Хроники Незнайки: Византия, Темные века.

26 posts in this topic

Posted (edited)

Смута в халифате 806-831

Поскольку АИ не затронула Восточную Европу и халифат – здесь будут описаны РеИ события до 830-838 года.

 

Основными трендами в Халифате были взаимосвязанные засилье так называемой аль-абна или выходцев из Хорасана, которые возвели на престол Абассидов в 750-е годы и увеличение налогового пресса на провинции. Всю вторую половину 8-го века шел процесс расстановки хорасанцев на руководящие посты в провинциях, что не могло не вызвать конфликтов с местными арабскими элитами, пришедшими туда в ходе великих завоеваний 7-го века.

Одновременно, росли налоги. Причин было много. Тут и отсутствие нормальной военной добычи – богатых соседей не осталось. И растущие потребности Багдада на роскошную жизнь. И улучшение практики налогового администрирования. И желание новой элиты аль-абна набить карманы. Конечно, все это вело к восстаниям как местных арабских элит, так и христиан. В 755 году отделилась Испания, в 788 году Марокко, в 800 – Тунис.

Карта Халифата в 788

Abbasid_Provinces_ca_788.png

 

Халифат до 808 года. Смерть Харуна аль-Рашида.

В Хорасане это отягощалось тем, что помимо выкачивания налогов, абна искренне считали, что «Хорасан, это наша корова и мы ее доим». Ведь Хорасан был родиной их отцов. В то же время оставшиеся дома хорасани отнюдь не стремились делиться своим добром ни с арабами, ни с уехавшими в столицу земляками.

В 796-ом году губернатором Хорасана был назначен Али ибн Иса ибн Махан – выходец из знатного рода, чей отец был мавлой Абасса. Сам Али ибн Иса при Аль-Махди (отце Харуна аль Рашида) был командиром гвардии, одновременно выполняя функции армейского казначея. После прихода к власти Харуна, Али оставался начальником гвардии до 796-го года. По уровню влияния, если переводить на современные российские мерки – это человек уровня Сечина или Чемезова. Скорее всего назначение на пост губернатора было почетной ссылкой и Али решил, что теперь ему можно все и начал набивать карманы.

Количество жалоб на Али все ширилось и в 805 году Харун лично направился в Хорасан, чтобы разобраться с жалобами. Но Али встретил эмира правоверных на полпути, в иранском Рэе и подарил ему ТРИДЦАТЬ МИЛЛИОНОВ динаров (примерно двенадцать годовых бюджетов РИ Византии того времени) и никаких нарушений в деятельности хорасанского губера не обнаружилось.

В результате, когда в 806 году самаркандский наместник Рафи ибн ал-Ляйт поднял восстание (по версии летописцев – из-за женщины), к нему охотно присоединились как местные жители, так и арабы и восстание распространилось по всему Хорасану. На стороне восставших воевали и огузы с карлуками.

В 808 году Харуну пришлось назначить нового наместника Хартаму ибн Айяна, уже имеющего опыт управления в Египте, Мосуле, Палестине и Тунисе. Последней должностью Хартамы был пост командира гвардии Халифа. С отрядом в двадцать тысяч воинов Хартама вошел в Самарканд, где Рафи сдался.

Но при всех своих достоинствах Харсама был всего лишь представителем халифа и не обладал его полномочиями. Что касается Фадла ал-Раби, сменившего Яхью в должности визиря, он не имел талантов знаменитого Бармакида, и его полномочия были менее обширными. Важные решения мог принимать только сам халиф. Харун решил прибыть к месту восстания.

Отправиться в Хорасан в том физическом состоянии, в котором он находился, было мужественным поступком. Харун был болен, и знал это. Его мучили боли в животе. Для человека, возможно, пораженного раком, преодолеть достаточно большое расстояние верхом на коне было ужасным испытанием. Однако халиф отмел все сомнения, потому что высоко ставил свою роль главы ислама и стремился во что бы то ни стало сохранить наследие Аббасидов.

Он покинул Ракку, оставив в столице своего третьего сына Касима, которому поручил управление Сирией. Затем он отправился в Багдад и на время своего отсутствия поставил во главе государства своего сына Амина.

В общем, 24 марта 809 года эмир правоверных, халиф Аллаха Харун аль-Рашид умер. При нем был аль-Мамун.

Карта Хорасана

1280px-Transoxiana_8th_century.svg.png

 

Борьба за халифат 809-813.

После смерти Харуна Мамун стал наместником Хорасана и остался в Мерве, планируя завершение зачистки остатков восстания. Однако Амин отозвал у него армию и деньги, оставив в распоряжении брата небольшой отряд. Именно в это время Мамун начал полагаться на своего визиря, протеже Бармакидов аль-Фадла ибн-Сахля, который начал политику сотрудничества с местными элитами. Именно за счет поддержки Хорасана Мамун выиграет битву за халифат. Нельзя сказать, что хорасанцы так уж любили Мамуна по сравнению с Амином. Просто он был знаменем, под которым они боролись за увеличение независимости от Багдада и снижение налогов.

Соглашение 802-го года, по которому Мамун должен был наследовать Амину разрушилось в 810 году под напором амбиций Багдада по централизации и желания абны контролировать Хорасан. Лидером абны стал уже знакомый нам Али ибн Иса, освобождённый из тюрьмы и вновь назначенный начальником гвардии халифа.

Амин назначил наследником своего сына, Мусу. Младший сын Харуна Касим был снят с поста губернатора Сирии и отозван в Багдад. Тогда же и Мамун получил вызов в Багдад, но отказался. Амин начал наезжать на брата, настаивая на своем праве назначать наместников в западном Хорасане и претендуя на налоговые поступления со всего Хорасана. Мамун, почти не имеющий за собой армии, был готов уступить брату, но аль Фадл ибн Сахи отговорил его, убедив противостоять брату с опорой на местные элиты.

По сравнению с Али ибн Исой любой правитель был бы хорошим. Но Мамун целенаправленно начал укреплять свою популярность, снижая налоги, верша справедливость и пробуждая аналогии с ранними Абассидами, восставшими против Умайядов. Постепенно пути братьев расходились все дальше и в ноябре 810-го они перестали упоминать другу друга в пятничных молитвах.

В январе 811 года Амин вновь назначил губернатором Хорасана Али ибн Ису и гражданская война началась. Во главе необычайно большой армии из сорока тысяч солдат, набранных из абна, Али двинулся на восток. Навстречу ему, во главе армии из четырех-пяти тысяч бойцов двинулся Тахир аль Хуссейн, будущий губернатор Хорасана и основатель династии Тахиридов.

Ни у кого не было сомнений в исходе битвы и даже отец Тахира считал его самоубийцей.

Однако битва под Рэйем 1 мая 811 года показала, что такое тюркские конные лучники.

Сам Тахир перед битвой находился в крепости Рэй, на западной границе Хорасана. Он не захотел садиться в осаду, боясь, что горожане сдадут город, не выдержав тягот осады.  Выйдя из города, он направился по дороге в Багдад, пока не стала видна приближающаяся армия Али. Багдадские войска после нелегкого перехода сразу атаковали. Бой сменился коротким перемирием и неудачными переговорами, в ходе которых Тахир напомнил о завещании Харуна.

Затем началась основная битва, в которой семьсот хорезмийцев ударили по центру Али, поддерживаемые дождем стрел тюрков. Атака оказалась неожиданно удачной. Настолько, что в ходе нее был убит сам Али. Есть несколько версий его смерти и большинство связаны со смертью от стрелы. Сразу после смерти Али его армия побежала. По словам Х.Кеннеди: «Битва при Рэе стала поворотным моментом в военной тактике периода.  Большая пешая армия была побеждена небольшим конным отрядом. Это знаменовало конец больших пеших армий, характерных для периода раннего ислама и начало периода превосходства небольших конных групп – лучников или тяжеловооруженных копейщиков».

Неожиданная победа стала поворотной точкой в войне.  – позиции Мамуна были укреплены, Амин потерял людей, престиж и сильного лидера. Тахир двинулся дальше, победив по пути еще одну, двадцатитысячную армию абна.

Амин лихорадочно пытался опереться на племенные арабские ополчения, кайситов Сирии и шайбанитов Джазиры – но неудачно. Кайситы предпочитали резаться с кельбитами и воевать с ромеями, вместо того, чтобы помогать Абассидами, оттершим от власти их халифов из рода Умайя. Одновременно, и абна начали напрягаться, видя на заигрывания халифа с арабами.

В результате, Хусейн ибн-Али, сын погибшего в битве при Рэе Али ибн Исы организовал заговор против Амина провозгласив халифом Мамуна. Но очень быстро другая фракция восстановила Амина на троне. Однако визирь Фадл ибн ал Раби, один из инициаторов войны, пришел к выводу, что дело Амина проиграно и подал в отставку. В то же время Мамун провозгласил себя халифом (до этого он именовал себя имамом), а его визирь Фадл ибн Сахл получил уникальный титул «сидящий на двух стульях», как глава военной и гражданской администрации.

Весной 812 года Тахир получил подкрепления, которые привел Хартама ибн Айян, и возобновил наступление. Разбив губернатора Хузистана, он взял под контроль Басру, Куфу и Аль-Мадайн, наступая на Багдад с запада, в то время как Хартама наступал с востока. В то же время в Мосуле, Египте и Хиджазе пришли к власти сторонники Мамуна. В Сирии, Армении и Джазире продолжали править местные арабские вожди. Не уверен, что их можно назвать сторонниками Амина, но и Мамуна они не поддерживали. Скорее, их можно назвать махновцами.  К тому времени, когда армии Тахира подошли к Багдаду, раскол между Амином и абна еще более усилился и отчаявшийся халиф оперся на поддержку простых горожан, раздавая им оружие. Абна в свою очередь дезертировали к Тахиру, который основал свою ставку в Харбийи, традиционной крепости абна.

Осада Багдада достойна отдельной саги. Дело в том, что, хотя центр города был защищен стенами, большинство горожан жило в незащищенных пригородах. Поэтому осада состояла в уличной войне, в которой драка шла за каждый дом. Не буду останавливаться на ней подробно, скажу лишь, что средневековый Сталинград держался около года, с августа 812 по сентябрь 813. И лишь подкуп богатых горожан, обрезавших понтонные мосты через Тигр позволил осаждавшим занять восточные пригороды. После этого последовал финальный приступ, закончившийся пленением Амина и его казнью, по приказу Тахира. Халифом стал Мамун.

Карта Ирака

550px-Iraq_in_812.svg.png

 

Смутное время 813-819.

Честно говоря, я не очень понимаю динамику процессов, происходивших в период с 813 по 819 год. Героический Тахир, победитель Амина, был переведен в Ракку. Предположительно – потому что он запятнал себя приказом об убийстве священной фигуры Заместителя Посланника Аллаха. Мамун не торопился в Багдад, предпочитая находиться в Мерве. Возможно – потому что осознавал степень нелюбви к себе и своим «иранцам» со стороны арабского населения западной части халифата. Эта нелюбовь подогревалась слухами, что халиф хочет поручить визирю Фадлу ибн Сахлу перенести столицу в Хорасан. В результате, Мамун постепенно терял поддержку на Западе. Хартама приехал в Мерв, чтобы рассказать халифу о реальном положении дел, но по навету Сахлидов был казнен в июне 816. В ответ его сын Хатим поднял недолго длившееся восстание в Армении.

В результате во всем халифате (кроме Хорасана и византийского пограничья) наступила анархия. В Ираке новый губернатор аль-Хасан ибн-Сахл, брат визиря, потерял поддержку абна. В Куфе 26 января 816 года вспыхнуло шиитское про-Алидское восстание под руководством генерала Абу ай-Сарайя ал-Сирри. Восстание быстро распространилось по всему Ираку, потому что недовольные всех мастей примыкали к нему. В Басре, к примеру, восстание возглавил шиит, сын имама Мусы аль-Кадим, казненного в 799 году по приказу Харуна аль-Рашида. Восставшие уже начали угрожать Багдаду и лишь своевременные действия Хартамы помогли подавить восстание. Именно после этого Хартама поехал «доносить до царя правду», за что и поплатился головой. Другие про-Алидские повстанцы взяли под контроль Йемен (Ибрагим ал-Джазар, другой сын Мусы аль-Кадима) и аравийское побережье Красного моря, включая Мекку, где Муххамед аль-Дибай, внук алидского имама Джафара ибн Садика провозгласил себя халифом в ноябре 815. Восстание были успешно подавлены армией абна во главе с сыном Али ибн Исы Хамдаваем.

Глядя на широкое распространение поддержки Алидов на Западе, 24 марта 817 года Мамун решил назначить своим преемником третьего сына Мусы аль-Кадима – Али ибн-Муса аль-Рида. Возможно, это было не более чем декларацией, учитывая почтенный возраст Али. Но последствия были ужасными – это не только не увеличило поддержку Мамуна, но и повлекло массовые протесты среди багдадской аристократии. Иракский губернатор Мамуна – Хасан ибн Сахл – к этому времени уже был вынужден покинуть Багдад, где власть делили между собой многочисленные лидеры. Новости о назначении Алида преемником разрушили все его надежды на успокоение города.

Вместо этого, 17 июля 817 года багдадцы провозгласили халифом Ибрагима, младшего брата Харуна. Ибрагима поддерживали багдадские элиты, аббассидские принцы (как например брат Мамуна, будущий халиф Мутассим), бюрократия в лице Фадла ибн аль-Раби и абна. Ситуация 810 года в лице противостояния между Ираком и Хорасаном вновь возродилась.

Ибрагим начал покорение Ирака, но хотя ему удалось захватить Куфу, Хасан ибн Сахл успел захватить Басру первым. Губернатор Египта Абд аль-Азиз аль-Азди признал власть Ибрагима. Но об Египте я расскажу чуть позже – пока упомяну, что реальной власти в Египте губернатор почти не имел .В Хорасане Сахлиды постарались преуменьшить значение событий, сообщив Мамуну, что Ибрагим провозгласил себя эмиром, а не халифом. В конце концов, в декабре 817 Али ибн-Муса аль-Рид смог донести до Мамуна реальное положение вещей и убедил его в том, что необходимо перебираться  Багдад, если халиф не хочет потерять свою страну. Честно говоря, в этом описании Мамун выглядит слабовольным идиотом, которым вертят «злые бояре». Не могу сказать, так ли это было на самом деле или у его поведения были какие-то скрытые причины, которых мы просто не знаем.

22 января 818 года Мамун покинул Мерв и начал очень медленное продвижение на Запад (Боялся? Или во время медленного продвижения искал сторонников на Западе? Или, зачищал внутреннюю оппозицию?). Как бы то ни было – 13 февраля неожиданно умер (по другой версии – отравлен по приказу Мамуна) всесильный визирь Фадл ибн Сахл. Однако других Сахлидов опала не коснулась. Более того, со временем брат Фадла – Хасан занял его место и взял в жены дочь Мамуна. Али ал-Рида тоже умер во время путешествия в Багдад, 5 сентября и тоже возможно – от отравы.

Тем временем в Багдаде Ибрагим боролся с анархией, восстаниями и заговорами. Один из них устроил его сводный брат аль-Мансур. Хасан ибн Сахл смог воспользоваться ситуацией и продвинулся на север, захватив Мадан. Шли месяцы, беспорядки в Багдаде ширились и вновь повторилась ситуация с Амином. Сторонники Ибрагима, включая Фадла ибн аль-Раби начали покидать его.В апреле и июле 819 года произошли два заговора, ставившие целью пленить Ибрагима и сдать его Мамуну. В результате Ибрагим сбежал, открыв Мамуну дорогу на Багдад. 17 августа 819 года Мамун без сопротивления вошел в город, быстро подавив мелкие беспорядки.

Смута закончилась, но теперь нужно было наводить порядок в стране. Для этого Мамун вызвал из ссылки Тахира. За шесть лет сидения в Ракке тот установил хорошие связи среди абна, что помогло примирить их с новым халифом.

Впоследствии, в 821 году Тахир был награжден постом губернатора Хорасана, а после его смерти губернатором стал его сын Талха. Следующие полвека династия Тахиридов поставлял как наследственных губернаторов Хорасана, так и губернаторов Багдада, после того, как столица была перенесена в Ракку.

 

819-830 – наведение порядка.

 

Сирия и Джазира.

Лидером восставших кайситов был Наср ибн Шабат ал Укайли. Он появился в летописях в 811-812 годах, когда Амин пытался найти поддержку арабских ополчений. Арабы откликнулись на зов халифа и собрались у Ракки. Однако один из абна увидел кайсита из наемников завакиль на своей лошади, которую у него украли. Слово за слово – и большинство кайситов просто ушли, но Наср возглавил атаку завакиль на абна, началась кровавая битва, по итогам которой обе стороны понесли тяжелые потери.

Гражданская война продолжалась, Багдад все больше терял контроль над провинциями. Наср контролировал Джазиру (насколько вообще можно контролировать бедуинов) вместе со своими завакиль. Его союзниками были Абасс аль Зуфар аль Хилали – лидер завакиль из города Кирус (сейчас на границе Сирии и Турции) и кайситский вождь с севера Сирии  Утман ибн Тухама. Не то чтобы Наср и его друзья были противниками Абассидов. Им просто не нравилось увеличивающееся влияние иранцев в халифате. И вообще, они бы хотели править сами в своем маленьком углу

В Киликии правил Табит ибн Наср (не родственник джазирского Насра). Выходец из знатного хорасанского рода, его двоюродный брат Абдаллах командовал войсками Мамуна в Мерве. Он был назначен на границу в 808 году и вплоть до 813 года занимался своим прямым делом – ходил в рейды на Византию. Отчего умер в 813 – непонятно. Есть версия что отправлен двоюродным братом Хамзой.

В Мелитене сидел Абдаллах, папа известного в узких кругах Умара ибн Акта, которого в 863-ем году победили и убили Петронас и Михаил Пьяница в битве при Лалакаоне. Про Абдаллаха мы знаем только, что он был папой Умара и что в 810 году сдал ромеям крепость Комачча, чтобы освободить своего сына, находящегося в плену. Скорее всего, это был не Умар, а более старший сын.

Кто рулил в Феодосиополисе я не знаю. Но этот город больше относится к Армении, чем непосредственно к фронтиру, поскольку ромеи смогли дойти до Федосиополиса лишь только покорив Мелитену.

В части фронтира – в АИ таймлайна эмираты Тарсус и Мелитена неоднократно разорялись ромеями в 790-х/начале 800-х. Пока не готов прокомментировать их состояние в АИ 810-х – но они явно составляют меньшую силу, чем в РеИ.

Должен отметить, что это были настоящие солдаты, честно исполнявшие воинский долг, несмотря на раздрай в стране. К примеру, налоговые поступляния из Киликии при Харуне составляли около ста тыся золотых динаров – которые полностью уходили на местные нужды. Дотации из федерального центра составляли 200-300 тысяч динаров. В Мелитене собственные сборы составляли 70 тысяч динаров и дотации – 120-170 тысяч. Скорее всего в условиях разрухи эти дотации прекратились или как минимум – существенно сократились. Но и Табит и Абдаллах продолжали охранять границу – что не может ни вызвать уважения.

Возможно, выполнять свой воинский долг им помогал дух фронтира, постоянная привычка к войне с византийцами. Именно византийцами, а не христианами – с армянами арабы вполне нормально уживались и даже временами принимали григорианство.

Надо отметить, что Наср и его соратники были, по сути, второй линий тугура – линии укреплений против ромеев. И дух фронтира в них был столь силен, что, когда Фома Славянин предложим Насру объединить усилия в войне с халифом – солдаты Насра (профессиональные наемники) отказались, несмотря на согласие самого Насра.

Наср был плотно вовлечен во все конфликты. Когда племя Туанух попыталось отжать Аллепо у семьи Салих, ответвления Абассидов, Наср и его кореш Абасс пришли на выручку, и разбили Танух. В 812 году он напал на северосирийский город Харан и ушел, получив выкуп в пять тысяч дирхамов. В 814 Мамун приказал Тахиру ибн Хусейну подчинить Насра и его соратников. Но попытка оказалась неудачной и Тахир бежал и засел в Ракке, позволяя Насру и арабами наслаждаться традиционными ценностями бедуинов – набегами и поэзией.

В 821 году Тахир был назначен губернатором Хорасана и передал Сирию и Джазиру в руки своего сына Абдаллаха ибн Тахира.

В течении пяти лет Абдаллах медленно теснил Насра, пока не запер его в последнем убежище – крепости Кайсум  на самой границе с ромеями. В 824 или 825 году Наср сдался под письменные гарантии его помилования – и больше мы о нем ничего не знаем. На этом завершилось умиротворении Сирии и Джазиры.

Абдаллах направился в Египет.

Карта Джазиры

1280px-Al-Jazira.svg.png

Карта Сирии

450px-Syria_in_the_9th_century.svg.png

Египет

Египетские арабы не были против Багдада как такового. Они были против постоянного повышения налогов. В первой декаде 9-го века силовая монополия местного джунд (войско) была поколеблена абна (выходцами их Хорасана), которые составляли костяк армий Харуна и которые пришли вместе с новым губернатором ал-Лайт ибн аль-Фадл в 800-м году. Еще одной соперничающей за влияние группировкой были местные полицейские силы вуйя, в основном состоявшие из кельбитов (йеменцев), базировавшихся в Северном Египте. Отдельной группой являлись так называемые башмуры, коптские повстанцы в северной части Дельты. Их восстание как началось в 720-м году (возможно – с помощью византийского флота), так толком и не прерывалось до 830-го года, когда понадобилось личное вмешательство Мамуна, чтобы подавить этот «партизанский край» болот и проток. Причиной недовольства коптов тоже были деньги – в течении полутора веков арабы медленно, но неуклонно повышали налоги с христиан. Ну а когда в заводях и протоках на границе с врагом на протяжении сотни лет живут беглецы и профессиональные военные – то в 16 веке на Днепре и Дону получаются казачьи круги, а на Ниле получились башмуриты. Сюда еще надо добавить испанских пиратов андалусия, которые непонятно как в эти лихие годы в 815 году умудрились захватить Александрию и сидели там до 828 года. В 828 году их выгнал из города уже знакомый нам Абдаллах ибн Тахир и они уплыли захватывать Крит.

Как только Харун умер в 809-ом году и Мамун начал войну с Амином – все эти группы сразу сцепились с друг другом. Губернаторы продолжали назначаться из Багдада, но власть их была номинальной. К 813 году Египет был разделен между Абд аль-Азизим аль-Джарави, главой вуйя, контролировавшим север страны от Шатунуфа (30 км к северу от Фустата – см карты) до Фарама на побережье на границе с Синаем и Аль-Сари (абна), контролировавшим юг от Фустата до Усвана. Оба собирали со своих территорий налоги, отправляли их в Багдад напрямую и не особо заботились о власти старых фустатских элит, контролировавших Фустат и небольшую часть Дельты, и которых в 815 году из Александрии выгнали андалусия.

В 820-м Аль-Сари и аль-Джарави умерли, но их борьбу унаследовали сыновья – Али ибн Абд-аль-Азиз и Убайдаллах ибн-Сари. В 822-ом году Мамун послал в Египет Халида ибн Язида ибн Мазида – но несмотря на помощь северян Али ибн Джарави, он не смог подавить южан Убайяд Аллаха и с позором отступил. В 826-ом году в Египет вошел победоносный Абдаллах ибн Тахир, зачистивший к этому времени Сирию и Палестину. Северяне пришли к нему с дарами – и аль-Джарави был назначен адмиралом. Убайдаллах решил сопротивляться – но одновременно послал Мамуну просьбу о помиловании и десять тысяч динаров.

 Абдаллаху оставалось лишь выгнать андалусийцев. Пара слов об андалусийа. Я знаю, что есть точка зрения, что это беглецы после восстания против испанского эмира Хакама в 818 году. Но я придерживаюсь точки зрения Х.Кеннеди, что первые испанские пираты появились в Александрии еще в 799 и захватили ее в 815. Хотя возможно, беглецы тоже могли найти убежище у своих земляков в Александрии.

 На всякий случай я упомяну о грандиозном восстании 830-го года, когда вместе восстали местные арабы и башмуриты. Причина все та же – режим ибн Тахира, опиравшийся на пришедших из Ирака и Хорасана воинов жестко давил местных – и арабов и коптов, заставляя платить налоги. Лидером восставших арабов стал потомок завоевателя Магриба, Укбы ибн Нафи – Убаяд. Ему противостоял Афшин – тот самый, который в будущем победит Бабека и Феофила. Сейчас Афшин покорил Египет для Мамуна, жестоко подавив очаги восстания. Именно зачистка коптов в Дельте стала поворотным моментом в исламизации Египта.

Карта Египта

Tulunids_893.svg

 

Хуррамиты

Если в Египте и Сирии халиф боролся с правоверными, которые всего лишь не хотели платить налоги и любили пограбить, то с хуррамитами ситуация была другой. Хуррамиты вообще не были мусульманами. Они исповедовали смесь зороастризма, маздакизма с элементами ислама и христианства. Но главное – они не любили арабов и готовы были с ними воевать. Сама секта возникала в 750-х годах, после убийства Абу-Муслима, лидера иранского восстания против Умайядов, приведшего Абассидов к власти. Хотя легендарные истоки хуррамитов отводились к вдове Маздака Хуррамэ, дочери Фадэ, которая после казни супруга сумела укрыться в районе города Рей и начала проповедовать в горах, первое свое восстание они подняли в 755, затем в 778, затем в в конце 8-го века в средней Азии и наконец – в 820-х годах началось восстание Бабека, которое нас и интересует.

Восстание началось в 816 году. Почему – не известно. Но по сигналу Бабека, которому было лет 20, восставшие вырезали все арабов в округе крепости Бааз, ставшей центром восстания. Судя по карте – это в горах примерно на границе между Азербайджаном и Ираном. Затем к восстанию присоединились соседние области. В дальнейшем Бабек действовал по тому же принципу – сносил вражеские укрепления и вырезал арабов вместе с семьями. Судя по русской Вики за 20 лет восстания было убито около двухсот тысяч арабов.

Успех Бабеку давали две вещи – гражданская война в халифате и тактика партизанской войны в горах. Во время наивысшего успеха, Бабек контролировал не только Азарбайджан, но и восточную Армению и Северный Иран, а его войско составляло чуть ли не сотни тысяч человек. Когда гражданская война кончилась, а территории, контролируемые повстанцами, стали слишком велики – удача Бабека кончилась.

В 820-м был разбит Яхья ибн Муад ибн Муслим, до этого отличившийся в 806 году в подавлении лидера сирийских разбойников Абу аль-Нида. Через два года был разбит Иса ибн Мухамед ибн Аби Халид. В 824 настала очередь Ахмада абн иль Джунайда.

Еще через два года с Бабеком сразился Мухамед ибн Хуяд Туси. Ему удалось победить в битве. Но уже 8 июня 829 года Бабек наголову разгромил его – так, что погиб не только ибн Хуяд, но была вырезана существенная часть арабской армии.

Одновременно, в 820-х ухудшились отношения с армянами, в результате чего Бабеку пришлось жестоко подавлять Восточную Армению.

В начале 830-х произошло сражение при Хамадане, вдалеке от базы восстания, где Бабек впервые принял открытый бой с арабами. Конечно, многочисленная, но легко вооружённая крестьянская пехота не могла противостоять конным лучникам и Бабек проиграл. Это стало существенным ударом по его харизме.

Окончательную победу одержал уже знакомый нам Афшин, только что победивший партизан в дельте Нила. Он начал с того, что в 835 году наладил систему снабжения армии. В результате, когда воины Бабека напали на караван с жалованием для солдат Афшина, они были разбиты. Весной 836 года Афшин вступил в Азербайджан. Двигаясь по горным, труднодоступным тропам, он, наконец, достиг входа в ущелье, ведущего к Баззу. Наученный поражением под Хамаданом, Бабек не решился на сражение в открытом поле и скрылся в крепости, довольствуясь редкими вылазками. Афшин, тоже будучи не уверенным в возможности успешного штурма неприступной крепости, выжидал, надеясь каким-либо путём «выманить» Бабека из крепости.

К концу зимы Мутасим послал Афшину в подкрепление корпус в девять тысяч тюркских воинов. Положение Бабека сильно ухудшилось. Он просит помощи у византийского императора Феофила. Получив письмо, Феофил начинает военные действия против Халифата. Однако Мутасим, несмотря на временные неудачи в войне с Византией, не отозвал ни одного воина из Азербайджана, а после успешного окончания войны против Византии потребовал от Афшина завершения порученного ему дела.

В результате в 837 году Бабек бежал в Византию, но не добежал, был пойман и казнен.

 

Хазария и в целом Восточная Европа.

В 800-х годах Хазары приняли иудаизм. Есть много датировок принятия иудаизма хазарами – от 620-ых до 860-х.

Я придерживаюсь версии Масуди: «Царь, его свита и все племя собственно хазар исповедуют иудейство, сделавшееся главенствующей религией в этом царстве уже со времен халифата Гарун-ар-Рашида» (то есть между 786–809 годом). Поскольку по крайней мере до войны 799 года с арабами хазары в массе своей были язычниками (им же, безусловно, был и каган, если не считать краткого эпизода с принятием ислама), то иудаизм они могли принять в первые годы IX века, но не позднее 809 года.

Скорее всего вслед за этим последовала гражданская война, когда против реформаторов выступили истинные хазары – представители т.н. «культуры с квадратными ровиками». Предполагается именно они были потомками тюрок, пришедших вместе с Ашина.

«Ровиковцы» были безусловными язычниками — судя по их могилам, они никогда не склонялись ни к одной из авраамических религий. Их курганы не отличались особо роскошным инвентарем, зато говорили о воинственности и достатке. Эти воины-кочевники, принадлежавшие к правящему тюркскому клану, были хозяевами восточноевропейских степей. Когда в начале IX века глава их клана, каган, окончательно потерял государственную власть, а на роль духовных наставников выдвинулись представители иноземной религии, «ровиковцы» не захотели мириться с таким положением вещей. Но царь, который уже не был связан с ними религиозными узами, жестоко подавил восстание.

Восставшим, в свою очередь, помогали венгры, которые обитали по соседству с хазарами. Каган, власть которого в результате реформ Обадьи оказалась под угрозой, во время смуты находился в одной политической группировке с язычниками-«ровиковцами» и с мадьярами. После поражения хазарские воины-«ровиковцы», вошедшие в историю как «кавары» (или кабары), и дружественные им венгры были вытеснены на окраины и за пределы каганата.

Когда же венгры закрепились в Причерноморье? В 839 году византийцы нанимали их для борьбы с болгарами – то есть венгры уже были известной и привычной силой. Погребальный камень говорит нам, что в 831 году болгарский командир Окорсис утонул в Днепре во время военной кампании. Возможно, он воевал как раз с отступающими на запад венграми и кабарами?

Важно понимать, что гражданская война в каганате не была войной язычников и иудеев. Археологические находки уже в Сербии, куда в 10-м веке ушли венгры и кабары показывают нам эклектическую смесь языческих и иудейских верований. Гражданская война была войной за власть. Возможно, эта война как-то была связана с желанием «ровиковцев» жить за счет войны и желанием «иудеев», стричь серебро с активно растущих путей «из хазар в немцы» и «из варяг в арабы».

Судя по всему, война была в промежутке между 810- и 830-м годом. «С 1359 по 1380 год на золотоордынском престоле сменилось более 25 ханов, а многие улусы попытались стать независимыми» читаем мы про «Великую замятню» в Золотой орде 14-го века. После смерти (гибели?) религиозного реформатора Хазарии Обадии, беком становится его сын Иезекия, затем внук Манассия, а затем брат Обадии Ханука. Если дядя Обадии был еще жив при смерти внука Обадии – значит Иезекия и Ханука погибли быстро и только Ханука смог навести порядок.  Но тогда гражданская война должна была начаться незадолго до смерти Обадии и длиться 3-5 лет, то есть 810-815 годы. Если так – может Окорсис воевал не отступающими на запад, а как раз уже закрепившимися на западе венграми? Ведь в 810-815 годам хозяевам степей от Балатона до Днестра – болгарам было не до северного Причерноморья. Крум в 811 сделал чашу для питья из черепа басилевса Никифора и потом увлеченно осаждал Город, умерев в 814. Венгры вполне могли в 815 году (дата условная) отступить на запад и закрепиться там, пока болгары были заняты на юге.

Поэтому я пока считаю, что венгры переселись в степи между Днепром и Днестром в середине 810-х годов. Если у читателей возникнут замечания – готов изменить свою точку зрения.

Русы.

С русами тоже полная непонятка. На севере более-менее понятно, что торговля контролировалась фризами, серебро оседало на Готланде и в городах южной Балтики, к этой торговле потихоньку подключались скандинавы, создавая «путь серебра». Постепенно создавалась военно-торговая корпорацию русов в которой «не было ни эллина ни иудея», но были балтийские славяне, пруссы, эсты, финны, скандинавы, фризы и все больший вес приобретали скандинавы. Кстати, очень возможно, что основой «руси» были некие восточные германцы (скандинавы – это северные германцы) жившие в районе Ладоги еще со времен ВПН. А может и руги с Рюгена. А может и те и другие.

Но судя по всему, была еще и некая южная русь (где-то между Волынью и Карпатами)– скорее всего тоже остатки восточных германцев. Я сначала начал писать по ней справку – но понял, что на период 800-830 она вроде не очень сильно влияет. Постараюсь по ним написать отдельный материал.

В любом случае, какие-то походы русов (кем бы они ни были) на юг уже были. Я не верю, что папа жены Василия Македонянина Ингерины, почтенный митрополит Никеи, был скандинавом Ингером и не верю в князя Бравлина. Однако создание в 820-х годах морской фемы Пафлагония для защиты черноморского побережья, нападение русов на Амастриду в 830-х и последовавшее за этим знаменитое посольство к Феофилу– все это говорит, что какая-то морская активность народов севера на Черном море в начале 9-го века уже началась.

Edited by Neznaika1975

Share this post


Link to post
Share on other sites
This topic is now closed to further replies.