288 сообщений в этой теме

Опубликовано: (изменено)

Последняя сцена этой главы внезапно заставила меня вспомнить рассказ "Феникс на мече". Хоть я к ПЛИО приобщился уже давным-давно, как книге, так и к сериалу, а с Говардом начал знакомиться только совсем недавно, но для меня стала неожиданностью внезапно появившаяся в моей голове идея - что между Мелисандрой и Тот-Амоном есть что-то общее :)

Изменено пользователем Knight who say "Ni"

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

но для меня стала неожиданностью внезапно появившаяся в моей голове идея - что между Мелисандрой и Тот-Амоном есть что-то общее

Вот честно говоря, такая аналогия и близко в голову не приходила :) А в чем вы видите сходство?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Честно признаюсь, что с Говардом начал я знакомиться только совсем-совсем недавно, так что такой неофит, как я, может наделать много ошибок и его впечатления могут оказаться абсолютно ложными.

 

Но то сходство, которое я обнаружил между Тот-Амоном и Мелисандрой - это способность вызвать тень-демона для решения своих проблем. Именно это заставило меня вспомнить "Феникса на мече" и сопоставить его со сценой убийства Ренли из "Битвы королей". В момент сцены с Валерием и Мелисандрой из этой главы так и вертится у меня в мозгу сцена: "Убей его... и всех, кто будет находиться рядом с ним!" :)

Изменено пользователем Knight who say "Ni"

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

В момент сцены с Валерием и Мелисандрой из этой главы так и вертится у меня в мозгу сцена: "Убей его... и всех, кто будет находиться рядом с ним!"

Интересная аналогия :)

Хотя тень у Мелисандры и демон Тот-Амона имеют разную природу 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Хотя тень у Мелисандры и демон Тот-Амона имеют разную природу 

А может  не такую уж и разную.

Ренли убила тень с лицом Станниса. Аскаланте убил демон с лицом Тот-Амона. То есть некая связь с людьми у обоих сущностей наличествует.

Хоть я к ПЛИО приобщился уже давным-давно, как книге, так и к сериалу, а с Говардом начал знакомиться только совсем недавно

У меня ситуация строго обратная :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

В момент сцены с Валерием и Мелисандрой из этой главы так и вертится у меня в мозгу сцена: "Убей его... и всех, кто будет находиться рядом с ним!"

Поскольку спойлеры из сериала, уберу под кат от греха подальше.

Оффтоп, конечно, но внезапно возникла мысль, что сериальному Станнису для того, чтобы избежать дурацкой смерти, стоило ему загадать то же желание, что загадал Тот-Амон в "Фениксе на мече". Возможно, окажись в тот момент Станнис столь же кровожаден, что и Тот-Амон, то и всякие одержимые местью поклонницы Ренли у него бы под ногами не путались, и продолжал бы Станнис героически ПРЕВОЗНЕМОГАТЬ даже после поражения от Болтонов :) А ведь идея для развилки! ;)))

Изменено пользователем Knight who say "Ni"

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

и продолжал бы Станнис героически ПРЕВОЗНЕМОГАТЬ даже после поражения от Болтонов

сомневаюсь, что Русе дал бы ему уйти. Тем более Рамси. Хотя развилка интересная- погибла бы и Бриенна и Кейтлин, что с Джейме будет также непонятно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Этих старых персонажей я тоже рад видеть, а Ахерон должен восстать из пепла. 

Я правильно понимаю, что красная волшебница воскресит Зенобию? 

 

П.С. 

Но где Соня?! 

 

Изменено пользователем Magnum

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Я правильно понимаю, что красная волшебница воскресит Зенобию?

Кого-то она определенно воскресит, но кого -  еще неизвестно.

Не исключено, что Конану придется таки искать новую королеву.

Но где Соня?! 

Ну не подряд же их всех описывать :) У Сони еще будет своя важная и ответственная миссия.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Никто

 

Огромная волна  c грохотом обрашилась на берегу и молодой жеребец испуганно заржал, когда водая накрыла его с головой. Вырвавшись  из рук всадника, он рванулся к берегу, налетая на ругающихся дотракийцев.

 

-Годо, да что с тобой?  -   ехавший рядом кхал недовольно покосился на кровного всадника, -  разучился обращаться с лошадьми? Может, ты хочешь вернуться домой пешком?

 

Хохот, вырвавшийся из множества глоток, на миг заглушил даже грохот прибоя. Сжав зубы, «Годо» кинулся за жеребцом, поймав его только на берегу. Из-за шторма  корабли не смогли причалить, поэтому  дотракийцы, оказавшись в сотне футов от берега, добирались вплавь.

 

Гнедой жеребец вновь заржал, кося на всадника безумным взглядом, пока Арья, прикрытая дотракийской личиной, пыталась успокоить его. Привыкший к прежнему хозяину, конь чуял неладное  и с явной неохотой подчинялся Безликой. Утихомирив коня,  девушка оседлала его, вся дрожа от холода  - налетавший с моря холодный ветер пробирал ее до костей, а мокрая одежда липла к телу, словно вторая кожа. Снять бы ее и просушить - но будет ли и в таком виде работать магия, позволяющая ей скрывать облик? В этом Арья была не уверена: поэтому уселась у костра в мокрой одежде, протягивая к огню окоченевшие руки. Кто-то сунул ей в руки бурдюк  и она закашлялась, сделав большой глоток - хорошо, еще что это вино, а не кумыс. Приятное тепло разлилось по ее телу и она с жадностью впилась зубами в кусок жареной конины  – несколькод десятков кочевников  все же утонули при высадке, вместе с лошадьми. Большинство, впрочем, благополучно высадилось и теперь целую милю вдоль берега тянулись костры, вокруг которых  ели, пили, дрались и сквернословили дотракийцы, радуясь твердой земле под ногами.

 

Арья старательно изображала веселье, хотя и  считала, что поводов для радости у нее немного.

 

Ее план был прост – убить Беса, взять его лицо и уже в обличье карлика продолжить путь в Браавос. Там она убьет Серсею и, наконец, закроет свой список, отомстит за отца и всю семью, а заодно и избавит Семь Королевств от опасного врага. После этого она намеревалась отправиться в Черно-Белый дом, чтобы вновь встретиться с давним наставником, носившим имя Якен Хгар – и еще сотню других имен и лиц. Они нехорошо расстались в прошлый раз, но все же Арья надеялась, что Безликие прислушаются к ней. Иные и неведомые колдуны с Востока, славятся умением воскрешать мертвых -  может ли быть большей утрата для Многоликого Бога? Арья надеялась, что ей удасться убедить бывших наставников в том, что у них теперь общий враг.

 

Однако с самого начала все пошло не так.

 

За все время их движения от Харенхолла до Сумеречного Дола  Тирион держался особняком от дотракийцев, да  кочевники и не особо жаждали общаться с презренным «полумужем». Кроме того, карлика все время сопровождали  выехавшие с ним Безупречные, что делало приближение к нему еще более проблематичным – хоть в своем обличье, хоть в каком другом. Да и  внимание со стороны рядового  воина к деснице королевы выглядело бы странным – на  Арью и так все чаще поглядывали с недоумением, после неизбежных в ее случае проколов: в ее умении ездить верхом,  обращении с   оружием, в манере держаться, в общем   во всем. К тому же проклятая маска, чем дольше Арья ее носила, тем больше завладевала ею. В голову лезли посторонние, пугающие воспоминания:  о широкой степи, по которой с оглушительным топотом мчится огромный табун, о полыхающих городах и селах, криках изнасилованных женщин и предсмертных криках мужчин,  лязге аракхов и реках пролитой крови. С одной стороны эти воспоминания помогали ей держаться естественней среди дотракийцев, с другой – она чувствовала, как эта чужая личина все более срастается с ней, навязывая ей чуждые мысли и желания.  Арья пользовалась каждым удобным моментом, чтобы уедениться и снять маску, однако посреди дотракийской орды такие моменты выдавались редко и недолго.

 

Самым правильным решением было бы сменить личину – но как раз этого решающего шага Арья  сделать так и не смогла. Даже когда ей несколько раз все же предоставлялась возможность приблизиться к Тириону, ею  овладевала странная нерешительность. Арья знала, что он Ланнистер, он враг ее семьи и брат ненавистной Серсеи – и все же она не могла просто так взять и убить смешного маленького человека, не сделавшего ей ничего плохого.  Сказать по правде, Бес с его острым языком, был ей наиболее симпатичен во всей пятнадцатитысячной орде - и эта симпатия несколько раз останавливала ее от смертельного удара. Так Арья колебалась между долгом и  жалостью, когда они, наконец, прибыли в Сумеречный Дол.

 

Город, столь нежданно для себя ставший столицей, необычайно разросся: куда не кинь взгляд,  вырастали новые дома и сносились старые, всюду слышался стук молотков и жужжание пил. На улицах, казалось, яблоку было негде упасть – множество уцелевших жителей Королевской Гавани собралось здесь в надежде переждать зиму.  Единственная гостиница города «Семь Мечей» был переполнена постояльцами, три новых постоялых двора уже появились в разных концах Сумеречного Дола, а те, кому уже не хватало мест, ночевали в наспех сооруженных шалашах, землянках или просто на улице. Всюду, словно грибы после дождя вырастали  кабаки, бордели и бесчисленные лавки, возле которых  шла бойкая торговля. В порту, куда не кинь взгляд, стояли корабли – галеи из Вольных Городов,  громоздкие иббенийские суда, изящные «лебеди» с Летних Островов и, конечно же, вестеросские корабли. Среди них выделялась большая галея, над которой горделиво реял  черный парус с красным драконом Таргариенов.

 

Именно на этом корабле и должен был отправиться Тирион в Браавос.

 

Пятнадцать тысяч дотракийцев, въехавшие в город, внесли дополнительную сумятицу в местное столпотворение.  Обиженный торговец овощами, которому дотракийская лошадь  потоптала товар, запустил в кочевника самой увесистой и гнилой брюквой, которая только нашлась. Овощ  разбился о голову дотракийца и растекся вонючей жижей по его лицу и волосам. Торговец разразился визгливым смехом,  прерванным взмахом аракха разом снесшим голову с жирных плеч. Толпа взбурлила: кто-то кричал, кто-то заметался, пытаясь выскочить из затнувшего его людского водоворота, кто-то напротив ухватившись за кирпич или палку, кинулся к дотракийцам.  Испуганные лошади кочевников вставали на дыбы, сами дотракийцы хватались за оружие, одновременно пытаясь сдержать своих скакунов. Все могло кончиться большой кровью, если бы не появились закованные в сталь Безупречные, поддерживающие порядок на улицах Сумеречного Дола. Они встали между толпой и кочевниками, а их командир - рослый евнух в черном шлеме, вступил в переговоры с ко Маро, начавшего неохотно успокаивать жаждущий крови кхалассар.

 

Когда же суматоха улеглась то Арья, оглянувшись, увидела, что Тириона простыл и след.

 

Первым побуждением Арьи было кинуться на поиски карлика, но, поразмыслив, она сообразила, что он от нее никуда не денется - в конце концов, он прибудет в тот же порт, откуда будут отчаливать и корабли с дотракийцами. А уж на время пути она найдет способ избавиться от надоевшей личины  и обрести новую, более уместную для визита в Браавос.

 

Остаток дня и всю ночь она посвятила обустройству на  большом купеческом судне с  высокими бортами и плоским дном. Подобных судов в порту было много: приведенные Матерью Драконов откуда-то с востока, они лучше всего подходили для перевозки коней. Лошади, кстати, переносили плавание куда легче дотракийцев, которых начало мутить едва флот вышел из гавани Сумеречного Дола. Но, даже страдая от морской болезни, кочевники, всячески заботились о своих скакунах, даже больше чем о себе.

 

Тирион появился в самый последний момент, в сопровождении лысого толстяка в светло-желтом халате и тихим голосом. Арья сразу узнала его, хотя видела бывшего «мастера над шептунами» всего несколько раз в жизни и то мельком.  Едва увидев Вариса, Арья поняла, что планы придется поменять  - рядом с  ним ей будет, куда сложнее изображать Тириона.

 

Карлик с Варисом расположились на королевском корабле, под стягом Таргариенов, там же разместились и выбранный кхалом Маро, со своими кровными всадниками. Арья всячески старалась попасть на этот корабль и счастье ей улыбнулось, когда корабли остановились на Драконьем Камне на ночную стоянку. Правящий на острове наместник из Веларионов был не в восторге от таких гостей, но препяствовать им не стал, получив вместе с вороном приказ от Дейнерис. Здесь Арья сумела подобраться к одному из кровных всадников Маро- Годо, тому самому дотракийцу, что зарубил торговца в Сумеречном Доле. Подкараулив его в темноте, , она перерезала ему горло,- почему-то с кочевником, это не вызвало у нее никаких душевных терзаний,- и уже утром взошла на корабль под королевским стягом. Прежнего убитого ею воина никто не хватился - решили, что он упал за борт или дезертировал, благо подобное уже случилось.

 

Так или иначе, новая личина привела ее к успеху:  после того как флот вышел в открытое море,  Бес пригласил Маро и его кровных всадников разделить  с ним обед из поджаристых в остром соусе куропаток, гусиных потрохов в вине, жареной конины с перцем и дорнийских красных апельсинов в меду. Дорнийским было и красное вино, которое Тирион щедро разливал настороженно державшимся кочевникам. Постепенно дотракийцы расслабились, хотя совсем уж бдительности не потеряли.

 

-Нам нет нужды расставаться врагами,-  говорил Бес,- вы вправе выбирать свой путь и королева признала за вами этот выбор. Знайте, что хоть вы и отринули ее, Дейнерис по-прежнему считает себя вашей кхалиси.

 

- Конным владыкам больше не нужна кхалиси,- подбоченившись, бросил Маро,- у них теперь есть кхал. Не забывай об этом, маленький человек.

 

-Конечно,- кивнул  Тирион,- я не это хотел сказать. Я просто хотел сказать, что королева не закрывает за вами двери и готова принять обратно. Кто знает, что ждет вас на востоке.

 

-Великая слава и большая добыча,- подбоченившись, сказал Маро,- даже если  все эти слухи насчет новых земель  правдивы – это такие же люди в железе и каменных домах, как те, что мы убивали во имя кхалиси. Скоро они узнают, что конные владыки непобедимы, как уже знает весь Вестерос и скоро вспомнят Вольные Города.

 

-Кстати, с  Пентоса  вам не придется брать что-либо силой,-  рассмеялся карлик,- у Вариса там много друзей и он без труда уговорит его владык дать вам достойное вознаграждение.

 

-Чтобы взять выкуп с этих торгашей, нам не нужен евнух,- осклабился Маро.

 

-И все же,- улыбнулся карлик,- кто-то же должен объяснить пентошийцам что к чему. Вам стоит только разбить лагерь под его стенами, а уж Варис сделает остальное. Меня, к сожалению, не будет с вами – высадив Вариса, мы сразу же отправимся в Браавос.

 

-Поступай как знаешь, маленький человек, - Маро смачно рыгнул,- не думай, что я буду скучать.

 

Арья обрадовалась, узнав, что в Пентосе Тирион и Варис  расстанутся и у нее снова появится шанс, наконец,  сменить надоевшую личину. Поняла она и зачем Тирион начал эту возню с дотракийцами: видно Дейнерис что-то нужно от Пентоса и дотракийцы под стенами помогут сделать тамошних магистров более сговорчивыми.

 

-Наливай!- рыкнул Маро, протягивая чашу и Тирион уже наклонил кувшин, когда оглушительный удар, сотрясший судно до основания, заставил его расплескать вино. Вслед за первым ударом последовал второй, третий, четвертый. С палубы послышались панические крики, потянуло запахом дыма.

 

-Что такое?! – вскрикнул Варис, по-бабьи всплеснув руками.

 

-На нас напали, вот что,- огрызнулся Тирион. Маро, не говоря не слова, кинулся к двери и всем остальным, включая Арью, ничего не оставалось, кроме как броситься за ним.

 

Громоздкие тихоходные суда, на которых перевозили лошадей и самих дотракийцев растянулись чуть ли не на милю, сильно отстав от королевской галеи. И между ней и остальными судами вклинилась исполинская армада – хищные остроносые суда, с черными парусами и причудливыми носовыми украшениями. С  каждого из кораблей летели огненные снаряды, обрушиваясь на палубы и мачты судов, кое-где уже полыхавшие ярким пламенем. Дотракийцы огрызались - с  кораблей летели тучи стрел, но корабельные требушеты били намного дальше.

 

А прямо на них надвигалась исполинская ладья – с тараном в виде морды морского чудовища и черными парусами, похожими на громадные перепончатые крылья. На черной ткани угрожающе трепетал символ, который Арья узнала сразу, хотя и видела в первый раз – золотой кракен, родовой герб Грейджоев. Но когда галера подошла ближе, золотой спрут тут же вылетел у нее из головы, когда девушка  увидела, ЧТО красуется на носу этого судна.

 

Полным смертельной муки взглядом  с галеры взирала на нее изможденная женщина, подвешенная в цепях. Изможденное тело покрывали раны и синяки, волосы сбились в грязный колтун, один глаз не раскрывался из-за большого синяка под ним.

 

Над ней, на самом носу стоял крепкий коренастый мужчина в легком доспехе, все с тем же кракеном, выгравированным на груди. Квадратное лицо обрамляли  темно-русые усы и  борода, в серых глазах играло шальное безумие.  За его спиной стоял уже заряженный требушет, возле которого находились двое Железнорожденных.

 

-Я Эурон Грейджой,-  крикнул мужчина,- король Железных Островов. Кто главный на этой посудине?

 

Карлик, поколебавшись, шагнул вперед, но Маро, презрительно отпихнув его, сам шагнул к борту.

 

-Я Маро, кхал конных людей,- крикнул он,-  ты хочешь смерти, Эурон Грейджой, раз посмел бросить мне вызов?

 

-Прибереги свои угрозы для суши, трахальщик кобылиц,- ответил пират,-  на море вы для меня все равно, что овцы. Я мог бы потопить вас всех и ты это знаешь – но сегодня у меня благодушное настроение и я дам тебе уйти. Но тебе придется кое-чем заплатить мне.

 

-Что тебе нужно? - угрюмо спросил Маро: несмотря на весь свой гонор, он не был дураком и сразу понял, что Эурон не бросался пустыми угрозами. Несколько горевших судов уже тонули, оттуда слышались испуганные крики и ржание лошадей. Кхал понимал, что Грейджой  прямо сейчас может положить конец всем его честолюбивым замыслам.

 

-Всего лишь эта маленькая обезьянка,- осклабился Эурон, указывая на оторопевшего Тириона. Маро посмотрел на карлика, потом на Эурона, затем на своих кровных всадников.

 

-Подсоби,- кивнул он кровному всаднику, стоявшему рядом с Арьей и, не успел кто-либо опомниться, как четыре руки ухватили за руки и за ноги вскрикнувшего Тириона и, раскачав, швырнули его на палубу подошедшей совсем близко галеры.

 

«Нет!» Арья вовремя заглушила в себе вопль ярости и отчаяния, когда карлик перелетел через два борта, прокатившись по палубе галеры.  Двое подскочивших Железнорожденных мигом скрутили сквернословящего и вырывающегося Тириона. Эурон насмешливо поклонился Маро.

 

-Всегда приятно иметь дело с разумными людьми,- рассмеялся он,- прощай,кхал.

 

Галера с черными парусами развернулась,- Арья внутренне содрогнулась, вновь поймав  взгляд измученной девушки,- и стала быстро отдаляться от корабля Таргариенов. Следом и остальная армада отошла от дотракийской флотилии. Маро отошел от борта, принявшись командовать тушением пожара. Арья, бросив быстрый взгляд на не могущего прийти в себя Вариса, присоединилась к остальным. Всее ее планы приходилось менять на ходу  – вот только она решительно не представляла как.

 

Планы же самого кхала не поменялись – даже Варис, отойдя от первоначального шока, согласился выполнять прежнюю роль посредника. Иного выхода у него не было – после того, как Беса выбросили за борт, кхал приказал убить и охранявших его Безупречных, оказавшихся «негодными телохранителями». Запуганные матросы принялись работать с двойным усердием, стараясь как можно скорее избавиться от этих страшных людей на борту.

 

В сам Вольный Город отправили только корабль с Варисом - Маро, сойдя на одно из купеческих судов, приказал высаживаться не в гавани Пентоса, а чуть поодаль, на северном берегу Пентошийского  залива. Как поняла Арья, выбор был ожидаемым - перед целой ордой город скорей всего закрыл бы гавань. В иные времена, кхалов дотракийцев принимали в Пентосе со всем подобострастием, отдавая им им лучшие дворцы, но ныне времена изменились, а  Моро слишком торопился, чтобы задерживаться для вразумления обнаглевших пентошийцев.

 

Обсохнув и обогревшись, наутро кхалассар Маро двинулся на восток, стараясь не отходить далеко от моря. Вскоре появились и квадратные башни Пентоса,крытые красной черепицей.  У стен города заметно волнуясь, уже стояла кучка стариков в богатых одеждах,  казавшаяся еще более жалкой рядом с грудой даров. Забрав дань Маро ушел, не тронув города – хоть и не удержался перед тем, чтобы разграбить округу.

 

Арья всеми силами старалась избегать грабежей и насилия, но уклониться от них совсем ей не удавалось – кхал Маро и без того все более подозрительно смотрел на своего кровного всадника. С тех пор, как они высадились, она постоянно искала случая сбежать, но такого случая все не представлялось: своих кровных всадников кхал не отпускал далеко от себя. Принять же свой истинный облик Арья тем более не решалась, прекрасно понимая, что ждет юную девушку посреди орды. К тому же, она просто не представляла, что ей делать: растерянная, сбитая с толку после выдачи Тириона, не знающая что ей делать, она впервые за долгое время почуствовала себя ведомой, подхваченной бурным потоком, неумолимо несущему ее на восток.  Арья двигалась с кхалассаром, не решаясь сбежать и не зная куда идти, а приросшая к ней личина наполняла  ее голову чуждыми воспоминаниями и устремлениями, все теснее привязывающими девушк к степной орде.

 

Удобный случай предоставился, когда они, свернув с валирийской дороги, разбили лагерь среди невысоких холмов, именуемыхБархатными. Здесь дотракийцы решили, наконец, расслабиться, устроив пир с награбленным и подаренным им яствами и вином, а заодно позабавиться с захваченными в деревнях девушками.  Когда кочевники перепились, Арья незаметно ускользнула к примеченному ею кругу из камней на берегу большого озера. Из-за каких-то местных суеверий дотракийцы не решались появляться тут, так что Арья надеялась, остаться тут одна. Привязав уже привыкшего к ней жеребца, она, волнуясь, стянула маску и не без дрожи заглянула в воду. С облегчением она увидела девичье лицо,- осунувшееся, посмурневшее, но, несомненно, ее.

 

Надо было уходить, но Арья вдруг почуствовала , как тяготят ее весь пот и грязь, скопившиеся на ее теле и одежде. Со времен вынужденного купания в море, ей так и не удалось смыть соль и теперь ее кожа невыносимо зудела. Водная гладь выглядела столь приманчиво, а вокруг царила такая тишина, так что она не выдержала. К тому же она успела выпить на всеобщем празднестве и потеряла осторожность. Быстро скинув одежду, она осторожно подошла к озеру.

 

Конь позади тревожно заржал и почти сразу послышался пьяный, заплетающийся голос.

 

-Годо, ты где? Кхал требует тебя к себе…а ты еще кто такая?

 

Арья стремительно повернулась - позади нее стояли Толло и Чого, еще два кровных всадника Моро. Оторопело они смотрели на обнаженную девушку на берегу.

 

-Где Годо? - спросил Толло, когда его взгляд упал на песок, где, среди одежды Ари валялась и маска, все еще хранившая  черты сходства с Годо. Неизвестно, что  подумал дотракиец, но лицо его исказилось бешенством, он сорвал с пояса аракх и кинулся к Арье. Он был слишком ослеплен яростью,  пьян и самоуверен, чтобы воспринять как противника голую девчонку. И это была его ошибка - Арья, подхватив с земли Иглу, все это время тщательно сберегаемую  ею от посторонних глаз, и, уклонившись от скользящего удара, вонзила клинок в сердце Толло.  Он еще падал на землю, с выражением крайнего удивления в глазах, а Арья уже повернулась к подозрительно притихшему  Чого. Но он, широко раскрыв глаза, смотрел не на Арью, а  на что-то за ее спиной. Внезапно, издав нечленораздельный вопль, он развернулся и  тут же исчез за холмами.

 

Чуя недоброе Арья обернулась. Вода посреди озера бурлила и из нее поднималось нечто  невыразимо жуткое. Перед  ошеломленной девушкой мелькнуло уродливое бледное тело, тонкие руки с перепонками между пальцами, раздвинутые в жуткой усмешке пухлые губы, обнажавшие острые зеленые зубы. В ноздри ударил острый рыбный запах.

 

Бледная от ужаса Арья медленно пятилась, отмечая заметив, что рядом с монстром из воды появляются уродливые головы, покрытые чешуей.  В уши ударило громкое ржание - испуганный насмерть конь сорвался с привязи и Арья, буквально запрыгнула в седло, мертвой хваткой вцепившись в гриву, пока  ее скакун мчался по холмам, унося Безликую от озерных тварей.

Однако вскоре возникла иная опасность – за холмами послышался громкий топот от множества копыт, стремительно приближавшийся к ней. Без сомнения, кхалу Маро  уже доложили о злобной мейеге, убившей кровного всадника и принявшей его облик. Арья изо всех сил пришпорила коня, направляя его на северо-восток.  Уже темнело и в этой темноте, Арья петляла меж  холмов,  уходя от дотракийской погони все дальше в неизвестность.

 

 

p2297.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Тирион мертв?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Тирион мертв?

Нет, ну как можно. Эурон его хочет доставить живым.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

СО-НЯ! СО-НЯ! СО-НЯ! 

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте учётную запись или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учётную запись

Зарегистрируйтесь для создания учётной записи. Это просто!


Зарегистрировать учётную запись

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас