Учебный пулемёт образца 1911 года.


43 posts in this topic

Posted

Часть I.

 

Большинство образцов стрелкового оружия, принятых Русской армией, были результатом реализации длительных программ по целенаправленному поиску оптимального решения (возможно, не всегда удачного) и в любом случае заказчик точно представлял, что он желает получить. За одним, но ярким исключением.

История этой тихой оружейной революции началась в 1909 году, когда капитан Владимир Рейнталь был назначен командиром пулемётной роты 100-го пехотного полка, 25-й пехотной дивизии. Участник русско-японской войны, прошедший тяжелые бои под Мукденом (в том числе, один из выживших офицеров, защищавших редут №5 в бою 22 февраля), Владимир Ричардович оказанное ему доверие ценил высоко, и за подготовку вверенной роты взялся основательно. И немедленно столкнулся с проблемой острой нехватки патронов…

Для тренировки пулемётной команды нужно много патронов, очень много. Пулемётчики должны расстрелять тысячи и тысячи патронов, чтобы уверенно, рефлекторно действовать в бою, не теряя времени. Но патроны стоят денег, а пулемётных команд в роте больше одной – отведённого на учёбу норматива едва хватало, худо-бедно научить основам обращения с пулемётом. Второй непреодолимой проблемой, встала большая дальность стрельбы пулемётов. В относительно густонаселённых окрестностях Витебска сыскать полигон безопасных размеров не представлялось возможным, поэтому роте приходилось сначала совершать утомительный марш, в сторону Орши, до артиллерийского полигона и только затем приступать к упражнениям. Всё это не способствовало быстрому освоению личным составом премудростей обращения с пулемётами и являлось предметом постоянной тревоги командира. Регулярно направляемые им рапорты неизменно возвращались с резолюцией «в парках дивизии резервов по патронам нет». Точности так же не получали ход и его запросы о разработке учебного инвентаря и приспособлений для тренировок расчётов, на них попросту не приходило никаких ответов.

Неизвестно, как бы дальше сложилась судьба капитана Рейнталя, если бы не его пистолет, в котором присутствовал скрытый заводской дефект. Небольшая, не больше песчинки, крупица шлака попала в отливку, из которой были выделаны детали для многих сотен пистолетов, и имелось гораздо больше шансов на то, что этот крошечный изъян уйдёт в стружку. Однако злосчастная примесь попала в тот кусочек металла, который стал шепталом пистолета, владельцем которого являлся Владимир Ричардович. К сожалению, история не донесла до нас заводской номер пистолета, несомненно, достойный увековеченья. С каждым выстрелом вокруг крупицы в металле возникали микроскопические трещины, постепенно ослабляя ответственную деталь, пока в феврале 1910 года, неизбежное наконец, не произошло – капитан как и всегда зарядил пистолет, собираясь попрактиковаться в тире, и едва он сделал первый выстрел, шептало раскололось, более не в силах удерживать курок, нагруженный туго сжатой боевой пружиной. Оставшиеся в магазине семь патронов, пистолет Владимира выплюнул менее чем за секунду, приведя стрелка в полное недоумение. Будучи отлично разбирающимся в оружии человеком (иначе бы и не получил он должность командира пулемётной роты, оружия относительно нового, сложного в устройстве и непростого в применении), Рейнталь быстро разобрался в причине необычного поведения пистолета и в тот же день починил его, в ротной мастерской. Однако то, как пистолет повёл себя, крепко засело в голову капитана и последующие несколько недель, всё своё свободное время он не вылезал из мастерской, стараясь воспроизвести полученный эффект, в более управляемом виде. Ведь в этой неожиданной короткой очереди ему явился ответ на все чаяния – способ удешевить тренировку расчётов!

Итогом многодневного труда стала жуткая на вид конструкция из сваренных встык пистолетных стволов, обрезка стальной трубы, непонятно где добытых пружин и нелепо торчащего сверху пистолетного магазина, перевёрнутого вверх тормашками, покоящаяся на списанном лафете. Спуск производился шнурком от солдатского вещмешка. Главным же было то, что странное сооружение работало – исправно, более или менее, выплёвывало по десятку пистолетных пуль в секунду и не подавало намерений убить стрелка. Очередной рапорт содержал, вопреки ожиданиям привыкшего к настойчивости своего подчинённого командира Островского полка, не просьбу, но решение – весьма грамотно оформленные чертежи и длинная пояснительная записка, детально обрисовывающая перспективы резкого уменьшения расхода дорогих винтовочных патронов при использовании данного аппарата в качестве учебного пулемёта. Не, разумеется, просьба в рапорте была, даже требование – выделить капитану Рейнталю средства и материалы на производство необходимого числа «учебных пулемётов», а также командировать в полк дивизионных техов, для доведения конструкции.

Обескураженный таким неожиданным поворотом сюжета, Витольд Флейшер, командир 100-го пехотного полка, снабдил рапорт своей резолюцией и отправил вверх по инстанциям, выбивать затребованное у вышестоящего начальства. В штабе дивизии начинание не нашло должной поддержки, но и не легло под сукно – дивизионное начальство сочло наилучшим, переложить бремя решения далее по иерархии, передав рапорт в ГАУ, им виднее. И вот уже там, изобретение было оценено по достоинству! Немедленно был издан приказ, командировать капитана Рейнталя Владимира Ричардовича  в Москву, для ознакомления Комиссии с предметом своего изобретательства и дальнейшего его усовершенствования. После демонстрации и знакомства с расчётами, Комиссия одобрила продолжение работ по теме «Учебного пулемёта» и предложила другому Владимиру – Фёдорову, совместно с капитаном Рейнталем разработать пригодную к массовому выпуску конструкцию.

Поначалу, стремясь предельно снизить стоимость изделия и цикла обучения, Фёдоров и Рейнталь попытались приспособить устройство под питание патронами .22LR кольцевого воспламенения, но очень быстро отказались от идеи, ввиду непрочности патрона, гильзу которого можно было нечаянно помять пальцами. Вернувшись к использованию пистолетного патрона, концепцию учебного пулемёта всё же кардинально пересмотрели – теперь он замысливался не как самостоятельная замена на время обучения, но только в виде дополнительного устройства к штатному пулемёту, по типу учебных пушек малого калибра, устанавливаемых на крупнокалиберные морские орудия для тренировок. Размеры и вес изделия вполне можно было довести до такого уровня, что его можно было крепить справа на кожухе пулемёта, перезаряжать его должен второй номер.

Во время разработки был сохранён принцип действия автоматики – свободный откат затвора, как обеспечивающий наименьшую сложность конструкции. Ленточное питание было отвергнуто сразу, как неоправданно усложняющее саму конструкцию, так и требующее разработки собственно ленты под пистолетный патрон. Ряд опытов показал, что оптимальной ёмкостью магазина будет 32 патрона – четыре пистолетные обоймы. Магазин большей ёмкости уже сложно снарядить, и потребуется разработка гораздо более дорогого барабанного или дискового магазина, что было нежелательно. После нескольких испытаний и без лишней волокиты устройство было принято на вооружение как «Пулемёт учебный образца 1911 года».

Не вполне удачное перевооружение на новую магазинную винтовку в недавнем прошлом, огромные – и в итоге, не оправдавшиеся – затраты на русско-японскую войну, наконец, брожение и хаос вспыхнувшей в 1905 году революции, совершенно не способствовали процветанию страны и любые средства экономии бюджета приветствовались. Особенно, если можно было подъэкономить на экономии. Патронные заводы и без того работали в три смены, стремясь компенсировать расход патронов в боевых действиях, а также насытить парки по новому штату, уточнившему количество боекомплектов на каждый пулемёт. Надо заметить, они оказались просто пожирателями патронов, и принятая до войны норма расхода и потребного запаса в парках оказалась чрезвычайно заниженной. Принимая во внимание и рост числа самих пулемётов в армии и флоте, легко представить, какой ад творился в бюро планирования ГАУ.

На этом фоне развёртывание производства не отставало в градусе сумбура от истории принятия на вооружение – зачастую, в полк присылались изделия с пометками «подогнать по месту» или другими, подобными. О какой либо унификации и взаимозаменяемости не было и речи, вполне нормальной считалась ситуация, если затворы двух учебных пулемётов в роте не подходили друг к другу. Всё это оправдывалось двумя факторами – снижением цены подготовки пулемётной команды и возможностью тренировки на обычных стрельбищах.

Схватившись за спасительный учебный пулемёт, как утопающий за соломинку, но вдруг ощутив под пальцами вполне надёжный плот, хоть и неладно скроенный, председатель Комитета не желал выпускать такой шанс из рук. По меркам начала ХХ века, тем более – для России, контракты на производство требуемого числа изделий были размещены по заводам с ошеломляющей быстротой. Дабы не перегружать казённые заводы выпуском учебного инвентаря, к производству привлекались частные предприятия и мануфактуры, на основе ценового конкурса. Оперативно были перераспределены и нормы выпуска патронов, в пользу некоторого увеличения выпуска более дешевых пистолетных. Для каждого 3,5’’’ пистолетного патрона требовалось намного меньше дефицитной латуни, меньше свинца, острая нехватка которого даже не покрывалась собственной добычей, мельхиор или купроникель, производство которого едва разворачивалось, не требовались вообще. Пистолетный порох был давно освоен в валовом производстве, и требовалось его также ощутимо меньше, тем более – для учебных патронов, не предполагавших длительного хранения, можно было использовать отбракованные партии пороха с коротким сроком жизни.

По упрощённой схеме строилась и логистика – так как патроны требовались исключительно для обучения, не было смысла долгосрочного хранения, поэтому патроны шли напрямую в парки типа «А», и изредка создавался некоторый запас в парках типа «Б». В основном же, патроны расстреливались, что называется – «с подводы».

По утверждённому штату в каждом пехотном полку полагалось иметь два учебных пулемёта при пулемётной роте. До конца 1912 года было выпущено приблизительно 500 единиц учебных пулемётов, этого количества хватало для комплектации основных пехотных полков, и в течение следующего года выпуск был завершен. Помимо этого, начиналось производство адаптированной под установку на ручные пулемёты модели, но этот опыт посчитали менее удачным, так как баланс оружия сильно нарушался, и ценность приобретённого стрелком опыта была невысока. После выпуска четырёх десятков экземпляров, производство учебного пулемёта для установки на ручные был отменён.

Экономический эффект от внедрения учебных пулемётов оказался в итоге заметно ниже, чем ожидалось, хотя определённая экономия средств и была достигнута. Дело в том, что винтовочные патроны имели ограниченный срок ранения, и через 10 лет они подлежали утилизации – расстрелом на полигонах. Тем более что неоднозначно встреченную в войсках новинку далеко не все командиры вообще использовали. Многие считали такой метод тренировки неверным, и, сдав учебный пулемёт на склад, продолжали обучение по старинке. В основном, новшество оценили те части, что испытывали, как и 100-й полк, трудности с выходом к артиллерийским полигонам – благодаря слабой баллистике пистолетного патрона можно было наладить учебный процесс на стрельбищах малого размера.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Забавно.

Хотел написать, что производство увеличившегося количества пистолетных патронов может влететь в копеечку, но для 500 штук, скорее всего, найдут пистолетные патроны.

Чуть-чуть дожать и можно будет до ПП довести сюжет. Раньше Ревелли.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Интересно. А были ли на тот момент проекты создания узкоспециализированного станка под винтовочные гранаты?

Сами гранаты тогда в небольших количествах все-таки проектировали. Иначе бы в ПМВ не чем было пользоваться.

А то объединить бы две конструкции, как в 90-е итальянцы сделали с одним ПТУРСом. Сверху ракетный станок, снизу пристрелочный пистолет, заодно немного отстреливаться можно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

производство увеличившегося количества пистолетных патронов может влететь в копеечку, но для 500 штук, скорее всего, найдут пистолетные патроны

На учебные пойдёт отбраковка и прочий "второй сорт" . В любом случае , расчёт на то , что пистолетный патрон намного дешевле винтовочного , тем более , патронные заводы и так не справляются с выпуском и дополнительная нагрузка на расстрел пулемётами есчо больше замедляет наполение парков .

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

четыре пистолетные обоймы

У вас пистолет с неотъемным-постоянным магазином? (Занудное заклепничество. )))))) )

Edited by prostak_1982

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

У вас пистолет с неотъемным-постоянным магазином?

С отъёмным - это же Браунинг . Но снаряжаться может и из обойм . Всё равно , с завода патроны идут упаковками по 16 штук , на магазин - или два пакета , или четыре обоймы .

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

 Реальные учебные изделия были под мелкашечный патрон, он еще дешевле.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Реальные учебные изделия были под мелкашечный патрон, он еще дешевле.

А статью почитать , прежде чем отвечать - религия не позволяет ?

И реальное учебное изделие по .22LR появилось гораздо позже , и изгаляться для доведения его до работоспособного состояния пришлось тоже , немало . От первых экземпляров в 1929 году , до серии ( кхм , в 33 штуки )  в 1933-м , а валовый выпуск отладили только в 34-м . ИТОГО - пять лет .

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Википедия пишет,что 1887,а .22 Smith and Wesson - вообще 1857.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Википедия пишет,что 1887,а .22 Smith and Wesson - вообще 1857.

Это Вы вообще - о чём ? О вкладных стволиках ?

Я об учебном пулемёте Блюма 1930 года .

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

О наличии .22LR. Eсли делать учебный пулемет в 1911 году, задавшись целью снизить цену патрона, то это самый подходящий кандидат.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну, насколько я понимаю, автору хочется, чтобы это было не чисто учебное приспособление, а полноценное оружие, которое заиграет в ПМВ.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Сверху ракетный станок, снизу пристрелочный пистолет

За итальянцев не скажу, но подобное было то ли у англичан, то ли у немцев. К гранатомёту крепилось самозарядное пристрелочное ружьё(винтовка?) с такой же баллистикой, как и у гранаты.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

О наличии .22LR. Eсли делать учебный пулемет в 1911 году, задавшись целью снизить цену патрона, то это самый подходящий кандидат.

Таки я спрашиваю - статью прочесть , религия не позволила ?

Создание автоматического оружия под патрон 22LR сопряжено со многими трудностями , которые решаются весьма неординарными методами и годами доводятся до практического применения .

Не тот случай .

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

К гранатомёту крепилось самозарядное пристрелочное ружьё(винтовка?) с такой же баллистикой, как и у гранаты.

Британцы - LAW 80 .

США - SMAW .

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

За итальянцев не скажу, но подобное было то ли у англичан, то ли у немцев. К гранатомёту крепилось самозарядное пристрелочное ружьё(винтовка?) с такой же баллистикой, как и у гранаты.

Британцы - LAW 80 . США - SMAW .

Мог и ошибиться. Давно эту статью читал, еще в начале 90-х.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

>Создание автоматического оружия под патрон 22LR сопряжено со многими трудностями 

 На самом деле только у тех,кто знает толк в извращениях, например ленту или магазин на 100500 патронов.Есть множество дешевых самозарядных охотничьих винтовок под него.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Есть множество дешевых самозарядных охотничьих винтовок под него.

Сейчас . Есть .

Но нам нужно не просто "самозарядное" , а автоматическое с приемлемого размера магазином , для имитации стрельбы из пулемёта длинными очередями .

Вот тут начинаются всевозможные рейки с ячейками , хитрые барабаны и так далее . И никто этого миновать не смог , хотя очень пытались .

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

+++++++++++++++++++!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

http://www.elmfg.com/am180/articles/mgn12-95.html

Спасибо , я в курсе :)

Только это уже на полвека позже обсуждаемого образца ...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

На полвека. Но:

1. Принципиальная возможность (и даже техническая реализуемость) доказаны. И даже полезность есть.

2.  Патрон куда дешевле. Я цен 1913 года не нашёл, а на 1940 год (что хотя бы порядок величины позволяет оценить) винтовочный от 174 до 205 рублей за тысячу (не спецназначения, как трассирующие, бронебойно-зажигательные  и т.п.), для Нагана 112 рублей, для ТТ 138, а мелкокалиберные по 45.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А линию по выпуску этих патронов можно перевести на изготовление патронов ТТ?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

линию по выпуску этих патронов можно перевести на изготовление патронов ТТ?

Нельзя.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

1. Принципиальная возможность (и даже техническая реализуемость) доказаны.

Я и не утверждал , что это принципиально невозможно .

Блюму удалось это сделать в начале 30-х годов :

ec1f9d1a8f9034b9ea84625a705.jpg

1855324.jpg1855320.jpg

 

Но : он целенаправленно добивался именно работоспособности на патоне 22LR , и это заняло у него несколько лет . В нашем случае задача стояла обратная - сделать учебный пулемёт , и неважно , на каком патроне . Попробовали - с наскока не вышло , и Фёдоров вынес вердикт о том , что патрон непригоден для конструирования автоматического оружия . Всё , забыли о 22LR и продолжили с пистолетным , так как заказ срочный .

 

Патрон куда дешевле.

Естесственно - потому в первую очередь и попытались на него перейти . И наверняка таки сделают , рано или поздно , может быть - тот же Блюм , лет на пять пораньше . Так как он уже будет иметь перед глазами печальный опыт Фёдорова и Рейнталя , соответственно - сразу начнёт поиск решения .

А в 1911 году , конструкторы удовлетворились снижением цены патрона в два раза , по сравнению с винтовочным , и попытки снизить стоимость есчо вдвое посчитали неоправданным перфекционизмом , с риском вообще не получить рабочий образец .

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now