Reply to Чудо на Днепре: История Третьей Украинской Республики

By Владислав,
Сразу после того, как стали известны результаты выборов ДНР и ЛТА развернули активную борьбу за привлечение симпатий малых партий. Если Нацфронт и ХДС сразу же примкнули к ДНР, а левые – к ЛТА, то за симпатии УСДРП и ПСД пришлось побороться. Либералы оказались более щедры. Результатом переговоров стало торжественное подписание в Каневе на Тарасовой горе соглашения между Альянсом, левыми, свободными демократами и эсдеками о создании «Коалиции в защиту парламентских прерогатив», получившей у журналистов название «Каневская четверка». Коалиция делила между своими членами наиболее важные комитеты Национального Собрания и договорилась о консолидированной позиции в вопросах, связанных с «защитой прав законодательной власти». Главной целью Четверки была конституционная реформа, направленная на создание ответственного перед парламентом правительства и усиления полномочий регионов. До достижения этой цели планировалось ужесточить контроль над правительством со стороны парламента. Каневская четверка выступала в роли парламентского большинства. В Палате в ее состав входили 234 депутата из 450. Это позволило новому большинству избрать своего спикера, которым в очередной раз стал Иван Плющ, и получить ключевые комитеты. В Сенате не было большинства. Из 90 сенаторов 44 принадлежали к фракции ДНР, еще один независимый сенатор поддерживал ДНР. 39 сенаторов из Альянса, 4 из ПСД и два независимых сенатора объединялись вокруг «Четверки». Вопрос избрания спикера Сената и формирования сенатских комитетов стал яблоком раздора между Рухом и оппозицией. Руховцы рассчитывали пропихнуть кандидатуру председателя Сената III созыва Чорновила, как кандидатом от ЛТА стал Владимир Семиноженко от Слобожанщины. Председателя пытались избрать шесть раз. В конце концов, ДНР пришлось идти на компромисс. В обмен на избрание Семиноженко спикером Рух получал контроль над большинством комитетов Сената. После установления контроля над Национальным Собранием Коалиция нацелилась на свержение кабинета Пустовойтенко. Согласно Конституции 1991 года Украина являлась президентско-парламентской республикой, в которой правительство подчинялось президенту, а премьер-министр выступал в роли координатора работы кабинета. Также президентской прерогативой являлось назначение отдельных членов кабинета в случае ухода в отставку без консультации парламента. Главным инструментом контроля Собрания над кадровой политикой президента был механизм вотума недоверия правительству и дальнейшее формирование нового кабинета с одобрением кандидатур парламентом. В реальности еще Юхновским была заложена традиция отправки Кабинета в отставку перед лицом вновь избранного парламента. Пока пост Президента и парламентское большинство оставались в одних руках, это не создавало проблем. В новых условиях Мариинский Дворец решил опираться на букву Конституции, а не на традиции. Собрание восприняло отказ Кабинета идти в отставку по итогу выборов как покушение на свои прерогативы. 3 июня 2002 года Палата Депутатов Национального Собрания 292 голосами объявила вотум недоверия премьер-министру Украины Валерию Пустовойтенко. Это был первый в истории независимой Украины успешный вотум недоверия действующему правительству. Его поддержала не только Четверка, но и недовольные из президентского лагеря – парламентские фракции Нацфронта и ХДС, а также часть фракции Руха, поддерживающая переход к парламентской форме правления. В Украине разразился правительственный кризис. Обязанности премьер-министра начал исполнять Анатолий Кинах. Теоретически Мариинский Дворец мог занять жесткую позицию и попытаться продавить удобную кандидатуру премьер-министра, например, Кинаха, а если не получится – распустить Собрание, но отсутствие поддержки внутри партии власти и необходимость решать сложившиеся проблемы вынуждали Кучму пойти на компромисс пока противоречия внутри Коалиции не развалят ее. Переговоры с Коалицией завершились назначением премьер-министром Николая Азарова – одного из лидеров ЛТА, бывшего первым вице-премьером в кабинете Кучмы. Первым вице-премьером стал социалист Иосиф Винский, занявший также пост министра транспорта и связи. Посты вице-премьеров получили министры, представлявшие различные партии коалиции: Инна Богословская, возглавившая Минюст, от ПСД и министр труда и соцполитики Михаил Папиев от УСДРП. Также посты вице-премьера и министра обороны сохранил Валерий Москаленко. Сенат утвердил на посту министра иностранных дел сторонника углубления прозападного курса Бориса Тарасюка, а на посту министра внутренних дел – генерал полиции Юрий Смирнов. Экономический блок правительства был фактически сформирован заново. Министерство финансов возглавил лично премьер-министр Николай Азаров. МЭПП возглавил крупный бизнесмен из Донецка Валентин Ландик, который владел ОАО «Норд». Министром торговли стал социалист Василий Цушко. Министром экономики стал кандидат в президенты на выборах 2001 года Владимир Щербань. Министерство госимущества и приватизации было ликвидировано, а его структуры включены в минэкономики. От левых министерский портфель также получил Александр Мороз, возглавивший Минагрополитики, а от эсдеков министр образования Василий Кремень. Несмотря на поражение в борьбе за формирование правительства Мариинский Дворец мог записать в актив удачное решение афганского вопроса. Еще в сентябре 2001 года Украина согласилась оказывать содействие американцам в снабжении группировки в Афганистане с помощью своей транспортной авиации, но вопрос отправки наземного контингента согласно Конституции мог решаться только Национальным Собранием. Впервые афганский вопрос пытались обсудить еще в декабре 2001 года, но из-за приближающихся выборов было решено перенести обсуждение на весну, чтобы логика предвыборной кампании не влияла на решения депутатов. Важным фактором было то, что за тринадцать лет до этого СССР уже вел свою войну в Афганистане, оставившую в обществе немало неприятных воспоминаний. Дискуссия в Собрании относительно отправки украинского контингента в Афганистан началась 4 июля 2002 года. В парламенте выступил министр обороны Украины Валерий Москаленко, объясняющий необходимость отправки украинского воинского контингента в Афганистан. Он говорил о необходимости борьбы против терроризма и производства наркотиков в Афганистане, а также важности участия Украины в гуманитарной миссии в регионе для осуществления ее интересов в мире. На прениях развернулись дебаты сторонников и противников войны. Левые выступали против, напоминая о неудачной для СССР войне 1979-89 годов. В ответ на это сторонники участия Украины в войне напоминали о том, что теперь США, Россия и Китай на одной стороне и сравнивали социалистов со сторонниками политики умиротворения Гитлера. Со стороны Альянса, представляющего промышленные круги Восточной Украины, высказывалась заинтересованность в участии украинских компаний в послевоенном восстановлении Афганистана. 16 июля 2002 года Национальное Собрание предоставило разрешение на участие Украины в военной кампании в Афганистане. За проголосовало 332 депутата и 33 сенатора. Единственным ограничением был запрет на использование призывного контингента. В августе 2002 года в Афганистан в состав ISAF была направлена сводная механизированная бригада численностью в 1650 человек, которые участвовали в операциях на юге Афганистана.[ПW1]  Лето и осень 2002 года прошли под знаменем политических протестов. Социалисты организовывали антивоенные протесты. Но и деятельность самих левых подверглась нападкам. Назначение Александра Мороза министром сельского хозяйства было воспринято многими в отрасли как угроза, а его первые действия, направленные на усиление государственного регулирования отрасли, были восприняты как попытка «провернуть фарш реформ назад». Аграрная отрасль и связанные с ней отрасли промышленности, в первую очередь пищевая, к началу XXI века пользовались всеми благами аграрной реформы начала 1990-х и не были заинтересованы к возвращению отрасли в советский период. 14-15 сентября в Киеве прошли массовые протесты аграриев, недовольных ростом регулирования. На следующих выходных протесты продолжились. Левые поспешили обвинить ДНР в том, что эти протесты были инспирированы им с целью подорвать коалицию. Кучма воспользовался протестами для удара по коалиции. 27 сентября Александр Мороз был отправлен в отставку, а на его место был назначен Иван Кириленко, занимавший эту должность с мая 2001 по июнь 2002 года. Ситуация для переформатирования правительства была как никогда хороша. Противоречия внутри «Каневской четверки» работали на укрепление позиций Мариинского Дворца. Свободные демократы тяготились союзом с коммунистами, а левые не хотели брать ответственность за политический курс Кабинета. Многие внутри Альянса не хотели конфликта с Мариинским Дворцом. Отставка Мороза и неспособность Коалиции защитить его дала левым повод выйти из нее с шумом. 30 сентября фракция украинских левых вышла из парламентского большинства, а Иосиф Винский подал в отставку. Василий Цушко предпочел предать родную партию и отказался уходить с поста министра торговли. Наименее принципиальная часть депутатов предпочла покинуть фракцию, присоединившись к ЛТА или УСДРП. Выход левых из большинства означал его крах. С примкнувшими мажоритарщиками и перебежчиками слева в составе Коалиции было только 215 депутатов. Рух воодушевился и начал наступление на бывшее большинство. Министры, не лояльные Мариинскому Дворцу подвергались обструкции. Азаров и Щербань продержались до начала января. Им удалось воспользоваться расколом между УКП и СПУ, составлявшими левую фракцию, и перетянуть последнюю на свою сторону. Возвращение СПУ в коалицию позволило сформировать поддерживающее правительство Азарова большинство в 227 депутатов. 21 октября 2002 года в Украину пришел терроризм. Около здания СНБ в Киеве взорвалось самодельное взрывное устройство. Жертв теракта не было. Ответственность за взрыв взяла себя некая «Армия народных мстителей». «Мстители» предупредили власти о том, что они начинают партизанскую борьбу против «правящего капиталистического режима Кучмы, который проводит политику геноцида собственного народа». На поиски бомбистов были брошены лучшие силы СНБ. 22 ноября того же года в Николаеве состоялась перестрелка между милиционерами и двумя неизвестными. Стражи правопорядка получили ранения, злоумышленники скрылись. По этим двум эпизодам было возбуждено уголовное дело, известное как «дело коммунистов-революционеров». На свободе ценители эсеров-максималистов гуляли недолго. В декабре того же года в Николаеве и Одессе арестовали 11 человек, преимущественно граждан России. Задерживали бомбистов по отдельности в различных обстоятельствах. Громче всех задерживали россиянина Игоря Данилова и граждан Украины Олега Алексеева, Сергея Бердюгина и 17-летнюю Нину Польскую. Съемную квартиру, где расположились «революционеры» пришлось штурмовать. Во время штурма был ранен боец спецназа. Прикрываясь фразами о борьбе с олигархами и «преступным украинским правительством», красные террористы привлекали к своей преступной банде несовершеннолетних, которых именовали «пионерами» и заставляли принимать активное участие в грабежах. Все награбленные деньги и ценности оседали в самом преступном сообществе. Архивы дела свидетельствуют, что «красные бригады» принцип «экспроприации экспроприаторов» использовали исключительно в своих интересах, а их призывы к революции оказались удачной приманкой для недовольных своей жизнью маргиналов. Во время судебных разбирательств пикеты протестующих коммунистов и комсомольцев выкрикивали бранные слова в адрес судей, городских властей, но тут же стихли и свернули свои флаги, когда на суде было доказано, что эта банда – не идейная, а уголовная, замешана в ряде убийств ни в чем не повинных жителей Одессы и Николаева. Приговор группе вынесли 19 июля 2004 года. Гражданин Украины, одессит Андрей Яковенко и россиянин Игорь Данилов были осуждены на 16 лет, украинец Олег Алексеев – на 15 лет, одесситы Александр Герасимов и Богдан Зинченко – на 13 лет лишения свободы, россияне Илья Романов, Александр Смирнов и Анатолий Плево – на 11, 9 и 5 лет лишения свободы соответственно. Одесситка Нина Польская получила 5 лет. Гражданин Молдовы Евгений Семенов был приговорен к ограничению свободы сроком на 4 года. В октябре 2002 года вновь на первое место в повестке дня вышла внешняя политика. Иракский кризис вошел в свою завершающую стадию. Ирак попал в список государств-изгоев в 1990 году, когда пытался захватить Кувейт – нефтяной эмират, кредитовавший режим Саддама Хусейна во время войны с Ираном. В феврале 1991 года войска возглавляемой США коалиции освободили Кувейт от иракской оккупации. В шиитских и курдских районах Ирака вспыхнуло восстание против режима Хусейна, но американское командование не воспользовалось им для окончательного разгрома Саддамовского Ирака. В итоге восстание шиитов было утоплено в крови, а курды, уже пережившие в 1980-х акты геноцида, смогли отбиться при помощи авиации НАТО. После войны в Персидском заливе США и их союзники пытались держать Саддама под контролем, проводя политику сдерживания. Эта политика включала многочисленные экономические санкции, утвержденные Совбезом ООН, создание бесполетных зон севернее 36°с.ш. и южнее 33°с.ш. с целью защиты курдского и шиитского населения, а также инспекции с целью обеспечения соблюдения Ираком резолюций Организации Объединенных Наций, касающихся иракского оружия массового уничтожения. Проверки проводились Специальной комиссией Организации Объединенных Наций (UNSCON). UNSCON в сотрудничестве с Международным агентством по атомной энергии работала над тем, чтобы Ирак уничтожил свое оружие массового поражения и связанную с ними инфраструктуру. В течение десятилетия после войны в Персидском заливе ООН приняла 16 резолюций Совета Безопасности, призывающих к полной ликвидации иракского оружия массового уничтожения. Иракские официальные лица преследовали инспекторов и препятствовали их работе. В августе 1998 года иракское правительство полностью приостановило сотрудничество с инспекторами, утверждая, что инспекторы были шпионами США. Обвинения в шпионаже были позже подтверждены. С принятием в октябре 1998 года Закона об освобождении Ирака (англ. Iraq Liberation Act) смена правительства Ирака стала официальной целью США. Этот акт предоставил $97 млн. иракским «демократическим оппозиционным организациям» для «создания программы поддержки перехода к демократии в Ираке». Этот закон противоречил положениям, изложенным в резолюции 687 Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, в которой основное внимание уделялось программам вооружений и оружия и не упоминалось о смене режима. Через месяц после принятия Закона об освобождении Ирака США и Великобритания начали кампанию по бомбардировке Ирака под названием Операция «Лиса пустыни» (англ. Desert Fox). Цели этой кампании заключались в том, чтобы помешать правительству Саддама Хусейна производить химическое, биологическое и ядерное оружие, но сотрудники разведки США также надеялись, что это поможет ослабить власть Саддама. С избранием Джорджа Буша на пост президента в 2000 году США двинулись в сторону более агрессивной политики по отношению к Ираку. Платформа Республиканской партии на выборах 2000 года призывала к «полной реализации» Закона об Ираке как к отправной точке к «снятию» Саддама. Но до терактов 11 сентября в этом направлении были предприняты только формальные подвижки. Первые предположения о возможной американской военной операции против Ирака появились в средствах массовой информации сразу после террористических атак 11 сентября. Подготовка вторжения была поручена Центральному командованию Вооруженных сил США (CENTCOM). Президент Буш официально объявил международному сообществу о вторжении в Ирак на Генеральной Ассамблее ООН 12 сентября 2002 года. Иракский вопрос расколол международное сообщество. Основные союзники США, такие как Великобритания, поддержали вторжение, когда как такие страны как Германия, Россия и Франция высказались против. Именно Иракская война стала переломным моментом, когда кажущееся единство западного мира от Ванкувера до Владивостока оказалось подорвано. Если весной 2002 года казалось, что цивилизованный мир впервые с 1945 года един в борьбе с нецивилизованным врагом, то теперь линии раскола прошли внутри него. Отношения России с «Западом», а если быть точнее с США и Европейским Союзом развивались от наивысшей точки в начале 1990-х годов, когда освободившаяся от коммунизма демократическая Россия стремилась вернуться в Европу, к прохладному периоду второй половины десятилетия. Кремль был недоволен расширением НАТО на восток, активными контактами Альянса с Украиной, которая проводил независимую от России внешнюю политику, отсутствие помощи в борьбе с чеченскими террористами – например, США не закрывали исламские фонды, которые Кремль обвинял в поддержке чеченского подполья. Владимир Путин, ставший президентом в 2000 году, стремился наладить отношения с Западом. Было достигнуто улучшение отношений с Украиной, ЕС и США, а высокие цены на нефть позволили России избавиться от статуса банкрота и начать выплачивать долги. 11 сентября и начавшаяся Война с терроризмом стали новой высшей точкой российско-западных отношений. Теперь Москва и Вашингтон воевали против общего врага. Затягивание Войны с терроризмом стало бомбой под российско-американские отношения. В частности в Кремле были недовольны тем, что США не покидают аэропорт Манас в Киргизии, которую Россия считала частью своей сферы влияния, используемый американцами в качестве перевалочной базы снабжения войск в Афганистане. Важнейшим переломным моментом стала война в Ираке. Окончательное решение о ее начале было принято в апреле 2002 года. Однако в Кремле далеко не сразу узнали о том, что нападение на Ирак – дело решенное. Поначалу представители Вашингтона (в первую очередь Кондолиза Райс) в ходе всех переговоров красноречиво расписывали, насколько ужасен режим Саддама Хусейна, как он близок к террористам из «Аль-Каиды» и как угрожает миру своим химическим и бактериологическим оружием. Райс не была откровенна – она не говорила, что решение о начале военной операции уже принято, более того, британский премьер Тони Блэр уже согласился принять в ней участие. Райс вряд ли знала, что российские власти не могут поверить в живописуемые злодеяния Саддама Хусейна, поскольку знают его намного лучше, чем могли себе представить американцы. Бывший премьер-министр и некогда соперник Путина Евгений Примаков, в прошлом арабист, считался едва ли не другом Хусейна, лидеры крупнейших российских псевдооппозиционных партий коммунист Геннадий Зюганов и популист Владимир Жириновский были частыми гостями в Багдаде. Российские компании (в первую очередь «Лукойл» и «Зарубежнефть») добывали нефть в Ираке, российские компании сотрудничали с Ираком по программе «Нефть в обмен на продовольствие». Количество межнациональных – формальных и неформальных – связей между Россией и Ираком трудно описать. Спустя пару лет следственная комиссия ООН во главе с бывшим председателем Федеральной резервной системы США Полом Волкером обвинит несколько десятков российских компаний, а также Министерство по чрезвычайным ситуациям и Русскую православную церковь в том, что они получали квоты на поставки иракской нефти и платили огромные откаты правительству Саддама Хусейна. Также комиссия Волкера обвинит нескольких российских политиков в том, что они получали взятки от Саддама. Все обвиненные в этом будут отрицать свою вину, но лишь Александр Волошин докажет комиссии ООН, что его подпись на представленных документах фальшивая. Так или иначе, понимание того, как устроен Ирак, в Москве было куда более полным, чем в Вашингтоне. И российские власти были никак не заинтересованы в свержении понятного, предсказуемого и контролируемого Саддама Хусейна. Российский бизнес работал в Ираке и лишался такой возможности в случае начала войны. Однако эти аргументы Кремль предъявить Кондолизе Райс не мог. Поэтому использовал лишь аргументы про ненасилие, помощь мирному населению, дипломатические способы решения проблемы. Все это не производило на американцев никакого впечатления. Весь 2002 год прошел в спорах вокруг Ирака. Путину гораздо проще оказалось найти общий язык с канцлером Германии Герхардом Шредером и президентом Франции Жаком Шираком. Они на словах также боролись за мир, но на деле не скрывали циничной заинтересованности. Французские компании также работали в Ираке, что мотивировало Жака Ширака на борьбу за мир. Причины пацифизма Шредера были, возможно, более благородны. В октябре 2002 года в Германии должны были пройти выборы, и его СДПГ была обречена проиграть. Перед лицом неминуемого поражения Шредер попытался сделать ставку на популярные у избирателей антивоенные настроения и исключительно из популистских соображений начал протестовать против военных планов США. Чем большим пацифистом был канцлер, тем сильнее рос его рейтинг. Итогом этого стала его победа на выборах. Российский президент присоединился к этой группе. Германия, Россия и Франция образовали новую «антивоенную Антанту» в противовес антииракскому альянсу, возглавляемому США. Шредера, Путина и Ширака объединял не только циничный расчет, но и искреннее раздражение. Все трое были раздосадованы тем, что Джордж Буш принял решение начать войну, не посоветовавшись с ними. Позиция Украины в этом конфликте была гораздо более проамериканской. Киев, ставший после 2001 года, «членом НАТО во всем кроме имени», видел в союзе с США опору в случае враждебных действий России. Кроме геополитических расчетов были и гораздо более циничные экономические. Хотя украинские компании развивали торговлю с многими странами Третьего мира, в не зависимости от их отношений с США, например с Ираном, связи украинских корпораций с Ираком, в отличие от российских, не заладились. Поэтому украинский бизнес видел в намечающейся войне возможность закрепиться на иракском рынке. Украинские нефтяники спали и видели свою долю в иракских месторождениях. Украинские аграрии хотели спасти Ирак от голода своими поставками. К этим соображениям добавилась пропагандистская кампания. Украинское телевидение не жалело для режима Саддама черной краски. Хусейну припоминались акты геноцида курдов и шиитов. Важной темой было тяжелое положение христиан в Ираке – это был первый случай, когда тему защиты христианства использовали в украинской государственной пропаганде. После активных дебатов Совет Безопасности ООН принял 12 ноября компромиссную резолюцию №1441, которая требовала усиления режима инспекций по контролю над разоружением, проводимыми UNMOVIC и МАГАТЭ. Резолюция №1441 также предусматривала «серьезные последствия» в случае невыполнения Ираком ее требований, хотя Россия и Франция дали понять, что они не рассматривают это как разрешение на военное вторжение в Ирак. Саддам принял резолюцию 13 ноября. Инспекторы ООН под руководством председателя ЮНМОВИК Ханса Бликса и Генерального директора МАГАТЭ Мохамеда эль-Барадеи вернулись в Ирак. По состоянию на февраль 2003 года МАГАТЭ не обнаружило никаких доказательств или правдоподобных признаков возрождения программы ядерного оружия в Ираке. МАГАТЭ пришло к выводу о том, что некоторые предметы, которые могли быть использованы в центрифугах для обогащения ядер, такие как алюминиевые трубы, фактически были предназначены для других целей. ЮНМОВИК не нашла доказательств продолжения или возобновления программ оружия массового уничтожения или значительного количества запрещенных предметов и материалов. ЮНМОВИК осуществляла надзор за уничтожением небольшого количества пустых боеприпасов для химического оружия, 50 л горчичного газа, которые были переданы Ираком и запечатаны ЮНСКОМ в 1998 году, лабораторные количества его прекурсоров, а также около 50 ракет «Аль-Самуд», дельность которых по заявлениям иракской стороны не превышала разрешенные 150 км, но по итогам их испытаний была зафиксирована дальность 183 км. Незадолго до вторжения ЮНМОВИК заявила, что потребуются «месяцы» для проверки соблюдения Ираком резолюции 1441. В октябре 2002 года Конгресс США принял Иракскую резолюцию, которая уполномочила президента «использовать любые необходимые средства» в отношении Ирака. По данным опросов в январе 2003 года большинство американцев выступали за дипломатическое решение иракской проблемы, но впоследствии общественное мнение сместилось в пользу плана Буша. Подавляющее большинство американцев полагало, что у Саддама было оружие массового уничтожения. Несмотря на это в США и во всем мире активно шли антивоенные протесты, крупнейшей из которых была акция 15 февраля. От 6 до 10 млн. человек протестовали против войны в более чем 600 городах. В Украине наиболее массовые акции прошли в Киеве и Харькове. К началу марта 2003 года мир застыл в ожидании войны. На фоне приближающейся войны нарастали противоречия в украинском парламенте. Мариинский Дворец смог провести через парламент согласие на участие украинских войск в операциях на территории Ирака. После этого грянул гром. 24 февраля 2003 года Партия свободных демократов вышла из Каневской четверки, примкнув к коалиции ДНР, НФ и ХДС. Благодаря этому Мариинский Дворец получил проправительственное большинство в обеих палатах. 5 марта правительство Азарова было отправлено в отставку. Исполняющим обязанности премьер-министра стал Валерий Москаленко, получивший после отставки Винского пост первого вице-премьера. На пост министра финансов в качестве и.о. возвращен Игорь Юшко. Падение правительства Азарова не только укрепила прерогативы президентской власти, но и способствовала внутреннему кризису в ЛТА. Альянс был партией крупного бизнеса и бюрократии Восточной Украины, которые были кровно заинтересованы в представительстве во власти. В 1990-е годы ЛТА играл роль младшего партнера ДНР, продающего поддержку против левых за определенные плюшки. Крах старых левых выдвинул Альянс на роль главной оппозиционной силы. ЛТА не был готов к этой роли – в новых условиях привычная модель отношений Альянса и Мариинского Дворца дала сбой. Стремление сохранить позиции в исполнительной власти на национальном уровне привело к попытке формирования ответственного перед парламентом, а не президентом правительства. После падения кабинета Азарова многие в ЛТА стремились вернуться на позицию младшего партнера ДНР. Их целью было сохранение постов в исполнительной власти в обмен на отказ от роли оппозиции Мариинскому Дворцу. Во имя достижения этой цели они были готовы пойти на раскол. 3 марта группа депутатов во главе с Юрием Луценко, кинувшим до этого СПУ, вышла из фракции ЛТА, образовав фракцию «За экономическое развитие». Также на новую фракцию ориентировался министр экспортно-промышленной политики Валентин Ландик. Образование нового большинства в обеих палатах Собрания привело к изменению их руководства. 5 марта новое большинство в Сенате, состоящее из Руха и Свободных демократов, отправило в отставку спикера Семиноженко. Хотя все прочили возвращение Чорновила в кресло спикера, новым главой Сената был избран сенатор от Галичины Богдан Бойко. 6 марта Иван Плющ, возглавлявший Палату девять лет, был отправлен в отставку. Новым спикером стал Левко Лукьяненко, представлявший Национальный фронт. Новое парламентское большинство проголосовало 12 марта за кандидатуру премьер-министра, которым стал министр обороны Украинской Республики Валерий Москаленко. Он также сохранил за собой портфель министра обороны. Новый кабинет в персональном плане во многом наследовал двум предыдущим. Наиболее громкими изменениями стали назначение бывшего спикера Ивана Зайца министром охраны природы, генерала полиции Геррадия Москаля – министром по делам национальностей, а националист Роман Зварыч возглавил МИКС. Уряд Москаленко с некоторыми изменениями правил страной до президентских выборов 2006 года.  [ПW1]Заместо румын, которые в ЭАИ поссорились с НАТО