телохранитель не успел и Хосров Парвиз в плену


75 posts in this topic

Posted

несколько запутался - мы про какое время говорим? 630-е? или 610-е?

Даже раньше Georg говорил о заговорах 603 и 605 года.Тут у них есть шанс быть успешными иза наличия свободной Восточной армии повтор РИ востания Нарзеса.Так что империя имеет все шансы успешно воевать на Балканах.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

в нынешнюю южную Румынию, а не в Пушту

В Банат, то бишь бассейн нижней Тисы. Сердце каганата вообще-то. Там еще Аттила ставку держал.

 

или 610-е?

Начиная с них вестимо. Уже 610ыми будут датироваться балканские кампании Ираклия. Впрочем 610ые уйдут на восстановление дунайского лимеса, практически рухнувшего в последние годы Фоки, и....хм... "инкорпорацию в имперские структуры":rolleyes: уже успевших поселиться в провинциях Фракии и Иллирика славян.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Впрочем 610ые уйдут на восстановление дунайского лимеса, практически рухнувшего в последние годы Фоки, и....хм... "инкорпорацию в имперские структуры" уже успевших поселиться в

Почему вы не верите в успех заговоров при свободной Восточной армии?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

при свободной Восточной армии?

С какого перепоя она свободная. Она на Балканы переброшена будет уже при Фоке.

 

И в ней, как показал реал, рулят лояльные Ираклию (и покойному Маврикию) армяне.;)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

какого перепоя она свободная. Она на Балканы переброшена будет уже при Фоке.

Ну война на Востоке закончится в 603 году и заговор против Фоки тоже в 603 году

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Банат

 Мне казалось почему то - в Мунтению

Это не отменяет того факта, что если авары поймут что не могут победить - уйдут на север

 

а вообще - все кончится как в РеИ - если будет восстановлен лимес и набеги/взимание дани станет невозможным - каганат распадется 

 

или пойдут на франков /лангобардов

Edited by Neznaika1975

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

рулят лояльные Ираклию (и покойному Маврикию) армяне

Чет Маврикию, это не помогло:rolleyes:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Чет Маврикию, это не помогло

А нефиг было загонять восточные вексилляции за Можай Дунай, зимовать в степи на морозе.;)

 

Такого они и от Ираклия не потерпели бы, но Ираклий в этом плане уже ученый.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Такого они и от Ираклия не потерпели бы, но Ираклий в этом плане уже ученый.

Кстати после авар думаю надо заняться освобождением Италии.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кстати после авар думаю надо заняться освобождением Италии.

Тоже при содействии Дагоберта?

 

Он ведь на аварской войне во вкус войдет, а маршруты австразийских походов в Ломбардию при Брунгильде еще на памяти...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Тоже при содействии Дагоберта?

Без него нельзя?

Он ведь на аварской войне во вкус войдет, а маршруты австразийских походов в Ломбардию при Брунгильде еще на памяти.

Ну если в Италии ему ничего не отдавать почему нет?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Без него нельзя?

Можно. Но боюсь что он захочет.

Ну если в Италии ему ничего не отдавать

Боюсь Дагоберт так не думает.

 

Что естественным образом натолкнет Ираклия на идею после отвоевания Беневента и Сполето сохранить королевство лангобардов на севере... возможно даже как друга и союзника римского народа.:rolleyes:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

отдавать

вообще, сдается мне, Дагоберт особо никуда не рвался.

На вестготов сходил - по необходимости. Никого не завоевывал, удовлетворился хорошим выкупом

на авар не пошел

на Само - тоже по необходимости.

 

не знаю почему - может личные особенности?

 

в случае войны с аварами и/или лангобардами - я скорее поверю, что он разрешит австразийцам за зипунами сходить

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Но боюсь что он захочет.

А кто он вообще такой, чтобы предъявить права на Италию.Ну и Италию он вряд ли сможет удерживать иза логистики.Тоже думаю что пограбить присоединиться не больше.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну и Италию он вряд ли сможет удерживать иза логистики

вы это Шарлеманю скажите )))

хотя о чем это я - для Вас же исторические примеры аргументом не являются

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

вы это Шарлеманю скажите )))

Ну Шарломень против Византии Маврикия, не смог бы удерживать Италии также.Исторический аргумент должен иметь контекст, а не Шарломень захватил Италию значит Вася Пупкин тоже сможет это сделать и главное от вас такие аргументы удивляют в двойне:rolleyes:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну Шарломень против Византии Маврикия, не смог бы удерживать Италии также.

вы аргументы на ходу не меняйте

ваш тезис был «логистика не позволит франкам захватить Италию» (речь шла про королевство лангобардов)

исторический факт - франки захватили королевство лангобардов, логистика им не помешала

 

смогут ли франки Дагоберта справиться с воинами Ираклия ... это отдельная тема 

зависит от массы факторов

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

вы аргументы на ходу не меняйте ваш тезис был «логистика не позволит франкам захватить Италию»

Италию он вряд ли сможет удерживать иза логистики

Я просто оставлю это здесь:rolleyes:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Италию он вряд ли сможет удерживать иза логистики

Шарлемань не удержал Италию?

 

ладно, коллега, Вы победили ... пойду я пожалуй 

Edited by Neznaika1975

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Шарлемань не удержал Италию?

Шарлемань воевал против Византии Маврикия:rolleyes:

Edited by Neznaika1975

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Шарломень

Шарломень

Я понимаю, что в грамматике и орфографии Вы столь же сильны, сколь и в истории, но читать натыкаться после реплик Ваших собеседников на вот это вот - слуга покорный. Кнопку нажал.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я понимаю, что в грамматике и орфографии Вы столь же сильны, сколь и в истории, но читать натыкаться после реплик Ваших собеседников на вот это вот - слуга покорный.

Я так понимаю, коллеге, что Шарлемань, что Шарломень.

Если не знать, что "Шарль" - это Карл, а "мань" - Великий (можно сравнить с "магнус"), то оно и правда звучит как абракадабра. А когда повторяешь абракадабру, вполне можно поменять пару букв, чтоб звучало лучше :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Пигулевская по ходу считает что это показатель производственных мощностей Лахмидской экономики.  

Я не спорю что часть этих доспехов могла быть произведена и в Хире, которая была нормальным ремесленным городом Междуречья. Но все же полагаю что большая их часть персидского происхождения - Лахмиды два столетия служили Эраншахру.

к слову помните есть и еще одна история косвенно позволяющая оценить вооружение и ценность его у до- и раннеисламских арабов, о том как Гассанид Харис Хромой пытался отобрать купца Самуила и жителя местечка Атрак, пять колчуг оставленных ему на хранение отправившемуся к ромеям Имруль Кайсом, знаменитый "поэт-воин" ясно был не бедным отпрыском прославленного рода, однако же что не говори изгоем перекати поле, с другой строны и гассанид не погнушался наклониться и получить за то дурную славу.

по сабжу, если уж такие развилки в ходу телохранитель передумал не успел, то право чего напрягаться - малейшее изменения в Персии и в окрестностях Исфахана не родился или прожил жизнь по другому Салман аль-Фариси, он не попал в общину и ближний круг, не дает совета выкопать ров вокруг Медины, курайшиты с союзниками решаются на атаку и мусульмане терпят второе поражение подряд, небольшой СИГ и через пару лет все забывают об этих странных людях

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

небольшой СИГ и через пару лет все забывают об этих странных людях

Тогда взорлит Маслама:rolleyes:. Йемама для центра объединения не сильно хуже Хиджаза.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Тогда взорлит Маслама. Йемама для центра объединения не сильно хуже Хиджаза.

может да, а может тамимиты, пророчица и влюбленный Раххаль, как там у братьев наших Стругацких 

Был некто Нахар ибн-Унфува по прозвищу Раджаль или Раххаль, что означает «много ходящий пешком», «много путешествующий», или, говоря попросту, «бродяга», «шлющийся человек». Был он вначале учеником и доверенным Мухаммеда, жил при нем в Медине, читал Коран и утверждался в исламе. А потом Мухаммед послал его своим миссионером и связником в Йемаму, к Мусейлиме, вождю и вероучителю племени Бену-Ханифа.

Конечно, в то время никто не называл Мусейлиму Мусейлимой. Все звали его тогда: почтенный Маслама, пророк Маслама и даже милостивый Маслама, то есть бог Маслама. Сам Мухаммед называл его тогда своим собратом по пророчеству. Действительно, учения их были во многом сходны, однако имелись и различия, которые, будучи применены к политической практике, развели собратьев настолько, что в Медине перестали называть Масламу почтенным и приклеили ему презрительное имя Мусейлима, то есть, говоря по-русски, что-то вроде «Масламишка задрипанный».

Раххаль выбрал Масламу. Он остался в Йемаме, в этой житнице Аравии, и сделался правой рукой Масламы, исполнителем самых деликатных его поручений и невысказанных желаний. Он показал себя великолепным организатором и контрпропагандистом. Он наладил для Масламы политический сыск и, будучи тонким знатоком Корана, был непобедим в открытых диспутах с миссионерами, которых Мухаммед упорно продолжал засылать в Йемаму.

Слава о нем распространилась широко, но это была недобрая слава. Считалось, что при Масламе поселился дьявол, которому Маслама повинуется, а потому и преуспевает во зле. Сам Пророк незадолго до смерти говорил о Раххале как о человеке, зубы которого в огне превзойдут гору Оход. (Видимо, Оход был вулканом, и странную эту фразу надо понимать в том смысле, что, когда Раххаль будет гореть в аду, зубы его запылают пламенем вулканическим.)

Наследник Мухаммеда халиф Абу-Бекр в первую голову решил заняться усмирением Йемамы. Однако никакого боевого опыта у его военачальников тогда еще не было. Лихие кавалерийские наскоки Икримы ибн-Абу-Джахля, равно как и Шурхабиля ибн-Хасана, были благополучно отбиты на границах, и тем не менее положение Йемамы сделалось тяжелым. С запада по-прежнему угрожал ей Шурхабиль ибн-Хасан, с востока – ал-Ала ибн-ал-Хидрими, с юга грозил подойти отбитый Икрима, а тут еще с севера обрушилась на Йемаму и дошла до самого харама (обиталища Масламы) христианская пророчица Саджах из Джезиры с двумя корпусами диких темимитов на конях и верблюдах.

Саджах было наплевать и на Масламу, и на Абу-Бекра в одинаковой степени. Она была христианка. Ислам ей был отвратителен как святотатственное извращение учения Христа. Она пришла в Йемаму за зерном и вообще за добычей.

Масламе удалось заключить с нею оборонительно-наступательный союз, хотя обе договаривающиеся стороны были невысокого мнения друг о друге. Йемамцы презрительно называли кочевников-темимитов «люди войлока», а темимиты говорили йемамцам-земледельцам: «Сидите в своей Йемаме и копайтесь в грязи. И первый, и последний из вас – рабы».

Детали военного союза нас не интересуют. Последующее мусульманское предание представило этот союз в скабрезном виде. Совершенно напрасно: Маслама был аскетом и по убеждениям, и по образу жизни. Да и по возрасту, если уж на то пошло.

Не было скабрезности в этой истории. Была любовь. Огромная, фантастическая, рухнувшая в одночасье на двух совершенно разных людей – на бешено фанатичную красавицу-темимитку и на невзрачного, но зато окутанного легендой и тайной, не верящего ни в бога, ни в дьявола Раххаля, друга, руководителя и клеврета самого Масламы. История этой поистине удивительной и поражающей воображение любви была, говорят, воспета бродячим поэтом-салуком (которого называли иногда вторым Антарой ибн-Шаддадом) в поэме «Матерь запутанных созвездий», то есть «Полярная звезда». Текст поэмы, к сожалению, не дошел до нас.

Счастье их было недолгим. Саджах вернулась к себе на север. То ли влюбленный дьявол Раххаль наскучил ей, то ли политическая нужда потребовала ее присутствия в Месопотамии. Маслама потерял могущественного союзника. Хуже того, в отсутствие своей предводительницы темимиты возмутились против него. Абу-Бекр немедленно использовал все преимущества новой ситуации. На Йемаму двинулась армия лучшего тогда полководца мусульман Халида ибн-ал-Валида.

И тут на сцене появляется наш знакомец Муджжа ибн-Мурара. Был он  ш е р и ф о м, то есть принадлежал к воинской знати Йемамы. И был он великим честолюбцем. Разночтения и нюансы ислама не интересовали его. Он хотел властвовать – спихнуть Масламу и властвовать в Йемаме.

В самом начале кампании он перекидывается к Халиду и предлагает ему тщательно разработанный план покорения Йемамы, с тем, чтобы по окончании всего Абу-Бекр сделал его, Муджжу ибн-Мурару, там наместником.

Этот план предусматривал не только хитроумное удаление от войска йемамцев дьявола Раххаля в самый ответственный момент, но и обеспечение добровольной покорности побежденных после окончания военных действий. Раххаля предстояло удалить с помощью подложной записочки от его возлюбленной Саджах (а может быть, и подлинной, кто знает?). Сам Муджжа брал на себя роль патриота-страдальца, мучимого жестоким Халидом: он будет ходить закованным в кандалы, полумертвым от голода и жажды, а в нужный момент он «обманет» Халида, и Халид «попадется» на этот обман, и слава Муджжи ибн-Мурары, мученика и страдальца за свой народ, сумевшего обмануть свирепого полководца, широко распространится по всей поверженной Йемаме, и все Бену-Ханифа будут неустанно благословлять имя его, своего нового владыки.

Все прошло как по маслу. То есть замысел Муджжи реализовался целиком и полностью.

Правда, отсутствие Раххаля, противу всяких ожиданий, никакой особенной роли не сыграло. И в битве под Акрабой, и при взятии харама Масламы йемамцы бились бешено и неистово, предпочитая умереть, нежели побежать. Взаимная ненависть достигла последнего предела. Мать Хабиба (которому Раххаль несколько лет назад велел отрубить руки и ноги за шпионско-диверсионные дела), давшая клятву, что не будет мыться, пока не будет убит проклятый Мусейлима, дралась, как безумная, и в битве за харам потеряла руку и получила двенадцать боевых ранений. Шурхабиль, сын Масламы, перед боем призвавший войско сражаться за своих жен и за свою честь – о вере он упомянуть забыл, – так вот Шурхабиль задохнулся насмерть под грудой зарубленных и заколотых им врагов. Упомянутый выше «бешеный и горячий» Бара ибн-Малик при взятии харама остервенел до такой степени, что приказал своим воинам перебросить себя через стену харама – там, окруженный воющей толпой йемамцев, он, как безумный, пробился к воротам, впустил внутрь харама свой отряд, после чего снова запер ворота, а ключ зашвырнул в пространство...

В этих сражениях полегло десять тысяч йемамцев. Как военная сила Бену-Ханифа перестали существовать. Но и потери мусульман были ужасны: список одних только знатных, погибших на поле боя, достигает тысячи двухсот человек.

Муджжа ибн-Мурара исправно разыгрывал свою роль. Изможденный и несчастный, лязгая кандалами, подталкиваемый в спину ножнами жестоких конвойных, он бродил по полям битв, опознавая тела наиболее известных врагов Халида. Он опознал труп Мухаккима, командира гвардейского полка Масламы. Он опознал труп самого Масламы и опознал труп сына Масламы – Шурхабиля. И конечно же, он опознал труп Раххаля, так что весть о гибели дьявола сразу же широко распространилась по всей Йемаме.

Над телом Масламы, малорослого, желтого, тупоносого человечка, между Муджжой и Халидом при стечении свидетелей произошел следующий диалог:

– Вот это и есть главный враг ислама, – объявил Муджжа. – Теперь вы избавились от него.

– Быть того не может! – с хорошо разыгранным изумлением воскликнул Халид. – Неужели этот облезлый привел вас туда, куда он вас привел?

– Да, именно так оно и случилось, Халид, – сказал Муджжа сокрушенно. Но тут же гордо выпрямился и произнес на всю округу: – Однако клянусь богом, не радуйся слишком рано. Пока против тебя вышли только передовые застрельщики из самых торопливых, по-настоящему опытные ждут тебя в крепостях, и с ними тебе непросто будет справиться.

И действительно, когда Халид подступил к Хаджру, он увидел на стенах его огромную массу воинов в сверкающих доспехах – весьма внушительное и грозное зрелище. На самом же деле это все были женщины да подростки, настоящих воинов в стенах столицы почти не осталось.

Халид картинно задумался, а затем, повернувшись к советникам, вопросил: «Что скажете, почтенные?» Почтенные тут же высказались в том смысле, что, мол, хватит проливать кровь и надлежит немедленно предложить противнику условия капитуляции, а именно: желтое и белое (золото и серебро) – все, какое есть; кольчуги и кони – все, какие есть; а от пленных – только половину.

Переговоры начались. Муджжа выступил делегатом от Халида, и все закончилось даже легче, чем опасались в Хаджре. И наконец, последняя сцена.

Ворота крепости распахиваются, Халид входит в город, и очень скоро обнаруживается, что там только женщины и дети. На рыночной площади, полной народа, Халид в великолепной ярости топает ногами, хватается за саблю и орет на Муджжу: «Ты обманул меня!» – а тот, изможденный, но гордый, высоко поднимает голову и ответствует в том смысле, что да, обманул, однако поступил так исключительно во имя и ради своего народа. Буря восторгов. Все валятся ниц. Занавес

далее должна быть еще одна поэма в стихах от товарища Магнума и тема себя бы окупила 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now