Русская Орда


61 сообщение в этой теме

Опубликовано:

https://pp.vk.me/c543107/v543107953/8aed/GOLml-ZiX2Q.jpg

Обычно в качестве альтернативных вариантов истории рассматривают всяческие и разные варианты избавления от монголо-татар, а если поглядеть с другой стороны?

...случилось так, что именно Русь стала самым западным государством, которое вошло в орбиту монгольского владычества.

Вместе с прочими землями – от Енисея до Грузии, она вошла в «Улус Джучи», назвавшийся так, поскольку власть над ними принадлежала потомкам старшего сына Темуджина.

Там, где монголы стали правителями достаточно цивилизованных государств – в Иране и Китае, они довольно быстро превратились в обычную феодальную знать, а ханы – в «стандартных», если можно так выразится, монархов, усвоив культуру завоеванных, и в итоге почти начисто ассимилировавшись. Не то было в «Улусе Джучи». Золотая Орда так и осталась по сути бродячим кочевым войском, а Сарай – не подлинной столицей, а всего лишь его зимней ставкой. Формально ханы – преемники Батыя, владели землями от Дуная до Самарканда. Фактически же под их полным контролем была лишь столица, где они были полновластными правителями. На местах же правила уцелевшая знать, вынужденная покоряться – до поры до времени.

Монголов интересовало лишь бесперебойное поступление дани, обеспечиваемое угрозой грабительских набегов, ничего подобного настоящим государственным институтам они не пытались учредить.

Впрочем, вне зависимости от поступления дани, набеги все равно происходили – и с тем, чтобы напомнить покоренным народам, кто является их хозяином, да и просто когда какому-нибудь хану или царевичу хотелось набить сундуки золотом, или поразвлечься. В данном случае мы имеем дело со откровенным рэкетом в отношении имевших несчастье быть их подданными.

Русские князья обязаны были получать ярлыки на княжение в Сарае и обеспечивать уплату дани – но и только. Князья свободно воюют между собой, свободно съезжаются на сеймы, заключают союзы… Ханы почти не вмешивались в их внутренние дела, хотя активно вмешивались в междоусобицы, поддерживая то одних, то других, натравливая вассалов друг на друга пока, наконец, не остановились на великих князьях московских…

Случается, чем-то не приглянувшегося им правителя убивают, чтобы посадить на его место его сына или брата, чтобы потом удивляться: а с чего это «облагодетельствованный» таким своеобразным методом не проявляет к ним почтения и любви?

Гумилев, непонятно почему, упорно называл эти отношения симбиозом.

Официальное их название «монголо-татарское иго», и оно точно отражает их суть – финансовый вопрос имел для потомков Чингисхана, как уже говорилось, первостепенное значение. Правда, что касается определения «татарское» можно поспорить. В конце 80 г.г. прошлого (ХХ) века, в эпоху роста национальных страстей, казанские ученые довольно остроумно пошутили насчет «татарского ига» над татарами (земли Поволжья облагались данью не в меньшей степени, чем русские).

Впрочем, сборщики дани – баскаки, появились в русских землях лишь спустя девятнадцать лет после монгольского нашествия – до того новые хозяева довольствовались обычным грабежом.

Но надо сказать, что подобное развитие событий, когда Русь оказалась данником паразитического образования воинственных кочевников, было отнюдь не единственно возможным.

Карамзин, например, в своей «Истории государства Российского», выразил такое мнение: «Если бы монголы сделали у нас то же, что в Индии, в Китае, или турки в Греции; если бы, оставив степи и кочевание, переселились в наши города; то могли бы существовать и доныне в виде государства…»(116,424).

А вот что пишет, например, Александр Михайлович Буровский в своей «России, которой не было – 2»; вот какой, с позволения сказать, исторический «ужастик» нарисовал этот уважаемый и небесталанный автор – трубадур радикального западничества.

«Бату – хан полюбил причерноморские степи и сделал своей столицей Сарай – на -Днепре (А почему не на Дону? – Авт.), на днепровских порогах (А почему не в устье? – Авт.)… Названными сыновьями Бату-хана становятся не только Александр Невский, но и…князья Западной Руси. Князья тверские, рязанские, московские, владимирские, пинские, киевские, черниговские, волынские и переяславские – вся Русь кишит в Сарае – на -Днепре, гадит (так в тексте – Авт.) друг дружке, укрепляет самого Бату-хана…После восстания в Киеве в 1280 году вечевые колокола снимают уже по всей Руси… В 1480 году под кривыми саблями подданных великого князя и кагана падет Волынь… В 1500 возьмут Краков…К 1520… доберутся до Новгорода…» В итоге «…Границу Европы приходится проводить в районе Львова…» и это как минимум. «Разве что Польша и Господин Великий Новгород имеют шансы отбиться…» (10,488)

Автор, в отличие от уже упоминавшегося покойного Л. Н. Гумилева, не испытывает ровно никаких симпатий к золотоордынским ханам. Однако, он не видит никаких причин, по которым, при подобном гипотетическом сценарии, принявшие христианство и обрусевшие монголы стали бы худшими государями для русских земель, нежели обожаемые Бушковым и Буровским потомки литовца Гедеминаса – для Западной Руси. Или франко-норманны Плантагенеты – для англосаксов. Или далекие потомки Чингисхана – Великие Моголы – для Индии.

В конце концов, Иран под властью ильханов из династии Хулагуидов отнюдь не погиб и не впал в ничтожество, а скорее – напротив. А власть эта, как уже говорилось выше, длилась почти полтораста лет. Да и крещенный татарин Симеон Бекбулатович, кстати, пусть и чисто формально, но провозглашенный на некоторое время русским царем, рассматривался как реальная кандидатура на московский трон, после пресечения прямой линии Рюриковичей в эпоху Смуты.

Итак, представьте, читатель, что владыки монголов решили, если можно так выразиться, последовать совету Карамзина.

Большая часть великих князей истреблена в ходе боевых действий и последующей резни, остальные стали покорными вассалами ханов, под именем «названных сыновей». Кроме Александра Ярославича Невского, это могли быть князья Смоленские, Волынские, и князь Галицкий Даниил.

Места владык Суздаля, Владимира, Рязани, Чернигова, Киева занимают представители знати завоевателей.

На места многих погибших удельных князей и бояр тоже садятся бывшие монгольские темники и мурзы, а в городах – монгольские наместники. Впрочем, слово «монгольские» следует понимать весьма условно – среди служивших ордынским ханам, как уже упоминалось, были представители самых разных народов – от уйгур до алан.

В общем, события развиваются по сценарию, десятки раз отработанному за прошедшие тысячелетия, и так же, как случилось в то же время в Иране и Китае – захватчики, завоевывая какую-либо более цивилизованную страну, истребляют ее правящий класс (вернее, большую его часть), после чего занимают его место, превращаются в военную и земельную знать, постепенно сливаясь с местным населением. (14,448)

Только Новгородская земля сохраняет относительный суверенитет, хотя и вынуждена уплачивать дань монгольским ханам и, по крайней мере внешне признавать их верховенство.

И здесь история делает крутой поворот, значение которого не было понятно ни современникам, ни даже многим позднейшим историкам.

Если в условиях кочевой степи и кочевых порядков, единство орды непрерывно подтачивалось бесконечной междоусобной борьбой претендентов на трон хана, то на Руси, напротив, у Чингизидов по сути не остается иного пути, как осуществить политическую эволюцию, по образцу уже упоминавшихся Ирана и Китая.

Как бы этот поворот событий отразился на судьбе русского народа?

Да простит меня читатель, но никаких ужасных последствий этого не просматривается.

В конце концов, как уже говорилось в начале главы, в течение десятилетий западными русскими землями правили язычники – литовские князья, и не сказать, что правили плохо, во всяком случае массового недовольства не вызывали.

Хотя в городах сидят ордынские баскаки – сборщики дани, и вельможи-наместники, тем не менее положение русских земель, сравнительно с известным нам, заметно улучшается. Прежде всего, практически нет грабительских рейдов монгольской конницы, предающей все и вся огню и мечу. Да и зачем бы стали новые правители Руси своими руками разорять собственные владения, с которых кормились? Так же нет, или почти нет в не меньшей степени разорявших русские земли мусульманских купцов-откупщиков (бесерменов), которым монголы продавали право сбора дани. Ханам, живущим в этих землях, куда удобнее собирать налоги самим. Монгольское войско рассредоточивается по русским землям в виде относительно небольших гарнизонов, что само по себе затрудняет большие походы – сперва надо собрать его в единый кулак.

Вместе с тем, дружины уцелевших русских князей и бояр привлекаются к военной службе – как вспомогательные части. Одновременно немалое число русских воинов зачисляется в ханское войско, как принудительно, так и добровольно – в надежде на добычу и жалование. Позже появляются целые тумены, сформированные по монгольскому образцу, но состоящие из уроженцев Руси.

Наряду с монгольской «Ясой» действуют «Русская правда» и русское обычное право. Причем, граница между их применением, так сказать подсудность, могла бы распределяться следующим образом – отношения завоевателей между собой, и с русскими подданными определяются в основном «Ясой», в то же время коренные жители Руси регулируют свои внутренние дела, опираясь на прежние правовые нормы.

…В 1255 году умирает властелин Золотой Орды Бату – хан; как уже говорилось – наименее агрессивный из всех потомков Чингисхана, предпочитавший не ходить в походы, а жить в своем роскошном дворце, проводя дни в пирах и общении с многочисленным гаремом.

Ему наследует его сын Сартак, человек еще более миролюбивый, в сравнении с отцом, и совсем не воинственный.(116,295) Вдобавок, хоть и не православный, но христианин. (6,102) И именно он совершает поступок, окончательно перевернувший ход истории – под влиянием русского духовенства переходит в православие, одновременно активно способствуя крещению своих сородичей.

Никаких особых препятствий в этом его начинании не возникает.

К моменту завоевания Руси большинство монголов, как уже говорилось, были язычниками. То же самое относилось к представителям других народов, входившим в состав их войск. И, как уже говорилось в главе третьей, для них окреститься – всего лишь признать, что есть еще один бог, вот и все. Некоторая часть – аланы, уйгуры, тюрки – найманы и монголы – кераиты, были христианами, в основном – несторианами. К их числу, кстати, относилось немало потомков Чингисхана и помимо Сартака – тот же Хулагу. Для них вообще принятие православия – нечто почти обыденное.

Что же до ислама, то он в качестве государственной религии был введен в Золотой Орде лишь при хане Узбеке, примерно со второго десятилетия ХVI века. Однако, в рассматриваемом историческом сценарии задолго до этого времени практически все пришельцы уже приняли христианство, пусть эта христианизация и не столь глубока.

Из истории известны множество представителей ордынской знати, без каких бы то ни было затруднений крестившихся. Таков был, например, Чет-мурза – предок Бориса Годунова и еще полудюжины знатных фамилий; предки Юсуповых, Аксаковых и еще множества родов.

Конечно, новокрещенные монголы и прочие завоеватели далеко не становятся ревностными христианами. Имеет место и двоеверие – поклонение, наряду с Иисусом, и старым богам, и чисто внешнее крещение: просто чтобы угодить хану. Вельможи-степняки и их ближайшие потомки продолжают следовать множеству старых обычаев, почти официально содержат гаремы, и не слишком усердно посещают церкви.

И еще долго, помолившись в церкви, монгол отправлялся бы домой, к своим женам, при этом не забывая плеснуть кумысу Сульде.

Но главного уже не изменить – завоеватели легко и без сопротивления обращены в новую веру. Да и вряд ли все бы они поняли, в чем тут особые изменения? Новокрещенные монголы и представители иных степных народов, продолжили бы возносить на родном языке молитвы Тэнгри-Хану (Владыке Неба), добавляя при этом славословия «сыну его – Исе».

Прошло бы немало времени, прежде чем истинная религиозность укоренилась бы в их среде.

Принятие наследниками Батыя православия радикально и окончательно меняет ситуацию. Теперь они уже не захватчики, опирающиеся на грубую силу, но христианские государи, которым надлежит со смирением повиноваться.

На их стороне всецело выступает православное духовенство, которым руководит отнюдь не одно только корыстное стремление выслужиться перед властью, хотя и оно тоже. Тем более, что монголы, как и в нашей истории, с самого начала покровительствуют церкви, запрещая под страхом смерти чинить обиды священнослужителям и монахам и освобождая церковное имущество от обязательной десятины. (116,426) Но не менее важно и вполне искреннее стремление распространить истинную веру среди язычников или обратить в нее еретиков – несториан.

В церквах возглашается «многая лета» «царю русскому» – «Сартаку Батыевичу» с чадами и домочадцами.

Тут же вспоминаются подошедшие к случаю греческие наставления относительно обязанностей подданных, призывающие «царя чтити», и тому подобное.

Дело еще и в том, что монгольское завоевание пришлось на период, когда в мировоззрении русских людей образовалось своего рода «пустое место», на месте «царства» – мировой державы, во главе с правителем высшего ранга «царем», чей авторитет был бы непререкаем, а статус – заметно выше княжеского (и королевского).

Прежде это место было прочно занято «Вторым Римом» – Византией и константинопольским базилевсом. Но в 1204 году крестоносцы захватили Константинополь, разгромив Византию (что было воспринято на Руси как «погибель царства»).

Даже в реальности сюзеренитет языческо-мусульманской Орды имел в глазах многих русских некое подобие легитимности – ее правитель носил заметно более высокий титул, чем любой из претендентов на власть над русскими землями. Тем более укрепляется подобное положение в случае принятия монголами православия.(42,29)

Что интересно – будучи в принципе не слишком озабочены вопросами религии, монгольские цари дозволяют своим подданным исповедовать любую веру. Вместе с православными, на Руси можно увидеть храмы языческие – у народов Поволжья – черемисов, мордвы, вотяков, жителей пермских земель и аланов. Немало жителей исповедует ислам – в той же Волжской Булгарии (не говоря уже об уроженцах Хорезма). Наконец, кое-где легализуются, если можно так выразиться, капища славянских богов, искорененные еще Владимиром. Ведь последние селения русских язычников – кокшарей, живших в Двинской пятине, были уничтожены в ХIV веке, во время присоединения Новгорода. (6,89)

Вряд ли такое положение продлилось очень долго – с течением времени новые поколения царей монгольской династии, отчасти под влиянием православного духовенства, отчасти следуя извечному принципу – «каков король, таков и народ» (т.е. вера государя должна исповедоваться и его подданными), занялись бы обращением активным обращением всех своих подданных в государственную религию.

