Мир маленьких США

42 posts in this topic

Posted (edited)

Сэр Роберт Уолпол, премьер-министр Великобритании был очень миролюбивым человеком и делал все возможное, чтобы сохранить мир. Это была непопулярная позиция, ибо многие в английской верхушке выступали за более активную политику и мечтали о крупной войне и новых завоеваниях. Но Уолпол раз за разом обламывал их мечтания.

Несмотря на давление оппозиции требовавшей английского участия в войне за польское наследство, Уолпол так в нее и не вмешался, ибо считал, что Англии абсолютно все равно, кто будет польским королем и ее совершенно не касаются франко-австрийские разборки по этому поводу. 

Еще дольше, целых десять лет, Уолпол сдерживал попытки развязать новую войну с Испанией. Наконец в 1739 году, слабеющий премьер уступил. 

Так началась война, вошедшая в историю под анекдотическим названием война за ухо Дженкинса (английский контрабандист, которому испанские власти якобы отрезали ухо). 

В марте 1741 года, адмирал Вернон собравший огромные, неслыханные для колониальной войны силы (186 кораблей, 2620 пушек, 27 тысяч человек) вторгся, как первоначально и планировал, на Кубу и осадил Гавану (в реале в последний момент Вернон изменил план, осадил Картахену в Колумбии, но не смог ее взять в течение двух месяцев, понеся катастрофические потери от желтой лихорадки).

В этой реальности, под Гаваной адмиралу Вернону повезло больше. Сказалось более чем трехкратное превосходство в силах, а испанский командующий в Гаване оказался не столь упрямым как адмирал Лезо в Картахене и после двух месяцев осады Гавана капитулировала. Еще несколько месяцев понадобилось, чтобы очистить от регулярных испанских войск весь остров, хотя испанские колонисты перешли к партизанской войне и постоянно тревожили английский гарнизон.  В довершение всех бед, разумеется неизбежно началась эпидемия желтой лихорадки, унесшая жизни десяти тысяч английских солдат и моряков.

Адмирал Вернон, несмотря на величайшую победу в истории англо-испанских войн, был вынужден просить Лондон подкреплений, иначе, мол, английские войска на Кубе грозят истаять от эпидемии и испанцы на следующий год вернут себе остров голыми руками. 

Падение Гаваны укрепило позиции премьера Уолпола и он сохранил свой пост до своей смерти в 1746 году. Пользуясь своим авторитетом он продолжал прежнюю политику - уклонялся от вмешательства в войну за австрийское наследство, сохранял мир с Францией, войну же с Испанией вел в основном в Вест-Индии, ограничиваясь удержанием завоеванной Верноном Кубы.

Впрочем и это оказалось невероятно тяжелым делом. Десятки тысяч английских солдат и американских ополченцев были отправлены на Кубу до конца войны и большинство из них так и осталось лежать на кубинской земле сраженные желтой лихорадкой. 

После смерти Уолпола новый премьер не смог и не хотел удерживать короля от войны с Францией. Но продолжалась она всего полтора года и из за необходимости посылать крупные силы для поддержания гарнизона на Кубе, никаких крупных военных действий на североамериканском континенте за это время не велось. 

Аахенский мир, разумеется, оставил Кубу английской. Две трети стотысячного испанского населения острова выехало после заключения мира и большая часть направилась на соседнюю с Кубой Флориду. Исход кубинского населения привел к 1750 году к неожиданному результату - Флорида превратилась в довольно крупную колонию, превысив по численности населения своих северных английских соседей - Джорджию и Южную Каролину. 

Тем временем англичане начали усиленно заселять Кубу, стремясь восполнить уменьшившееся население. Часть новых колонистов прибыла с Ямайки, Барбадоса и других вест-индских колоний, с Британских островов и из американских колоний прибыли десятки тысяч белых колонистов и разумеется тысячи негров-рабов были импортированы из Африки. Несмотря на то, что желтая лихорадка продолжала косить переселецев, тем не менее к 1755 году Куба сумела восстановить довоенную численность населения, которое к тому времени состояло примерно на треть из англичан, на треть из испанцев и на треть из негров-рабов. 

В 1756 году, началась новая мировая война между Англией и Францией. В этот раз потерявшая Кубу Испания стремилась к реваншу и вмешалась в войну против Англии немедленно, сразу же после ее начала. 

И вновь Вест-Индия стала основным театром военных действий. Отразив крупную попытку испанского вторжения на Кубу, англичане перешли к ответным действиям. Главной целью кампании 1757 года стал соседний с Кубой остров Гаити, поделенный между французами на западе и испанцами на востоке. 

Тридцать тысяч английских солдат и моряков высадились на Гаити, стремясь захватить процветающую французскую колонию Сан-Доминго, главный мировой центр производства сахара. Боевые действия затем перенеслись и на испанскую часть острова. Разумеется не обошлось и без желтой лихорадки. 

Борьба за остров Гаити продолжалась шесть лет, но ценой страшных потерь Англия сумела завоевать остров. В общей сложности двадцать пять тысяч английских и американских солдат погибли или умерли от болезней в этой кампании. Кроме Гаити, английский флот также захватил более мелкий остров Пуэрто-Рико. 

На континенте же в силу отвлечения флота и регулярной армии на вест-индскую кампанию, никаких значимых успехов достичь не удалось. Войну с французами и индейцами на канадской границе фактически вели в одиночку провинциальные милиции северных американских колоний. Разумеется Канаду они не завоевали. Даже вытеснить французов и индейцев из долины Огайо не смогли за всю войну. 

А в южных колониях вообще произошла катастрофа. Испанцы из Флориды, впервые за долгие годы получив численное превосходство над англичанами на севере, вышибли английских колонистов из Джорджии, вторглись в Южную Каролину, осадили и чуть не взяли Чарльстон. Но в последний момент подоспела на помощь виргинская милиция и спасла Южную Каролину от испанского завоевания. 

Семилетняя война завершилась предсказуемо - французская колония Сан-Доминго и испанская колония Санто-Доминго на острове Гаити и испанская колония Пуэрто-Рико перешли к Англии. Испания зато увеличила свою колонию Флорида за счет завоевания Джорджии, вернув на севере границы 1670 года. 

Канада и спорная территория в долине Огайо остались французскими, также как и французская Луизиана. 

Такой исход войны вызвал глубокое разочарование в английских колониях. Колонисты были обозлены тем, что на них легла вся тяжесть войны с французами, индейцами и испанцами на континенте, что Англия ничем им не помогла, и даже наоборот, провинциальные войска и милиции использовались не для защиты колоний, а для английских операций на Сан-Доминго, где они понесли тяжелые потери от желтой лихорадки. 

Франции тоже не приходилось особо радоваться сохранению Канады и Луизианы, ибо потеря богатой сахарной колонии Сан-Доминго была намного в финансовом отношении чувствительней.

Сразу же после заключения мира, пришлось срочно решать вопрос с французским населением острова. За несколько лет около 30 тысяч французов и примерно столько же негров-рабов прибыло с Гаити в Луизиану, увеличив население колонии почти в десять раз. 

Одновременно правительство Шуазеля принялось в срочном порядке заселять Канаду, особенно ее южные владения в долине Огайо и в Иллинойсе. В первый же год после заключения мира в Канаду прибыло 12 тысяч французских поселенцев. В последующие годы темпы заселения несколько снизились, но в целом за 1763-1774 гг. в Канаду и Луизиану из Франции прибыло свыше 100 тысяч поселенцев, из них примерно две трети в Канаду, остальные в Луизиану. Приток шестидесяти с лишним тысяч переселенцев практически удвоил население французской Канады достигшее к 1777 году 200 тысяч. Столь же быстро росло и население Луизианы, которое дополнялось к тому же массовым импортом рабов-негров. 

Тем временем, испанцы решали аналогичную проблему. Потеря Санто-Доминго и Пуэрто-Рико привела к необходимости эвакуировать еще несколько десятков тысяч испанского населения, чтобы не оставлять его под властью английских еретиков. Все они вновь были направлены во Флориду и в отвоеванную у англичан Джорджию. Население испанской Флориды за послевоенное десятилетие таким образом удвоилось, достигнув к 1775 году двухсоттысячной отметки. 

Англичане же привычно начали заселение Гаити и Пуэрто-Рико, предсказуемо направив новые десятки тысяч колонистов из Англии, Ирландии и Шотландии, а также из североамериканских колоний. Довольно быстро им удалось создать английское большинство среди белого населения, однако большинство населения Гаити продолжало оставаться негритянским и говорящим на французском креольском диалекте. В финансовом отношении англичане не смогли быстро повторить французские экономические успехи в развитии сахарных плантаций и новые колонии продолжали оставаться убыточными для английской казны, хотя при французах они были прибыльными. 

В такой обстановке неожиданно для всех началась новая война. Недовольство английских колонистов на континенте росло, росло, а потом внезапно из за какой то мелочи вроде тарифов на ввоз индийского чая вылилось в настоящий бунт. 

В этот раз французы и испанцы не сразу ввязались в войну с Англией. Война Англии с колонистами велась с переменным успехом несколько лет, но в 1779 году, Франция и Испания решились объявить войну Англии.

Воспользовавшись отвлечением основных сил английской армии на континенте на борьбу с американскими повстанцами в Нью-Йорке и в южных колониях, французы сосредоточили свои усилия на завоевании Новой Шотландии и Ньюфаундленда. Канадская милиция, переправленная через океан десятитысячная французская армия, индейские племена, акадийские повстанцы и американские союзники четыре года бодались с английским гарнизоном Галифакса, но успехи были достигнуты довольно скромные.

Южнее,  английские войска вели войну с повстанцами в провинции Нью-Йорк, а также в обеих Каролинах. На южной же границе Южной Каролины, против ожидания было спокойно. Испанцы Флориды ограничились на севере обороной, ибо испанское командование замыслило в очередной раз попытаться вернуть Кубу воспользовавшись благоприятной обстановкой. 

Трижды в эту войну испанцы вторгались на Кубу - причем с двух сторон, из Флориды и с Юкатана. Но англичане успешно отразили все нападения. Французы также пытались вернуть себе Гаити, но опять же безуспешно. 

Война завершилась в 1783 году поражением Англии. Американские колонии получили независимость, Англия потеряла все свои владения на североамериканском континенте удержав только Ньюфаундленд и полуостров Новая Шотландия. Около ста тысяч британских лоялистов было вынуждено бежать из ставших независимыми Соединенных Штатов. Большая часть переселилась в английские колонии в Вест-Индии, в основном на Кубу, Гаити и Пуэрто-Рико, окончательно изменив расовый и этнический состав населения этих островов.

Новое государство, Соединенные Штаты Америки, состояло из 13 колоний растянувшихся от Мэйна на севере до Южной Каролины на юге. Население США достигло в 1783 году 3 млн и увеличилось к 1800 г. до 5 млн.

Их соседом на севере, западе и юго-западе была Новая Франция. Население Новой Франции продолжало увеличиваться даже во время войны. Присланные войска так и остались в колонии, после войны возобновилась программа заселения, хотя и не такими высокими темпами как раньше. Революция во Франции даже придала некоторое усиление процессу за счет эмиграции роялистов в Канаду. К 1800 году население Канады превысило 450 тысяч человек, Луизианы 400 тысяч, еще 50 тысяч французов и индейцев жило к югу от Великих Озер, на территории Миссури, Иллинойса, Индианы и Огайо. 

На юге США граничили с Испанской Флоридой, население которой продолжало расти и достигло к 1800 году 400 тысяч (из них около 100 тысяч негров и 50 тысяч индейцев, остальные испанцы).

И наконец к югу от Флориды выросла новая Британская Северная Америка, целиком островная. В ней к 1800 году проживало почти полмиллиона человек, из них примерно 200 тысяч англичан и 300 тысяч негров, мулатов и испанских метисов.

 

Edited by Читатель

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

New-France1750.png

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я даже до конца не дочитал, но уже вижу, что это круто. 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Читатель велик!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Недовольство английских колонистов на континенте росло, росло, а потом внезапно из за какой то мелочи вроде тарифов на ввоз индийского чая вылилось в настоящий бунт

Вроде бы в условиях, когда вокруг французские и испанские колонии, колонисты не должны идти на разрыв с Англией, без нее трудно надеяться устоять. Но автору виднее... получилось интересно)))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вроде бы в условиях, когда вокруг французские и испанские колонии, колонисты не должны идти на разрыв с Англией, без нее трудно надеяться устоять.

Зато они будут более экономически развиты и в них будет больше населения.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Барон Суббота этого мира детерминированно будет в цилиндре, но учился в Оксфорде...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Зато они будут более экономически развиты и в них будет больше населения.

да, это одна из главных особенностей этого мира. США, особенно северные штаты, урбанизируются и индустриализируются в 19 веке поставив мировой рекорд. Поскольку отток населения на фронтир здесь сильно ограничен (полностью не исчезнет, ибо какое то количество американских переселенцев Новая Франция принимать будет, обставив впрочем разными условиями), практически весь прирост населения уйдет в города. Нью-йоркские небоскребы появятся на полвека раньше, а Америка станет мастерской мира.

Ограничения на иммиграцию впрочем тоже раньше введут. Полностью не перекроют, ибо обнаружится, что и без свободных земель, Америка нуждается в иммигрантах, чтобы было кому работать на бесчисленных фабриках и заводах. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

В первые годы революции, Новая Франция не признавала новую власть. Из за этого в колонию хлынул поток роялистской эмиграции еще сильнее укрепивший решимость не иметь с этими проходимцами в Париже ничего общего. А в 1794 г. неприятность случилась у себя дома. 

Прослышавшие что о декретах Конвента негры взбунтовались. Заявили, что у них есть права человека и потребовали освободить их от рабства :resent:

Гражданская война в Луизиане продолжалась пару лет, но к счастью бунт удалось подавить с помощью испанцев из Флориды, которым тоже не улыбалось видеть мятежных негров у себя под боком. Помогли и союзные индейцы - крики и чероки. 

Однако с рабством в колонии отныне было покончено. Власти не решились возвращать мятежных негров в рабство на плантации и почти все негритянское население получило свободу и юридический статус свободных цветных. Пришлось искать дешевую рабочую силу для плантаций где то еще, поскольку работать на плантациях бесплатно негры больше не желали, а хотелки их в плане зарплаты делали сахарное производство убыточным. 

Но предварительно надо было что делать с двумя сотнями с лишними тысяч свободных негров, которые продолжали представлять угрозу для стабильности колонии. Единственным разумным выходом оставалось предоставление им земель выше по реке, где они и осели как свободные фермеры, возделывая кукурузу. Свыше ста тысяч негров переселившихся на север в верховья Миссисипи и в долину Огайо стали надежной преградой американской экспансии в пустынный ранее Иллинойс. Центр меховой торговли Сент-Луис неожиданно превратился в негритянский город и столицу обширного земледельческого края. 

 

 

Edited by Читатель

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Вопрос с рабочими руками для сахарных плантаций решили по старинке. Попросили англичан подыскать им белых рабочих, но подешевле. 

Англичане навербовали десятки тысяч ирландцев и отправили их в Луизиану. У ирландцев был статус законтрактованных рабочих, что означало пять-десять лет рабства, пока они не отработают на переезд, а потом они становятся свободными. 

В конце концов, ирландцы белые и католики, рассудили власти Луизианы. Не может с ними быть хуже чем с неграми...

И вновь расовый и этнический состав Луизианы радикально менялся. 

К 1800 году, экономика Новой Франции окончательно переориентировалась на английские рынки. Канада поставляла корабельный лес для нельсоновского флота, Луизиана сахар, хлопок и табак. Выяснилось, что фактическая независимость и ориентация на Англию значительно выгоднее чем старая жизнь при короле. Экономика быстро оправилась от последствий негритянской революции, колония процветала. 

О возвращении под французскую власть никто даже и не думал.  

Edited by Читатель

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Тем временем, на западе и севере Новой Франции происходили не менее занимательные события. Избавившись от английской конкуренции по Парижскому миру 1783 года, французские трапперы двигаясь все дальше на запад перевалили через Скалистые горы и вышли к Тихому океану. Отныне Новая Франция простиралась от Атлантического океана до Тихого и от Северного Ледовитого океана до Мексиканского залива. 

На тихоокеанском побережье французы столкнулись со старым соседом - еще с 1760-ых, Испания, обеспокоенная слухами о русской экспансии в Америке начала интенсивно заселять Калифорнию. И французские форты в Орегоне имели южным соседом именно испанские миссии в Калифорнии. 

Также выяснилось, что побережье регулярно посещают английские и американские торговые суда, с ними французские поселенцы быстро наладили взаимовыгодную торговлю. 

И совершенно неожиданно, с севера нагрянули русские. Этот запутанный клубок территориальных претензий не будет распутан еще долго, но Новая Франция сохранит выход к Тихому океану и соседство с будущим калифорнийским Эльдорадо и с Русской Америкой на севере.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

США, особенно северные штаты, урбанизируются и индустриализируются в 19 веке поставив мировой рекорд.

Не взлетит. Фондоёмкость промышленности выше, чем сельского хозяйства, притом тяжёлой выше, чем лёгкой. И "раскрутки" не будет. Нет сельского хозяйства, работающего на экспорт (сахар, хлопок, а после Крымской и зерно) - нет денег на индустриализацию. И потребителя нет на сельхозмашины. И транспортная нагрузка при сокращении сельхозперевозок недостаточна ни для прорытия каналов, ни для речных пароходов, ни для железных дорог. Да и с народом хуже. Зачем в такие Штаты иммигрировать? Бесплатно землю не дают, перспектив никаких. Свой прирост имеет место, но он для прорыва недостаточен.

Сытая провинция. Рыбная ловля и молочное скотоводство - чаудер на столе гарантирован, а вот промышленный рост...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Посмотрите на индустриализацию штатов Новой Англии в реале. Плохие почвы, холодный климат, относительно неблагоприятные условия для ведения сельского хозяйства, как результат отсутствие сельскохозяйственного экспорта. Основные факторы индустриализации - многочисленная и дешевая рабочая сила, много рек, которых можно запрудить, чтобы получить энергию для водяных мельниц, приводящих в движение машины текстильных фабрик, развитый китобойный промысел и сопутствующие отрасли, крупнейший торговый, китобойный и рыболовный флот плавающий по всем морям и океанам. 

Вот так оно и начнется как в реале, только мы эту индустриализацию еще и ускорим и углубим за счет более многочисленного (и следовательно более дешевого в запросах) населения. А потом оно дальше на юг пойдет. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

На западе от Луизианы тем временем, власти Новой Испании решали проблему заселения Техаса. Началось еще в 1750 г., когда сюда, на северную границу Новой Испании направили пять тысяч беженцев с Кубы. Потом было еще несколько волн заселения - с Санто-Доминго, Пуэрто-Рико и даже с Канарских островов. К 1795 году, здесь вдобавок к индейцам насчитывалось примерно 20 тысяч испанских поселенцев. Для защиты поселенцев, властям пришлось провести несколько самых настоящих военных кампаний против индейцев. А индейцы тут были особые - пересевшие на лошадей кочевники апачи и команчи. Войны с индейцами были тяжелыми, но помогло соседство с крупной французской колонией Луизиана, которая занимала часть Техаса еще с конца 17 века. Совместными усилиями индейские набеги удалось отразить и обширные степи Техаса стали свободными для заселения. 

Но к этому моменту в Новой Испании, как и во всей испанской империи, творился бардак и организовать новую волну заселения Техаса не смогли. 

Вместо испанских поселенцев, в Техасе внезапно объявились свободные негры из Луизианы. Не всем неграм нравился климат Сент-Луиса, жители тропической Африки привыкли к более теплой погоде. И примерно двадцать тысяч негров явочным порядком заселили земли в соседнем испанском Техасе.

"Вы, ребята, хоть католики?", устало спрашивал испанский алькальд, смирившийся с неизбежностью.

"Да, конечно католики, мы веруем в Деву-Марию и Барона Субботу!", отвечали с французским акцентом улыбающиеся негры. 

 

Edited by Читатель

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Для начала - население менее многочисленное. Затем хуже с потребителем промышленных товаров, значительная часть его реала в данном мире в других державах. Ну и инвестиции - откуда?

Самокормящаяся провинция, максимум.

В "нашей" Новой Англии индустриализация началась с ткацкой промышленности. Но производство хлопка в значительной степени вне "этих США", как и потребители. Скорее будут строить там. Опять же работники - в "нашей НА" это молодые люди из сельхозрайонов и иммигранты. Тут меньше сельхозрайонов, и иммиграция в значительной степени поглощена соседями (из Франции в Новую Францию, ирландцы времён Великого Голода контрактуются на Юг, немцы в регионы западнее). Оружейка - потребитель куда скромнее. Нет охотников Запада, нет рынка Южной Америки, своя армия совсем скромна. Торговому флоту возить нечего, он не растёт.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Нет охотников Запада

здрасте, а что мешает французским трапперам покупать американские винчестеры ;)

Но производство хлопка в значительной степени вне "этих США", как и потребители. Скорее будут строить там.

вы сильно переоцениваете Новую Францию (хлопковые районы по Миссисипи и в Алабаме), Испанскую Флориду (хлопок Джорджии и частично в Алабаме) и уж тем более Новую Испанию (Техас). 

Не будут они индустриализовываться, банально пойдет их хлопок на экспорт в Англию и в США, вот и все дела. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Новая Франция была и будет аграрной страной. А промышленные изделия будет покупать из Англии и США. Тоже самое касается Флориды и Новой Испании. Я бы даже сказал, что и Британская Вест-Индия будет поступать аналогично.

На этом и поднимется американская промышленность. В тяжкой конкуренции с английской промышленностью, как же без этого.

Но у американских промышленников есть великий союзник - доктрина фритредерства овладевшая умами английской верхушки. ;)))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

а что мешает французским трапперам покупать американские винчестеры 

Наличие оружия французского (не облагаемого пошлинами) и английского (качественного) производства.

Не будут они индустриализовываться, банально пойдет их хлопок на экспорт в Англию и в США, вот и все дела. 

А зачем им продавать в США, когда есть английский покупатель?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Но у американских промышленников есть великий союзник - доктрина фритредерства овладевшая умами английской верхушки. 

Доктрины рождаются безотносительно экономических условий, но выживают экономически обусловленные. Если будет конкурент - немедля фритредеры станут маргиналами.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Наличие оружия французского (не облагаемого пошлинами)

ну вот к 1790 г. оно и накроется :)

от метрополии Новая Франция отделится (причем некоторое время даже формально будет с ней в состоянии войны) и французское производство ей будет совершенно безразлично. 

английского (качественного) производства.

американское надо полагать будет хуже, но дешевле ;)))

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

А зачем им продавать в США, когда есть английский покупатель?

диверсификация экспорта, чтобы снизить зависимость от единственного покупателя.

подозреваю, что американцы, чтобы сманить к себе поставщиков сырья, будут более выгодные условия предлагать. что вынудит и англичан к тому же.

слава свободной конкуренции, короче.

Edited by Читатель

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Если будет конкурент - немедля фритредеры станут маргиналами.

от фритредерства нельзя отказаться, ибо тогда иностранные рынки закроются от английского экспорта такими же пошлинами. США конечно и так плевали на фритредерство, но рынки Латинской Америки, а в этой реальности еще и Новой Франции, могут накрыться, если не убеждать их власти в благе свободной торговли.  

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

В общем, так. В нашем мире хлопок можно было везти далеко морем, но за хорошую цену, или близко по стране. Выгода от короткого плеча есть, и ткацкая промышленность Севера обеспечена сырьём. А в этом возят через границы, и облагают пошлинами. Как ввозными, потому как казне США денег взять неоткуда более, так и вывозными, поощряя свою промышленность в хлопопроизводящих колониях Франции и Испании (впрочем, и казне оно доходно). Сильно местную ткацкую промышленность так не поднять, основная масса хлопка на экспорт, но промышленность США и вовсе на нуле. Тем более что работников нет - сельхозрегионы, откуда самые бойкие молодые люди на заработки в города едут, в основном не в США, и иммигранты едут - католики французы, ирландцы и часть немцев в католические страны, протестанты частью в США, но там  перспективы скромные, местные всё заняли, а "пустые" осваиваемые регионы не у США. То есть до Крымской индустриализации нет.

Крымская перекрывает русский хлебный экспорт, давая возможность выйти на рынок Америке. Но не США. Зернопроизводящие регионы не у них. Да и канала Эри в этом мире нет.

Тяжпром подымается оружейкой и железными дорогами. Оружейка имеет крайне ограниченный рынок, скорее осваиваемые земли будут с бельгийским, французским и английским оружием (и даже испанским). Но не США. Железные дороги строят там, где много грузов. На этом этапе - сельхоз. То есть не территории США. Своего тяжпрома это не порождает, но ремзаводы будут, а закупать у Англии (и немного Франции). Ну и рельсы начнут производить. Не в США. А там, где уголь и руда. То есть Питтсбург, разумеется, никуда не денется. Но Детроит, боюсь, французский. И Чикаго. Флот строить можно, но объём перевозок драматически ниже, а военный и вовсе ничтожен.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Некоторый толчок могут дать наполеоновские войны, вернее, блокады в ходе войны. Торговый флот США может, на правах нейтрала, вести торговлю с обеими сторонами. Но вскоре окажется, что выгоднее не строить суда, а торговать флагом. То есть в этом мире есть Белая Либерия.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вообще то первоначальной концепцией такое унижение США не предусматривалось. Ладно, индустриальный бум в США тогда перенесем на конец 19 века, одновременно с Германией.

До тех пор, США, а особенно перенаселенные штаты Новой Англии с никудышным климатом и почвами, получаются аналогом Скандинавии. Эмиграция за море будет мощная. 

Потоки американской эмиграции направятся в Мексику, Аргентину, Австралию, Южную Африку, возможно Бразилию. Плюс Британская Вест-Индия - Куба и Гаити. 

{подумав} а пожалуй будет и мощная колониальная экспансия. США с самого начала великая морская держава, с Англией при желании могут померится силами, для захвата колоний в тропиках, сил и средств хоть отбавляй. А тут пожалуй еще и жизненная необходимость вырисовывается.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now