"Таинственный человек дождя" Жана Рэя и королева Великобритани в 1794 году


5 posts in this topic

Posted (edited)

 И снова необычная деталь во время досугового чтения обратила мое внимание, коллеги. Конечно, Жан Рэй великий бельгийский выдумщик и плутоватый груман, и всерьез его романы как образчик Альтернативной Истории рассматривать трудно - он мастер фантастики в широком смысле, и благодаря ненавязчиво легкому стилю его приятно прочесть.
 Однако и у него нашлось довольно любопытное место для Альтернативных Историков:

https://www.litmir.me/br/?b=666024&p=24#section_24

- Готов поставить половину кроны, что судья Гусман сейчас напялит свою черную мантию.

— Вы полагаете, что он решится повесить этого достойного человека?

— Судья Гусман — это скорее мелкая сошка, чем судья, и для любого лондонца давно не секрет, что он всего лишь слуга палаты олдерменов[9].

— И что из этого?

— После страшного обвинения, которое олдермен Росс выдвинул против отца Картерета, стало совершенно ясно, как божий день, что…

— Я присутствовал на всех заседаниях, но все рано не понимаю, в чем его обвиняют.

— Он в течение полугода давал убежище смутьянам-католикам.

— Такое преступление еще никогда и никому не стоило виселицы!

— В числе скрывавшихся находился лорд Грейбрук, а олдермен Росс не любит католиков не просто так; он по-настоящему ненавидит лорда Грейбрука!

— Не болтайте так громко, джентльмены! Здесь уши есть у каждой стены!

— Так вы согласны заключить со мной пари?

— Нет. Я не столько опасаюсь за свои полкроны, сколько искренне боюсь за шею несчастного отца Картерета.

Этот разговор состоялся в Лондоне, на заседании центрального уголовного суда в октябре 1794 года.

В зале заседания было довольно просторно. Снаружи к этому времени сгустилась тяжелая и гнетущая атмосфера; сквозь пыльные стекла окон виднелись затянувшие небо мрачные тучи, которые продолжали сгущаться. Время от времени полыхали молнии и гремел гром.

У судьи Гусмана, президентствовавшего на собрании, из — под белого парика, казавшегося слишком тяжелым для его маленькой головки изголодавшейся курицы, стекали крупные капли пота. Он непрерывно моргал, словно сражаясь со сном, и время от времени зевал, прикрыв рот батистовым платочком.

Его секретарь Лампун читал своим дребезжащим голоском какое-то постановление, которое никто не слушал.


Слушание свидетелей давно закончилось. Прокурор, высокий тощий мужчина, заявил, что полностью доверяет «мудрости трибунала», и поэтому не стал требовать конкретного наказания. Защита, представленная адвокатом шестого класса, дыхание которого было насыщено пивными парами и запахом лука, прохрипел несколько невнятных фраз — это была его речь в защиту обвиняемого.

Обвиняемый слушал, демонстрируя всем своим обликом покорность судьбе, если не безразличие. Когда судья спросил, не хочет ли он что-нибудь добавить в свою защиту, отец Картерет сказал с неожиданно прозвучавшей ноткой юмора:

— К тому набору доводов, который был так старательно подготовлен моим защитником, я хотел бы добавить только одну поговорку: человек предполагает, а Бог располагает.

Судья Гусман на некоторое время задумался.

Потом он надел свою черную мантию и с максимально возможной торжественностью огласил приговор. Он считал, что отец Мортимер Картерет должен быть наказан путем повешения за шею до тех пор, пока не наступит смерть.

В соответствии с требованием закона судья должен был закончить оглашение приговора стандартной фразой:

— Да смилуется Господь над вашей душой!

Но он не смог произнести ее, так как большая зеленая муха забралась ему в нос, и он оглушительно чихнул.

***

Только три недели отделяли отца Картерета от последнего дня в его жизни. Ему исполнилось всего пятьдесят лет, это был спокойный, степенный мужчина, меньше всего интересовавшийся прелестями земного существования и предпочитавший вести жизнь затворника в бесцветном и унылом Брентфорде[10]. Люди мало что знали о нем; время от времени его приглашали к изголовью умирающего, а иногда он заменял на время отсутствия священника в какой-нибудь католической церквушке в пригороде Лондона.

Однажды шесть изможденных мужчин, преследуемых, словно дикие животные, силами правопорядка и солдатами, обратились к нему с просьбой о помощи и защите.

 

Отец Картерет не стал расспрашивать несчастных о их именах и о причинах, побудивших власти преследовать их. Он указал беглецам надежное убежище в лесах Кингстона и ежедневно посещал их, снабжая пищей и питьем, хотя сам питался исключительно подаяниями прихожан.

Убежище беглецов вскоре было обнаружено, и полиция арестовала их.

Сержант жандармерии сообщил в своем докладе, что задержанные «…оказали сопротивление, недопустимое по отношению к служителям закона». Отец Картерет также был арестован и допрошен.

Во время суда он узнал, что оказал, не зная этого, помощь графу Грейбруку и пяти его верным сторонникам; все они были яростными противниками Ее Величества Королевы, и, следовательно, врагами государства и англиканской церкви.

 

Собственно, это меня и встряхнуло - ладно, бельгиец Рэй рисует католиков в исторической ретроспективе восстаний и брожений времен Революции 1789-1799 гг. с симпатией, может приукрашивает отдельные нелестные страницы борьбы озабоченных британских англосаксов с католиками-дессидентами, но какая же тогда  королева Великобритании (или Англии?) в 1794 году может нажить таких противников, с которыми борятся ее нечистые на руку судьи и чиновники?  Неужто королева-курфюрстрина Шарлотта Мекленбург-Стрелицкая, которую ныне помимо изобретения шарлоттки и установки первой Рождественской елки во дворце особо подозревают в тайной негроидности или глубоководности-рептилоидности, стала регентшей при своем сбрендившем муже? Но тогда бы этот момент был бы как-то пояснен. А если не регент, тогда кто?
Если даже пассаж о противниках Ее Величества королевы в первой главе можно считать опечаткой или ошибкой перевода (в 7-й главе секретарь Лампун кричит "Именем короля!", то тем более странно, что он повторяется ещё как минимум один раз далее, в той же первой главе:

Специальным приказом было запрещено что-либо рассказывать о происшествии в тюрьме. Срочно объявили, что в последний момент Ее Величество помиловало осужденного.

Тут опечатка более вероятно, потому как речь о фигуре среднего рода. Однако две ошибки подряд выглядят подозрительно

Что касается иных деятелей, очерчивающих мир, то упоминаются Оливер Кромвель, сгнобивший старого графа Грейсбрука и пытавшийся найти его сокровища, а в первой главе папа Пий VI и Уильям Питт

За неделю до казни папа Пий VI отправил просьбу о помиловании министру Уильяму Питту, который обязательно учел бы ее, если бы прошение о помиловании по непонятной причине не дошло до министра слишком поздно.

 
Собственно, вопрос следующий коллеги: что за королева может править в Англии-Великобритании на стыке XVIII и XIX веков? Конечно скорее всего это не более чем опечатка, но чем не основа для Альтернативы. Прошу высказывать соображения, мнения, замечания, мысли

Edited by ясмин джакмич
исправление орфографических ошибок

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну, превращение судьи Гусмана в волка и вовсе за пределами АИ. Но пусть...

У Георга II дети те же, что в РИ, кроме Уильяма-Августа, хотя, может, и он есть, только убит при Фонтенуа, при Каллодене, при Лауфельде, он вообще много воевал. А вот у принца Уэльского Фредерика только дочки, сыновья умирают в младенчестве или вовсе не рождаются. И после его смерти в 1751 году наследницей становится старшая дочь Георга II, королевская принцесса (это особый титул) Анна. К этому времени она уже давно замужем за Вильгельмом IV Оранским. Но за ним королевские права британцы признавать не хотят, он для Лондона лишь принц-консорт, а вскоре и вовсе умер. В РИ она умерла в 1759 году, и ко временам ВФР ей было бы под 90. У неё были дочь и сын (не считая мертворождённых и умерших в младенчестве), и можно предположить, что по условиям договора о её призвании на престол Нидерланды и Британия не объединяются, сын Вильгельма наследует штатгальтерство, а в Британии воцаряется её дочь, Вильгельмина-Каролина

274px-Portrait_of_Carolina_van_Oranje-Na

Ей так же отыскивают супруга-консорта, это, отсутствие полновластного государя, британскую аристократию устраивает. Союз с Голландией усиливает антикатолические настроения в народе и высших слоях. Papists Act в 1778 не принят, католики по-прежнему преследуемы, они не могут (после дачи особой клятвы, включавшей, помимо отречения от Претендента, отказ от ряда католических доктрин, в частности, права Папы свергать князей и иметь на территории Англии реальную власть) ни вступать в армию, ни покупать землю, ни получать наследство. Этот акт также отменял преследование священников, включая пожизненное заключение за содержание школы. Но в этом Отражении всё подавление остаётся и даже вырастает.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну, превращение судьи Гусмана в волка и вовсе за пределами АИ. Но пусть...

Как говорил Жан Рэй о самом себе ; "Жан Рэй есть Жан Рэй, никогда не знаешь, чего от него ожидать" (с)
 

У Георга II дети те же, что в РИ, кроме Уильяма-Августа, хотя, может, и он есть, только убит при Фонтенуа, при Каллодене, при Лауфельде, он вообще много воевал. А вот у принца Уэльского Фредерика только дочки, сыновья умирают в младенчестве или вовсе не рождаются. И после его смерти в 1751 году наследницей становится старшая дочь Георга II, королевская принцесса (это особый титул) Анна. К этому времени она уже давно замужем за Вильгельмом IV Оранским. Но за ним королевские права британцы признавать не хотят, он для Лондона лишь принц-консорт, а вскоре и вовсе умер. В РИ она умерла в 1759 году, и ко временам ВФР ей было бы под 90. У неё были дочь и сын (не считая мертворождённых и умерших в младенчестве), и можно предположить, что по условиям договора о её призвании на престол Нидерланды и Британия не объединяются, сын Вильгельма наследует штатгальтерство, а в Британии воцаряется её дочь, Вильгельмина-Каролина

Черт возьми оборотней, коллега, вот это действительно любопытный анализ и интересный прогноз. Воскрешение Англо-Голландской унии! Благодарю, это почти рабочая Альтернатива
 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну, ирландцы будут бунтовать, это ясно. Французы попробуют воспользоваться, и, возможно, успешнее, чем в РИ. Хотя бы Канаду за собой оставят. А вот что будет в США?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Французы попробуют воспользоваться, и, возможно, успешнее, чем в РИ. Хотя бы Канаду за собой оставят.

Думаете, получится? За счет кипения на религиозно-культурной почве?
 

А вот что будет в США?

Выжидать и вступать в игру чтобы получить свой банк

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now