762 posts in this topic

Posted

Так Игра Драконов разделена же на две части/сезона Каминским, да и на том же Фикбуке, например, кроссовер разделён на два произведения

 введен в заблуждение тем что читаю с самиздата а там это единый файл вот и думал что может быть чтот еще пропустил .. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Первоисточник как-то пытался читать - не могу сказать, что понравился. И этот, не знаю как его обозвать, рубленый стиль (кстати, неплохо сымитирован!), и миростроительство, и персонажи...  :resent: 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

и миростроительство, и персонажи...

Я с вами не то чтобы категорически несогласен, но  Душелов входит в десятку моих любимых фэнтезийных персонажей, причем не десятым. 

И в Вестерос его сравнительно удобно перенести без особого ущерба для текста первоисточника.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Сегодня Трехглазый Ворон не хотел покидать свое тело. Странная, незнакомая доселе робость овладела им, предостерегая от ставшего привычным действа. Что-то приближалось к Винтерфеллу  – темное, полное злой мощи, не менее ужасающей, чем ледяная нежить, прорвавшаяся из-за Стены. Бран чувствовал пришествие этого нового зла: он угадывал его приближение в изменившемся карканье воронов, в мелькавших по ночам странных тенях и еще более странных звуках, доносящихся из самых темных закоулков замка. Однако, предчувствуя надвигающуюся угрозу Бран никак не мог увидеть ее:любая попытка приблизиться к источнику беспокойства оканчивалась неудачей. Словно какая-то незримая, но без сомнения, могущественная сила отбрасывала его в собственное тело, с раскалывающейся от боли головой и чувством невероятной слабости. Единственное, что он мог понять – злое «нечто» надвигалось с юга: прежде чем потерпеть очередную неудачу, Бран видел воды Зеленого Зубца, болота и леса Перешейка,  черную громаду Рва Кайлин.  И все же он знал слишком мало, для того, чтобы облечь в слова свои смутные предчувствия и опасения. Слова, которые он мог бы сказать Джону, точнее Эйгону, его королеве или же Сансе Старк. Трехглазый Ворон понимал, что должен их предупредить – и ради этого он презрел свою робость, попытавшись еще раз найти нового врага. На этот раз он увидит его не своими глазами, но подвластных ему воронов.

 

Он привычно закатил глаза, чувствуя, как его разум покидает  тело и входит в покрытые перьями тела, распадаясь на множество сознаний. Послышалось оглушительное карканье и стая воронов сорвалась с ветвей чардрева, устремившись на юг.

 

Но птицы не успели отлететь и десяти миль от Винтерфелла, когда, наконец Бран не столкнулся с новым врагом лицом к лицу.

 

Внизу вился Королевский Тракт и над ним, на высоте  примерно в сто футов реял странный предмет, напоминавший большой плат ткани. На нем, скрестив ноги, восседала странная фигура – некто невысокий и худощавый, с ног до головы облаченный в черное одеяние. Даже лицо его прикрывал черный шлем, так что непонятно было даже мужчина или женщина. Но исходящее от него ощущение невероятного могущества и столь же губительного зла, нельзя было ни с чем перепутать –  предчувствия именно об этом существе мучило его в последние дни.

 

-Брандон Старк, Трехглазый Ворон,- каждое слово неведомый гость произносил новым голосом,- ты так настойчиво искал меня, что сумел обратить на себя внимание.

 

Бран, почувствовав опасность, хотел  вернуться в свое тело, но не успел:  черный призрак вскинул руку, хищно скрючивая пальцы, словно когти. Страшная боль пронзила сознание Брана, он хотел закричать, но лишь воронье карканье вырвалось из множества клювов. Он по-прежнему пребывал в телах воронов, но был уже не властен над ними, как и над собственным разумом, запечатанным в птицах. Бессильно он смотрел, как вороны, содержащие частицу его разума, садятся на ковер неведомого колдуна.

 

-Не волнуйся, я отпущу тебя обратно,- послышался скрипучий старушечий голос,- но не сразу. Сначала мы сыграем с тобой в одну игру.

 

Раздался радостный детский смех, а вслед за ним – слова на незнакомом языке. Брана скрутил новый приступ боли  и он закричал столь страшно, что даже из птичьих клювов вырвалось не привычное карканье, а вполне человеческий вопль боли и ужаса.

 

-Вы ручаетесь за него, леди Бриенна? Вы готовы сражаться подле него.

 

-Да, - кивнула рослая женщина в доспехах. Душелов припомнила, что уже видела ее в Драконьем Логове – и тогда же она бросала на Джейме Ланнистера столь неловкие взгляды, как и здесь. Для Взятой было яснее ясного, что именно заставляло эту белобрысую дылду столь отчаянно защищать брата королевы перед самыми влиятельными людьми Севера.  Вдоль стен стояли столы за которыми восседали  местные шишки. Самый большой стол стоял у дальней стены, где сидело трое командующих здешними армиями. Двоих – королеву с серебряными волосами и чернобородого Короля Севера, Душелов уже видела, третью –  рыжеволосую девушку в черном платье,- колдунья видела впервые, хотя уже и знала, что это Санса Старк, сестра Джона Сноу.

 

Перед этой троицей и стояла сейчас Душелов рядом с Джейме Ланнистером, которому Дейнерис и Санса сейчас припоминали все грехи перед их родней. 

 

-Я обязана вам жизнью, леди Бриенна,- сказала Санса, - если вы доверяете ему свою  – мы должны позволить ему остаться.

 

Дейнерис метнула на Сансу удивленно-раздраженный взгляд и Душелов поняла, что обе женщины не ладят друг с другом.

 

-Что скажет Хранитель Севера? – спросила Матерь Драконов. Сидевший справа от нее Джон, чуть было не задремавший во время препирательств, встрепенулся и уставился на Джейме так будто только что увидел его.

 

-Нам нужен каждый меч,- произнес он. Дейнерис пристально посмотрела на него, потом перевела взгляд на Джейме.

 

-Хорошо,- процедила она.

 

Она кивнула стоявшему у стены чернокожему мужчине в доспехах и тот,  смерив Джейме неприязненным взглядом, всучил ему меч, только что не швырнул его.

 

-Благодарю, ваше Величество.

 

-С вами мы закончили,- Дейнерис подчеркнула это « с вами»,- но не с вашим спутником. Я вас знаю…сир?- неуверенно добавила она.

 

-Вряд ли,- усмехнулась Душелов,- я из очень дальних краев.

 

-Я была достаточно далеко от Вестероса,- заметила королева,- так откуда вы?

 

-Из Асшая, - вдруг вымолвил темноволосый молодой человек, сидящий в кресле с колесиками,- нам не помешает сейчас любая помощь. Ты ведь так сказал, брат?

 

Джон Сноу вяло кивнул, продолжая недоверчиво рассматривать Душелова.

 

- Я знаю, что в Асшае принято скрывать лица,- кивнула Дейнерис,- но тут не Асшай. Не думаю, что кто-то из собравшихся будет рад сражаться  бок о бок неизвестно с кем.

 

Душелов пожала плечами и стянула морион. Копна черных волос упала на ее плечи и по залу прошел возбужденный гул – собравшиеся, особенно мужская половина, оценили необычайную красоту колдуньи. Женщины же смотрели  на нее с ревнивым неодобрением – и Мать Драконов не стала исключением.

 

-Даже не сир,- насмешливо протянула она,-  простите леди, но вряд ли вы сможете стать достойной заменой армии Ланнистеров.

 

- Внешность обманчива моя…леди, - в тон королеве ответила Душелов. Та вспыхнула от негодования, но, не успела она открыть рот, как вновь подал голос Бран.

 

-То, что движется на нас имеет магическую природу,- заметил он,- как и ваши драконы. Асшай же славится своими магами. Нужно дать и ей шанс

 

-У меня нет оснований не верить своему брату,- громко сказала Санса, с вызовом посмотрев на Дейнерис,- если он считает, что она сможет помочь.

 

-Ну хорошо,- махнула рукой Дейнерис, потеряв интерес к нежданной гостье, - как вас хоть зовут, гостья из Асшая?

 

- Можете звать меня Ардат…ваше величество.

 

Дейнерис кивнула,  удовлетворенная хотя бы и этим. Санса же, не говоря ни слова, встала из-за стола и вышла из зала. Дейнерис повернулась к Джону, но то, не говоря ни слова,  отошел от нее. Мать Драконов неловко помялась на месте и тоже вышла. За ней последовал карлик и еще несколько мужчин – Душелов их также видела в Драконьем Логове: высокий светловолосый мужчина в латах и еще один,  в ниспадающих одеяниях, с гладкой словно яйцо, лысиной. Остальной народ тоже стал расходиться кто куда, стараясь не встречаться взглядом с колдуньей. Душелов пожала плечами и, подмигнув напряженному Джейме, направилась к выходу.

 

-Почему ты им не сказал?

 

-Ты не смог бы нам помочь в этой битве, если бы они тебя убили?

 

-А что будет потом?

 

-С чего ты взял что потом настанет?

 

Глаза странного юноши, сидящего под древом с красными как кровь листьями переместились куда-то за спину Джейме и тот обернулся, уже догадываясь что он увидит.

 

-Нужно поговорить,- сказала Душелов приятным мужским голосом,- наедине.

 

Джейме бросил вопросительный взгляд на Брана и тот чуть заметно кивнул. Джейме пожал плечами и, развернувшись, исчез за деревьями. Душелов подошла к Брану и присела на корточки. Ее лицо снова укрывал черный морион, но Бран чувствовал, как в него уставился насмешливый взгляд, полный злой мудрости.

 

-Поговорим? – сказала колдунья,- как ворона с вороной?

 

Над ее головой послышалось надоедливое карканье и несколько птиц, облепивших ветви чардрева, спикировали ей на плечи.

 

-Что ты хочешь от меня услышать? - слабым голосом спросил Бран.

 

-Все об этом вашем Короле Ночи,- усмехнулась Душелов,- с самого начала.

 

Бран начал рассказывать – все что он  знал, от самого первого видения возле круга из камней, где Дети Леса проводили - обряд, превращающий человека в отродье ледяной тьмы. Душелов слушала, не перебивая и лишь когда Бран завершил свой рассказ задала вопрос.

 

 - Ты знаешь его настоящее имя?

 

-Нет. Но могу попробовать узнать.

 

-Попробуй.

 

Бран кивнул и закатил глаза, покидая тело. Душелов, застыв словно черная статуя, сидела рядом, не обращая внимания на снежинки, падавшие на ее черный костюм.

 

Эту девчонку колдунья приметила еще в зале – круглолицая и сероглазая, в мужской одежде. Пока Душелов разговаривала с Леди Севера и Драконьей Королевой, девчонка сверлила ее подозрительным взглядом, словно примериваясь куда удобнее всадить висящий у нее на поясе тонкий меч. В ней чувствовалось что-то странное, но Душелов   тогда выкинула странную девку из головы. Вспомнила она ее лишь, когда зашла в кузню – странная девушка уже была там, рисуясь перед крепко сложенным парнем –  местным кузнецом, судя по одеянию.

 

-Я знаю, что такое смерть, - говорила она, размеренно швыряя в стену выточенные из обсидиана   кинжалы,- у нее много лиц.

 

Смертоносные клинки втыкались в дерево почти впритык друг к другу.

 

-С удовольствием посмотрю еще на одно,- сказала она, вонзая очередной кинжал.

 

Позади послышался негромкие аплодисменты. Девчонка оглянулась – как раз, чтобы пригнуться, когда над ее головой свистнул еще один клинок – на этот раз стальной. Он вонзился меж обсидиановых кинжалов, вклинившись в узкий зазор между ними.

 

- Это было  глупо, -  сказала девушка, пренебрежительно посмотрев на Душелова,- только затупила  хорошую сталь.

 

- Уверена?  - рассмеялась колдунья, сделав странный жест рукой.  Ее кинжал сам собой вырвался из стены и  упал на стол рядом с девушкой - короткий клинок, украшенный необработанным рубином, который держала  мертвой хваткой лапа с пятью когтями, торчащая из конца рукояти. Девушка проверила острие –  лезвие не уступало остротой валирийской стали.

 

-Впечатляет,-  кивнула она, - это колдовство?

 

-Вроде того,- Душелов взмахнула рукой и кинжал, вырвавшись из рук девушки, скользнул обратно ей на пояс, -   как тебя зовут?

 

-Арья Старк,- неохотно призналась девчонка.

 

- Да ладно? -  Душелов удивленно приподняла бровь,  - ты сестра Сансы?

 

-Для тебя она Леди Севера,- с вызовом сказала Арья,- да она моя сестра и Джона тоже. И  в нашей семье не любят подручных Ланнистеров.

 

-  Здесь я сама по себе,- рассмеялась Взятая,- мне нет дела до ваших ссор. У меня есть свои.

 

Арья пожала плечами.

 

-Мой заказ,- напомнила она парню,  недоуменно наблюдавшему  за этой перебранкой. После чего развернулась и вышла из кузни.

 

-Сию минуту,- крикнул ей в спину  молодой кузнец. Вопросительно посмотрел на Взятую – в его взгляде смешались мужской интерес и раздражение, что ему мешают работать.

 

- А тебя как зовут? - Душелов произнесла это самым соблазнительным женским голосом из всех имеющихся в ее коллекции. Морион был снят и парень невольно сглотнул слюну от восхищения, увидев лицо самой красивой женщины, что он когда-либо встречал. Душелов мелодично рассмеялась, наслаждаясь смущением парня.

 

-Так как твое имя?- повторила она.

 

-Джендри,- выдавил кузнец.

 

-Очень хорошо, Джендри,- Душелов улыбнулась так, что парень чуть не хлопнулся в обморок от вожделения,- у меня для тебя тоже есть заказ.

 

Она достала три черные стрелы. На древках  были нанесены серебром какие-то буквы.

 

-Мне нужны обсидиановые наконечники на каждую,- сказала девушка,- сделаешь? 

 

-Конечно, миледи! –  горячо  сказал кузнец. Душелов подарила ему ослепительную улыбку и уселась на ближайший стул, пока  воодушевленный Джендри рьяно принялся за работу. Прилаживая новые наконечники, Джендри заметил, что надпись на каждой стреле начерчена поверх другой: тщательно зачищенной, но все же различимой. Впрочем,  эта мысль  сразу вылетела у него из головы –  чарующий смех и озорные бесенята в глазах чужеземной колдуньи не давали ему думать ни о чем, кроме того, как выполнить заказ, чтобы ей понравилось. И ему это удалось:  приняв стрелы у него из рук, колдунья со  знанием дела проверила острие, после чего посмотрела на Джендри так, что тот забыл обо всем. Дальнейшее происходило как в тумане: полные губы коснулись его губ, а тонкие, но сильные руки сомкнулись на его шее. Словно сама собой спадала с них одежда, а потом он оказался на полу, где их тела сплетались в сладострастных обятьях, а жаркий воздух кузни  заполнили томные стоны и всхлипы.

 

Джендри не видел, но Душелов прекрасно заметила, как в дверях  появилась нескладная фигура Арьи  Старк и, постояв немного, отступила назад. Довольная улыбка озарила лицо ведьмы.

 

-Здесь слишком неудобно, - шепнула она на ухо кузнецу,- кто угодно может войти.

 

-Куда тогда? – прохрипел заезженный Джендри.

 

-Пойдем!

 

Спустя некоторое время они вновь оказались на полу – только уже не кузни, а крипты. Собственно лежал один Джендри – Душелов, нависнув над холодеющим трупом, чертила причудливые узоры  кровью, вытекающей из перерезанного горла. Она шептала заклятья и воздух вокруг нее мерцал зеленоватыми огоньками, становящимися все ярче, озаряя статуи умерших Старков. А затем послышался негромкий хлопок и перед Душеловом появился некто маленький, не больше ребенка, с уродливым личиком, напоминающим жабу.

 

-Привет, босс,- пропищало существо, -  куда это тебя занесло?

 

-Приходиться чем-то жертвовать, Жабомордый,- улыбнулась Душелов,- зато моя голова опять на плечах. Долго меня искал?

 

-В этих множественных мирах заплутать ничего не стоит,- пожаловался бес, - я сбился с ног, прежде чем понял, откуда исходит зов.

 

-Но все же ты нашел, - удовлетворенно улыбнулась колдунья, - это хорошо. Значит, наша связь работает и между мирами.

 

-У тебя есть работенка для меня?

 

-Да,- кивнула Взятая,- для начала избавься от трупа. А потом - пошарься как следует по замку, послушай, что говорят местные.

 

-Что именно слушать? – деловито спросил Жабомордый.

 

-Все что угодно,- пожала плечами колдунья,- кто что говорит, кто с кем спит, что вообще творится.

 

-Намечается заварушка?- деловито спросил бес.

 

- Еще какая! - заверила его Душелов,- повеселимся на славу.

 

- Вечно ты вляпаешься в какую-то историю,- сокрушенно покачал головой бес.

 

-И не говори, - в тон ему ответила колдунья, - но разве со мной было скучно?

 

Она рассмеялась и бес захохотал в ответ,  после чего исчез в взметнувшемся ворохе зеленым искр. Вместе с Жабомордым исчез и труп Джендри.

 

Душелов осталась одна во мраке, перебирая три стрелы с нанесенным на них словом. Точнее не словом  - именем. Джендри понял, что под ним скрывалась иная надпись – она прочла это по его лицу, после чего участь молодого кузнеца была предрешена. Разумеется, он ничего не понял, но он мог воспроизвести это по памяти.  Ни к чему кому-либо здесь знать даже как выглядит настоящее имя Душелова.

 

Во мраке крипты Душелов предавалась медитации, пытаясь связаться с темными силами этих мест. Однако долго ее уединение не продлилось -  вскоре у входа послышались голоса, блеснул свет факелов, заслоненных чьей-то фигурой.

 

Осторожная Душелов вспомнила известное ей заклинание изменяющее размер и отступила в самый темный угол, слившись с мраком крипты. Она уже прикидывала, как ей по-тихому сбежать отсюда но это желание мгновенно исчезло, когда она узнала эти голоса.

 

-Мой брат Рейгар…- донесся до нее женский голос.

 

-Он любил ее,- отвечал мужской,- после того, как он погиб Лианна родила сына.

 

Они говорили еще, пока Душелов, скорчившись во тьме, внутренне ликовала.  Вот это удача – с первого же дня здесь вызнать тайну, способную потрясти основы этого королевства!

 

Звук рога снаружи прервал проходивший на повышенных тонах разговор и Джон Сноу с Дейнерис Таргариен тут же покинули крипту.

 

-Все в порядке, босс?-  замерцали зеленые искры и рядом материализовался Жабомордый, - похоже, заварушка началась. Я успел кое-что подслушать, так что если тебе интересно.

 

-Нет,- отмахнулась Душелов,- я узнала тайну интереснее, которой ты уже не найдешь.

 

-Расскажешь?

 

-Позже! Сначала давай посмотрим на здешнее пугало.

 

Edited by Каминский

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

тут вам не там.. пиявками не отделаешься.. сексапильные колдуньи вредят вашему здоровью.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Скучно. За год-два она подчинит всю планету. Это такой оверкилл, что даже попаданец с ноутбуком к Сталину меркнет.

Скорее похоже - по степени крутости попаданства - на перенос современной КНР в неолит.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

она подчинит всю планету. 

Если поставит перед собой такую цель - не исключено. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Если поставит перед собой такую цель

А какая у нее цель вообще? Вернться в родной мир и нагнуть Отряд? Не факт что она может/умеет. В этом мире скорее всего никто не может такого делать.

Так что она застряла на Планетосе надолго, имхо. А следовательно будет пытаться косплеить сестру и стать местной Госпожой.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А какая у нее цель вообще?

Пока что отсидеться и осмотреться. А там видно будет. Но да, о сестре она не забыла и о своем мире тоже.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кузнец не нужен! 

 

 

Надо ей могушественного противника, а то ведь и в самом деле неспортивно. 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Надо ей могушественного противника

Так на подходе уже.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Посещение Душеловом крипты осталось никем не замеченным: покинув замерший в ожидании Винтерфелл, вернувшись, колдунья застала настоящий муравейник. Вокруг нее бегали, суетились, орали северяне:  кто-то занимал место на стенах, кто-то выстраивался перед огромными воротами, с натугой открывавшимися перед защитниками замка.  Душелов отметила уже знакомых ей дотракийцев, с трудом удерживающих тревожно всхрапывающих и встающих на дыбы коней. Чуть поодаль дисциплинировано застыли воины в черных доспехах – колдунья уже знала, что это Безупречные, боевые кастраты королевы Дейнерис.

 

Сама Бурерожденная уже стояла на стене, напряженно  всматриваясь в простершуюся перед ней ночную тьму.  Там же стоял и Джон Сноу – на приличном расстоянии от своей королевы, с удовлетворением отметила ведьма.

 

Внимание ведьмы привлекла группа женщин, стариков и детей, пробиравшихся к дверям крипты. Среди этих людей она отметила виденных ею ранее карлика и лысого толстяка.

 

-Куда это они?

 

-Так решили на ихнем  военном совете, - пояснил устроившийся на ее плече бес, невидимый для всех кроме хозяйки,- все кто не может сражаться спрячутся в крипте.

 

-То есть от твари воскрешающей мертвых они будут прятаться среди мертвецов,- Душелов гнусно захихикала,- да тут стратег на стратеге!

 

-Мне все это не нравится, босс,-  заметил Жабомордый, - уверена, что эта твоя война?

 

- Оглянусь, тогда скажу,-  веско сказала Душелов,- давай поднимемся на стены.

 

Она почти взбежала наверх – северные воины невольно шарахались от затянутого в черную кожу силуэта, делая знаки от нечистой силы.  Неподалеку она заметила сестер Старк и приветливо помахала рукой. Санса неуверенно помахала в ответ, Арья демонстративно отвернулась, рука ее легла на рукоять кинжала. Усмехнувшись про себя, колдунья заняла место поудобнее и принялась наблюдать за подготовкой к бою.

 

Перед стенами Винтерфелла выстраивались шеренги бойцов – евнухи, северяне, рыцари Долины. Душелов узнала Джейме Ланнистера, его рослую подругу ( колдунья уже знала, что ее зовут Бриенна ) обгорелого бугая, демонстрировавшего мертвеца в Драконьем Логове. Впереди же всех выстроилась дотракийская конница. Среди всадников Душелов заметила и светлобородого воина в доспехе – она припомнила, что ранее он ни на шаг не отходил от Дейнерис Таргариен. Кажется, его звали  Джорахом

 

Неожиданно  Взятая встрепенулась – рядом с конными дикарями появилась странная личность: красивая женщина в ярко-красном одеянии, восседающая на черной лошади. Она что-то сказала Джораху и тот, поколебавшись,  передал ее слова дотракийцам. Неохотно те подняли мечи и женщина в красном, подъехав к одному из дикарей, сомкнула пальцы вокруг изогнутого лезвия. Ее губы зашевелились, ветер донес слова на незнакомом языке и вдруг меч кочевника вспыхнул словно факел. Душелов вскинула бровь, наблюдая как огонь  стремительно перекидывается с одного меча на другой – вскоре все оружие орды полыхало яростным пламенем.

 

-Кто она такая? – заинтересованно спросила Душелов у сестер Старк. Санса пожала плечами, Арья скорчила презрительную гримасу.

 

-Красная Женщина,- сказала она,- жрица огненного бога. Странно, что ты не знаешь ее – говорят она тоже из Асшая. И тоже ведьма.

 

-Асшай слишком большой,- рассеяно протянула Душелов, хотя понятия не имела насколько велик тот город. Но, видимо, сейчас она угадала – на лице девушки не было и тени удивления, только прежняя неприязнь.

 

-Где Джендри? - вдруг спросила Арья.

 

- Где-то там,- сказала Душелов, небрежно указывая на войско,- ладно, счастливо оставаться.

 

Рядом раздался шелест и Душелов взошла на ковер, услужливо поднесенный ей Жабомордым. Миг –  и колдунья взмыла в небо, оставив Арью с открытым ртом, - последние обращенные к ней слова, ведьма произнесла голосом кузнеца.

 

Рея над полем, Душелов услышала визгливый воинский клич – дотракийцы, потрясая горящими мечами, рокочущей, улюлюкающей лавой устремилась в ночную тьму. Душелов хотела направить ковер вслед за ними, когда на ее плечо легла цепкая лапка.

 

-Не торопись, босс,- сказал Жабомордый.

 

Мордочка беса была непривычно серьезной и Душелов, кивнув, решила последовать совету подручного. Молча они наблюдали, как удаляется море дрожащих огоньков, как слабеет воинский клич, заглушаясь…чем-то иным.

 

-Смотри!- вскрикнула Душелов,- они с кем-то встретились!

 

Море огней впереди заколебалось, задрожало, а потом мечущиеся светлячки начали гаснуть - словно кто-то растаптывал горящие угольки. Молча колдунья и бес наблюдали, как в холодной тьме отчаянно мечутся отдельные яркие точки. Затем исчезли и они.

 

-Интересно,- сквозь зубы процедила колдунья.

 

-Хочешь вмешаться? – спросил бес.

 

-Пока не время, - сказала Душелов,- подождем.

 

Впереди послышался нестройный топот и из темноты появились дотракийцы: на бородатых смуглых лицах читался страх, одежды свисали кровавыми лохмотьями, кони также выглядели измученными и израненными. Из всей орды устремившейся навстречу врагу, вернулось от силы десятая часть.

 

- Даже если бы им приказывала Серсея, они не смогли бы с первой же атаки понести большего урона,- презрительно хмыкнула Душелов.

 

-На этом их потери не кончатся,- возбужденно сказал бес,- смотри!

 

Дышащая холодом тьма словно приблизилась к освещенному Винтерфеллу, нависнув над его защитниками. В ледяном мраке что-то зашевелилось,  зарокотало множеством бессвязных воплей и вдруг ночь разродилась скопищем бесчисленных тварей.  Душелов признала в них подобие живого мертвеца, что она видела в столице – только здесь таких мертвецов оказалось десятки, если не сотни тысяч. Они вытекали из мрака словно река смрадного гноя, несущая обломки трухлявых костей, ошметки гниющей плоти и обрывки ветхой одежды. И в этом месиве синевато-льдистыми звездами мерцали одинаковые глаза. Спустя мгновение под стенами замка закипела жесточайшая сеча, где воины, ощетинившись стеной острой стали, изо всех сил пытались сдержать накатывающиеся на них волны нежити.

 

-Долго не продержатся,- заметил Жабомордый.

 

-Да,- Душелов напряженно вглядывалась в ночь. Где-то там, в морозной тьме угадывался источник той холодной колдовской мощи, что раз за разом обрушивала на замок армии мертвых. Мощи, сопоставимой с ее собственной силой  – но в отличие от колдуньи, за незримым противником живых не угадывалось никаких страстей или желаний. Нет зависти, злости, похоти, жажды мести или жажды власти – лишь холодное равнодушие стихии,  обретшей разум и сосредоточившей его на одной-единственной цели.

 

Над ее головой послышался оглушительный рык, что-то огромное пронеслось в небе и в следующий миг на  мертвых обрушилась лавина пламени. Словно завороженная колдунья смотрела на двух крылатых ящеров, одним выдохом прокладывающих в  копошащемся скопище черные прогалины. Мерзкий запах горелой плоти донесся до ноздрей колдуньи, наблюдавшей как драконы обрушивают на мертвых огненную смерть – на этот раз окончательную.

 

-На спине большого черного сидит королева,- прищурившись, протянула колдунья,- но кто оседлал зеленого дракона?

 

-Тот, кого они именуют Королем Севера,- охотно откликнулся бес, - этот, как его…Джон.

 

-Ах да,- кивнула Душелов, вспомнив разговор в крипте,-  ладно, оставим их пока.

 

Бросив последний взгляд на борьбу Огня и Льда, Душелов, к огромному облегчению беса, развернула ковер к стенам Винтерфелла. Приземлившись на одной из башен, она с удивлением обнаружила  на ней жрицу, смерившую колдунью неприязненным взглядом. Вблизи  она еще больше оправдывала прозвище Красной Женщины – алыми были не только одеяния, но и полные губы и ярко-рыжие волосы и даже огромные глаза, уставившиеся на Взятую.

 

-Мое почтение, коллега, - Душелов постаралась скрыть сарказм, -  может, нам стоит объединить усилия? Враг слишком силен.

 

-Я не знаю откуда ты,- произнесла жрица, - из Асшая или откуда-то еще, но знаю, что ты – зло. Ничем не лучше того, что там, - она указала на скопище мертвецов.

 

-Не слишком ли поспешное решение? Мне говорили, вам нужна любая помощь.

 

-Тьму не изгоняют Тьмой,- покачала головой жрица,- Владыка Света даст нам победу.

 

С этими словами она развернулась и начала спускаться по лестнице. Душелов молча провожала ее взглядом, ее рука легла на рубин в рукояти кинжала.

 

-Босс смотри! - на ее плече вновь материализовался Жабомордый, - похоже дела плохи.

 

Душелов выглянула со стены: драконы все еще носились над полем, выжигая мертвецов,  все больше отдаляясь от замка – туда где в морозной тьме угадывались очертания заснеженного леса. А над кронами деревьев вздымались клубы синевато-белой мглы, разраставшейся столь стремительно, что рядом с ней даже драконы казались маленькими и ничтожными.

 

-Снежная буря!- крикнула Душелов и в этот миг белесая мгла устремилась вперед, разом накрыв драконов. В пурге угадывались взмахи огромных крыльев, вспыхивало пламя – огромные ящеры, как и их всадники не собирались прекращать борьбу. Однако они перестали извергать пламя на мертвых – и  казавшееся неисчерпаемой армия с удвоенной силой обрушилась на живых. Строй сломался, послышались отчаянные крики, в которых можно было разобрать лишь один призыв.

 

-Отступаем!

 

С трудом Душелов различала подробности безумной схватки, начавшейся когда мертвые прорвали оборону живых. Командиры  пытались заставить людей отступать организованно, но делать это становилось все труднее – на многих участках фронта  уже завязалась рукопашная. Лишь Безупречным удавалось удерживать подобие порядка в своих рядах, прикрывая остальных - благодаря чему отступление все же не превратилось в беспорядочное бегство. Евнухи сумели встать стеной между мертвыми и остальным воинством, что позволило живым ворваться в открывшиеся перед ними ворота Винтерфелла.

 

-Ров! – послышался крик, тут же подхваченный сотнями голосов,- пусть подожгут ров!

 

 Широкая траншея, за которую отступали Безупречные, заполненная ворохом горючих материалов и политая  вязкой жидкостью, оставалась последним рубежом у стен  Винтерфелла. Сверху уже кто-то отчаянно махал горящими факелами, пытаясь привлечь внимание драконьих всадников.

 

- Они нас не слышат, -  чей-то отчаянный стон со стены. Душелов посмотрела на снежный буран – в нем угадывались силуэты драконов, наугад выдыхающих пламя, но было похоже, что их всадники еще не осознали, как они нужны под Винтерфеллом. Его защитники пытались поджечь ров, пуская огненные стрелы, но все они тухли на ледяном ветру. А натиск мертвых усиливался и Безупречным становилось все труднее удерживать их от последнего броска к замку.

 

И тут из  Винтерфелла вышла одинокая фигура  в красных одеяниях.

 

Мелисандра прижала ладони к  защитным сооружениям,  громко взывая к Владыке Света, пытаясь пробудить в себе божественный огонь. Она знала, что не переживет этой ночи, но была готова пожертвовать собой, дабы преградить путь ордам Великого Иного. Вокруг раздавались крики Безупречных и бессвязное рычание мертвых, раз за разом пытавшихся пробить строй, но жрица старалась не отвлекаться на них, даже когда оскаленные гниющие пасти и ярко-синие глаза маячили чуть ли не перед ее лицом. Куда сложнее было справиться с ворохом мыслей, мешающим ей сосредоточиться на призыве к богу. Она ведет  войну против Врага, но как можно быть уверенной в победе, если враг не только впереди, но и позади нее? Она чуяла зло, разлитое вокруг подобно наполненной гноем крови, чувствовала, как оно пропитывает здешнюю землю. Рглор всемогущий дай мне знать, что все это не напрасно! Дай знак, что я не зря воюю тут!

 

И в этот миг ее пальцы закололи от прилившего к ним тепла и жрица с радостью ощутила прилив божественной энергии. Дерево под ее руками затлело, от него повалили струйки дыма, сменившиеся язычками пламени. Одновременно Мелисандра услышала над собой голос – вернее множество голосов, на разный лад повторяющих одну и ту же фразу. Жрица недоуменно вскинула голову и увидела реющий над ней ковер, на котором, вскинув руки, застыл черный призрак, окруженный ореолом зеленоватого свечения. Мелисандра еще не успела понять, что это значит, когда земля под ногами вдруг стала нестерпимо горячей. В следующий миг тело жрицы охватило  вырвавшееся из-под земли  черно-красное пламя.

 

Летящая на ковре Душелов читала заклятья, с мрачным торжеством наблюдая как загорается ров – а вместе с ним  и все, что находится вблизи. Она готовилась к этой битве заранее – еще до своего появления в Винтерфелле, в ожидании Джейме, она целую  ночь ставила вокруг замка колдовские ловушки. Сейчас они сработали, приведенные в действие заклятиями  – со стороны это выглядело так, будто на морозной почве  появлялись красные цветы, распускающиеся от крошечной точки до двенадцати ярдов в диаметре — почти черные в центре и огненно-желтые на краях.  Когда они затухали, то на их месте оставались черные круги внутри которых лежали обугленные скелеты, а мечи и наконечники копий походили на расплавленные куски  воска. В считанные минуты круг смертоносных цветов окружило весь Винтерфелл, протянувшись от его стен на сто ярдов вперед. Все что оказалось  внутри этого круга превратилось в обугленные кости и оплавленный металл – и мертвецы и Безупречные. Некоторые из евнухов еще стояли, погрузившись в землю — кто до лодыжек, а кто до бедер и глубже, сохраняя свое место в строю. Но внутри их доспехов теперь не теплилась даже искра жизни - лишь обугленная плоть и кости.

 

В считанные мгновения колдовство Душелова уничтожило  тысячи мертвецов, всех Безупречных, всех воинов, кто помогал им прикрывать врата и одну жрицу Рглора.

 

 -Это их не остановит,- сказал бес, указывая на выныривающие из мрака новые полчища мертвых. Огненные цветы еще сжигали их тела, но пламя постепенно утихало, а установить новые ловушки у Душелова  уже не было времени. Однако колдунья не унывала.

 

-Я и не рассчитывала победить так,- сказала она,- всего лишь привлечь внимание их хозяина.

 

Она посмотрела перед собой – снежная буря утихала и средь облаков реяли огромные крылатые тени. Теперь уже не две, а три.

 

- Пора познакомиться с ними поближе,- усмехнулась Душелов и ее ковер метнулся вперед.

 

С оглушительным ревом Визерион устремился на Рейегаля, извергая ярко-голубое пламя. Дракон Джона ответил столь же громким рыком и кинулся на врага. Сбоку на помощь брату кинулся Дрогон и в небесах завертелась круговерть из лязгающих пастей и отчаянно машущих перепончатых крыльев. Драконы палили друг друга огнем, терзали когтями и зубами, тогда как их всадники почти не участвовали в битве, принимая невероятные усилия, чтобы удержаться на спинах ящеров. Раз или два Король Ночи поднимал свое ледяное копье, но не решался его метнуть, боясь промахнуться. Вокруг все еще плыли тучи, то и дело разражавшиеся снегом, драконы то ныряли в них, то выныривали, чтобы с новыми силами обрушиться на врага. В этой схватке уже мало кто обращал внимание на держащийся на почтительном расстоянии летающий ковер, на котором недвижно сидел черный силуэт, окутанный зеленым ореолом.

 

Душелов не торопилась вступать в схватку – неуверенная в силе своего защитного барьера, она опасалась, что случайное пламя могло сжечь и ковер и ее саму.  Поэтому она просто кружила неподалеку, поджидая удобного случая, чтобы вмешаться. Воздушная схватка сместилась в сторону Винтерфелла,  продолжаясь уже над самым замком – Король Ночи рвался именно сюда, несмотря на все препятствия со стороны обоих Таргариенов.  Вырывавшееся из пасти дракона синее пламя разрушало стены и башни, освещая внизу жуткие сцены очередной бойни. Мертвецы, несмотря на все усилия оборонявшихся все же поднялись на стены и сейчас их численный перевес медленно, но верно делал свое дело. Вот затрещали и рухнули ворота, когда в замок, размахивая дубиной метался мертвый великан, крушащий все на своем пути.

 

Душелов решила  сосредоточиться на воздушном бое. Она уже знала, что делать и выбирала лишь удобный момент, чтобы разом покончить со всеми. Вот зеленый дракон вновь кинулся на Визериона, но немного не рассчитал, нарвавшись на хищную пасть, вгрызшуюся в шею Рейегаля. В этот же миг его сбоку атаковал Дрогон. На мгновение все три дракона оказались на одной линии и тут Душелов хлопнула в ладони, выкрикнув заклинание. Когда она развела руки, меж ее ладоней светился шар белого огня величиной с человеческую голову.  Душелов произнесла  новое заклятье и шар, будто подгоняемый ее дыханием, с невероятной скоростью устремился на дерущихся драконов, стремительно разрастаясь в размерах. Рейегаль и терзавший его Визерион  оказались прямо на его пути – мощная вспышка на миг осветила все на сотни ярдов и в этой вспышке исчезли зеленый и ледяной драконы, вместе с их наездниками.

 

Дейнерис повезло больше  – в последний момент  Дрогон успел взмыть за облака, спасая Мать от неминуемой смерти. Душелов выругалась, но тут же поняла, что у нее есть проблема посерьезней: в воздухе еще бились, сплетаясь, будто клубок змей, белесые молнии, меж них плясало белое пламя и из него, будто воплощение Смерти, на колдунью несся мертвый дракон на котором восседал невредимый Король Ночи.

 

-Ублюдок! – выругалась Душелов, срывая со спины лук и  доставая колдовскую стрелу. Она успела выстрелить только раз, когда Визерион изверг пламя, разом испепелившее стрелу и устремившееся  дальше к ковру. Что-то с силой ударило Взятую в бок и она кубарем полетела с ковра, который тут же был испепелен дотла. Но и падая колдунья успела пустить вторую стрелу с обсидиановым наконечником, вонзившуюся в глаз крылатой твари. Вспыхнуло ярко-синее пламя, дракон взревел в последний раз и вниз посыпались кости и ошметки плоти. А вместе с ними полетел на землю и Король Ночи.

 

Душелов так жаждала поквитаться с врагом, что в азарте забыла произнести заклинание, замедлявшее падение. Лишь у самой земли Взятую подхватил Жабомордый, который и сбросил ее с ковра, прежде чем его охватило пламя.

 

- Это оказалось труднее, чем я думала, - сказала она, поднимаясь на ноги и отряхиваясь. Она проверила колчан: стрела все еще лежала на месте – целая, но последняя.

 

-Я пыталась проникнуть в его мысли,- сказала она бесу,- думала, может  с ним можно как-то договориться, а то и Взять. Но там нет ничего – это уже давно не человек. Создание древней темной магии, мне  пока неподвластной. Его нельзя подчинить, только убить.

 

-Тебе лучше заняться этим скорее,-  хмыкнул бес,- у него на тебя, похоже, такие же планы.

 

Душелов подняла взгляд – Король Ночи шел на нее, занося над головой ледяное копье. За его спиной в замок на мертвых лошадях въезжали похожие существа –  с  ярко-синими глазами и бледной кожей, столь туго обтягивающей мышцы, что тела их напоминали оживших мумий. Со всех сторон собирались мертвецы,  повинуясь зову военачальника нежити. Душелов оглянулась –мертвецы смыкали кольцо вокруг нее и сзади. Даже ей, с ее магической защитой, могло не поздоровиться, если эти твари разом кинутся на нее.

 

-Босс, - за ее спиной послышался шепот Жабомордого,- уходим?

 

Его лапы обхватили ее за талию, готовясь разом унести колдунью и та уже готова была кивнуть, когда в происшедшее вдруг вмешался новый игрок.

 

-Дракарис! – с неба ударил даже не крик, а пронзительный визг и Короля Ночи охватило драконье пламя. Огненного потока хватило бы и на небольшое войско, но когда пламя рассеялось, Дейнерис с ужасом увидела, что синеглазая тварь стоит невредимой. Лишь сейчас на уродливом лике Короля Ночи появилось некое отражение человеческих чувств – широкая, даже злорадная улыбка. Он  замахнулся копьем, однако Дейнерис, не став дожидаться, пока он пустит его в ход, вмиг  развернула дракона. Крылатый ящер свечкой взмыл ввысь, в невероятном пируэте уклонившись от копья. Король Ночи перевел взгляд на Душелова – и увидел направленное на него обсидиановое острие стрелы.

 

-Ритуал окончен,- отчетливо произнесла колдунья,- я именую тебя, Фурдик Брэйк!

 

И спустила тетиву.

 

Неизвестно сработал ли тут принцип, лишающий силы любого колдуна в мире Душелова или нет – но стрела вонзилась Королю Ночи в переносицу. И в тот же миг тело предводителя нежити взорвалось, рассеялось ледяной пылью,  также как и тела остальных Ходоков, тогда как подвластные им мертвецы осыпались грудой костей и мертвой плоти – уже никому не опасной.  

 

Edited by Каминский

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Осторожно, пугливо оглядываясь, во двор выходили люди –  спускались со стен израненные бойцы, из  крипты, щурясь на свет восходящего солнца, поднимались женщины и дети. Некоторые из них, с тихими всхлипываниями пытались остановить кровь из рваных ран, оставленных зубами воскресшей нежити – как и предсказывала Душелов, крипта оказалась ненадежным укрытием.  Но все они – и воевавшие и отсиживавшиеся в подземелье, - со смесью ужаса и благоговения смотрели на застывший посреди двора  черный силуэт с луком в руках.  С не меньшим трепетом смотрели защитники Винтерфелла и на усевшееся на плечах Душелова странное существо чуть меньше ребенка.

 

Сама колдунья почти не замечала скапливающегося народа, мрачно рассматривая ледяные осколки – все, что осталось от Короля Ночи. Радости от победы не было – только глубокая усталость и всепоглощающая досада от того, что ей так и не удалось подчинить себе это существо. Колдовство, способное воскрешать десятки тысяч мертвых одним мановением руки, сгинуло безвозвратно.

 

Позади послышалось  хлопанье огромных крыльев, люди испуганно шарахнулись в разные стороны и Душелов медленно обернулась, хорошо зная кого она увидит.

 

Посреди двора усаживалось крылатое черное чудовище, на котором восседала сребровласая королева. Фиолетовые глаза встретились с голубыми глазами колдуньи и на миг Дейнерис Таргариен содрогнулась от внезапного страха – ей почудился в них отблеск того же колдовского мерцания, что и у морозной нежити.

 

-Где Джорах Мормонт? - громко спросила она, слезая с дракона.

 

-Мертв,- пожала плечами колдунья.

 

-Где мой брат!?- послышался из толпы резкий злой окрик и Душелов, глянув через плечо, увидела взъерошенную, окровавленную Арью, с бессильной ненавистью во взоре.

 

-Тоже мертв,- чуть заметная улыбка искривила губы Взятой.

 

-Они погибли из-за тебя, ведь так? – резко бросила королева и Душелов вновь посмотрела на Дейнерис, - также как и мои Безупречные, как и те, кто прикрывал отход – всех их убило твое колдовство?

 

Дейнерис выглядела разгневанной, но Душелов слишком хорошо знала, как думают люди, чтобы не угадать за этими обвиняющими речами тщательно скрываемый страх.

 

-Если бы не мое колдовство, - небрежно бросила колдунья,- никто бы не дожил до рассвета.

 

-Но ты ведь могла предупредить о тех огненных ловушках, - настаивала Дейнерис,- могла сказать, прежде чем мы бросили на убой столько народу.

 

-Может и так,-  усмехнулась Душелов, уже не видя надобности в том, чтобы притворяться, - но это бы испортило все веселье. А я не обещала спасать жизни вашим воинам. Как и…

 

-Как и мне? – оборвала ее Дейнерис,- ты ведь хотела убить меня, когда метнула тот шар? Он не убил Короля Ночи, но убил Джона Сноу.

 

- Эйгона Таргариена, ты хотела сказать? – Душелов расхохоталась, завидев, как изменилось лицо Матери Драконов,- ну что же вы молчите, Ваше Величество? Скажите своим подданным, как вы узнали, что вам придется подвинуться в очереди на престол.

 

-Это все очень серьезно,- вмешался Тирион Ланнистер,- кто может подтвердить ваши слова?

 

-Я,- бесстрастно отозвался Бран,- Лианна Старк и Рейгар Таргариен любили друг друга и зачали в этой любви сына. Перед смертью Лианна попросила Эддарда спрятать его от короля Роберта.

 

-Я подтверждаю,-  запинаясь от волнения и страха вперед вылез толстяк с жидкой бородкой,- в Цитадели я нашел свидетельство о расторжении брака между Рейгаром и Элией Мартелл, а также о тайном венчании принца с Лианной.

 

-И ты знала об этом,- Душелов насмешливо посмотрела на ошеломленную Дейнерис,- я знаю о вашем разговоре в крипте. Ты обвиняешь меня в смерти племянника – но кто видел его смерть? Может его сжег твой дракон, пока я спасала…

 

-Довольно!- крикнула Дейнерис, заметив сомнение на лицах многих,- хватит отравлять воздух этой ложью, проклятая мейега. Как законная королева Семи Королевств, я приговариваю тебя к смерти за все злодейства. Драк…

 

-Заткнись,- спокойно прервала  ее Душелов и Дейнерис застыла на полуслове. Ее лицо кривилось в  отчаянных гримасах, глаза чуть ли не вылезли из орбит, когда она силилась выдавить хоть звук – но могла лишь открывать и закрывать рот, будто выброшенная на берег рыба. В отчаянии она повернулась к Дрогону, жестами и мимикой указывая ему спалить дерзкую ведьму.

 

С Дрогоном происходило что-то странное: казалось, он одновременно и не мог покинуть свою мать и отчаянно желал быстрее удрать отсюда. Он то нависал над Дейнерис, закрывая ее исполинскими крыльями, то отскакивал назад, пряча глаза от наливавшегося тьмой взгляда Душелова. Будучи сам волшебным созданием, дракон безошибочно угадывал колдовство в этой затянутой в черное фигуре – магию, несравнимо более сильную, чем ту, что некогда породила его далеких предков. Это же чутье мешало ему и выполнить безмолвный приказ Дейнерис, оказавшись сильнее обращенных к нему просящих глаз и умоляющего мычания.

 

Душелов презрительно усмехнулась.

 

-Мать Драконов, тоже мне, - процедила она,- Жабомордый, зови друзей. Веселье только начинается.

 

Жабомордый расхохотался – утробным, низким смехом, неожиданным для столь небольшого создания, - и спрыгнул с плеча Душелова, перевернувшись в воздухе. На землю опустился уже гигант под два метра, бугрившийся мощными мускулами. Черно-зеленая кожа блестела, будто смазанная маслом, толстые губы на жабьей морде плотоядно зачмокали. Дейнерис бросила случайный взгляд на то, что ей поначалу показалось третьей ногой монстра и, вскрикнув, кинулась к дракону. Но не успела – Душелов вдруг завертелась волчком и исчезла, а на ее месте появилось облако мрака высотой в десять футов и шириной в двенадцать, черное как внутренность угольного мешка и плотнее самого густого тумана. Два ближайших к нему северянина ужасно вскрикнув, исчезли в этом облаке и в  миг дракон, издав протяжный крик, распахнул крылья и, в  слепом ужасе, кинулся в небо. В следующий момент Тьма отступила. Душелов, вновь появившаяся во дворе, выкрикнула еще несколько слов и вокруг Матери Драконов вдруг появилось множество демонов, столь же страшных и уродливых, как и то, во что превратился Жабомордый.  Между ними плясали языки бездымного черно-красного пламени.

 

- Всем смотреть! - рявкнула Душелов застывшим в ужасе людям,- и пусть кто-то хоть попробует сбежать. Пусть все видят, к чему приводит непослушание.

 

Слова эти были сказаны голосами тех, кого только что поглотила тьма.

 

К испуганной Дени уже со всех сторон тянулись когти, щупальца, слюнявые пасти и раздвоенные языки. Жадные лапы сорвали с Дейнерис белоснежную шубку, кто-то толчком опрокинул  ее на спину и тут же на королеву навалилась иссиня-черная, блестящая туша. Послышался ужасающий крик, брызнула кровь и тварь с квакающим гоготом начала ритмичные движения. Все прочие демоны  дрались между собой за право очереди, сменяя друг друга меж задранных белых ног Матери Драконов. Оглушительные крики стихли, когда распахнутый в крике рот ворвался извивающийся орган, которому сложно было подобрать даже внятное определение. Когтистые лапы и прочие конечности обращались с девичьим телом словно с куклой, терзая, щипая, изощренно лаская его, оставляя на белой коже  слизистые следы и черные кровоподтеки.

 

Небо заволокли неведомо откуда взявшиеся тучи, меж которых змеились белые молнии. Хлынул кровавый дождь, а с ним падали жабы, рыбы, змеи и иные твари, коим не было названия в человеческом языке. На земле они стремительно меняли размеры и форму, превращаясь в очередных демонических тварей, торопящихся принять участие в насилии.

 

Собравшиеся во дворе люди испуганно жались к стенам и строениям, боясь попасть под раздачу вслед за Дейнерис. И все же нашелся человек, попытавшийся остановить творившийся ужас. Душелов поздно услышала легкие шаги позади – обернувшись недостаточно быстро, чтобы остановить вонзавшийся ей меж ребер кинжал.

 

-Не знаю, кто из вас убил Джона,- с ненавистью сказала Арья, - но я точно знаю, что ты убила Джендри. И Пес с Берриком погибли из-за тебя. Умри и ты ведьма!

 

Лицо Душелова приобрело странное выражение – Арье было показалось, что на нем отразился испуг, но надежда тут же развеялась, когда Взятая презрительно расхохоталась. Рука в черной перчатке сдавила горло девушки, приподнимая отчаянно вырывавшуюся Безликую над землей. Второй рукой Душелов выдернула кинжал из раны, не обращая внимания на хлещущую кровь.

 

-Жабомордый,- бросила она и демон, уже сменившийся на очереди, скользнул к хозяйке. Широкий язык смачно прошелся по ране и кровь тут же перестала течь.

 

-Глупая девчонка,- бросила Душелов, насмешливо смотря на корчащуюся в ее руке Арью,- я выжила даже когда мне отрубили голову. Неужели ты думаешь, что твой ножик сможет причинить мне какой-то вред?

 

Она заткнула кинжал за пояс и с силой швырнула Арью в толпу дерущихся демонов. Арья издала истошный крик, когда когтистые лапы сорвали с  нее одежду, жадно сминая девичью плоть. Первый же из демонов, вошедший в нее, удовлетворенно заурчал, почувствовав сопротивление девственной плевы. Душераздирающие крики стихли, когда демоны и бесы принялись насиловать Арью в каждое из пригодных для того отверстий, лишив ее возможности издавать звуки

 

Больше желающих бросить вызов Душелову не нашлось.

 

Никто не мог сказать, сколько часов или дней или месяцев продолжалось Взятие. Временами рты Дени и Арьи все же оказывались свободными и тогда воздух оглашали истошные вопли, разносящиеся далеко за стены замка. Девушек калечили, насиловали, убивали и воскрешали вновь, чтобы подвергнуть новым, еще более изощренным пыткам. Твари, сменявшиеся вокруг, приобретали все более пугающий облик, почти ничем не напоминающий человеческий. Под конец осталось только одно существо – бесформенное, клубящееся отродье, где среди кромешной тьмы мерцало множество алых глаз и лязгали острыми зубами бесчисленные пасти. Менялись и сами истязаемые - на месте Дейнерис теперь извивалась уродливейшая тварь. Тощее тело покрывала змеиная чешуя, руки напоминали лапы львоящера, вдоль хребта тянулся гребень, по обе стороны от которого бились перепончатые крылья. Ног у мерзкого существа не было вовсе - вместо них извивался длинный, как у змеи хвост. И лишь длинные серебристые волосы, да глаза причудливо-фиалкового цвета напоминали о прежней Дейнерис. У Арьи же менялось только лицо, точнее лица – бесчисленное множество личин, налезающих одна на другую: чернобородый рыцарь с брезгливо поджатыми губами, дряхлый старик с недовольным лицом, молодая девушка с холодными глазами убийцы…Иногда все это бесчисленное множество лиц сменялось оскаленной волчьей мордой.

 

И над всем этим реяла стая ворон, выкрикивающих множество слов, в такт Душелову, не монотонно читавшей заклятия.

 

Когда же все закончилось и сборище демонов сгинуло неведомо куда, перед колдуньей остались лишь две обнаженные девушки, простертые перед ней в нелепой, унизительной позе. Душелов носком сапога приподняла подбородок Дейнерис и с удовлетворением встретила взгляд полный собачьей преданности. Голосом, срывающимся от трепетного желания угодить, новоиспеченные Взятые произносили клятвы верности хозяйке.

 

-Ну,- Душелов тяжелым взглядом обвела собравшихся,- может кто-то еще хочет возразить?

 

От толпы отделилась статная, но стройная фигурка, в черном платье. С порывистым вздохом девушка опустилась на колени перед Взятой.

 

-Север ваш, моя королева, - покорно сказала Санса.

 

-Не королева, - Душелов небрежно потрепала рыжие волосы,-  намного больше.

 

Edited by Каминский

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Чуствуется, гм, рука мастера. Коллега, у вас все фанфики начинаются со знатного гангбанга?

1. Девушек реально жалко.

2. Толку с таких Взятых? Они же ничего не умеют.

3. Процесс... эээ.. взятификации одинаков для обеих полов?

4. В мире появился Великий Иной. Пора провозглашать мировой крестовый поход на Вестерос.

5. Который провалится, ибо неспортивно. Баланс порушен нещадно. Шансов у людей выиграть против такой сволочи ноль, увы.

Можете закрывать тему.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Коллега, у вас все фанфики начинаются со знатного гангбанга?

Нет. Даже не все заканчиваются.:grin:

Девушек реально жалко.

Одна незадолго до описываемых событий вырезала целый дом, вторая далее  по сюжету спалит целый город ( это не считая всех ее прошлых художеств). Не знаю, мне не жалко.

Толку с таких Взятых? Они же ничего не умеют.

ну...по меркам Вестероса они обладают определенными способностями, почти что уберкилловскими. Впрочем, от Дейнерис может быть польза даже в мире Душелова. А каким-то полезным навыкам, на самом низовом уровне, она их и сама может обучить.

Процесс... эээ.. взятификации одинаков для обеих полов?

Понятия не имею. В первоисточнике более-менее подробно процесс описывался лишь единожды:

 

Обо всем остальном у меня сохранились лишь обрывки воспоминаний, по большей части наполненные воплями Шепот. Помню момент, когда вся поляна заполнилась пляшущими дьяволами, почти не светящимися от рвущейся наружу злобы. Все они дрались за право изнасиловать Шепот. Помню, как на Шепот смотрело Око. И помню, как Шепот умерла и была воскрешена, вновь умерла и опять воскресла, и это повторялось, пока она не свыклась со смертью. Потом ее несколько раз терзали физически, а в перерывах ее разглядывало Око.

Сведя воедино все, что я смог запомнить, я пришел к предположению о том, что ее сломили, убили, воскресили и заново собрали, но уже как преданную рабыню. Помню, как она клялась Госпоже в своей преданности – ее голос просто трепетал от страстного желания угодить.

на это и ориентировался

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Не знаю, мне не жалко

Арья отомстила уродам, поправшим одно из главных табу для большей части сообществ сапиенсов - они подло убили своих же гостей - да и народу во время Красной Свадьбы погибло на порядок больше, чем общее количество Фреев. Можно смело ее действия рассматривать как праведное отмщение (с перегибами).

Дейнерис - это уже послезнание и анахронизм, ну да ладно. Все равно ей уже не суждено сжечь КГ по собственной воле из-за поехавшей кукушки, как в оригинале.

Т.е. может она КГ и сожжет, но уже как рабыня нечистой сволочи, не более, спросу уже нет.

Впрочем, от Дейнерис может быть польза даже в мире Душелова

Починять доменную печи при невыключеном пламени что-ли? Сомневаюсь, что дракошка к ней вернется, а без дракона от нее мало толку, как боевая единица она почти ноль. Марионеткой новой Госпожи, официальной зиц-королевой таргариеновского Вестероса, если такая потребность была, она могла бы быть и без Взятия.

В любом случае ритуала именования в этом мире нет (или уже есть, но его никто кроме Шепот не знает, что то же самое по сути), людей с аурой антимагии тоже наверняка нет (ибо это уже было бы известно, магов на Планетосе все же хватает), т.е. никакой надежды победить Шепот нет, она поработит мир в итоге.

Можно заканчивать, имхо.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

В любом случае ритуала именования в этом мире нет (или уже есть, но его никто кроме Шепот не знает, что то же самое по сути), людей с аурой антимагии тоже наверняка нет (ибо это уже было бы известно, магов на Планетосе все же хватает), т.е. никакой надежды победить Шепот нет, она поработит мир в итоге.

1) Тут была магия, удивившая Душелова. Способная воскресить десятки тысяч мертвых. 

2) Как следствие - местная магия не слабей Душелововской. Просто она другая. И если поискать, то можно найти то, что даже Душелову не понравится. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Можно смело ее действия рассматривать как праведное отмщение

Можно. А действия Душелова можно рассматривать как самооборону. Ее вообще-то убить пытались.

Все равно ей уже не суждено сжечь КГ по собственной воле из-за поехавшей кукушки, как в оригинале.

От ож.

Сомневаюсь, что дракошка к ней вернется

Может и вернется :) Без него она и впрямь бесполезна.

т.е. никакой надежды победить Шепот нет

Это не Шепот, это Душелов. Шепот была приведена просто для примера.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А действия Душелова можно рассматривать как самооборону

Ну такое. Ее мечи кагбе не берут, что она и сама озвучила тут же.

От ож.

Так ей после попадания Душелова на север и так это уже не светило в любом случае - в смысле добровольное решение на геноцид.

Или она это сделала бы по приказу Душелова (и тогда взятки гладки), или не сделала бы вообще.

Т.е. вы переносите свое понятное отношение к персонажу (ибо поделом) на прошлую версию (которая еще не успела это сделать и уже не сделает полюбому).

Это не Шепот, это Душелов.

Да, механически ошибся после прочетния цитаты.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Ее мечи кагбе не берут, что она и сама озвучила тут же.

Но Арья-то не знала. Это тот случай когда важны не возможности, а намерения.

Т.е. вы переносите свое понятное отношение к персонажу (ибо поделом) на прошлую версию

Да:agree:

Понятное дело, что Душелов ее наказала не за это.

Но в принципе, Дени тоже ее убить пыталась.

Edited by Каминский

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Если Душелов их Взяла, значит сочла полезными. Она особа весьма прагматичная. Как и её сестра.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Она особа весьма прагматичная. Как и её сестра.

Сестра более прагматична. Душелов более хаотична

Edited by Каминский

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Серсея Ланнистер знала обо всем, что происходило на Севере – Квиберн уже показал ей несколько воронов, что человеческим голосом, пусть и всегда разным, ввели ее в курс дела. И все равно, ей пришлось собрать всю свою силу воли, чтобы не показать испуга, когда в западном дворе Красного Замка с ревом опустился черный дракон, извергавший из ноздрей дым и язычки пламени. На спине дракона сидело трое – Серсея разрывалась от противоречивых чувств, видя как осторожно, неуклюже опираясь на золотой протез, спускается Джейме. На его лице она заметила несколько новых шрамов, да и сам он заметно исхудал и обтрепался. Однако к сестре он подошел с  гордой улыбкой на устах и даже поморщившийся Эурон  Грейджой не стал препятствовать этому выражению братских чувств. Следом со спины дракона соскочил куда более интересующий всех персонаж –  затянутый в черное, в черных перчатках, маске и шлеме.  В правой руке Душелов держала серебряную цепь, противоположный конец которой крепился к железному ошейнику на девичьей шее.

 

Глаза Серсеи полезли на лоб, когда она узнала третьего всадника – точнее третью. Без сомнения это была девчонка Таргариенов – только с момента их встречи в драконьем логове у нее заметно поубавилось спеси. Как, впрочем, и одежды – даже шлюхи в Королевской Гавани одевались скромнее. Помимо большой цепи, крепящейся к ошейнику, тело девушки обвивало еще с десяток золотых и серебряных цепочек, а руки и ноги украшали золотые браслеты, напоминающие кандалы. С изящной шеи свисало ожерелье с ярко-красным камнем, покоившимся меж полных грудей. На внутренней стороне бедер виднелось множество ссадин и кровоподтеков  - лишь самое интимное место прикрывал кусок дубленой кожи, крепившийся к бедрам парой цепочек.

 

И все же, несмотря на столь явное унижение Дейнерис не выглядела подавленной или озлобленной. В устремленных на Душелова фиалковых глазах читались раболепный восторг и обожание – даже фанатики его Воробейшества не смотрели на своего септона с таким благоговением. Колдунья держала  пленницу на цепи явно не из боязни, что та убежит, но лишь затем чтобы подчеркнуть свою полную власть над ней – и ее драконом.

 

Когда расстояние между Серсеей и Душеловом сократилось до пяти шагов, колдунья остановилась – и с ней послушно замерла и ее рабыня. Серсея попыталась угадать выражение лица под черной маской и невольно содрогнулась – ей показалось, что в узких прорезях для глаз блеснуло алое пламя.

 

- Армия мертвых повержена,- голосом маленькой девочки сказала колдунья,- Дейнерис Таргариен тоже, как и все ее войско,- на этот раз скрипучий голос мелкого лавочника,- все твои враги больше не опасны, Серсея,- глубокий мужской бас.

 

-Рада это слышать,- кивнула королева, пытаясь не показать охватившей ее дрожи.

 

-У меня, наверное, много недостатков, - продолжила колдунья, - но свое слово я стараюсь держать. Твой лекарь оказал мне услугу, - она небрежно обвела пальцем вокруг шеи,- и за нее, как мне кажется, я рассчиталась сполна. Может, еще и переплатила.

 

 - Думаешь?

 

-Уверена,- кивнула Взятая,- я теперь тебе ничем не обязана, но если ты будешь себя хорошо вести, думаю, мы сможет продолжить сотрудничество.

 

-Интересное предложение, - Серсея постаралась вложить в это слово как можно больше сарказма, словно сама мысль о том, что она должна понравиться этой ведьме казалась ей смехотворной. Известных границ она, впрочем, не переступала – дракон за спиной обеих женщин выглядел достаточно веским аргументом. Да и Джейме, зайдя за спину колдуньи, энергичными жестами всячески давал понять, что спорить с Взятой не стоит.

 

Душелов притянула к себе Дейнерис, небрежно закинула цепь ей на шею и придала  ускорение шлепком по голому заду. Мать Драконов подбежала к огромному зверю, взобралась на его спину и дисциплинированно замерла, настороженно глядя на королеву и ее свиту.

 

-Надеюсь, ты не наделаешь глупостей,- бросила Душелов, повернувшись к Серсее,- у этой милой ящерки особая связь с нашей девочкой, а у нее – особая связь со мной. Если ты окажешься настолько глупа, что попытаешься  причинить мне вред – дракон выжжет этот вертеп дотла. А если ты решишь что-то сделать ему или ей.

 

Душелов что-то сделала – Серсея так и не успела понять, что именно, только расслышала несколько слов – и в этот миг ослепительно белая молния ударила с небес, угодив в один из скорпионов, расставленных на стенах замка, нацелившись на дракона. Молния испепелила и само оружие и стоявшего за ним человека.

 

-Ума не приложу,- Серсея вымученно улыбнулась,- с чего ты взяла, что кто-то собирается причинить тебе вред? Мы же союзники!

 

-Именно,- Душелов  подхватила королеву под локоть,- об этом я и собиралась поговорить. Настала пора обсудить условия нашего дальнейшего сосуществования.

 

Edited by Каминский

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Душелову нужен равный по силе противник, ИМХО. А то так неинтересно - она всех под себя подомнет. Может, пресловутые рглорианские жрецы в Волантисе и всеэссосский крестовый поход супротив Вестероса? Заодно и война обещает быть достаточно масштабной.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now