Sign in to follow this  
Followers 0

Крылатые хищники: авиация Белого Петербурга

1 post in this topic

Posted (edited)

Авиация Северной армии П.Р. Бермондт-Авалова в годы Гражданской войны в России (1918 – 1922)

 

Процесс создания авиации для белогвардейской Северной армии был запущен в начале 1919 г. В феврале 1919 г. в Шавлях при Курляндском авиапарке закончил формирование авиаотряд имени графа Келлера в составе 12 самолётов. Там же находился и авиаотряд полковника Вырголича, который получил наименование «1-й колчаковский авиаотряд». Командовал авиацией Северной армии подполковник Б.Н. Фирсов. Процесс шёл дальше – и в течение марта-апреля было сформировано ещё несколько авиаотрядов. Первоначально формирующиеся авиаотряды базировались в Радзвилишках (Литва), Петерсфелде и Елгаве, но затем, по мере подготовки к первому наступлению на Петроград их начинали перебрасывать ближе к Пскову. На первых порах авиачасти комплектовались в основном немецкими добровольцами, но затем было налажено расширение представительства русских кадров. Техника в основном была германская, но присутствовали также французские и британские самолёты, оставшиеся от Императорского военно-воздушного флота (плюс впоследствии добавились захваченные у Красных трофейные).

К моменту начала первого наступления на Петроград 26 апреля 1919 г. ещё не все авиаотряды успели перебазировать на фронт, так что в связи с восстанием в Прибалтике белогвардейские авиабазы оказались рассечены. В итоге на Петроградском фронте белогвардейцы Бермондт-Авалова испытывали недостаток воздушной поддержки – не все самолёты успели прибыть на фронт, а из-за того, что расширившееся восстание Красных латышей нарушило линии снабжения, начались перебои с топливом, из-за чего пришлось существенно сократить количество боевых вылетов.

Те же авиачасти, которые не успели прибыть на Петроградский фронт, были брошены на подавление восстания. Наряду с германской и балтийской авиацией, белогвардейские авиаотряды оказывали воздушную поддержку Балтийскому ландесверу и германским войскам во время обороны Риги. Впрочем, ввиду того, что у восставших латышей авиация практически отсутствовала, боевая деятельность как белогвардейской, так и балтийской авиации не представляла практически ничего интересного – отдельные, довольно редкие полёты на разведку и бомбардировку. При этом поражает обилие наград, которыми Бермондт-Авалов буквально осыпал своих авиаторов. Тут и традиционные Георгиевские кресты, и другие царские ордена, а также знаки отличия, придуманные непосредственно в Северной армии (например, «Мальтийские кресты»). Награждения производились обычно списком, причём в наградных листах, как правило, даже не указывалось, за что тот или иной пилот был удостоен очередной награды. Бермондт-Авалов и его подчинённые вообще любили декоративные эффекты. Они ввели специальные нарукавные знаки для лётчиков, да и опознавательные знаки авиации Бермондт-Авалова были, пожалуй, самыми оригинальными из всех белых армий.

После подавления Прибалтийского восстания белогвардейская авиация провела перегруппировку. В этот раз, в отличие от первого наступления, при подготовке второго наступления на Петроград Северная армия не стала торопиться и подготовилась получше и потщательнее. К моменту начала наступления 16 сентября 1919 г. большая часть авиации Бермондт-Авалова была сконцентрирована на фронте – причём как на псковско-новгородском, так и на вспомогательном нарвском направлении.

В 1918 г. Красный Петроград не испытывал прямой угрозы со стороны противника. Восточный и Южный фронты были совсем далеко, а Западный после заключения Брестского мира превратился в относительно спокойную демаркационную линию. Однако в связи со сменой тактики немцев по отношению к большевикам и переходу к открытой поддержке белогвардейцев положение изменилось. Хотя, в отличие от зимнего наступления 1918 г., немцы не бросали в бой своих солдат, которых, как ни крути, нужно было демобилизовывать, чтобы не получить то, что произошло в России в 1917 г. и во Франции в 1918-1919 гг., немцы всё же подключили к делу свой мощный флот, который представлял серьёзную опасность для Красного Питера.

Петроградский укрепрайон обороняла 7-я армия РККА, а также части Балтийского флота и сошедшие на берег отряды матросов. Воздушную группировку Петроградского военного округа представляли 6-й, 31-й, 32-й и 42-й РАО. Кроме того, в Ораниенбауме и Шлиссельбурге размещались 14 гидросамолётов, а в Петергофе – 8 истребителей, входивших в состав Воздушной бригады особого назначения (с сентября 1919 г. – Воздушная бригада Балтийского моря).

Однако, ввиду активного снабжения немцами Бермондт-Авалова, эти в общем-то приличные силы Красные посчитали недостаточными. В связи с получением информации о планируемом первом белогвардейском наступлении на Петроград, в конце апреля 1919 г. с Западного фронта был переброшен 4-й истребительный авиадивизион. В него входили 10-й, 11-й и 12-й истротряды общей численностью 22 самолёта, расположившиеся на Комендантском аэродроме. Истребителям ставилась задача воздушного прикрытия Петрограда.

В апреле 1919 г. немцы оборудовали гидроаэродром на финской территории у берегового форта «Ино», а затем и сухопутный аэродром на Карельском перешейке, под Териоками. 11 мая 1919 г. германские гидропланы впервые бомбили форт «Красная горка» на южном побережье Финского залива, а на следующий день – сбросили несколько бомб на корабли Балтфлота, вышедшие из Кронштадтской гавани. Прямых попаданий не было, но от близкого разрыва в корпусе одного из тральщиков образовалась течь, после чего ему пришлось срочно вернуться в порт.

23 мая 1919 г. гарнизон «Красной горки» поднял антисоветское восстание, к которому в тот же день присоединилась команда другого форта – «Серая лошадь». Потеря этих фортов представляла для Красных большую угрозу, ибо в тылу у них появлялся белогвардейский очаг, причём в стратегически важном месте. Зная о мощных укреплениях «Красной горки» и «Серой лошади», советское командование не стало бросать солдат на штурм, а решило сравнять форты с землёй с помощью тяжёлой артиллерии. 24 мая по мятежникам открыли огонь крейсер «Олег», линкоры «Петропавловск» и «Андрей Первозванный», а также – дальнобойные пушки кронштадтской крепости.

Одновременно с этим поднялись в воздух гидропланы Бригады особого назначения. На «Красную горку» посыпались уже не германские, а русские бомбы. Всего за день морские лётчики сбросили 430 кг. бомб и более 7 тыс. стальных стрел. На следующий день налёты повторились. На повстанцев обрушилось ещё 450 кг. бомб и 7 тыс. стрел. В ответ с «Красной горки» было сделано несколько орудийных залпов по расположенному в 18 километрах от форта гидродрому в Ораниенбауме. Но все снаряды легли вдалеке от цели, причём два из них разорвались посреди города, убив и ранив несколько человек. Не имея возможности корректировать огонь, восставшие вскоре прекратили обстрел гидробазы.

Вечером 25 мая гарнизоны мятежных фортов, не выдержав непрерывного артобстрела и воздушных налётов, официально объявили о намерении сложить оружие. Утром 26 мая на развалинах «Красной горки» и «Серой лошади» мятежники сдались красноармейцам.

Быстрый разгром восстания показал немцам и белогвардейцам, что Балтфлот всё ещё представляет собой грозную силу. С этих дней германское командование стало готовить операцию по уничтожению советских кораблей прямо в Кронштадтской гавани. В качестве первоочередных целей были выбраны крейсера, линкоры и плавбаза подводных лодок (бывшее учебное судно) «Память Азова». Германские гидросамолеты-разведчики стали регулярно появляться в небе над островом. Обычно это сопровождалось сбросом бомб, не причинявших, впрочем, никакого ущерба. С начала августа 1919 г. Кронштадт бомбили почти ежедневно, за 10 дней состоялось 9 налетов.

Особо сильный удар был нанесен в ночь с 17 на 18 августа. В 3 часа 45 минут два гидроплана, прилетевших со стороны Финляндии, начали кружить над причалами и сбрасывать бомбы. Но это был лишь отвлекающий маневр. Немцы надеялись, что кронштадтцы, следя за бомбардировщиками, не заметят главного – торпедных катеров, ворвавшихся под прикрытием налета в гавань крепости. Но, как говорится, фокус не удался. Орудийные расчеты миноносца «Гавриил», дежурившего у входа в бухту, своевременно обнаружили катера и открыли по ним прицельный огонь. В результате три из четырех малых быстроходных судов, участвовавших в атаке, были потоплены, а их команды частично погибли, частично попали в плен. Немцы все же успели торпедировать «Память Азова» и линкор «Андрей Первозванный». Старая плавбаза затонула, но линкор, хотя и получив пробоину, остался на плаву. Бомбы гидропланов вообще не причинили никакого вреда, если не считать выбитую взрывом дверь одного из портовых складов.

В дальнейшем интервенты не предпринимали столь рискованных операций, ограничившись малорезультативными воздушными налетами. В августе они более 30 раз бомбили Кронштадт и Ораниенбаум. Налеты совершались одиночными самолетами, реже – парами, эффект был минимальный. Правда, и зенитчики крепости показали себя не с лучшей стороны: им не удалось сбить ни одного аэроплана.

С 5 сентября налёты германской авиации на Кронштадт стали массированными. Так, 15 сентября состоялся налёт 5 самолётов на гавань; в Петровском доке от попадания бомбы получил серьёзные повреждения пароход. 17 сентября с трёх самолётов было сброшено несколько бомб, которые вызвали пожар в портовом лесном складе. Один из германских аппаратов был сбит и пленён.

Красные сами предпринимали попытки огрызаться. 5 августа 1919 г. воздушная разведка обнаружила германский аэродром у станции Териоки. Рано утром 6 августа четыре гидросамолета М-9 под охраной двух истребителей вылетели на бомбежку этого аэродрома. Пролетая над Кронштадтом, они попали под сильный огонь собственной зенитной артиллерии. Две машины получили повреждения и вынуждены были вернуться, ещё одна возвратилась из-за ненадежной работы мотора. По аэродрому отбомбился лишь один гидроплан, причем все бомбы упали мимо.

Гораздо более успешный налет состоялся 19 августа. В этот раз все пять машин, участвовавших в операции, выполнили задание. На аэродром было сброшено 12 фугасных и три зажигательных бомбы общим весом 170 кг, а истребители сопровождения обстреляли ангары из пулеметов. О потерях противника не сообщалось, но, по данным воздушной разведки, немцы вскоре после этого налета перевели аэродром в другое место.

Очередные налеты состоялись 28 августа (самолеты вернулись из-за плохой погоды), а также 2-го, 7-го и 20-го сентября. Бомбили териокскую железнодорожную станцию, базу германских торпедных катеров и форт «Ино». В общем счете было сброшено 656 кг бомб. В налетах участвовало 17 самолетов (М-9, М-20, «Ньюпоры» и «Спады»). Ни один из них не был потерян, хотя с земли велся частый ружейно-пулеметный огонь.

Несмотря на участие Финляндии в первом наступлении на Петроград, формально война между Финляндией и Советской Россией не велась, поэтому экипажам запрещалось бомбить финские города и поселки. Но, как признавал сам начальник Управления Морской авиации А.П. Онуфриев, многие летчики «по озлоблению к финнам, так жестоко расправившимся с рабочими и матросами» (возможно, речь шла об обиде на то, что гражданская война в Финляндии завершилась не в пользу Красных), бросали бомбы и на жилые дома.

С началом второго наступления Бермондт-Авалова на Петроград воздушная война активизировалась с новой силой. Красные авиасилы под Петроградом в начале осенних боёв насчитывали более 50 сухопутных и морских самолётов. В сентябре они ещё пополнились за счёт переброшенного из-под Архангельска Северного воздушного дивизиона в составе 12 истребителей. Столь солидное по тем временам число машин, развитая аэродромная сеть и хорошо налаженная ремонтная база позволяли советской авиации работать достаточно интенсивно. В свою очередь, авиация Бермондт-Авалова к тому моменту насчитывала до 140 самолётов, но, несмотря на внушительное число машин, с инфраструктурой, аэродромной сетью и ремонтной базой у белогвардейцев дела обстояли похуже – всё лучшее находилось в основном в Прибалтике, и по мере приближения к Петрограду растянутость коммуникаций и отрыв от прибалтийских баз давали о себе знать. Тем не менее, благодаря активным действиям германской авиации, совместно немцам и белогвардейцам удалось обеспечить очень даже неплохое превосходство в воздухе над Красными.

В сражении за Петроград Красная и Белая авиация участвовала довольно активно. И РККА, и Северная армия устраивали достаточно частые и регулярные (по меркам гражданской войны в России) бомбардировочные налёты на позиции противника – даже произошло несколько воздушных боёв. Несмотря на невысокую эффективность воздушных налётов противника и растянутость коммуникаций у Бермондт-Авалова, борьбу за превосходство в воздухе Красные проиграли – сказалось численное превосходство немцев и белогвардейцев и необходимость отражать атаки противника сразу на двух фронтах. Для Бермондт-Авалова большое количество самолётов оказалось чрезвычайно важным в условиях высокой численности войск, имевшихся у Красных, больших потерь среди своих войск, сильных укреплений противника и усталости своих солдат. По своей сути, превосходство в воздухе, наряду с поддержкой германского флота и наступления финнов с севера, стало одним из факторов, которые позволили прорвать мощную линию противника, преодолеть высокую численность красноармейцев и буквально на жилах взять Петроград.

После взятия Петрограда авиационная группировка Бермондт-Авалова существенно увеличилась за счёт трофеев, взятых у Красных. Впрочем, большевики, отступая, успели уничтожить более трети имевшихся у них самолётов. Тем не менее, приз, полученный Бермондт-Аваловым, был внушительной наградой за пролитую кровь. Помимо трофейных самолётов, белогвардейцам достались также петроградские авиационные заводы (Русско-Балтийский, быв. В.А. Лебедева и С.С. Щетинкина).

Бермондт-Аваловым предпринималось немало усилий для дальнейшего развития своей авиации. Была возобновлена работа авиазаводов – помимо уже производившейся ранее техники, там начали осваивать производство по лицензии германских самолётов. В то же время началась подготовка лётчиков в Петроградской школе воздухоплавателей, также была восстановлена авиационная школа в Гатчине. В 1920 г. были открыты школа авиационных техников-механиков и школа лётчиков-наблюдателей. За 1920 – 1922 гг. петроградские авиазаводы выпустили около 40 новых самолётов. Таким образом, к 1922 г. авиапарк Белого Петрограда насчитывал свыше 220 самолётов.

 

Albatros C.XV

Albatros_C.XV.thumb.png.c1f9f4ce7c8681bc

 

 

 

Hansa-Brandenburg С.I

5d6bf4cdbd058_Hansa-Brandenburg_.I.thumb

 

 

 

 

Nieuport N.17

Nieuport_N.17.thumb.png.d4e76a60ff3ebd32

Edited by Knight who say "Ni"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0