Во всяком случае, славянское язычество точно бы попало под запрет. Но на какое-то время на русских землях устанавливается религиозный плюрализм и свобода совести.

Подведем промежуточный итог. Результатом вышеизложенного сценария стало бы то, что уже к концу ХIII – началу ХIV веков «Улус Джучи», так и не успевший скорее всего, получить знакомое на название – Золотая Орда,(или, как его именовали сами хозяева – Белая орда) исчезает. [50] На его месте, сначала по сути, а потом и по названию возникает новая Русь – Русь Чингизидов, если угодно – Русь Монгольская.

«Рождается татаро-славянская держава, охватывающая действительно почти всю Русь».(10,489)

Стал бы столицей этой новой Руси уже знакомый нам Сарай-Бату на Волге? Или Бахчи-Сарай в благословенном Крыму? Или и в самом деле какой-нибудь Сарай-на-Днепре? А может, этой столицей через какое-то время оказался бы один из старинных русских городов – Владимир, Чернигов, Киев, Львов? Или какой – то из городов бывшей Волжской Булгарии? Это не столь важно. В конце концов, столица Золотой Орды и в нашей истории меняла свое местоположение трижды.

Во всяком случае, именно русские земли становятся центральным регионом огромного государства, включавшего в себя едва ли не четверть Евразии; именно в них располагается его столица. И государство это, из непрочного военно-феодального образования, управляемого паразитической верхушкой, год от года все более развращавшейся и вырождающейся, становится чем-то иным, и в немалой степени – в результате действия «русского фактора».

И только при подобном развитии событий, историки будущего ХХ века получили бы хоть какие-то основания говорить о некоем русско-монгольском симбиозе.

Конечно, далеко не сразу и не для всех русских людей (да и нерусских подданных бывшей орды) новые властители стали бы, условно говоря, «своими». Да и они сами вряд ли так уж сразу стали бы ощущать себя таковыми.

Но уже спустя сто – сто пятьдесят лет максимум, монгольская знать окончательно ассимилируется, усвоив русский язык и русские обычаи – как это происходило почти всегда с варварами, покорившими более цивилизованный народ. Многочисленные потомки русских жен и наложниц завоевателей, уже в первом поколении чувствуют себя в большей степени русскими, нежели монголами. Через какое-то исторически недолгое время, от степного прошлого остаются, быть может, несколько десятков слов, вошедших в русский язык, некоторые предметы одежды, [51] может быть еще какие-нибудь титулы и звания – не более (например, страна делилась бы на улусы).

. И конечно, азиатской является организация власти, с безусловным подчинением низов верхам, и повиновением «без ослушания».

Случаются, конечно, (реже, чем в действительности) восстания против власти православных ханов, во главе которых, как правило, стоят князья и бояре. Их жестоко подавляют, причем основную роль в этом играют русские полки (ведь и войско Ивана Калиты вместе с ханом Узбеком громило нелюбимую им Тверь). Местные монгольские вельможи тоже, бывает, поднимают мятежи – борясь за трон, или стремясь отложиться от Орды; прежде всего, этим могли грешить владыки заволжских и зауральских степей. Однако, имея несравненно более прочную базу, ханы без особого труда пресекают эти попытки. Так, подавлена произошедшая в 1261-62 годах попытка нойона Ногая создать свою собственную орду в Северном Причерноморье и Приазовье. Хотя ему удалось на какое-то время стать хозяином положения и даже заключить союз с императором свежеевосстановленной Византии Михаилом Палеологом, но монгольские и русские войска разбивают его, и голова мятежника привезена сарайскому владыке. (116,300)

Так же, в противовес реальному развитию событий, относительно стабильно положение внутри правящей династии. Конечно, борьба за престол имеет место, точно так же как и в любой стране, но нет ничего похожего на ту непрерывную чехарду государей, когда за пятьдесят лет сменяется более трех десятков ханов (по этому показателю Золотая Орда ХIV века превзошла только Римскую империю века III) (63,64).

К монгольско-русскому государству присоединяются пермские земли устья Оби и побережья Ледовитого океана.

Из Сибири и Урала поступают дорогие меха – полученные в виде ясака, или благодаря торговле с аборигенами. Доходы от торговли ими – весьма важный источник пополнения казны.

Земли Приуралья и Поволжья, где в нашей истории возникли Казань и Астрахань (Хаджи-Тархан) – всего лишь провинции державы потомков Чингисхана.

Крымское ханство никогда не появляется; население полуострова остается христианским – это греки, армяне, славяне, караимы, потомки готов-тетракситов и более древнего – еще скифского населения а так же генуэзцы.(4,410) Кстати, генуэзские колонии – Кафа (Феодосия), Судак и Каллиера подчинены власти ханов, пусть и сохранив внутреннее самоуправление.

Таврида – одна из наиболее процветающих областей нового царства. В крымских портах швартуются суда из всех средиземноморских стран, – тут и купцы Магриба, и византийцы, и французы, и венецианцы и, конечно – генуэзцы, сохраняющие связи со своими бывшими владениями.

Восточные границы Руси-Орды простираются далеко за Урал, к алтайским предгорьям, верховьям Оби и Иртыша, почти соприкасаясь с землями, откуда пришли предки правящей династии. И это безо всяких войн, без экспедиций землепроходцев, уже к ХIII – ХIV векам. Все эти земли становятся частью монгольской Руси, так сказать автоматически, в ходе раздела государства Чингисхана.

Земледельцы начинают распахивать черноземные степи, не опасаясь сабель и арканов степняков.

Нет разорительных набегов кочевников на земли Руси – ни с востока, ни с юга – все они являются верными подданными русско-монгольских царей.

А ведь только крымскими находниками было уведено в полон, по некоторым данным, до трех миллионов русских людей.(10,231) Границы на юге доходят до Сырдарьи и Арала, включая древний Ургенч и Хиву, проходя вдоль Кавказского хребта – от Азовского моря до Дербента. Русские пахари появляются на Кубани, Дону, в Поволжье и Поднепровье, как минимум на двести-триста лет раньше, чем в нашей истории. Русские купцы, ремесленники, земледельцы проникают в глубину Азии – и не как редкие гости, а как постоянные жители.

В столице Монгольской Руси, и других городах – и тех, что построены уже после монголов, и даже прежних, можно увидеть, вместе с мазанками и избами русских горожан, и кибитками кочевников, дворцы и дома из камня, облицованные мрамором и изразцами, с водопроводами, окруженные садами, утопающие в роскоши.

Чтобы читатель составил более подробное представление о том, как могла выглядеть эта столица, приведем данные археологических раскопок реальной ордынской столицы Сарай-Бату в низовьях Волги. Город этот занимал почти пятьдесят квадратных километров – больше чем европейские столицы. Город украшало множество каналов и водоемов. Наряду с монгольскими и тюркскими кварталами в Сарае – как и в других степных ордынских городах – а их десятки, было обширные русские кварталы. В городе имеется множество вполне удобных домов с неплохим – даже по современным понятиям – воздушным печным отоплением. Знать (в том числе и русская) проживает в великолепных дворцах, окруженных садами. Не уступающие европейским того времени ремесленные мастерские с водяными колесами в качестве механических двигателей, производят множество товаров, известных во многих уголках Евразии.

Пышно расцветает яркая урбанистическая культура, где с русской иконописью и ювелирным искусством соседствует арабская математика и астрология, персидская поэзия и архитектура. (119,205)

При покровительстве властей широко развивается караванная транзитная торговля – под властью русских ханов-царей находится значительная часть Великого шелкового пути.

Какой могла быть судьба другой части владений Золотой Орды – земель Средней Азии? Просматриваются два возможных сценария их дальнейшей судьбы. На территории бывшего Хорезма, после христианизации правящей династии, в результате борьбы части отколовшейся монгольской знати, могла возникнуть отдельная Орда – какая-нибудь Ургенчская, или Самаркандская. А быть может, эти земли остались бы очень долго – и до сей поры, как знать, мусульманской периферией огромной христианской державы. Точно так же как северо-восточная Русь была какое-то время христианской периферией исламизированной Золотой Орды – как республики Поволжья и Северного Кавказа – нынешней РФ.

Даже в случае распада Золотой Орды, аналогичного случившемуся в реальности, монголо-русская династия сохранила бы под своей властью, как минимум территорию, которую занимало Московское царство к концу правления Ивана Грозного – Европейскую Россию и Западную Сибирь, плюс Крым и Причерноморье.

И в любом случае не было бы никакой серьезной угрозы с востока, так же как в Средней Азии не появится никто, похожий на Тамерлана. Не появляется, кстати, и такой народ, как узбеки, получивший свое название от имени золотоордынского хана, и большая часть тамошнего населения говорит на языке, родственном таджикскому.

В какую сторону могла бы пойти политическая эволюция страны при данном ходе событий?

По мнению иных, она так и осталась бы на неопределенное время классической восточной деспотией, окостеневшей в своем сложившемся при первых ханах облике, крайне консервативной и обреченной на конечную отсталость и даже подчинение Западу, как это в итоге случилось с османской Турцией.

Вот, что по этому поводу написал Д.И Менделеев, разбиравший аналогичный сценарий.

«…Представим, что татарский покоритель России принял бы христианство, объединил бы разрозненную тогда Россию и стал закреплять в ней бы не свои монгольские, а лучшие русские по времени обычаи и приемы, важнейшие должности дал бы крещенным и лучшим во всех отношениях татарам, но покровительствовал бы и русским… Вышел бы и в России из такого приема, конечно, только новый, косный, староверческий Китай… И не было бы у нас не то что Петра Алексеевича, но даже и Иоанна III, и были бы мы Китаем, могло статься и по сию пору».(118,64) Такая точка зрения вполне имеет право на существование.

Но с не меньшей уверенностью можно предполагать и иной вариант. Завоеватели, как уже говорилось усвоили бы не только достаточно высокую политическую и духовную культуру Киевской Руси, но и восточных польских земель и балканских народов. Еще один фактор – противостояние с агрессивными соседями на западе, так же поневоле способствовало бы активному усвоению передовых западных достижений, за которым неизбежно последовало бы и просвещение в западном духе. Тем более, что пример с турками, завоевавшими Византию тут не вполне корректен – тюркские племена, вторгшиеся в Малую Азию, уже обладали достаточно высокой степенью организации, и главное – мощной монотеистической религией, противопоставлявшей их коренному христианскому населению – «райя».(6,357)

Обратим теперь взор за пределы Руси-Орды.

Не существует Великого Княжества Литовского, вернее, его пределы так и ограничивается чисто литовскими территориями (да и то, как будет сказано ниже, ненадолго).

Тут мы видим еще одно неожиданное следствие происшедших изменений. Ведь известно, что именно в союзе с Великим Княжеством Литовским и Русским, и во многом благодаря ему, Польше удалось отразить агрессивные поползновения Тевтонского ордена.

Как выразился А.М. Буровский, анализируя подобный сценарий (и тут автор готов с ним всецело согласиться) «В нашей реально сбывшейся истории именно Литва остановила немцев…». (10,489)

При данном варианте исторического развития, события могли пойти двумя путями. Если ситуация не отличается от реально сбывшейся, то между Польским королевством и монгольской Русью устанавливаются достаточно дружественные. Ведь, как мы помним, в Речи Посполитой находили убежище многие представители ордынской знати, включая хана Тохтамыша, а на службе ее королей находились значительные силы татарской кавалерии.

И в битве при Грюнвальде вместе с польскими рыцарями против тевтонов бились бы не только русские полки из союзной Орды, но и многочисленная степная конницы.

В противном случае, Польша скорее всего, не позже конца ХIV – середины ХV века оказалась бы раздавлена между ордой и орденом

Так что, при данном варианте развития событий, Польша скорее всего, не позже конца ХIV – середины ХV века оказалась бы раздавлена между ордой и орденом

(прошу прощения за не совсем удачный каламбур), как между молотом и наковальней. Юг ее – до Кракова, с Малой Польшей, заметной частью Силезии и восточной Словакией становится частью русско-монгольского государства (можно смело предположить, что с какого-то момента ханы-цари принялись бы насаждать там православие, искореняя «поганую латынску веру крыжацкую»(6,261) и, как легко догадаться, отнюдь не одними только проповедями). В то же время Мазовия, Крайна, Великая Польша с Варшавой оккупированы тевтонскими рыцарями и подвергнуты тотальной германизации.

На территориях бывшего Польского королевства, проводится та же политика, что за пару столетий до того в завоеванных землях полабских славян проводили маркграф Альбрехт Бэр, епископ Генрих Лев и герцог Адольф Голштейнский – руководители северных крестовых походов.

И то, что поляки – единоверцы немцев, ровным счетом не имеет никакого значения – ведь именно с Польшей, а не с православной Русью прибалтийские рыцари вели наиболее жестокие и упорные войны – едва ли не более активно, чем с языческими литовскими племенами.

Захваченные территории открываются для широкого притока немецких колонистов, поляков сгоняют на самые неплодородные земли, превращают в рабов, или просто истребляют. Знать или уничтожают, или – весьма небольшую часть, активно онемечивают. То же, впрочем, касается и остальных уцелевших славянских аборигенов. Власти ордена заключают с дворянами и богатым бюргерством германских земель договоры на колонизацию вновь присоединенных территорий, те организуют их заселение, создают новые деревни и города, где становятся наследственными правителями и бургомистрами. (13,256)

Уже к ХVIII веку максимум о прежних хозяевах земель между Бугом и Эльбой не напоминает почти ничего, кроме искаженных славянских названий городов. Хотя отдельные островки польского населения могли сохраниться и до новейшего времени, как сохранились, например, до второй половины ХХ века лужицкие сорбы и кашубы.

