23 сообщения в этой теме

Опубликовано: (изменено)

https://pp.userapi.com/c834200/v834200511/1da68/LMu_-awuUZQ.jpg

Causa finita est (Дело сделано)


24 ноября древние римляне праздновали Брумалию - торжество в честь богов Сатурна-Крона, Цецеры-Деметры и Вакха-Дионисия и посвящались урожаям плодородия. 

И можно уверено сказать, что Марк Лициний Красс - богатейший человек Рима и один из триумвиров, пользовался благосклонностью богов. Спаситель Отечества от восстания Спартака, на протяжении всей жизни соперничал с не менее легендарным Гнеем Помпеем Магном. Соперничество с другими триумвирами побудило Красса отправиться на войну в Парфии, чтобы получить шанс превзойти своего конкурента. 

Из-за бесславного окончания парфянского похода Красс не удостоился столь же пристального изучения в историографии, как другие триумвиры, но современники Лициния называли его одним из достойнейших и рассудительных мужей Республики, подлинным римлянином, чьё имя было незаслуженно оболгано с течением времени. 

Марк Красс не откажется от задуманного, это не в его правилах.
Не будь богов, я бы их придумал. Не будь Рима, я б его построил.
Знание и терпение — настоящее мерило мастерства.
Горе одного — возможность для другого. 

Знаменитые цитаты, приписываемые Крассу, явно говорят о незаурядности человека. 

Но, что если Марку Лицинию Крассу повезло чуть больше, чем в реальности? 
Что, если бы Фортуна снова оказалась благосклонна к своему любимцу, как и прежде?
Что, если бы триумвир начал свою парфянскую кампанию всего на полгода раньше, когда во вражеской державе продолжалась междоусобица? 
Что, если бы на службу Крассу поступил молодой и перспективный Марк Антоний?
Что если бы Красс вернулся в Рим триумфатором?
 
Блеск его многочисленных добродетелей омрачается лишь одним пороком — жаждой наживы… Красс любил показывать свою щедрость гостям. Дом его был открыт для всех, а своим друзьям он даже давал деньги взаймы без процентов, но вместе с тем по истечении срока требовал их от должников без снисхождения, так что бескорыстие его становилось тяжелее высоких процентов. На обедах его приглашенными были преимущественно люди из народа, и простота стола соединялась с опрятностью и радушием, более приятным, чем роскошь… Что касается умственных занятий, то он упражнялся главным образом в ораторском искусстве, стремясь завоевать известность у народа. Будучи от природы одним из первых среди римлян ораторов, Красс старанием и трудом достиг того, что превзошел даровитейших мастеров красноречия. Не было, говорят, такого мелкого и ничтожного дела, за которое он взялся бы не подготовясь… Этим-то всего больше он и нравился народу, прослыв человеком, заботящимся о других и готовым помочь. Нравились также его обходительность и доступность, проявлявшиеся в том, как он здоровался с приветствовавшими его. Не было в Риме такого безвестного и незначительного человека, которого он при встрече, отвечая на приветствие, не назвал бы по имени. — Плутарх о Крассе.
 
В 82-м году до нашей эры Сулла был выбран диктатором. Как правило, если сенат вручал кому-то экстренные полномочия, то только с жестко ограниченным сроком. Полгода или чуть-чуть больше. В случае с Суллой никаких ограничений предусмотрено не было. Официальная формулировка: «До тех пор, пока Рим, Италия, вся римская держава, потрясенная междоусобными войнами и распрями, не укрепится». Гражданская война между Суллой и Гаем Марием-младшим к тому моменту была уже закончена. Никакой угрозы государству, что было обязательным условием для назначения диктатора, не существовало. Тем не менее Сулла получил широчайшие полномочия: казнить, отбирать имущество, возводить и разрушать города, устанавливать подати, назначать магистратов, объявлять войны, основывать колонии. Демократические институты при этом уничтожены не были. Диктатор позволил избрать консулов, вот только консулы эти не имели абсолютно никакой власти. К чему-то подобному явно стремились и все триумвиры – Цезарь, Помпей и Красс. 
 
Гней Помпей Магн и Марк Лициний Красс олицетворяли собой две абсолютные противоположности, непримиримые между собой. Лишь благодаря дипломатическому чутью Цезаря удалось примирить непримиримое. Помпей возвысился благодаря своим многочисленным военным кампаниям, и его личная слава близилась к легендарному Сулле. Красс являлся богатейшим человеком в Риме, который стал голосом сословия «всадников» - финансовой аристократии, материальной базой которой было владение крупными денежными средствами и движимым имуществом.
 
Красс никогда не строил свою политическую карьеру на личной популярности, в отличие от самовлюбленного Помпея и тем более Цезаря, обласканного плебсом. Зато его политическое влияние основывалось на куда более устойчивом и крепком фундаменте - на деловых связях и финансовой зависимости от него солидной части сенаторов- педариев. Победа над Спартаком не принесла Крассу должной славы и уважения, и более того, многие успехи были присвоены Помпеем.
 
Через негласную поддержку трибуна Клодия, Крассу удалось сначала отстранить Цицерона, а позже переключить демагога на критику Помпея. В начале 56 года до н. э. сторонники Клодия пытались поручить Крассу командование армией для вторжения в Египет под предлогом восстановления на троне Птолемея XII, но потерпели неудачу. Однако, на фоне успешных военных кампаний Цезаря и Помпея, Красс жаждал повысить собственный авторитет. Получив в управление Сирию, он незамедлительно начал продумывать о дальнейших планах.
 
В 55 году до н.э. Красс начал в спешке организовывать парфянскую кампанию, стремясь завершить её до окончания своего консульского пятилетнего срока. В Риме планы Марка Лициния встретили сильное сопротивление, со стороны всех правящих фракций. Успех похода опасно усиливал честолюбивого политика.
 
Первый контакт между Парфией и Римом произошёл в начале I века до н. э. (во время войны римлян с понтийским царём Митридатом VI Евпатором). По соглашению 92 г. до н. э. границей между Парфией и Римом был признан Евфрат. После непосредственного соприкосновения границ двух держав, по мнению греческих и латинских авторов, Азия была разделена между Римом и Парфией. И если население крайних владений Рима в Малой Азии нередко видело в парфянах потенциальных освободителей от римского ига, то подданные Парфянской державы, жившие на ее западных границах, часто питали надежды на помощь Рима. 
 
Не следует забывать, что по обе стороны реки Евфрат жили эллины, и по крови, и по духу. "Греческий" Восток - это не только Александрия, Антиохия, крупные города Малой Азии и тонкий слой культурной элиты в Египте, Сирии или Анатолии. Более или менее истинных эллинов мы встречаем при дворе парфянских царей, которые сами, называя себя "филэллинами" и даже сделали греческий язык государственным. Эти правители содействовали также возникновению нового искусства, основывающегося на персидских и весьма выразительно греческих образцах. Эллины встречаются также в городах, расположенных в глуби Парфии, в Селевкии - над Тигром или в Сузе и даже далеко за границами царства Аршакидов. 
 
Под началом Марка Лициния находились семь легионов пехоты и 4 тысячи конницы. Красс сознательно ограничивал численность вспомогательных сил, желая воевать сравнительно небольшой, но маневренной армией в стиле Лукулла и Александра. Общая численность римского войска оценивается в 50 тыс. человек. Соизмеримое войско было у Александра Македонского, с помощью которого тот сумел разгромить Персидское царство. Сравнение с последним было особенно уместно для Красса, учитывая восточное направление похода. Несомненно, что Марк Лициний тешил собственное достоинство потенциальным повторением подвигов великого македонянина. 
 
В Парфии, на момент начала кампании, происходила внутренняя междоусобица. Сыновья царя Фраата III – Митридат и Ород свергли и убили отца, а после начали долгую и ожесточенную борьбу за царство. Римляне попытались использовать внутреннюю борьбу в Парфии между рабовладельческой знатью греческих и местных городов Месопотамии и Вавилонии, а также парфянской знатью западных районов, которые были заинтересованы в развитии торговли с Римом, — и, с другой стороны, знатью коренных районов Парфии, связанной с кочевыми племенами, которая занимала непримиримую позицию по отношению к Риму и стремилась к широким территориальным захватам. Митридата III, чей главный оплот находился в Мидии, поддерживали горожане, купечество, греческое население и филэллинская знать, пока Орода II опирался на крайне-восточные регионы Парфии, армию и духовенство. Командующий парфянской армией Сурена Михран изгнал царевича Митридата III, которому не оставалось иного выбора, как просить убежища у римлян.
 
Беглый претендент попросил помощи у проконсула Авла Габиния, бывшего на тот момент проконсулом Сирии, даже согласившись на территориальные изменения в пользу римлян. Авл Габиний не внемлил его просьбам, однако, Митридат узнал о намечающейся кампании Марка Лициния Красса. Учитывая, что триумвир прибыл на полгода раньше из-за внутренней спешки, ему довелось встретиться с беглым парфянином и заключить взаимовыгодную сделку. Митридат III являлся утонченным филэллином, знатоком греческой поэзии и быстро нашел общий язык с не менее эрудированным Крассом. Теперь, шансы на успех кампании резко возросли, учитывая возможное возобновление междоусобицы в Парфии. 
 
Также Красс – обладающий превосходным кадровым чутьем заметил молодого и перспективного военачальника Марка Антония, ранее служившего Авлу Габинию. Благодаря деньгам богатейшего человека Рима, Марк Антоний решил остаться в Сирии и решил принять участие в походе нового наместника провинции Марка Лициния Красса против Парфии. Здесь сыграл корыстный аспект: походы Помпея продемонстрировали что войны на Востоке сулят невероятную наживу, и побеждаются с относительной легкостью. Добыча, которая могла оказаться от разоренной Месопотамии значительно превышала галльские трофеи, которые сулили предложение Цезаря. И к тому же, после своего первого Египетского похода с Авлом Габинием, Антоний сразу почувствовал, что его дальнейшая судьба тесно и неразрывно связана с Востоком. 
 
В 54 году до н. э. Красс вторгся в Месопотамию и занял ряд городов за Евфратом. Без сопротивления он овладел рядом греческих городов и около города Ихны разбил незначительный отряд местного парфянского наместника Силлака. К концу лета Красс контролировал северную Месопотамию вплоть до реки Хабор. После штурма Зенодотии, где местные жители перебили римский гарнизон, армия провозгласила Красса императором. Оставив в захваченных городах значительные гарнизоны, общей численностью в 7000 пехотинцев и 1000 всадников, Красс с наступлением осени принял решение вернуться в Сирию на зимовку. 
 
Вместо того, чтобы продвинуться вперед и занять Вавилон и Селевкию, крупнейшие города Месопотамии, неизменно враждебные парфянам, он вернулся в Сирию на зимние квартиры, оставив в занятых им городах гарнизоны – 7 тысяч пехоты и 1 тысячу конницы. Тем самым он дал врагу время как следует подготовиться к военной кампании будущего года. Однако стратегия Красса объяснялась следующим фактом: не зная возможностей противника и не рискуя углубляться в бескрайние пределы Парфянского царства, он стремился привлечь главные силы парфян из глубины их державы поближе к Евфрату и разгромить в генеральном сражении.
 
Весной 53 года до н. э. Марк Лициний снова двинулся в Месопотамию в надежде взять зимнюю столицу парфянских царей Селевкию на Тигре. К Крассу, который стягивал в одно место войска после зимовки, прибыло парфянское посольство, которое заявило: 
 
"Если войско послано римским народом, то война будет жестокой и непримиримой, если же, как слышно, Красс поднял на парфян оружие и захватил их земли не по воле отечества, а ради собственной выгоды, то Арсак воздерживается от войны и, снисходя к годам Красса, отпускает римлянам их солдат, которые находятся скорее под стражей, чем на сторожевой службе". 
 
Красс надменно ответил, что даст ответ царю в Селевкии, столице Парфянского царства. Глава посольства засмеялся и, вытянув руку ладонью вверх, сказал: "Скорее тут вырастут волосы, Красс, чем ты увидишь Селевкию". После этого посольство возвратилось к своему владыке с известием о том, что предстоит война. В то же время он старался приобрести себе союзников против парфян, вступив в соглашение с царем Армении Артаваздом и вождем одного из арабских племен Абгаром, который имел репутацию союзника римлян и личного друга Помпея. Зимой 54—53 годов до н. э. Красс разграбил Иерусалимский храм и святилище богини Атарматис в сирийском Иераполе. Тогда же к нему прибыл сын Публий с тысячей галльских всадников, присланный Цезарем (под началом которого молодой Красс воевал в Галлии). 
 
Ород вынужден был разделить свою армию и частично направить ее против Армении. Парфянский царь с основными силам вторгся в Армению, чтобы лишить Красса поддержки армянской конницы; для прикрытия Месопотамии он оставил своего лучшего полководца Сурену. Очевидно, римляне планировали выйти к Тигру и далее вдоль реки спуститься к Селевкии; река, тем самым надежно прикрывала бы правый фланг войска. Затем, дойдя до Южной Месопотамии, войско могло повернуть на восток и одним броском достичь Селевкии. Проводником римской армии стал непосредственно Митридат III, и другие про-римски настроенные парфянские вельможи.
 
Красс перешел Евфрат в районе Зевгмы, в начале весны и его войско достигло Карр, ещё до наступления лета. Жара в Междуречье ещё не началась, и легионеры не испытывали проблем от засухи и переутомления. 17 апреля авангард продвигавшегося на восток римского войска был атакован парфянской конницей. Римляне перестроились в каре и двинулись дальше. Парфянская конница с юго-востока обрушилась на правый фланг римлян, которым руководил командир Марк Антоний (вместо Публия Красса, как в нашей реальности). Марк Лициний Красс держал своего сына поблизости и практически не расставался с ним на протяжении всего похода. Римляне выстояли и предприняли успешную попытку контратаки, и благодаря смекалке Антония солдатам удалось вырваться из капкана парфянской конницы. 
 
Марк Лициний Красс, (чье эмоциональное состояние не ухудшилось из-за смерти сына, как в нашей реальности) незамедлительно начал руководить грамотным отступлением легионов к городу Карры. Римские легионы держались в бодром настроении духа и паники среди войск не наблюдалось, вопреки всем замыслам парфянского воителя Сурены. 
 
Парфянские катафракты не сыграли при Каррах значительной роли. В ходе столкновений была выявлена слабость парфянской тяжёлой конницы в ближнем бою против римской тяжёлой пехоты. Галльская кавалерия Публия Красса оказалась компетентной в сравнении с арабскими скакунами Сурены, и бережно оберегала фланг легионов. 
 
Конечно, Марк Лициний не являлся изначально полководцем как ненавистный Помпей или удачливый Цезарь, однако он сыграл ключевую роль в подавлении Восстания Спартака, и был «сведущ в истории и не чужд философии». Более того, неоценимую помощь оказал юный Марк Антоний, проявивший себя в наилучшем свете. После отступления в Карры, войска получают необходимый отдых и восстанавливают силы после сражения.
 
На следующий день битвы армия парфян оказалась деморализована из-за провала всех тактических задач. Римляне не понесли существенного ущерба и грамотно отступили, а набеги не оказывали необходимого эффекта. Среди войск Сурены начались разброд и шатание, которые впрочем, опытному полководцу удалось подавить. Он вынуждает парфян совершить марш-бросок на ставку римлян, намереваясь внезапно атаковать противника с первыми лучами солнца. 
 
При новом столкновении, парфянские войска начали стремительную атаку, намереваясь ошеломить противника и посеять панику. На первых порах, затея частично обернулась успехом, ведь эффект неожиданности действительно сыграл на пользу Сурене. Однако конница парфян уже была измотана после длительных маневров, и прежний напал погас. После гибели первой волны конных лучников от пилумов легионеров, Михран Сурена лично возглавил атаку катафрактариев, не позволяя панике и хаосу распространиться среди войска. Роскошные облачения главнокомандующего привлекли внимание галльской конницы Публия Красса, бросившегося в догонку за генералом. В ходе небольшой стычки, молодой командующий снес голову Сурене, что де-факто и стало концом сражения. Вся армия Парфии была полностью деморализована после гибели военачальника и начала беспорядочное бегство с поля боя. На протяжении остатка дня, легионам приходилась выискивать и добивать многочисленных дезертиров. 
 
Следующим шагом являлось дальнейшее движение по Евфрату и Тигру двумя колоннами, связь между ними поддерживалась по старым Ахеменидским каналам и дорогам, восстановленным Крассом. Ород II после разгрома у Карр в срочном порядке уводит войска из Армении и стремится к легионам Красса, чтобы раздавить их с помощью численного перевеса и на собственной территории. 
 
Митридату III после возвращения в Междуречье, не составляет труда с помощью эллинистического населения поднять восстание и практически бескровно захватить Селевкию и Вавилон. В честь своей победы над городом Вавилоном, а также царским городом Селевкией, он выпустил монеты, изображающие богиню Тихе с пальмовой ветвью в руке, приветствующую нового правителя. Впрочем, согласно договоренности с Марком Лицинием, Междуречье впоследствии переходит под управление Рима, и непосредственно Красса. 
 
Утверждению власти Красса способствовало то, что в Парфии сохранились города полисного типа, греческая культура, а также селевкидские анархии и гипархии, "видимо, сохранившиеся в ведении сатрапий". Пока Красс и Антоний руководили интеграцией Месопотамии из Вавилона, где победоносный триумвир откровенно подражал Александру Великому, Ород II начал осаду Селевкии, где находился его брат Митридат III. Царь Парфии намеревался вернуть зимнюю столицу измором и надеялся на голод среди осажденных, разрывая все ниточки, связывающие Селевкию с окружающим миром. 
 
Началось строительство флота на Евфрате, что символизировало завершение восточной кампании и выход Римской Республики к Индийскому океану. Здесь деловое чутье и организаторская жилка Красса проявила себя на высшем уровне, и за сравнительно короткий промежуток, римлянам с помощью греческих мастеров удалось построить флот. После занятия Вавилона корабли евфратской армии были в экстренном темпе транспортированы по суше к Тигру, где войско соединилось и пошло на прорыв блокады Селевкии.
 
При приближении римских аквил, мораль осажденного гарнизона поднялась и воины Митридата совершили дерзкую вылазку, произошедшую одновременно с нападением римлян под командованием Антония. Многочисленная и наспех собранная армия парфян сразу же бросилась в бегство, даже до начала активных боевых действий, вопреки численному превосходству. 
 
Ород II не сумел справиться ни с внутренними раздорами, ни с паникой среди солдат. Сурена нашел бы выход из пагубной ситуации, но его убил Публий Красс, так что Ород оказался в беспомощном состоянии. Парфянская столица Ктесифон была взята без особого труда, в результате чего царь был вынужден бежать, пока не был перебит собственными телохранителями. Его труп предоставили Митридату III, который теперь с уверенностью мог говорить о победе в гражданской войне. Необходимо добавить, что братья Митридат и Ород были, не первыми из династии Аршакидов знающими в совершенстве греческий язык. После своей коронации, новый владыка Парфии решил посмотреть представление трагедии Еврипида "Вакханки". В конце пьесы царь Фив, Пенфей, попадает в руки взбешенных почитательниц Диониса, которые его разрывают на части из-за того, что он выступал против культа вина и веселья. Вакханками предводительствует его собственная мать, Агаве, и она-то появляется на сцене с головой сына. Играющий эту роль трагический актер Ясон выступил перед Митридатом с головой Орода. 
 
Ничто более не препятствовала воцарению Митридата III Филоромея – про-римского правителя Парфии, взявшего курс на торговлю и мирное сотрудничество с Римлянами. Более того, лично Красс получил баснословные подношения за помощь в узурпации власти. Столица Парфянского царства вернулась в Экбатаны – крупнейшего города в Мидии, где прежде находился главный оплот победившего царевича до изгнания Суреной и Ородом.  
 
Красс добился небывалого успеха: в районе Селевкии и Ктесифона была создана очередная провинция — Верхняя Месопотамия, в устье Евфрата было зачищено от разбойников, а новая флотилия Красса спустилась вниз по течению до Персидского залива. Также, одной из негласных, и весьма меркантильных, целей парфянского похода являлось установление контроля над торговлей шёлком, что превращало Красса в монополиста по продаже редкого и чрезвычайно ценного товара. 
 
Красс, которого радушно встретили в портовом городе Хараксе, преуспел во всех поставленных целях. По одной из легенд, после завершения кампании, Красс вышел к морю и, увидев плывущий в Индию корабль, воздал хвалу Александру Македонскому и сказал: 
 
«Если бы я был молодым, я вне сомнений отправился бы в Индию».
 
Покоренное Двуречье было поделено на две провинции: Верхняя и Нижняя Месопотамия. Марк Антоний – ранее участник Египетской кампании Авла Габиния и участник подавления набатейских восстаний, был назначен Крассом, наместником Нижней Месопотамии, а младший сын Красса – Марк Лициний Див был поставлен во главе Верхней Месопотамии, отозванный отцом от управления Цизальпийской Галлии при ставке Цезаря.
 
Военная и гражданская компетенция Антония и Дива напоминала положение стратегов, стоящих во главе номов (в Египте) или сатрапов (в государстве Селевкидов). Антоний использовал свою абсолютную власть в конкретной территории весьма гибко, чтобы подчинить и удержать в руках покоренные земли эллинистического Востока, в которых имелись специфические условия. На востоке новой империи сильны были не только традиции эллинизма, но и сохраняли влияние различные сакральные цивилизации - персидская, египетская, сирийская и другие. В восточных обществах этика публичной жизни не была так развита, как некогда в республиканском Риме. Марк Антоний не зря связал свою жизнь с Востоком: Сирия, Египет, Иудея, Месопотамия… Младший сын Красса также унаследовал от своего отца талант к правильному администрированию, ведь в 54 году до н.э. был назначен квестором, а в 60 году до н. э. он был избран в коллегию понтификов. 
 
Марк Лициний Красс вернулся в Рим триумфатором, на пике своей популярности. Впервые в жизни, Сенат заслуженно оценит его решительность и талант, а плебс будет восхищаться человеком, который в точности повторил поход Александра. Радуя свое честолюбие, Красс начал возводить статуи, где сравнивал себя с македонским завоевателем и поддержал лестное сходство среди плебса. Завоеватель Двуречья и владыка Сирии, быстро поднял свой политический престиж и благодаря успеху Парфянской кампании, мог с чистой совестью называть себя, самым успешным и прославленным из всей Троицы.
 
На фоне торжественных празднеств, устроенных в Риме, в честь «нового Александра», поразивших все слои населения Вечного Города, злейший враг Красса – Гней Помпей Магн был вне себя от ярости. Неужели, пронырливый делец серьезно полагает, что победа над восточными царьками позволит ему превзойти славу непревзойденного Помпея?! 
 
Отношения между Помпеем и Крассом вновь накалились до предела.
 

WDR6Fu0ojIs.jpg

 
Изменено пользователем Night Falcon

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

1. Необходимо добивать пропарфянски настроенные кадры, для этого необходимо идти в Иран, вряд ли логистика позволит легионам туда добраться.

2. В случае окончательного утверждения Рима в Междуречье важность Армении как партнёра падает.

3. Что с Юлием Цезарем?

Ну и 4, как это отразится на ВПН, и насколько это поможет выжить Риму?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

1. Необходимо добивать пропарфянски настроенные кадры, для этого необходимо идти в Иран, вряд ли логистика позволит легионам туда добраться. 2. В случае окончательного утверждения Рима в Междуречье важность Армении как партнёра падает. 3. Что с Юлием Цезарем? Ну и 4, как это отразится на ВПН, и насколько это поможет выжить Риму?

1 - Зачем идти в Парфию? Красс уже захватил Месопотамию и эллинистические города Селевкидов, а про-римская знать Парфии может превратить её в новое клиентское царство. Да и разбираться в Иран нет смысла, когда идёт игра за власть над Римом.

2 - Вопросы Армении отложены в дальний ящик Крассом, ибо Рим превыше всего. А так, вполне вероятно её последующее присоединение к Риму напрямую.

3 - Узнаете позже.

4 - Месье, развилка в годы Поздней республики, до ВПН ещё дожить надо...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Очень симпатичная развилка и интересное начало ТЛ. 

Покоренное Двуречье было поделено на две провинции: Верхняя и Нижняя Месопотамия. Марк Антоний – ранее участник Египетской кампании Авла Габиния и участник подавления набатейских восстаний, был назначен Крассом, наместником Нижней Месопотамии, а младший сын Красса – Марк Лициний Див был поставлен во главе Верхней Месопотамии, отозванный отцом от управления Цизальпийской Галлии при ставке Цезаря.   Военная и гражданская компетенция Антония и Дива напоминала положение стратегов, стоящих во главе номов (в Египте) или сатрапов (в государстве Селевкидов).

Примерно наверное так, но все эти меры - сугубо временные, Красс - наместник Сирии, мог ли он вообще вести войну с Парфией (была ли justa causa), заключать мир и учреждать новые провинции - вопросы, которые решатся в Риме, в сенате и народном собрании (и в судах) после возвращения Красса при рассмотрении его отчёта и соответствующих законопроектов. Соответственно, править новыми провинциями он может пока назначить только своих легатов (как Помпей Афрания и Варрона в Испании). Вряд ли есть необходимость сравнивать их компетенцию с эллинистическими царствами, для позднереспубликанского Рима объём компетенции наместника провинции определён и нелохо известен.

Марк Лициний Красс вернулся в Рим триумфатором, на пике своей популярности.

В каком году? Они с Помпеем по закону 55 года - наместники на 5 лет, 54-50. Красс досрочно вернулся в Рим или отбыл весь срок? Кто его преемник(и)?

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Соответственно, править новыми провинциями он может пока назначить только своих легатов

так в конце прямо сказано: Марк Красс Див и Марк Антоний наместники Верхней и Нижней Месопотамии. 

Насчет преемников Красса на консульском посту идей нет.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Есть подозрение, что при Каррах у римлян шансов не было. Там ведь не катафракты сыграли решающую роль, а обстрел.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

так в конце прямо сказано: Марк Красс Див и Марк Антоний наместники Верхней и Нижней Месопотамии. 

Мой пойнт был в том, что легат (как, опять-таки в РИ у Помпея в Испании с 54) - это, на тот момент, строго говоря, не наместник, а (незаконный) временный заместитель наместника (Красса). Хотя тут пока в Месопотамии и настоящих провинций тоже нет, так что ок, действительно "наместник" более-менее описывает ситуацию. :)

Насчет преемников Красса на консульском посту идей нет.

Я имел в виду скорее проконсула-преемника Красса в Сирии (и в случае, если Красс досрочно сложил полномочия, и если досидел в Сирии до конца 50 как ему было положено по закону), хотя да, и кто консулы в это время - тоже интересно (ну, до 53 м.б. как в РИ, а вот повторится ли 52-й как в РИ? ИМХО едва ли).

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Я имел в виду скорее проконсула-преемника Красса в Сирии (и в случае, если Красс досрочно сложил полномочия, и если досидел в Сирии до конца 50 как ему было положено по закону), хотя да, и кто консулы в это время - тоже интересно (ну, до 53 м.б. как в РИ, а вот повторится ли 52-й как в РИ? ИМХО едва ли).

как вариант можно оставить Кассия в Сирии. Кассий личность мне отвратительная и взбалмошная; он принадлежит к враждебной Крассу группировке и тем не менее служил при Крассе и ИРЛ отбил парфянские нападения. После возвращения Красса с сыновьями и полезным Антонием в Рим, Кассий пригодится чтобы оборонять захваченные территории на случай свержения Митридата III сыновьями Орода или на случай бунтов.

Так и от лишнего человека можно избавиться и заодно сохранить покоренное Двуречье под контролем. Да и от Кассия не будет вреда для Красса, если он останется в Вавилоне или Селевкии легатом-наместником.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

как вариант можно оставить Кассия в Сирии.

В Сирию (если сохранится обычный порядок назначения наместников) поедет на смену Крассу из Рима или проконсул (бывш.консул) или, если её опять сделают преторской (это будет зависеть от положения в Риме), пропретор. Кассий, если по закону, претором сможет стать в 39 лет, то есть что-то около 50 года (это если он вернётся в Рим к 51 и поучаствует в выборах). Хотя если примут закон в 52 как в РИ о пятилетнем промежутке между консульством/претурой и проконсульством/пропретурой, то  претор 50 сможет получить провинцию в 45 году. Конечно, закон 52 был частью юридической ловушки для Цезаря, а тут в АИ всё сложнее...

Кассий пригодится чтобы оборонять захваченные территории на случай свержения Митридата III сыновьями Орода или на случай бунтов.

Тогда лучше его в одну из Месопотамий наверное, Сирия по отношению к парфянским войнам станет тылом теперь.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

После гибели первой волны конных лучников от пилумов легионеров, Михран Сурена лично возглавил атаку катафрактариев, не позволяя панике и хаосу распространиться среди войска. Роскошные облачения главнокомандующего привлекли внимание галльской конницы Публия Красса, бросившегося в догонку за генералом. В ходе небольшой стычки, молодой командующий снес голову Сурене

Это простите как??? Конные лучники лезут в зону досягаемости броски пилума? Они идиоты?

Сурена лично возглавляет атаку, а Публий его догоняет? Это как??? Галльская кавалерия полезла в встречку с катафрактами и опрокинула их??? Это как?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Это простите как???

Ну проиграл Сурена битву не так, так по-другому.  Может,, Абгар два раза изменил и парфянам в тыл ударил,,может,  Сурена умер перед битвой или  в начале битвы его конь понёс в римскую сторону,  или ещё как-то Красс победил. По-моему топик стартер вообще ни разу не тактику здесь предлагает обсуждать.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Сурена лично возглавляет атаку, а Публий его догоняет?

Сурена умирает от шальной стрелы, и армия в шоке.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Да и в битве всегда есть риск случайной смерти.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Отношения между Помпеем и Крассом вновь накалились до предела.

 

По логике событий - чтобы превзойти Красса, Помпею нужно дойти до Индии.

И тогда он сможет  заорать на Форуме: "Ну что, видели?!.... Ваш Красс - старый хрыч, а вот я!!!...."

 

А поскольку между Месопотамией и Индией теперь земли союзной Парфии, то на Индию нужно идти не посуху, а по морю.

Помпей - великий адмирал Индийского акияна?!.....

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Месопотамия, понятно отпадет, при первой же серьезной заварухе в Риме, а она последует сразу же после успешной парфянской войны. Гражданская война в Риме обещает быть долгой и интересной.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

поскольку между Месопотамией и Индией теперь земли союзной Парфии, то на Индию нужно идти не посуху, а по морю. Помпей - великий адмирал Индийского акияна?!.....

Это уже слишком. Да и старый Помпей для подобного. Зато римские торговые корабли могут спокойно контактировать с Индией теперь. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

4 декабря - Праздник Bona Dea (Благой богини), посвященный плодородию, здоровью и женской невинности. Однако, однажды этот праздник стал причиной скандала, чуть не приведшего к политическому кризису в Древнем Риме, связанным с именем Гая Юлия Цезаря. 

В 62 до н. э. во время декабрьской церемонии в резиденции великого понтифика, претора того года Гая Юлия Цезаря, разразился скандал, описанный у многих авторов. В женском платье в дом проник Публий Клодий Пульхр. Возможно, что его провела на празднество его сестра Клодия, возможно, что он переоделся в женскую одежду, чтобы проникнуть к жене Цезаря, Помпее Сулле. Однако Клодий был разоблачён Аврелией, матерью Цезаря. Цезарь, как великий понтифик, собирает коллегию римских понтификов, которая выносит единогласный вердикт Клодию — виновен в святотатстве. В тот же день Цезарь даёт развод Помпее Сулле, хотя неопровержимых доказательств её вины в свидании с Клодием нет. Однако «Жена Цезаря должна быть выше подозрений». Цезарь, как великий понтифик, смог повлиять на весталок и те запретили светскому суду, состоящему из мужчин, вмешиваться в дела женской богини.

В нашей истории, Гай Юлий запомнился как величайшее лицо поздней Республики и фактически виновник её краха. Но, триумфальное возвращение Красса серьезно изменило баланс сил среди триумвирата. Цезарь обладал слабейшими позициями в Троице. В историографии мира выжившего Красса, Цезарь стал известен в первую очередь как незаурядный дипломат и литератор, который засчет своего чутья и такта стал инициатором Триумвирата и примирил двух заклятых врагов: Красса и Помпея. Великий Понтифик, писатель и дипломат Гай Юлий Цезарь не стал победоносным завоевателем Галлии.

Реальное поражение в битве при Каррах, фактически скрыло от глаз Сената, промахи Юлия в Британии и Бельгике. Здесь же, на фоне триумфа Красса и славы Помпея, сенаторы со всей критикой обрушились на Цезаря. 

Он завяз в Галлии! Он начал войну ради собственной прихоти! Он лишь тратит деньги Рима!

Правило любого Триумвирата: слабейший из триумвиров должен уйти, чтобы оставшиеся два столкнулись лбами.
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

В 58 г. до н.э. Юлий Цезарь вторгся в Галлию, для дальнейшего распространения римского мироустройства и римской цивилизации. Вековые традиции и уклад жизни галлов были полностью разрушены после прихода Цезаря. На покоренной территории были запрещены миграции, многие обычаи галльского народа и начались преследования друидов – жреческой элиты Галлии. Внутренняя борьба за власть среди вождей (активно подогреваемое Цезарем) и вторжение германских племен усугубило ситуацию. Многие тяготы оттолкнули галлов от римлян, и впервые галлы заговорили о необходимости единства, основанного на кельтском наследии и все благодаря образу внешнего врага. Гай Юлий консолидировал галлов и неосознанно сам позволил появиться такому человеку, как Верцингеторикс. Заряженный на бунт, политический климат позволил молодому вождю арвернов, ранее служившему в римских легионах, начать процесс объединения всех галльских племен в единую силу. Природная харизма Верцингеторикса привела к тому, что он стал номинальным повелителем различных галльских племен, и единственным человеком, который мог оспаривать его правление над Галлией, был Юлий Цезарь. Однако, предпосылки возвышения галлов заключались в Риме. 

 

Новости о триумфе Красса серьёзно отразились на успехах Цезаря (В нашей реальности, поражение от Карр оказало настолько существенный ущерб, что Сенат практически проигнорировал трудности и неудачи Цезаря зимой 54 года). Кампания Гая Юлия в Британии считалось безосновательной тратой средств и подвергалась массовой критике среди противников Цезаря. Предлогом Цезаря к вторжению было то, что «почти во всех войнах с галлами помощь поступала к нашим врагам из этой страны». Это правдоподобно, хотя эти слова также могут быть прикрытием для получения информации о британских полезных ископаемых и экономическом потенциале: после похода Цицерон описывает разочарование от того, что на острове не было обнаружено золота или серебра; Светоний также сообщает, что Цезарь упоминал, что отправился в Британию в поисках жемчуга. Отсутствие серьёзных военных успехов не позволило римскому полководцу требовать полного подчинения кельтов, и они выдали Гаю заложников и пообещали не нападать на дружественное Риму племя триновантов. Кроме того, Цезарь обложил юго-восточные племена Британии данью, но она, вероятно, никогда не выплачивалась. 

 

Надежды на богатые трофеи не оправдались, и Цицерон писал, что вся добыча состояла из небольшого числа рабов, которым из-за неграмотности можно было поручать только самый простой труд. Реальная Кампания Цезаря в Британии не была успешной. Если она была задумана как полномасштабная кампания — вторжение или оккупация, — она окончилась провалом, и даже если она рассматривалась в качестве разведки боем или демонстрации силы, чтобы предотвратить дальнейшую помощь бриттов галлам, она всё равно окончилась провалом.

 

Именно неудачный поход в Британию стал объектом злостной критики, среди правящих в Риме сенаторов. В течение всей войны сторонники Цезаря Гай Оппий и Луций Корнелий Бальб находились в Риме и заботились о поддержании репутации полководца, раздавая взятки магистратам и исполняя другие его поручения. В то же время, во время консульства в 59 году до н. э. Гай нажил себе влиятельных врагов в Риме, и недовольные его возвышением сенаторы надеялись привлечь его к суду сразу по нескольким обвинениям.

 

После окончания срока проконсульских полномочий Цезарь лишался судебного иммунитета, и вероятным исходом грядущего дела могло стать изгнание из Рима. Весьма прохладная и номинальная поддержка Цезаря в столице сменилась откровенной враждебностью и подготовкой гражданской войны. Последующая победа Верцингеторикса была для римских противников Цезаря предпочтительнее победы римской армии.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Большинство галлов вовсе не намеревались стать подданными или вассалами Рима, а энтузиазм галлов перед германскими кампаниями Цезаря и особенно – перед войной с Ариовистом объясняется тем, что они были готовы уничтожить германцев руками римлян или, наоборот, римлян руками германцев. После того, как германцы и более отсталые галльские племена были разгромлены, перед «цивилизованной» Галлией вставала неприемлемая перспектива полного подчинения Риму. Известную роль сыграло изменение положения в Риме, начавшееся именно с 54 г. Отношения Цезаря и галлов впервые дали серьезную трещину. 

 

Верцингеторикс «повелитель великих воинов» обучался в Британии у друидов, а по свидетельству Диона Кассия он был другом Цезаря. Ранее он также служил в римских легионах, и прекрасно знал весь механизм действий противника. Обладающий блестящим образованием и будущий вождь племени арвернов, дал священную клятву перед друидами об освобождении Галлии. 

 

Сигналом к восстанию послужило нападение племени карнутов на Кенаб и убийство всех римлян в нём. — нападавшие надеялись, что Римская республика, охваченная политическим кризисом после убийства политика Публия Клодия Пульхра, не сможет действенно отреагировать. Верцингеториг не только стал лидером повстанцев до резни в Кенабе, но и спланировал всё восстание, включая необычное начало войны зимой, что заставило Цезаря, при других обстоятельствах зимовавшего к югу от Альп, пробираться к расквартированным в Галлии легионам через заснеженные горы Севенны. Планом галльского вождя стало блокирование римских легионов на севере и вторжение в Нарбонскую Галлию на юге; согласно этому плану, Цезарю пришлось бы направить все силы на защиту римской провинции, а Верцингеториг с основной армией должен был беспрепятственно действовать в центральной Галлии. 

 

Вторгшись в земли родного племени Верцингеторига — арвернов, — Цезарь оставил там Децима Брута с кавалерией и через земли сохранивших верность Риму эдуев вышел к двум легионам, зимовавшим среди племени лингонов, а оттуда вызвал остальные легионы из земель белгов. Таким образом, Гаю удалось тайно добраться к основным своим войскам, и Верцингеториг узнал о случившемся, когда силы римлян уже почти объединились. Вождь галлов в отместку напал на племя бойев, которое эдуи расселили в своих землях. Этим Верцингеториг вынудил Цезаря сделать сложный выбор: либо полководец начинал кампанию в условиях продолжающейся зимы, что гарантировало трудности в снабжении, либо он отказывает бойям в помощи, но в этом случае пошатнётся уверенность союзников Рима в том, что Цезарь способен их защитить. 

 

Рим обеспечил свою власть над кельтскими племенами за пределами римской провинции Нарбонская Галлия применением политики «разделяй и властвуй». Верцингеториг, напротив, объединил племена и применил тактику нападения на римские войска с последующим отходом в естественные укрепления. Кроме того, восстание стало одним из первых зарегистрированных примеров использования стратегии «выжженной земли», когда восставшие сжигали городские поселения, чтобы лишить римские легионы провианта. Вождь галлов приказал перевезти все запасы продовольствия в небольшое число хорошо защищённых городов, а все прочие поселения и запасы потребовал сжечь, чтобы они не достались врагу. Затягивание времени работало на галлов, поскольку они могли продолжать стягивать подкрепления и собирать продовольствие в отдалённых районах. Соответствующее решение Верцингеториг озвучил на совещании вождей восставших галльских племён.

 

От окончательного истощения всех продовольственных запасов римлян могло спасти только овладение очередным галльским городом — столицей племени битуригов Авариком, куда галлы свозили продовольствие. Племя битуригов просило Верцингеторига не покидать, а защищать город, который был прекрасно укреплён и располагался среди труднопроходимых болот, лесов и рек. Несмотря на это, Цезарь всё же решился его захватить, узнав о больших запасах продовольствия в городе. Вопреки требованиям всех вождей и друидов, Верцингеторикс поджег амбары, что на краткое время пошатнуло веру галлов в вождя. 

 

Однако, когда в ходе штурма войска Цезаря и его заместителя Тита Лабиена захватили город с предположительно богатыми запасами продовольствия, они увидели лишь предусмотрительно сожженные амбары, по приказу галлов. Римские легионы были обречены на голодную смерть во враждебной стране. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Так как Верцингеториг ещё раньше, когда всё обстояло благополучно, по собственной воле сжёг Аварик, а после римляне остались без припасов, ещё более повысилось представлении галлов о его предусмотрительности и способности предугадывать будущее. Цезарь разделил свои войска на две части. Он направил Тита Лабиена с четырьмя легионами на север, в земли сенонов и паризиев, а сам отправился на юг, в земли арвернов. 

 

Проконсул поднимался вверх по течению реки. Верцингеториг же следовал по другому берегу реки, уничтожая мосты и не давая Цезарю переправиться. Перехитрив галльского полководца, Гай переправился через Элавер и подошёл к опорному пункту галлов в землях арвернов — Герговии. Герговия была одним из важнейших городов повстанцев, а некоторые и вовсе называет её «столицей восставшей Галлии». Штурм Герговии мог предоставить Цезарю долгожданное спасение от голодной смерти, ибо маловероятно, что его архи-противник решился бы сжечь собственную столицу. Юлий Цезарь решил не медлить с генеральным сражением: запасы продовольствия были у него на исходе, а наладить снабжение в военных условиях было чрезвычайно тяжело. 

 

Город был удачно расположен на высоком холме и хорошо укреплён. Хотя его защищала основная армия Верцингеторига, Цезарь решил захватить стратегически важный пункт. Вскоре, впрочем, стало известно, что вожди племени эдуев готовятся изменить римлянам и перейти на сторону восставших. 10-тысячный вспомогательный отряд, который эдуи ещё раньше направили на помощь Цезарю, хотел перейти на сторону Верцингеторига из- за слухов об убийстве римлянами всех эдуев в их лагере. Гай узнал о распространявшихся слухах и направил к этому отряду свою кавалерию, причём включил в неё и эдуев, которых считали убитыми. После этого большая часть вспомогательного отряда присоединилась к Цезарю, но само племя эдуев продолжало склоняться к союзу с восставшими. 

 

Дальнейшие события, произошедшие в июне 52 года до н.э., не совсем ясны из-за уклончивости римских хроник. Битва при Герговии считается наиболее крупной неудачей Юлия Цезаря и самым громким поражением римских легионов, что ещё долго считалось позором в истории потомков Капитолийской волчицы. По сути, поражение в Герговии стало и концом политической карьеры Гая Юлия, и фактическому расколу триумвирата между силами Гнея Помпея и Марка Красса. 

 

 

Общий ход событий реконструируется следующим образом: полководец направил свои войска на рискованный штурм, отвлекая внимание осаждённых различными ухищрениями, но затем атака сорвалась. Цезарь, вероятно, сумел добиться внезапности нападения, однако осаждённые сумели вовремя стянуть силы к месту штурма. В ходе баталии, римские легионеры (6 легионов, в каждом 5-7 тыс легионеров и 2-3 тыс вспомогательных отрядов союзных галлов, а также германская наёмная конница — 2500 конников) пошли на штурм и вначале преодолели укрепления на ближних подступах к городу. Передовые линии смогли подняться и на стены города. Но Верцингеториг контратаковал во фланг, парировать его атаку не смогли и он нанес решительное поражение легионам. Цезарь с трудом избежал полного разгрома и вынужден был снять осаду Герговии, и отступить. 

 

Тут необходимо отметить моральное состояние легионеров Цезаря. Дело в том, что в армии Цезаря свирепствовали голод и болезни. Многие солдаты умерли во время длительных переходов, другие попросту дезертировали. Еще два-три месяца маневров, и Цезарь остался бы без войска. Верцингеторикс прекрасно понимал плачевное состояние и сам старательно избегал генеральных сражений. 

 

Цезарю в спешке пришлось отступить, и по мере отхода от Герговии, он дважды пытался спровоцировать Верцингеторига на битву на равнине. После крупнейшего поражения, которое фактически нанесло непоправимый ущерб репутации Цезаря, римляне направились в область эдуев. Большинство из них к этому времени уже присоединилось к восстанию. Они перебили многочисленных римских торговцев и фуражиров в Новиодуне Эдуев, захватили множество продовольствия и денег, после чего сожгли город.

 

После того, как Верцингеториг заставил римлян отступить от осаждённой ими Герговии, его единогласно признали верховным военным вождём на общегалльском съезде в Бибракте — столице племени эдуев, последним перешедшего на сторону восстания. На съезде в Бибракте Верцингеториг также заявил о том, что галлам следует продолжать избегать генерального сражения, нарушая коммуникации и пути снабжения Цезаря. 

 

В это же время, Тит Лабиен двинулся к городу паризиев Лютеции (современному Парижу), который лежал на одном из островов Секваны. Лабиену не удалось переправиться на остров, поэтому он решил достичь Метиоседа — города сенонов, также расположенного на острове Секваны. Здесь он захватил около 50 кораблей, с помощью которых переправился на остров, и без сопротивления взял город. Восстановив мост, разрушенный галлами, Лабиен перевёл войско на другой берег и пошёл на Лютецию. Узнав об этом, галлы сожгли Лютецию и разрушили мосты. Своё войско они расположили против лагеря Лабиена.

 

В это же время пришли новости об отступлении Цезаря от Герговии и восстании эдуев. Узнав об этом, восстали и белловаки. Таким образом, с одной стороны Лабиену угрожали белловаки, а с другой — Камулоген. К тому же его легионы были отрезаны большой рекой от резервного отряда. Единственным выходом оставался отход к Агединку для соединения с Цезарем. 

 

Верцингеторикс после успеха в Герговии начал стремительный марш-бросок к Лютеции, чтобы окружить воинство Лабиена и не позволить воссоединиться римским отрядам. После того, как Лабиен дал сигнал к атаке, римляне пошли в бой. На правом фланге римлян VII легион опрокинул галлов и обратил в бегство. На левом фланге XII легион смял первые ряды галлов ударами копий, но остальные оказывали упорное сопротивление. Прибытие галльских подкреплений, под командованием Веркасивелауна (двоюродного брата Верцингеторикса) моральный дух изнеможденных сил Лабиена пал. Римляне оказались в ловушке и битва при Лютеции обернулась фактически мясорубкой. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

0coyQVrM2Ms.jpg

 

 

otLQ2X6l9R8.jpg

Изменено пользователем Night Falcon

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Если Красс таки умудрился победить, то неплохо было бы взять себе на службу конницу, т.к парфянская конница это убойная сила, потому Риму надо заполучить военные наработки парфян.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Если Красс таки умудрился победить, то неплохо было бы взять себе на службу конницу, т.к парфянская конница это убойная сила, потому Риму надо заполучить военные наработки парфян.

...

А против кого будет нужна Риму эта великолепная панцирная конница

(очень не дешёвая и по цене покупки - и по цене владения) -

если Парфия уже сокрушена ?

 

Любая не используемая функция - 

имеет тенденцию деградировать - то есть не воспроизводиться -

вплоть до отмирания за не-надобностью. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте учётную запись или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учётную запись

Зарегистрируйтесь для создания учётной записи. Это просто!


Зарегистрировать учётную запись

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас