60 posts in this topic

Posted

резко упал запрос на актуальные остросатирические пьесы

Но почему, если объекты для высмеивания вполне присутствуют? Как-никак,

сильный кризис, со всеми вытекающими:политической нестабильности,постоянной сменой власти,распространение тирании,экономическими кризисами,фактическая деградация полисной демократии и т.д.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Но почему, если объекты для высмеивания вполне присутствуют? Как-никак,

Только эти объекты хронически не понимают шуток над собой. Один подобный поэт как-то невинно пошутил насчет свадьбы одного из Птолемеев, и был похоронен живьем в море в запаянном свинцовом гробу...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Один подобный поэт как-то невинно пошутил насчет свадьбы одного из Птолемеев, и был похоронен живьем в море в запаянном свинцовом гробу...

Да, было дело. Ну что же, убедительный аргумент;))).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Аполлоний Родосский идеальный вариант. Он автор Аргонавтики и вполне сохранится 2 из его работ.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Коллега Night Falcon, какую же Вы все- таки замечательную тему подняли: "Афинская полития"... Это почти так же круто, как "Пороховой Рим". Но вот глубины проработки темы нет и  обсуждение скатывается в "болото". Желаю Вам успехов в творчестве. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Коллега Night Falcon, какую же Вы все- таки замечательную тему подняли: "Афинская полития"... Это почти так же круто, как "Пороховой Рим". Но вот глубины проработки темы нет и обсуждение скатывается в "болото". Желаю Вам успехов в творчестве.

ППКС.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Коллега Night Falcon, какую же Вы все- таки замечательную тему подняли: "Афинская полития"... Это почти так же круто, как "Пороховой Рим". Но вот глубины проработки темы нет и  обсуждение скатывается в "болото". Желаю Вам успехов в творчестве. 

Глубина проработка темы? А что не проработано. Я вообще стараюсь сделать все эпично и красиво. Для Александра я вообще планирую сделать размашистое и трагическое описание.   

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Они все комендианты, а мне нужна трагедия

Если у вас философ Платон основал не только Афинскую Академию но и Академический легион (или как его там?), то почему бы под это дело комедиантам не стать трагиками?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Афинская помощь греческим колониям в Малой Азии дважды закончилась вторжением персов в материковую Грецию. Оба раза Афины сыграли решающую роль в их отражении: в частности, знаменитую победу при Саламине в 479 г. до н.э. одержал именно афинский флот. Военный, торговый и культурный престиж этого полиса сейчас велик, как никогда. И это вполне обоснованно: если Афины лидируют в математике, естественных науках, философии и архитектуре, то они должны быть и главным защитником греческого мира. Афинские магистраты были исполнительной властью полиса. Демократия держалась за счет сдержек и противовесов, но иногда система давала сбой, и отдельным личностям удавалось захватить всю полноту власти и стать тиранами.

Пелопоннесская война длилась с перерывами 27 лет, с 431 по 404 г. до н. э. Это была самая затяжная война во всей греческой истории. Война была вызвана рядом причин экономического и политического характера. Прежде всего, Спарта и ее союзники были серьезно встревожены усилением афинского могущества и распространением влияния демократических Афин на все большую территорию. Наряду с фактическим подчинением огромного числа союзников, Афины держали в своих руках контроль над важнейшими торговыми путями того времени, ведшими в Египет, к Фракии, в Северное Причерноморье. Афинский флот безраздельно господствовал в Эгейском море.

Никогда не было захвачено и разрушено столько городов - будь то варварами или воюющими сторонами (иным после завоевания пришлось даже испытать еще и смену населения); никогда еще не было столько изгнаний и кровопролития (как в ходе военных действий, так и вследствие внутренних распрей).

Фукидид

В то же время Спартанское государство, располагавшее сильнейшей в Греции сухопутной армией, не ограничивалось своим господством на территории Пелопоннеса. Спарта стремилась распространить свое влияние и в областях Средней и Северной Греции (Беотия, Фокида, Фессалия) и на некоторых островах (Эгина). Спарта и Афины боролись за первенствующую роль в Греции, оспаривая друг у друга области влияния.

Эти противоречия двух ведущих рабовладельческих государств усугублялись различием в политическом строе Афин и Спарты. Афины поддерживали демократов и в других государствах Греций. Во всем Афинском союзе у власти стояли демократы. Афинское влияние сказывалось и за пределами союза. Демократически настроенные группы в государствах Пелопоннеса искали поддержки у Афин.

Греческие государства раздирались ожесточенной политической борьбой между аристократами, представителями землевладельческой знати, и демократами, выражавшими интересы торговых и ремесленных слоев населения.

Политические противоречия и борьба за первенство в Греции между Афинами и Спартой дополнялись экономическим соперничеством Афин и союзника Спарты Коринфа. Коринф был видным центром торговли и ремесла, а по политическому строю аристократическим государством и входил в состав Пелопоннесского союза. Это был самый богатый и экономически сильный союзник Спарты, располагавший к тому же значительным морским, военным и торговым флотом. Коринф держал в своих руках торговлю с Сицилией и южной Италией. Он был серьезно встревожен тем, что влияние Афинского государства начало проникать и в эти области.

По мере того, как афиняне активизировали свои действия в этом направлении, усиливалась враждебность Коринфа. Коринф потребовал у Спарты принятия решительных мер. Спарта, уклонявшаяся сначала от нового открытого столкновения с Афинами, уступила настояниям Коринфа, который в противном случае грозил выходом из Пелопоннесского союза. Афинское правительство, во главе которого стоял в это время Перикл, решилось на войну под давлением торговых и ремесленных слоев, заинтересованных в захвате рабов, новых земель и расширении возможностей афинской торговли.

В конце 30-х годов V в. до н. э. отношения крайне обострились в связи со столкновениями на острове Керкира и территориях, принадлежавших Мегарам.

Когда вопрос о развязывании войны уже фактически был решен, Спартанское правительство предъявило Афинам в ультимативной форме следующие требования. Афины в свою очередь ответили тем же. Но в целом эти переговоры имели целью лишь выиграть время и, как и следовало ожидать, оказались безрезультатным.

Афиняне и спартанцы устали от тягот военной службы и связанных с войной бедствий. В 421 г. до н. э. между Афинами и Спартой был заключен мир, названный по имени стратега НикияНикиевым. Однако, несмотря на условия мира, стороны не вернули друг другу захваченные территории, хотя и выдали пленных. Никиев мир, заключённый на пятьдесят лет, продержался лишь шесть. Это время было заполнено постоянными стычками, ареной которых стал Пелопоннес. Длившаяся 10 лет война закончилась по существу без особых результатов. Все же успех склонялся на сторону Афин. Надежды Спарты на быстрый распад Афинского морского союза не оправдались. Морское могущество Афин не было сломлено.

В то же время противоречия, приведшие к войне, не были устранены. Два сильнейших рабовладельческих государства, возглавлявшие большие союзы, по-прежнему противостояли друг другу. Внутри греческих полисов также не прекращалась борьба враждующих группировок. Новое столкновение было неизбежным. Никиев мир был только передышкой, периодом собирания сил для дальнейшей борьбы.

Вскоре после заключения мира на политическую арену в Афинах выдвигается новый политический деятель Алкивиад. Он принадлежал к богатой и знатной семье и по материнской линии был родственником Перикла. По его мнению, править государством должны выдающиеся люди, а не народная масса.

Алкивиад, сын Клиния, человек тогда еще молодой (как считалось бы в других городах), который, однако, благодаря славе своих знатных предков уже пользовался уважением, был одним из главных противником Никиевого мира. Он предпочитал, правда, союз с Аргосом, но в то же время из гордости и в силу оскорбленного честолюбия был противником мира. Действительно, лакедемоняне вели мирные переговоры с Никием и Лахетом, его же по молодости обошли, пренебрегши стародавними узами взаимного гостеприимства с его семьей.

В 411 году до н. э. афиняне одержали победу при Абидосе, в 410 году до н. э.при Кизике, а в 408 году до н. э. взяли ключевой город Византий. Военные успехи вскоре привели к падению олигархического режима, и восстановлению демократии. Между 410 и 406 годами до н. э. афиняне одерживали одну победу за другой, и вскоре сумели во многом восстановить былое могущество. Немалую роль в этих победах сыграл Алкивиад.

В 433 году до нашей эры, после того как началась Пелопонесская война, Сократ принял в ней участие и проявил немалое мужество. Известно, что он не терял хладнокровия и выдержки никогда, даже при тяжелом отступлении. Когда основная часть афинского войска беспорядочно бежала, Сократ шел спокойно, то и дело, поворачиваясь лицом к врагу. Дважды во время боя он спасал жизнь своим ученикам — Алкивиаду и Ксенофонту.

Сократ не оставил после себя никаких письменных работ. Он не записывал свои мысли, считая, что это ослабляет память и убивает мысль, предпочитая разговаривать с людьми. Уже много позднее по памяти его диалоги записали Платон и Ксенофонт, безмерно уважавшие своего учителя.

Одним из самых любимых учеников Сократа и самой большой его неудачей стал Алкивиад — племянник и воспитанник Перикла. Отец Алкивиада, Клиний, погиб в морском сражении, когда его сын был еще совсем маленьким. «В его поведении и нраве было очень много разнородного и переменчивого», — говорит об Алкивиаде Плутарх и замечает, что «среди многих присущих ему от природы горячих страстей самой пылкой была жажда первенства и победы».

Алкивиад любил говорить, что живет жизнью Диоскуров — то умирает, то воскресает вновь; когда счастье сопутствует ему, народ превозносит его как бога, когда же отворачивается — он мало чем отличается от мертвеца.

Нрав мальчика проявился уже в ранние годы. Как-то еще малышом, он играл в бабки в тесном переулке, и когда очередь бросать кости дошла до него, подъехала тяжело груженная телега, которая неизбежно должна была разметать брошенные им бабки. Сначала мальчик попросил возницу немного обождать, но грубый мужлан не обратил внимания на его слова и продолжал погонять лошадей, и тогда остальные дети расступились, Алкивиад же бросился ничком перед самой телегой и, вытянувшись поперек дороги, крикнул вознице: «Теперь езжай, коли хочешь!» Тот в испуге осадил назад, а остальные участники этой сцены, оправившись от изумления, с громкими криками бросились к Алкивиаду.

Плохую службу Алкивиаду сослужила его необычайная красота, воспетая многими поэтами. «Алкида» — это и есть красавец Алкивиад, в юные годы действительно бывший «утешением» многих мужей: любовников у него было очень много. «Целая толпа знатных афинян окружала Алкивиада, ходила за ним по пятам, предупреждала все его желания», — сообщает Плутарх. Зная силу своей внешности, с ранних лет Алкивиад пользовался этим, чтобы приобретать влияние на людей.

/Здесь необходимо добавить небольшую ремарку. Автор считает уместным сравнение Алкивиада с не менее известным Юлием Цезарем. Оба персонажа были благородного происхождения, оба проявили себя как выдающиеся управленцы и полководцы, и прославились за счет своего ораторского мастерства. В молодости, Алкивиад и Цезарь отличались распущенностью в любовных утехах, и подвергались общественному порицанию за совращение чужих жен. Также, следует уточнить, что они использовали внешнюю красоту, чтобы заполучить покровительство и средства знатных аристократов. Отношения к религии были сугубо прагматичны, и герои сравнения были замешаны в религиозных скандалах/

Алкивиад был избран стратегом и достиг в этой должности больших успехов. На посту стратега он предложил невиданную авантюру - военную экспедицию против Сиракузцев. Его сторонники развернули агитацию за поход на запад, в Сицилию. Завоевание плодородной Сицилии представлялось лишь началом, а затем предполагался поход в Карфаген и завоевание Африки до Гибралтара. Поводом для посылки экспедиции было прибытие в 415 г. до н. э. послов от одного из городов Сицилии с просьбой о помощи против Сиракуз. Так начались подготовки к кампании, и на дальний остров отбыла большая эскадра под командованием Алкивиада и Никия.

Но с делами и речами государственного мужа, с искусством оратора и мудростью сочетались непомерная роскошь повседневной жизни, разнузданность в попойках и любовных удовольствиях. Афинян шокировала его манера одеваться: «…пурпурные, женского покроя одеяния, волочившиеся в пыли городской площади», чудовищная расточительность, выставляемая напоказ роскошь и распущенность. Почтенные граждане негодовали и с омерзением отплевывались. Зависть к Алкивиаду была велика, но он был умен и не совершал явных промахов, за которые его можно было привлечь к суду. Однако репутация его была такова, что народ был готов поверить и явной клевете.

За несколько дней до отплытия в Афинах произошёл потрясший всех инцидент. На празднике в честь Адониса жители Афин, по обычаю, выставляли на улицу изображения богов. Наутро обнаружилось, что большая часть изображений изуродована. Один из вожаков толпы привел нескольких рабов и вольноотпущенников, которые заявили, что видели, как Алкивиад и его друзья, напившись, уродовали статуи богов, а кроме того, подражали на своих попойках тайным священнодействиям. Репутация Алкивиада была такова, что этим обвинениям поверили, хотя ничего надежного и достоверного доносчики показать не смогли.

Один из них на вопрос, как он узнал осквернителей герм в лицо, ответил: «При свете луны», — и жесточайшим образом просчитался, поскольку все происходило в новолуние. Среди людей здравомыслящих это вызвало замешательство, однако в глазах народа даже подобная несуразица не лишила обвинений убедительности, и многие из друзей Алкивиада оказались в тюрьме. Алкивиад потребовал немедленного суда, надеясь опровергнуть все обвинения.

Между тем враги Алкивиада опасались, что, предстань он только перед судом, войско поддержит его, и народ проявит снисходительность в благодарность за то, что он побудил аргосцев и некоторых мантинейцев принять участие в походе. Поэтому они всячески старались воспрепятствовать его требованию о немедленном выступлении в суде. С этой целью они подучили других ораторов настаивать на немедленном отплытии Алкивиада, а суд предлагали отложить на определенный срок после возвращения. Среди афинских противников Алкивиада было решено не выдвигать обвинения, до завершения Сицилийской кампании.

Алкивиад, Никий и Ламах отплыли в Сицилию на ста сорока триерах. Прибыв в Италию, афиняне взяли Регий. Затем они переправились на Сицилию и взяли Катану. Прочие стратеги Никий и Ламах не обладали необходимой энергией и действовали вяло и нерешительно, посему Алкивиад практически единолично руководил большинством военных действий. Города Сицилии и Южной Италии, даже дружественные Афинам и искавшие их помощи, серьезно встревожились, увидев мощную эскадру. Они поняли, что такие силы посланы не для оказания помощи, а с завоевательными целями. Поэтому, холодно встретив афинян, они отказали им в военной помощи. Афиняне вынуждены были воевать против Сиракуз только своими силами. Основной противник Афин Сиракузы был прекрасно укрепленным городом и располагал значительным флотом. Осада Сиракуз затянулась. На помощь Сиракузам прибыл отряд пелопоннесцев, которому удалось прорваться в город. Два других командующих афинскими экспедиционными силами - Никий и Ламах погибли в ходе осады Сиракуз, по чистой случайности, подстроенной Алкивиадом.

В конце 415 года до н. э. афиняне начали готовиться к нападению на Сиракузы. Сиракузяне, заметив нерешительность афинян, прониклись к ним пренебрежением и стали планировать поход на Катану, где стояло афинское войско. Алкивиад решил выманить сиракузскую армию подальше от города, в то время как афиняне на кораблях поплывут к Сиракузам и там займут удобные позиции для атаки на город. На следующий день, когда сиракузяне вернулись из Катаны и выстроились в боевой порядок у стен города, Алкивиад повёл афинян в наступление. В сражении сиракузяне потерпели поражение и отступили. В отличие от суеверного Никия, Алкивиад воспользовался победой и выдвинул войска к воротам обескровленного города, и с предельной жестокостью разграбил Сиракузы. В реальной истории, довольно долго Сиракузы были на грани поражения, и лишь нерешительность Никия привела к катастрофе, которая сильно ударила по афинской армии.

Разбитая в боях сиракузская армия была окружена и взята в плен. Все пленные отправлены были на работы в афинские каменоломни, где люди гибли от невыносимых условий труда. Взятых в плен спартанцев и сиракузцев, в том числе Гермократа и Гилиппа - командующего спартанскими силами, казнили. Спартанские и сиракузские суда были присвоены афинянами.

На этом успешные действия Алкивиада закончились. За ним прибыл из Афин государственный корабль «Саламиния» с вызовом на суд. Как оказалось, Алкивиад оказался осужден заочно, его имущество конфисковано, а сверх того было принято дополнительное решение, обязывающее всех жрецов и жриц предать его проклятию. За ним прибыл из Афин государственный корабль «Саламиния» с вызовом на суд, который Алкивиад решил проигнорировать, а гонцы были взяты в плен.

Победоносный Алкивиад прямо проигнорировал новость с вызовом на суд, а торжествующие греки-моряки избили камнями гонцов. Не имея возможности осудить Алкивиада, который проявлял замашки тирании, было решено устроить показательный суд над его учителем и мудрейшим человеком Эллады - Сократом.

Отношение к философам в мире всегда было неоднозначным. С одной стороны, признавалось, что эти люди – носители земной мудрости. С другой же – молчаливо подразумевалось, что не всякая мудрость нужна народу.

У порога смерти Сократ пророчествовал, что тотчас после его гибели постигнет афинян кара более тяжелая, чем та, которой его покарали. Юный ученик Сократа – Платон, присутствовавший на судебном процессе, испытал настолько сильное нравственное потрясение, что тяжело заболел. «Как жить дальше в обществе, которое карает за мудрость?» – этот вопрос встал перед Платоном во всей своей драматичности и породил другой вопрос: «Каким должно быть общество, построенное в полном соответствии с мудростью?»

Сократ был приговорен к смертной казни по официальному обвинению «за введение новых божеств и за развращение молодежи в новом духе», то есть за то, что мы сейчас называем инакомыслием. За смертную казнь проголосовали 300 человек, против 200. Сократ должен был выпить «государственный яд» – цикуту. И, услышав от кого-то фразу: «Афиняне осудили тебя, Сократ, к смерти», – он спокойно ответил: «А их к смерти осудила природа».

Алкивиад был разгневан новостью из родного города. Суд над Сократом стал поводом для начала карательного похода в Афины и установления единоличной тирании. Афинский флот отказался подчиняться олигархическому правительству, а сами моряки призывали изгнанного стратега изгнать убийц Сократа из города. Разумеется, Алкивиад объявил, что намерен бороться за восстановление истинной демократии, но использовал смерть наставника для своих личных, далеко идущих целей.

Как сказал один из римских полководцев:

«Жребий брошен»

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Sicily450BC.png?extra=hf50zMacL2Bl3TANVE

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now