Македония (Македонија)


13 сообщений в этой теме

Опубликовано: (изменено)

Македония

 

 TnfMa.jpg

 

Македония (Македонија) – страна на Балканском полуо-ве, примыкающая к сев.-зап. углу Эгейского моря (Салоникский залив) и окруженная со всех сторон высокими горами. На Ю. она отделяется Олимпом и Камбунскими горами от Фессалии, на З. – главной цепью Албанских гор, Граммосом (в древности Вион или Беон) и Шар-Дагом (в древности Скард) от Иллирии и Эпира (Албании), на В. поднимающимися почти на 3000 м Родопскими горами (Деспото – Даг) от Фракии. На СЗ. ее границу образует водораздел между pp. Вардаром с одной стороны и Моравой и Дрином с другой. С небольшими промежутками – долинами – горы заполняют все пространство М. Самая северная вершина горного хребта – Шар, достигающий 7000 фт. высоты Люботерн, представляет собой северный предел М. и в то же время средоточие всех гор по западной и северной границе страны. От Люботерна на СЗ. тянется высокий горный хребет Басман, окружающий долины Деборскую и Охридскую. На Ю. от того же Люботерна отделяется хребет Кобилица, который затем под именем Бабасаницы тянется до г. Битоля. К В. от Люботерна идет хребет, носящий названия Черной горы (Церна-гора), потом Курбетских гор и под именем Витоша оканчивающийся около г. Софии. На западной границе М. от горы Мецовской (Пинуа) идут два отрога. – Один, под названием Бой, идет на С. и, получив название Бич (с тремя вершинами Смолька, Грусотар и Грем), принимает с сев.-зап. стороны продолжение хребта Басманова (Горицкая гора) и тянется на С. до соединения с горою Бабасаницею. Другой хребет идет на В., сначала под названием Жиги, потом Гревены и доходит до горы Авделы, которой соединяется с горой Олимпом. На вост. границе М. к Ю. от Витоша идут горы Рида, затем Копатник – до Предела, откуда несколько кругообразно идет Деспото-даг, тянущийся по Енидже. У моря поворачивая к В., хребет идет параллельно с берегом до р. Марины, образуя Гюмурджинские горы. Внутри страны горы Басман и Кобилица образуют Тетовскую равнину (Калкандели). От Черной горы (Церна) идут две ветви, образующие равнину Мустафа. Малешовская гора – продолжение хребта Черной горы и Курбетских – оканчивается Струмницкой возвышенной равниной против Радовишской горы. От истока Вардара до истока Струмы от северной границы М. до Струмницкой равнины, все пространство наполнено отрогами и холмами Церны Горы и Курбетских гор. Тут лежат долины Радомирская, Кюстендильская, Штипская и Кочанская, на высоте 500 фт. выше уровня моря. От соединения Бича и Бабасаницы идет на В. Брешский хребет, одна ветвь которого кончается у Островского оз. Другая ветвь Бреша образует юго-восточную границу Могленской равнины и северную границу Белоземской равнины. Она называется общим именем Великая Ница. От начала Бича на В. идет гора Жупан, сворачивающая на В. и образующая вершину Борин у р. Бистрицы. Продолжение Штипской горы, Радовишская гора Дориана (Полянина), идет на Ю. под названием гор Радовишской, Костурской и Фурки. У Белашицы (продолжение Радовишской горы) от Петричской горы отделяется на Ю. горная цепь Маяда, которая затем, в свою очередь, отделяет на Ю. З. ветвь под названием Кара-Даг (Церна Гора). От начала Кара-Дага Маяда идет на Ю. под именами сначала Лохана-Планина, потом Высока-Планина и, наконец, Сухо-Планина. Затем гора расширяется и идет на В. под именем Враста до Ренда-Богаз. Оттуда до р. Струмы она носит название Орсова-Планина и достигает Серрезского озера у селения Ахино. Продолжение Радовишских гор на В. образует горы Халкидики. На В. от Солуня возвышается гора Коломонта, от которой идет на С. хребет с вершинами Вавдо и Хортач. Последняя образует на З. два мыса, Малый Калабурну к В. от Солуня и Великий Карабурну, в южной части Солунского залива. Вавдо оканчивается на З. также 2 мысами, Катагнат и Качика. Другой отрог Коломонты идет на З. и образует полуо-в Палину (Касандра), который вдается языкообразно в море на ЮВ. и с материком соединяется посредством перешейка Порта. Третий отрог идет на Ю. и вдается в море утесом под названием Полигерской и Гормильской Планины. Четвертый отрог идет на В. и, разделившись затем на две ветви, образует одной полуо-в Драгдел, другой – Свято-Горский (Афонский) полуо-в, соединяющийся с материком перешейком в 20 миль. Между полуо-вами Палиной (Касандра) и Драгделом образуется Гормильский залив в 10 миль длины и 6 миль ширины, а между Драгделом и Св. Горой – залив Молянийский, длиной в 12 и шириной в 10 миль; в обоих заливах прекрасные якорные стоянки. Пятый хребет Коломонты идет на С. В. сначала под названием Бука, затем Древника и, наконец, Извор-Планины, которая образует мыс Камила (150 фт. высоты), вдающийся в море рядом со Свято-Горским полуо-вом, так что между ними образуется залив Изворский.

 

Македония (1890).docx

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Идеология македонизма в 1886-1890 годах

 

Рост внимания Белграда к Македонии объяснялся новыми геополитическими условиями, в которых оказалась Сербия после Берлинского конгресса 1878 г., когда оккупация Боснии и Герцеговины Австро-Венгрией привела к смещению векторов внешней политики Сербии, не отказавшейся от стремления к гегемонии на Балканах.

Проникновение Сербии в Македонию началось еще с конца 60-х годов XIX в. в форме сербской национально-культурной пропаганды, нацеленной на вовлечение македонцев в орбиту влияния Белграда. Так, в 1868 г. сербские власти создали специальный комитет для распространения сербского просвещения в Македонии и Косово. При этом официальные круги Сербии в обоснование своих территориальных претензий активно распространяли представление о значительном сербском этническом присутствии в Македонии. Так, виднейший сербский политик второй половины XIX в. Й.Ристич, относящий Македонию к Старой Сербии, указывал, что «сербы рассеяны по всем краям Старой Сербии: на юге до Охридского озера, до Крушева и Прилепа; а на востоке до Вране, Скопье, Куманова, Кратова и далее». По словам Ристича сербское национальное самосознание у них настолько ослабло, что они «едва ли знали, к какой народности они принадлежат, и довольствовались общим с болгарами названием христиане». Поэтому необходимо было пробудить у этих «христиан Старой Сербии» сербское самосознание через просвещение [10. С. 278 – 279].

После 1878 г. борьба за Македонию резко обострилась, так как Берлинским трактатом было создано Болгарское княжество, естественный центр притяжения для македонских болгар, а Сан-Стефанский договор создал очень опасный для сербской и греческой национальных программ прецедент присоединения Македонии к Болгарии.

Объединение Болгарии с Восточной Румелией в 1885 г. вызвало новый виток напряжения вокруг Македонии и привело к сербо-болгарской войне, закончившейся поражением Сербии. Белград и Афины, опасаясь роста влияния усилившейся Болгарии в Македонии, которая, будучи этнически болгарской, достигнув автономии, могла повторить судьбу Восточной Румелии, вынуждены были активизировать свою политику в этом регионе. В наиболее сложном положении оказалась Сербия, не обладавшая в отличие от Греции своей «национальной базой» в Македонии и стоявшая в силу этого перед необходимостью выработать качественно новый подход к решению македонской проблемы, который в наибольшей мере отвечал бы сербским геостратегическим интересам. Таким новым подходом стала идеология македонизма или идеология македонского национального «сепаратизма», предусматривавшая проведение комплекса специальных мероприятий по утверждению и поддержке македонской национальной самостоятельности и распространению македонского национального самосознания.

Появление во внешнеполитическом курсе Сербии концепции македонизма было связано с крупнейшим сербским историком, филологом и писателем, одним из лидеров партии напредняков Ст. Новаковичем, который длительный срок с 1886 г. по 1891 г. занимал пост посла Сербии в Константинополе, на плечи которого ложилась важнейшая задача координации (через создаваемую в 1887 – 1888 гг. сеть сербских консульств) всей сербской деятельности в Европейской Турции. Находясь в эпицентре разгорающейся пропагандистской борьбы Сербии, Греции и Болгарии за Македонию, что позволило ему лучше разобраться в ситуации и оценить перспективы сербской национальной пропаганды в этом регионе, он пришел к выводу, что продолжение Белградом прежней прямолинейной политики, связанной с формулой «македонцы – это сербы», и отказ от более гибкой линии приведет к тому, что Македония будет потеряна для Сербии. Новакович исходил из того, что сербов в Македонии практически нет, а македонских болгар непреодолимо влечет к Болгарии, что в итоге может привести к повторению сценария 1885 г. Поэтому Сербии необходимо было попытаться оторвать славянское население Македонии от Болгарии, предложив ему более привлекательную идею, нежели идея общеболгарского единства. Таковой, по мнению Новаковича, должна была стать идея македонской национальной самостоятельности, позволявшая, оторвав македонцев от болгар в национальном плане, а, следовательно, и в политическом, затем с успехом их сербизировать.

Как профессиональный лингвист Новакович прекрасно понимал, что между западной (Македония) и восточной (Болгария) частями болгарской этноязыковой общности существовали ощутимые диалектные различия, наметившиеся еще в XV-XVI вв. под влиянием сербского языка. Согласно Новаковичу, в интересах Сербии было развивать македонские диалекты вплоть до создания на базе одного из них самостоятельного македонского литературного языка.

Оставалось только убедить в правильности выбранного им курса правящие круги Сербии, и с 1887 г. в своих докладах министерству просвещения и МИД он доказывал: «Ввиду того, что болгарская идея, как всем известно, пустила глубокие корни в Македонии, я считаю, что почти невозможно ее подорвать путем противопоставления ей только сербской идеи. Боюсь, что эта идея, как голая противоположность будет не в состоянии вытеснить болгарскую идею, и поэтому сербской идее нужен некий союзник, резко выступающий против болгаризма, и в то же время обладающий такими элементами, которыми можно привлечь на свою сторону народ и его чувства, отделяя его от болгаризма. Такого союзника я вижу в македонизме или в определенных, мудро поставленных границах, отражающих македонский диалект и македонскую специфику. Нет ничего более противоположного болгарским тенденциям, ни с чем болгары не смогут находиться в более непримиримых отношениях, как с македонизмом».

После одобрения его идей Новакович приступил к активной деятельности. В 1887 г. он пытался добиться от Турции разрешения на издание литературной газеты на македонском диалекте, которая имела бы целью «информировать общественность, что македонские славяне не имеют ничего общего с болгарами», и «в которой македонский диалект будет клониться к сербскому языку, все более превращаясь в чисто сербский». Однако, учитывая протесты болгарского правительства и Экзархии, Порта вынуждена была отказать в издании этой газеты.

В следующем 1888 г. в докладе министерству просвещения вместе с просьбой об издании специального букваря на македонском диалекте для сербских школ в Македонии Новакович более подробно излагал положения, из которых, по его мнению, должна исходить сербская политика просвещения в данном регионе: «что македонский диалект отличается и от сербского, и от болгарского языка, но имеет нечто общее и с одним, и с другим; что до сего момента болгарская пропаганда прилагала большие усилия, чтобы отметить и выразить всевозможными способами различие между македонским диалектом и сербским языком; что сербская сторона должна идти по этому же пути, но терпеливо, солидно и систематично, с новыми оригинальными средствами».

В 1889 г. Новакович добивался издания в Константинополе календаря «всех сербских племен в Турции» «Вардар» со статьями на сербском языке и на македонском народном диалекте.

<...>

В Македонии бессарабский болгарин Драганов П.Д., ученик известного русского славянофила В.И.Ламанского, знакомился с творчеством легендарных просветителей периода болгарского национально-культурного возрождения, таких как братья Миладиновы, Жинзифов, Прличев и другие, использовавших свой родной македонский диалект, и в результате пришел к выводу, что они уже заложили основы македонского литературного языка. Это, по мнению Драганова, свидетельствовало о самобытности «македонско-славянского населения» и необходимости его самостоятельного национального развития.

Между тем, мотивы большинства македонцев, исключенных в 1888 г. из болгарской гимназии, полностью объясняются их последующей деятельностью. После раскола македонской группы в Софии македонистски настроенное меньшинство, убедившись, что в Болгарии и речи никакой не может идти о самостоятельном македонском народе, возвратилось в Белград, но подавляющее большинство, выступающее за сохранение единого болгарского народа от Черного моря до Албании, осталось. Идеологию этих двух групп можно проследить по программам и деятельности тех общественных объединений, которые были ими впоследствии созданы: оставшиеся в Болгарии основали в 1892 г. «Молодое македонское литературное объединение» с печатным органом «Лоза», а вернувшиеся в Сербию во главе с Крсте Мисирковым – объединение «Вардар» в 1893 – 1894 гг.

<...>

Если проследить деятельность «лозарей», … то можно увидеть, что вся она сводилась к тому, «чтобы болгарский литературный язык был так же понятен на берегах Вардара, как и на берегах Марицы». Дело в том, что болгарский литературный язык к 90-м годам XIX в. еще находился в процессе формирования, и «лозари», возмущенные тем, что он создается на основе восточно-болгарских диалектов, а их родной македонский диалект игнорируется, решили вмешаться в этот процесс, используя в газете «Лоза» отдельные слова македонских народных говоров и ратуя за реформу болгарского правописания. Что касается национального самосознания молодых македонцев, то оно было четко выражено в статье «Несколько слов по вопросу о национальности», где указывалось: «Только одно сравнение этнографических черт, которые характеризуют македонцев с теми, что характеризуют свободных болгар ... достаточно нам покажет и убедит всякого, что национальность македонцев не может быть никакой другой, кроме болгарской»

<...>

Полный текст статьи см. «Славяноведение», №6, 2005

 

vINr6.jpg

Этническая карта Македонии (Болгарский вариант)

 

5cd4n.jpg

Этническая карта Македонии (Сербский вариант)

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Ламанский Владимир Иванович

 

B3hLs.jpg

 

Ламанский Владимир Иванович (26 июня [8 июля] 1833, Санкт-Петербург – 19 ноября [2 декабря] 1914, Петроград) – русский историк и славист из потомственных дворян.

 Владимир Ламанский учился в 1-й Санкт-Петербургской гимназии и Санкт-Петербургском университете на историко-филологическом факультете.

Список сочинений и изданий Ламанского (более 163 названий), приложенный к «Сборнику статей по славяноведению, составленному и изданному учениками Ламанского по случаю 25-летия его учёной и профессорской деятельности» (СПб., 1883), указывает на весьма разностороннюю научную и публицистическую деятельность учёного.

Много любопытного для русской истории XVIII и XIX веков извлечено Ламанским из архива министерства иностранных дел. Он рано стал принимать участие в трудах этнографического отделения Русского географического общества; интерес к общественным вопросам русской жизни сказывался уже в напечатанной в «Современнике» в 1857 году статье «О распространении знаний в России».

В 1859 году Ламанский напечатал магистерскую диссертацию «О славянах в Малой Азии, Африке и Испании». В 1862-1864 годах он совершил путешествие по славянским землям и опубликовал ряд очерков («Сербия и южно-славянские провинции Австрии», «Национальности итальянская и славянская в политическом и культурном отношениях», в «Отечественных записках», 1864), в которых старался отчасти подтвердить, отчасти развить славянофильские идеи об отличительных особенностях славян и их просвещении, и намечал задачу славянского объединения на основе русского языка, как общего литературного языка всего славянства. Впрочем, будучи сторонником идей славянофилов, Ламанский считал неотделимыми от России интересы и других народов, он поддерживал имперские идеи Ф.И. Тютчева, выраженные им в стихотворении «География России».

Во время того же пребывания за границей Ламанский собрал богатый рукописный материал, изданный им в сочинении «О некоторых славянских рукописях в Белграде, Загребе и Вене, с филологическими и историческими примечаниями» (СПб., 1864). В 1865 году Ламанский получил кафедру в Санкт-Петербургском университете («Вступительное чтение» его напечатано в «Дне» 1865, № 50-52) и стал настойчиво проводить идею необходимости изучения славян в интересах русского самосознания («Чтения о славянской истории»).

В 1869 году Ламанский напечатал в «Журнале министерства народного просвещения» ряд статей под заглавием «Непорешенный вопрос», высказал в них много оригинальных соображений об историческом образовании древнего славянского и русского языков, о болгарском наречии и письменности в XVI – XVII веках, о болгарской словесности в XVIII веке.

В 1870 году вышла докторская диссертация Ламанского «Об историческом изучении греко-славянского мира в Европе», где, вместе с критикой существующих в западноевропейской науке мнений о славянах, даётся теория двух различных по религиозному, гражданскому и нравственному характеру миров – Греко-Славянского и Романо-Германского.

В I томе, изданном Петербургским отделом Славянского комитета «Славянского сборника» 1875 года, Ламанский начал печатать историко-литературные и культурные очерки: «Видные деятели западно-славянской образованности в XV, XVI и XVII веков», «Новейшие памятники древне-чешского языка» («Журнал Министерства народного просвещения», 1879). В 1883 г. Ламанский напечатал «Les Secrets d'état de Venise et les relations de la république à la fin du XV et. au XVI siècle avec les grecs, les slaves et les turcs».

Поместил он также много статей по славянским вопросам в «Известиях» Славянского благотворительного общества в 1883-1888 годах.

С 1890 года Ламанский редактировал издание Императорского Русского географического общества – «Живую старину» и помещал в ней немало заметок по славянской и русской этнографии. Он организовал целую школу славистов, позже занимавших кафедры в различных русских университетах и духовных академиях.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Драганов Пётр Данилович

 

MNgv8.jpg

 

Пётр Данилович Драганов (1 [13] февраля 1857, Комрат, Бендерский уезд, Бессарабская область – 7 февраля 1928, Комрат, Бессарабия) – российский библиограф, филолог, этнограф, историк. По происхождению бессарабский болгарин.

 

 Биография

 Родился 1 (13) февраля 1857 года в селе Комрат, Бендерского уезда, Бессарабской области (ныне – город Комрат, столица Гагаузии) в небогатой семье болгарских колонистов.

В 1875 году окончил Болгарское центральное училище в Комрате.

С 1875 по 1877 годы обучался в Кишинёвской прогимназии и Кишинёвской гимназии, с 1877 по 1880 годы – в Харьковской гимназии.

Высшее образование начал в Харьковском университете (1880-1882), продолжил в Санкт-Петербургском университете, который окончил в 1885 году со степенью кандидата.

В Санкт-Петербурге работал под руководством В.И.Ламанского.

С 1885 по 1887 гг. преподавал всеобщую историю, церковно-славянский язык, болгарский язык и литературу, латынь и географию в Болгарской экзархийской гимназии в Салониках. Неоднократно присылал из Македонии корреспонденции, которые публиковались в «Изв. Петерб. Славянского общества», «ЖМНП» и других русских изданиях. В 1887 году покинул Салоникскую гимназию и вернулся в Россию.

В 1887-1891 гг. – учитель русского языка и литературы в училищах и гимназиях Комрата, Севастополя (c 1890 года – Севастопольское реальное училище).

 

Научная деятельность

Знал многие западно-европейские языки, практически все славянские языки, румынский, греческий языки, латынь. Под влиянием лекций В.И. Ламанского увлёкся деятельностью Кирилла и Мефодия.

Пребывание в Салониках, ознакомление со многими районами Балканского полуострова позволило собрать богатый материал по языкам, литературе, этнографии, истории местного населения.

В ЖМНП (апр. 1888 г.) увидела свет статья Драганова «Новый труд по этнографии Македонских славян», представлявшая собой резко-критическую рецензию на франкоязычную книгу А. Офейкова «La Macedoine au point de vue ethnographique, historique et philologique» (Philippopoli, 1887). В конце статьи Драганов писал:

«Если, сверх того, и мне удастся издать составленный мною македонский сборник, содержащий в себе 100 нумеров текстов, добытых в Македонии из 105 населённых пунктов, то можно сказать, что всеми этими материалами уничтожатся крупные проблемы по македонской диалектологии».

Обещание своё он сдержал. Уже в следующем, 1889 году Драганов представил в Совет ИРГО рукописный «Сборник этнографических материалов по Македонии». Который был удостоен серебряной медали ИРГО. Через 5 лет это сочинение вышло под названием «Македонско-славянский сборник» (Вып. 1. СПб., 1894). В нём была озвучена ключевая мысль Драганова, что Македония представляет собой отдельную этнографическую область Балкан, а славянские македонские говоры составляют самостоятельный македонский язык. Сборник вызвал многочисленные дискуссионные отклики в России и в южно-славянских странах. В Санкт-Петербурге драгановскую концепциию критиковал видный славист П.Л. Лавров.

Драганов опубликовал ряд статей и библиографических указателей о распространении и влиянии русской литературы на Балканах (преимущественно в Болгарии), в Западной Европе. Работал над составлением «Всеобщей Кирилло-Мефодиевской библиографии», указателей литературы о Македонии, Афонской горе, Фракии, Иллирии, Албании, писал рецензии. Часть работ осталась в рукописях.

В 1905 году вышел «Новый сборник статей по славяноведению, составленный и изданный учениками В. И. Ламанского при участии их учеников по случаю 50-летия его учебно-литературной деятельности», в котором Пётр Драганов опубликовал библиографические труды Ламанского и материалы для его биографии.

Автор более 40 научных и библиографических работ. Составил Пушкиниану на 50 иностранных языках, указатель переводов И.А. Крылова, Л.Н. Толстого на иностранные языки, указатель литературы о русских государственных деятелях, композиторах, писателях и др. Совместно с В.И. Ламанским редактировал 22 том «Записок этнографического отделения Императорского РГО» (1894), участвовал в составлении болгарско-русского словаря, составил и опубликовал указатель «Bessarabiana» (1911), включающий книги, статьи, рукописи на русском, молдавском и иностранном языках, вышедшие за 100 лет.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

История Македонии

 

20 октября (1 ноября) 1887 года

По указанию Начальника Главного штаба Российской Императорской Армии генерал-адъютанта, генерала от инфантерии Обручева Н.Н. заместителем начальника штаба Одесского военного округа генерал-майором Генерального Штаба Филипповым В.Н. на Высочайшее имя представлен доклад о тенденциях развития военно-политической обстановки на Балканском полуострове, в том числе в Македонии.

В докладе впервые было отражено, что «в Македонии болгарская национальная задача объединения своих этнических земель в одно государство сталкивается с сербскими, греческими, румынскими и турецкими геостратегическими интересами». При поражении Османской Империи раздел Македонии между соседними, пусть и православными, державами неизбежно нарушит баланс сил на Балканском полуострове и приведет к конфликту между ними, что наглядно показала Сербско-Болгарская война 1885 года. Кроме того, в случае присоединение территорий по этническому признаку к Греции отойдет все побережье Эгейского моря. В дальнейшем при поддержке одной из великих держав (в первую очередь Великобритании) Король Эллинов может претендовать на присоединение Константинополя, что позволит одной или нескольким европейским державам контролировать проливы. Это создаст угрозу безопасности Российской Империи. Исходя из изложенного целесообразно не допустить раздела Македонии и создать на этой территории национально-государственное образование под патронатом России.

 

YpJ8Z.jpg

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

19 (31) января 1889 года

Высочайшим указом Императора Николая II в составе Главного управления Генерального Штаба учреждено Особое управление Главного Штаба с отдельным финансированием. К 1 января 1890 года в составе управления сформирован 3-й отдел (Македонский), предназначенный для организации и проведения тайных операций на территории Болгарии и Македонии. В Македонии создается разветвленная агентурная сеть.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

17 (29) января 1890 года

Генерал-майором Генерального Штаба Филипповым В.Н. на Высочайшее имя представлен доклад «О решении македонского вопроса». В целях обеспечения условий для создания на территории Македонии национально-государственного образования предложено:

1. Создать общественно-политическую организацию для формирования и продвижения Славяно-македонской национальной идеи, включающую три автономных центра:

первый, в Санкт-Петербурге, должен заниматься защитой Славяно-македонской национальной идеи перед российской и европейской общественностью и дипломатией;

второй (основной), в Македонии, – вести непосредственную пропаганду Славяно-македонской национальной идеи среди славянского населения;

третий, в Болгарии, последний имел наиболее сложную задачу – через свои периодические издания убедить болгаро-македонскую эмиграцию в необходимости дополнить македонский политический сепаратизм идеей сепаратизма национального. Болгаро-македонская элита, естественно, с этим могла не согласиться.

2. Открыть в Киевском университете Кафедру македонской истории и литературы для воспитания в духе Славяно-македонской национальной идеи и обучения учителей из числа македонской интеллигенции.

3. Обучить кадры, сформировать военную организацию, создать запасы оружия, огнеприпасов и экипировки для подготовки Славяно-македонского национального вооруженного восстания накануне возможной войны с Турцией.

4. Исключить пропагандистскую и повстанческую деятельность сопредельных государств на территории Македонии. По дипломатическим, разведывательным и военным каналам убедить политическое руководство и национальную интеллигенцию Болгарии, Сербии и Греции отказаться от раздела Македонии по этническому признаку для того чтоб избежать конфликтов среди православных государств.

Государь император Николай II утвердил предложенную программу. 

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

11 (23) мая 1891 года

В День Равноапостольных Святых Мефодия (885) и Кирилла (869), учителей Словенских, в Санкт-Петербурге состоялось учредительное собрание Славяно-Македонского общества. Собрание избрало Верховную раду под председательством Петра Даниловича Драганова, постановило присвоить обществу имя славянских просветителей и утвердило Славяно-македонскую национально-политическую программу, в которой:

Во-первых, авторы обосновали этногенезис славяно-македонской народности путем слияния эллинского (македонского), иллирийского (албанского) и славянского (болгарского и сербского) элементов во времена многочисленных завоеваний, тем самым представили славяно-македонцев как объединяющее звено всех балканских народов.

Во-вторых, авторы фактически констатировали отсутствие в Македонии македонского национального самосознания, главная причина чего, по их мнению, заключалась в деятельности балканских государств, намеренных распространить свои границы за счет Македонии и организовавших для этого специальные институты с целью пропаганды, которая деморализует славянское македонское население и нарушает его единство. Следовательно, единственным средством «положить конец дроблению и вражде среди населения» и, тем самым, вернуть македонским славянам «единое национальное самосознание» являлось прекращение пропаганды соседних государств в Македонии, после чего следовало «ввести одно из македонских наречий в степень македонского литературного языка» и «воспитывать македонцев в духе их родного языка, одинакового их прошлого и будущего».

В-третьих, авторы объясняли, зачем необходимо подобное македонское национальное возрождение. Они откровенно заявляли: «Может показаться, что мы будто искусственно стараемся создать нечто несуществующее, что из географического понятия Македония стараемся создать понятие этнографическое или, другими словами, искусственно создать македонскую народность». Причем, что важно, они не пытались отрицать этого, а объясняли политические преимущества от подобной акции:

а) «если в будущем это славянское население [Македонии] не успеет соединиться в одну компактную массу, чтобы иметь преобладающее значение среди остальных народностей [турки, греки, влахи, пр.], то можно ожидать, что судьба Македонии будет передана в руки его врагов» и Македония будет навсегда потеряна для славянства;

б) «македонские наречия ... представляют собой середину между говорами Болгарии и Сербии ... и как таковые могут в случае возведения одного из них в степень литературного языка послужить соединительным звеном между Болгарией и Сербией», а в перспективе способствовать слиянию под эгидой македонского литературного языка сербов и болгар «в одно национально-культурное целое». При этом далекое от истины утверждение о симметричном положении македонских диалектов между болгарским и сербским языками явно было заимствовано из сербского македонизма.

Далее указывалось, что «необходимо и духовное объединение славян Македонии в одно целое», но опять же из политических (славянофильских) соображений: «чтобы предупредить религиозное деление Македонии и устранить вмешательство врагов славянства и православия». Это духовное объединение мыслилось как выделение Македонии из Экзархии и создание автокефальной Македонской православной церкви. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

27 июля (8 августа) 1891 года

В День Равноапостольного Святого Климента, епископа Охридского (916) в Киевском университете открыта Кафедра македонской истории и литературы, на которой начали обучение первые сорок студентов славяно-македонского происхождения.

 

1 (13) сентября 1891 года

В Александровское военное училище (г. Москва) зачислены 12 юнкеров славяно-македонского происхождения.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

26 октября (7 ноября) 1892 года

В День памяти Святого Великомученика Дмитрия Солунского (почитаемого славянского святого и небесного покровителя македонской столицы – Солуна) под руководством офицеров 3-го (Македонского) отдела Особого управления Главного Штаба создана Славяно-македонская военная организация «Македонская фаланга». В качестве эмблемы организации выбрана «Македонская звезда» (золотая в черном поле). Название и символика организации подчеркивала историческую общность с непобедимыми воинами Александра Македонского, а день создания подчеркивал неразрывную связь с Православием и готовностью принести свою жизнь в жертву за Веру и Родину.

 

 C4bR2.jpg

Эмблема «Македонской Фаланги» (1 вариант)

 

rwGcm.jpg

Флаг «Македонской Фаланги» (1 вариант)

 

fLy0s.jpg

Рисунок древне-македонского воина с «Македонской звездой» на щите с античной фрески

 

Для подготовки «фалангистов» под легендой кадра Болградской дружины Государственного ополчения сформирована команда инструкторов из офицеров и унтер-офицеров, владеющих болгарским, сербским и греческим языками. Военная подготовка проводилась под видом сборов ратников государственного ополчения. Отобранные русской агентурой в Македонии кандидаты проходили военную подготовку на учебно-материальной базе 4-й стрелковой бригады Одесского военного округа, в ходе которой обучались обращаться с оружием, вести партизанскую войну, а также обучать повстанцев из числа славяно-македонского населения. Кроме того, с юношами проводились беседы о славяно-македонской национальной идее. После окончания курса обучения «фалангисты» тайно возвращались в Македонию и составляли скрытые ячейки организации на Родине. 

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

1895 год

Согласно данным переписи населения в Скопском санджаке, Битольском и Салоникском вилайетах Османской империи (Македонии) проживало 2,5 миллиона человек, из которых 52 % составляли славяне, 22 % – турки, 10 % – греки, 5,5 % – албанцы, 3,5 % – валахи и 3 % – евреи.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

10 (22) сентября 1895 года

В Белграде Его Величество Российский Император Николай II, Его Величество Царь Болгарский Александр I, Его Величество Король Сербский Петр I, Его Величество Король Греческий Георг I подписали Союзный договор.

Согласно Пункта 3 Статьи II Секретного приложения к договору «Устройство территории, лежащей между Шар-Планиной, Родопом, Архипелагом и Охридским озером (Македония), по согласию договаривающихся сторон будет осуществлено под протекторатом Российской Империи».

 

wPBOH.jpg

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Уважаемые коллеги!

Обсуждение Македонского вопроса перенесено в тему:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте учётную запись или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учётную запись

Зарегистрируйтесь для создания учётной записи. Это просто!


Зарегистрировать учётную запись

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас