107 posts in this topic

Posted

Причем каждый конкретно решит что он знает лучше всех а остальные могут только под ногами мешаться. Ругань, бардак и привет 1772.

Вы Польшу с СССР не перепутали? Ругань, бардак и привет 1991

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

а также одну зенитную ракетную бригаду.

Подумалось в порядке бреда.

Что ракета будет в несколько раз сложнее и дороже любой  хроноаборигенской  цели, - это ещё пол-беды. Скока там одноракетных ПУ в  батарее, и по сколько бомберов за раз выделялось на важные цели со времён ГВ  в Испании?

 

Моему мысленному взору уже представляется  такая сфероконическая картина: первая дюжина итальянских бомбовозов сметается с неба аки веником, но батарея не успевает перезарядиться и оставшиеся допотопные Чиконьи, столь же неумолимо,  мешают с землёй уже батарею ЗРК из будущего...

 

Ну, конечно, при отсутствии прикрытия ракетчиков своей МЗА (СЗА) и прочих разумных поправок

 

Edited by Кот

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вы Польшу с СССР не перепутали? Ругань, бардак и привет 1991

Есть три вещи при виде которых невозможно остаться равнодушным:
1) Когда забулыга убеждает продать ему спиртное а на часах 23:03
2) Когда девушка бежит за последним автобусом
3) Когда коллега не успевший на советоспор пытается наверстать упущенное в соседней теме. 

:)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

) Когда коллега не успевший на советоспор пытается наверстать упущенное в соседней теме.

Успел бы если захотел;)))

Когда забулыга убеждает продать ему спиртное а на часах 23:03

У вас до 23? Везет вам там:resent:

Edited by Каминский

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

ключевые слова "после"

хм то есть после того как его свергли он перестал быть маньяком?

Пол Пот - такая же отрыжка  международного коммунизма

возможно, спорить не буду, но то что его подняли, обтерли и всячески помогали США после 1979 года говорит о том что они хуже так не любимых вами коммунистов, я больше скажу англо саксы вырезано цензурой

тем  что это вранье

Гы гы гы https://maxpark.com/community/13/content/3664420

С фига ли? Меня все три устраивают.

вас может и устраивают, но как известно бог создал итальянцев что бы австрийцы могли победить хоть кого ни будь

Edited by Neznaika1975

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

кто ли бо

Возлюбите русский язык прежде чем пытаться возлюбить Отечество.

за всю историю человечества самая отвратительная нация убийц, лгунов и дегенератов

Вроде есть какие-то правила на форуме касаемо таких высказываний.

но то что его подняли, обтерли и всячески помогали США после 1979 года

Чушь. Американцы помогали истинным патриотам Камбоджи во главе с Лон Нолом.

о том что они хуже так не любимых вами коммунистов

Разумеется это не так. Хуже коммунистов вообще не может быть никого, а "англосаксы" есть цвет человечества, вершина его развития.

Уже тот факт, что у них никогда не приходили к власти коммунисты  или им подобные автоматически делают их лучше. В отличие от.

Более дегенеративную интернет-помойку наверное было сложно найти?

 

Edited by Каминский

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Американцы не помогали истинным патриотам Камбоджи во главе с Лон Нолом.

режима красных кхмеров многие либеральные интеллектуалы Запада отрицали геноцид или утверждали, что число жертв значительно преувеличено. После вьетнамского вторжения, когда факты полпотовских преступлений стали широко публиковаться в западной прессе, многие из них раскаялись и пересмотрели свою точку зрения, однако произошёл поворот в другую сторону: теперь уже консервативная пресса стала преуменьшать преступления Пол Пота, так как в странах НАТО его рассматривали как естественного союзника против социалистического Вьетнама, победившего в войне против США. В связи с этим именно красные кхмеры продолжали представлять Кампучию в ООН до начала 1990-х гг.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

а "англосаксы" есть цвет человечества, вершина его развития.

Не будь англосаксов, их бы заменили французы или немцы, не будь французов/немцев, их бы заменили испанцы, не будь испанцев, их бы заменили славяне.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

После вьетнамского вторжения

вьетнамские оккупационные войска особо из-за жертв среди гражданского населения не переживали и использовали методы, прекрасно себя ззараекомендовавшие во время борьбы с буржуазными элементами Южного Вьетнама, с пол-миллиона намолотили, если верить камбоджийцам, полагаю

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

С фига ли? Меня все три устраивают.

Ну да, итальянцы как известно славяться своими победами, и величайшие триумфы итальянского оружия не побоюсь этого слова под Капоретто, Адуа, в Киренаики 1940 года а так же на море под Матапаном и в Таранто - на всегда покрыли славой итальянское оружие и главное итальянских генералов, солдат и офицеров :)

Или вы из альтмира :)

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

англосаксы" есть цвет человечества, вершина его развития.

коллега, я бы с удовольствием подискутировал на эту тему - поскольку  поле для взаимного дружелюбного троллинга просто бесконечно )))

но из уважения к ТС я не стану этого делать

мне кажется - и остальным не стоит 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Конечно, - цель всего творенья - мы,

Источник знанья и прозренья - мы.

Круг мироздания подобен перстню,

Алмаз в том перстне, без сомненья, - мы

 

Омар Х. Айям давно уже все сказал, полагаю

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Албанская народная песня, содержит небольшие спойлеры к следующей главе: 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Рим - город жизни и смерти. 


* * * * * 


Джузеппе вздрогнул, когда услышал за стеной голоса - вздрогнул, прислушался - и внезапно его лицо исказилось от ненависти. Комиссар Белуши никогда не видел его таким, хотя поводов для ненависти у Джузеппе было более чем достаточно. "Странно, - невовремя задумался комиссар, - всех моих знакомых итальянцев звали Джузеппе..." Белуши отогнал прочь неуместные мысли и тоже прислушался. Язык походил на итальянский, но комиссар не понял ни слова. Он и по-итальянски не очень-то хорошо понимал. Диалект какой-то далекой провинции? Сардинцы, сицилийцы, северяне? Скорей всего, мало ли где фашисты набирают свое пушечное мясо... Тем временем Джузеппе жестом подозвал к себе Альберта. Молча достал из противогазной сумки гранату. Немецкий коммунист кивнул и сделал то же самое. Еще несколько молчаливых жестов. Комиссар Белуши и шедший вслед за ним товарищ Николай взяли наизготовку автоматы. Давно прошли те времена, когда албанцы не доверяли новейшее секретное оружие своим союзникам. В этом отряде все были равны. Раз-два-три -- и гранаты одновременно полетели в дверной проем. Два взрыва слились в один, а мгновение спустя интербригадовцы ворвались в комнату и несколько раз перекрестили ее как длинными, так и короткими очередями. И все у них получилось -- несколько секунд спустя все враги в этой комнате были мертвы. 

- Грязные ублюдки, - Джузеппе перевернул ближайший труп и принялся внимательно рассматривать его нашивки. - Точно. Так я и знал. Но пасаран, путта мадре!!! 

- Кто это? - поинтересовался албанский комиссар. 

- Разве ты не понял? - удивился итальянец. - Это же испанцы. Франкисты из "Голубой дивизии". Сволочи. Не успели насладиться победой, как полезли в Италию вслед за своими немецкими дружками. Вы как хотите, а я этих гадов в плен брать не буду. У меня с ними старые счеты. 

"Но пасаран...", - мысленно повторил Белуши. - "Но ведь один раз они уже прошли. Что, если пройдут снова?" 

А ведь буквально несколько месяцев назад он бы ни за что не пустил в свою голову такие крамольные мысли. Война... война заметно изменила его взгляды на жизнь и положение вещей. 


* * * * *


Товарищ Энвер Ходжа оказался совсем не таким великим полководцем, каким казался прежде. Он слишком понадеялся на свое чудесное оружие из будущего, растянул коммуникации, легкие победы над оппереточной армией Муссолини и восстания коммунистов по всей Италии вскружили ему голову... а потом пришла расплата. 

Нет, конечно, немецкое наступление никто не мог бы назвать легкой прогулкой. Нацисты меняли один албанский танк на пять-десять своих. Наверное, двадцать-тридцать самолетов Люфтваффе на один албанский, а то и больше. Кто их считал? И уж точно никто не считал бесконечных безликих пехотинцев в униформе серо-зеленого болотного цвета. Но Гитлер не собирался отступать. Проиграть каким-то албанцам?! Об этом не могло быть и речи. Поэтому фюрер посылал все новые и новые толпы своих солдат на албанские пулеметы. Итальянское пушечное мясо из ИСР и вовсе никто не считал, вследствие чего итальянцы нередко перебегали в противоположный лагерь. Так или иначе, на каком-то этапе албанцам стало не хватать патронов. 

Маленький албанский флот сумел захватить господство в Южной Адриатике, но западные и южные моря были в руках немецко-фашистских союзников, поэтому они могли беспрепятственно перебрасывать подкрепления из африканских колоний и высаживать десанты где угодно на западном побережье Италии. К колониальным частям добавились наемники и добровольцы из Испании, Португалии, Марокко; даже ирландские фашисты и чернорубашечники Освальда Мосли решили принять участие в великом крестовом походе против коммунизма. 

Что ж, их было кому встретить. Помимо собственно албанцев и красных итальянцев в борьбе приняли участие беглые испанские республиканцы и проигравшие интербригадовцы - програвшие, но не побежденные. Окольными путями со всего мира они добирались до Италии и вступали в бой. Кроме того, товарищ Сталин окончательно решил, что Албанская Партия Труда стоит на твердых марксистско-ленинских позициях, поэтому всевозможная помощь и отряды добровольцев начали прибывать из Советского Союза. Увы, их было откровенно недостаточно... 

