Политические партии в Российской Империи


27 сообщений в этой теме

Опубликовано: (изменено)

Политические партии в Российской Империи

 

До 1885 года в Российской Империи действовали только подпольные революционные организации.

Легальная политическая деятельность стала возможной только после провозглашения 30 июня 1885 года Манифеста Его Величество Государя Императора Николая II «Об учреждении Конституции (Основного Государственного Закона) Российской Империи» и утверждении положений об избрании Членов Государственного Совета и Государственной Думы. Этим же Манифестом выборы Членов Государственной Думы назначены на 1 октября 1885 года.

Проведение выборов привело к созданию общественных организаций, целями которых стало избрание их представителей в Государственную Думу.

8 ноября 1885 года Его Величество Государь Император Николай II в Таврическом дворце торжественно открыл первое заседание Государственной Думы Российской Империи.

Деятельность депутатов Государственной Думы повлекла за собой создание депутатских объединений (фракций).

Появление общественных организаций, имеющих свое представительство в Государственной Думе, а также в губернских (уездных) земских собраниях и городских думах, потребовало законодательного определения порядка их учреждения и деятельности.

4 марта 1886 года Высочайше утвержден закон Российской Империи «О союзах и обществах». Кроме того, Именным Высочайшим указом были введены в действие «Правила о публичных собраниях».

 

1886.04.03 Высочайший указ о введение в действие Правил о публичных собраниях.docx

1886.04.03 Закон о союзах и обществах.docx

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Земский союз

 

Русско-турецкая война вызвала подъем патриотических настроений в обществе. Оживилось либеральное движение. Либералы спрашивали: почему правительство отказывается ввести в Россию конституцию? неужели оно считает, что русский народ менее готов к ней, чем болгарский?

Правительство запрещало земским деятелям съезжаться на совещания – даже по отдельным регионам. Поэтому земцы начали собираться на нелегальные съезды. Конспирировались они не хуже революционеров, и о некоторых съездах полиция так и не узнала.

В 1878 году создается нелегальный «Земский союз».

Земские деятели, собравшись на съезд в Киеве, попытались договориться с революционерами о совместных действиях. Непременным условием они ставили приостановку террористических актов. Переговоры не имели успеха, и земцы разработали свой собственный план действий. Первым выступило Харьковское земство, призвавшее правительство изменить внутреннюю политику и возобновить реформы. Министр внутренних дел тотчас же разослал циркуляр с запрещением обсуждать на земских собраниях политику правительства. Поэтому гласный Черниговского земства И.И. Петрункевич, начавший читать проект адреса на «высочайшее имя», был грубо перебит председателем. Петрункевич не подчинился и, поддержанный собранием и публикой на хорах, продолжал чтение. Тогда председатель при помощи полиции закрыл собрание. Это было одно из первых политических выступлений Ивана Ильича Петрункевича (1844–1928), впоследствии ставшего одним из видных и наиболее уважаемых деятелей либерального движения. После инцидента в земском собрании Петрункевич был выслан в г. Варнавин Костромской губернии.

С требованием конституции выступили также Тверское, Полтавское и Самарское губернские земские собрания. Тверское земство заявило, что русский народ должен пользоваться теми же благами конституционных свобод, какие получил болгарский народ.

В 1879 г. в Москве состоялся новый Нелегальный земский съезд. Было решено начать широкую пропаганду в земствах и выпуск литературы за границей. Вскоре после этого на территории Австро-Венгрии была напечатана программа Земского союза, включавшая три основных пункта: свобода слова и печати, гарантии неприкосновенности личности и созыв Учредительного собрания.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

С 1 апреля 1881 года ряд деятелей земского движения, в том числе Чичерин Борис Николаевич, Муромцев Сергей Андреевич и другие, приняли участие в работе Государственной комиссии по государственному устройству российской Империи», созданной под личным руководством Государя Императора Николая II для разработки законодательства о всесословном представительстве в высшем законосовещательном органе при Государе Императоре, а также о губернском, городском и земском управлении.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

8 ноября 1882 года в Москве состоялся очередной земский съезд, на котором присутствовало свыше 30 делегатов из 20 губерний. На съезде принято решение о создании общества «Земский союз» и принята Политическая программа общества. Председателем «Земского союза» избран Московский городской голова Борис Николаевич Чичерин.

 

Политическая программа общества «Земский союз» (1882)

Земский Союз имеет целью достижение политической свободы народов России.

Под политической свободой Союз разумеет самоуправление,

1) обусловленное признанием и обеспечением за каждым членом государственного общежития всей полноты прав человеческой и гражданской личности и

2) основанное на уравнении тягостей общественной службы, на внутренней самостоятельности и взаимодеятельности самоуправляющихся групп.

Признание личных нрав и их обеспечение предполагает:

а) отмену позорящих человеческое достоинство наказаний;

б) уничтожение навсегда всяких мер насильственного (не по суду) удаления из общества его членов;

в) свободу передвижения, избрания места жительства и занятий;

г) неприкосновенность домашнего очага;

д) свободу слова, сходок и товариществ;

е) свободу совести и публичного совершения богослужения и религиозных обрядов не противных общественной нравственности, без различия вероисповеданий, причем логическим требованием является обращение церквей из государственного учреждения, поддерживаемого государственною властью и содержимого принудительными поборами, в частные учреждения обществ верующих;

ж) полный и повсеместный простор частной предприимчивости на пользу общую;

з) право сопротивления незаконным действиям агентов власти;

и) право частного обвинения должностных лиц и учреждений;

к) охрану вышеисчисленных прав властью местного выборного судьи, которому предоставляется на личное усмотрение требовать, в случае надобности, содействия вооруженной силы, обязанной немедленно оказывать требуемое содействие.

Для постановки самоуправления на незыблемом основании и согласно требованиям социальной справедливости, признается необходимым:

I. Соединить в совместной деятельности на пользу общую разрозненные сословия, посредством учреждения всесословной волости.

II. Сгруппировать общественные силы в постоянные союзы волостей (уезды), в видах практического разрешения задач общежития, материально и нравственно неосуществимых усилиями населения одной волости.

III. Доставить возможность общественным силам группироваться по бытовому и национальному их сродству и проистекающему из него единству интересов, народных мировоззрений и стремлений к совокупной политической жизни, посредством образования областей, как самостоятельных органов государственного общежития.

IV. Уничтожить всякий произвол и насильственность в движении и развитии государственной жизни, посредством передачи законодательной власти и контроля над действиями правительства в руки народных представителей.

Настоящая программа имеет задачею наметить общие начала самоуправления четырех нераздельно существующих, друг друга пополняющих и взаимодействующих групп общежития: всесословной волости, уезда, области и государства. 

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

В ходе подготовки к выборам в Думу численность организации неуклонно росла, достигнув к апрелю 1886 года 70 тыс. человек. Этому способствовал высокий уровень политической активности перед выборами, и возможность вступить в союз на основании одного лишь устного заявления. Общество пользовалось большим успехом в широких кругах как интеллигенции, купцов, мещан и либерального дворянства, так и среди трудящихся. Широкую общественную поддержку ей обеспечили программа глубоких политических и социальных преобразований, а с другой стороны, стремление осуществить эти реформы исключительно мирным, парламентским путём, без революций, насилия и крови. В результате «Земский союз» получил в Первой Государственной думе 148 мест из 412 (35,9%), образовав крупнейшую фракцию. Председателем Первой Государственной Думы стал член ЦК «Земского союза» профессор Сергей Андреевич Муромцев.

 

szgSG.jpg

Муромцев Сергей Андреевич. Портрет работы В.А. Серова

 

4 апреля 1886 года в соответствии с законом Российской Империи «О союзах и обществах» от 4 марта 1886 года Министром внутренних дел Российской Империи утвержден «Устав Земского союза».

 

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Чичерин Борис Николаевич

 

Борис Николаевич Чичерин (26 мая [7 июня] 1828 года, село Караул, Тамбовская губерния – 3 [16] февраля 1904 года, там же) – русский правовед, один из основоположников конституционного права России [1], философ, историк, публицист и педагог. Почётный член Петербургской Академии наук (1893). Почётный член Московского университета (1900) [2].

 

Биография

Борис Николаевич Чичерин происходил из старинного дворянского рода Чичериных; был старшим сыном – в исповедной ведомости Преображенского кафедрального собора Тамбова за 1843–1844 год семья была указана в следующем составе: поручик Николай Васильевич Чичерин 41 год, жена его Екатерина Борисовна 35 лет. Дети их: Борис 15 лет, Василий 13 лет, Владимир 12 лет, Аркадий 11 лет, Андрей 9 лет, Сергей 7 лет, Пётр 5 лет, Александра 4 года. [3]. Детство прошло в тамбовском имении отца Караул, приобретённом в 1837 году. Получил домашнее образование. Среди учителей был К.Н. Бестужев-Рюмин.

В 1845–1849 годах – студент юридического факультета Московского университета; среди преподавателей были Т.Н. Грановский, С.М. Соловьев, К.Д. Кавелин. Большое влияние на формирование взглядов Чичерина оказал Т.Н. Грановский, с которым его познакомил старый друг отца писатель Н.Ф. Павлов [4]. Недолгое увлечение славянофильством сменилось сближением с западничеством.

В конце 1840-х – начале 1850-х годов познакомился с П.В. Анненковым, А.И. Герценом, К.Д. Кавелиным, И.С. Тургеневым. Изучал работы Гегеля; испытал значительное влияние идей французских политических мыслителей. По окончании университета жил в родовом селе.

В 1853 году представил к защите магистерскую диссертацию «Областные учреждения России в XVII веке», которая была отклонена с заключением, что в ней в ложном свете представлена деятельность старой администрации России. Диссертация была защищена лишь в 1857 году после некоторого ослабления цензуры.

В 1857 году познакомился с Л.Н. Толстым, с которым у него на несколько лет установились близкие отношения. В 1858–1861 годах Чичерин совершил заграничное путешествие, во время которого знакомился с европейскими политическими учениями. В 1858 году в Лондоне встречается с А.И. Герценом, который опубликовал «Современные задачи русской жизни» Чичерина в «Голосах из России». Чичерин имел в русском обществе уже в ранние свои годы репутацию консерватора. Был приглашен в учителя к наследнику при Александре II: с 1863 года до смерти цесаревича Николая Александровича в 1865 году, преподавал ему государственное право.

Во время путешествия в свите наследника престола в 1865 году, в Риме, он познакомился с Алексеем Васильевичем Капнистом и его старшей дочерью Александрой, спустя 6 лет, 25 апреля 1871 года, ставшей его женой: венчание состоялось в церкви мученицы Татьяны Московского университета [3].

 

rKjty.jpg

Портрет Бориса Чичерина работы В.О. Шервуда (1873)

 

TDwAK.jpg
Портрет Александры Чичериной работы В. О. Шервуда (1873)

 

В 1861–1867 годах Чичерин – экстраординарный профессор Московского университета по кафедре государственного права; в своей фундаментальной работе «О народном представительстве» (докторская диссертация Чичерина была опубликована в 1866 году и переиздана в 1899 году) впервые в русской юридической литературе проследил развитие институтов парламентаризма у европейских народов. Относительно их применимости к тогдашней России Чичерин писал: «Не скрою, что я люблю свободные учреждения; но я не считаю их приложимыми всегда и везде, и предпочитаю честное самодержавие несостоятельному представительству». В 1868 году вместе с рядом других профессоров вышел в отставку в знак протеста против курса Министерства народного просвещения.

В конце 1871 года был избран в совет директоров Тамбово-Саратовской железной дороги.

После поездки в Париж вновь поселился в родовом имении Караул. Занялся земской деятельностью; был товарищем (заместителем) председателя Комиссии, учреждённой для исследования железнодорожного дела в России. В эти годы им написаны и изданы в Москве «История политических учений» (ч. 1–2, 1869–1872), «Наука и религия» (1879).

В начале 1882 года был избран Московским городским головой, сменив на этом посту досрочно ушедшего в отставку С.М. Третьякова. Чичерину удалось добиться некоторых улучшений в городском хозяйстве Москвы, в частности обеспечить поступление в московский водопровод мытищинской воды.

С 1 апреля 1881 года принял участие в работе Государственной комиссии по государственному устройству российской Империи», созданной под личным руководством Государя Императора Николая II для разработки законодательства о всесословном представительстве в высшем законосовещательном органе при Государе Императоре, а также о губернском, городском и земском управлении.

8 ноября 1882 года на очередном земском съезде в Москве избран председателем учрежденного «Земского союза».

Участвовал в мероприятиях по случаю коронации императора Николая II (15 мая 1883 года). 16 мая 1883 года, выступая на торжественном обеде городских голов, высказался за «единение всех земских сил для блага Отечества» и выразил надежду, что власть признает необходимость сотрудничества с земским движением.

В сентябре 1883 года Московская городская дума сделала Б.Н. Чичерина почетным гражданином Москвы «за труды его на пользу Московского городского общества в звании Московского городского Головы».

 

Научные и политические взгляды

Твердо и неуступчиво защищая права личности, Чичерин связывал с этим идею «порядка» – он очень сознательно стоял за твёрдую власть, решительно и резко осуждал все проявления революционного духа. Это отталкивало от Чичерина русское общество и, наоборот, делало его ценным в глазах правительства. Письма Чичерина к брату, служившему в Петербурге, докладывались Александру II, настолько их ценили консервативные круги, группировавшиеся тогда вокруг молодого царя. Не случайно поэтому было приглашение Чичерина, только что получившего кафедру в Московском университете, в преподаватели Наследника Цесаревича Николая Александровича (старшего сына Александра II). Но репутация консерватора, очень рано сложившаяся относительно Чичерина, была, конечно, лишь отчасти верна: как не случайны были у Чичерина резкие осуждения революционного движения, так же не случайно было и то, что он явился в Московском университете лидером (тогда немногочисленной) группы либеральных профессоров.

Чичерин – представитель и один из основателей (наряду с С.М. Соловьёвым и К.Д. Кавелиным) «государственной школы» в русской историографии. В своей магистерской диссертации «История областных учреждений Московского государства XVIII века» и в ряде других работ («Опыты по истории русского права», «Очерки Англии и Франции» (обе – 1858)) обосновывал решающую роль государства в русской истории. Оценка исторического значения государства в существенной мере соответствовала принципам гегелевской философии истории. В то же время Чичерин был сторонником либерализации общественной жизни в России: выступал за отмену крепостного права, считал необходимым введение представительных форм правления, ратовал за расширение и гарантии гражданских свобод всех сословий и каждого человека. Либеральные воззрения Чичерина нашли выражение в его работах 1860-х – начала 1880-х годов: «О народном представительстве», «Курс государственной науки», «Собственность и государство» и др.

В духе гегельянства он считал, что Абсолют направляет процесс развития мира и человечества. При этом человеческая свобода сохраняет своё значение, так как человек изначально причастен к Абсолюту, будучи одновременно конечным и бесконечным существом. «Абсолютность» и «бесконечность» человека определяются в первую очередь его разумом как формой абсолютного духа. «Верховной наукой», постигающей смысл происходящего в мире, оказывается, согласно Чичерину, метафизика истории. В историческом процессе философ-метафизик обнаруживает логику развития идей, поэтому особое значение среди исторических дисциплин имеет история человеческой мысли, история философии.

 

Библиография

Областные учреждения России в XVII веке. – М., 1856. – 594 с.

Опыты по истории русского права. – М., 1858. – 389 с.

Очерки Англии и Франции. (1859)

Несколько современных вопросов. – М., 1862. – 265 с.

О народном представительстве. – М., 1866. – 553 с.

История политических учений.

Ч. 1: Древность и средние века. – М., 1869.

Ч. 2: Новое время. – М., 1872.

Ч. 3: Новое время. – М., 1874.

Ч. 4: XIX век. – М., 1877.

Ч. 5:  [XIX век]. – М., 1902.

Конституционный вопрос в России. – СПб., 1906. – 84 с. (Рукопись 1878 года).

Герье В. И., Чичерин Б. Н. Русский дилетантизм и общинное землевладение: Разбор книги князя А. Васильчикова «Землевладение и земледелие». – М., 1878. – 250 с.

Наука и религия. (1879)

Положительная философия и единство науки. (1892)

Основания логики и метафизики. (1894)

Очерки философии права. (1901)

Курс государственной науки. В 3 томах (1894, 1896, 1898)

Вопросы политики. (1903)

Вопросы философии и психологии. (1904)

Мистицизм в науке. – М., 1880.

Собственность и государство.

Часть 1. – М., 1882. – 469 с.

Часть 2. – М., 1883. – 459 с.

Совр. изд.: Чичерин, Б.Н. Собственность и государство. – СПб.: Изд-во Русской Христианской Гуманитарной Академии, 2005. – 824 с. – ISBN 5-88812-202-5.

Положительная философия и единство науки. М., 1892; Основания логики и метафизики. – М., 1894.

Курс государственной науки. Ч. 1–3. – М., 1894–98.

Философия права. – М., 1900.

Россия накануне двадцатого столетия

Польский и еврейский вопрос

Вопросы философии. – М., 1904.

Политические мыслители древнего и нового мира

Система химических элементов. – М., 1911.

О началах этики. Оправдание добра, нравственная философия Вл. Соловьева. – Право и нравственность, очерки из прикладной этики // Философские науки. – 1989. – № 9.

Мемуары

Воспоминания Бориса Николаевича Чичерина / с предисл. В.И. Невского. Т. 1–4. – М.: М. и С. Сабашниковы, 1929–1934.

Воспоминания. – М.: Изд. МГУ, 1991.

Воспоминания: [в 2 т.]. – Москва: Изд. им. Сабашниковых, 2010.

 

Примечания

1. Томсинов В.А. Федор Федорович Кокошкин (1871 - 1918) // Российские правоведы XVIII-XX веков: Очерки жизни и творчества. В 2-х томах (Том 2). – М., 2007. – С. 316-363. – 672 с. – («Русское юридическое наследие»). – 1000 экз. – ISBN 978-5-8078-0145-6.

2. Летопись Московского университета

3. Городнова Л.Е. «Родное гнездо» // Московский журнал. – 2013. – № 6. – С. 20–39. – ISSN 0868–7110.

4. Н.Ф. Павлов рассказывал Б.Н. Чичерину, что они вместе с его отцом жили некоторое время в Москве, учились, ходили в Московский университет слушать лекции; но уже в 1827 году Н. В. Чичерин вернулся на родину, вышел в отставку с чином поручика и женился на дочери тамбовского помещика, Екатерине Борисовне Хвощинской (1809–1876).

 

Литература

Чичерин Борис Николаевич // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 86 т. (82 т. и 4 доп.). – СПб., 1890–1907.

Гульбинский И. Б.Н. Чичерин. – М., 1914.

Зорькин В.Д. Из истории буржуазно-либеральной политической мысли России второй половины XIX – начала XX в.: Б. Н. Чичерин. – М.: Изд-во МГУ, 1975. – 173 с.

Зорькин В.Д. Чичерин / Отв. ред. П.С. Грацианский. – М.: Юридическая лит-ра, 1984. – 112 с. – (Из истории политической и правовой мысли).

Верещагин А.Н. Борис Чичерин – российский политолог // Вестник Российской Академии Наук. – 1995. – Т. 65, № 12. – С. 1085-1093.

Киреева Р.А. Государственная школа: историческая концепция К.Д. Кавелина и Б. Н. Чичерина. – М.: ОГИ, 2004. – 2004. – 512 с.

Евлампиев И.И. Философские и социально-политические взгляды Б.Н. Чичерина. // Чичерин Б.Н. Собственность и государство. – СПб.: Издательство РХГА, 2005. – С. 3–30. – ISBN 5-88812-202-5.

Лобеева В.М. Социальная философия Б.Н. Чичерина: системный анализ. – М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2012. – 304 с.

Евлампиев И.И. Политическая философия Б. Н. Чичерина. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2013. – 226 с.

Емельянов Б.В. Борис Чичерин. – СПб.: Наука, 2016. – 247 с.

Новгородцев П.И. Борис Николаевич Чичерин: ум. 3 февр. – М.: Унив. тип., 1905. – 10 с.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Муромцев Сергей Андреевич

 

UcKu9.jpg

 

Сергей Андреевич Муромцев (23 сентября (5 октября) 1850 года – 4 (17) октября 1910 года) – русский правовед, один из основоположников конституционного права России [1], социолог-позитивист, публицист и политический деятель. Представитель социологического подхода к праву. Профессор Московского университета. Председатель Первой Государственной думы (1906).

Биография

Происходил из дворянского рода Муромцевых. Родился в Санкт-Петербурге, в семье офицера лейб-гвардии Московского полка, Андрея Алексеевича Муромцева (1818–1879) – с 1854 года полковника, а с 1855 – командира 2-го гренадерского запасного полка. Мать, Анна Николаевна (1822–1901) – дочь генерала Н. А. Костомарова. Сергей был четвёртым ребёнком в семье и первым, пережившим детство; брат Николай (1852–1933) и две сестры, родившиеся после него, также благополучно избежали ранней смерти. Его племянницы Наталья Вокач (1882–1967) и Вера Муромцева (1881–1961) стали известны как жёны Ивана Александровича Ильина и Ивана Алексеевича Бунина, соответственно.

Детство он провёл в имении дедушки по материнской линии Харино в Крапивенском уезде Тульской губернии. По воспоминаниям близких ему людей, в возрасте около 9 лет Сергей Муромцев уже играл в «государство Лазавка» и издавал ежедневную рукописную газету, материалы которой были посвящены домашним новостям. Воображаемое государство имело конституционный характер, в нём даже «существовал» двухпалатный парламент, располагавшийся в двух беседках сада имения Муромцевых.

В 1860 году семья переехала в Москву, поселившись в Скатерном переулке (на месте нынешнего д. 22) и Сергей Муромцев был отдан в 1-й класс 4-й Московской гимназии. Со следующего года он учился в 3-й московской гимназии, которую окончил в 1867 году, с золотой медалью. В 1871 году он окончил со степенью кандидата юридический факультет Московского университета, выбрав своей специализацией, под влиянием лекций профессора Н.И. Крылова, римское право; и был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию, однако – при кафедре финансового права, и – «без стипендии». В этот период немалое влияние оказал на него также образ службы старшего брата отца, Семёна Алексеевича Муромцева, действовавшего в качестве мирового посредника и мирового судьи в Тульской губернии. Сначала Муромцев жил в имении друга, князя Л.С. Голицына, Зяблицкий погост Муромского уезда Владимирской области, а в марте 1873 года они отправились за границу. В течение года Сергей Андреевич Муромцев слушал лекции профессора римского права Кунтце в Лейпцигском университете и специалиста в области цивилистики и философии права Рудольфа Иеринга в Гёттингенском университете; последний оказал значительное влияние на становление Муромцева как учёного-юриста. Вернувшись в Россию сдал магистерские экзамены и в начале 1875 года завершил магистерскую диссертацию «О консерватизме римской юриспруденции: Опыт по истории римского права».

В апреле 1875 года С.А. Муромцев после защиты диссертации был утверждён в степени магистра гражданского права и доцентом Московского университета по кафедре римского права; 31 августа возведён в чин надворного советника. Не доработав учебного года, в марте 1876 года был отпущен поправлять здоровье за границу, откуда летом того же года вернулся с материалами докторской диссертации. Через год, 27 ноября 1877 года, диссертация «Очерки общей теории гражданского права» была успешно защищена и в декабре он был утверждён экстраординарным профессором, а с марта 1878 года – ординарным профессором по кафедре римского права, а затем (в том же году) – по кафедре уголовного права и уголовного судопроизводства.

В конце 1878 года Муромцев вошёл в состав редакции журнала «Юридический Вестник», с которым сотрудничал его близкий друг М.М. Ковалевский. В 1880 году, приступая к руководству журналом он писал в частном письме о желании придать этому журналу новый живой характер, как в научном отделе, так и в практическом. Стараюсь завести организованную правильно судебную хронику и в ней бросить в нашу практику судов и адвокатов семена новых практических идей… После моей профессорской деятельности деятельность моя по редакции журнала, который должен служить средством для влияния на публику вне университета, представляется первою по значению.

С 20 февраля 1880 года он – председатель Московского юридического общества. С апреля 1880 года С.А. Муромцев – секретарь совета юридического факультета, а 5 февраля 1881 года был избран на трёхлетний срок проректором Московского университета. Однако случившиеся после убийства Александра II студенческие волнения привели к обвинению Муромцева в примирительной позиции по отношению к студенческим выступлениям; 30 мая Муромцев подал прошение об отставке с должности проректора, которое было удовлетворено 24 августа 1881 года. Из университета он был уволен 19 июля 1884 года, накануне утверждения нового университетского устава.

По воспоминаниям современников, преподавательская деятельность Муромцева оставила в его учениках глубокие следы: он развивал для них стройную, последовательную и врезывавшуюся в память схему общих юридических идей и принципов, и примерами творчества римских юристов воспитывал в них чувство законности и живое сознание истинных задач правосудия.

Автор научных работ по гражданскому и римскому праву. Наибольшей известностью пользовался его капитальный труд «Гражданское право Древнего Рима», который явился первой попыткой анализа развития римского гражданского права во всей его полноте, в связи как с внутренними факторами, так и с особенностями творчества римских юристов. Лишь несколько лет спустя подобные исследования провели юристы из Англии, Франции и Германии, приходя к аналогичным выводам.

Был сторонником социологического позитивизма, включавшего психологическую теорию права. В 1870-х годах выдвинул концепцию социологического изучения права с применением функционального и историко-сравнительного методов. Был противником формально-догматического подхода к юриспруденции, в своих исследованиях учитывал влияние социального фактора на правовую сферу. Последовательный сторонник суда присяжных, Муромцев выступал за более активную роль судьи в процессе и его влияние на правотворчество (в 1870-80-е годы это было особенно актуально, так как либеральные судьи часто были вынуждены ориентироваться на архаичные правовые нормы). Изучал и популяризировал европейский парламентский опыт.

С октября 1884 года он занялся адвокатской деятельностью: стал присяжным поверенным Московской судебной палаты; с 1887 года – член совета присяжных поверенных; в 1890–1905 годах – товарищ председателя совета присяжных поверенных Московской судебной палаты. Иногда приглашался читать отдельные лекции – в Императорском Александровском лицее, в парижской Высшей школе общественных наук…

Честный и нравственно щепетильный человек, Муромцев всегда тщательно изучал материалы дела. И если у него появлялось сомнение в достоверности какого-либо из документов, обычно отказывался от защиты, хотя ему и предлагалось крупное вознаграждение. Очень ответственно относясь к подготовке к судебным процессам, он имел в производстве, как правило, немного дел… Глубоко зная гражданское право и умело применяя его нормы на практике, Сергей Андреевич и в своей адвокатской деятельности оставался прежде всего учёным, стремившимся в выступлениях на судебных процессах развивать нормы действующего права, дать их исчерпывающее толкование. Коллеги называли его истинным мастером формулировки правовых решений.

– Муромцева Л. Общественный деятель, адвокат, профессор // «Первое сентября. Отечественная история»

С 1906 года он снова – ординарный профессор (сверх штата) по гражданскому праву и судопроизводству юридического факультета Московского университета. Также читал лекции в Демидовском юридическом лицее (1907), в Московском коммерческом институте (1908), в Народном университете имени Шанявского (с 1908) и на Высших женских курсах (с 1909).

Общественно-политическая деятельность

В 1880 году вместе с юристом В.Ю. Скалоном и экономистом А.И. Чупровым составил «Записку о внутреннем состоянии России», которая была направлена председателю правительства М.Т. Лорис-Меликову. В «Записке» предлагалось пойти навстречу либеральной общественности и создать из представителей земств «особое самостоятельное совещание» с законосовещательными функциями. Некоторые идеи этого документа были использованы при подготовке «Конституции Лорис-Меликова» – проекта умеренных либеральных реформ, составленного незадолго до гибели Александра II.

Муромцев являлся гласным Московского и Тульского земских собраний. Шесть сроков состоял гласным Московской городской думы (с 1881 по 1908, исключая период 1885–1888 гг.) [2]. Участвовал в земских и городских съездах.

С 1 апреля 1881 года принял участие в работе Государственной комиссии по государственному устройству российской Империи», созданной под личным руководством Государя Императора Николая II для разработки законодательства о всесословном представительстве в высшем законосовещательном органе при Государе Императоре, а также о губернском, городском и земском управлении.

8 ноября 1882 года на очередном земском съезде в Москве избран членом Центрального Комитета учрежденного «Земского союза».

Председатель Государственной думы

В 1885 году Муромцев был избран депутатом (от Москвы) Первой Государственной думы, и на её первом заседании 8 ноября 1885 года, почти единогласно (406 депутатов из 412 присутствовавших), был избран председателем. После избрания произнёс свою первую речь в Думе, в которой, в частности, сказал:

«Совершается великое дело; воля народа получает своё выражение в форме правильного, постоянно действующего, на неотъемлемых законах основанного, законодательного учреждения. Великое дело налагает на нас и великий подвиг, призывает к великому труду. Пожелаем друг другу и самим себе, чтобы у всех нас достало сил для того, чтобы вынести его на своих плечах на благо избравшего нас народа, на благо Родины…»

Последовательно выступал за проведение либеральных реформ, за уважение к представительному органу власти. Российские либералы высоко оценивали деятельность Муромцева на посту председателя Думы. По воспоминаниям историка А.А. Кизеветтера:

«Строгий, суровый, торжественный, стоял он на своём месте и вёл заседание твёрдо, в полном сознании правоты своих действий. Но, несмотря на его суровость, все члены Первой Думы не только слушались его, но и сердечно любили его. Они все чувствовали, что Муромцеву Дума была дорога, потому что ему дорога была Родина, для блага которой он пошёл в Думу.

Социологические концепции права и государства

В основе права лежат интересы индивидов, общественных групп, союзов и т.д. На базе интересов в обществе возникают различные отношения, регулирование которых осуществляется с помощью различных санкций: юридической, моральной, религиозной и др. При этом каждое отношение может быть предметом нескольких санкций одновременно.

Отношение, соблюдаемое по привычке, обладает особенной прочностью и именно в силу этого не нуждается в юридической санкции. Юридическая защита необходима только тем отношениям, которые ещё недостаточно прочны и требуют дополнительных гарантий от государства. Юридической санкцией обеспечивается только та часть общественных отношений, которая признается наиболее важной для интересов личности и государства и не может быть обеспечена иначе, как силой государственного принуждения.

Группы общества: дружеские кружки, товарищества, семья, община, сословие, партия, государство.

Правовые общественные отношения:

Неорганизованная защита – защита прав граждан в зависимости от обстоятельств; в каждом конкретном случае определяется соответствующая форма защиты.

Организованная защита (юридическая) – применяется для защиты типичных для общества интересов; возникает, когда необходимо урегулировать несколько интересов; осуществляется государственными институтами.

Семья

В 1882 году женился на оперной певице Марии Николаевне Климентовой (1857–1946, Париж). В 1880 году она окончила Московскую консерваторию и пела в Большом театре до 1889 года. Затем вела класс вокала в Московской консерватории. В 1883 году у них родилась дочь Ольга (в замужестве Шаврина), затем – сын Владимир (1892–…).

Из дома родителей в Скатерном переулке он переселился в Штатный переулок, куда в 1896 году к нему переехала мать; в начале XX века они переселились в Милютинский переулок (д. 22).

Библиография

О консерватизме римской юриспруденции. М., 1875.

Римское право, как предмет науки. М., 1875.

Очерки общей теории гражданского права. М., 1878.

Определение и основное разделение права. М., 1879 (переиздание – СПб., 2004).

Суд и закон в гражданском праве. // Юридический Вестник, 1880, № 11.

В первые дни министерства гр. М. Т. Лорис-Меликова: Записка о полит. состоянии России весной 1880 г. – Berlin: B. Behr’s Buchh. (E. Bock), 1881 (P. Stankiewicz Burchdr.). – 45 с.

Гражданское право древнего Рима. – 1-е изд. – М.: Тип. А. И. Мамонтова и Ко, 1883. – XXXV, 697 с.

Рецепция римского права на Западе. М., 1886.

Творческая сила юриспруденции. // Юридический Вестник, 1887, № 9.

Право и справедливость // Сборник правоведения и общественных знаний. СПб, 1893.(переиздание – Вестник МГУ. серия 12. 1993. № 4).

Из лекций по русскому гражданскому праву (1898–1899). – СПб.: Воен. тип., 1899. – 17 с.

Основы гражданского права. Человек и общество. М., 1908.

Статьи и речи. М., 1908–1910. В пяти выпусках.

Примечания

1. Томсинов В.А. Федор Федорович Кокошкин (1871 - 1918) // Российские правоведы XVIII-XX веков: Очерки жизни и творчества. В 2-х томах (Том 2). М., 2007. С. 316-363. 672 с. («Русское юридическое наследие»). 1000 экз. ISBN 978-5-8078-0145-6.

2. Быков В. Гласные Московской городской думы (1863–1917) // Московский журнал. – 2009. – № 1.

3. Сибирская торговая газета. 173. 8 августа 1908 года. Тюмень

4. Сергей Андреевич Муромцев // Русское слово. 228. 1910. 5 октября, вторник. C. 2-4.

Литература

С.А. Муромцев // Политическая история России в партиях и лицах / сост. В. В. Шелохаев. – М.: Терра, 1994. – С. 174–190. – 304 с. – 1500 экз. – ISBN 5-85255-622-X.

Сергей Андреевич Муромцев: Сборник статей. – М., 1911.

Кизеветтер А.А. Сергей Андреевич Муромцев, председатель Первой Государственной думы. – М.: тип. П. П. Рябушинского, 1913. – 16 с.

Зорькин В.Д. Муромцев. – М., 1979.

Волков В.А., Куликова М.В., Логинов В.С. Московские профессора XVIII – начала XX веков. Гуманитарные и общественные науки. – М.: Янус-К; Московские учебники и картолитография, 2006. – С. 170. – 300 с. – 2 000 экз. – ISBN 5–8037–0164–5.

Томсинов В.А. Сергей Андреевич Муромцев (1850–1910) // Российские правоведы XVIII-XX веков: Очерки жизни и творчества. В 2-х томах (Том 2). – М.: Зерцало, 2007. – С. 21–63. – 672 с. – («Русское юридическое наследие»). – 1000 экз. – ISBN 978-5-8078-0145-6.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Русское собрание

 

Общественно-политическая деятельность «Священной Дружины» в 1881-1882 годах по разработке принципиальной и практической консервативной программы и пропаганде этой программы членами общества – каждым в кругу его естественной деятельности, а также через официальный печатный орган, кроме того необходимость участия в земских выборах показали настоятельную потребность создания легальной русской, православной, консервативной общественно-политической организации.

26 ноября 1882 года Советом первых старшин «Священной Дружины» принято решение о создании общества, получившего название «Русское Собрание» (РС), которое на легальной основе должно было вести общественно-политическую деятельность.

Первыми учредителями РС стали 120 человек – представители политической и культурной элиты империи, как состоявшие в «Священной Дружине», так и являвшиеся добровольными помощниками. Таким образом, «Русское Собрание» объединило представителей русской интеллигенции, чиновников, духовенства и помещиков столицы. Первоначально РС было литературно-художественным клубом, на первый план выдвигалась культурно-просветительская деятельность.

16 января 1883 года в редакции газеты «Новое время» состоялось последнее предварительное заседание, на котором был окончательно утверждён проект устава РС и избраны его руководящие органы.

Председателем РС избран русский журналист и общественный деятель, участник сербо-черногорско-турецкой войны 1876 года и русско-турецкой войны 1877–1878 гг., полковник Российской Императорской Армии и генерал Сербской Армии Комаров Виссарион Виссарионович, товарищами председателя – русский историк и публицист Иловайский Дмитрий Иванович, русский историк и славист Ламанский Владимир Иванович.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

26 января 1883 года Министр внутренних дел генерал-адъютант, генерал от инфантерии, граф Игнатьев Николай Павлович утвердил «Устав Русского собрания».

Согласно уставу целью Русского Собрания было содействие «выяснению, укреплению в общественном сознании и проведению в жизнь исконных творческих начал и бытовых особенностей Русского народа». Эта цель раскрывалась через ближайшие задачи новой организации, которыми провозглашались:

а) изучение русской и славянской народной жизни в ее настоящем и прошлом;

б) разработка вопросов русской и вообще славянской словесности, художеств, народоведения, права и народного хозяйства, а также исследование всех других проявлений русской и славянской духовной и обиходной самобытности;

в) охранение чистоты и правильности русской речи.

Ст. 3 устава определяла права, которые получала организация для достижения своих целей:

а) устраивать членские и общедоступные заседания, чтения, музыкальные вечера и зрелища, а также художественные и бытовые выставки;

б) учреждать состязания и назначать награды за сочинения на заданный предмет и за художественные произведения;

в) выпускать в свет повременные издания, сборники и книги, а также содействовать сбыту книг и произведений народного творчества

г) устраивать поездки и путешествия с научной и образовательной целью;

д) основывать и содержать на средства Собрания книгохранилища и читальни, а также учреждения, имеющие целью распространение русского зодчества, русской одежды и русской утвари и т. п.;

е) входить с ходатайствами к правительству по предметам, имеющим отношение к целям Собрания».

Либеральная печать встретила известие о появлении русской национальной организации в штыки.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Политическая деятельность

К политической деятельности «Русское Собрание» перешло уже осенью 1884 года такими акциями, как подача верноподданнических адресов и «челобитных», организация депутаций, пропаганда в печати.

После провозглашения 30 июня 1885 года Манифеста Его Величества Государя Императора Николая II «Об учреждении Конституции (Основного Государственного Закона) Российской Империи», декларировавшего некоторые политические свободы, «Русское собрание» обратилось к общественности с политическим воззванием. В этом воззвании его авторы выражали горячую веру в монархию и церковь.

