Sign in to follow this  
Followers 0

Планы Наполена III


131 posts in this topic

Posted (edited)

https://images-wixmp-ed30a86b8c4ca887773594c2.wixmp.com/f/bea2c76c-19d2-4217-923c-0d9e2f527e51/ddrt6gh-e4e99b18-db58-446f-8ea7-9de971f35e94.png/v1/fill/w_1920,h_1435,q_80,strp/napoleon_iii_s_ambitions_by_terramagnus_ddrt6gh-fullview.jpg?token=eyJ0eXAiOiJKV1QiLCJhbGciOiJIUzI1NiJ9.eyJzdWIiOiJ1cm46YXBwOjdlMGQxODg5ODIyNjQzNzNhNWYwZDQxNWVhMGQyNmUwIiwiaXNzIjoidXJuOmFwcDo3ZTBkMTg4OTgyMjY0MzczYTVmMGQ0MTVlYTBkMjZlMCIsIm9iaiI6W1t7ImhlaWdodCI6Ijw9MTQzNSIsInBhdGgiOiJcL2ZcL2JlYTJjNzZjLTE5ZDItNDIxNy05MjNjLTBkOWUyZjUyN2U1MVwvZGRydDZnaC1lNGU5OWIxOC1kYjU4LTQ0NmYtOGVhNy05ZGU5NzFmMzVlOTQucG5nIiwid2lkdGgiOiI8PTE5MjAifV1dLCJhdWQiOlsidXJuOnNlcnZpY2U6aW1hZ2Uub3BlcmF0aW9ucyJdfQ.oeCkBCTVF83XBXvy66EXamYFSvwB_v_ooB9beXwOBwA

Такая вот составная карта амбиций Наполеона III, отображающая эдакий геополитический оптимум для Второй Империи и АИ границы в Европе на 1880 год.

 

   Территориальные приобретения Парижа

1) 1859 в присоединены Ницца и Савойя

2) 1860 захвачен Алжир

3) 1867 воссоединение с Бельгией

4) 1871 установление границы по Рейну

 

   Основные изменения расклада сил в Европе, обозначенные цифрами на карте

1) Королевство Югославия, поддерживаемое Францией государство южных славян, являющееся противовесом про-британской Греции (текущие границы результат иного начала и течения анти-турецкого восстания и последующей войны)

2) союз с Австро-Венгрией, направленный против Пруссии, позволивший Вене вернуть Силлезию в 1871 году и возглавить новоявленную Южногерманскую Конфедерацию

3) создание вассального Арабского Королевства во главе с Абделькадиром на территории Алжира и французская колонизация части побережья с включением этого Заморья непосредственно в состав Франции

4) контролируемый передел итальянских владений и формирование пары новых, лояльных Парижу королевств Верхней и Центральной Италий, объединённых усилиями французских дипломатов и военных в Итальянскую Федерацию, формально, во главе с Папой Римским

5) поддержка Польского Восстания в 1863 г. совместно с Австрией, с последующим вовлечением Варшавы в сферу влияния Франции и участие поляков в анти-прусской коалиции в 1871 г.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

В нашей версии истории для Наполеона III всё кончилось плачевно, но что из вышеуказанного (кроме Алжира) могло быть реально воплощено в действительности без риска крупномасштабного конфликта европейского масштаба?

Edited by "Ди"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

1860 захвачен Алжир

у кого захвачен?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

создание вассального Арабского Королевства во главе с Абделькадиром

Абд-эль-Кадер абсолютно недоговороспособный персонаж для французов. Он уже два договора разорвал (и был жестко бит за это).

Если Франция отказывается от Туниса (а на карте он числится как бейлик Османской империи) - его захватывает Сардинское королевство. Они уже пытались это сделать в 1840-41 годах, но Франция пригрозила войной. А тут они спосокйно оккупируют королевство Тунис, тем более у итальянцев в Тунисе огромная диаспора уже образовалась, которая контролирует торговлю.

Непонятно, почему Дании не возвращен Шлезвиг? да и ЕМНИП предполагалось, что Пруссия послек разгрома потеряет свои земли западнее Эльбы (вернется в границы 1793 года вроде бы).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

воссоединение с Бельгией

Англичане не согласятся. Антверпен - пистолет, направленный и т.д.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Англичане не согласятся. Антверпен - пистолет, направленный и т.д.

Если бы только Антверпен. Вся Бельгия это промышленная корзинка для пикника с углем и рудой, которую Лондон не может уступить никому из соседей - голландцам, французам или пруссакам. Он даже мирится с тем, что она сама развивается и захватывает колонию в Конго

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

с последующим вовлечением Варшавы в сферу влияния Франции

Ненадёжно через Австрию-то. Этот нехороший человек предаст нас при первой возможности.

А вот отобрать себе Шлезвиг и получить прямой путь на Балтику к польскому Поморью, заодно обезопасив союзную Данию от хищного прусского орла, это красиво. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

1) Королевство Югославия, поддерживаемое Францией государство южных славян, являющееся противовесом про-британской Греции (текущие границы результат иного начала и течения анти-турецкого восстания и последующей войны)

А его-то Наполеон ка бы нарисовал?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну вот как упоминал коллега Борис Толчинский считает Наполеона III едва ли не гением -хотя цинично глядя все его затеи кончились эпик фейлом -от союза с Англией до войны с Пруссией - а сам он (за)кончил Седаном:)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну вот как упоминал коллега Борис Толчинский считает Наполеона III едва ли не гением

При всем уважении, он не главный специалист по наполеонике Второй империи

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

поддержка Польского Восстания в 1863 г.

Парижанка гадит?) 

Ну а если в Крымскую после взятия Севастополя додавливать весь Крым, и требовать за возврат его независимость Польши? 

Edited by Javdet

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну а если в Крымскую после взятия Севастополя додавливать весь Крым, и требовать за возврат его независимость Польши?

Французам это не по корману

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А если отказаться? ;)))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А если отказаться?

От чего

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Французам это не по корману

Потом дороже. А так, задел государства Польша уже есть, дальше при случае отнимать у немцев и отдавать полякам. Теперь есть кому отдавать на востоке смешанные немецко-польские земли.  

Надо то совсем немного, в России внутренние проблемы в полный рост начали подниматься. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

От чего

От Крыма. Что там ценного на тот момент, кроме татар и караимов... А Польша - ведущий промышленный регион империи и балкон над соседями.

Но ведь не возьмут, сволочи. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Потом дороже. А так, задел государства Польша уже есть, дальше при случае отнимать у немцев и отдавать полякам. Теперь есть кому отдавать на востоке смешанные немецко-польские земли.  

Вообще то союзники тяжелым ратным трудом взяли только половину Севастополя... 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

От Крыма. Что там ценного на тот момент, кроме татар и караимов... А Польша - ведущий промышленный регион империи и балкон над соседями. Но ведь не возьмут, сволочи.

За такие дела Николай I как реальный упырь из гроба вылезет и будет бить шомполами правительство и собственного сына

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вообще то союзники тяжелым ратным трудом взяли только половину Севастополя...

Им пиар заменяет взгляд правде в лицо

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Потом дороже.

Им и тогда дорого
 

А так, задел государства Польша уже есть, дальше при случае отнимать у немцев и отдавать полякам. Теперь есть кому отдавать на востоке смешанные немецко-польские земли. Надо то совсем немного, в России внутренние проблемы в полный рост начали подниматься.

Франция пережила революцию и последствия кризиса 1847-1851 гг. Военная система комплектования армии и управления военными соединениями обнаружила недостатки, на которые Ниель обратил внимание уже тогда
А вы коллега с энтузиазмом бежите кому-то что то отдавать. Вы полагаете, во Франции своих внутренних проблем нет?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вообще то союзники тяжелым ратным трудом взяли только половину Севастополя... 

Ну цель была не только взять базу ЧФ но и приковать к себе полевую армию и чтоб особо на Кавказе и Дунае РИА активничать не могла . Тот же рейд в Керч и Азовское море как раз продемонстрировал что случается когда малыми силами, но  мобильными и свободными можно рейдерствовать.  Высадится весной 1856г в Николаеве-Херсоне и Гениченске оставив небольшие гарнизоны в Евпатории, Севестополе-Балаклаве, Керчи . и руская армия из Крыма быстрей собственного визга выскочит бросая раненых и обозы  Или в Белгород-Днестровском-Аккермане или в Одессе и дать руской дунайской армии убится о высаженный  корпус . А если не захочет убиватся и устроит блокаду  полевого лагеря, до подготовить эвакуацию и быстро  высадится в другом месте . Колхида конечно вряд ли, малярия никуда не делась, но зимой 1855-56 вполне можно занять Поти-Туапсе-Сухум-Сочи-Анапу . 

Ну а главное территориальные приобретения это конечно хорошо, но главное , Франция строила  Латинский монетный союз и продавливала унификацию и  снижение или отмену таможенных барьеров среди стран  валютного союза . И будет аналог Германского союза таможенного в который входит Франция, Италия,Испания, Швейцария, (ну Бельгия здесь попилена и напрямую входит во Францию ) + Греция, ОИ , Египет полуколонии-члены  валютного союза с режимом капитуляций . Тут  вполне себе  экономический лидер сравнимый с  Британской империей и  США конца 19-начала 20 века вырисовывался . Поэтому кстати Англия и поддержала  Пруссию-Германию во франко-прусской войне благожелательным нейтралитетом и была готова в 1881-82г на войну с Францией из за Египта 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А вы коллега с энтузиазмом бежите

А вы коллега с пафосом раздаёте оценки моим действиям. Не вам этим заниматься. Франция войну как-то тянула в тот момент. И в тот момент Россия сдала саевастополь, а Франция захватила Севастополь, так что имеем факт больших возможностей.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Королевство Югославия, поддерживаемое Францией государство южных славян, являющееся противовесом про-британской Греции

Балканскую Федерацию напоминает. Королевство, конечно, развалится, тем более, что у сербов нет численного перевеса.

4) 1871 установление границы по Рейну

Серьёзные проблемы с германоязычными территориями.  В Алжир Рейнланд-Пфальц будут выселять?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А вы коллега с пафосом раздаёте оценки моим действиям.

Я констатирую факт, коллега. И это не пафос, а сарказм в ответ на спитистохизм

Франция войну как-то тянула в тот момент.

Вдвоем с Англией и массовкой Османской империи

Франция захватила Севастополь, так что имеем факт больших возможностей.

Не стоит выдавать желаемое за действительное

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

В обучении французской армии под влиянием усилившейся после революции 1848—1849 гг. реакции наблюдалось возрождение плац-парадной муштры. Главное внимание в боевой подготовке обращалось на строевые занятия. В таком методе обучения французских военных кадров (хотя в большей степени это было присуще англичанам) имелось много серьёзных недостатков, что отрицательно сказывалось на боеспособности войск.

Основой тактических действий французских сил были наполеоновские наработки: ставка делалась на действия в тесно сомкнутых колоннах и рассыпанных в цепь впереди них стрелков, вооружённых нарезными ружьями. В некоторых случаях отдельные француз­ские части развёртывались в линии, сочетая свои действия с рассыпным строем и колоннами. Это придавало им большую, чем у союзников, мобильность (что в известных рамках уравновешивало иные стороны).

Во французской армии присутствовала жёсткая субординация, которая была ослаблена разве что в её элитных частях зуавов, где отношения между офицерами и солдатами были почти семейными. Даже мундир зуава был отличен от остальных: «…у них, у всякого лёгкая курточка, суконная манишка, а штанина всякая будет с аршин; если же разгорнуть, то одна штанина будет, верно, аршина три, и мотня на четверть висит от земли. Ходит он всегда в башмаке, на четверть обитом кожею, на ремешках, и обтянутом белым полотном: называются они по-ихнему сульи (soulier — по-французски башмак)»5. Зуавы были подвержены пьянству и грабежу, однако в бою их дисциплина была абсолютной, а подчинение командиру — беспрекословным. Именно зуавам западные газеты единодушно приписывали решающую роль в победе коалиции на Альме и у Инкермана: «Как кошки, карабкались они на отвесные скалы неприступных позиций князя Меншикова у аула Бурлюк… как барсы, прыгали они через инкерманские кусты, мчась на выручку утомлённым целодневной резнёй английским солдатам…»6.

К концу осады Севастополя 2-й полк зуавов был настолько ослаблен потерями, что командование больше не направляло его на «горячие» участки. Он оставался в составе обсервационного корпуса на Чёрной речке до подписания мира и в июне 1856 года отправился обратно в Африку (г. Оран). Действия этого полка послужили материалом для приключенческого романа популярного французского писателя Л. Буссенара «Герои Малахова кургана» (1890 г.).

Французским и всем коалиционным войскам в целом Крым с географической и топографической точек зрения был почти не известен, качественные карты полуострова отсутствовали, из-за чего французский учёный Шницлер специально издал в 1855 году компилятивное «Описание», которое командиры использовали как путеводитель. После высадки на полуостров западные союзники были вынуждены продвигаться лишь вдоль береговой линии, нередко привлекая местных жителей в качестве проводников. Данные о численности и местоположении русских войск в Крыму также отсутствовали.

Французская армия везла с собой на полуостров большое количество вспомогательной амуниции. Так, её инженерные запасы состояли из 6200 туров*, 1600 фашин**, 18 600 предметов шанцевого инструмента, 30 тыс. кирпичей, 100 тыс. мешков для земли, 43 повозок, 7 походных печей и материалы для устройства ещё 20 печей. Интендантские запасы включали 1 млн порций хлеба, сухарей и соли, 1,5 млн порций риса, сахара и кофе, 240 тыс. порций свежей говядины, 450 тыс. порций свинины, 800 тыс. порций вина, 300 тыс. порций водки, 97 тыс. порций фуража, 6 тыс. центнеров дров, угля и т.п. Этих запасов было достаточно на первые 45 дней пребывания на полуострове. Для ме­дицинского обслуживания были доставлены оборудование и материалы для 35 госпиталей по 500 коек в каждом7. Однако в профессиональных военных врачах французы испытывали тот же дефицит, что и их осаждённый противник.

«Время великих и быстро наступивших разочарований» — так характеризовал один из французских офицеров, убитый впоследствии на Камчатском люне­те, те четыре недели, которые прошли между сражением на реке Альме и первой бомбардировкой Севастополя. После битвы раненым не успевали оказывать помощь и вывозить их в лагерь. «Тяжёлых» отправляли по морю в Константинополь и в Скутари***, где были наскоро устроены большие военные госпитали. Операции делались без анестезирующих и обеззараживающих средств, что увеличивало показатели смертности. Кроме того, ещё до высадки на Крымский полуостров в союзных войсках началась холерная эпидемия, которая не прекращалась вплоть до их ухода.

Начав осаду Севастополя, французы стали обустраивать место своего расположения. В безопасной Камышовой бухте, называвшейся так из-за близости к деревне Камыш, были выгружены осадный инвентарь и артиллерийское снаряжение. Южнее французы заняли Казачью бухту. Обе бухты ввиду их чрезвычайной полезности солдаты сразу окрестили «гаванями провидения»8.

В Камышовой бухте, как правило, выгружалось всё, что отправлялось с французских территорий в помощь войскам. Поблизости были организованы торговые посёлки, где купцы из Марселя, Константинополя и Варны жили в деревянных избах и шалашах. Во французской армии присутствовали и маркитантки9.

С.Н. Сергеев-Ценский в своей эпопее «Севастопольская страда» приводит сравнение жизни западных союзников: «…Но если запасливые французы в первые же дни разбили для себя палатки и начали ставить бараки, то английская армия ждала палаток 10 дней, а пока, совершенно непривычно для себя, расположилась на голой земле бивуачным**** порядком… Французы занимали левый фланг осадной линии; им от Камышовой и Стрелецкой бухт до позиций было гораздо ближе; их главный штаб, подготовлявший экспедицию, оказался гораздо предусмотрительнее английского; их интендантство заботливее; в их лагере было меньше больных»10.

Дороги в лагере и до передовых позиций у французов были отменные. Об этом можно судить, читая одно из писем офицера А. Луазьона: «Воронцовская дорога — единственная в Крыму, которая так же хороша, как наши французские дороги; она прорублена в голой скале»11.

Параллельно с обустройством лагеря велись работы по прокладке траншей. С 1 по 9 октября 1854 года в сторону Севастополя было проведено несколько разведок12.

В организации и несении службы французы во многом превосходили своих английских коллег, отзываясь в адрес последних в весьма уничижительном тоне. Во время осады между союзниками не было дружественных отношений. Писатель С.Н. Сергеев-Ценский отмечал: «…Французские солдаты вообще относились к английским пренебрежительно, французские офицеры к английским снисходительно, как старые служаки в полку относятся к зелёной полковой молодёжи, плохо знающей службу…»13. А вот В.В. Орехов, напротив, пишет о дружелюбных отношениях между французами и англичанами, особенно после кровопролитных сражений14.

Моральный дух французских войск на протяжении всей осады оставался на высоком уровне, чего нельзя сказать об англичанах и тем более о турках. Порою пафосный настрой французских солдат перерастал в излишнюю самоуверенность. Это касалось и генерала Пелисье, который принял командование уже к концу кампании. Из-за неудававшихся попыток взять русские позиции он дошёл до того состояния постоянного раздражения, когда малейшее противоречие доводило его до бешенства.

Апломб Пелисье разделяла практически вся армия. Мысль о том, что после стольких кровопролитных боёв, в условиях недостатка боеприпасов и пороха гарнизон Севастополя сможет выдержать ещё один штурм, представлялась невероятной. Тем более если провести мощную канонаду в течение суток и броситься в атаку одновременно с нескольких сторон всеми имевшимися силами.

Когда в послеобеденные часы 5(17) июня 1855 года во французском лагере разнеслась весть, что на другой день назначен общий штурм, солдаты приняли это с большим удовлетворением. Измучившая их тяжкая осада могла вдруг, в несколько часов, окончиться триумфальной победой, в которой мало кто сомневался. Предпринимая штурм, французы были так уверены в успехе, что сапёрам была поставлена задача: иметь мешки с порохом для подрыва тех частей внутренних строений, где русские войска будут держаться с наибольшим упорством. Взятый в плен раненый французский офицер говорил, что напрасно заботятся о его перевязке: когда Севастополь через полчаса будет в руках его товарищей, соотечественники перевяжут его сами15.

Один французский капрал, ворвавшийся в числе прочих на батарею Жерве, пошёл дальше на Корабельную, бросив ружьё, и, дойдя до церкви, преспокойно сел на паперть. В пылу горячего боя его никто не заметил, но потом один из офицеров спросил, что он здесь делает. «Жду своих, — отвечал он спокойно. — Через четверть часа наши возьмут Севастополь». Ожидания его оказались напрасными — генеральный штурм захлебнулся.

Несмотря на то, что боевой дух французских войск в целом был довольно высок, тем не менее и в их рядах можно было заметить опасения за жизнь, встречались случаи самоубийства, перебежек на сторону противника. Главной причиной таких негативных явлений во французской армии стал страшный для неё период конца 1854 — начала 1855 года холод. Зима 1854-1855 годов в самой Европе была довольно холодной ,  в Крыму выдалась необыкновенно суровой, что усугубляли ветра. После проливных дождей и слякоти, обычных спутников тамошней осени, в конце декабря выпал глубокий снег и наступили морозы, доходившие до 10° и более по Реомюру; когда же случались оттепели, дороги делались непроходимыми, а траншеи наполнялись жидкою грязью. В таком положении, войска обеих сторон терпели одинаковые бедствия; но на стороне Севастопольского гарнизона было то преимущество, что российские солдаты, по образу своей жизни могли переносить всевозможные лишения лучше, нежели Французы, уроженцы теплых и умеренных краев, и Англичане, привыкшие к удобствам жизни, о доставлении которых войскам не позаботилось их интендантство. Давно уже Англия не вела сухопутной войны в большом размере, и потому непогода застигла врасплох британскую армию. Союзники в особенности страдали от недостатка в топливе; разобрав все разоренные деревни и отдельные строения, истребив кругом своих лагерей все растущее, и даже вырыв корни дерев и винограда, они не имели в достаточном количестве дров, не только для того, чтобы разводить бивачные огни, но и для варения пищи. Случалось, что в оледенелых палатках находили утром замерзшими людей, здоровых накануне; из этого можно заключить, какова была участь больных холерою, лихорадкою, горячкою, расстройством желудка. В конце декабря (в начале января 1855 года), английская армия считала у себя больных под Севастополем до 8,500 человек. кроме 5,000 отправленных в Скутарийские госпитали, вообще же число больных Англичан простиралось до 14,000. Почти все генералы, штаб-офицеры и большая часть офицеров выбыли из армии, а нижние чины почти совершенно заменены людьми вновь прибывшими из Англии, кои, в свою очередь, заболевали и отправлялись в госпитали, не успев побывать ни разу в огне боя. Во французской армии, начиная с октября по февраль, число больных постепенно увеличивалось: в декабре, из 65,179-ти человек поступило в госпитали 6,340, в числе которых 500 раненых, 500 с отмороженными членами и 352 холерных; из них выздоровело 1,257, умерло 754. В конце января, во французской армии, несмотря на прибытие двух новых дивизий, 7-йи8-й, и на укомплектование прежних, состояло под ружьем только 71,326 человек. Число Англичан, вместе с прибывавшими беспрестанно к ним подкреплениями, не превосходило 15,000 человек; присоединив к тому не сколько тысяч Турок, получим общее число Союзных войск в феврале 1855 года — 90 тысяч человек

Edited by ясмин джакмич

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

После государственного переворота 1851 года, в первые годы прихода к власти Луи Бонапарта французское революционное и рабочее движение было в крайнем упадке. Во-первых, революционный актив или был физически уничтожен, или отправлен в тюрьмы и ссылки. Во Франции был установлен военный режим, который контролировал общество с помощью бюрократии, полиции и церкви. Свободную печать задушили, право собраний и союзов ликвидировали, политические, профессиональные и кооперативные организации разгромили. Единственными легальными организациями рабочих в это время были общества взаимопомощи, ограничивавшие свою деятельность выдачей пособий больным и нуждающимся своим членам, бывшие под «опекой» местных властей и церкви. На крестьянские восстания и волнения, которые охватили значительную часть страны, в основном южные и центральные районы, власти ответили облавами, массовыми арестами и ссылкамию

Во-вторых, поражение революции 1848 г. вызвало вполне понятный спад революционной активности. Многие представители интеллигенции и рабочего класса были разочарованы в политической деятельности. В-третьих, государственный переворот 2 декабря 1851 года, который привёл к ликвидации Второй республики и установлению Второй империи, совпал с началом промышленного подъёма во Франции, который сменил экономический кризис и депрессию предшествующих лет. Произошло временное улучшение экономического положения трудящихся, что обеспечило пассивность рабочих.

В это время получила распространение теория Прудона о том, что необходимо не уничтожать капитализм, а «очистить» его. Учение Прудона проповедовало анархизм и классовое сотрудничество. Прудон даже высказал мнение, что Наполеон III откроет эру социальных преобразований и осуществит во Франции социальную революцию, которая изменит всю Европу и мир.

Однако не всё гладко было и в 50-е годы. В донесениях генеральных прокуроров сообщалось о стачках в Лионе, а также в Марселе, Тулузе, Бордо, Амьене, Дижоне, Кольмаре, Тулоне, Нанси, Ниме, Нанте, Ренне, на шахтах Анзена и в других менее значительных индустриальных центрах. В донесениях отмечались и голодные волнения, например, в Бурже и в Пуатье. Тяжелые условия существования рабочих и ремесленников осложнялись неурожаями первых лет империи. Неурожаи 1853, 1854, 1855 гг. вызвали сильное подорожание хлеба. Цена гектолитра пшеницы с 12 франков поднялась в 1855 г. до 30 франков и выше. Стачки носили в основном экономический характер. Ответственность за тяжелые условия своего существования рабочие в этот период возлагали в большинстве случаев на предпринимателей, не распространяя её на режим Наполеона III.

Режим Наполеона III, чтобы отвлечь общество от внутренних проблем, пошёл на Крымскую авантюру — ввязавшись в войну с Россией. У Франции и России не было коренных противоречий и общих границ, но Париж пошёл на союз с Англией и начал войну с Российской империей. Никакой [реальной] выгоды Франция от этой войны не получила, только потеряла тысячи лучших солдат и потратила нужные для развития страны ресурсы. Поэтому Луи-Наполеон сам активизировал политический процесс с целью завершения войны с Россией, отказавшись от дальнейшего давления на Петербург, как того хотели Англия и Австрия.

Экономический кризис 1857—1858 гг. открыл новый этап в развитии внутриполитической жизни Франции. Кризис оказал разрушительное действие на французскую промышленность, сельское хозяйство, торговлю, финансы. Он показал слабость экономики Второй империи и вызвал недовольство бонапартистским режимом среди почти всех слоев населения Франции, включая буржуазию. Предприниматели начали «оптимизацию» своих издержек, что выразилось в снижение зарплат рабочих. Это привело к ряду стачек в различных отраслях промышленности Парижа и провинции. Глубокое недовольство нарастало среди крестьянства. Оно проявлялось в многочисленных поджогах помещичьих имений.

Оппозиционными настроениями начали проникаться и значительные слои буржуазии в связи с сокращением прибылей в различных отраслях промышленности, падением курса ценных бумаг, акций «Движимого кредита», Французского банка, железнодорожных и других компаний, ренты и т. д. Особенно велико было озлобление разорявшейся мелкой буржуазии, а также многочисленных мелких рантье, которые пострадали от постоянных колебаний на бирже. Власти отвечали многочисленными арестами.

Во время избирательной кампании 1857 г. французская буржуазия, при поддержке рабочих, провела в Законодательный корпус пять правых или так называемых «умеренных» республиканцев. Они составили левую фракцию Законодательного корпуса. Они были лояльны режиму Наполеона III, но сам факт появления республиканской оппозиции в бонапартистской палате был серьёзным шагом, который показал, что правительство уже не пользуется полной поддержкой зажиточной части общества. Буржуазия стала терять веру в способность Наполеона III обеспечить ее материальные интересы. Республиканских кандидатов также поддержали в провинции: в Лионе, Тулузе, Бордо, Авиньоне, Монпелье и во многих других городах различных департаментов.

Это произвело сильное впечатление на правительство. Император начал подумывать о новой войне для отвлечения общественного мнения и о внутренней реформе с целью расширения прав Законодательного корпуса. Так родился замысел Итальянской войны. 1858 год начался с покушения на жизнь Наполеона III, совершенного 14 января в Париже итальянцем Орсини. Орсини и его товарищи бросили три бомбы в императорскую карету, в которой французский император и его супруга подъезжали к воротам театра на улице Пелетие. Первая бомба взорвалась среди извозчиков кареты. Вторая разорвала на части лошадей и разбила стекла кареты, третья же попала под карету. В итоге покушение унесло жизни восьми человек, ранения получили десятки человек. Как ни странно, императорская чета осталась совершенно целой и невредимой. В дальнейшем выяснилось, что итальянский террорист был связан с британцами, а бомбы изготовили в Англии. Это резко ухудшило и так плохие отношения с Англией. Газеты Франции подняли страшную шумиху по этому поводу. Пальмерстон подал в отставку.

В самой Франции правительство ответило изданием законов об общественной безопасности, направленных против так называемых «подозрительных лиц». 27 февраля 1858 г. эти законы были утверждены Законодательным корпусом. Аресты и ссылки обрушились на активистов рабочего движения, «подозрительных» ремесленников, крестьян, представителей интеллигенции, на поддерживающих идею республики представителей торговой и промышленной буржуазии. В том числе на тех из них, кто после декабря 1851 г. отошел от активной политической жизни. В феврале 1858 г. министром внутренних дел и общественной безопасности был назначен генерал Эспинас, один из активных участников бонапартистского государственного переворота. Страна была разделена на пять военных генерал-губернаторств. Власти подняли старые списки лиц, которые после волнений 1848 и 1851 г. были признаны опасными. Начались массовые аресты как в Париже, так и в департаментах.

Однако в конце 50-х годов во Франции ещё отсутствовало массовое революционное движение, оппозиция ещё только зарождалась. Только в первой и особенно во второй половине 60-х годов, в результате дальнейшего кризиса капитализма и ошибок внутренней и внешней политики правительства складывается настоящая революционная ситуация, когда и буржуазия и рабочий класс выступили за возрождение республики.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0