Сага о Херульве Путешественнике

By Telserg in Раздел открытых литературных конкурсов,
Сага о Херульве Путешественнике   Кто та женщина, которую ты покинул, Ты покинул свой дом, и очаг, Для того, чтобы уйти с седой старухой, создательницей вдов?   У нее нет дома, в котором можно уложить гостей, Только одна холодная постель на всех, Где гнездятся бледное солнце и заблудшие ледяные горы.   У нее нет сильных белых рук, чтобы обнимать тебя, Но у нее множество цепких водорослей, чтобы держать тебя На тех камнях, куда тебя прибило приливом.   Но когда приблизится лето, И растает лед и почки набухнут на березах, Ты покинешь нашу сторону и заболеешь.   Заболеешь вновь криком и резней, Ускользнешь поближе к плеску волн, Где ладья твоя стоит всю зиму.   Ты забудешь наше веселье и застольные беседы, И корову в стойле и лошадь на конюшне — Для того, чтобы стать на ее стороне.   А потом поплывешь ты туда, где бушуют шторма, И удаляющийся звук твоих весел, ударяющих об воду, Будет единственным, что останется нам на долгие месяцы.   Так кто же та женщина, которую ты покинул, Как покинул свой дом и очаг, Для того, чтобы уйти с седой старухой, создательницей вдов? Редьярд Киплинг   Радбодом звался тот конунг, что правил Низким землями. Он был прозван Победоносным, поскольку разбил восточных франков. У него был сын Поппо, прозванный Хитроумным. Поппо конунг не любил воевать. Он любил посылать свои корабли к аллеманам, саксам, что жили на острове, и саксам, что жили на Везере, западным франкам, аквитанцам, данам и племенам Северного пути. Когда герцог Аквитании Эд разбил овинов эмира Испании, то фризские корабли стали доходить до страны арабов. Они возили туда мед, воск, рабов и меха, а привозили оттуда серебро, шелка и мечи из доброй стали. Абба, сын Поппо правил фризами, когда началась эта сага. Хотя Абба конунг и не любил воевать, он всегда защищал свое добро. Когда западные саксы забыли о правилах доброго соседства, Абба разбил герцога западных саксов Видукинда и на священном острове принес его в жертву Матери Битв. Херульв был младшим сыном Аббы. Уже в юном возрасте он был любим всеми. Он был сильный, храбрый и выдающийся во всём, с благородной осанкой. Однажды, Херульв возвращался из торгового похода к аллеманам. Он шел на трех кораблях и удачно продал в Эльзасе груз сельди, которую любили покупать жрецы Белого Бога. И еще немного мехов, которые продавали даны и венды. Говорят, они покупали их далеко на севере, у диких племен свеев. Взамен он взял доброе монастырское вино, которое можно было продать вождям данов и саксов. И все было бы хорошо, если бы проплывая мимо Аахена, у них не кончилась еда …   Той весной много кораблей строилось в Низких землях. И смолились днища, много лет пролежавшие сухими; бухты и заливы были забиты коггами, с часто впадавшими в гнев вождями на борту; летом же было большое смятение на море. С Херульвом же случилось так, что его настиг гнев герцога западных франков. Возвращаясь от аллеманов, товарищи сына конунга решили собрать береговую дань, которую традиционно брали с восточных франков. После того, как погибли все сыновья Пипина Грозного, и его вдова Плектруда с внуками не смогла удержать власть – австразийцев грабили все, кому не лень. Венды с востока, аллеманы с юга, франки с запада, фризы с севера – средний Рейн давно стал охотничьей добычей для соседей. Так что в сборе береговой дани не было ничего особенного … если бы под руку не попались монашки. И даже в этом не было бы ничего страшного. Кто же знал, что настоятельница монастыря была сестрой майордома Нейстрии. Как гласила правда франков: «Если кто нападет скопом на свободную женщину или девушку  в  дороге  или  в  каком-нибудь другом месте и осмелится причинить ей насилие,  все,  участвовавшие в совершении  насилия,   присуждаются к уплате 200 солидов каждый». Платить такую прорву золота ни Херульв ни Абба не хотели. Младший сын конунга взял у отца три корабля и собрал людей из округи. Все знали его как человека бывалого и владеющего немалым золотом, и оттого ему нетрудно было заполучить отборную команду. Дюжина дюжин поплыло с Херульвом на восток   Семь лет не было вестей от принца, и вот, к причалу Дорестада пришвартовался странный корабль. Дно его было не плоским, а с острым килем, сам корабль был узким и хищным словном морской змей. Когда скипер корабля сошел на берег, выяснилось, что имя корабля – «Дмитрий заступник». Кормчий был одет в рубаху из красного шелка. Очень широкие штаны из синего шелка были заправлены в красные сафьяновые сапоги. На груди висела тяжелая золотая цепь. Он был очень красив в этих богатых одеяниях, и даже шрам на месте левого глаза не портил его. Не сразу люди поняли, что это Стюрмир сын Йорни, хевдинг на одном из кораблей Херульва. Корабль был полон добрых толедских мечей, аквитанского вина и шелка, который был привезен из далекой страны румов. Не тех румов, папа которых посылал проповедников Белого Бога, а тех румов, что жили на востоке и воевали с сарацинами, такими же, как жители Испании. К тому времени Абба сын Поппо уже отправился в чертоги Тюра и фризами правил его старший сын Бюрхтнот. В тот день его не было в Дорестаде, и когда через два дня он прибыл в вик и вошел в дружинный зал, первое, что он услышал, были слова Стюрмира: «И тогда Херульв крикнул – уводите басилевса. Мы усадили басилевса на коня, а дружина хевдинга сомкнула щиты, защищая наше бегство …» …               «Нет, так не годится», сказал Бюрхтнот Аббассон, «сдается мне, это добрая сага, и я хочу услышать ее полностью. Я потерплю немного без вестей, жив ли мой брат или нет»             И Стюрмир начал рассказывать сначала.             Отплыв из Дорестада, они направились на северо-восток и плыли до конца земель фризов и начала земель данов. Там правил родственник Херульва - двоюродный брат зятя его деда - Сигурд Кольцо. Фризы перетащили корабли по выложенному бревнами волоку и спустили корабли в Вендское море. В то время у Сигурда конунга было большое немирье с соседями. Вендами, живущими у моря правил Драговит конунг. Это не те венды, что живут к востоку от Аахена и к северу от Регенсбурга. Те венды (они еще при Радбоде конунге покорили Госберта, герцога тюрингов) зовутся сербами. А приморские венды зовутся велетами и земли их лежат от Эльбы на западе до Висле на востоке. Витислав херсир восстал против Драговита конунга. Люди, жившие в фюльке Витислава звались вагирами или по-другому - варнами и тоже были в дальнем родстве с людьми Низких земель. А Сигурд конунг был в союзе с Драговитом конунгом, и они вместе грабили саксов.             Херульв хевдинг помог восстановить справедливость и в битве под городом вагров Рериком взял добрую добычу. Три датских корабля решили присоединиться к Херульву и дружина конунга направилась на восток и за семь дней и ночей, которые корабли шли под парусом, достигла реки Висле. Все это время слева от них были земли конунга данов, а затем – Бургендаланд, у которого был собственный конунг, а затем Блекинге и Мор и Гётланд и Готланд. А справа, вплоть до Висле была земля велетов. Висле — очень большая река, и она разделяет Витланд и землю венедов; а Витланд принадлежит эстам, а Висле вытекает из земли венедов и впадает в море вендов; а ширина вендского моря не менее пятнадцати миль. Потом фризы проплыли еще неделю, пока не доплыли до реки, где встретили город свеонов.  Было странно, что и венды и даны и эсты и свеи плавали на длинных узких кораблях без паруса. Понятно, почему они не плавали на когах – в Вендском море не было приливов и песчаных отмелей. Но непонятно почему они не использовали парус. Херульв и его люди спрашивали об этом местных людей – и никто не мог им ответить. Те свеоны платили дань местным эстам и жили бедно. Хевдинг свеонов рассказал, что на восток течет большая река, плывя по которой, можно достичь дремучего леса. А через тот лес можно пройти к другой реке, которая течет на юг. По этой реке можно попасть в самый большой город мира – Миклагард, где царь ромеев ест на золотой посуде и носит доспехи из червонного золота. Нет богаче его владыки в мире. Дикие даны слушали свея как завороженные. Но фризы рассмеялись и сказали, что истинными сокровищами владеет эмир Кордовы Рахман, и нет богаче его владыки на свете. Потом свеи рассказали, что на реке, текущей на восток, живет могучий народ ливов, которому свеи платят дань. Этот народ никому не дает плавать на восток. После этого, фризы направились дальше на север, пока не достигли залива, направляющегося на восток. По его берегам жили другие люди, чей язык был похож на язык квеннов, живущих в северном части пути Севера. Некоторые люди из дружины Херульва бывали в землях квеннов, покупая товары для того, чтобы продать их в землях эмира сарацин – и могли объясняться на их языке. Выяснилось, что, если плыть дальше по реке – будет великое пресное море, на котором находится город конунга вендов Волха. Тот город зовется Альдегья. Венды пришли в эти земли два поколения назад – и с тех пор все квенны платят дань Волху. Это венды называли себя словенами, а их конунг вел род от другого конунга по имени Волх, который две сотни лет назад перешел Дунай и разграбил города ромеев. Говорят, когда тот Волх брал выкуп золотом с одного из ромейских городов, то бросил на весы свой топор, чтобы ромеи добавили золота. Когда Херульв приплыл в Альдегью – он увидел, что этот город гораздо меньше Дорестада. У Волха конунга было шесть десятков хирдманнов – вооруженных лишь топорами и не имевших кольчуг, и он не мог сопротивляться дружине Херульва. Но благородный хевдинг фризов не стал грабить вендов – потому что взять у них было нечего. Вместо этого, он подарил Волху меч из толедской стали, и между ними была великая дружба. Херульв провел в гостях у Волха зиму. Той зимой он на санях ездил в столицу других вендов, живущих к югу от Альдегьи. Те венды считали себя потомками Одина – которого они называли Кривом. Себя те венды называли кривичами. Херульв подарил конунгу кривичей богатые дары и получил разрешение на путь на юг.   Волх дал Херульву сопровождающих, которые должны были проводить его на юг и помочь переправиться в другую реку, текущую на юг, к морю ромеев. Спустившись на юг, фризы переплыли еще одно озеро и поплыли по небольшим речкам. Там они встретили посланцев конунга кривичей, которые помогли им перевезти корабли в Днепр. Это была тяжелая работа, на которую ушло две недели. Работу облегчало то, что на кораблях не было тяжелого груза. Еду фризы получали от местных вендов, а на юг везли лишь меха, которые в стране словен и кривичей были необычайно дешевы. Купцы редко заезжали в эти дикие места и поэтому за один серебрянный шиллинг можно было купить сорок соболей или горностаев. Переправившись в Днепр люди Херульва спокойно плыли три недели вниз по течению. Им не попадалось никаких крупных городов. Они не устраивали страндхуг и мирно покупали еду у местных жителей за серебро. Местные венды тоже почти не общались с купцами и были рады любой серебряной монетке. Скоро леса кончились и начались земли без лесов. В них тоже жили венды. Но потом земли вендов кончились и фризы плыли по землям, где вообще не было людей. Им приходилось охотиться, чтобы добыть еды. Потом им встретилось необычное место. Посреди воды торчали скалы, так что нельзя было проплыть, и вода между этими скалами была белая от пены. Тогда им пришлось разгружать корабль и перетаскивать его на руках. Вокруг не было ни людей, чтобы нанять их для помощи, ни бревен, чтобы сделать катки. Все сильно устали и были рады, когда это мучение кончилось. Пока не появились еще скалы … а потом еще … и еще … Восемь раз фризы перетаскивали корабли – и вплоть до самого моря они не верили, что впереди больше не будет порогов. Добравшись до моря, они впервые встретили людей. Это тоже были венды, вышедшие в море за рыбой. Они рассказали, что если плыть на восток и потом на юг – там будут земли ромеев, которые смогут рассказать о других землях. Херульв так и сделал и через неделю плавания он достиг большого города, окруженного горами. Там сидел херсир ромеев по имени Архонт. Фюльк архонта звался Херсонес. Ромеи не пустили фризов в город, опасаясь, что те его разграбят. Зато предложили купить меха. Цена за меха была раз в пять ниже, чем давали в Испании – и Херульв не разрешил своим людям торговлю, поскольку надеялся, что в Миклагарде сможет продать меха дороже. Зато он поднес Архонту сорок соболей – и получил разрешение направиться в город конунга ромеев. Ромеи называли его басилевс. Вместе с разрешением Архонт дал корабль сопровождения, чтобы люди севера не заблудились. Херульв подумал, что наверняка этот корабль со ста бойцами команды будет наблюдать, чтобы они не грабили землю басилевса. Oн дoшeл дo Mиклaгapдa. Шли впepёд oдeты B cтaль — и cнacть блиcтaлa Бoгaтo — пoд вeтpoм Kpeпким вeпpи мopя Узpил злaтoвepxий Гpaд гepoй, тaм cтpoйныx Cтpyгoв мимo бaшeн Чepeдa пpoмчaлacь.   B тo вpeмя стpaнoю ромеев пpaвилa Ирина Прекрасная вместе с сыном Константином Трусливым. И кoгдa Херульв пpибыл в Mиклaгapд и вcтpeтилcя c конунгом, oн пocтyпил к нему нa cлyжбy. Oceнью oн oтплыл нa гaлepe вмecтe c вoйcкoм, и oни плaвaли пo Гpeчecкoмy Mopю. У Херульва былa cвoя дpyжинa. A пpeдвoдитeлeм вoйcкa был чeлoвeк пo имeни Феофил. Херульв вместе с Феофилом плавали по морю, нападая на арабов. Херульв пpoбыл с Феофилом недолгое время. В то время не было мира между Константином конунгом и Ириной дротнинг. Конунг был неудачлив в войнах и войско не любило его. Тогда Константин решил создать охрану, набрав ее из иностранцев. Херульв стал главой стражи конунга и получил в награду много золота. Фризы вместе с Константином ходили воевать на восток и взяли в стране арабов много добычи. Знающие люди отметили, что на востоке арабы вооружены по-другому, чем в Испании. Здесь мечи были кривые и люди не носили кольчуг. Но в битве и восточные и испанские арабы были одинаково яростны. Стражники пользовались большим уважением и были одеты роскошнее всех остальных. Кольчуги их были легкими и тонкими, но выкованными прочнее и изящнее всех доспехов, виденных Херульвом и его людьми прежде. И они были сделаны не из соединенных друг с другом колец, но металлические пластинки были нашиты друг на друга. Их шлемы сверкали серебром, а поверх доспехов они иногда носили алые плащи; щиты их были украшены орлом, потому что орел был знаком ромеев. Они ходили с басилевсом в походы на болгар, но басилевсу не было удачи в тех походах. Однажды, воины басилевса решили устроить заговор против него, когда тот возвращался из похода. Говорят, что его мать сама хотела забрать себе власть. Это было в том году, когда умер Оффа, конунг всех англов. Но ocвeдoмлeнныe люди говорили, чтo Ирина, кoнyнгoвa мать, xoтeлa выйти зaмyж зa Херульва и сделать его басилевсом, и этo былa глaвнaя и иcтиннaя пpичинa ee ccopы c сыном. Но Херульв хевдинг был человеком чести, и не считал, что клятвы вождю стоит того, чтобы обменять ее на брак со старой женщиной. Херульв со стражей сопровождали басилевса, когда тот бежал из дворца. На другом берегу пролива Константин начал собирать верных людей. Тогда мятежные воины напали на то место, где басилевс собирал войско. Была большая сеча, и Херульв уже дал команду уводить конунга в безопасное место, чтобы самому прикрывать его отход – когда с Востока пришли преданные Константину турмы. Тогда басилевс окружил Херульва большим почетом и усадил на почетное место за пиршественным столом. После этого многие фризы и даны решили навсегда остаться в стране ромеев. А те, кто захотел домой – сели на два корабля и поплыли на запад, обещая, что расскажут в странах севера о том, что служба басилевсу достойно награждается. В Испании они выгодно продали шелк, который в Миклагарде дешев и купили много товаров, чтобы продать в Низких землях и стране франков. Бюхтнот конунг и мудрые люди на пиру решили, что это в высшей степени интересная сага и пожелали удачи Херульву на службе в Миклагарде. Было решено, что не будут запрета желающим послужить на юге, отправляться в Миклагард. В то же время, опытные люди, имевшие опыт службы эмиру в Испании отметили, что не так-то просто добраться до страны ромеев. И что эмир не менее щедр, чем басилевс – так что проще плыть к нему на службу. Тем более – что в стране арабов тоже можно купить много полезных вещей, в обмен на рабов и другие товары Севера, а путь туда в три раза короче, чем к ромеям. На этом и закончилась Сага о Херульве путешественнике. Больше фризы не плавали в страну восточных вендов. И как говорили знающие люди – даны, свеи и люди с Северного пути тоже предпочитали торговать с фризами, в обмен на товары из Испании.        
  • 14 replies