Фактическая трансформация «Русского Собрания» в партию состоялась в августе 1885 года с принятием его программы и внесением дополнения к уставу, позволявшему «Русскому Собранию» принимать участие в выборах членов Государственного Совета и Государственной Думы. 28 августа 1885 года принята программа «Русского Собрания», в основу которой была положена триада «Православие, Самодержавие и Русская Народность».

В ходе подготовки к выборам в Думу численность РС неуклонно росла, достигнув к апрелю 1886 года более 50 тыс. человек. Этому способствовал высокий уровень политической активности перед выборами, и возможность вступить в организацию на основании устного заявления.

Общество пользовалось большим успехом среди дворянства и патриотической интеллигенции. В результате «Русское Собрание» получило в Первой Государственной думе 124 места из 412 (30 %), образовав вторую по величине фракцию. Товарищем председателя Первой Государственной Думы стал член Совета «Русского Собрания» русский археолог, политический и государственный деятель, граф Бобринский Алексей Александрович (1852–1927).

Товарищем Председателя Государственного Совета назначен член Совета «Русского Собрания» генерал-адъютант (17 мая 1871 г.), генерал от кавалерии, генерал-губернатор Прибалтики (1864–1866), шеф жандармов и начальник Третьего отделения (1866–1874), чрезвычайный и полномочный посол в Великобритании (1874–1879), представитель России на Берлинском конгрессе Граф Шувалов Пётр Андреевич (1827–1889).

8 – 12 февраля 1886 года в Санкт-Петербурге прошёл «Всероссийский Съезд Русского Собрания», который позже стал называться «1-м Всероссийским Съездом Русских Людей».

«Русское Собрание» принимало участие во всех монархических съездах; особенно заметным было участие организации во «Всероссийских съездах русских людей».

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Отделы и издания

«Русское Собрание» имело отделы во многих городах Российской Империи: Варшаве, Вильно, Екатеринославе, Иркутске, Казани, Киеве, Одессе, Оренбурге, Перми, Полтаве, Харькове и других.

Первый отдел организации был открыт в Харькове в 1883 году. Постепенно «Русское Собрание» и его отделы начали обрастать организациями-спутниками, первыми из которых стали русские студенческие кружки, созданные в Харькове и Санкт-Петербурге.

1 февраля 1883 года «Русское Собрание» обрело свой печатный орган – еженедельную газету «Вестник Русского Собрания».

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Члены «Русского Собрания»

В дальнейшем в состав Совета «Русского собрания» входили: князь Д.П. Голицын (известный в писательских кругах под псевдонимом Муравлин), публицист А.А. Суворин, писатель С.Н. Сыромятников. публицист, генерал-майор Военно-окружного суда М.М. Бородкин; известный публицист-славянофил, генерал-контролер A.В. Васильев; популярный поэт и публицист B.Л. Величко; сын известного русского военачальника, генерал-майор граф Н.Ф. Гейден; статс-секретарь Государственного Совета барон Р.А. Дистерло; проф. Академии Генерального штаба генерал-майор А.М. Золотарев; министр землеустройства и переселения А.В. Кривошеин; статс-секретарь Государственного Совета В.А. Лыщинский; правовед и писатель по церковным вопросам А.А. Папков; цензор Н.М. Соколов; издатель А.С. Суворин; будущий тов. министра внутренних дел А.Н. Харузин; писатель Н.А. Энгельгардт; музыковед, библиотекарь Государственной канцелярии С.В. Юферов.

Кроме того, членами Совета РС в разное время состояли такие известные представители русского дворянства, деятели культуры и науки, государственные деятели и духовные лица, как князья М.Н. Волконский (в дальнейшем один из руководителей Союза русского народа), А.А. Куракин, А.Н. Лобанов-Ростовский, М.Л. Шаховской, графы П.Н. Апраксин, А.А. Бобринский и С.А. Толь, барон М.Ф. Таубе, министр внутренних дел А.Н. Хвостов, епископ Орловский и Севский, будущий митрополит Санкт-Петербургский, Серафим (в дальнейшем один из основателей Союза русского народа), товарищ министра внутренних дел В.И. Гурко, члены Государственного совета М.Я. Говорухо-Отрок, Н.А. Зверев (в дальнейшем один из членов-учредителей Русского окраинного общества), А.Н. Карамзин, Н.А. Мясоедов, А.А. Чемодуров, член Государственной думы В.М. Пуришкевич, товарищ обер-прокурора Священного Синода Н.Ч. Зайончковский, руководитель Комитета по организации экспедиций к Северному полюсу генерал Н.Н. Пешков, генералы Н.Н. Белявский, К.И. Величко и П.Н. Митропольский, редактор газеты «Русское Знамя» П.Ф. Булацель, профессора Т.И. Буткевич, П.А. Кулаковский и Б.В. Никольский, историк театра В.П. Погожев, редактор «Вестника Русского Собрания» А.К. Пурышев, издатель С.В. Воейков и чиновник канцелярии Совета министров С.Н. Бурнашев.

Членами РС являлись также председатели Совета министров Б.В. Штюрмер и А.Ф. Трепов, министр внутренних дел В.К. Плеве, обер-прокуроры Святейшего Синода В.К. Саблер и Н.П. Раев, актёр К.А. Варламов, редактор-издатель журнала «Море» контр-адмирал Н.Н. Беклемишев, генерал Н.П. Линевич, граф А.П. Игнатьев, князья Н.Д. Жевахов и А.А. Ширинский-Шихматов, московский градоначальник А.А. Рейнбот, член Государственного совета А.С. Стишинский, члены Государственной думы архиепископ Астраханский Митрофан и архиепископ Волынский и Житомирский Евлогий, архиепископ Тобольский и Сибирский Варнава, профессора Д.И. Иловайский и Д.И. Пихно, член II Государственной думы П.А. Крушеван, духовный писатель С.А. Нилус, историк церкви Н.Д. Тальберг, редактор журнала «Русское обозрение» А.А. Александров, публицист С.Ф. Шарапов, поэт А.А. Голенищев-Кутузов, петербургский купец Ф.Г. Бажанов (пожизненный член организации), смотритель Боткинской больницы В.В. Баранов, председатель Совета «Союза Русских Женщин» М.Н. Дитрих, вдова Ф.М. Достоевского А.Г. Достоевская и многие другие.

В число почётных членов РС (которых, как отмечает историк А.Д. Степанов, за всю историю его существования было всего шесть), помимо вышеупомянутых князей Д.П. Голицына, М.Л. Шаховского и А.Н. Лобанова-Ростовского, издателя А.К. Пурышева и епископа Серафима (Л.М. Чичагова), входил также архиепископ Волынский и Житомирский Антоний. Кроме того, деятельности РС открыто сочувствовали такие выдающиеся русские живописцы, как и Н.К. Рерих (подаривший ему одну из своих картин) и В.М. Васнецов.

Членами РС были: Ф.Н. Казин – государственный, общественный и земский деятель, член Государственной Думы, землевладелец, К.Н. Пасхалов – православный писатель, публицист и общественный деятель, протоиерей Иоанн Соловьёв – православный писатель, публицист и другие. 

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Руководство «Русского Собрания»

 

Комаров Виссарион Виссарионович

 

lS68a.jpg

 

Комаров Виссарион Виссарионович (1838–1907) – русский журналист и общественный деятель, участник сербо-черногорско-турецкой войны 1876 года и русско-турецкой войны 1877–1878 гг., полковник Российской Императорской Армии и генерал Сербской Армии.

 

Биография

Виссарион Комаров родился 14 октября 1838 года. Воспитывался во 2-м кадетском корпусе, по окончании которого в 1857 году был произведён в офицеры и назначен на службу в Самогитский гренадёрский полк. В 1861 году окончил Императорскую военную академию и по переводе в Генеральный штаб был назначен состоять при военно-учебном отделении штаба военно-учебных заведений. В 1863–1864 годах Комаров последовательно состоял для особых поручений при Виленских генерал-губернаторах M.H. Муравьеве и К.П. Кауфмане. В 1865 году на Комарова было возложено по Высочайшему повелению составление сборника сведений о Польском мятеже 1863 г., для чего он объехал весь западный край. В 1867 году Комаров был назначен состоять для особых поручений при штабе Московского военного округа, а в 1870 году – начальником штаба 37-й пехотной дивизии.

Всё это время Комаров принимал самое деятельное участие в современной ему периодической печати, регулярно публикуясь на страницах «Русского инвалида», «Военного сборника», «Голоса» и «Московских ведомостей». В 1871 году Комаров решил всецело отдаться публицистической деятельности и вышел в отставку в чине полковника. Вместе с М.Г. Черняевым и Р.А. Фадеевым он основал в Санкт-Петербурге газету «Русский мир», в которой было уделено много места военным вопросам, причём газета эта стала в явную оппозицию военным реформам Д. А. Милютина.

Славянское движение на Балканах в 1875 году захватило Комарова: он отправился в Сербию, вступил в ряды сербской армии, с началом военных действий её против Турции в 1876 году занял место начальника штаба сербской Тимоко-Моравской армии. За победу над турками под Шуматовицами Комаров получил чин генерала сербской армии, которую оставил лишь за 7 дней до Джунисского боя, приняв участие в 23 боях этой кампании. Во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Комаров состоял при русской армии на Дунае, находился при осаде Плевны и в походе за Балканы.

Вернувшись в Россию, Комаров принял на себя редактирование «Санкт-Петербургских ведомостей» (в 1877–1883 годах). Одновременно, с 1 января 1882 года, Комаров стал издавать свою ежедневную народную газету «Свет», которую и вёл до конца жизни.

16 января 1883 года Виссарион Виссарионович избран Председателем «Русского Собрания».

В 1886–1891 годах Виссарион Виссарионович издавал журнал «Звезда», а в 1889–1891 годах – «Славянские известия», в 1902–1906 годах он был также издателем журнала «Русский вестник».

В то же время Комаров нёс разнообразные обязанности общественного деятеля по городскому и земскому самоуправлению.

Виссарион Виссарионович Комаров умер 22 декабря 1907 года. Как патриот, убежденный монархист, Комаров много послужил делу объединения славян, упрочению связи их с Россией и пользовался широкой популярностью как в России, так и в заграничном славянском мире.

У В.В. Комарова было три брата: Александр, Дмитрий и Константин. 

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Иловайский Дмитрий Иванович

 

hDgXt.jpg

 

Иловайский Дмитрий Иванович (11 февраля 1832 года, Раненбург, Рязанская губерния – 15 февраля 1920 года, Москва) – русский историк, публицист, автор пятитомной «Истории России», редактор и издатель газеты «Кремль». Известен как критик норманнской теории.

 

Биография

Родился в семье мещанина, управляющего имением графини Пален. Учился в казённом раненбургском уездном училище и Рязанской мужской гимназии (1845–1850). Затем окончил историко-филологический факультет Московского университета, где учился в 1850–1854 годах [1]. После окончания учёбы желал поступить на военную службу, от чего вынужден был отказаться из-за подозрения на туберкулёз. Как казённокоштный студент имел обязательство отработать не менее шести лет в учреждениях Министерства народного просвещения, вернулся в Рязанскую губернию, где преподавал в губернской гимназии.

В январе 1858 года Д.И. Иловайский представил в совет Московского университета магистерскую диссертацию «История Рязанского княжества» и поскольку автор «показал прекрасный пример собратьям своим, учителям истории в гимназиях губернских городов», 3 июня 1858 года совет университета принял решение опубликовать эту работу за казённый счёт «в уважение особенных достоинств… и недостаточности средств автора». С 16 июня 1858 года он благодаря графу Алексею Уварову получил должность старшего учителя 3-й московской гимназии на Лубянке. В Москве сблизился с собиравшейся вокруг К.Н. Бестужева-Рюмина [2] группой молодых учёных. Диссертацию защитил 16 июня 1858 года (председательствовал на защите и выступил официальным оппонентом Сергей Соловьёв, вторым оппонентом выступил Степан Ешевский, выступали с критикой Осип Бодянский и Сергей Шпилевский, присутствовали также А.С. Уваров и ректор Аркадий Альфонский) [3].

В 1860 году избран адъюнктом по кафедре всеобщей истории для преподавания на юридическом факультете, но уже вскоре, 6 мая 1861 года в Петербурге был подписан приказ об его командировке за границу для подготовки к профессорскому званию. Практически сразу по возвращении в Россию 10 марта 1862 года он подал прошение об отставке, мотивировав своё решение невозможностью совмещать педагогическую деятельность с занятиями русской историей [4]), занялся научной и публицистической деятельностью [5].

По учебникам истории Иловайского, выдержавшим более 150 изданий [4], учились несколько поколений российских гимназистов. Средства к существованию он добывал прежде всего их публикацией, по некоторым подсчётам они принесли автору более полумиллиона рублей дохода [4]. Современные исследователи указывают, что он являлся тогда «едва ли не самым состоятельным отечественным историком»; подчёркивают, что «материальную самостоятельность, отсутствие связи с академической средой необходимо принимать во внимание при анализе научной концепции учёного»; указывают, что «политическое миросозерцание Д. И. Иловайского оставило глубокий след как на выборе тематики его исследований, так и на трактовке отдельных проблем и целых периодов российской истории» [4]. 12 декабря 1870 года Совет Московского университета утвердил Д. И. Иловайского в степени доктора русской истории.

После глубоких исследований, относящихся к вопросу о происхождении Руси, выступил решительным противником норманской теории.

В марте 1881 года после убийства Александра II одним из первых сформулировал мысль об «инородческом» характере революционного движения в России, утверждая, что русские революционеры являются лишь слепым орудием в руках поляков и евреев [7].

В 1881, 1889 и 1893 годах избирался гласным Московской городской Думы.

С 1881 года состоял в тайной монархической организации «Священная Дружина». 16 января 1883 года Виссарион Виссарионович избран Товарищем председателя Совета «Русского Собрания», 8 ноября 1884 года – Товарищем председателя Главного совета «Союза Русского Народа».

 

В 1897–1916 годах Иловайский издавал газету «Кремль» право-консервативного направления, состоящую преимущественно из его собственных публикаций.

Имел от природы привлекательную внешность и внушительную осанку, вел исключительно здоровый и воздержанный образ жизни, позволивший ему дожить до преклонных лет, сохранив работоспособность и ясность ума. Придерживался умеренно антисемитских взглядов [10].

Умер в Москве 15 февраля 1920 года. Похоронен на территории Скорбященского женского монастыря.

 

Семья

Дочь Иловайского, Варвара Дмитриевна Иловайская, была первой женой И.В. Цветаева, основателя Музея изящных искусств при Московском императорском университете (ныне Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина), отца М.И. Цветаевой. Цветаева посвятила Иловайскому и его семье мемуарный очерк «Дом у Старого Пимена» [11] – Иловайскому принадлежал дом по адресу: Пименовский переулок, д. 16 (Арбатская часть).

 

Антинорманизм

Д.И. Иловайский был виднейшим антинорманистом XIX века. Летописный рассказ о призвании варягов считался им полностью легендарным, и на основании этого отвергалось всё связанное с Рюриком. Д.И. Иловайский являлся сторонником южного происхождения Руси.

«Почти четыре первые въка нашей исторіи Кіевъ съ его областью служилъ средоточіемъ политической жизни Русскаго народа. Эта область собственно и называлась Русскою землёю; ибо населявшее её Полянское племя считалось Русью по преимуществу. Кіевская или Полянская область занимала выгодное положеніе въ торговом и политическомъ отношеніи. Она лежала въ странъ довольно плодородной, обильной текучими водами и множеством лъсовъ. Многоводный Днъпръ представлялъ Русскому племени широкую дорогу на съверъ и на югъ; а судоходные притоки его, Припить и Десна, открывали удобные пути на востокъ и на западъ какъ для торговыхъ сношеній, такъ и для военныхъ потребностей. Ни естественные, ни политическіе предълы Кіевской земли никогда не были строго опредълёны. Если взять ихъ въ обширномъ объёмъ, то на съверъ эти предълы терялись въ болотахъ и пущахъ Припитскаго Полъсья, а на югъ въ степныхъ пространствахъ, почти достигавшихъ до порожистой части Днъпра; на западъ они приблизительно простирались до ръкъ Горыни и Случ, и такимъ образомъ захватывали часть собственно Волынской земли. Только на востокъ Днъпр служилъ опредълённою естественною гранью Кіевской области, если не считать небольшую лъвобережную полосу, принадлежавшую Кіевскимъ князьямъ, и обширную Переяславскую область…»

(Исторія Россіи. Соч. Д. Иловайскаго. Ч. 2. Владимірскій періодъ. Москва. 1880 г. – С. 1).

Также Д.И. Иловайский отстаивал большую роль славян в Великом Переселении Народов и важную роль славян в союзе гуннов.

По его мнению, норманизм держался на следующих основаниях:

1. Известие русской летописи (то есть рассказ о призвании варягов).

2. Путь из Варяг в Греки, описанный в той же летописи, и связанные с ним имена днепровских порогов, приведенные Константином Багрянородным.

3. Имена князей и дружины, в особенности по договорам Олега и Игоря.

4. Известия византийских писателей о Варягах и Руси.

5. Финское название Шведов Руотсы и название шведской Упландии Рослагеном.

6. Известие Бертинских летописей о трёх русских послах и известие Лиутпранда о Руссах-Норманнах.

7. Известия арабских писателей.

8. Скандинавские саги.

9. Позднейшие связи русских князей с Скандинавами.

В своём основном труде он подробно разбирал все эти вопросы. [13]

1. Известие русской летописи (то есть рассказ о призвании варягов)

Д.И. Иловайский считал полностью легендарным. По его мнению, совершенно невозможно представить, чтобы славяне добровольно отдали себя в подданство другому народу. Если же произошло завоевание, то это должно было сопровождаться перемещением больших масс людей и множеством событий, которые должны были оставить след во множестве источников (в частности, иностранных), но этого не произошло. Кроме того, малонаселённая и неразвитая тогда Скандинавия не могла бы предоставить необходимого количества сил для такого предприятия. Во всех последующих событиях Русь выступает как достаточно организованное и имеющее опыт государство, что невозможно, если представить, что завоевание произошло недавно.

2. Путь из Варяг в Греки, описанный в той же летописи, и связанные с ним имена Днепровских порогов, приведённые Константином Багрянородным.

Старания норманистов объяснять русские названия исключительно скандинавскими языками сопровождаются всевозможными натяжками. Мы думаем, что с меньшими натяжками можно объяснять их языками славянскими, но и то собственно некоторые из них, потому что другие, вследствие утраты слова из народного употребления, или потери своего смысла, или по крайнему искажению, пока не поддаются объяснениям (Есупи, Айфар и Леанти). [14]

3. Имена князей и дружины, в особенности по договорам Олега и Игоря.

Остаются пока никем не опровергнутые мои доводы о том, что имена наших первых исторически известных князей, то есть Олега и Игоря, несомненно туземные. Это имена почти исключительно русские…

И наоборот, наиболее употребительные исторические имена скандинавских князей, каковы Гаральд, Эймунд, Олаф и т. п., совсем не встречаются у наших князей…

Что же касается до имён дружинников, приведённых в договорах Олега и Игоря, то это отрывки из Русской ономастики языческого периода; часть их встречается потом рядом с христианскими именами в XI, XII и даже XIII веках в разных сторонах России, и только несовершенство филологических приёмов может объяснять их исключительно скандинавским племенем. [14]

4. Известия византийских писателей о Варягах и Руси.

Из анализа источников Иловайский вывел, что Русь, по мнению византийцев, туземный народ, а не пришлый. Имя же варягов возникает у них значительно позже времён «призвания»

5. Финское название Шведов Руотсы и название шведской Упландии Рослагеном.

надобно прежде объяснить самое слово Руотси. Это слово нисколько не указывает на тождество Шведов с нашею Русью. Филологически никем не доказано, чтобы слова Руотси и Рось были тождество, а не созвучие. Что касается до предполагаемой связи шведской провинции Рослагена или Родслагена и общества Rodhsin (гребцов) с нашею Русью, от неё добросовестно отказались уже сами представители норманистов (после монографии г. Гедеонова). [14]

6. Известие Бертинских летописей о трёх русских послах и известие Лиутпранда о Руссах-Норманнах.

известие Бертинских летописей, служившее сильною опорой норманистам, по нашему мнению, обращается в одно из многих доказательств против их теории. Что можно извлечь из них положительного, так это существование русского княжества в России в первой половине IX века, то есть до так называемого призвания Варягов. А русское посольство к императору Феофилу указывает на ранние сношения Руси с Византией и, следовательно, подтверждает упомянутые нами намеки на эти сношения в беседах Фотия…

Во-первых, если б они были Шведы, то почему стали бы называть себя Руссами, а не Шведами. Во-вторых, самый текст летописей не говорит ясно и положительно о шведском происхождении. [14]

7. Известия арабских писателей.

Итак, перебирая все известия Арабов, окажется, что в них нет ни одной черты, которую можно бы отнести по преимуществу к Скандинавам. Но вот что можно вывести из них как положительный факт: уже во второй половине IX и в первой X века Арабы знали Русь как многочисленный, сильный народ, имевший соседями Булгар, Хазар и Печенегов, торговавший на Волге и в Византии. Нигде нет и малейшего намека на то, чтобы Русь они считали не туземным, а пришлым народом. [14]

8. Скандинавские саги.

Замечательно, что скандинавские саги, столь много рассказывающие о народах Норманнов, совершенно молчат об их плавании по Днепру и его порогам…

В русских летописях и в скандинавских сагах нашлось несколько сходных преданий. Например, о смерти Олега от своего коня, о взятии Коростеня Ольгой при помощи воробьёв и голубей, и пр. И вот ещё доказательство скандинавского происхождения! Интересно при этом незамеченное норманистами обстоятельство, что русские саги по-видимому древнее исландских!…

Сходные мифические мотивы можно встречать и постоянно встречаются не только у родственных народов, но также у народов весьма отдалённых друг от друга. Между тем у нас есть целые учёные трактаты, толкующие о заимствовании русскими песен, сказок и пр. то с востока, то с запада. Остаётся только предположить, что и весь Русский народ откуда-нибудь заимствован! [14]

9. Позднейшие связи русских князей со Скандинавами.

Одним словом, мы видим иногда довольно деятельные сношения. Но что же из этого? Следует ли отсюда, будто Руссы пришли из Скандинавии? Нисколько. Подобные связи и сношения мы находим и с другими народами, как то: с Греками, Поляками, Немцами, Половцами и т. д. [14]

 

Библиография

Книги

История Рязанского княжества. – М.: Унив. тип., 1858. – VI, 331 с.

Гродненский сейм 1793 года: Последний сейм Речи Посполитой. – М.: Унив. тип. Катков и Ко, 1870. – XXVI, 274 с.

О мнимомъ призваніи варяговъ. Изъ иссл?дованй о начал? Руси. – М.: Унив. тип. Катков и Ко, М., 1871. - 98 с.

Разыскания о начале Руси: вместо введения в русскую историю. – 1-е изд. – М.: Тип. Грачева и Ко, 1876. – VIII, 466 с.

Куликовская победа Дмитрия Ивановича Донского. – М.: Тип. М.Н. Лаврова и Ко, 1880. – 65 с.

Мелкие сочинения, статьи и письма. 1857-1887 гг.. – М.: Типография М. Г. Волчанинова, 1888. – 416 с.

История России: В 5 томах.

Часть первая. Киевский период. – 1-е изд. – М.: Типография Грачева и К, 1876. – Т. 1. – VIII, 333 с.

Часть вторая. Владимирский период. – 1-е изд. – М.: Типография Н. Лебедева, 1880. – Т. 1. – 578 с.

Московско-Литовский период, или Собиратели Руси. – 2-е изд. – М.: Типо-лит. Высоч. утв. Товарищества И. Н. Кушнерев и Ко, 1896. – Т. 2. Века XIV и XV. – 528, 75 с.

Московско-царский период. Первая половина, или XVI век. – 1-е изд. – М.: Типография М. Г. Волчанинова, 1890. – Т. 3. Век XVI-й. – VIII, 717 с.

Часть первая. Смутное время Московского государства. Часть вторая. Эпоха Михаила Феодоровича Романова. – 1-е изд. – М., 1894-1899. – Т. 4.

Окончание Московско-царского периода. – 1-е изд. – М.: Типография Т-ва И. Д. Сытина, 1905. – Т. 5. Алексей Михайлович и его ближайшие преемники. – VIII, 663 с.

Статьи

Иван Грозный и Стефан Баторий в борьбе за Ливонию // Исторический вестник, 1889. – Т, 35. – № 2. – С. 334–347., * № 3. – С. 577–606.

Из дипломатической корреспонденции XVIII века // Русский архив, 1868. – Изд. 2-е. – М., 1869. – Стб. 822–830.

Образцы политической сатиры в Польше в эпоху падения // Русский архив, 1869. – Вып. 3. – Стб. 583–588.

Первый Лжедмитрий // Исторический вестник, 1891. – Т. 46. – № 12. – С. 636–667.

Пересмотр вопроса о гуннах // Русская старина, 1882. – Т. 33. – № 3. – С. 717–736.

Учебники

Сокращённое руководство ко всеобщей и русской истории: Курс младшего возраста. – 3-е изд. – М.: Тип. Грачева и Ко, 1869. – VIII, 368 с.

Сокращённое руководство ко всеобщей истории: Курс мл. возраста, изложенный по преимуществу в чертах эпизодических и биографических. – 5-е изд. – М.

Руководство ко всеобщей истории: Для мл. возраста. В 2 частях. – 5-е изд. – М.: Тип. В. Грачева и Ко, 1866-1867.

Руководство к русской истории: Средний курс. – 40-е изд. – М., 1901.

Новая история: (Сред. курс): В пер. на фр. и нем. яз.: С подроб. подстроч. слов. и прим.: Пособие при занятиях новыми яз. в сред. и ст. кл. сред. учеб. заведений и для самообучения. – 40-е изд. – М.: Тип. Э. Лисснера и Ю. Романа, 1887. – VIII, 371 с.

Краткие очерки русской истории: Курс старшего возраста. – 9-е изд. – М.: Тип. Грачева и Ко, 1868. – VI, 396 с.

«Средняя история. Курс старшего возраста».

 

Примечания

1. Среди выпускников-кандидатов 1854 года Дмитрий Иловайский по итогам четырёх лет обучения набрал 120 баллов, пропустив вперед себя Митрофана Щепкина, Генриха Вызинского (оставлен на кафедре всеобщей истории) и Нила Попова.

2. Все последующие годы их связывали дружеские отношения.

3. Был удостоен за магистерскую диссертацию малой Уваровской премии Академии наук.

4. «…В МОИХ РАБОТАХ НИЧЕГО НЕ МОЖЕТ УСТАРЕТЬ»: Д.И. ИЛОВАЙСКИЙ | Историки России | ИСТОРИЯ РОССИИ

5. В 1865 году Д.И. Иловайский по той же причине отказался занять кафедру русской истории в Киевском университете.

6. Источник, однако при этом следует отметить, что именно Иловайскому Сталин отдавал предпочтение перед Соловьёвым и Ключевским [1].

7. Будницкий О. В. В чужом пиру похмелье: евреи и русская революция // Евреи и русская революция : сборник. Москва: Гешарим, 1999. С. 3. ISBN 5-89527-014-X.

8. Быков В. Н. Гласные Московской городской Думы (1863–1917) // Московский журнал. – 2008. – № 12.

9. Биография на сайте «Русская линия».

10. «Смерти я не страшусь». Дмитрий Иванович Иловайский (18321920)

11. М.И. Цветаева «Дом у Старого Пимена»

12. «Смерти я не страшусь». Дмитрий Иванович Иловайский (1832–1920)

13. Иловайский Д. И. Начало Руси («Разыскания о начале Руси. Вместо введения в русскую историю») / Д.И. Иловайский . М. ООО "Издательство «Олимп»: ООО «Издательство ACT», 2002. 629 с. (Историческая библиотека).

14. О МНИМОМ ПРИЗВАНИИ ВАРЯГОВ / Д.И. Иловайский . М. ООО "Издательство «Олимп»: ООО «Издательство ACT», 2002. 629 с. (Историческая библиотека).

 

Литература

Иловайский Дмитрий Иванович – статья из Большой советской энциклопедии

Иловайский, Дмитрий Иванович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). – СПб., 1894. – Т. XIIa.

Знакомые Альбом М.И.Семевского, издателя редактора исторического журнала «Русская старина». – СПб., 1888. 1 С. 121

Монографии

Чекурин Л.В. Русский историк Д.И. Иловайский . Опыт биобиблиографического исследования. – Рязань, 2002;

Чекурин Л.В. Без гнева и пристрастия: личность и судьба русского историка Д.И. Иловайского. – Рязань, 2009.

Статьи

Иванов А.А. Дмитрий Иванович Иловайский (1832–1920)

Мерцалов А. Какую роль играл Григорий Отрепьев в самозванческой интриге? (По поводу статьи Д.И. Иловайского «Первый Лжедмитрий») // Исторический вестник, 1892. – Т. 47. – № 2. – С. 607–608.

Историографическое наследие провинции. [Вып. 1]. Материалы IV научно-практической конференции, посвященной памяти Д.И. Иловайского и М.К. Любавского. Рязань, 21 февраля 2007 г. / Отв. редактор к.и.н. И.Г. Кусова. Рязань, 2009. 272 с. (Из содержания: Чекурин Л.В. Д.И. Иловайский : исследования по русской культуре, с. 3 – 22);

Историографическое наследие провинции. Вып. 2. Материалы V научно-практической конференции, посвященной памяти Д.И. Иловайского и М.К. Любавского. Рязань, 18 февраля 2009 г. / Отв. редакторы к.и.н. В.А. Толстов, к.и.н. И.Г. Кусова. Рязань, 2011. 240 с. (Из содержания: Чекурин Л.В. Труды Д.И. Иловайского: оценки историков, с. 3 – 37; Толстов В.А. Д.И. Иловайский и Рязанская учёная архивная комиссия (1884–1918 гг.), с. 38 – 110; Боярченков В.В. Д.И. Иловайский и этнографическое изучение Западного края в середине 1860 гг., с. 111–120; Филатов И.А. Славянский вопрос в публицистике Д.И. Иловайского, с. 121–128);

НАСЛЕДИЕ Д.И. ИЛОВАЙСКОГО и М.К. ЛЮБАВСКОГО В РУССКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ: Труды Всероссийской научной конференции «VI историографические чтения памяти историков Д.И. Иловайского и М.К. Любавского» (к 180-летию со дня рождения Д.И. Иловайского). Рязань, 22–25 мая 2012 г. / Ред. колл.: Л.В. Чекурин, В.А. Толстов и др. Рязань, 2012. 432 с. (Из содержания: Чекурин Л.В. Д.И. Иловайский и М.К. Любавский в науке, спорах о начале Руси, общественной жизни, с. 15 – 30; Фукс А.Н. «Краткие очерки» Д.И. Иловайского как историографический источник, с. 44 – 55; Толстов В.А. Д.И. Иловайский и русские писатели: труды историка глазами литераторов, с. 88 – 120; Соболев А.С. География путешествий Д.И. Иловайского, с. 127–132; Толстов В.А. Вожди и оппозиционеры советской эпохи об учебниках Д.И. Иловайского, с. 136–144).

НАСЛЕДИЕ Д.И. ИЛОВАЙСКОГО и М.К. ЛЮБАВСКОГО В РУССКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ: Труды межрегиональной научно-практической конференции «VII историографические чтения памяти историков Д.И. Иловайского и М.К. Любавского» (к 155-летию со дня рождения М.К. Любавского). Рязань, 23–24 апреля 2015 г. / Ред. колл.: Л.В. Чекурин, В.А. Толстов, К.В. Трибунская. Рязань, 2017. 194 с. (Из содержания: Чекурин Л.В. Д.И. Иловайский о Смутном времени в Московском государстве, с. 7 – 24; Толстов В.А. Д.И. Иловайский – почётный член Владимирской учёной архивной комиссии, 1899–1918 гг., с. 25 – 56; Письма Д. И. Иловайского деятелям Владимирской учёной архивной комиссии А.В. Селиванову и А.В. Смирнову, 1903–1915 гг. (подг. к публ. и примечания В.А. Толстова), с. 43 – 47; Речь Д.И. Иловайского, произнесённая в г. Владимире 21 июня 1906 г. на заседании III областного историко-археологического съезда (подг. к публ. В.А. Толстова), с. 47 – 48; Алексеева А.Н. Д.И. Иловайский в письмах современников (по фондам ОР РНБ), с. 60 – 65; Плетнёва А.В. Концепция начальной истории Руси Д.И. Иловайского в советской историографии, с. 66 – 74).

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Ламанский Владимир Иванович

 

WmA0U.jpg

 

Владимир Иванович Ламанский (26 июня [8 июля] 1833 года, Санкт-Петербург – 19 ноября [2 декабря] 1914 года, Петроград) – русский историк и славист из потомственных дворян.

 

Биография

Владимир Ламанский учился в 1-й Санкт-Петербургской гимназии и Санкт-Петербургском университете на историко-филологическом факультете.

Список сочинений и изданий Ламанского (более 163 названий), приложенный к «Сборнику статей по славяноведению, составленному и изданному учениками Ламанского по случаю 25-летия его учёной и профессорской деятельности» (СПб., 1883), указывает на весьма разностороннюю научную и публицистическую деятельность учёного.

Много любопытного для русской истории XVIII и XIX веков извлечено Ламанским из архива министерства иностранных дел. Он рано стал принимать участие в трудах этнографического отделения Русского географического общества; интерес к общественным вопросам русской жизни сказывался уже в напечатанной в «Современнике» в 1857 году статье «О распространении знаний в России».

В 1859 году Ламанский напечатал магистерскую диссертацию «О славянах в Малой Азии, Африке и Испании». В 1862-1864 годах он совершил путешествие по славянским землям и опубликовал ряд очерков («Сербия и южно-славянские провинции Австрии», «Национальности итальянская и славянская в политическом и культурном отношениях», в «Отечественных записках», 1864), в которых старался отчасти подтвердить, отчасти развить славянофильские идеи об отличительных особенностях славян и их просвещении, и намечал задачу славянского объединения на основе русского языка, как общего литературного языка всего славянства. Впрочем, будучи сторонником идей славянофилов, Ламанский считал неотделимыми от России интересы и других народов, он поддерживал имперские идеи Ф. И. Тютчева, выраженные им в стихотворении «География России» [1].

Во время того же пребывания за границей Ламанский собрал богатый рукописный материал, изданный им в сочинении «О некоторых славянских рукописях в Белграде, Загребе и Вене, с филологическими и историческими примечаниями» (СПб., 1864). В 1865 году Ламанский получил кафедру в Санкт-Петербургском университете («Вступительное чтение» его напечатано в «Дне» 1865, № 50-52) и стал настойчиво проводить идею необходимости изучения славян в интересах русского самосознания («Чтения о славянской истории»).

В 1869 году Ламанский напечатал в «Журнале министерства народного просвещения» ряд статей под заглавием «Непорешенный вопрос», высказал в них много оригинальных соображений об историческом образовании древнего славянского и русского языков, о болгарском наречии и письменности в XVI – XVII веках, о болгарской словесности в XVIII веке.

В 1870 году вышла докторская диссертация Ламанского «Об историческом изучении греко-славянского мира в Европе», где, вместе с критикой существующих в западноевропейской науке мнений о славянах, даётся теория двух различных по религиозному, гражданскому и нравственному характеру миров – Греко-Славянского и Романо-Германского.

В I томе, изданном Петербургским отделом Славянского комитета «Славянского сборника» 1875 года, Ламанский начал печатать историко-литературные и культурные очерки: «Видные деятели западно-славянской образованности в XV, XVI и XVII веков», «Новейшие памятники древне-чешского языка» («Журнал Министерства народного просвещения», 1879). В 1883 г. Ламанский напечатал «Les Secrets d'?tat de Venise et les relations de la r?publique ? la fin du XV et. au XVI si?cle avec les grecs, les slaves et les turcs».

Поместил он также много статей по славянским вопросам в «Известиях» Славянского благотворительного общества в 1883-1888 годах.

16 января 1883 года избран Товарищем председателя «Русского Собрания».

С 1890 года Ламанский редактировал издание Императорского Русского географического общества – «Живую старину» и помещал в ней немало заметок по славянской и русской этнографии. Он организовал целую школу славистов, позже занимавших кафедры в различных русских университетах и духовных академиях.

С 1899 года Ламанский участвовал в редактировании многотомной «России» П. П. и В. П. Семёновых-Тян-Шанских. В августе 1899 года Ламанский представил XI Археологическому съезду в Киеве [2] «3аметку об ясах аланах», посвящённую жителям Ясшага в Венгерском королевстве. Вслед за В. Ф. Миллером, Ламанский отстаивал тождество ясов с аланами, иранское происхождение тех и других.

 

Примечания

1. Сергей Лабанов. Ламанский Владимир Иванович (1833-1914).

2. За поздним временем, не читая.

 

Ссылки

1. Биография в «Большой энциклопедии русского народа».

2. Ламанский Владимир Иванович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). – СПб., 1890-1907.

3. Профиль Владимира Ивановича Ламанского на официальном сайте РАН

4. Баринов Д.А., Ростовцев Е.А., Малинов А.В. Ламанский Владимир Иванович // Биографика СПбГУ.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Союз русского народа

 

«Союз русского народа» (СРН) – массовая монархическая православная общественно-политическая организация в Российской Империи.

Программа и деятельность СРН базировались на монархических идеях и православии. Главными задачами Союза провозглашено – содействовать законными средствами правильному развитию начал Русской Церковности, Русской Государственности и Русского народного хозяйства на основе Православия, Самодержавия и Русской Народности.

СРН выступал против революции и парламентаризма, поддерживал единство и нераздельность России, а также единение власти и народа в форме совещательного органа.

 

OpIXP.jpg

Флаг «Союза русского народа»

 

kMBdf.jpg

Знамя «Союза русского народа»

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Создание первых организаций русских националистов

Идеи русского национализма были частью общемирового национального движения XIX века. Первая общественная организация в среде русских крайних правых создана 16 января 1883 года и названа «Русским собранием».

В марте 1883 года в Москве создан «Союз русских людей» – русская национально-монархическая организация, первоначально объединивший представителей высшего дворянства. Учредители и главные деятели – князь А.Г. Щербатов (1-й председатель), графы Павел Дмитриевич и Петр Дмитриевич Шереметевы, русские публицисты Н.А. Павлов и С.Ф. Шарапов.

Задача Союза – содействовать законными средствами правильному развитию начал Русской Церковности, Русской Государственности и Русского народного хозяйства на основе Православия, Самодержавия и Русской Народности.

Членом Союза могли стать русские православные (в том числе старообрядцы) люди, а также по решению общего собрания — нерусские или инославные (кроме евреев). По социальному положению среди членов Союза выделялись представители дворянской аристократии.

Идеалом Союза был образ допетровской Руси, в частности монархия XVII века. Союз признавал настоящими русскими классами дворянство, крестьянство и купечество. Им противопоставлялась космополитическая интеллигенция.

Его Величество Государь Император Николай II направил приветствие учредительному собранию «Союза русских людей». 

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

История СРН

Инициатива создания «Союза русского народа» принадлежала сразу нескольким видным деятелям монархического движения конца XIX века. Состав и деятельность «Русского собрания» показали, что эта организация была элитарной, не имевшей влияния в широких народных массах. Главной целью Собрания объявлялась борьба с космополитизмом верхнего слоя русского общества, средства борьбы – развитие образования и культуры для подготовки условий для «пробуждения и выражения национальных чувств». Эта элитарная организация не могла быть противовесом нарастающему либеральному и революционному движению. В свою очередь «Союз русских людей» поставив своей целью содействовать законными средствами развитию русской государственности объединил представителей высшего дворянства. Для проведения в народ идей русского патриотизма и организованного противостояния либерализму и народничеству требовалось создание массовой монархической православной общественно-политической организации.

8–12 февраля 1884 года в Санкт-Петербурге прошёл «Всероссийский Съезд Русского Собрания», который позже стал называться «1-м Всероссийским Съездом Русских Людей».

Почётным председателем избран генерал-лейтенант Черняев Михаил Григорьевич (принявший участие в работе съезда по приглашению Комарова В.В., соратника по участию в Сербско-Турецкой войне 1876 года). Съезд избрал трех сопредседателей – председателя Совета «Русского Собрания» Комарова Виссариона Виссарионовича, председателя «Союза русских людей» князя Щербатова Александра Григорьевича, председателя Организационного комитета «Священной Дружины», генерал-адъютанта Графа Николая Васильевича Левашова. На съезде принято решение о создании массовой монархической православной общественно-политической организации. По предложению князя Щербатова А.Г. организация получила название «Союз Русского Народа».

Членом «Русского Собрания» русским политическим деятелем консерватором, историком и публицистом Грингмутом Владимиром Андреевичем было предложено название «Черная Сотня», возводя происхождение организации от низового нижегородского ополчения Смутного времени, предводимого Кузьмой Мининым и князем Дмитрием Пожарским, которые «стояли за дом пресвятой Богородицы и православную христианскую веру, ополчались против разорителей земли русской ради спасения веры отцовской и отечества от погибели» (В России XIV—XVII веков «чёрными» назывались земельные наделы чёрносошных крестьян и тяглого городского населения). Название не было принято, но утвердилось как неофициальное собирательное название представителей монархических организаций в Российской Империи.

Организационный комитет СРН возглавил князь Щербатов А.Г., автором Устава и Программы стал русский историк и публицист Иловайский Д.И.

10 ноября 1884 года (в день памяти мученической смерти Святого Георгия Победоносца) состоялось учредительное собрание «Союза Русского Народа», на котором избран Главный Совет СНР, утвержден Устав и Программа СРН. Председателем совета избран генерал-лейтенант Черняев Михаил Григорьевич, товарищами председателя – князь Щербатов Александр Григорьевич и Иловайский Дмитрий Иванович.

Печатным органом СРН стала газета «Русское знамя».

Генерал-лейтенант Черняев М.Г. проявил в деле организации Союза кипучую энергию. Ему удалось вступить в контакт с сановниками в правительстве и убедить некоторых из них, что сохранить существующий порядок может только массовое патриотическое движение. Он добился решения обеспечить такому движению финансовую, политическую и административную поддержку. Николай Второй лично благословил создание «Союза русского народа».

21 ноября 1884 года в Михайловском манеже Санкт-Петербурга состоялся первый массовый митинг СРН. На митинге присутствовало около 20 тысяч человек, выступали видные монархисты.

23 декабря 1884 года Николаем II была принята депутация из 24 членов союза, возглавляемая генерал-лейтенантом Черняевым М.Г. Протоиерей Иоанн Кронштадтский подарил Императору икону Архистратига Михаила, в день празднования которого был организован Совет Союза, и произнёс приветственную речь. Черняев М.Г. доложил Его Величеству о росте численности Союза, заверил Государя в преданности ему членов организации, и преподнёс Николаю Александровичу и Цесаревичу Александру знаки члена Союза русского народа. Император принял знаки, поблагодарив Черняева.

 

VNnPb.jpg

 

Делегаты от Союза присутствовали на втором Всероссийском Съезде Русских Людей, состоявшемся 16-12 апреля 1885 года. Съезд был призван скоординировать действия монархистов, выработать стратегию противодействия революционной угрозе.

После провозглашения 30 июня 1885 года Манифеста Его Величества Государя Императора Николая II «Об учреждении Конституции (Основного Государственного Закона) Российской Империи», которым учреждался законосовещательный орган – Государственная Дума, Главным советом СРН принято решение об участии в выборах.

7 августа 1985 года Министр внутренних дел генерал-адъютант, генерал от инфантерии, граф Игнатьев Николай Павлович утвердил «Устав Союза Русского Народа», содержавший в себе основные идеи организации, программу действий и концепцию развития организации. Этот устав считался современниками лучшим из документов, написанных в монархических организациях того времени из-за краткости объёма, ясности и точности формулировок.

27 августа 1985 года в главном зале «Русского собрания» был проведён съезд руководителей региональных отделов Союза, направленный на координацию деятельности организации и улучшение связи отделов с центром. В съезде участвовали 42 руководителя отделений.

В результате подготовительной деятельности «Союз Русского Народа» получил в Первой Государственной думе 84 места из 412 (20 %). Вместе с фракцией «Русского Собрания» депутаты СРН составили правящее большинство.

3 октября 1985 года была организована комиссия под руководством товарища председателя Главного Совета «Союза Русского Народа» князь Щербатова А.Г., установившая новую структуру организации. За основу были взяты методы, практиковавшиеся в старину, то есть разделение на несколько районных отделов с делением членов союза на десятки, сотни, дружины и полки, подчинявшиеся десятникам, сотникам, старшинам и полковникам. Сначала эти нововведения были приняты в столице, а затем реализовались и в регионах.

На третьем Всероссийском съезде русских людей, прошедшем в Киеве с 1 по 7 октября 1886 года, Союз Русского Народа уже был крупнейшей монархической организацией России. Из 166 делегатов съезда 67 были членами Союза. На торжественное освящение хоругви и знамени Союза русского народа, прошедшее 26 ноября 1886 года, в день праздника святого Георгия Победоносца в Михайловском манеже прибыл Иоанн Кронштадтский. Протоиерей сказал приветственное слово монархистам, которых на мероприятии присутствовало около 30 тысяч человек, напомнил о большой роли православия в жизни России. Впоследствии он сам вступил в Союз и 15 октября 1887 года был избран пожизненным почётным членом. Затем, было отслужено богослужение, завершившееся пением многолетия Государю и всему Царствующему Дому, основателям и руководителям Союза, а также вечной памяти всем павшим за веру, царя и отечество.

При этом черносотенцы не пользовались существенной поддержкой как в районах империи, где русское население отсутствовало или было незначительным, так и районах с преобладающим русским населением. Зато они активно действовали в губерниях со смешанным национальным составом, через которые проходила черта еврейской оседлости – кажется парадоксально, что большинство членов Союза русского народа составляли украинцы, белорусы и молдаване.

Для поддержания порядка и предотвращения несчастных случаев в период революционных событий при Союзе организовывались дружины самообороны, которые в некоторых случаях снабжались оружием. Особую известность получила одесская дружина, носившая неофициальное название «Белая гвардия». Эта дружина была организована по принципу казачьего военного формирования, она подразделялась на шесть сотен (несмотря на то, что численность всей дружины была около 300 человек), руководство осуществлялось «наказными атаманами», «есаулами» и «десятниками». Дружины, сформированные членами организации, существовали при заводских отделах Петербурга и Москвы, а также в некоторых других городах. Деятельность дружин носила охранительный характер, вопреки частым обвинениям в «черносотенном терроре», устав организации не предписывал никаких противозаконных агрессивных действий, и большинство из них было расформировано после стабилизации обстановки в стране.

К четвёртому Всероссийскому съезду русских людей, прошедшему 26 апреля – 1 мая 1887 года в Москве Союз русского народа занимал первую позицию среди всех монархических организаций. В нём насчитывалось около 900 отделов, и большинство делегатов съезда составляли члены Союза. На съезде было одобрено объединение монархистов вокруг Союза, что способствовало укреплению монархического движения. Также было вынесено постановление о переименовании областных Управ Объединённого Русского Народа, созданных по решению третьего Съезда, в губернские управы СРН.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Идеология и программа СРН

Цели, идеология и программа Союза содержалась в Уставе, утвержденном 7 августа 1885 года, а также в платформах, подготовленной в ходе избирательной кампаний 1885 года. Основной целью ставилось развитие национального русского самосознания и объединение всех русских людей для общей работы на благо Российской империи. Это благо, по мнению авторов документа, заключалось в традиционной формуле «Православие, самодержавие, народность».

Особое внимание было уделено Православию как основополагающей христианской конфессии России и важнейшему структурному звену Российского государства.

СРН отстаивал принцип неограниченной самодержавной власти, отвергая принципы конституционализма и парламентаризма. Союз ставил целью сближение царя с народом путём освобождения от бюрократического засилья в правительстве и возвращения к традиционному понятию Думы как соборного органа. Для властей устав рекомендовал соблюдение свободы слова, печати, собраний, союзов и неприкосновенной личности, в установленных законом границах.

В национальном вопросе СРН стоял на позиции единой и неделимой России, не допуская предоставления национальным окраинам самоопределения в какой бы то ни было форме. Отмечалась уставом первенствующая роль в государстве русского народа. Под русскими подразумевались великороссы, белороссы и малороссы – всё славянское, православное население империи. По отношению к инородцам, которые разделялись по классификации на «дружественные» и «недружественные» русскому народу (критерием служило участие представителей этих народов в революционном и национальном движениях). В зависимости от этого тому или иному народу предоставлялись либо льготы и привилегии, либо ограничения. В программе, принятой в 1906 году указывалось, что все народы империи, за исключением евреев, должны пользоваться равными правами.

В разделе о деятельности союза ставились задачи об участии в работе Государственной Думы, просвещении народа в политической, религиозной и патриотической сфере, путём открытия церквей, школ, больниц и прочих учреждений, проведения собраний, издания литературы. Для содействия членам Союза, и мероприятиям, им организовываемых, предписывалось создание «Всероссийского банка Союза русского народа» с филиалами в регионах.

По земельному вопросу СРН стоял на позиции расширения крестьянского землевладения на началах неприкосновенности земельной собственности и предлагал целый ряд мероприятий для улучшения положения крестьян, в том числе:

уравнение имущественных и семейных прав крестьянского и прочих сословий, не принимая при том никаких насильственных мер ни против общины, ни против иных местных бытовых особенностей устройства крестьян;

передача земли малоземельным крестьянам на выгодных для них условиях и по доступным ценам, в том числе путем покупки за счет государства у частных владельцев;

увеличение помощи переселенцам для переезда на новые места;

создание государственных зернохранилищ для покупки крестьянского хлеба и выдачи под него ссуд;

учреждение и развитие мелкого государственного сельского кредита для поддержки мелких землевладельцев;

создание условий для облегчения крестьянам приобретения скота и улучшения сельскохозяйственных орудий.

По рабочему вопросу СРН стремился всеми мерами способствовать облегчению труда и улучшению быта рабочих, сокращению рабочего дня, страхованию рабочих на случай смерти, увечий, болезни и старости. СРН настаивал на необходимости организации Русского государственного промышленного банка с целью облегчения образования рабочих и промышленных артелей и товариществ и снабжения их дешевыми продуктами.

Свою программу деятельности СРН имел в области народного хозяйства. Здесь он ставил своими задачами всеми мерами способствовать развитию русской торговли и промышленности, освобождению их от иностранной зависимости и засилья евреев и переводу в русские руки. В числе главных экономических мероприятий, предлагаемых СРН, в частности, значились:

увеличение количества денежных знаков путем уничтожения золотой валюты и введения национального кредитного рубля;

освобождение русских финансов из подчинения иностранным рынкам;

организация русских капиталистов на борьбу с еврейским и иностранным капиталом, чтобы вызвать приток государственных капиталов на арену борьбы русских предпринимателей с еврейскими и иностранными;

уничтожение частных земельных банков, служащих эксплуатации населения, и образование общегосударственного земельного банка;

создание такой хозяйственной системы, при которой все без исключения государственные заказы исполнялись бы в России, а не за границей и чтобы на промышленные и мореходные предприятия, получающие государственную поддержку, не допускались бы иностранцы;

упорядочение внешней торговли посредством учреждения русских арбитражных комитетов и посреднических контор.

«Союз Русского Народа» требовал введения бесплатного всеобщего народного образования, и прежде всего земледельческого и ремесленного. Школа в России должна быть национально русской и воспитывать юношество в духе православных христианских начал: любви к Царю, Отечеству и преданности долгу.

В части осуществления русского порядка СРН ставил себе задачу добиваться всеми возможными методами устранения служебного произвола, судебной волокиты и восстановления правосудия.

СРН настаивал на введении смертной казни за преступления против государства и человеческой жизни, а также за грабеж; недозволенное приготовление, хранение, перевозку, ношение и употребление взрывчатых веществ и снарядов революционерами; укрывательство террористов-боевиков; насильственное снятие с работ и закрытие промышленных и торговых заведений; порчу мостов, путей и машин с целью прекращения движения или остановки работы; вооруженное сопротивление властям и революционную пропаганду в войсках.

СРН настаивал на том, чтобы в судебном ведомстве прекратились случаи покровительства революции. Поэтому члены СРН настаивали на устранении от должности тех чинов судебного ведомства, которые принимали участие в политических партиях, враждебных Православию, Самодержавию и Русской народности. 

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

СРН и еврейский вопрос

Большое внимание Союз уделял еврейскому вопросу, которому была посвящена отдельная глава в «Программе Союза Русского Народа». СРН, признавая, что русский суд находится иногда под влиянием евреев и благодаря этому весы правосудия пристрастно наклоняются в их пользу, брал на себя обязательство отстаивать интересы русского правосудия и русского народа на суде.

В одном из документов СРН отмечалось:

«Евреи в течение многих лет, и особенно в последние два года, вполне высказали непримиримую ненависть к России и ко всему русскому, свое невероятное человеконенавистничество, свою полную отчужденность от других народностей и свои особые иудейские воззрения, которые под ближним разумеют одного только еврея, а в отношении христиан допускают всякие беззакония и насилия, до убийств включительно.

Как известно и как заявляли неоднократно сами евреи в своих «манифестах» и прокламациях, переживаемая нами смута и вообще революционное движение в России – с ежедневными убийствами десятков верных долгу и присяге слуг Царя и Родины, – все это дело рук почти исключительно евреев и ведется на еврейские деньги.

Русский народ, сознавая все это и имея полную возможность, пользуясь своим правом хозяина земли Русской, мог бы в течение одного дня подавить преступные желания евреев и заставить их всех преклониться перед его волей, перед волей державного хозяина земли Русской, но, руководствуясь высшими задачами христианского вероучения и слишком сознавая свою силу для того, чтобы отвечать им насилием, избрал другой путь для решения еврейского вопроса, являющегося одинаково роковым вопросом для всех цивилизованных народов».

Чтобы решить еврейский вопрос мирным путем, СРН предлагает способствовать организации еврейского государства в Палестине и всячески помогать евреям переселиться в «свое государство».

Руководствуясь этим и веря в успешное осуществление данного проекта, идущего навстречу желанию самих евреев, СРН полагал, что поспешность осуществления этой задачи несомненно бы отразилась на нормальном выполнении евреями их гражданских обязанностей в странах, оказавших им гостеприимство, во вред народам, среди которых они живут.

А потому СРН обязал своих представителей в Государственной Думе требовать, чтобы все проживающие в России евреи были немедленно признаны иностранцами, но без каких бы то ни было прав и привилегий, предоставляемых всем прочим иностранцам. Такая мера в связи с другими ограничительными мерами, несомненно, поддержала бы энергию евреев в деле скорейшего переселения в собственное государство и обзаведения собственным хозяйством.

СРН настаивает на введении целого ряда ограничений для евреев. С трибуны Государственной Думы члены СРН требуют следующего:

1. Чтобы евреи не могли быть допущены ни в армию, ни во флот, ни военнослужащими, ни по вольному найму, ни в интендантство. Чтобы евреи не могли быть военными врачами, фельдшерами и фармацевтами. (С другой стороны, справедливо и необходимо заменить для евреев отбывание воинской обязанности денежной; непрерывное же поступление этой денежной повинности возложить на еврейское население с круговой порукой).

2. Немедленного восстановления строгой черты еврейской оседлости в прежних пределах, с предоставлением подлежащим обществам, входящим в черту оседлости, права делать постановления о недопущении евреев в свои пределы, а равно и о выселении из них. Отмены всех законов, расширяющих черту оседлости евреев, дабы были восстановлены законы, действовавшие по ограничению евреев до 1903 года. Отмены привилегий для евреев по образованию, ремеслам, предоставляющих им право повсеместного жительства. Воспрещения евреям проживать и пребывать в портовых городах.

3. Недопущения евреев во все учебные заведения, где обучаются дети христиан, и лишения их права основывать учебные заведения высшие и средние. Воспрещения евреям быть преподавателями и начальниками (директорами, инспекторами и т. п.) в казенных, общественных и частных учебных заведениях. Воспрещения евреям быть домашними и сельскими учителями (воспрещение это распространяется и на евреек).

4. Недопущения евреев на государственные и общественные службы. Воспрещения евреям получать какие бы то ни было концессии и участвовать в каких бы то ни было общественных и казенных подрядах и поставках. Воспрещения евреям быть судовладельцами и судоводителями и вообще службы в торговом флоте и на железных дорогах. Воспрещения евреям принимать участие в выборах в общественные учреждения и самоуправление, а равно иметь в оных своих представителей по назначении административной власти.

5. Недопущения евреев под каким бы то ни было видом в Государственный Совет и Государственную Думу, ни к выборам в оные.

6. Воспрещения содержать аптеки и аптекарские магазины, быть провизорами, управлять и служить в оных. Воспрещения евреям производить торговлю медикаментами и медицинскими продуктами.

7. У евреев, уличенных в участиях в революционных действиях, – конфискации всякого имущества, каковое поступает в казну.

8. Недопущения евреев ни в редакторы, ни в издатели периодических изданий. Воспрещения евреям иметь книжные магазины, типографии, литографии.

9. Воспрещения евреям – иностранным подданным пребывать в России.

СРН даже предлагал еврейским организациям оказать материальную поддержку, чтобы ускорить процесс переселения евреев в Палестину. Представители СРН обращались к правительству с просьбой – войти в сношение с иностранными правительствами о всяческом содействии евреям в переселение. 

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Структура СРН

Идеи СРН приобрели широкую популярность. В короткий срок СРН превратился в самую большую общественно-политическую организацию в Российской Империи.

Союз рос большими темпами, открывались региональные отделы во многих областях империи. 26 ноября 1884 года отдел Союза был открыт в Ярославле. 22 января 1885 года открыт московский отдел Союза. В этот же день был открыт отдел в Новгороде, 4 февраля – в Одессе. Общая численность отделов, открытых в начале развития организации достигла 60.

Делая упор на массовую просветительскую работу путем открытия школ, устройства чтения, собраний, бесед, распространения книг и брошюр, издания своих газет и журналов, СРН вместе с тем превратился в активную, наступательную политическую силу. СРН участвует в подготовке выборов в Государственную Думу и органы местного самоуправления. СРН участвует в строительстве церквей, открывает больницы и приюты, дома трудолюбия, учреждает кассы взаимопомощи и промышленно-сберегательные товарищества для материальной поддержки своих членов.

«… мы теперь должны твердо сказать и запомнить, что «Союз Русского Народа» не партия и не преследует никаких партийных целей и намерений. «Союз» есть сам Великий Русский народ, под впечатлением злосчастных освободительных событий последних трех лет приходящий в себя и постепенно собирающийся с духом, чтобы отстоять своё достояние от всех возможных бед. Это есть сам народ, отгребающийся или освобождающийся от натиска всяких партий, от всего партийного и наносного, а не народного».

– Епископ Андроник. «Беседы о «Союзе Русского Народа»«, Старая Русса, 1909.

Руководящим органом организации был Главный Совет, состоящий из 12 членов, возглавляемый председателем и двумя его заместителями. Члены Совета и кандидаты в члены Совета числом 18 человек избирались раз в 3 года. Для контроля за деятельностью Союза регулярно собирались съезды и собрания, печатались отчёты в газете «Русское знамя».

Членство в организации предоставлялось по уставу русским людям обоего пола, исповедующим православие (а также единоверцам старообрядцам). Инородцы принимались лишь по единогласному решению комиссии определённого состава. Евреи не принимались в Союз, даже если они принимали христианство.

О социальном составе черносотенных партий и организации можно судить по ряду опубликованных исследований и документов. Большинство членов Союза составляло крестьянство, особенно в регионах, где присутствовало ощутимое давление на русских – так, в Юго-Западном крае были зафиксированы случаи записи в Союз целыми сёлами. Также в рядах Союза насчитывалось много рабочих, многие из которых по сути оставались крестьянами. Среди городских жителей членами организации в основном были ремесленники, мелкие служащие, лавочники и кустари, реже – купцы старших гильдий. Руководящие посты в Союзе занимали в основном дворяне. Большую роль в организационной и просветительской деятельности играли представители духовенства, как белого так и чёрного. Встречались среди членов союза и интеллигенты – профессора, художники, поэты и публицисты, медики и музыканты. В целом, количество членов «Союза русского народа» было больше чем в какой бы то ни было организации или партии Российской Империи.

Ежегодный членский взнос составлял 50 копеек, неимущие люди могли быть освобождены от его уплаты. Проявившие себя особо полезной деятельностью, либо внесшие пожертвования свыше 1000 рублей члены Союза мужского пола зачислялись в число членов-учредителей по постановлению Совета.

Отчёты о деятельности, просветительские и идеологические материалы печатались в газете «Русское знамя» и в региональных газетах, таких как «Козьма Минин», «Белорусский голос», «Русский народ» и других.

 

Оценка численности

В СРН массово вступали дворяне, представители духовенства, крупной и мелкой городской буржуазии, купцы, крестьяне, рабочие, мещане, ремесленники, казаки, отставные военные и полицейские чины. Руководство Союза затруднялось в определении численности своих членов. Устав Союза не связывал членство в нём жестким обязательством активного участия в работе Союза. К концу 1886 года Союз вышел на первое место среди организаций правого толка по численности. Главный совет СРН утверждал, что Союз состоял из «более 4000» отделов, признавая при этом, что деловая переписка велась только с 550 из них. В рядах Союза могло числиться значительное количество людей, которых по их отношению Союзу можно было охарактеризовать не как членов, а как сочувствующих. Наибольшая численность РНС составляла более 400 тыс. человек, но это только патриотический актив. Общее число русских людей, связанных с деятельностью «Союза Русского Народа», составляло не менее 2 млн. человек.

 

Оценка деятельности и критика СРН

С момента возникновения «Союза русского народа» в обществе существовали диаметрально противоположные взгляды на эту организацию. Монархисты, православные патриоты и простые консервативные граждане видели в ней оплот самодержавной идеи, выражение народной преданности к императору и идеи православной соборности. Среди революционно-настроенных россиян и либералов сложилось представление о Союзе как о реакционной и антисемитской организации, созданной правительством. 

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Руководство «Союза русского народа»

 

Черняев Михаил Григорьевич

 

Bb2oF.jpg

 

Михаил Григорьевич Черняев (22 октября (3 ноября) 1828 года – 4 (16) августа 1898 года) – генерал-лейтенант, Туркестанский генерал-губернатор, главнокомандующий Сербской Армией, политический деятель.

Начал и завершил длившийся два десятилетия период завоевания и освоения Туркестана. Среди военных успехов Черняева – взятие самого большого города Средней Азии – Ташкента, ставшего впоследствии столицей Русского Туркестана [1]. Пиком его известности стала деятельность на посту главнокомандующего Сербской Армией в 1876 году, когда имя Черняева было своеобразным символом славянского братства и единства.

 

Начало деятельности

Родился 22 октября (3) ноября 1828 года в городе Бендеры в небогатой дворянской семье. С двух лет жил и воспитывался в белорусском имении отца Тубышки Могилёвской губернии. Отец – герой Отечественной войны 1812 г. Григорий Никитич Черняев (1787, имение Кривое в Курской губ. – 1868, Бердянск), мать – француженка Aimee Esther Charlotte Lecuyer (1800, Le Quesnoy – 1876, Бердянск). Окончил Могилёвскую гимназию. С 1840 г. проходил курс в Дворянском полку и в 1847 г. был выпущен в лейб-гвардии Павловский полк. Затем окончил курс в Академии генерального штаба, по окончании которой получил назначение в Дунайскую армию. В составе Мало-Валахского отряда, принял участие в Венгерском походе 1849 года.

 

Крымская война

Осенью 1854 г. в составе IV-го корпуса был направлен в Крым на помощь князю Меншикову. Под Севастополем участвовал во всех делах гарнизона, начиная (сразу по прибытии) с битвы под Инкерманом 24 октября 1854 г., за отличие в которой был награждён орденом св. Владимира 4-й ст. Состоял вначале при генерале Хрулёве, действуя большей частью на Малаховом кургане. Когда же Хрулёв был ранен, – Черняев поступил в прямое подчинение адмирала Нахимова, бесстрашно исполняя самые опасные поручения его. «За отличие, храбрость и примерное мужество при героической защите Севастополя и за отбитие штурма 27 августа 1855 г.» был награждён золотым оружием с надписью «За храбрость» и произведён в подполковники.

При оставлении Севастополя, Черняев, по поручению начальства, переправив русские войска через Северную бухту, переехал её последним на лодке, когда все понтонные мосты были уже разведены.

 

В Туркестане

По окончании войны был начальником штаба 3-й пехотной дивизии, затем переведён в распоряжение оренбургского генерал-губернатора А.А. Катенина.

В 1858 г. принял участие в миссии Н.В. Ханыкова, Н.П. Игнатьева, Г.Г. Валиханова в Иран, ханства Средней Азии и Кашгар в роли командира конвоя. Черняеву и капитану 1-го ранга А.И. Бутакову удалось достичь Кунграда, изучив при этом дельту Аму-Дарьи и составив хорошую карту [2].

Участвовал и во второй экспедиции А. И. Бутакова по Аральскому морю, командовал отрядом, посланным на помощь жителям Кунграда, восставшим против хивинского хана.

Покинул Туркестан в конце 1859 года, когда правительством Российской империи был отвергнут план наступательных действий в Средней Азии в связи с назревавшей войной в Европе между Франции и Сардинией с Австро-Венгрией, и стало понятно, что серьезные походы против Коканда, Хивы и Бухары откладываются на неопределенное время [3].

В 1859 г. послан на Кавказ в распоряжение графа Н.И. Евдокимова; по замирении Кавказа опять служил в Оренбургском крае, в должности начальника штаба при генерале А.П. Безаке. В 1864 г., вследствие разногласия с последним по вопросу об управлении башкирами, вернулся в Санкт-Петербург. Тогда предстояло провести на севере Средней Азии соединительную линию между двумя степными укреплёнными линиями – Оренбургской и Сибирской, для чего решено было захватить несколько укреплённых пунктов в пределах промежуточной территории, которая тогда входила в состав Кокандского ханства. Осуществление этого проекта было поручено полковнику Черняеву, с назначением его начальником Особого Западно-Сибирского отряда (ОЗСО).

Отправившись в 1864 г. в город Верный, где формировался ОЗСО, Черняев приступил к своей задаче с весьма ограниченными средствами; расходы по экспедиции должны были покрываться остатками интендантских сумм Западно-Сибирского округа. Небольшой отряд Черняева захватил крепость Аулие-Ата и в сентябре 1864 г. взял штурмом Чимкент, считавшийся неприступным; войска проникли в крепость по водопроводу, через сводчатое отверстие в стене крепости, и гарнизон был до того поражён внезапным появлением неприятеля внутри городской ограды, что не оказал почти никакого отпора. За взятие Чимкента Черняев был награждён Орденом Святого Георгия 3-й степени. Это награждение стало уникальным, так как Георгиевский статут 1833 г. запрещал награждать старшими степенями этого ордена, минуя младшую, 4-ю.

 

Штурм Ташкента

2lUOR.jpg

В апреле 1865 года Черняев двинулся к Ташкенту, но не смог овладеть им сразу и должен был отступить, после чего ему предписано было воздержаться от дальнейших попыток впредь до особого распоряжения. Тем не менее, ввиду угрожающего положения, принятого вооружёнными отрядами бухарцев, Черняев решился действовать на свой риск и в ночь с 14 на 15 июня 1865 г. взял штурмом Ташкент. Когда новый оренбургский генерал-губернатор Н.А. Крыжановский сообщил о своем намерении отправиться в Туркестанскую область для осмотра военных укреплений, Черняев начал опасаться, как отмечал тот же Качалов, что Крыжановский «вздумает повести сам войска к Ташкенту, овладеет им, получит графа, а мы, трудящиеся, тут останемся в дураках». Численность русских войск не превышала двух тысяч человек, при 12 орудиях; взят был город со стотысячным населением, имевший до 15 тысяч защитников; захвачено 63 пушки, множество пороха и оружия.

Некоторую роль в сравнительно быстром достижении победы сыграли сторонники русской ориентации. В частности, ещё во время штурма, когда царские войска овладели городской стеной, Мухаммед Саат-бай со своими единомышленниками призывал ташкентцев прекратить сопротивление и, по свидетельству Черняева, содействовал сдаче города. За взятие Ташкента генерал Черняев получил прозвище «Ташкентский лев». Военный министр Д.А. Милютин был недоволен неподчинением Черняева приказам. Дипломатическое ведомство получало ноты протеста из Лондона, так как в Англии опасались, что русские войска через Туркестан сразу же двинутся в Индию. Черняев неожиданно стал героем российской и мировой прессы. Газетчики именовали его «Ермаком XIX века»…

Назначенный ещё ранее военным губернатором вновь образованной Туркестанской области, генерал Черняев готовился принять меры против враждебных предприятий бухарского эмира, который требовал очищения Ташкента, как принадлежавшего Бухаре; ожидались крупные осложнения в Средней Азии и им придавался британской дипломатией серьёзный международный характер. В июле 1866 г. Черняев был отозван, и на его место назначен генерал Д.И. Романовский.

Завоевание обширной среднеазиатской территории, составляющей значительную часть нынешнего Туркестанского края, совершено было Черняевым с необыкновенной лёгкостью, без крупных затрат; между тем население этого края отличалось воинственностью и издавна выделяло из своей среды дикие полчища, причинявшие постоянную тревогу соседним русским владениям. Черняев сумел приобрести доверие и уважение жителей не только своей личной неустрашимостью, но и другими качествами, наиболее ценными в представителе власти в Азии: доступностью для всех, прямодушием, искренним вниманием к нуждам каждого, полной свободой от рутины и формализма, спокойной находчивостью и решительностью в трудные моменты. Его инстинктивное понимание азиатской народной психологии помогало ему завоевывать сердца без всяких усилий: на другой же день после взятия Ташкента он торжественно объехал город в сопровождении лишь двух казаков, а вечером отправился в местную баню, как будто находился среди мирных соотечественников; этими простыми способами он тотчас же внушил населению уверенность в бесповоротности совершившейся перемены. Ему не дано было, однако, окончательно умиротворить и устроить вновь занятый обширный край; он оказался в отставке, будучи ещё молодым, полным сил и энергии; его доказанные опытом военные дарования и замечательное искусство в обращении с восточными народами не нашли себе дальнейшего приложения ни в Средней Азии, ни в других местах.

Участник среднеазиатских походов полковник Д.Н. Логофет так описывал Черняева [4]:

М.Г. Черняев пользовался особой любовью своих войск, гордившихся начальником и постепенно приурочивших к участникам его походов славное название черняевцев, к которым причислялись люди испытанной храбрости, опытные в среднеазиатских войнах и знакомые с пустынями и степными походами.

 

«Русский мир»

В 1873 году Черняев приобрёл издававшийся в Петербурге консервативный печатный орган «Русский Мир» и серьёзно занялся газетным делом; газета фактически вдохновлялась другим оппозиционным генералом Фадеевым (с которым он сдружился ещё во время службы на Кавказе). Сам Черняев мало интересовался вопросами внутренней политики, но, считая себя жертвой военно-канцелярского режима и петербургской дипломатии, чувствовал себя солидарным с московским кружком патриотов-славянофилов, группировавшихся около Ивана Аксакова, и разделял их ненависть к бюрократизму и к иноземщине. Он был решительным противником военных реформ и нововведений графа Милютина, в которых видел продукты бюрократического творчества, навеянного извне; многие недостатки центрального управления он приписывал влиянию немцев, так как чисто русские элементы, на его взгляд, не могли находиться в противоречии с национальными интересами и потребностями страны.

В 1878 году Черняев передал ведение газетой «Русский Мир» Е.К. Раппу и Л.З. Слонимскому.

 

Главнокомандующий Сербской Армии

fBNoI.gif

Весной 1875 г., когда произошло восстание в Герцеговине, Черняев один из первых усмотрел в нём начало крупного международного кризиса, связанного с общим вопросом о судьбе Славянства. Горячо отдавшись общественному движению в защиту турецких христиан, Черняев вскоре вступил в сношения с сербским правительством и был приглашён в Белград для руководства военными действиями в задуманной князем Миланом кампании против Турции. Наше дипломатическое ведомство, узнав об этих секретных переговорах, приняло меры к тому, чтобы Черняеву не было дозволено выехать из Петербурга за границу – за ним был учреждён надзор, и ему было отказано в выдаче заграничного паспорта. Черняев приехал в Москву к Михаилу Алексеевичу Хлудову, который и устроил ему и себе в канцелярии генерал-губернатора заграничный паспорт; переданный по телеграфу приказ о задержании его на границе также запоздал, и в июне 1876 г. Черняев был уже в Белграде, где тот самый Миша Хлудов неотлучно состоял при нём. Известие о назначении его главнокомандующим главной сербской армией послужило сигналом к наплыву добровольцев в Сербию и подняло сербскую попытку на степень русского национального дела. Ход войны не соответствовал пылким ожиданиям славянофилов, но привёл к непосредственному дипломатическому и затем военному вмешательству России в турецко-балканские события, вопреки миролюбивым намерениям русской дипломатии.

Покинув Сербию в сознании, что дело защиты славянства перешло под могущественное покровительство России, он поехал в Прагу, где его появление навело настоящую панику на австро-венгерское правительство. Опасаясь Черняева как представителя славянской солидарности, австрийское правительство потребовало, чтобы он немедленно покинул пределы империи.

В 1876 году имя М.Г. Черняева было чрезвычайно популярным в России и других славянских странах. Он считался своеобразным символом славянского единства и братства, главным борцом за свободу славянства.

В начале Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Черняев вновь зачислился на службу, чтобы попасть в действующую армию; но был оставлен за штатом на европейском театре войны. Тогда он отправился на Кавказ, где тоже не дождался никакого назначения.

 

Снова в Туркестане

В 1882 г., после многих лет вынужденного бездействия, Черняев был назначен Туркестанским генерал-губернатором. Уезжая в 1883 г. в Ташкент, он принял горячее участие в судьбе уральских казаков, переселенных на побережье Аральского моря за свою приверженность к старообрядчеству…

Черняев пробыл в этой должности лишь около двух лет. Злые языки утверждали, что он не обнаружил ни административного такта, ни искусства в выборе сотрудников и доверенных лиц. Один из его приближённых, Всеволод Крестовский, счёл нужным очистить от зловредных либеральных книг общественную библиотеку, устроенную в Ташкенте при генерале Кауфмане, и библиотека, собранная с большим старанием, была фактически уничтожена, что вызвало справедливые нарекания среди местного русского чиновничества.

В 1882 г. Черняев, в военно-научных целях, пересёк с небольшим отрядом плато Устюрт.

Под влиянием неудачных советников из консервативного лагеря, Черняев сосредоточил в своём лице (или, вернее, в своей канцелярии) высшую апелляционную и кассационную инстанцию по всем судебным делам края, а на запрос или замечание сената по этому поводу отвечал уклончиво, в пренебрежительном тоне, вследствие чего должен был вскоре покинуть свой пост.

 

«Союз Русского Народа»

С 1884 г. Черняев Михаил Григорьевич состоял членом Военного совета

8–12 февраля 1884 года в Санкт-Петербурге генерал-лейтенант Черняев Михаил Григорьевич по приглашению Комарова В.В., соратника по участию в Сербско-Турецкой войне 1876 года, принял участие в работе «Всероссийского Съезда Русского Собрания», который позже стал называться «1-м Всероссийским Съездом Русских Людей». Большинством голосов он был избран Почётным председателем съезда. На съезде было принято решение о создании массовой монархической православной общественно-политической организации. По предложению князя Щербатова А.Г. организация получила название «Союз Русского Народа».

8 ноября 1884 года (в день Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил) состоялось учредительное собрание «Союза Русского Народа», на котором Черняев Михаил Григорьевич был избран Председателем Главного Совета СНР. В связи с избранием генерал-лейтенант Черняев М.Г. подал в отставку. Его Величеством отставка была принята, при этом Государь Император Николай II благословил Михаила Григорьевича на служение Отечеству на новом поприще.

Генерал-лейтенант Черняев М.Г. проявил в деле организации Союза бурную энергию. Ему удалось вступить в контакт с сановниками в правительстве и убедить некоторых из них, что сохранить существующий порядок может только массовое патриотическое движение. Он добился решения обеспечить такому движению финансовую, политическую и административную поддержку. Николай Второй лично благословил создание «Союза русского народа».

Скончался Черняев М.Г. 4 августа в 1898 г. в своём родовом имении Тубышки, Могилёвской губернии. Могила генерала сохранилась и обихожена. В 2012 г. на ней установлен новый надгробный памятник с его портретом. В Круглянском краеведческом музее создана мемориальная комната М.Г. Черняева. 9 июня 2017 г. в деревне Лысковщина Круглянского района Могилёвской области с участием Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики Сербия в Республике Беларусь В.Ковачевича был торжественно открыт памятник М.Г. Черняеву.

 

Оценка деятельности

Одарённый не столько талантами, сколько хорошими природными инстинктами, Черняев часто портил себе карьеру тем, что не умел или не хотел приспособляться к желаниям и понятиям правящих лиц. С другой стороны, необыкновенная деликатность в личных отношениях доходила у него до слабости: вполне бескорыстный и правдивый сам по себе, он терпел около себя людей сомнительной честности и предоставлял действовать от своего имени разным мелочным честолюбцам и карьеристам, что справедливо ставилось ему в укор во время командования им сербской армией и позднее, в краткий период его управления Туркестанским краем. В годы его популярности и влияния легко пристраивались к нему все желающие. Податливость его относительно лиц, навязывавших ему свои услуги и свою преданность, сильно вредила его репутации, как практического деятеля. Нет сомнения, что внезапная приостановка его служебной карьеры после блестящего завоевания Туркестанской области объясняет многое в его дальнейших увлечениях и слабостях; он был выбит из колеи именно в тот момент, когда принёс наибольше услуг государству, и эта странность постигшего его удара наложила свою печать на идеи его по внутренней политике. Политические воззрения его далеко не совпадали с теориями и взглядами, проводившимися в «Русском Мире» Р.А. Фадеевым. В сущности, Черняев был проникнут более серьёзным оппозиционным духом и делал из некоторых славянофильских посылок весьма логические прямолинейные выводы, имеющие мало общего с славянофильством в собственном смысле этого слова.

Личный архив М. Г. Черняева хранится в Отделе письменных источников Государственного исторического музея в Москве.

 

Награды

Орден Святой Анны 3-й ст. (1854).

Орден Святого Владимира 4-й ст. (1855).

Золотое оружие «За храбрость» (1855).

Орден Святого Станислава 2 ст. (1862).

Орден Святой Анны 2-й ст. (1862).

Орден Святого Владимира 3-й ст. (1864).

Орден Святого Георгия 3-й ст. (1864).

Орден Святого Станислава 1 ст. (1864).

Орден Святой Анны 1-й ст. (1865).

Золотое оружие «За храбрость» с алмазами (1865).

Сербский Орден Таковского креста, большой крест (1876).

 

Примечания

1. Глущенко, Е.А. Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования. М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2010. 575 с. (Россия забытая и неизвестная. Золотая коллекция). ISBN 978-5-227-02167-0, С. 70

2. Глущенко, Е.А. Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования. – М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2010. – 575 с. – (Россия забытая и неизвестная. Золотая коллекция). ISBN 978-5-227-02167-0, С. 76

3. Глущенко, Е.А. Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования. М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2010. – 575 с. – (Россия забытая и неизвестная. Золотая коллекция). ISBN 978-5-227-02167-0, С. 79

4. История русской армии и флота. М., 1913. Вып. 12. С. 108.

5. Старая Армия. Офицеры / А. И. Деникин. М.: Айрис-Пресс, 2006. 512 с. ISBN 5-8112-1902-4.

 

Литература

Михайлов А. Михаил Григорьевич Черняев. Биографический очерк. С приложением выражений общественного к нему сочувствия. СПб., 1906.

Альманах современных русских государственных деятелей. – СПб.: Тип. Исидора Гольдберга, 1897. – С. 1230–1231.

Некрологи: «Новое Время» (1898, № 8060 от 5 августа и № 8069 от 15 августа) и «Правительственный вестник» (1898, № 171 от 8 августа).

Черняев Михаил Григорьевич // Список генералам по старшинству. Составлен по 1 января 1898 года. – СПб.: Военная типография, 1898. – С. 134.

 

Ссылки

Халфин Н.А. Политика России в Средней Азии (1857–1868). – М., 1960.

Южаков Ю.Д. Шестнадцатилетняя годовщина взятия Ташкента. (Воспоминание старого туркестанца). – СПб., 1881.

Shoshana Keller To Moscow, not Mecca: The Soviet Campaign Against Islam in Central Asia, 1917–1941 Greenwood Publishing Group, 2001 ISBN 0275972380 (англ.).

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Щербатов Александр Григорьевич

 

dF9gG.jpg

 

Князь Щербатов Александр Григорьевич (10 (22) октября 1850 года –24 апреля (7 мая) 1915 года) – президент Московского общества сельского хозяйства, камергер (1899); учредитель и председатель «Российского союза торговли и промышленности», председатель «Союза русских людей» (1883-1884).

 

Биография

Родился в Санкт-Петербурге в семье будущего попечителя Санкт-Петербургского учебного округа князя Григория Алексеевича Щербатова.

По окончании кандидатом Санкт-Петербургского университета (1872) некоторое время состоял на государственной службе. В 1874 году вышел в отставку. Во время русско-турецкой войны (1877–1878) был уполномоченным Красного Креста при Рущукском отряде. Награждён орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и орденом Св. Станислава 2-й степени.

После женитьбы он посвятил себя сельскому хозяйству, превратив свою усадьбу – Васильевское Рузского уезда – в образцовое хозяйство. Для ознакомления с передовыми технологиями он организовывал даже поездки крестьян в Англию и на сельскохозяйственные выставки. Был владельцем одного из лучших конных заводов в России.

В 1883–1891 годах рузский уездный предводитель дворянства. В 1891 году – уполномоченный по общественным работам Самарской губернии в помощь голодающим. В 1892–1905 годах был президентом Московского общества сельского хозяйства.

Опубликовал ряд публицистических и экономических статей в «Московских ведомостях». Вместе с женой много путешествовал: дважды они побывали на арабском Востоке (даже с риском для жизни), а также в Индии и Цейлоне, Сингапуре и пересекли почти всю Яву в широтном направлении; верхом преодолели Сирийскую пустыню. Результатом этих путешествий стали три книги, написанные княгиней О.А. Щербатовой.

В имении Васильевское была обширная библиотека в 25 тысяч томов – книги по искусству, отдел истории на русском и иностранных языках, французская и русская беллетристика, журналы и др. В 1919 году часть книжного собрания оставлена в местном культурно-просветительном кружке, а остальная часть была перевезена в Московский государственный книжный фонд и распределена между различными культурными и образовательными организациями.

Был убеждённым монархистом. В 1881 году участвовал в создании «Священной дружины», а в 1883 году стал одним из организаторов и первым председателем «Союза Русских Людей» (1883-1884). Щербатов был также членом монархической организации «Русское собрание», где выступал с докладами по экономическим и финансовым вопросам. Он был одним из главных организаторов Монархических Всероссийских съездов. Был председателем второго и четвёртого Всероссийских Съездов Объединенного Русского Народа в Москве.

8–12 февраля 1884 года в Санкт-Петербурге Князь Щербатов А.Г. принял участие в работе «Всероссийского Съезда Русского Собрания», который позже стал называться «1-м Всероссийским Съездом Русских Людей». Большинством голосов он был избран сопредседателем съезда. На съезде было принято решение о создании массовой монархической православной общественно-политической организации. По предложению князя Щербатова А.Г. организация получила название «Союз Русского Народа». Он же возглавил Организационный комитет СРН. 8 ноября 1884 года (в день Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил) состоялось учредительное собрание «Союза Русского Народа», на котором князя Щербатова А.Г. был избран Товарищем председателя Главного Совета СНР.

В 1908 году он опубликовал свою работу «Обновленная Россия» – манифест консервативного реформаторства. В ней он указывал, что любые преобразования должны опираться на традицию, что «русская народность могуча своим христианством, своей Самодержавной Государственностью и своей творческой самобытностью». В 1909 году, в другом своём сочинении «Православный приход – твердыня русской народности» он писал: «Обновление России и пробуждение Русского Народа осуществимы при условии оживления Православного прихода не только Церковного – в Церкви, но и общежитейского – вокруг Церкви»; он считал, что, ввиду грозящих России опасностей русская народность «должна утвердиться в своих православных Приходах и оказать через них поддержку Царскому Самодержавию».

В 1909 году он поступил на государственную службу; в 1910 был назначен членом Комитета по коннозаводству. В 1912 году, за 2 года до начала мировой войны, Щербатов издал своё последнее крупное сочинение «Государственная оборона России», в котором указывал, что война неизбежна и что она будет жестокой и беспринципной. Анализируя причины неудачной войны с Японией, он писал: «Причины испытанных нами неудач исключительно нравственные и могут быть выражены словами: отсутствие в высших сферах решимости победить. Русский Царь и Русский Народ остались одинокими в своей вере в свою духовную мощь». Он полагал, что «в предстоящей мировой борьбе России приходится с одной стороны стоять на страже своих владений и своих интересов, с другой все более растет её значение как единственной державы, могущей своей военной мощью удержать другие государства от военных столкновений, т. е. быть Хранительницей мира». Но возвращаясь к своей излюбленной идее, он указывал, что никакое самое совершенное вооружение не спасет Россию от гибели, никакие даже гениальные полководцы не приведут её к победе, что «сила России – в Церковно-Приходском единении Русской Народности».

В 1914 году он стал одним из учредителей «Российского союза торговли и промышленности для внешнего и внутреннего товарообмена», в котором стал первым председателем.

Во время мировой войны Щербатовы в своем имении Васильевское организовали госпиталь на 100 человек. Сам князь А. Г. Щербатов был при действующей армии – в должности начальника эвакуации раненых на Александровской железной дороге. Его жена, Ольга Александровна, организовала на свои личные средства санитарный поезд и руководила им.

После смерти, 5 апреля 1915 года в Петрограде, старшего сына Александра отправился, с известием о смерти сына, в Польшу, где в действующей армии находилась его жена, но по дороге простудился и, заболев крупозным воспалением лёгких, скончался 24 апреля в Варшаве на 65 году жизни.

 

Семья

Дети: князь Георгий, князь Александр и княжна Елена (1909)

8 апреля 1879 года женился на четвероюродной сестре, графине Ольге Александровне Строгановой. В браке родились:

Дмитрий (20.08.1880–12.05.1882);

Александр (10.09.1881–05.04.1915), морской офицер; с 1 июля 1907 года был женат на княжне Софии Сергеевне Васильчиковой (15.09.1879–30.03.1927), дочери князя С. И. Васильчикова. Их дочери – Мария (1909–1956), Ольга (1910–1992), Ксения (1912–2006) и Софья (1914–1996);

Елена (08.11.1889–20.11.1976), не была замужем;

Георгий (10.03.1898–13.12.1976).

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Иоанн Кронштадтский

 

64MGC.jpg

 

Иоанн Кронштадтский (Иоанн Ильич Сергиев) (19 (31) октября 1829 года, село Сура, Пинежский уезд, Архангельская губерния – 20 декабря 1908 года (2 января 1909 года), Кронштадт, Санкт-Петербургская губерния) – священник Русской Православной Церкви, митрофорный протоиерей, настоятель Андреевского собора в Кронштадте, член Святейшего правительствующего синода, вдохновитель создания и почётный член «Союза русского народа». Проповедник, духовный писатель, церковно-общественный деятель правоконсервативных и монархических взглядов. Почётный член Императорского православного палестинского общества. Тезоименитство – 19 октября (по юлианскому календарю) – перенесение мощей Иоанна Рыльского. Погребён в основанном им Иоанновском монастыре на Карповке (Санкт-Петербург).

 

Биография

Родился 19 октября 1829 года в селе Сура Пинежского уезда Архангельской губернии, был первенцем в бедной семье. «За слабостью здоровья» был крещён в доме в день своего рождения и наречён в честь преподобного Иоанна Рыльского.

Дед по отцу – Михаил Никитич Сергиев, родился в 1779 году, священник Сурского прихода. Другие предки в роду отца были священниками на протяжении по меньшей мере 350 лет. В документах среди церковнослужителей Пинежского уезда упоминаются Яков Сергиев (1687) и Михаил Сергиев (1755–1756).

Отец – Илья Михайлович Сергиев, родился 13 июля 1808 года, окончил уездное духовное училище, после чего вернулся домой и всю жизнь служил дьячком Никольской церкви села Сура, около которой и был похоронен. По словам самого Иоанна, родитель его «умер рано, 48-и лет, в 1851 году».

Дед по матери – Власий Порохин, дьячок Сурской церкви [9].

Мать – Феодора Власьевна, урождённая Порохина. Родилась 8 февраля 1808 года. Венчалась 22 июля 1828 года. В браке имела шестерых детей, четырёх мальчиков и двух девочек, из которых выжили трое. Скончалась в Кронштадте от холеры, на 63-м году жизни. Над её могилой в Кронштадте построена часовня-усыпальница, восстановленная в 2008 году.

Братья – Никита и Василий – умерли в младенчестве; Иван – умер от чахотки в 18 лет. Сестра Анна вышла замуж за дьякона Сурского прихода Василия Фиделина. Их старший сын, Иван Васильевич Фиделин, переехал в Кронштадт и стал личным секретарем отца Иоанна Кронштадтского; в 1892 году издал его собрание сочинений. Сестра Дарья вышла замуж за крестьянина деревни Горской Семёна Малкина. В Суре проживала её внучка, Любовь Алексеевна Малкина, 1920 года рождения, внучатая племянница Иоанна Кронштадтского.

В 1839 году поступил своекоштным воспитанником в Архангельское приходское училище, к окончанию которого был первым учеником. Перешёл в Архангельскую духовную семинарию, окончил её в 1851 году вторым учеником и за успехи был в том же году отправлен учиться на казенный счет в Санкт-Петербургскую духовную академию, которую окончил в 1855 году со степенью кандидата богословия, защитив работу «О Кресте Христовом в обличении мнимых старообрядцев».

 

Семья

По словам отца Иоанна, учась в духовной академии, он увидел себя во сне в священнических одеждах, служащим в соборе города Кронштадта. Через несколько дней он получил предложение взять в жёны дочь настоятеля того самого собора и согласился. Детей у отца Иоанна не было; согласно его «Краткому житию» в официальном издании Московского патриархата, супруги «приняли на себя подвиг девства». Его супруга – Елизавета (1829–1909) – дочь протоиерея кронштадтского Андреевского собора Константина Несвицкого. Первое официально составленное (по благословению священноначалия Русской зарубежной церкви) «Житие» (1964) говорило, что «брак о. Иоанна <…> был только фиктивный, нужный ему для прикрытия его самоотверженных пастырских подвигов».

Супруги воспитывали как своих детей двух дочерей сестры Елизаветы Константиновны, Анны – Елизавету и Руфину. Последняя впоследствии вышла замуж за мичмана Николая Шемякина, получив от отца Иоанна в приданое 6000 рублей золотом. Руфина Шемякина записала проповеди последних лет жизни отца Иоанна и в 1909 году издала две книги о своих дяде и тёте.

Судя по записям личного дневника отца Иоанна, его супруга с половины 1870-х годов стала проявлять ревность, подозрительность и даже враждебность по отношению к нему; запись в дневнике в 1883 году свидетельствует, что «домашние» отца Иоанна не говели (даже на первой неделе Великого поста) и выказывали «неуважение к постановлениям церковных».

В конце жизни Елизавета Константиновна перенесла тяжёлую операцию, после которой лишилась ног. Скончалась 22 мая 1909 года, отпевал её епископ Гдовский Кирилл (Смирнов), похоронена в ограде Андреевского собора.

 

Служение

Хотел принять монашество и поступить в миссионеры, чтобы проповедовать христианство народам Сибири и Америки. Но увидев, что жители столицы «знают Христа не больше, чем дикари какой-нибудь Патагонии», он решил остаться здесь. После рукоположения был направлен в Кронштадт – место административной высылки асоциальных личностей и многочисленных нищих и чернорабочих. В Кронштадте отец Иоанн «стал посещать лачуги, землянки и бедные квартиры. Он утешал брошенных матерей, нянчил их детей, пока мать стирала; помогал деньгами; вразумлял и увещевал пьяниц; раздавал всё своё жалованье бедным, а когда не оставалось денег, отдавал свою рясу, сапоги и сам босой возвращался домой в церковный дом». Это привело даже к тому, что одно время его жалование выдавали не ему, а его жене.

10 декабря 1855 года в кафедральном Петропавловском соборе в Санкт-Петербурге епископом Ревельским Христофором (Эмаусским), викарием Санкт-Петербургской митрополии, был посвящён во диакона, а через день, 12 декабря, 26-летний Иоанн рукоположён в священники к Андреевскому собору Кронштадта, в котором и прослужил 53 года, до самой кончины.

С 1857 года – законоучитель Кронштадтского городского училища; с 1862 года преподавал Закон Божий в местной классической гимназии – в течение последующих 25 лет.

Его новаторское отношение к своим пастырским обязанностям, выражавшееся, в частности, в чрезвычайной эмоциональности его проповедей (как говорили очевидцы, он нередко на них обливался слезами), встречало в 1860-е годы непонимание и неодобрение у других клириков собора, в котором он был тогда только третьим священником, а также школьного начальства.

Согласно его личному дневнику, первый случай того, что было воспринято им как исцеление больного по его молитве, произошёл 19 февраля 1867 года, когда он сделал запись: «Господи! Благодарю Тебя, яко по молитве моей, чрез возложение рук моих священнических исцелил еси отрока (Костылева). 19 февр. 1867 г…»

С 1875 года – протоиерей; c 1894 года – настоятель Андреевского собора; c 1899 года – митрофорный протоиерей.

С самого начала своего служения занимался частной благотворительностью, с 1880-х годов расширил её: основал «Дом трудолюбия» (работный дом с мастерскими), школу для бедных, женскую богадельню, детский приют. Богослужения в приходах Петербурга, совершаемые им по приглашению купечества, временами вызывали трения с местным духовенством, а также недовольство петербургского митрополита Исидора.

Вопреки принятой тогда в РПЦ практике, ввёл общую исповедь (в таинстве покаяния), призывал к частому приобщению Святых Таин (в России того времени распространено было обыкновение приобщаться дважды или даже единожды в год, Великим постом).

Состоял почётным членом в Свято-Князь-Владимирском братстве.

 

Всероссийская известность

В 1870-х годах распространением славы о духовных дарованиях протоиерея Сергиева в Кронштадте занималась Параскева Ковригина; после цареубийства 1 марта 1881 года она перенесла свою деятельность в Санкт-Петербург.

20 декабря 1883 года в столичной газете «Новое время» Алексея Суворина было напечатано от имени ряда частных лиц «Благодарственное заявление», которое, по мнению составителей «Жития» отца Иоанна, явилось «началом всероссийской известности кронштадтского священника».

К началу 1890-х годов получил такое почитание в народе, что всюду в России, где только становилось известно о его приезде, заранее собиралось множество людей; вокруг него собирались толпы и буквально рвали его одежду (один раз жители Риги разорвали его рясу на куски, каждый желая иметь у себя кусочек).

Ежегодно с 1891 года ездил к себе на родину в Суру; все поездки, как пишет игумен Иоанн (Самойлов), описаны, спустя несколько дней в местных газетах появлялось подробное описание визита: его встречали многотысячные толпы народа, создавая трудности для обеспечения перемещения и безопасности.

 

Благотворительная деятельность

Рост известности и почитания Иоанна Кронштадтского привели к тому, что ему стали жертвовать большие денежные суммы – лично и почтовыми переводами. Крупные суммы (до 50 тыс. рублей) жертвовал отец Иоанн на строительство и поддержание благотворительных учреждений, школ, больниц, монастырей и храмов, жертвовал в благотворительные общества в том числе других конфессий (татарам, евреям). О своей благотворительности отец Иоанн говорил так: «У Бога нет ни эллинов, ни иудеев. У меня своих денег нет. Мне жертвуют и я жертвую. Я даже часто не знаю, кто и откуда прислал мне то или другое пожертвование. Поэтому и я жертвую туда, где есть нужда и где эти деньги могут принести пользу». Секретарь отца Иоанна говорил, что за июнь 1895 г. им было послано по почте различным просителям 25 тысяч рублей, не считая личных жертв из рук в руки, сумму которых никто не знал, даже сам отец Иоанн.

С другой стороны, известность о щедрости Иоанна Кронштадтского привлекала к нему огромное число просителей – от простых нищих до богатых купцов, пришедших в отчаяние из-за критической ситуации (банкротство, проигрыш в карты и т.п.). Передвигался по Кронштадту отец Иоанн в сопровождении целой «армии» нищих, которым он раздавал милостыню дважды в день – утром и вечером. Перед раздачей толпа нищих распределялась на десятки, каждому из которых давался рубль, который далее разделялся на 10 человек [39]. Этой суммы – 10 коп. утром и 10 коп. вечером – хватало, чтобы найти дневное пропитание и оплатить ночлег. Чем более он раздавал деньги, тем более ему жертвовали. По разным источникам, через руки отца Иоанна проходило от 150 тысяч до миллиона рублей в год.

В 1891 году построил в родной ему Суре, представлявшей группу из 16 деревень, расположенных как по реке Пинеге, так и её притоку Суре, каменную приходскую церковь; в другой части села основал женский монастырь (Иоанно-Богословскую женскую общину).

К 1890-м годам в Кронштадте сложилась местная индустрия по обслуживанию значительного потока паломников, приезжавших в надежде на встречу с Иоанном. Ввиду физической невозможности уделить внимание всем желающим, Иоанн был вынужден нанять штат сотрудников (женщин-секретарей), ведавших отбором посетителей; в итоге, неизбежно, вокруг него сложился своеобразный бизнес, причём некоторые его секретари, беря себе в карман мзду за возможность визита, «сколотили себе небольшой капитал и снискали гнев тех, кто обращался к ним за содействием».

 

Образ жизни

Вставал около четырёх часов утра, после службы в кронштадтском соборе, оканчивавшейся около полудня, посещал приезжих и местных жителей Кронштадта, пригласивших его по той или иной нужде. Обычно это были просьбы о молитве у постели больного. Затем отправлялся в Петербург. Летом на пароходе до Ораниенбаума, а зимой по льду на санях. В Петербурге также посещал людей, просивших его о посещении, а также общественные мероприятия и торжества, напр., открытие фабрик. Поздним вечером, нередко после полуночи о. Иоанн возвращался домой в Кронштадт. В период Великого Поста отменял ежедневные поездки в Петербург, но, после посещения квартир в Кронштадте, принимал исповедь в Андреевском соборе. Поскольку было большое число желающих попасть к нему на исповедь, она была очень продолжительной и часто длилась с часу или двух дня до двух часов ночи, а иногда отец Иоанн исповедовал до самой утренней службы. Сильно утомившись к одиннадцати вечера, он прерывал исповедь на полчаса, чтобы проехаться в коляске по свежему воздуху и восстановить силы, после чего снова возвращался в собор и продолжал исповедь. Нередко в течение дня не имел возможности подкрепиться пищею надлежащим образом. Не имел личного времени. Спал очень мало, не всегда даже 3-4 часа. В таком режиме он жил ежедневно в течение нескольких десятилетий.

 

Внешний облик

Отец Иоанн Кронштадтский был среднего роста, движения были порывистыми и резкими, был очень бодр для своего возраста и выглядел не по годам молодо, «на лице светилась обычная приветливая улыбка».

По мнению его почитателей и агиографов, «самый внешний вид отца Иоанна был особенный, какой-то обаятельный, невольно располагавший к нему сердца всех: в глазах его отображалось небо, в лице – сострадание к людям, в обращении – желание помочь каждому».

Многие «самовидцы» отмечали у о. Иоанна его голубые «пронизывающие насквозь собеседника» глаза: «Батюшка взглянул на меня каким-то особенным взглядом, который в редкие минуты мне удавалось наблюдать у него, – какой-то, если можно выразиться, потусторонний взгляд. Зрачки исчезали, и точно голубое небо смотрело из глаз, казалось, что и Батюшка исчезал и только один этот взгляд оставался».

Из рассказа одного бывшего пьяницы, который после взгляда о. Иоанна перестал пить: «Я стал у кареты, отворил ему дверцы, сам стараюсь держаться попрямее… Потом взглянул ему в глаза, а глаза-то его смотрят на меня не то гневные, но глубокие без конца, чем дальше смотришь, тем глубже и горят таким огнём, что мне стало жутко. Я за голову схватился, не в шапке мол я: так страшно стало. Разгневался батюшка видно. Потом видно смиловался. – „Зачем ты, голубчик, пьёшь?“. Вот с тех пор я не пью».

Ряд авторов отмечали дорогую одежду отца Иоанна; а также то, что он передвигался по России (кроме Москвы) в министерском салон-вагоне, стоимость которого оплачивала принимающая сторона.

Дорогую одежду некоторые лица ставили в вину отцу Иоанну. Однако, по свидетельству очевидцев, он не заказывал её себе, и принимал лишь для того, чтобы не обидеть даривших лиц, искренно хотевших чем-либо отблагодарить его или услужить ему.

 

Личный дневник

С 14 декабря 1856 года вёл дневник, который хранится в Российском государственном историческом архиве и который впервые был использован в исследовании (2000) профессора университета штата Нью-Йорк в Олбани Надежды Киценко (q.v.). Содержание записей дневника, отражающего личные переживания и мысли Иоанна, отличают крайняя самокритичность и «даже откровенно негативный» к самому себе тон. Подобное отношение к себе вполне характерно для православной аскетики.

По мнению Надежды Киценко, записи в дневнике отца Иоанна свидетельствуют, что в первые десятилетия своей пастырской деятельности испытывал и болезненно переживал чувство сословной приниженности; его психологическое неприятие среды бедняков и нищих обусловливалось его собственным социальным происхождением, которое тяготило его. Дневники дают картину внутренней религиозной и повседневной бытовой жизни отца Иоанна, его отношению к политике, литературе, иноверию и инославию. Нередки упоминания о болезни желудочно-кишечного тракта, которой страдал отец Иоанн многие годы и попытках преодолеть её диетой, употреблением простокваши, минеральной воды и проч. Дневники святого Иоанна свидетельствуют, что он уделял значительное внимание снам (в том числе кошмарным), записывал их, воспринимал их как искушения, попущение за грехи, поучения, пророчества, обличения.

Высказывания отца Иоанна в дневнике порой резкие и натуралистические. Отдельные слова и записи в изданиях дневника святого Иоанна заменяются или опускаются издателями или церковной цензурой.

 

Общественная деятельность

Иоанн Кронштадтский был известен как подвижник и популяризатор трезвеннического движения в Российской империи. Являлся, в частности, почётным членом и жертвователем Казанского общества трезвости, издававшего массовыми тиражами «Слова отца Иоанна Ильича Сергеева против пьянства» и другие его проповеди и обращения.

Большое значение имел открытый стараниями Иоанна Кронштадтского и барона Отто Буксгевдена Дом трудолюбия при Андреевском попечительстве. В доме существовали различные мастерские, школы, ночлежный приют, народная столовая и амбулаторная лечебница. Успешная деятельность кронштадтского Дома трудолюбия получила широкую известность, что привело к появлению подобных учреждений по всей России – к концу XIX века их было уже около ста.

 

Участие в «Союзе русского народа»

Иоанн Кронштадтский стал вдохновителем и одним из учредителей Союза русского народа (СРН) в 1884 году. Он поддерживал Союз не только духовно, но и крупными денежными суммами. Приветствуя 3-й Всероссийский съезд русских людей, прошедший в октябре 1886 года, писал в телеграмме: «Восторженно слежу за речами и деяниями Съезда». 26 ноября (9 декабря), в день памяти Георгия Победоносца, в присутствии десятков тысяч членов СРН освятил хоругвь и знамя и вручил их коленопреклоненному председателю Союза генерал-лейтенанту Черняеву М.Г.

В 1887 году Иоанн Кронштадтский вступил в Союз русского народа. 15 октября 1887 года был единогласно избран пожизненным почётным членом Союза: «Главный Совет Союза Русского Народа единодушно призывает Тебя, почитаемый пастырь, оказать делу служения его на благо великой Русской Народности непрестанную молитвенную защиту». Был членом многих отделений СРН, участвовал в мероприятиях, организованных «союзниками», выступал на монархических собраниях и крестных ходах. Помимо СРН, «под непосредственным покровительством» Иоанна Кронштадтского находилась и Русская монархическая партия.

 

Сочинения

На базе проповедей и дневниковых записей слагались многочисленные религиозно-учительные сочинения Иоанна Кронштадтского; центральное место среди них занимает «Моя жизнь во Христе, или минуты духовного трезвления и созерцания, благоговейного чувства, душевного исправления и покоя в Боге».

В труде о «Начале и конце нашего земного мира. Опыт раскрытия пророчеств Апокалипсиса», издаваемом под авторством Иоанна Кронштадтского сообщается, что «огненная катастрофа», описанная в Библии, будет следствием столкновение Земного шара с кометой или другим небесным телом. Говоря о начале мира, он упоминает «Канто-Лапласовую гипотезу творения». «Тьму кромешную» он связывает с «черным пространством небесной тверди», которую можно наблюдать уже 6-7 верстах от поверхности Земли и через которую проносятся души умерших на пути к Богу. Иоанн Кронштадтский полагал, что наука и Библия не противоречат друг другу, поскольку «кроме шестоднева творения было ещё ранее начальное творение – довременное, в котором созданные Богом небо и земля в совокупности составляли одно целое, покрытое водами», однако отвергал «басню о миллионах веков существования земли» При его жизни также были изданы:

Полное собрание сочинений, СПб., 1890–1894.

О блаженствах евангельских, СПб., 1896.

Беседы о Боге-Творце и Промыслителе мира, СПб., 1896.

Мысли о различных предметах христианской веры и нравственности, СПб., 1897; 2 изд. 1899.

Слова и поучения, произнесённые в 1896, 1897 и 1898 гг., СПб., 1897-98.

Несколько слов в обличение лжеучения графа Л. Н. Толстого, М., 1898.

Правда о Боге, мире и человеке, Кронштадт, 1899.

Богопознание и самопознание, приобретаемые из опыта, СПб., 1900.

Правда о Боге, о Церкви, о мире и о душе человеческой. Из нового дневника. Размышления православного христианина, М., 1900.

Благодатные мысли о небесном и земном, СПб., 1901.

Простое Евангельское слово русскому народу, 1902.

Христианская философия, СПб., 1902.

Беседа отца Иоанна Кронштадтского с пастырями 21-го июня 1904 г. в городе Сарапуле. Вятские Епархиальные ведомости. 1904 г.

Мысли христианина, СПб., 1905.

Путь к Богу. СПб., 1905.

Созерцания и чувства христианской души, СПб., 1905.

Иоанн Кронштадтский является также автором акафиста праведному отроку Артемию Веркольскому.

 

Погребение

Скончался в Кронштадте 20 декабря 1908 года в 7 часов 40 минут утра на 80-м году жизни; не оставил духовного завещания и каких-либо денежных сбережений.

Заупокойные службы в Андреевском соборе возглавлял епископ Гдовский Кирилл (Смирнов); присутствовали местные военные чины, в частности, дальний родственник почившего – командир Кронштадтского порта контр-адмирал Иван Григорович.

22 декабря тело было доставлено из Кронштадта на санях по льду в Ораниенбаум, далее в траурном салон-вагоне – на Балтийский вокзал. В Петербурге по пути следования процессии были расставлены усиленные наряды полиции; у вокзала, который был полностью оцеплен, «полиции масса». Через градоначальника Даниила Драчевского последовало повеление процессии идти мимо Зимнего дворца, по набережной. В Иоанновский монастырь на Карповке тело было доставлено около 20 час. 30 мин., после чего начался парастас, совершённый епископом Архангельским и Холмогорским Михеем (Алексеевым), духовным чадом почившего.

23 декабря, в 5 часов утра, по распоряжению полицмейстера полковника Галле, доступ народа в храм был прекращён; корреспонденция газеты «Московские ведомости» из Петербурга, гласила: «… В 9 часов утра, 23 декабря, начинает съезжаться в Иоанновский монастырь духовенство. Вокруг обители и в храме довольно пустынно: богомольцы сюда впускаются только по особым пригласительным именным билетам от игумении Ангелины, без которых полиция не пропускала даже духовенство… И вместо вчерашней религиозно-возбуждённой толпы народной, рвавшейся на поклонение праху возлюбленного пастыря, виднеются лишь избранные и официальные лица… Наблюдается также чрезмерное обилие полицейских чинов, равных почти по численности приглашённой публике… Обидно было это безлюдье у гроба пастыря-народолюбца…». Заупокойную литургию и последующее отпевание возглавил митрополит Санкт-Петербургский Антоний в сослужении архиепископа Финляндского Сергия и иных архиереев, с сонмом духовенства; надгробное слово в конце литургии, вместо запричастного стиха, произнёс свойственник почившего протоиерей Философ Орнатский; пред отпеванием слово также сказал митрополит Антоний.

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Постоянный Совет Объединённых дворянских обществ России

 

Постоянный Совет Объединённых дворянских обществ России (ПСОДОР) – постоянный орган Съездов уполномоченных губернских дворянских обществ, созданный в 1886 году. Корпоративная общественная организация, объединяющая лиц, принадлежащих к российскому дворянству.

 

Создание организации

Организация создана 22 мая 1886 года в ходе проведения 22-28 мая 1886 года в Санкт-Петербурге в доме графа Бобринского А.А. первого российского Дворянского съезда, на котором 133 дворянина представляли 29 из 37 дворянских собраний европейских губерний России (впоследствии к Совету присоединились и все остальные губернские дворянские собрания).

На этом же Съезде был принят Устав Совета (утверждённый 29 июня 1906 года министром внутренних дел), избран его первый состав: Председатель совета – Алексей Александрович Бобринский (15.06.1852–02.09.1927), Товарищ председателя – Александр Алексеевич Нарышкин (15.10.1839 – 22.02.1916).

Вторая редакция Устава была принята на III-м съезде в 1887 году и утверждена министром внутренних дел 5 мая 1889 года.

 

Цели и задачи

Согласно первому пункту Устава, «Съезды уполномоченных Губернских Дворянских Собраний имеют целью объединить Дворянские общества, сплотить дворянство в одно целое для обсуждения и проведения в жизнь вопросов, интереса общегосударственного, а равно и сословного». Организация отстаивала незыблемость самодержавия и помещичьего землевладения, побуждала правительство к более активной борьбе с революционным движением, настаивала на усилении уголовной ответственности за «аграрно-революционные преступления» крестьян, на усилении цензуры, «оздоровлении» школы путём введения «религиозно-нравственных начал».

 

Аграрный вопрос

Разрешение аграрного вопроса в России ПСОДОР видел в разрушении общинного землевладения, переходе к хуторской системе, решительном проведении переселенческой политики, покупки крестьянами земель через посредничество Крестьянского банка по ценам, выгодным помещикам. С VII съезда (февраль 1891 года) ПСОДОР обращает большое внимание на экономические вопросы развития помещичьего хозяйства, на пропаганду в качестве образца прусского юнкерского хозяйства, делает попытки создания дворянской экономической организации – «Союза землевладельцев».

 

Организационная структура

Съезды

Высшим органом управления организации были Съезды уполномоченных Губернских Дворянских собраний, которые состояли из губернских предводителей дворянства, из избираемых губернскими дворянскими собраниями на каждые 3 года уполномоченных, и членов Государственного Совета, избранных от дворянства (пункт 2 Устава). I-й и II-й съезды состоялись в мае и ноябре 1886 года, последующие ежегодно в феврале-марте.

 

Постоянный Совет

Между съездами действовал избираемый на съезде на 3 года Постоянный Совет объединённого дворянства, в составе председателя, двух его товарищей (заместителей) и 10 (затем 12) членов. Совет избирался на I-м, V-м, VIII-м и IX-м съездах. Устав организации определял компетенцию Постоянного Совета как исполнительного органа съездов, но по второй редакции Устава Постоянный Совет получил большие распорядительные права, в том числе и право обращения от своего имени к правительству «в случаях, не терпящих отлагательств».

Изменено пользователем Гвардии-полковник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте учётную запись или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учётную запись

Зарегистрируйтесь для создания учётной записи. Это просто!


Зарегистрировать учётную запись

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас