Борьба за Венгерское наследство в 13 веке

29 posts in this topic

Posted

Сия тема предварительно обсуждена с коллегами Оттокаром и ЛокаЛоки-посему они в нее активно призываются

Наткнулся на интереснейшую ПМСМ развилку, которая может привести к тому, что у Венгрии с начала 13 века будет иная королевская династия

То есть сначала это была точно определенная династия, но потом уже я понял, что есть еще 1 вариант-не такой для меня интересный, но зато ненулевой по вероятности

Итак, с 1196 по 1204 года королем Венгрии был Имре, сын короля Белы 3

Его постоянно пытался свергнуть его брат Андраш, который в итоге стал королем после скоропостижной смерти сына Имре Ласло в 1205 года (пятилетний ребенок и не факт, что свое смертью умер, но вроде как и нет фактов, доказывающих обратное)

Андраш (судя по Вике) был еще тем...ну в общем дальше выберите эпитет, потому что:

1.Начал (в отличие от брата) совершенно безбожно раздавать королевские земли дворянам, причем даже не в условное владение, а в собственность

2.Из-за этого знать резко усилилась и в итоге заставила Андраша издать Золотую буллу, которая очень сильно урезывала королевские прерогативы в пользу знати и даже провозглашала ее право на мятеж против короля в случае нарушения положений Буллы

3.Постоянно лез в Галицию, пытаясь поставить князем одного из своих сыновей.

4.Ходил в Святую землю, из-за чего в родном королевстве еще более усилился бардак...

В РИ у Имре с Андрашем было несколько военных столкновений и как правило перевес был на стороне Андраша, потому что его поддерживала знать.

Однако, в 1199 году между братьями произошла битва при Раде, где победил Имре, а Андраш бежал к герцогу Австрии Леопольду 6, который был его двоюродным братом, насколько я понимаю

То что было между братьями дальше в РИ тоже интересно, но для нас несущественно

В РИ Имре умер в 1204 от непонятной болезни, а его сын Ласло приблизительно через год тоже скончался будучи при дворе опять же Леопольда, куда его увезла мать, боявшаяся Андраша

Для данной развилки я презюмирую, что Ласло умер все же от какой-то детской болезни и что она настигла бы его вне зависимости от места его проживания

А развилка как вы понимаете. что в битве при Раде или чуть позднее, Андраш погибает.

Детей и даже жены на тот момент у него нет-и никто не мешает Имре спокойно править королевством.

Однако, как и в РИ Имре умрет в 1204 году, а его сын Ласло-в 1205.

Больше детей у Имре не было...

Изначально я думал, что совершенно точно преемником Ласло станет его двоюродный брат-Владислав Чешский!

Поскольку его отец-король Чехии Пржемысл 1 Оттакар (дед нашего любимого персонажа) женат на сестре Имре Констанции

У Имре правда была еще одна сестра на тот момент-Маргарита. Но она была замужем сначала за Исааком Ангелом, а потом за Бонифацием Монферратским-лидером 4 Крестового похода, которого в 1205 году звать в венгерские короли конечно было бы крайне неактуально...

И мы получаем мою любимую чешско-венгерскую унию в 1205 году!

Причем в Венгрии в то время знать еще не настолько сильна, как потом, после Андраша (чтоб ему), а потому Пржемысл, и так бывший в РИ весьма способным правителем, получает ресурсы Венгрии и может развернуться...

Сначала для меня чешский вариант был безальтернативным

Но потом я копнул немного родословную венгреских королей немного глубже и вылез еще 1 вариант-крайней неожиданный

Дело в том, что других детей не было не только у Имре, но и у его отца Белы

А вот у его деда Гейзы 2 были и другие дети кроме Белы, оставившие потомство

В частности у него была дочь Илона, которая вышла замуж за герцога Австрии Леопольда 5 и родила ему 2 сыновей, в том числе...

Леопольда 6, который стал герцогом как Австрии, так и Штриии и был судя по всему весьма способным правителем

Он был Арпадом по женской линии и двоюродным братом короля Имре-то есть ПМСМ права на венгерский престол он имел

Если королем станет он-здравствуй Австро-Венгрия 13 века!

Более того, с учетом того факта, что у Пржемысла сын от Констанции Венгерской родился только в 1205 году и возможно, что был некоторый промежуток между смертью 5-летного Ласло и его рождением-что делает права Пржемысла несколько подвешенными

То есть мне конечно очень хочется этот вариант (а тут получится Пржемысл 2 сразу и венгерским королем-а в этой реальности он таки будет, ибо его генеалогические цепочки не порвутся), но справедливости ради вариант с Леопольдом мне тоже кажется достаточно вероятным

Есть и еще варианты наследования-но мне они кажутся куда как менее вероятными:

1.Сын Гезы 2 герцог Геза на тот момент был еще жив. Он правда фактически затерялся где-то на Востоке, женат был на византийке (вроде бы знатной), и прожил только до 1210 года...ОН мне не кажется серьезной кандидатурой, но кто его знает. корою Имре он приходлся дядей, а Ласло-двоюродным дедом

2.Дочери Гезы Елизавета и Одола были замужем за чешскими правителями-единокровными братьями Пржемысла. Думаю здесь вопросов не возникло бы

3. Была у Гезы еще одна дочь-Маргит, про которую (судя по Вике) известно очень мало. На момент развилки она была замужем вторым браком за Андрашем, ишпаном Шомоди. Умерла в 1208 году. Были ли у них дети-сказать не могу, но не думаю, что это вероятный вариант

4.Было еще дети и внуки Елизаветы-в частности от ее дочери происходят баварские герцоги, но это уже совсем седьмая вода на киселе и думаю их рассматривать не стоит

Вот такая родилась у меня развилка и хочу ее предварительно вынести на суд коллег

При этом я не очень зная историю Галицко-Волынского княжества все же презюмирую, что иностранные короли в его дела не будут вмешиваться-значит там вся история по-другому пойдет-а может и на Всей Руси...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Тема очень и очень интересная. Посмотрим, что скажут коллеги, которые досконально знают описываемый период.

При грамотной политике чешско-венгерская или австро-венгерская уния дают многое.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я, к сожалению, не специалист по 13 веку.

Общетеоретическое соображение - новому королю нужно будет покупать знать, и как бы не круче, чем Андрашу.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

1.Сын Гезы 2 герцог Геза на тот момент был еще жив. Он правда фактически затерялся где-то на Востоке, женат был на византийке (вроде бы знатной), и прожил только до 1210 года...ОН мне не кажется серьезной кандидатурой, но кто его знает. корою Имре он приходлся дядей, а Ласло-двоюродным дедом

ИМХО, наиболее вероятный кандидат, однако он вроде после 1199 года из Святой земли не возвращался, и не факт, что о его судьбе было много чего известно в самой Венгрии. Кстати, у него вроде был сын (Алексей?) и ещё дети, но побочные линии Арпадов - это не ко мне.

Edited by Ярополк

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

ИМХО, наиболее вероятный кандидат, однако он вроде после 1199 года из Святой земли не возвращался, и не факт, что о его судьбе было много чего известно в самой Венгрии. Кстати, у него вроде был сын (Алексей?) и ещё дети, но побочные линии Арпадов - это не ко мне.

Теоретически может вернуться его сын.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Из книги Ласло Контлера "История Венгрии. Тысячелетие в центре Европы" про феодализм и культуру в Венгрии 

В XI в. Венгерское королевство, как и другие новые монархии к северу от него, прочно обосновалось в союзе христианских наций. Вследствие этого в нем начались социально-политические процессы, и стали складываться институты, внешне очень похожие на те, что имелись в землях, интегрированных в мир западного христианства на несколько столетий ранее. В то же самое время Венгрия сохраняла черты, доставшиеся ей от кочевого прошлого и сближавшие ее с восточными и юго-восточными соседями. Из хаоса, вызванного волнами миграции народов, Венгерское королевство родилось тогда, когда средневековый Запад (XI–XII вв.) ближе всего подошел к своему социальному идеалу, попытавшись создать общество, состоящее исключительно из молящихся, воюющих и трудящихся (oratores, bellatores, laboratores). К XIII в. эта «классическая» модель уже стала модифицироваться в результате новых достижений, особенно в области политики и науки. Прежде, чем приступить к анализу венгерского общества, его государственности и культуры, предлагаем бегло рассмотреть социальные структуры того времени.

К XI в. господствовавший класс феодалов в Западной Европе был четко стратифицирован в соответствии с иерархией вассальной зависимости. Этническое сознание в той или иной форме еще могло сохраняться в среде сельского населения, тогда как мировоззрение дворянского воинского сословия в основном формировалось на основе чувства классовой солидарности и рыцарской этики, не знавших государственных или территориальных границ. Христианство также стало одним из факторов, ослаблявших чувство национальной принадлежности у представителей феодальной верхушки, особенно после церковной реформы XI в., в результате которой Рим освободился из-под опеки императоров и объявил о своей готовности представлять нравственное и духовное единство всего западного мира, а сама церковь обрела статус независимой властной структуры. Возникший дуализм «мечей» земного и духовного и весьма непростые отношения между ними оставались существенной для западной цивилизации чертой и позже, уже в XIII в., когда попытки доказать, что оба эти «меча» дополняют друг друга и сражаются за общее дело, например, в руках крестоносцев, потерпели полный провал в Святой Земле. Этот дуализм сохранялся и тогда, когда столкновения между римскими папами и императорами «Священной Римской империи» за господство над всем западным христианским миром уступили место борьбе национальных монархий, таких, как Франция или Англия, за централизацию всей власти в границах своих стран. Обширные земельные владения обоих привилегированных сословий — дворянства и духовенства, — обрабатывались крепостным крестьянством, имевшим там более или менее сходный юридический статус и несшим примерно одинаковые повинности. Земледелие велось по усовершенствованной технологии, урожаи повышались, и поэтому продовольствия хватало даже жителям многочисленных городов, которые появлялись на землях, не принадлежавших феодалам, и начинали добиваться прав на самоуправление.

«Сельскохозяйственная революция» и коммерческие взаимосвязи, устанавливаемые и контролируемые цехами и гильдиями городских ремесленников и купцов, стали основой экономического процветания средневекового Запада, которое, в свою очередь, стимулировало развитие наук и искусств, что не могло не оказать глубокого воздействия на общественную жизнь государств. Восстановленное римское право послужило исходным материалом, с помощью которого стало возможным четко сформулировать сложные реалии вассальной зависимости, манориальной системы или же городских свобод, и содействовало модернизации примитивных раннесредневековых монархий, вновь введя в оборот такие всеобщие категории, как «государство» и «подданный» с учетом их прав и обязанностей по отношению друг к другу. Судебные, административные и налоговые службы (курии, канцелярии, казначейства), призванные реализовывать эти взаимоотношения, к концу XII в. начали работать более систематически и профессионально. В XIII в. вызрела идея ограниченного и условного характера самой верховной королевской власти. Именно это предопределило рост средневекового конституционализма, когда не только привилегированные классы и сословия (аристократы и духовенство), но и территории, населенные пункты и даже корпорации стали добиваться своего представительства в парламентах, ландтагах, сеймах и т. д., чтобы иметь возможность высказывать свое мнение и влиять на принятие решений по общественно важным вопросам. Изучение римского права, однако, было лишь одним из аспектов процесса возрождения интеллектуальной активности, воцарения разума. Этому, в значительной мере, способствовали сочинения Аристотеля и других авторов классической античности, критически переосмыслявшиеся крупнейшими интеллектуальными авторитетами «Возрождения двенадцатого века». Сама теология оказалась насыщенной схоластикой, т. е. методикой и приемами академического мышления, разработанными в ведущих школах того времени. Часть из них стала первыми университетами, которые сразу оказались в гуще идейной борьбы, попав под безраздельное влияние двух нищенствующих монашеских орденов — доминиканцев и францисканцев. Они были созданы в пику официальной римской церкви, первосвященники которой начали увлекаться сугубо земными интересами и заботами, а также в знак протеста против пассивного аскетизма старых монашеских орденов, хотя и среди них были те (цистерцианцы, премонстранты, картезианцы), кто осознавал необходимость реформ. Интеллектуальную жизнь францисканцы обогатили началами экспериментальной науки, а доминиканцы — теоретическим рационализмом (при этом став печально известными из-за роли, которую они играли в борьбе с еретическими движениями). И наконец, с середины XII в. мрачный романский стиль в изобразительном искусстве и архитектуре начинает вытесняться изящной готикой, значительно более соответствовавшей сущности и духу Запада.

Многие из перечисленных явлений тогда же в той или иной форме возникли и в Венгрии. Однако фундаментальное различие заключается в том, что в Венгрии они проявлялись иначе, чем в Западной Европе. На Западе они формировались в последовательном органическом процессе развития, протекавшем в течение нескольких столетий. В Венгрии эти структуры и явления по большей части оказывались результатом процесса организованного подражания. Венгрия всегда ощущала давление своих более развитых западных соседей, равно как и необходимость постоянно сопротивляться этому давлению путем заимствования хотя бы части того, что определяло их могущество. Так, сами основы государственности (новые формы имущественных отношений и христианские ценности) не вызревали сами в сообществе полукочевых племен, а были навязаны им законами и политическими решениями таких сильных властителей, как Иштван I, Ласло I и Кальман. Поэтому нет ничего удивительного в том, что многие их завоевания оказались непрочными, были рудиментарными и неполными в сравнении с западными аналогами. Возьмем, например, основные характеристики и эволюцию политического строя в странах Запада: там систему вассальной зависимости, определявшую этот строй в начале IX в., к XIII в. сменил сословно-имущественный принцип его политической организации. Политический строй Венгерского королевства в XI–XIII вв. определялся специфическим «коктейлем» разнородных, разновременных принципов, что характерно для обществ, которые, стремясь догнать развитые страны и, в определенной мере, подражая им, пытаются развиваться ускоренным темпом, проскакивая через какие-то этапы. Наконец, не следует забывать, что т. н. «западный выбор», который повлиял на церковную организацию Венгрии, созданную по римскому образцу, а также на государственные институты, заимствованные у империи эпохи Карла Великого, не исключал иных влияний. Весьма глубоким было воздействие на Венгрию Византии, что обусловливалось их географической близостью и интенсивностью отношений. Кроме того, и после создания государственных органов и института церкви войско венгерских королей, в основном состоявшее из отрядов иобагионов, еще долго больше напоминало протофеодальную дружину восточных славян, чем собственно королевскую свиту из вассальных баронов. Аналогичным образом в венгерских монастырях важную роль вплоть до конца XII в. играли греческие (византийские) монахи. Только с 1200 г., когда Византия переживала глубокий упадок в результате завоеваний крестоносцев в 1204 г., а Русь стали терзать монгольские орды, западное влияние на Венгрию обретает систематический, определяющий характер: в стране появляются свои аристократы, в общественном сознании складывается такое понятие, как communitas regni,[4] из слуг и бедноты формируется сословие крестьянства, растут свободные города.

  венгерском обществе XI–XII вв. основное различие в социальном положении людей определялось не противопоставлением титулованной знати зависимому от нее крестьянству, а фактическим состоянием конкретного человека: был ли он свободным (liber) или же «в услужении» (servus). Причем ни одно из этих состояний, равно как и промежуточная аморфная группа людей «полусвободных», не имели четко сформулированного легального статуса, который бы мог передаваться по наследству. Господствующий класс, без сомнения, был представлен высшей аристократией (maiores) — ближайшим окружением короля, членами его совета или «сената», набиравшегося из людей разных званий по принципам, не поддающимся никакому обобщению. Среди них встречались потомки покорившихся племенных вождей времен царствования Иштвана I, а также наследники иностранных придворных, прибывших сюда со свитами королей: баварцев при Иштване, поляков при Беле, швабов при Ласло, норманнов из Сицилии при Кальмане. Оказавшись при венгерском дворе, они вошли в престижную, но пока не обладавшую наследственными правами касту. Ниже их на социальной лестнице стояла столь же разнородная и весьма многочисленная группа свободных общинников: воины-иобагионы при дворе короля и в гарнизонах его замков, принадлежавшие свите светских и церковных владык, а также их гражданские служащие. Будучи свободными в социально-экономическом смысле, т. е. освобожденными от налогов и повинностей, они, тем не менее, имели ограничения в свободе передвижения, поскольку были связаны должностными обязанностями с персоной или же с имуществом господина. Крестьяне-землепашцы стали крепостными, однако их обязанности и повинности существенно различались в зависимости от местности проживания и общественного положения их господ (церковная земля, имения светских феодалов, королевские владения).

Рост городских коммун, наделенных правами самоуправления, в Венгрии начался в основном со второй половины XIII в. До 1150 г. было всего несколько городов-коммун, населенных французами и валлонами. Затем здесь появились фламандские и немецкие («саксонские») поселенцы, или госпиты (hospes), осевшие в таких центрах, как Секешфехервар или Эстергом. Они также строили собственные поселки, наделяемые привилегиями и становящиеся, таким образом, «вольными городами» (libera villae), что и положило начало венгерской урбанизации по западному образцу. По всей видимости, одновременно с немецкой иммиграцией в северный регион Сепеш (Спиш) и Трансильванию начали проникать румыны из сопредельных южных земель, где, по византийским источникам, они впервые были замечены в X в. Теория о дакском происхождении румын, утверждающая, что именно они являются исконным населением Трансильвании как потомки даков, испытавших не только культурную, но и языковую латинизацию, представляется весьма спорной по двум причинам. Во-первых, в отличие от славян даки не оставили ни малейшего следа в древней топонимике данной местности. Во-вторых, даки были православными христианами, однако ни письменные источники, ни археологические исследования не дают оснований полагать, что здесь вплоть до XIII в. могло существовать сколь-либо многочисленное православное население. Румыны в основном были пастухами и хорошими воинами. Венгерские правители нанимали их на службу для охраны своих границ, что лишь обогатило этнокультурную палитру населения королевства.

Венгерское общество при всей его аморфности и этнической пестроте, если можно доверять свидетельствам иноземных авторов того времени, жило в относительном достатке. Это утверждали фрейзингенский епископ Оттон и мусульманский путешественник из Гранады Абу Хамид, посетившие Венгрию около 1150 г., а также арабский путешественник Идриси, придворный географ короля Сицилии Рожера II, автор известной книги по исторической географии Европы и Африки, составленной по отчетам очевидцев, скорее всего итальянских купцов. Независимо от своего отношения к королевству и его подданным все они отмечают, что Венгрия была процветающей страной: дешевое зерно, богатые золотые рудники, многолюдные ярмарки, обеспеченные жители. Хотя в общем картина представляется приукрашенной, она хоть в чем-то должна была соотноситься с реальностью. Великое преимущество Венгрии уже тогда состояло в том, что она почти не знала голода, ставшего хроническим бедствием для стран Западной Европы. Помимо относительной малочисленности населения и достаточности природных ресурсов, в венгерском сельском хозяйстве значительно больше внимания уделялось скотоводству и рыболовству, меньше зависящих от капризов погоды, чем растениеводство.

В целом, специфика социальной структуры в Венгрии XI–XII вв. определялась отказом от наследственного различия между свободными и несвободными гражданами и переходом к новому принципу оценки положения человека — по месту, которое он занимает в формирующейся манориальной системе, — не предполагающему наследственного закрепления отношений, сложившихся внутри новой иерархии. Это придавало венгерской государственности переходный характер, что усугублялось наличием в стране фиксированных границ и разнородностью норм ее политической жизни, органов управления и культурных процессов. Поскольку большая часть земельных владений оставалась в руках короля, его власть в Венгрии XII в. была подавляющей. Согласно сведениям (увы, вызывающим сомнения), содержащимся в одной парижской рукописи, датируемой примерно 1185 г., доходы венгерского короля (монополия на добычу золота и серебра, чеканку монет, соль, таможенные сборы, налоги на торговлю и речные перевозки, а также местные налоги) не уступали, по крайней мере, доходам французского и английского властителей. Разумеется, наследственная основа экономической власти венгерского короля была иной, чем у западноевропейских монархов того времени, и потому простое сопоставление сумм сборов некорректно. Тем не менее, оно дает некоторое представление об эффективности венгерского администрирования, при котором комитат, обеспечивавший собираемость налогов и поддержку боеспособности королевства, стал основной единицей территориального деления. Только комитаты могли выставить войска численностью до 30 тыс. человек. Абу Хамид писал, что воинам короля Венгрии «несть числа». Основные решения по-прежнему принимались королем после обсуждения вопросов на весьма многочисленном Королевском совете, состоявшем из прелатов, придворных сановников и комитатских ишпанов. Он едва ли мог собираться в полном составе, поскольку король постоянно переезжал из одной своей резиденции в другую.

В то время письменная фиксация решений и договоров внедрялась в практику правительственной и административной деятельности столь же медленно, как и в обычном гражданском судопроизводстве. Устные соглашения, засвидетельствованные официально, играли роль документа и в процессе судебных заседаний, и в быту — при разрешении спорных вопросов. Политические решения и договоренности также не скреплялись никакими грамотами, а сохранялись лишь в памяти участников и свидетелей. Так продолжалось вплоть до середины XII в. Поэтому от той эпохи осталось очень мало официальных документов, составлявшихся королевскими капелланами. Во второй половине XII в., однако, появляется придворная канцелярия. Традиция относит это событие к периоду правления короля Белы III, обязавшего в указе от 1181 г. документировать все государственные решения и договоренности. Примерно с 1200 г. частные лица также начинают фиксировать свои договоренности и отношения. Документы эти составлялись и хранились в особых «заверительных местах» (hiteleshély) при кафедральных соборах, аббатствах и крупных храмах, наделенных нотариальными функциями.

Даже столь скромные успехи в распространении письменного закрепления решений в сфере политической и правовой культуры были бы совершенно немыслимы без знакомства с западной грамотностью, без дипломатических и торговых связей, без странствующих школяров. Лука, в 1158 г. ставший архиепископом эстергомским, незадолго до того учился в Париже. В 1177 г. аббат монастыря Св. Женевьевы сообщал из Парижа Беле III о смерти венгерского студента по имени Вифлеем, учившегося там в университете вместе с тремя другими своими земляками. Под именем «Николай из Венгрии» еще один студент учился в Оксфорде в начале 1190-х гг. Известно также, что многие венгерские церковные деятели учились в Париже, а несколько позднее — в Болонье и Падуе, пользовавшихся особой популярностью среди студентов Венгрии вплоть до начала новой истории.

Эти церковные деятели наряду с рыцарями, входившими в свиты королевских жен из западных династий, становились проводниками европейской придворной и рыцарской культуры. Провансальский трубадур Пьер Видаль и немецкий миннезингер Таннхойзер были желанными гостями при дворе короля Имре в начале XIII в. Добродетели рыцарей Круглого стола, доблесть Нибелунгов, смесь галантности и религиозности, воспевавшиеся трубадурами, стали образцами для венгерской аристократической молодежи. При крещении некоторые аристократы даже получили имена прославленных франкских героев Роланда и Оливера или Александра и Филиппа Македонских, также считавшихся в то время идеальными рыцарями. К тому же времени относится и появление сочинения в жанре деяний-романа о событиях Троянской войны — любимого чтения европейских рыцарей — в венгерском переводе. Географические названия Эчеллё, Перьямос и Иктар восходят к именам героев знаменитого эпоса Ахиллу, Приаму и Гектору. Автором латинского оригинала романа мог быть не кто иной, как таинственный «магистр Р.», часто именуемый Анонимом и, по всей видимости, учившийся в Париже, прежде, чем стать нотарием короля Белы (возможно, это был третий его историограф) и обрести славу в качестве автора «Деяний венгров» (ок. 1210) — своего рода рыцарского романа, живописующего события, связанные с венгерским завоеванием Карпатского бассейна, при этом такое событие, как крещение Венгрии, кажется не очень значительным на фоне сражений и подвигов племенных вождей, прародителей, как было принято считать в то время, венгерских аристократических семейств. Что касается рыцарских орденов, то первыми в Венгрии считались госпитальеры и тамплиеры, тогда как рыцари тевтонского ордена были приглашены Эндре II в 1211 г. для защиты от язычников-половцев и обращения их в христианство.

Несмотря на «расцвет рыцарства», венгерская культура, в целом, оставалась клерикальной. Основная часть литературного наследия представлена сборниками жизнеописаний святых, книгами для богослужения и монастырскими летописями, составлявшимися в аббатствах бенедиктинцев. Кроме бенедиктинцев, пытавшихся реформировать традиционное монашество, в Венгрии в 1140-х гг. появились цистерцианцы и премонстранты, а с 1220 г. стало ощущаться влияние монахов-доминиканцев. Весьма ранний срок начала деятельности орденов Св. Доминика и Св. Франциска в Венгрии, по всей вероятности, объясняется тем, что в качестве недавно крещенной страны она предоставляла широкое поле деятельности по дальнейшему обращению местных жителей в христианство. А эта задача считалась одной из главных у монахов нищенствующих орденов. Образование, между прочим, также оставалось исключительным монопольным правом и обязанностью церкви. В стране не было высших учебных заведений. Даже среднее образование, ограниченное преподаванием «семи свободных искусств», из которых фактически обязательными были лишь латинская грамматика, стихосложение, риторика и «арифметика» (элементарно знакомящая с церковным календарем), было доступно только малому числу школ при наиболее крупных кафедральных соборах и монастырях. В одной из самых престижных школ в Веспреме, помимо свободных искусств, преподавалось еще и право. В конце XII в. в Венгрии начинается процесс формирования собственного архитектурного стиля. В большинстве сооружений этого периода ощущается влияние высокого романского стиля, возникшего в конце XI в. в Ломбардии. Самыми совершенными творениями, созданными в этом стиле, считаются кафедральный собор в Пече и базилика в Секешфехерваре. А около 1190 г. в Эстергом прибыли французские зодчие, которые возвели здесь первый во всей Центральной Европе готический собор.

С церковным и светским вариантами христианской культуры сосуществовали также традиции язычества. Однако они были ограничены исключительно устным народным творчеством. Сказки и легенды сохранили очень много архаических образов и мотивов вроде «древа жизни» или шаманов в зверином облике. Легенды эпохи Великого переселения народов и сказания о грабительских набегах (известны легенды о прекрасной оленице, о роге Лела, которым был заколот немецкий воевода, о топоре, которым воин Ботонд пробил брешь в воротах Константинополя) сначала переиначивались менестрелями, а затем уже попадали в хроники. Именно народные напевы, заимствованные менестрелями, сохранили пентатонику, которая в XX в. была воссоздана Бартоком и Кодаем.

А теперь конкретно про деятельность  Андраша (Эндре по тексту)

Против короля Имре (1196–1204) его брат Эндре поднял три мятежа, превратив территорию страны в зону вооруженных конфликтов. Тем не менее, после смерти Имре он стал не королем, а лишь опекуном своего племянника-младенца короля Ласло II (1204–05).

Ясно, что он не слишком горевал, когда скончался и этот малолетний монарх, после чего и унаследовал трон как Эндре II (1205–35). Его правление превратилось в нескончаемую череду социальных и политических потрясений, из-за которых тот тип государственности (связи, традиции и нормы), который был заложен при Иштване I, подвергся процессу дезинтеграции в высших слоях общества.

Как уже отмечалось, вплоть до времен короля Белы III главной особенностью политического строя Венгрии являлось верховенство королевской власти. В элиту входил узкий круг высшего духовенства и светского начальства — придворные, правители провинций (воеводы Трансильвании, баны южных земель или комитатские ишпаны). Только они имели право в качестве членов Королевского совета участвовать в процессе принятия политических решений, и поэтому их — на западный манер — все чаще и чаще стали величать «баронами», хотя никакими официальными, а уж тем более наследственными титулами они не обладали. Находясь на службе, они получали определенное содержание и специальные привилегии, например, часть налогов, собиравшихся с подчиненных им территорий, право вести свое войско под собственным знаменем. Эти традиции подрывались «новыми соглашениями» (novae institutiones), которые начали вторгаться в отношения между монархом и его баронами при Эндре II по инициативе тех его сторонников, которые хотели укрепить основы собственного, могущества. Если ранее власть магнатов зависела от доходов, которые они получали за свою службу королю и которых могли лишаться, теперь король начал раздавать владения с замками и крепостями своим сподвижникам «навечно», т. е. с правом передачи этой собственности потомству.

Масштабы перемен были поистине грандиозными: за очень короткий период позднесредневековой и ранней новой истории большая часть земель Венгрии оказалась в руках крупных помещиков. Новая система распределения почти ничего общего с принципом вассальной зависимости не имела, так как дарованные земли не считались ленными поместьями, владельцы которых обязаны были в будущем служить, а являлись наградами за былые заслуги, не оговариваемыми никакими условиями. Аналогичным образом строились отношения между баронами и их окружением, что создало специфически венгерскую систему фамилиаритета вскоре после того, как магнаты обзавелись огромными земельными владениями (полностью процесс завершился лишь к началу XIV в.). Эти отношения тоже весьма отдаленно напоминали систему западной вассальной зависимости. Фамилиар, вознамерившийся служить по гражданской или по военной части барону, в социальном отношении значительно его превосходившему, оставался свободным землевладельцем, на собственность и положение которого никоим образом не влиял его «служебный» статус. С другой стороны, Венгрия не знала никаких официальных церемоний жалования поместьем, подчеркивавших «равенство между неравными». Фамилиар, получивший землю от барона за службу, считался (как фактически, так и по идее) человеком нижестоящим, зависящим от его воли и расположения.

А далее кстати очень важный момент.

По ЛС я с коллегами ЛокаЛоки и Оттокаром немного спорил относительно роли личности Андраша в произошедших переменах

Так вот-Ласло Контлер пишет, что со стороны Андраша политика ускоренной феодализации была делом не настолько предопределенным (насколько я это понял)

 Мотивы подобной политики самого Эндре II недостаточно ясны, хотя обстоятельства его прихода к власти, безусловно, требовали от него усилий по консолидации группы его влиятельных подданных. В чем он и преуспел. При этом новая политика была не чисто тактическим приемом, а сознательным шагом по пути реформ. Создание наследственной, наделенной классовым самосознанием светской аристократии магнатов действительно придавало «западные» черты внешнему облику венгерского общества, а стремление пополнять королевскую казну не столько поборами с маноров, сколько доходами с зарождающегося рынка товаров и услуг также вполне отвечало духу времени. Появление частных крупных латифундий, развитие товарно-денежных отношений и процесс урбанизации были вполне западными приметами той эпохи.

И проявил себе сей товарищ-ну мягко говоря как лох последний

 Тем не менее, Эндре II правил с характерной для него необдуманностью. В результате королевская власть на долгое время лишилась авторитета, а сам король постоянно был вынужден выслушивать со всех сторон упреки в свой адрес. Даже те из соотечественников, кто были щедро им вознаграждены, выражали недовольство знаками его внимания и дарами, сыпавшимися на иноземных придворных и родню, буквально заполонивших страну с появлением немки Гертруды, жены Эндре II (ее убийство в 1213 г. стало темой «национального масштаба» в исторической драме Йожефа Катоны «Банк-бан», 1818, и одноименной оперы Ференца Эркеля, 1861). Авторитет Эндре II подрывали и частые безрезультатные войны. Так, пока он участвовал в крестовом походе 1217–18 гг., группа магнатов восстала против архиепископа Иоанна, которого Эндре II оставил правителем на время своего отсутствия.

От себя добавлю, что его постоянные войны в Галиции, причем в итоге неудачные скорее всего авторитета ему тоже не добавили

В итоге все это достало мелких землевладельцев, которые выбили с короля Золотую буллу

 

С 1220 г. Эндре II оказался вынужденным постоянно давать обещания, что он пересмотрит свою политику и займется переделом розданной им земельной собственности. Из множества оппозиционных ему движений особое значение имели т. н. «королевские сервиенты». Несмотря на свое название, они были в высшей степени привилегированными свободными гражданами в обществе, где даже относительно независимые воины считались высокопоставленными подданными владык манориальной системы. Сервиенты и сами были помещиками. Они владели собственными крепостными и называли себя «слугами короля», потому что считались обязанными служить и подчиняться только королю, причем не как землевладельцу, а исключительно как правителю страны. Иными словами, это было пестрое по составу движение представителей независимых землевладельцев, которые, не будучи магнатами и баронами, чувствовали, что новые взаимоотношения угрожают самому их существованию как классу. Многие из них стали величать себя de genere, т. е. вели свою родословную от древних вождей родов и племен или от праотцов, с незапамятных времен владевших собственной землей, и, таким образом, давали понять, что наравне с баронами должны принимать участие в обсуждении важных политических проблем.

В 1222 г. движение сервиентов, охватив всю страну, вынудило Эндре II издать знаменитую Золотую буллу, которую иногда называют двойником английской Великой хартии вольностей 1215 г. Большая часть ее тридцати статей касалась практики захвата земель, проводившейся королем и его баронами, признания ее противозаконности, равно как и приватизации больших королевских владений, однако наибольшее значение для будущего имели указы, в которых четко обозначались равные права и привилегии для всего дворянства: освобождение от налогов и постоя войск, юридическая ответственность только перед судом короля и палатина, обеспечение безопасности сервиентов от происков баронов, невозможность задержать дворянина без предписания на арест и т. д. В особый параграф был вынесен закон о наделении духовенства и дворянства правом оказывать сопротивление в случае, если любое из указанных выше прав нарушается королем. Это положение редко использовалось в Средние века, однако впоследствии, когда судьба Венгрии оказалась связанной с династией Габсбургов, оно стало применяться все чаще и чаще. Движение сервиентов по сути было всего-навсего заговором, а содержание Золотой буллы — во многом рудиментарным, но именно они явились началом того процесса, который сделал идею communitas regni столь влиятельной в Венгрии и привел к формированию парламентаризма, основанного на сословном и имущественном праве. Представители слоев, не входивших в элиту, приняли участие в заседании Королевского совета в 1277 г. (впервые в истории страны).

И только после его смерти его сын Бела попытался это безобразие ввести в рамки-но получалось это только до монгольского вторжения

 Однако практические результаты движения оказались ничтожными. Настоящая ревизия политики Эндре началась, когда престол оказался унаследованным его сыном Белой IV (1235–70), который решительно прекратил разбазаривать королевские замки и земли. Авторитарный стиль руководства обеспечил Беле IV много врагов в самое неподходящее для этого время — накануне монгольского вторжения в Венгрию.

 

После пришлось поднять лапки к верху перед феодалами

Шок, вызванный нашествием монголов, преподал Беле IV горький урок. В качестве «младшего короля», правившего вместе с отцом с 1220 г. (обычай, ставший традиционным для династии Арпадов в Венгрии), он и в первые годы своего самостоятельного царствования всячески противодействовал «ненужным и бессмысленным дарениям», укреплявшим власть аристократов. Его политика, тем не менее, оказалась абсолютно консервативной, ибо сводилась к стремлению восстановить прежний статус королевства, вернуться во времена «блаженной памяти короля Белы [III]». Однако ко второй трети XIII в. организационный базис этого статуса, т. е. комитат как административная единица королевских владений, уже устарел. Самая передовая и активная часть воинов-иобагионов стала объединяться с движением королевских сервиентов. Но, поскольку к их просьбам и требованиям не прислушались и не предоставили им свободы действий, они еще не успели стать боеспособной армией, тогда как те, кто сохранял лояльность королю, уже утратили боеспособность. Монгольское нашествие стало трагическим испытанием, подтвердившим эту истину. Лишь тяжелая кавалерия, состоявшая из придворных рыцарей, могла более или менее эффективно сражаться против захватчиков. Такую армию были способны создать только преданные королю магнаты. В результате противоречивой политики, проводившейся королем перед монгольским нашествием, военный потенциал Венгрии оказался парализованным как раз в тот самый момент, когда страна более всего в нем нуждалась. И еще стало ясно, что лишь должным образом укрепленные замки, и только они, были способны устоять перед «степным ураганом».

К счастью для венгров, Бела IV обладал достаточным политическим благоразумием, чтобы выдержать подобное испытание и осознать свои ошибки, что означало отказ (после 1242) от консерватизма и «отмену отмены» практики дарения земель. Испытания помогли и аристократам. Поняв, что король изменил свои позиции, они, смирив гордыню, пошли на компромисс. Конечно, это был очень противоречивый процесс, ибо могущественные потомки «лояльных баронов» Белы, «столпы королевства» во втором или третьем поколении, стали землевладельцами, ответственными за ту анархию, которая началась в феодальной Венгрии на рубеже XIII–XIV вв. Однако вплоть до 1260-х гг. Чаки, Абы, Кёсеги и другие семейства баронов, впоследствии приобретшие известность своей неуправляемостью и непреклонностью, пользуясь тем, что король вернулся к щедрому одариванию поместьями, старались ухватить как можно больше для себя и для потомства. Но не только. Они также оказывали королю всемерную поддержку в восстановлении обороноспособности страны и реорганизации основ ее политического строя. Во-первых, следуя примеру самого короля, начали заменять устаревшие глинобитные укрепления времен Иштвана I Святого каменными строениями. К концу правления короля Белы в Венгрии насчитывалось уже около сто каменных замков, возведенных в королевских владениях и на землях светских и — в меньшей степени — церковных землевладельцев. К концу XIII в. таких замков было уже несколько сотен. Именно в это время и возник характерный для Венгрии Позднего Средневековья ландшафт: массивный замок на вершине высокой горы и деревня у ее подножия, окруженные полями, на которых тут и там разбросаны селения, помещичьи усадьбы и дома. Во-вторых, королевские земельные пожалования значительно увеличили число людей, имевших возможность приобрести дорогостоящее рыцарское вооружение. Они с готовностью предоставляли свои услуги в распоряжение короля, как и все возраставшая масса фамилиаров, которая служила магнатам и составляла основу их войск и свиты.

Я уже упоминал о некоторых отличиях средневековой венгерской системы отношений внутри класса дворянства от вассальной зависимости западного образца. Необходимо еще раз подчеркнуть, что в грамотах, на основании которых земля передавалась новым владельцам, лишь в самых общих чертах отмечалось, что земля становится неотчуждаемой собственностью и ее владельцы обязаны быть «преданными» дарителю. Ничего конкретного относительно обязанностей сторон не говорилось, как и в большинстве других договоров того времени. Готовность служить мечом своему государю целиком зависела от «усмотрения» (иными словами, от каприза) того, кто должен был служить. В период царствования Белы бароны, тем не менее, готовы были служить, и, таким образом, закладывались основы новой военной системы.

Короче говоря-хотя процессы феодализации безусловно шли и сами по себе-все таки именно Андраш совершенно сознательно подтолкнул их с космической скоростью

 

Edited by Стержень

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Теперь же хочу поставить немного телегу впереди лошади и рассудить о том, какие изменения у нас будут в смысле браков монархов в Европе

А последствия будут колоссальные!

У Андраша кроме сыновей было три дочери:

От первой жены Гертруды Меранской-Анна Мария и Елизавета Святая

Первая была второй женой болгарского царя Ивана Асеня 2 и родила ему 3 дочек и одного сына-царя Коломана, который взошел на престол после отца в возрасте 7 лет, процарствовал 5 и был скорее всего отравлен по приказу третьей жены Ивана Ирины Комнины

При этом его дочь от этого брака Елена была женой...Феодора Ласкариса 2!

То есть здесь у Феодора будет другая жена и соответственно другие дети.

На ком Феодор в этой реальности женится и что будет с наследниками-это надеюсь подскажет мессир Георг:pray:

 

Елизавета Святая стала женой ландграфа Тюрингии Людвига 4 и прославилась своей благотворительностью.

У них было трое детей-Герман (умерший бездетным), София (основательница Гессена) и Гертруда

ПМСМ наличие у Людвига другой жены и соответственно других детей не очень сильно может и повлияет на историю-хотя здесь, если у него будет альтернативный сын, который оставит потомство, то не произойдет вот этого достаточно эпичного конфликта https://ru.wikipedia.org/wiki/Война_за_тюрингское_наследство и из Тюрингии не выделится Гессен...

При этом Генрих Распе Тюрингию может и не получить-но приведет ли это к значимым последствиям судить не могу

С другой стороны, если у Людвига все-таки не будет наследников-ВСЕ его владения получит в итоге результата его родственник Генрих Светлейший из рода Веттинов, о котором я даже когда-то писал тему (но здесь она не применима ибо там его владения отходили Чехии)

София была замужем за Генрихом Баранбантским, но Брабант унаследовал его сын от первого брака с Марией Швабской. дочерью Филиппа Швабского

Ее дочь Елизавета была первой женой герцога Брауншвейг-Люнебургского Альбрехта, но детей у них не было.

Здесь он может жениться на другой и будут какие-то альтернативные наследники, но в общем это ПМСМ не очень интересно

Все равно с братом Иоганном придется Брауншвейг делить...

 

Это мы пока только о браках несуществующих в этой реальности дочек Андраша рассудили немного

А ведь у его несуществующих сыновей тоже дочери были...

Но об этом позже...

 

 

 

 

Edited by Стержень

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вообще, насколько я понимаю у Леопольда внутреннее положение более устойчиво, чем у Пржемысла-так что с этой точки зрения он имеет явное преимущество в борьбе...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А ведь в данной развилке получается. что конкретно история Испании и Франции пойдет напрочь по-другому!

И вот каким образом...

Дело в том, что как я уже писал выше у Андраша было 3 дочери

Про дочек от Гертруды Меранской я уже писал выше.

Но Андраш вообще говоря был женат трижды.

Второй его женой была Иоланда де Куртенэ-племянница первых двух императоров Латинской империи Балдуина и Генриха

Он родила ему одного единственного ребенка-дочь Иоланду

И вот эта самая дочка стала ни много ни мало одним из предков как испанских, так и французских королей!

Соответственно ее отсутствие меняет все расклады в династической. а следовательно и в обычной истории этих стран!

Ну да обо всем по порядку...

В 18 лет (1235 год) Иоланда Андреевна вышла замуж не за кого-нибудь, а за короля Арагона Хайме 1 Завоевателя и родила ему 10 детей!

Я просто приведу этот список:

То есть мы имеем:

1.Альтернативную арагонскую династию

2.Альтернативную кастильскую династию (у Альфонсо 10 будет другая жена и соответственно другое потомство) 

3.Альтернативную французскую династию!У Филиппа 3 будет другая супруга и соответственно Филиппа Красивого в этой реальности просто не будет!

То есть скорее всего кастильцы и арагонцы и так перженятся друг на друге, но персонажи будут явно другие.

А вот что будет во Франции...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Первый брак Хайме I, я так понимаю, так и аннулируют как инцестуальный, развилка на это не влияет.

В плане Франции... зависит от ЭАИ брака Хайме - будет ли кто доступный по политическим соображениям.


Потому что Беатриса Шампанская и Беатриса Английская (РИ-герцогини Бургундская и Бретонская) староваты. Обе 1242 года рождения, а нам нужны 1246 и младше.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Первый брак Хайме I, я так понимаю, так и аннулируют как инцестуальный, развилка на это не влияет.

Это да.Но он явно женится снова и супруга у него соответственно альтернативная будет

Потому что Беатриса Шампанская и Беатриса Английская (РИ-герцогини Бургундская и Бретонская) староваты. Обе 1242 года рождения, а нам нужны 1246 и младше.

Да кстати необязательно-у Филиппа с ними всего три года разницы

Ну женится 17-летний юноша на 20-летней девушке-ничего страшного...

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted


Беатриса Английская может вполне рассматриваться тогда:)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну женится 17-летний юноша на 20-летней девушке-ничего страшного...

Если эта девушка досидит в девицах до 20 лет, не выйдя за кого другого..... что по тем временам таки маловероятно.;)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Беатриса Английская может вполне рассматриваться тогда:)

А что дает?

Но в любом случае-это для нашей развилки-относительно далекое будущее

А у нас на дворе 1205 год пока что...

И надо помнить, что в Германии идет ожесточенный конфликт между Филиппом Швабским и Оттоном Брауншвейгским

Пржемысл в нем активно участвовал, периодически меняя сторону

Однако, на момент смерти маленького Ласло Пржемысл как будто твердо встал на сторону Филиппа и получил от него подтверждение своего владния Чехией

Леопольд вроде бы в конфликте особо не участвовал, но всегда поддерживал Штауфенов

Получается. что конфликт Пржемысла и Леопольда ( а я все же презюмирую, что он здесь будет и полнопрофильный) на ситуации в Германии возможно и не скажется

Единственно...может все-таки в этой реальности какая-то бабочка махнет крылышком и Филиппа Швабского не убьют?

Но это вряд ли, хотя и жаль.

Потому что ПМСМ это был чуть не последний шанс хотя бы более или менее сохранить хоть какое-то подобие единой королевской власти в Германии

 

 

 

Если эта девушка досидит в девицах до 20 лет, не выйдя за кого другого..... что по тем временам таки маловероятно.

Это в любом случае далекое еще будущее

А что вообще насчет развилки и темы скажете?:pray:

 

Edited by Стержень

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Если эта девушка досидит в девицах до 20 лет, не выйдя за кого другого..... что по тем временам таки маловероятно.;)

Во-во. На РИ-годы брака обе девушки весьма заняты.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А что вообще насчет развилки и темы скажете?

Если не комментирую - значит сказать нечего. Ни возразить, ни добавить.:grin:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Если не комментирую - значит сказать нечего. Ни возразить, ни добавить

Благодарю!:hi: 

А пока я влезу на территорию, которую знаю плохо, и излагать пока буду опираясь на Вику...

И территория эта-Галицко-Волынское княжество

И начну я с того, что Роману Мстиславичу может здесь быть очень несладко.

В РИ он дружил с Андрашем и имел конфликты с Имре-как обычные пограничные, так и (возможно) связанные с противостоянием Вельфов и Штауфенов в Германии (Имре поддерживал Вельфов, а Андраш и Роман-соответственно Штауфенов)

В РИ Имре вел войны с Болгарией и Сербией.

Может быть здесь в отсутствие друга Романа Андраша он обратит какое-то внимание и на Русь

Что как ни странно может быть позитивно-ибо заставит Романа Мстиславича немного поумерить свою активность...

Но может быть этого и не будет и все пойдет как в РИ...

А в этом случае очень незавидные перспективы у Даниила Галицкого...

Вот что брешет Вика ( в статье про Даниила Галицкого):

После гибели мужа вдова Романа Ефросинья-Анна в Саноке заключила с королем Венгрии Андрашем II соглашение о размещении венгерского гарнизона в Галиче для защиты Романовичей. В 1205 году попытка Рюрика РостиславичаОльговичей и половцев овладеть Галичем провалилась, но в 1206 году в преддверии их нового похода княгиня увезла Романовичей во Владимир-Волынский, и избежать нападения союзников (к которым присоединились и поляки) на Волынь удалось только благодаря приходу Андраша II с войском. 

А здесь у нас Андраша нет, кто будет венгерским королем вообще непонятно, и скорее всего обоим претендентам на венгерскую корону будет не до галицких дел

В этом случае Анна и ее дети могут 1206 год вообще не пережить...

Edited by Стержень

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Если не комментирую - значит сказать нечего. Ни возразить, ни добавить.

А все-таки подстрекну немножко:)))

Эта развилка может дать МВВ сама по себе.

Как я уже писал выше РИ-жены Феодора Ласкариса 2 Елены здесь просто не будет существовать.

Соответственно, если мы принимаем, что он женится в РИ-срок и жена будет фертильной-то может быть у него сначала родится сын, а не дочки, как в РИ...

Соответственно к моменту его смерти (ее и здесь не избежать в РИ-сроки) у Феодора мог бы быть 15-16 летний сын

Тоже конечно несовершеннолетний, но все же здесь у него шансов усидеть на троне ПМСМ намного больше

 

Edited by Стержень

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

И начну я с того, что Роману Мстиславичу может здесь быть очень несладко.

Роман Мстиславич здесь может просто отложить свой поход и остаться живым. Если Андраш помирает в 1204, то Роман может обратить свое внимание на Венгрию и использовать свои силы для помощи в получении трона кем-то союзным (кому?). Союзная Венгрия - надежный тыл для Галича. В РИ Завихвост вообще был случайностью случайностью. Поэтому некая турбулетность в Венгрии заставит Романа активные действия отложить и дождаться стабилизации ситуации на южны границах.

В этом случае Анна и ее дети могут 1206 год вообще не пережить...

А значит, что в таком случае ни Анне, ни Даниилу не грозит опасность. Получаем мир Рутенского королевства Романа.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Роман Мстиславич здесь может просто отложить свой поход и остаться живым.

Да вроде бы не с чего...

Если Андраш помирает в 1204, то Роман может обратить свое внимание на Венгрию и использовать свои силы для помощи в получении трона кем-то союзным (кому?).

Если смотреть на это с точки зрения парадигмы внутригерманского конфликта, то на тот момент обе стороны поддерживают Штауфенов

Как и Роман Мстиславич

Поэтому некая турбулетность в Венгрии заставит Романа активные действия отложить и дождаться стабилизации ситуации на южны границах.

Наоборот-меньше возможность что полезут-значит можно и за границу сходить в поход

А значит, что в таком случае ни Анне, ни Даниилу не грозит опасность. Получаем мир Рутенского королевства Романа.

Я как раз прописал нечто обратное...

 

Edited by Стержень

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Если Андраш помирает в 1204, то Роман может обратить свое внимание на Венгрию и использовать свои силы для помощи в получении трона кем-то союзным (кому?).

Кстати Андраш здесь погиб на в 1204, а в 1199...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Кстати Андраш здесь погиб на в 1204, а в 1199...

Извините, ошибся годом. Но, тем не менее, Имре также поддерживает Штауфенов, в общем союзник Романа. 

Да вроде бы не с чего...

Как я понимаю, Роман планировал свой поход заранее и, скорее всего, вел общение с союзниками, и с теми же венграми, для некой координации. Поход через Польшу не был чем-то спонтанным. 

Но в случае обрыва династии Арпадов борьба за трон Венгрии будет в любом случае. Хоть знать и не разбалована, но кандидатов несколько. И ее попытаются подкупить. Очень вероятный кандидат Пржемысл, если меня не подводит память, имел проблемы в Чехии, когда Филипп Швабский признал королем Богемии кого-то из родственников по династии. В общем, для Пржемысла заполучение Венгрии может стать очень весомым аргументом в споре, но тот же Леопольд, уверен, заявит свои права. В общем, не буду углубляться, так как мои знания не столь хороши, но я веду к тому, что в самой Венгрии на некоторое время начнется довольно активная борьба за трон. Уверен, что Роман Мстиславич будет в нее вовлечен и Завихвост, как и поход в июне 1205 года, не детерминирован. 

Edited by Тарас

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Но, тем не менее, Имре также поддерживает Штауфенов, в общем союзник Романа. 

Я читал обратное-что Роман союзился с Андрашем, а с Имре у него отношения были крайне плохие и Имре к тому же Вельфов поддерживал

Как я понимаю, Роман планировал свой поход заранее и, скорее всего, вел общение с союзниками, и с теми же венграми, для некой координации. Поход через Польшу не был чем-то спонтанным. 

Это да-скорее всего.Правда почему он при этом с поляками не договорился...

Есть мнение-чтобы обеспечить секретность...Только вот встало это ему жутким боком...

Очень вероятный кандидат Пржемысл, если меня не подводит память, имел проблемы в Чехии, когда Филипп Швабский признал королем Богемии кого-то из родственников по династии. В общем, для Пржемысла заполучение Венгрии может стать очень весомым аргументом в споре, но тот же Леопольд, уверен, заявит свои права.

Собственно об этом я и писал в самом начале

ПМСМ два варианта-либо чехо-венгерская, либо австро-венгерская уния

Еще есть вариант герцога Гейзы, но мне он не кажется убедительным

Есть правда и еще один вариант-гипергалактичный

А именно-чешско-австро-венгерская уния

А каким образом-напишу чуть позднее

Edited by Стержень

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

А галактический вариант такой

У Леопольда до 1207 из детей были только две дочки-Маргарита и Агнесса 1204 и 1205 годов рождения соответственно.

Первый сын появился на свет только в 1207 году.

Если Леопольд погиб бы в борьбе за Венгерское наследство, а Пржемысл победил бы...

То может быть получилось бы обручить сына Пржемысла Вацлава и дочку Леопольда Маргариту?

Согласно данной еще императором Фридрихом Барбароссой "Малой привилегии" Австрия могла наследоваться и по женской линии, если не было других наследников

Здесь же...

На момент развилки у Леопольда других детей нет.

Его старший брат умер, а была ли сестра-дело темное.

Несколько детей было у деда Леопольда-Генриха Язомирготта

Кроме отца Леопольда того же имени у Генриха был еще сын Генрих и дочь Агнесса (насчет дочери Рихарды-опять же дело темное)

То есть кроме родной дочери Леопольда есть еще дядя и тетка и их потомство.

НО

Агнесса был замужем за герцогом Каринтии Германом Спанхеймом и родила ему 2 сыновеУльриха и Бернарда, которые поочередно были герцогами Каринтии.

На момент развилки был жив Бернард

Но связи Спанхеймов с Пржемысловичами известны, хотя и образовались несколько позднее

Что же касается Генриха, то он ... был женат на сестре Пржемысла Рыксе!

У них был сын, также Генрих, но он в РИ умер бездетным

Думаю родственники как-нибудь между собой договорятся

И получится у нас милый такой среднеевропейский монстрик, состоящий из Чехии (с Моравией), Австрии (с Штирией) и Венгрии (с Хорватией)...

Но для этого надо, чтобы борьба за Венгерское наследство перешла в прямой и полномасштабный военный конфликт и чтобы Леопольда в нем убили до середины 1206 года...

В принципе может быть Генрих Генрихович при таком раскладе был бы и нормальным регентом Австрии и Штирии-а то детям-то на момент развилки всего-ничего лет...

Правда здесь будет альтернативный Пржемысл 2-потому что мать у него будет другая...

И может быть именно это событие и даст шанс выжить Филиппу Швабскому!

Дело в том, что здесь у него на 1 дочку больше и может быть Филипп таки согласился бы отдать ее в жены своему убийце в РИ Оттону-пфальцграфу Баварии

Впрочем это конечно крайне гипотетично

Edited by Стержень

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

И может быть именно это событие и даст шанс выжить Филиппу Швабскому!

Хорошо бы. Главное, чтобы Пржемысл остался его союзником.

Дело в том, что здесь у него на 1 дочку больше и может быть Филипп таки согласился бы отдать ее в жены своему убийце в РИ Оттону-пфальцграфу Баварии

А почему больше?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now