069-1071 г. героическая оборона Бари катепаном Стефаном Патерном, - уж если в тех условиях он смог у Романа Диогена кое какой флот выпросить, то уж тут-то наследники Исаака должны нормальную флотилию с войском прислать, ну и собственно широко известный РеИ поход Гвискара на Балканы в 1081-1082 гг. с эпичной битвой у Диррахия с войсками Алексея I Коминина, в данном АИ случае, вполне может быть "перелицован" под высадку в Италии сильного имперского войска во главе с самими императором для, так сказать, "окончательного решения нормандского вопроса"...

 

ИМХО "идеальным" вариантом, для всех, на мой взгляд, было бы силовое выдавливание Империей нормандцев с Апеннин на Сицилию, чтобы они там долго-долго колупались, в конце-концов ее таки покорив остров, но за это время присмирели и "успокоились", поняв, что с Империей воевать себе дороже и в конце-концов, к обоюдному удовольствию, договорятся с ромеями о "принципах сосуществования" на соседних территориях... Ну а насчет итальянского "гадюшника", - ну так ромеям и не превыкать, как говорилось в фильме про похождения товарища Сухова - "давно здесь сидим"...

Edited by magister militum

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now