Точно так же, в конце концов, поделена и Литва. Жемайтия – Жмудь и западная часть Аукшайтии становятся орденскими землями, и их жителей ждет то же самое, что поляков, эстов, латышей, а до того – полабских славян и пруссов. В результате Тевтонский орден начинает граничить с Ливонским и последний довольно быстро становится его частью, как за несколько веков до того частью Ливонского стал орден меченосцев.

В то же время восток прежнего Литовского княжества и юг (Дзукия), присоединяются к Руси, там утверждается православие и власть сарайских царей.

В этих условиях Тевтонский орден всячески подчеркивает свою роль, как форпоста христианской цивилизации перед лицом мифической «татарской угрозы», при этом, разумеется, раздувая ее сверх меры. Он пользуется ею как аргументом в своих все учащающихся конфликтах с соседними государствами, со Священной Римской Империей, шведами и датчанами и, наконец, с папским престолом, который все больше начинает раздражать его слишком независимая позиция.

В связи с последним обстоятельством не исключено, что с какого-то момента вышеупомянутые государства начинают исподволь налаживать отношения с Монгольской Русью, видя в ней противовес наглеющим день ото дня балтийским крестоносцам.

Русское царство ведет частые войны на западном направлении, где вынуждено противостоять аппетитам Тевтонского ордена, чьи владения протянулись от Нарвы до Вислы. Впрочем, впоследствии, весьма возможно, на его месте возникло бы Прусское, или, скажем, Остзейское королевство. Это могло случиться после секуляризации ордена, последовавшей в эпоху Реформации, примерно в середине ХVI века.

Но при любом развитии событий, идеологическим знаменем этого противоборства со стороны немцев становятся лозунги борьбы с «Татарией-Тартарией» и будто бы представляемой ей для Европы опасностью, и заодно – распространение католицизма. Действительными же целями, были бы, как и всегда в германской политике, вплоть до гитлеровских времен – захват огромных и богатых русских земель и превращение их жителей в рабов, как это уже проделано в бывшей Польше. Но на этот раз в лице Руси они имеют дело с противником, далеко превосходящим их по численности населения и ресурсам, имеющим прочный тыл (в отличие, кстати, от той же «нашей» Литвы, почти непрерывно конфликтовавшей с Московским княжеством и Золотой ордой, а позже – Крымским ханством). И добавим – государством крепким, монолитным и жестко централизованным, в противоположность Польше и Литве, то есть по первому слову царя-хана способным двинуть в бой армии числом в сотни тысяч человек.

Так что сторонникам продолжения «Дранг нах Остен» приходится поневоле умерить свои аппетиты, тем более, что, как уже говорилось, и их западные и северные соседи с подозрением смотрят на сильное и амбициозное государство со столицей в Мариенбурге.

Беспокойство, наряду с западом, доставляет и южное направление. После того, как в середине ХV века османы уничтожают Восточную Римскую Империю, к тому моменту съежившуюся практически до размеров городской черты Константинополя, воины ислама довольно быстро выходят на границы Руси. Границы эти, кстати, могли протянуться далеко за Прут и Дунай, а в числе вассалов и подданных русских каганов могли попасть молдавские и валашские бояре и князья. Тут, вполне возможно, наблюдалась бы та же картина, что и в нашей истории – Европа, вернее, считающие себя ее авангардом тевтоны, с определенного момента пытается заручиться поддержкой Турции в борьбе против русско-татарского государства (так же как в реальности весьма плотные контакты завязывались между Турцией и Швецией).

Впрочем, в данной исторической виртуальности события могли развиваться таким образом, что уже с конца ХIII – начала ХIV веков Русь Чингизидов вполне могла развернуть экспансию в южном направлении, на Балканы. После ряда войн к православному ханству могли быть присоединены земли болгар, сербов, валахов, и наконец, очередной поход мог увенчаться падением Царьграда, мечта о котором тщетно терзала многие поколения русских царей и военачальников, толкая их, зачастую, на бессмысленные и губительные поступки (последним и завершающим из которых, во многом стало участие в Первой мировой войне).

Кроме конфликтов с немецкими орденами и османами, Руси вполне возможно, пришлось бы вступить в борьбу со шведами за Новгород – среди новгородского боярства могли найтись те, кто предпочел бы повиноваться шведским королям, а не татарским царям. Однако несомненно, такая борьба окончилась бы в пользу последних, и скандинавские вояки забывают дорогу на берега Финского залива и Ладоги.

Новгородские же земли, раньше или позже, окончательно входят в состав страны, которые ее жители по прежнему именуют Русью или Русской землей, а заграница – «Великой Монголией» или уже упоминавшимся топонимом «Татария». Правящая же династия могла получить в мировой историографии титул Великих Моголов – а почему бы и нет?

Удивительное, должно быть, зрелище представляла бы эта держава, где купцы из Новгорода и Твери свободно ездили бы в Бухару и Самарканд – и все это не выезжая из своей страны. Где при дворе монарха, среди сановников, рядом с русскими, были бы ее разноплеменные подданные – итальянцы, литовцы и словаки. И где если бы и уцелело до наших дней несколько летописей на монгольском, хранящихся как величайшая реликвия, то написаны они были бы кириллицей.

Да, в этой ветви истории русскими землями – и сейчас еще, быть может, правили бы потомки жестоких завоевателей, диких кочевников, повергших в прах Киевскую Русь, среди многочисленных титулов которых был бы, не исключено, и ханский. И мысль эта, вполне вероятно, выглядит не столь уж приятной для славянского сердца и ума.

Но не было бы истребительных походов ордынцев на русские земли, после которых оставались лишь трупы и пепел. И многочисленных нашествий крымцев чуть ли не до екатерининской эпохи. И русских рабынь на невольничьих рынках итальянских городов. И миллионов русских рабов, вертевших весла турецких и генуэзских галер и трудившихся под бичами надсмотрщиков на полях Крыма, Анатолии и Хивы, создавая богатства для султанов и эмиров, потом превращавшееся в оружие, что несло смерть русским же людям. И рязанских и киевских полонянок, дети которых ходили в набеги на земли матерей. И многого другого, не менее неприятного и печального.

"Ветвящееся Время": Русь Монгольская

   В общем, разновариантная Азиатская Русь кажется довольно интересным вариантом... Кстати говоря, наличие прочных связей со странами Индо-Персидского и Китайского Востока может серьезно сказаться на развитие торгово-культурного потенциала такой Державы...

   Мир обещал быть?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

 «У нас Белый царь — над царями царь.
      Почему ж Белый царь над царями царь?
      И он держит веру крещеную,
      Веру крещеную, богомольную,
      Стоит за веру христианскую,
      За дом Пречистыя Богородицы,—
      Потому Белый царь над царями царь...»

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Такой вариант мог бы быт. Если, например, кто-то из ордынских ханов решил, что среди монголов ему мало что светит или в результате борьбы с соперниками решить утвердиться среди русских князей, а потом он и его потомки уже начнут собирать русские земли. Для большей лигитимизации нужно будет жениться на дочери какого-нибудь влиятельного князя. А самому русскому князю это будет выгодно в деле возвышения и укрепления свой власти. 

Думаю, что 13-14 века самое подходящее для этого время.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Прежде всего, практически нет грабительских рейдов монгольской конницы, предающей все и вся огню и мечу. Да и зачем бы стали новые правители Руси своими руками разорять собственные владения, с которых кормились?

Почему? Сами то орды кочевников никуда не делись, скорее степные гоп-компании в еще большем масштабе кошмарили земледельческое население Руси. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Странный текст - монголы-пацифисты и гуманисты, а с другой стороны - нордические тевтонские уберменши. И вымершие якобы в РИ кашубы с сорбами...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Немного о внутреннем устройстве государства Ильханов. 

Внутренний строй государства Хулагуидов

Ильханы вели полукочевой образ жизни. Часть года они жили со своим двором и ставкой (орду) в столице (сперва Марага, потом Тебриз, с начала XIV в. – новый город Султания близ Зенджана), а остальное время на кочевках летних (в горах) или зимних (в степях). Монгольские правители – сперва наместники великого хана, потом ильханы – сохранили оставшийся от державы Хорезмшахов бюрократический аппарат, поставив его к себе на службу. При ильхане всегда находился первый вазир, именовавшийся обычно наиб («заместитель»), имевший свой диван. Во главе дивана финансов стоял мустауфи ал-мамалик; если обе эти должности совмещал один сановник, то он именовался сахиб-диван. Почти весь бюрократический аппарат состоял из иранцев; языками канцелярий были персидский и отчасти уйгурский. Шамс ад-Дин Мухаммед Джувейни76, потомок персидской семьи из Хорасана, служившей и Сельджукидам, и Хорезмшахам, и монголам, был сахиб-диваном при первых трех ильханах более 20 лет (1263–1284); он заполнил всю верхушку гражданской бюрократии своими сыновьями и креатурами. Позднее упомянутый Рашид ад-Дин Фазлаллах, известный ученый-энциклопедист и историк, был вазиром77 при Газан-хане и Ульдзейту-хане в течение 19 лет (1298–1317). И первым ильханам-язычникам покровительство религиозным меньшинствам (христианам, буддистам, при Аргун-хане еще и иудеям) нисколько не мешало опираться и на ирано-мусульманскую бюрократию. Но положение персидского чиновника на службе у ильханов всегда было шатким. Двор их всегда (даже при умном и интеллигентном Газан-хане) был гнездом постоянных интриг соперничавших феодальных клик (участниками которых были монголы и уйгуры, тюрки и иранцы), заговоров и взаимных доносов, следствием которых были частые казни. Характерно, что из всех вазиров (числом 23) ильханов только один (Тадж ад-Дин ‘Алишах Гилани, ум. в 1324 г.) не был казнен, да и то лишь потому, что умер внезапно78. Вазиры и чиновники-иранцы на службе у ильханов помогали последним в ограблении народных масс своей страны, не забывая и себя. Но после казни вазиров и чиновников скопленные ими богатства и имения изымались в казну, что было очень выгодно ильханам.

Класс феодалов при ильханах состоял из четырех основных групп: 1) военно-кочевой знати, в основном монгольской и тюркской; это была политическая, господствующая группа; 2) провинциальной оседлой знати (включая сюда и владетельных вассалов ильхана и их арьер-вассалов)79; 3) гражданского чиновничества (бюрократии), почти сплошь иранского; 4) высшего духовенства – мусульманского, отчасти также и христианского (в странах Закавказья и в западных областях)80. Духовенство всех религий было освобождено от податей81.

Первые две группы класса феодалов в источниках именовались ахл-и шамшир (араб.-перс. – «люди меча»), вторые две – ахл-и калам (араб.-перс. – «люди пера»)82. Последние две группы были заинтересованы в осуществлении сильной центральной власти в лице ильхана и в централистской политике. Монголо-тюркская военно-кочевая знать поддерживала ту же политику до тех пор, пока продолжались завоевания, приносившие военную добычу и новые земли. После же неудач в Сирии, когда завоевания прекратились, эта знать стала стремиться к феодальной самостоятельности. Первые две из упомянутых выше групп феодалов оказались носителями центробежной тенденции, иначе говоря, феодальной раздробленности. И если при первых ильханах ханская власть была сильна, то последние ильханы (после смерти Абу Са‘ида Бахадур-хана, 1316–1335) стали марионетками в руках соперничавших феодальных клик.

Области управлялись наместниками ильхана, назначаемыми из дивана первого вазира83. В областях или округах, где были наследственные владетели-вассалы (атабеки, мелики), при мелике находился присланный из центра правитель – баскак (монг.), иначе шихна (араб.), обычно монгол. Он контролировал действия местного мелика, обеспечивал поступление дани и чрезвычайных налогов и имел в своем распоряжении монгольские войска84.

Войско, точнее феодальное ополчение, в основном состояло из монгольских и тюркских кочевых племен, в которых все мужчины были военнообязанными. Войско, согласно «Великой Ясе» Чингисхана, делилось на туманы85, тысячи, сотни и десятки86. Эти военные части представляли подразделения кочевых племен, их колен и родов; были «тысячи» ойратские, сулдузские, джелаирские, кэрэитские и др. Во главе этих подразделений стояли соответственно эмиры (нойоны, беки) туманов, тысяцкие, сотенные, десятские. К этой массе воинов-кочевников присоединялись ополчения оседлых феодалов-вассалов; они формировались по принципу: один воин с каждых девяти дворов оседлых жителей. Основной частью войска была конница, пехота (из оседлых жителей) служила для осады крепостей. Но в монгольском войске была и специальная техника87. Военная добыча делилась по тому же принципу, как и в мусульманских войсках: пятая доля выделялась для ильхана и его рода, из остальной добычи конный воин получал двойную долю по сравнению с пехотинцем88.

В верхних слоях монгольских завоевателей в XIII и первой половине XIV в. прослеживаются два основных направления. Существование их было отмечено в общих чертах В. В. Бартольдом и А. Ю. Якубовским, более подробно они были рассмотрены в работах С. П. Толстова и моих89. Первое направление поддерживалось большинством монгольской и отчасти тюркской кочевой знати. Эти поклонники монгольской старины и кочевых традиций враждебно относились к оседлой жизни («Великая Яса» Чингисхана прямо запрещала монголам переходить к оседлости), земледелию и городам. Они были сторонниками неограниченной хищнической эксплуатации оседлых крестьян и горожан. Они не делали большой разницы между покорившимися и непокорившимися оседлыми народами; на тех и других завоеватели смотрели как на объект грабежа, только грабили их разными способами: первых – при помощи тяжелого налогового пресса, вторых – силой оружия, путем захвата военной добычи90. Представители этого направления не заботились о том, чтобы не разорить вконец оседлое крестьянство, и облагали его налогами и поборами, не считаясь с тем, в состоянии ли сельское хозяйство выдержать такое бремя.