Что же касается великих держав Запада и малых держав Востока - Англия, Франция, Греция, Югославия - то они продолжали упорно твердить о своем нейтралитете. Разве что французы закрывали глаза на массовое бегство интербригадовцев и республиканцев из лагерей на юге Франции. Правительство Муссолини заявило по этому поводу решительный протест, но в Париже над ним только посмеялись. И то хлеб. 

Кроме всевозможных проблем на фронте как-то сами собой образовались проблемы в тылу. Энтузиазм народных масс, вспыхнувший было в свете провозглашения Итальянской Советской Республики, постепенно сошел на нет. Конечно, это здорово, когда в твой родной город или деревню приходят вооруженные люди с красными повязками и на главной площади вниз головой вешают продажного мэра или губернатора-фашиста, укравшего половину провинции. Но когда те же самые люди требуют поделиться урожаем (желательно всем) или забирают и младших и старших сыновей в новорожденную армию народной республики -- тут уже не до коммунизма, тем более военного, тем более с албанским акцентом. Никто и глазом не успел моргнуть, как в советско-албанском тылу вспыхнули кулацкие восстания; Апулия и Калабрия по ночам стреляли из обрезов и казалось дождаться не могли немецко-фашистских "освободителей"; советское итальянское правительство стремительно впало в левый уклон и строительство социализма на отдельно взятом полуострове забуксовало до полной остановки. Все было плохо; а потом стало еще хуже. 


Кольцо окружения вокруг Рима замкнулось в последних числах июля. Из Тираны пришел последний приказ - "сражайтесь до последнего патрона". Еще несколько очагов обороны были организованы в Южной Италии, но даже товарищ Ходжа смирился с очевидным фактом -- Италию не удержать. У окруженных отрядов и гарнизонов была только одна задача -- потянуть время, пока основные части албанской армии завершат эвакуацию на родную землю. Первой поле боя покинула чудесная албанская авиация, и поэтому господство в небе над Вечным Городом захватили немецко-фашистские бомбардировщики. Когда им, а также гитлеровским артиллеристам надоело утюжить практически беззащитную столицу, в Рим вошла первая волна пехотинцев и танков. 

До конца войны было далеко, но эта битва была проиграна. 

Пусть даже не все в это верили. 


* * * * * 


- В этот раз у них ничего не получится, - уверенно заявил Джузеппе, когда маленький отряд остановился на привал. - В этот раз они не пройдут. 

Но далеко не все товарищи разделяли его уверенность. 

- "Gromami jader na mramor Rima..." - пробормотал стоявший у окна Николай. - Не так я себе это представлял. 

Они расположились на отдых на последнем этаже фешенебельного отеля, давно покинутого прислугой и обитателями. Отсюда открывался прекрасный вид на Вечный Город... прекрасный ли? Повсюду, куда не бросишь взгляд, над древней имперской столицей поднимались столбы дыма - над Колизеем и замком Святого Ангела, над термами Диоклетиана и Piazza dell'Esedra, над Палатинским холмом и Palazzo del Quirinale. Рим если и не пал, то собирался пасть в ближайшие часы, и это падение обещало быть самым громким за неполные двадцать семь веков его истории. 

- Ну и черт с ним, - неожиданно зло прошипел Джузеппе, проследив за взглядом товарища. - La ragione tuona nel suo cratere, е l'eruzione finale. Del passato facciamo tabula rasa! После победы мы все выстроим заново - еще лучше, еще краше! 

- Меня изумляет подобное равшодушие, - неожиданно заговорил до сих пор молчавший Джеймс. Никто не мог понять, из какой англоязычной страны приехал этот парень -- Британия, Америка, Австралия? -- да какая разница. Здесь не было принято задавать такие вопросы. - Это ведь не памятники старого мира. Это просто памятники. Они должны принадлежать народу -- я хотел сказать, всем народам, всему человечеству. Не памятники царям и тиранам, а память об искусстве древних мастеров. Та самая память, которую стремятся уничтожить фашисты. Вот почему мы сражаемся. Потому что они собираются уничтожить все доброе и прекрасное в этом мире. И кто их остановит, если не мы? 

- Доберешься как-нибудь до Москвы или Питера -- эта речь будет иметь огромный успех, - усмехнулся Николай. - Вот это самое, про память древних мастеров. Жаль, меня там не будет. 

- Почему? - спокойно поинтересовался Джеймс. 

- А я туда не вернусь, даже если выживу, - теперь пришла очередь Николая исказить лицо в приступе злобы. - Пока этот ублюдок в Кремле сидит... 

- Да как ты смеешь про товарища Сталина!!! - немедленно взорвался горячий Джузеппе. - Да я тебя за такое... 

- Спокойно, товарищи, спокойно, - привстал комиссар Белуши. - Сейчас не время для подобных политических разногласий. Они только играют на руку фашистам... 

- И не в первый раз, - неожиданно охотно согласился Николай. - Вот и в Испании точно так было. Одни за Сталина, другие за Троцкого. А в это время франкисты уже вступали в Мадрид. А когда мы вернулись из Испании, на нас все и свалили. Этот работал на три вражеские разведки, этот на четыре, а этот на пять... Успешно закончил кафедру романских языков -- агент шести разведок, не меньше! 

- Враги маскируются... - начал было Джузеппе. 

- Я, по-твоему, тоже маскировался?! - рявкнул Николай. - Я прямо на твоих глазах убил больше фашистов, чем бойцов в нашем отряде! Зачем? Чтобы втереться тебе в доверие?! Да кому ты нужен?! 

- Нет, конечно, - промямлил итальянец, - ты не враг, не предатель, просто дурак... 

- Спасибо на добром слове, - расхохотался русский, - объяснишь это следователям в Москве - если когда-нибудь туда доберешься. Не забудь только и сам дураком прикинуться - может быть, тогда не сразу расстреляют. Отправят на очередной фронт мировой революции. Вот как меня отправили. Спасибо товарищу Ходже за наше счастливое детство и светлое будущее! Что скажешь, Белуши? 

Албанский комиссар не ответил, погруженный в собственные невеселые мысли. Его положение мало чем отличалось от ситуации, в которой оказался русский товарищ. Когда непобедимая Народная Армия принялась терпеть одно поражение за другим и даже отступать, товарищ Ходжа пришел в ярость. Не менее дюжины албанских генералов отправились к ближайшей стенке. И среди них - сам товарищ Мехмет Шеху! Самый преданный и верный солдат албанской революции, один из величайших албанских полководцев, правая рука товарища Энвера! Если даже Шеху оказался предателем, то что сделают на родине с простым комиссаром Белуши? Ему не было смысла возвращаться. Смерть ждала его по обе стороны баррикад. Уж лучше погибнуть здесь от рук фашистов и стать героем -- партия любит мертвых героев. Им можно ставить памятники - ха, памятники! - называть в их честь корабли и школы, изучать их наследие -- там, за гробом, они не представляют никакой опасности... 

- Но если так -- за что мы сражаемся? 

Комиссар Белуши даже не заметил, как произнес эти слова вслух. 

- За меньшее зло, - немедленно отозвался Джеймс. - Я давно это понял. Не спорьте. Так надо. Таков был изначальный план. 

- Хватит болтать, - пробурчал Николай. - Нам пора. Слышите? 

Они прислушались. Голос доносился издалека; и сперва ничего нельзя было разобрать, но постепенно он становился все громче, четче и яснее. 

- Lupa Romana, - сплюнул Джузеппе. - Римская волчица. 

- О чем она говорит? - полюбопытствовал Джеймс, хуже других понимавший по-албански. 

Комиссар Белуши принялся старательно переводить. Всего несколько месяцев назад он бы не посмел это сделать, но, как уже было сказано прежде, война заметно изменила его взгляды на жизнь и положение вещей. 

- Солдаты и командиры Албанской Народной Армии! К вам обращается голос свободной Европы! Прислушайтесь к нему! Прислушайтесь, пока еще не поздно! Вспомните своих погибших товарищей. За что они сражались? За что они погибли? Быть может, они защищали родину от смертельного врага? Защищали свой дом, свою семью, своих любимых? Нет и еще раз нет! Они погибли на чужой земле, на чужой войне, куда отправились по злой воле чужого правителя и чуждого им порядка. Они погибли за власть евреев и комиссаров... 

 Все присутствовавшие в комнате машинально повернулись к Белуши, но комиссар только пожал плечами и продолжил переводить: 

- Не за Албанию, а за Россию. Не за Албанию, а за Сталина. Не повторяйте их ошибок. Остановитесь, пока не поздно. Уходите из Италии. Возвращайтесь домой... 

- Запись откровенно устарела, - заметил Джеймс. - Албанская армия и так уходит. 

- Конечно, - усмехнулся из своего угла Альберт, - ведь это же немцы. Мне ли не знать. Они получили приказ и будут крутить эту пластинку до последнего, даже не понимая смысла слов. 

- Хм, - продолжал Джеймс, - какой красивый голос. В другое время и на другом фронте я бы охотно сдался ей в плен. Кто-нибудь в курсе, кто эта милая дама? 

- Да какая разница, - снова пожал плечами Белуши. - При старом режиме немало албанских девушек перебрались в Италию, чтобы заработать себе на хлеб... тем или иным способом. Эта пошла дальше остальных -- и зашла слишком далеко. Ничего, в один прекрасный день мы до нее доберемся... 

- Нет страны сильнее Турции, - тем временем принялся напевать звонкий девичий голос за окном, - нет воина сильнее Скандербега! И слава его так велика, что забыл родные он края... 

"Врешь, сука, - подумал Белуши. - Мы ничего не забыли. У нас длинная память". 

- Нам пора, - повторил Николай. - Ведите нас, товарищ комиссар. 

И комиссар не стал с ним спорить. 


* * * * * 

Черные танки с белыми крестами на башнях один за другим осторожно выползали на площадь. Сопровождавшие их пехотинцы столь же настороженно посматривали как по сторонам, так и себе под ноги. В этих развалинах сам дьявол ногу сломит. На этот раз не испанские или британские легионеры, а отборные сливки германского вермахта. Судя по всему, уже успевшие одержать немало побед на этой войне. Уткнувшийся в бинокль комиссар Белуши отчетливо видел, что добрая половина немецких гренадеров вооружена трофейными албанскими автоматами и карабинами. "Прямо как американцы во Вьетнаме", - некстати вспомнил комиссар. Репродуктор, установленный на головном танке, продолжал негромко проигрывать всю ту же заезженную пластинку -- "Нет страны сильнее Турции, нет воина сильнее Скандербега..." Шедший впереди унтер-офицер внезапно остановился, вскинул трофейный АК-47 и прицелился. Ему показалось какое-то движение среди живописных руин, окружавших площадь... нет, похоже, что действительно показалось. 

Показалось, потому что противник затаился совсем в другом месте. 

- Целься в хвостовой, - прошептал комиссар. 

- Сам знаю, не дурак, - огрызнулся Франсуа. Никакой дисциплины, никакого почтения к званиям и авторитетам. Типичный анархист. Но француз был лучшим в отряде стрелком из РПГ, поэтому ему прощалось многое. Франсуа задержал дыхание и нажал на спусковой крючок. Выстрел - короткий полет - и прямое попадание! Советский РПГ создавался для борьбы с куда более серьезными танками, поэтому немецкий "панцер-2" оказался для него легкой добычей. Пробило чуть ли не навылет. Из танка повалил дым и один чудом уцелевший танкист. 

- Перезаряжай! - радостно завопил комиссар, и на этот раз Франсуа не стал спорить. И сделал он это так быстро, что немцы даже не успели опомниться. Увы, и еще раз увы -- на сей раз анархист промахнулся. Снаряд только царапнул по башне головного "панцера" и взорвался в груде битого камня на той стороне площади. Даже репродуктор не задел -- "Солдаты и командиры Албанской армии!.." Самое время для очередного "увы" -- это был последний снаряд к РПГ, поэтому француз с сожалением отбросил бесполезную трубу в сторону и схватился за автомат. Пули с двух сторон засвистели почти одновременно. Унтер с трофейным автоматом упал первым -- в него целились одновременно три интербригадовца. 

- Меняем позицию! - прокричал комиссар, едва отгремели первые залпы и опустели первые магазины. Потому что к этому времени башни как минимум двух немецких танков развернулись в их сторону и открыли огонь. К счастью, это были всего лишь малокалиберные автоматические пушки. Безусловно смертельные для людей, но не всемогущие в свежих римских развалинах. От них можно было найти защиту. 

- Не позволяйте им уйти! - завопил офицер, затаившийся где-то в хвосте немецкой колонны. Панцергренадеры послушно запрыгали по камням и попали под огонь ручного пулемета, которым управлял Николай. Несколько солдат остались лежать на битом кирпиче, остальные поспешили отступить и укрылись за уцелевшими танками. Теперь пришла очередь интербригадовцев перейти в наступление. Военное искусство заключалось в том, чтобы подобраться поближе, оставаясь в мертвой зоне огня немецких танков, а потом забросать немецкую колонну гранатами. Первый бросок прошел более-менее успешно, но тут на площадь вырвались еще две германские машины -- на сей раз не танки, а полугусеничные бронетранспортеры. Водитель головного БТР был совсем безбашенный, потому что даже не собирался тормозить. Машина на полной скорости взлетела на ближайший холм из битого камня и кирпича. Гренадеры, сидевшие в кузове, оказались на высоте во всех смыслах этого слова и принялись поливать албано-коммунистов длинными очередями. Белуши видел, как упал Джузеппе, сраженный многочисленными выстрелами; как погибли Альберт и Франсуа. Он не знал, что случилось с Николаем и Джеймсом, но у комиссара не было времени размышлять о судьбе товарищей, потому что пришла его очередь. Немецкая пуля пробила ногу выше колена, и Белуши упал на разбитый асфальт тротуара с высоты примерно второго этажа. Вот и все, подумал он. Судя по голосам и топоту ног, враги были где-то совсем рядом. Ходили слухи, что немцы охотно берут албанцев в плен -- потому что хотят разобраться, откуда на белый свет явилась столь могущественная красная Албания -- но комиссар сдаваться в плен не собирался. Автомат потерялся где-то наверху, поэтому Белуши потянулся за пистолетом. Едва он расстегнул кобуру, как за спиной послышался лязг гусениц. Обошли с двух сторон? 

Нет, понял комиссар, перекатившись на другой бок. Этот огромный танк с красной звездой на башне -- это не фашисты. Это албанский Т-59! Чудом уцелевший после фашистских бомбардировок, затаившийся где-то в развалинах и дождавшийся удобного момента! 

Первый же выстрел превратил головной панцер в груду пылающего металлолома. Вместе с репродуктором -- наконец-то эта сука заткнулась! Следовавший за ним германский танк резко сдал назад, одновременно открывая огонь из бортовой пушки. Все равно что слону дробина -- комиссар ясно видел, как 20-миллиметровые снаряды высекают искры из албанской брони, на большее они способны не были. Второй выстрел албанского танка -- и вторая цель уничтожена.

- Ага! - радостно закричал Белуши. - Нет страны сильнее Турции! Jetoni Shqipеrinе! Албания стронг!!!  

Вслед за пушкой загрохотал установленный на танке крупнокалиберный пулемет. С того места, где он лежал, комиссар не мог видеть стрелка, но видел результаты его работы. Тяжелые пули дырявили панцергренадеров, отрывали им руки, ноги, головы и вообще разрывали на куски. Еще один выстрел албанской пушки -- и немецкий БТР, пытавшийся незаметно ускользнуть с поля боя, опрокинулся на бок в облаке пыли, дыма и пламени. 

- Не пройдут! - вне себя от восторга кричал комиссар. - Не пройдут! Не пройдут!!! 

Умом он понимал, что так не может продолжаться до бесконечности, но сердце подсказывало другое. Сердце отказывалось верить в поражение, даже когда вокруг него стали рваться то ли авиабомбы, то ли снаряды дальнобойной артиллерии -- а скорей всего, и те, и другие вместе. Обезумевший от ужаса командир панцергренадеров одновременно вызвал на себя батарейный огонь и авиаудар. Только бы проклятый албанский танк заткнулся. Комиссару не довелось это увидеть -- очередной германский снаряд, разорвавшийся неподалеку, накрыл его ударной волной и милостиво лишил сознания. На какое-то время. 


* * * * *


Белуши очнулся неизвестно сколько часов спустя от того, что кто-то довольно грубо хлестал его по щекам. Комиссар открыл глаза и добросовестно простонал. К немалому своему удивлению, он сразу узнал стоявшего над ним солдата в фельдграу. Это был тот самый немецкий унтер, шедший в голове колонны с трофейным АК-47. Как ему удалось уцелеть?! Нет, не может быть. Да и с чего он взял, что это тот же самый фашист? Он же смотрел на него всего несколько секунд. Просто похож. Все они на одно лицо... 

- Этот еще жив! - тем временем крикнул немец, повернувшись к кому-то у себя за спиной. - Тащите носилки! 

- Какие еще носилки?! - прозвучало в ответ. - Добей эту красную сволочь! 

- Ты болван, Фридрих! - рявкнул унтер. - У нас приказ! Брать пленных при любой возможности! А если он окажется важной шишкой -- еще и отпуск за него получим! Тащи носилки! Бегом!!! 

Комиссар Белуши тем временем осмотрелся по сторонам. Обгоревший корпус Т-59 возвышался справа от него. Все-таки попали... Больше вокруг ничего интересного не было. Все тот же битый камень с кирпичом, слегка перемешанный. Было неудобно лежать -- что твердое упиралось в поясницу -- и комиссар понял, что все еще лежит на своем пистолете. Правая рука была в очень плохом состоянии -- то ли сломана, то ли вообще оторвана, комиссар так и не понял, но с левой все было в порядке. Белуши дождался, пока сразу четыре немца приподнимут его, чтобы положить на носилки и вцепился в рукоятку старого доброго ТТ.  Он даже не стал произносить традиционную драматическую фразу, типа "Хрен тебе, а не отпуск" или, например, "Отпуск проведешь в преисподней, там тепло". Просто молча выстрелил в ближайшего гренадера. И так несколько раз подряд. 


* * * * * 


12 августа в Рим прибыл великий фюрер Адольф Гитлер собственной персоной, сопровождаемый Бенито Муссолини, лицо которого напоминало пресловутую морду побитой собаки. Сопровождаемые ордой телохранителей и толпой иностранных журналистов, великие вожди несколько часов бродили по усмиренному городу. Журналисты непрерывно щелкали затворами фотоаппаратов и жужжали кинокамерами. 

- Снимайте, снимайте, синьоры и синьорины, - едва не плакал Муссолини. - Это должен увидеть весь мир! Вы только посмотрите, что они сделали с моей несчастной столицей! О, мой бедный Рим! Готы Алариха не решились на подобное, вандалы и само время пощадили его, но не эти варвары! Эти омерзительные ублюдки... 

- Да-да, - поспешно подхватил Гитлер, прежде чем Муссолини скажет что-нибудь такое, о чем ему придется пожалеть, - эти албанские недочеловеки, эти проклятые большевики! Весь мир должен увидеть ужасы и преступления коммунизма! О, как дорого они заплатят за это! Вы только подумайте, господа, если так они поступили с Римом -- то что они сделают с вашими столицами?! Только великая и сильная Германия может защитить Европу от большевизма, поэтому вся Европа -- весь мир! -- должны поддержать Герма... 

И на этот самом месте, вопреки всем правилам грамматики, фюрер завершил свою внеочередную пафосную речь, потому что пуля попала ему прямо в голову. Это было настолько невероятно, что даже окружавшие Гитлера телохранители, в том числе бывалые и опытные бойцы СС, на несколько мгновений превратились в потрясенные соляные столбы. Тем временем прозвучал второй выстрел -- на первый взгляд, не менее удачный -- потому что Бенито Муссолини с протяжным стоном схватился за голову и осел на землю. Этот выстрел и вывел телохранителей из состояния шока. 

- Там, там, на втором этаже! - завопил один из них, открывая огонь из автомата. К нему присоединились остальные, и вот уже чертова дюжина стволов принялась длинными очередями поливать полуразрушенный дом на другой стороне улицы. Иностранные журналисты с визгом бросились в разные стороны. Почему -- непонятно, никто в них не стрелял и никто не преследовал. 

Целая бригада отборных военных врачей (ее держали неподалеку на всякий случай -- но не такой случай!), прибывшая на место происшествия через несколько минут, констатировала смерть фюрера. Муссолини, в свою очередь, остался жив и почти здоров -- вторая пуля всего лишь царапнула по его лысому черепу. 

Тем временем изрядно облажавшиеся телохранители Гитлера ворвались в дом, откуда велся огонь и тщательно его прочесали. Таинственный снайпер исчез в неизвестном направлении. На втором этаже лежала винтовка с оптическим прицелом -- самая обычная итальянская винтовка системы Манлихер-Каркано, модель М-91, калибра 6.5 мм. Итальянские военные заводы, должно быть, выпустили миллионы таких винтовок, и в этой войне из них стреляли по обе стороны фронта. Немцы понятия не имели, что из точно такой же трофейной итальянской винтовки, в далеком альтернативном будущем, 22 ноября 1963 года, в городе Даллас, штат Техас, бывший морской пехотинец по имени Ли Харви Освальд стрелял в 35-го президента США Джона Ф.Кеннеди. Поэтому никто из телохранителей не смог оценить иронию. История - хитрая сука, особенно если она повторяется дважды! 

Первым из прочих германских вождей на место преступления прибыл Гиммлер. Пять минут спустя он приказал расстрелять телохранителей-неудачников на ближайшем пустыре. Кому они вообще нужны, если не сумели уберечь любимого фюрера?! 

Несколько часов спустя новым канцлером Германского Рейха, вождем НСДАП и главнокомандующим вооруженными силами, согласно завещанию фюрера был провозглашен рейхсмаршал Герман Геринг.  Все остальные рейхсмаршалы и рейхсфюреры поспешили поздравить нового фюрера и присягнуть ему на верность. Разумеется, каждый из них считал себя куда более достойным наследником покойного Адольфа, но никто не спешил начинать борьбу за власть прямо здесь и сейчас. "Эта война идет не очень удачно, - размышляли рейхсфюреры и партайгеноссе, - поэтому пусть добродушный толстяк Герман пока погреет трон, поиграется в великого полководца, совершит все возможные ошибки... а там и наше время придет". 

Геринг произнес торжественную инаугурационную речь, которую транслировали все радиостанции Рейха. Среди прочего новый лидер германской нации поклялся страшно отомстить красным албанским бандитам за смерть любимого фюрера, а также раздавить гидру албанского коммунизма прямо в ее логове. И все такое прочее. 

В завоеванный Рим из-за границы вернулся папа римский и отслужил торжественный молебен во славу немецко-фашистского оружия. Король Виктор-Эммануил решил не возвращаться, потому что Муссолини не простил ему предательства и твердо пообещал, что для такого случая готов купить гильотину даже у французов, не говоря уже о более дружественных нациях. Ближайшие сподвижники предлагали королю отправиться в африканские колонии, где можно было рассчитывать на поддержку королевской армии, но Виктор-Эммануил не решился погружать изрядно пострадавшую империю в пучину новой гражданской войны и уехал в Америку. Великолепный дуче, в свою очередь, некоторое время размышлял о том, как обустроить Италию, лишенную монарха. Сначала он собирался окончательно оформить и правильно организовать поспешно созданную на севере Социальную Республику, и распространить ее институты на всю империю. Но очень скоро передумал. "Если есть империя, - здраво рассудил Муссолини, - то должен быть и император. И кто будет императором, если не я?!" Не исключено, что эти мысли стали посещать Бенито после того самого ранения в голову. 

Папа римский Пий Двенадцатый, изрядно потрясенный событиями последних месяцев, не решил спорить с окончательно спятившим диктатором и охотно согласился короновать его в одном из чудом уцелевших римских соборов, как Бенедиктуса Первого, Императора Римлян, Победоносного, Италийского. Абиссинского, Сицилийского, Албанского, Триполитанского, и прочая, прочая, прочая. После коронации новоявленный император торжественно проехал по более-менее расчищенным улицам столицы в открытом белоснежном лимузине. Вдоль дороги стояли фашистские легионеры в позолоченных шлемах и многочисленные граждане, которые забрасывали императора цветами. Некоторые из них даже делали это искренне. 

Разумеется, коронация Муссолини обеспечила карикатуристов всех газет мира за пределами Италии работой на несколько месяцев вперед. 

И, конечно же, истинными властелинами Италии в эти дни были немцы. На имперскую коронацию им было как-то наплевать, их занимали куда более важные проблемы. Во второй половине августа последние батальоны албанцев и лояльных им итальянских коммунистов покинули Южную Италию, и на их место немедленно пришли части вермахта. Некоторое время ушло на обустройство новых позиций и складирование богатых трофеев, всю суть и смысл которых текущим победителям еще только предстояло понять и осознать. 

Да, германцы выиграли битву за Италию, но они пока не выиграли войну. 

В ночь с 31 августа на 1 сентября 1939 тысячи самолетов с крестами на крыльях поднялись с аэродромов Южной Италии и направились на восток. 

Так началось одно из величайших воздушных сражений в истории человечества, которое вошло в ту же самую историю как Битва за Албанию. 

=========

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Lupa Romana, - сплюнул Джузеппе. - Римская волчица. 

Е-е-е,,, Римская шлюха?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Римская шлюха?

Так в римском языке это одно и то же. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

. Комиссар Белуши

Отец?

короновать его в одном из чудом уцелевших римских соборов, как Бенедиктуса Первого, Императора Римлян, Победоносного, Италийского. Абиссинского, Сицилийского, Албанского, Триполитанского, и прочая, прочая, прочая.

имхо, Геринг бы и получше выглядел

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Так началось одно из величайших воздушных сражений в истории человечества, которое вошло в ту же самую историю как Битва за Албанию.

Наконец-то и бункеры пригодятся

Тот редкий случай, когда властитель был прав, готовясь к прошедшей войне

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

редкий случай, когда властитель был прав, готовясь к прошедшей войне

Да! Товарищ Энвер гениально предвидел! 

Отец?

Однофамилец. Просто не мог не использовать эту фамилию... 

имхо, Геринг бы и получше выглядел

У Геринга есть права на трон в другой части Европы. Не исключено, что он туда еще доберется. 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Отец?

Почему бы и нет?  Значит, примерно так: выжил. В госпитале много думал, исцелился от коммунизма головного мозга. Затем, уже в лагере, думать перестал, начал соображать. Когда Сталин детерминистски запартнерился с Гитлером, прикинулся русским в надежде, что отдадут. Взял себе обычную русскую фамилию Вайкофф. Вскоре поехал за Урал, да в Калифорнию попал. Будучи законченным гуманитарием, продолжил разводить лохов уже в САСШ.Организовал церковь синтеотики и стал основателем криминально-политической группировки "отцы". 

Далее смотрим сериал "Дикие пальмы".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Дикие пальмы

Я так глубоко не копал! 

 

Максимум примерно вот так: 

 

https://www.youtube.com/watch?v=CPnwlNvwBLI

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

пуля всего лишь царапнула по его лысому черепу.

"Броневой", - подумал Штирлиц.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Флот - несколько десятков торпедных катеров, четыре субмарины Виски (проект 613). 

подлодки уже три, зато шесть восперов, 12 советских ТКа проекта 123 и 32 китайских типа 025, 4 МПК проекта 122, две немецкие моторные десантные баржи и аж восемь советских тральщиков проектов 254 и 255

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

У Тайваня реально крутой флот.

сисрусли?

четыре Кидда, двенадцать ОХПерри, шесть Ноксов, шесть FL-3000, двенадцать корветов, 32 ракетных катера

два Балао-ГУППИ и два Зваардвейса

один Анкоридж и два Ньюпорта

ну такооооэ

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

подлодки уже три

А куда еще одну потеряли? 

шесть восперов, 12 советских ТКа... 

Мировое господство не за горами! 

ну такооооэ

Японцам за узкие глаза хватит! 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now