Второе направление включало небольшую группу монгольской знати, главным образом связанную со службой в ханской ставке и в собственных доменах ханской семьи; в основном же это были представители иранской бюрократии, служившей ханам. Приверженцы этого направления стремились создать крепкое централизованное государство с сильной ханской властью и тем самым обуздать центробежные устремления, произвол и своеволие монголо-тюркской кочевой знати. Для этого было необходимо сближение ханской власти с иранской феодальной верхушкой, покровительство купцам, торговле и городской жизни, восстановление разрушенных монгольским завоеванием производительных сил, в первую очередь в сельском хозяйстве, что было связано с точной фиксацией податей и повинностей крестьян. Без восстановления производительных сил, необходимого для регулярного поступления налогов в постоянных цифрах в казну центрального правительства, сильная ханская власть даже в масштабе отдельного улуса не могла бы существовать. Сторонником указанного второго направления был и великий хан Угэдэй (1229–1241), судя по тому, что рассказывают о его действиях Джувейни, Сейфи и другие источники91. Эта тенденция отразилась и в указе великого хана Мэнгу (1251–1259), ограничившего повинности и размеры податей крестьян и горожан92. Но эти попытки почти не давали результатов из-за противодействия монгольской военной знати. Вначале Хулагуиды93 чаще всего склонялись на сторону первого из указанных выше направлений, хотя действовали далеко не всегда последовательно. Второе направление одержало верх в Хулагуидском государстве при Газан-хане.

 Таким образом и на Руси будет так же. Степные орды никуда не денутся, и если их не направлять в завоевательные походы,  то эти товарищи будут грабить подвластное русское население, причем грабить конкретно.

Что приведет к полной деградации всей хозяйственной жизни на Руси. 

Откуда данные что Ильханат жил неплохо под монгольским владычеством кстати?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Русской нации не будет, впрочем как и Украинской. Будет монгольская.

Изменено пользователем Сонный

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Русской нации не будет, впрочем как и Украинской. Будет монгольская.

Отчего? Будет, как никуда не исчезла персидская идентичность, степняки просто не смогут ассимилировать такие массы оседлого населения . Опять же кочевникам нечего делать в лесной зоне. Однако более сильная интеграция Руси в структуры Орды не приведет к отсутствию грабежа, просто грабеж станет систематическим и какое-либо хозяйственное развитие застопорится. 

Большинство монгольских вождей не видит смысла в хозяйственном развитии покоренных земледельцев, поскольку их могущество зиждиться на лояльности воинов, лояльность достигается либо богатой добычей в успешных походах, либо эксплуатацией покоренных. Экспансия выдохнется, как и в РИ, а вот междоусобицы никуда не денутся, поэтому экономическое давление на покоренные народы будет только усиливаться. Поскольку мы постулируем истребление местной военно-политической элиты и засилье пришлых элементов, то русский народ останется совершенно беззащитным.

  А вот что будет потом, имхо Русь будет куда беднее РИ, кормовая база степняков будет также оскудевать, разброд и шатание Орды неизбежен. 

Кто в этих условиях отвоюет у Орды русские земли остается открытым. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Отчего? Будет, как никуда не исчезла персидская идентичность,

Несравнимое сравниваете. Персидской идентичности - тысячи лет, она устоялась. Русской на момент монгол - дай бог если 200-300 лет, в зависимости от места. 

 

После того. как 

Поскольку мы постулируем истребление местной военно-политической элиты и засилье пришлых элементов,

- однозначен распад толком не сложившейся идентичности. по каким именно границам - дело тёмное и, видимо. достаточно случайное, будет зависеть, в частности , от успехов разных монгол в ихних усобицах. Возможно, откатится к старым племенным границам (те же новгородские словене - почти наверняка, имхо). Но получить при этом детерминистично ту же схему, что в реале... нереал. :) 

Изменено пользователем Крукс

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Отчего? Будет, как никуда не исчезла персидская идентичность

На тот момент нет Русской идентичности.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

На тот момент нет Русской идентичности.

Вопрос в том что что-то славянское и православное будет точно и нет серьезных причин чтобы православная, славянская общность развалилась на части.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Вопрос в том что что-то славянское и православное будет точно и нет серьезных причин чтобы православная, славянская общность развалилась на части.

На тот момент она разделена, собралась она под рукой Московских Князей.

Изменено пользователем Сонный

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Кто в этих условиях отвоюет у Орды русские земли остается открытым. 

Турки?  По крайней мере успешный поход до Астрахани возможен.  Да и до Москвы.    

Как я понял, на карте вверху нет не только Польши, но Ливонского ордена?  Что это вообще за карта?  Европа тоже фантастическая?  

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

В общем, разновариантная Азиатская Русь кажется довольно интересным вариантом...

Интересно спросить у топикстартера, мы обсуждаем именно главу из "Ветвящегося времени" или возможны и другие варианты?

Думаю, что при утверждении ставки Сартака Батыевича в Киеве мы будем иметь некий вариант ВКЛ, в том смысле, что эта татарская "ВКЛ" будет в той же степени отличаться от Московской Руси как и реальная.  Но в другую, деспотическую сторону.

Конечно, в таком Киеве не будет вече и магдебургского права, но ремесленный посад вряд ли будут кошмарить в крайней степени.  Будут заказы.  А угонов не будет.  Скорее пригоны:grin:.  

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Я несколько раз пытался возбудить тему Ордуси, но от неё шарахались как чёрт от ладана.  Однако ещё в 2014 году коллега Ди предлагал похожую тему, где я кидал наброски "ордусской" жизни.

Кстати говоря, наличие прочных связей со странами Индо-Персидского и Китайского Востока может серьезно сказаться на развитие торгово-культурного потенциала такой Державы...

Вот, можно начать с вопроса охраны караванов и ямской службы.

Хотя, всё, конечно, развалится.  Но уже контроль над южноукраинскими степями и над Крымом в 16 веке переведёт Ордо-Русь в совсем другую весовую категорию.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

а у Джучидов не слишком много проблем на востоке для столь резкого смещения центра своих владений на запад? или от влияния на процессы в сердце империи они отказываются?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Турки?  По крайней мере успешный поход до Астрахани возможен.  Да и до Москвы.   

Турки? До Москвы?

Побойтесь Деда Мороза, коллега. :) 

Турки - они, конечно, турки, но зачем же уж так жестоко-то?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

На тот момент она разделена, собралась она под рукой Московских Князей.

Главный объединяющий фактор- православие уже есть и никуда не денется, монгольские и прочие династии, которые утвердятся на Руси его примут, рано или поздно.  

В целом все эти монгольские государства что Ильханат, что Золотая Орда и иже с ними успешно разваливались и фрагментировались. Поэтому не очень понятно, почему более тесная интеграция Руси в состав Золотой Орды как то должно ситуацию изменить. Никакого мощного чиновничьего аппарата ( как в Китае)  на Руси не наблюдается, так что Русь просто станет ареной для грызни монгольских и прочих пришлых князей за власть, и участие Руси в монгольских разборках не обещает ничего хорошего.

Единственный позитивный вариант, если на большей части Руси утвердится власть какого-нибудь Чингизида, который вдруг решит провести реформы а-ля Газан-хан, то есть с опорой на местные города и так далее, возможно на Руси они окажутся более удачными, чем в Иране.

В самом печальном варианте Русь распадется на феодальные владения, хозяйственная жизнь деградирует и эти территории поглотит более удачный, скорее всего западный, сосед.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Русь просто станет ареной для грызни монгольских и прочих пришлых князей за власть, и участие Руси в монгольских разборках не обещает ничего хорошего.

"История послемонгольской Руси представляет собой ту же знакомую тошнотворную парадигму вечно воюющих и сменяющих друг друга неустойчивых государств с неопределенными границами, по большей части с тюркскими династиями." (с) классик :resent:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

православие уже есть и никуда не денется

200 лет всего-то прошло после номинального введения. Больашя часть жителей - двоеверы, полу-язычники / полу-христиане.

При желании меняется легко - спросите боснийцев и албанцев, к примеру.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Я несколько раз пытался возбудить тему Ордуси, но от неё шарахались как чёрт от ладана. Однако ещё в 2014 году коллега Ди предлагал похожую тему, где я кидал наброски "ордусской" жизни.

Интересно а мир потянем.?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

албанцев, к примеру.

ну эти христианами были почти полторы тысячи лет, что не помешало впрочем...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Турки? До Москвы? Побойтесь Деда Мороза, коллега

Настоящему янычару везде :russian:.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Такой вариант мог бы быт. Если, например, кто-то из ордынских ханов решил, что среди монголов ему мало что светит или в результате борьбы с соперниками решить утвердиться среди русских князей, а потом он и его потомки уже начнут собирать русские земли.

Вариант такой: Сартак сбежал от Берке и всё закрутилось.  Таким образом, мы будем иметь ещё один раздел Улуса Джучи.  В степях граница, вероятно, по Дону.  В целом – негусто.  Тем более что волжская орда исламизируется в те же сроки, если не быстрее.  Правда перетечка нойонов (тот самый Исбальмыш и т. д.) будет идти намного активнее. 

Не будет Ногая, который был связан с Берке и сарайскими ханами, да, к тому же и сам мусульманин.  Но сама географическая близость подвигнет заняться Балканами.  И тут всё будет зависеть от отношений с Волжской Ордой.  Чем больше на неё будет уходить сил, тем меньше походов в западном направлении.

Насчёт культуры.  Во-первых – правовые нормы.  Сдается ли в утиль Яса?  Среднеазиатские ханства управлялись по шариату.  Вероятно, яса станет таким же музейным реликтом, как и князья Рюриковичи, причём даже большим, учитывая имеющиеся в статье «русские» княжества.  Но, конечно, полные её списки, в драгоценных окладах, будут в наличии.   Хотя многие статьи вполне могут войти в новейшие судебники.  А само слово поспорит с термином «правда».  Так что….  Второе: язык – тюркизмы.  Считается, что в украинском больше тюркизмов, чем в русском.  То есть как раз может произойти разделение русского языка (если о разговорном «древнерусском» вообще можно вести речь) не на три ветви, а на две: южную, отатаренную и северную, похожую на новгородский диалект.  Третье: быт.  Мы что-нибудь дополнительное кроме шаровар введём?  Например, замена палаток на юрты (хотя это неудачный пример – кошма и каркас нужны потому, что в юрте жили зимой, а у оседлых есть постоянные дома) и полный переход на ордынский доспех?  Заимствования печей, изразцов и прочее, придётся проводить из Византии и от генуэзцев, поскольку тесных сношений у Киевской орды с мусульманским востоком как-то не предвидится.  Но замечу, что их и у Берке не предвидится, поскольку его послы в Египет через Крым плавали.

По религии.  Святой Сартак – почти детерминировано.   Если Константинополь в вассальной зависимости от Киевских ханов, то никакого раскола.  Да и патриарх русский будет не слишком-то нужен.    

Внешние дела.  На Сарай будут нацеливаться при любой возможности, ибо наследие Джучи и Батыя.  Без русских саумов он окажется беднее.  Возьмут в ходе «замятни» (если своей не будет).  А вот с Тимуром могут и подружиться – против Баязида.  Но это только в том случае, если Тохтамыш перестанет быть его креатурой.  С турками будут воевать.  И, время от времени, удачно.  Отсюда предвижу сохранение независимой от Габсбургов Венгрии (с которой тоже будут воевать).  В целом в состав Киевского ханства войдут все земли русских князей, включая, видимо, и Юрьев/Тарту. Как это повлияет на судьбу Польши и Литвы? Думаю, онемечить их не смогут.  Но почему бы польскому королю, после 1410 года, не побыть вассалом Тевтонского магистра?  А потом Остзейского короля?

В целом периодические развороты «Великой Татарии» то на Запад, то на Восток вполне возможны.  И походы на Византию.  И оборона Константинополя от турецких захватчиков (с прицелом сохранять генуэзские плавания).  А уж о присоединении Синей Орды и говорить нечего.  А вот насчёт торговых связей….  Ну, Азак – «наш».  А дальше?  Если на Волге враждебная пробка, то с Китаем и Ираном не поторгуешь.  Так что все эти облизывания на Индо-Персидский и Китайский Восток надо отнести к веку XV, не раньше.

Что вообще в теме самое интересное?  Это культурные перспективы и судьбы Центральной - Восточной Европы.  Что кушать будем?  Что носить будем?  Когда введём порох и парламент/курултай?  Что будет с Турцией?  Сколько будет Германий?  Одна? Две?  Какова судьба Священной Римской Империи и не получится ли устроить мир, где будут только «старые» хищники?

Мне интересно придумать Россию «за чертополохом».  То есть совершенно иная, отдельная и маловзаимодействуюшая с Европой цивилизация.  Никаких Петров I.  Что-то вроде Индии или, лучше Эфиопии, поскольку язычество мне не нравится.  Но при этом чтобы на неё, с колониалистскими целями, никто не нападал.  Или такое в силу географии совсем невозможно?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Немного о внутреннем устройстве государства Ильханов. 

Сартак был утверждён Менгу ханом.  Отсюда можно сделать предположение (хотя и очень шаткое), что живой, здоровый Сартак Батыевич будет следовать идеям Менгу.  Кроме того его степная база значительно сократится.  На широкий замах особенно надеяться нечего.  Тут бы Русь удержать (тем более, если он сам на ней живёт!).  Кроме того Берке поддерживал Арик-Бугу (будучи мусульманином – язычника).  А Сартак/Улагчи (интересно, какое у него могло бы быть крестильное имя?) могут закорешится в одном треугольнике с Хулагуидами и Хубилаем (через Киликию?).  Как раз «оседлые» против степных.  Только где на Руси визирей взять?  Может вывезти из Греции и назвать великими логофетами?  Ещё один вариант я предлагаю такой:  объявить степь и живущих там собственностью хана.  Только он имеет право там кочевать и черпать оттуда военную силу.  А нойон посаженный в Суздале – изволь на суздальцев опираться.  Отсюда его стремительное обрусение и, с другой стороны, меньшие поползновения отделиться («неврюй» с юга придёт).

В целом я не вижу в этом государстве ничего супер-пуперского.  Половцы крестились, князья на половчанках женились.  В Крым – ходили, на Саркел.  Берладь знали.  Вполне себе «русские» границы.   

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте учётную запись или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учётную запись

Зарегистрируйтесь для создания учётной записи. Это просто!


Зарегистрировать учётную запись

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас