Sign in to follow this  
Followers 0

Ближний и средний восток в Мире ОСП

27 posts in this topic

Posted

Глава 1. Арабская ночь

 

На протяжении Первой мировой Аравию раздирало между воюющими сторонами. Союзниками Центральных держав были эмират Джеббель-Шаммар под правлением династии Рашидидов, и, очень вяло - йеменские племена зейдитов во главе с имамом Яхьёй Хамид-ад-Дином, пытвашимся лавировать между. На стороне Антанты выступал шериф Мекки и правитель Хиджаза Хусейн из династии Хашимитов, эмир Асира Мухаммед из династии Идриссидов и пытающийся урвать свой кусок со стола эмир Неджда Абд аль-Азиз из рода Саудитов. Все эти деятели так или иначе строили свои государства на какой-либо основе. Так, йеменские зейдиты и имам Яхья бунтовали против османов ещё с 1905 года, выбив себе сначала автономию, а в конце 1918-го - и независимость, в форме зейдитского Йеменского Мутаваккилийского королевства. Правда, часть земель (южная Тихама с портом Ходейда), на которые претендовали зейдиты, находилась под контролем англичан, которые передали их Асиру. Непримиримый враг Яхьи эмир Мухаммед аль-Идрисси тоже стремился к прихватизированию окрестных земель, захватив Наджран и прилегающие территории, а вместе с ними - и караванные пути из Йемена в Неджд. Джеббель-Шаммар представлял собой типичный феодальный полукочевой конгломерат, скорее даже суперсоюз родственных племён. А вот у двух главных игроков был совершенно разный базис. Хашимиты делали ставку на панарабизм, выбивая у англичан в обмен на поддержку в войне право на управление всеми арабскими землями. Частично им это удалось - хашимитская династия укрепилась на тронах Месопотамии (Ирака), Трансиордании и Сирии (в ЭАИ). А вот саудиты опирались на икванов - радикальное мусульманское движение северной Аравии, основу которого составляли многочисленные и агрессивные племена Мутайр и Аджман.

 

Политика шерифа Хусейна была связана с подъемом национально-освободительного движения в арабских частях Османской империи. В начале XX в. в Османской империи появились различные общества и организации для защиты прав арабов. В 1909 г. после младотурецкой революции в Стамбуле была создана так называемая Кахтанийская лига во главе с видными арабскими националистами того периода. Многие арабские националисты начала века наивно полагали, будто Великобритания и Франция могут бескорыстно содействовать им в освобождении из-под гнета султанской Турции. Младотурки приняли на вооружение шовинистическую пантюркистскую идеологию и начали обвинять арабов в том, что они действуют в интересах иностранцев. Провозгласив в начале войны джихад, триумвират, правивший Османской империей, пытался подключить к нему шерифа Мекки. Хусейн уклонялся от ответа, ссылаясь на уязвимость своей позиции для британских ударов и на угрозу голода в случае блокады побережья Хиджаза. В телеграммах турецкому военному министру и фактическому главе триумвирата Энвер-паше правитель Мекки требовал признать независимость Хиджаза и амнистировать схваченных арабских националистов. Триумвират не мог пойти так далеко. 

 

Еще до начала войны правитель Мекки установил отношения с англичанами через Каир. В предложениях Китченера, который уже находился в Лондоне, не содержалось никаких обязательств и гарантий против раздела арабских территорий, а был лишь намек на признание независимости Хиджаза. Но у Абдаллы были контакты с тайными обществами в Сирии и Ираке, и он предполагал, что Дамаск и Багдад ответят положительно на при­зыв к выступлению против турок. В 1915 и 1916 гг. османские власти в Сирии раскрыли тайные арабские организации, схватили и казнили их лидеров. В 1916 г. были разгромлены организации арабских националистов в Ираке. Войска, где было много арабов, младотурки стали перебрасывать на европейский фронт, а в арабские страны посылать чисто турецкие части. Провозгласив независимость 5 июня 1916 г., Хусейн 10 июня, опасаясь упредительного удара со стороны турок, начал восстание. В июле сдался турецкий гарнизон в Мекке, постепенно были взяты все другие крупные города в Хиджазе, кроме Медины, куда доходила ветка железной дороги из Сирии. В конце октября 1916 г. шериф провозгласил себя королем арабов. В январе 1917 г. английское и французское правительства информировали Хусейна, что признают его "королем Хиджаза".

 

В конце 1916 г. под знамена Хусейна в Хиджазе встало 30 — 40 тыс. бойцов. По кромке пустыни по территории нынешней Иордании арабское войско начало продвигаться на Дамаск, что облегчало операции английской армии, возглавляемой Алленби, в Палестине. На заключительном этапе войны и после нее стало ясно, что англича­не не только не собирались выполнять данные Хусейну и арабским националистам обещания, но и усугубляют проблему откровенным разделом их территории и декларацией Бальфура от 2 ноября 1917 г. о создании еврейского "национального очага" в Палестине. Отношения Хусейна с англичанами резко обострились. На Версальской мирной конференции Великобритания закрепила свои "особые интересы" в Аравии. 

 

Делая ставку на Хусейна, англичане не могли игнорировать самого сильного аравийского правителя — эмира Неджда. В это время владения Абд аль-Азиза простирались от Кувейта и Джебель-Шаммара до границ пустыни Руб-эль-Хали и от Персидского залива до Хиджаза. От Абд аль-Азиза хотели только одного — чтобы он нейтрализовал вассала турок, хаильского эмира, который угрожал флангу британской армии в Нижней Месопотамии. В начале войны англичане надеялись, что, привлекая ни свою сторону недждийского эмира, они смогут заставить его установить блокаду на товары, идущие через Кувейт с побережья Персидского залива к туркам в Хиджаз и Сирию. Практика, впрочем, показала, что все аравийские правители, даже враждуя между собой, смотрели сквозь пальцы на прохождение караванов по своей территории, лишь собирая с них увеличенные пошлины. В январе 1915 года немногочисленные войска рашидидов и саудидов стретились у колодца Джираба к северу от Эз-Зилъфи. Началось сражение, продолжавшееся несколько дней. По одним данным, единственный, кто был убит, — это английский военный советник капитан У. Шекспир, по другим данным, стороны потеряли по сотне человек. Воины Абд аль-Азиза, находившиеся под сильным влиянием ихванских настроений, выступали с их боевыми кличами. Шаммарские племена, составлявшие основу войска правителя Хаиля, выступали под воинственные кличи своего племени, которые выкрикивали прекрасные девушки с распущенными волосами, сидевшие на верблюдах. Эта "битва" отбила на два-три года вперед охоту у риядского эмира ввязываться в большую войну. Он постоянно уклонялся от активного участия в военных действиях, на которых настаивали англичане.

 

Шекспир успел провести с Абд аль-Азизом политические переговоры. Они набросали проект договора, в котором англичане должны были гарантировать позиции риядского эмира в Неджде и Эль-Хасе и защищать его против возможных османских нападений с моря или суши, если он примет обязательство помогать союзникам. Великобритания признавала и гарантировала полную независимость Ибн Сауда, а он обязывался воздерживаться от отношений с другими странами без предварительных консультаций с британскими властями. Другие статьи договора касались финансовой и военной помощи, которую, как предполагалось, англичане должны были обеспечить для операций Абд аль-Азиза против противника, в частности Джебель-Шаммара. Таким образом, этот договор практически устанавливал протекторат Великобритании над Недждом и зависимыми от него территориями.

 

Осенью 1917 г. арабские отряды Хусейна действовали вяло, и новый английский верховный комиссар в Египте, Р. Уингейт, потребовал усилить давление на Ибн Сауда, чтобы привлечь его к более активным дей­ствиям против Джебель-Шаммара.  Но к апрелю 1918 г., когда уже был взят Иерусалим, англичане больше не нуждались в ликвидации Джебель-Шаммарского эмирата и теперь даже отказывались поставлять то, что обещали в декабре 1917 г. Абд аль-Азиз был разочарован. В сентябре 1918 г. ихваны двинулись под своими знаменами к Хаилю. У недждийцев было около 5 тыс. человек. В это время уже обострялась обстановка на границе с Хиджазом из-за оазиса Эль-Хурма, Хусейн заключил мир с Хаилем, и все это беспокоило эмира Неджда. Когда шаммары, казалось, были готовы капитулировать, англичане решили, что успех Ибн Сауда в Хайле вызовет отрицательную реакцию Хусейна, и приказали свернуть кампанию. Абд аль-Азиз был в ярости, хотя эта кампания принесла ему большую добычу — полторы тысячи верблюдов, тысячи овец и 10 тыс. патронов. Однако он понял, что англичане уже не заинтересованы в его действиях против Хаиля, тем более в завоевании им Джебель-Шаммара.

 

Имам Йемена в первой мировой войне оставался лояльным туркам, в частности, потому, что он не хотел очутиться в зависи­мости от англичан, а также опасаясь Мухаммеда аль-Идриси, который установил контроль над Южным Асиром. Эмир Мухаммед аль-Идриси выступил против турок, заключив договор с английским резидентом в Адене в мае 1915 г. С 12-тысячным войском он пытался без успеха взять Эль-Лухайя. Ему удалось захватить значительную часть Северной Тихамы, а Эль-Лухайя был взят английским флотом с помощью отряда асирцев в начале 1917 г. Шейх северной части Асира (со столицей в Абхе) Хасан аль-Аид до июня 1916 г. сохранял нейтралитет и лишь впоследствии начал военные операции небольшого масштаба в поддержку арабского восстания. 

 

Победоносные союзники боролись на мирных конференциях за мандаты и привилегии на Ближнем Востоке, мало интересуясь тем, как развиваются события на Аравийском полуострове. Страшная волна испанского гриппа зимой 1918/19 г. унесла больше жертв в Аравии, чем военные действия. Среди умерших был Турки, старший сын Абд аль-Азиза, и два других его сына, а также старшая жена Джаухара. Король Хусейн направил для захвата Эль-Хурмы Шакира ибн Зайда с отрядом из 1200 бедуинов и 500 пехотинцев регулярных сил, но его войско терпело поражение за поражением. В начале 1919 г. правитель Мекки двинул главную часть армии своего сына Абдаллы, которая насчитывала 8 тыс. человек, и ряд других подразделений на Эль-Хурму. Британский резидент в Джидде понимал, что речь идет уже о прямом столкновении с недждийцами, и попытался предотвратить его. Видимо, он считал, что Хусейн надеется захватить Эль-Хурму, а затем вторгнуться в Неджд. В этот момент ему было неясно, окажется ли столкновение Хиджаза и Неджда выгодным англичанам. Однако поведение короля Хусейна, его недовольство английской политикой, его напоминания англичанам о нарушенных ими обязательствах, его претензии на титул короля всех арабов, может быть, подталкивали Лондон к мысли, что шерифа надо "проучить". Но на совещании у лорда Керзона в марте 1919 г. почти все военные высказали уверенность в разгроме ваххабитов, и было решено поддержать притязания Хиджаза на оазис Эль-Хурма. 

 

В конце мая 1919 г. Абдалла захватил Турабу и позволил своим солдатам разграбить оазис. Ночью ихваны с трех сторон напали на войско Абдаллы и наголову разгромили его. Абдалла признавал, что из 500 солдат регулярной армии, которые у него были, осталось только трое, а из 850 хиджазцев — только 150. Почти все оружие и запасы попали в руки ихванов. Хотя раньше ихваны и участвовали в кое-каких набегах Абд аль-Азиза, это было их первое испытание в серьезной военной операции. Битва показала, что в распоряжении эмира Неджда есть боеспособная сила. Абд аль-Азиз прибыл в Турабу в начале июля 1919 г. вместе с большим пополнением в 12 тыс. человек. Но 4 июля 1919 г. из Джидды прибыл курьер с ультиматумом от британского резидента. Свой ультиматум англичане подкрепили посылкой самолетов и солдат в Джидду. Получив этот ультиматум, недждийский эмир понял, что зашел слишком далеко, и немедленно вернулся в Эр-Рияд. Он приказал ихванам очистить оазисы в этом районе и заменил их отрядом, приведенным из-под Хаиля, а также восстановил на посту прежнего эмира Турабы. Однако Абд аль-Азиз продолжал направлять письма шейхам кочевых племен этого района, призы­вая их присоединиться к делу "единобожия". Многие откликнулись на его предложение. Как показывала практика, это означало установление контроля недждийцев над пограничным районом.

 

В Джебель-Шаммаре тем временем была своя атмосфера. В конце марта 1920 г. шаммарский эмир Сауд ибн Абд аль-Азиз был убит своим двоюродным братом Абдаллахом ибн Талялем, которого, в свою очередь, застрелил одни из слуг Сауда. В результате место эмира перешло к Абдаллаху ибн Митабу ибн Абд аль-Азизу. Эмир Неджда получил сведения, что при дворе Рашидидов было мно­го сторонников шерифской семьи, и в условиях, когда англичане готовили Абдалле трон короля Месопотамии/Ирака, опасность объединения старых противников Саудидов была реальной. В марте — апреле 1921 г., заключив мирное соглашение с представителем Кувейта после неудачных попыток набега на последний, Абд аль-Азиз решил предпринять поход против Хаиля. В это время Центральная Аравия была вновь поражена сильной засухой, цены выросли, и это усугубило трудности Джебель-Шаммара.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Глава 2. Четыре трона Хашимитов

 

Когда в июле 1915 — марте 1916 года велись переговоры Хусейна и англичан стороны договорились о создании арабского государства дружественного Великобритании. Однако, договаривающиеся стороны имели разное мнение на счёт территорий этого государства. Хусейн требовал земли всей Аравии, Месопотамии и Сирии. Англичане не соглашались по двум последним, требуя Багдад и Басру в прямое управление. В мае 1916 было заключено соглашение Сайкса-Пико, по которому Османская империя пилилась между Англией, Францией, Италией и Россией, а арабские земли в Месопотамии и Сирии делились бы на английскую и французскую сферы влияния. 2 ноября 1917 года министр иностранных дел Великобритании Бальфур в своей декларации объявил о создании «еврейского национального государства» в Палестине. 22 февраля 1918 Советская Россия обнародовала текст соглашения Сайкса — Пико. И декларация, и соглашение вызвали большое возмущение у арабов. Арабские офицеры Северной арми даже отказывались воевать пока не получат подтверждение обещаний Мак-Магона. На вопрос Хусейна о соглашении англичане сделали невинные глаза и ответили, что договора никогда не существовало, а то что опубликовали большевики это лишь материалы переговоров которые велись Антантой до начала Арабского восстания.

 

18 января 1919 года в Париже начала работу мирная конференция. Фейсал отправился на неё как представитель Хиджаза. Во Францию он прибыл на английском крейсере. Первоначально Большая четвёрка не хотело допускать арабов к конференции, но после соглашения Вейцмана — Фейсала, дающего принципиальное согласие арабов на создание еврейской палестинской автономии, включило в состав членов. В феврале 1919 года на конференции началось обсуждение вопроса об Аравии. Фейсал пытался предложить образовать арабскую федерацию во главе с Хиджазом. И связать эту федерацию с Сирией, оставив под властью Франции лишь Ливан. Это предложение было оспорено Клемансо. В связи с тем, что англичане старались удержать под непосредственным контролем Месопотамию, то французы настаивали на аналогичном усилении в Сирии. Еще до приезда Фейсала во Францию Лоуренс предлагал своему начальству прожект: создать три государства - в Сирии, Верхней Месопотамии и Нижней Месопотамии — и назначить в качестве их правителей трех сыновей Хуссейна. Нежелание англичан делится Месопотамией привели к тому, что они отвергли оба проекта.

 

Фейсал в мае 1919 года вместе с назначенной конференцией американской комиссией вернулся в Сирию. Комиссия на месте должна была решить вопрос о государственном устройстве Сирии в будущем путем плебисцита. В мае 1919 года в Дамаске собрался Сирийский национальный конгресс. Он позиционировал себя как представительный орган народов Леванта. Конгресс предложил создать независимую Сирию без какого-либо протектората, а если совсем без протектората не получится, то пусть уж это будет американский мандат. 15 сентября 1919 года Великобритания и Франция подписали Лондонское соглашение, по нему английские войска покидали Киликию и прибрежные районы Сирии (с Ливаном). Эти районы занимали французские войска. В ноябре 1919 года англичане вывели свои войска из Дамаска, Бейрута, Халеба, Аданы, Мараша, Эйнабы, а французы пытались ввести свои войска в районы Баальбека, Бекаа, Хасбейя и Рашейя. 25 ноября 1919 года Фейсал и французское правительство подписали соглашение о создании комиссии которая рассмотрит судьбу городов. В города Баальбек и Решейю направлялось по одному французскому офицеру-наблюдателю. Однако, мирно договориться не получилось, французы попытались установить контроль над городами с помощью военной силы, отступив при начале массовых протестов. Воевать они были готовы только в крайнем случае.

 

На момент окончания Первой мировой войны территория Ирака входила в состав Османской империи, и в административном плане состояла из трёх вилайетов — Мосульского, Багдадского и Басорского. В ходе войны англичане заняли Басорский и Багдадский вилайеты, а 8 ноября 1918 года, нарушив условия подписанного 30 октября Мудроского перемирия с Османской империей, заняли и Мосульский вилайет. На оккупированных территориях вместо османской создавалась новая администрация: страна была разделена на округа во главе с «политическими офицерами», подчинявшимися главнокомандующему британскими войсками в Месопотамии. Разрушительные военные действия привели в негодность многие оросительные системы, что повлекло за собой сокращение посевных площадей. Резко упал сбор сельскохозяйственной продукции, разрушились традиционные торгово-экономические связи, к концу войны многие районы страны обезлюдели. Политика английских оккупационных властей породила массовое стихийное движение, к которому постепенно примыкали представители интеллигенции, духовенства, средних и мелких феодалов. Весной 1918 года они возглавили восстание жителей городов Среднего Евфрата. В мае 1919 года восстал Махмуд Барзанджи, хукумдар Сулеймании и фактический правитель курдских племён. Бывший английский ставленник, он был выведен из себя плотной опекой англичан, к тому же препятствовавших распространению его власти за пределы Сулеймании. В результате 23 мая 1919 г. он арестовал английского "политического офицера" Гринхауза и провозгласил себя королём Курдистана. 19 июня в результате предательства он был обойден с тыла генералом Фрезером на перевале Дербенде Базиан, наголову разгромлен и раненый взят в плен. Его судили английским военно-полевым судом (которого он не признал) и приговорили к смертной казни, замененной 10-летней ссылкой в Индию. Земля в Ираке готова была гореть, и англичанам нужна была хоть какая-то стабильность в регионе, тем более что в марте 1920 началась советизация Азербайджана, а Иран был готов развалиться на части в связи с политическим бессилием шаха и отложением мусульманско-социалистического Азадистана.

 

6 января 1920 года Фейсал заключил соглашение с Клемансо. По этому договору Франция признавала Фейсала главой независимой Сирии, а он обязался защищать интересы Франции и независимость подмандатного Франции Ливана. Однако, Фейсал пытался вилять хвостом - и договориться с французами, и не потерять расположение националистов из Конгресса. 6 марта 1920 года в Дамаске открылась сессия Сирийского конгресса. 8 марта конгресс провозгласил независимость Сирии - в границах в том числе Трансиордании и горного Ливана. Фейсал был провозглашен королём Сирии. Конгресс декларировал полную независимость Сирии, Ливана и Палестины. Французы были, естественно, очень сильно против. В апреле 1920 года Фейсал обратился к Верховному Совету Антанты с просьбой о признании. Англия высказалась за, Франция — протестовала. Фейсал был приглашен в Сан-Ремо, и ему действительно пришлось посетить конференцию, как бы он ни хотел уклониться и закрепить свою власть в Сирии - на участии арабов настаивала Советская Россия, которую крайне беспокоили попытки Великобритании приблизиться к границам России (то есть замашки на Мосульский вилайет).

 

Участвующая в конференции делегация РСФДР во главе с Чичериным, опасаясь придвижения британских владений к территории России, требовал от Франции и Англии признать независимость Сирии, в широких границах - включая и Мосульский вилайет. Последний был Клемансо обещан англичанам, несмотря на Сайкса-Пико. Великобритания и Франция согласились принципиально признать «условную независимость» Сирии и Месопотамии, с тем, что их независимость будет объявлена после того, как в рамках мандатов за их управление «они станут способны стать самостоятельными государствами». При этом Чичерин намекнул французам на поддержку России в вопросе о Мосуле, и на принципиальное согласие об оставлении большой Сирии под французским мандатом (возможно при правлении Фейсала). ИРЛ Франция колебалась в вопросе о признании Фейсала королём Сирии (без прибрежных районов), Англия была за (не считая Мосула). У англичан в Месопотамии, как мы уже видели, готова была загораться земля: они уже почти два года медлили с созданием арабского правительства (которое обещали в ноте от 7 ноября 1918). В марте 1920 в Дамаске Месопотамский конгресс даже провозгласил королём Месопотамии Абдуллу (брата Фейсала). В конце концов был привлечён крупнейший специалист по вопросу - Лоуренс Аравийский. Он ещё в 1919 году предлагал разделить все эти земли на три части - Северную Сирию Зейда Хашими (под британским влиянием), Ирак Абдаллы Хашими (под прямым британским управлением) и независимое арабское королевство южнее Евфрата (кроме Палестины и Ливана) Фейсала Хашими. При этом все помнили, что хашимиты претендуют ещё и на всю Аравию.

 

Лоуренс предложил компромиссный вариант: возвращение к модернизированному варианту Сайкса-Пико: под мандат Англии переходили Месопотамия и Палестина (с Трансиорданией), под мандат Франции - Ливан (в который включали алавитскую область побережья) и Сирия (с Мосульским вилайетом). В Палестине и Ливане вводились прямые администрации подмандатных территорий (в Палестине - еврейская), а в Месопотамии, Трансиордании и Сирии - подмандатные королевства соответственно Абдаллы, Зейда и Фейсала. "А нефть?" - спросили англичане. "Процент от добычи" - ответили французы. Еврейское лобби Вейцмана, которое с Фейсалом договорилось о мирном сосуществовании в 1919 году, было в целом за. В итоге сторонам удалось договориться о разделе арабских территорий по "плану Лоуренса" - под мандат Англии переходили Месопотамия и Палестина (с Трансиорданией), под мандат Франции - Ливан (в который включали алавитскую область побережья) и Сирия (с Мосульским вилайетом). В Палестине и Ливане вводились прямые администрации подмандатных территорий (в Палестине - еврейская), а в Месопотамии, Трансиордании и Сирии - подмандатные королевства соответственно Абдаллы, Зейда и Фейсала. В апреле 1921 года был создан Эмират Трансиордания во главе с Зейдом I, в мае Лигой Наций было признано Сирийское королевство во главе с Фейсалом, а в августе того же года, после подавления националистических восстаний, к которым руку приложили в том числе советские агенты Блюмкин и Энвер-паша, королём Ирака стал Абдалла.

 

Фейсал, как наиболее известный в Антанте арабский государственный деятель, уже не испытывал иллюзии, что может усидеть на двух стульях (при этом оба - что арабский националистический, что французский экспедиционный - были скорее с пиками). Он, и его премьер Али аль-Рикаби, заключили "соглашение Фейсала-Клемансо" о разграничении территорий и установлении степени влияния Франции на будущую политику Сирии. Фейсал признавал мандат Франции на "опеку" Сирии и на прямое управление Ливаном и алавитской территорией. Однако министр обороны Юсуф аль-Азма не признал капитуляции короля и повел армию к Майсалуну. В то же время правительство Дамаска неохотно удовлетворило французский ультиматум и официально распустило армию. Однако около 3 тысяч сторонников Аль-Азма, плохо вооружённых по сравнению с французской армией, все равно прибыли к Майсалуну. В сражении при Майсалуне французские войска под командованием генерала Мариано Гойбе легко разбили сирийские войска, а Юсуф аль-Азма был убит. 24 июля 1920 года французские войска без сопротивления заняли Дамаск. Фейсал утвердился на сирийском троне, а силы ультранационалистов были разбиты. Правда, у французов впереди были ещё боестолкновения с турками в Киликии и замирение курдов Мосула, так что особенно времени заниматься сирийскими проблемами у них не было, и Фейсалу была предоставлена определённая самостоятельность.

 

Интронирование Абдаллы произошло в процессе подавления масштабнейшего антибританского восстания. Задействовав Индийскую армию, ВВС и потеряв миллионы фунтов, англичане смогли лишь к лету 1921 года подавить восставшие племена Евфрата. Горячий арабский парень Абдалла (ИРЛ был готов воевать с Францией во главе "армии" из 300 человек за поддержку прав на сирийский престол своего брата Фейсала) тем не менее понимал, что без английской помощи очень скоро придут многочисленные и злые икваны, поэтому начал неустанно работать над укреплением своей - и британской - власти. Младший сын Хусейна, Зейд, был назначен эмиром Трансиордании после дополнительной конференции марта 1921 года в Каире, где были чётко разграничены права еврейской палестинской автономии и арабского подмандатного британцам государства. Так, в течение трёх лет, к хиджазскому трону Хусейна добавились ещё три трона его сыновей.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Карта №1. Ближний восток на начало 1921 года. Границы Неджда со всеми соседями сугубо примерные.

5ee8a7fead29f__1.thumb.png.32011566ac15d

 

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ночь или полночь?   

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ночь или полночь?

Вот сразу видно, кто не просыпался утром в воскресенье чтобы засмотреть блок мультов от диснея :)

 

 

Добрый путник, войди в славный град эр-Рияд,
Ты своим не поверишь глазам.
Ждет тебя беспощадный икванский джихад,
Ты готов? Открывайся сезам!

 

Арабская нооооооооооочь!
Волшебный востоооооооооок!
Здесь Неджд и Хиджаз,
Резня и намаз,
И нефть, и песок.
О дивный востоооооооооок!
О сказочный краааааааааай!
Здесь бунт и джихад,
Вас жизни лишат.
Смотри не зевай!

 

Хоть лукав и жесток, но прекрасен восток,
Заряди "Веблей-Скотт" и вперед!
Пусть нас "Сопвич Бульдог" от забот унесет
На восток, куда нефть нас зовет!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Добрый путник, войди в славный град эр-Рияд

:good:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Добрый путник, войди в славный град эр-Рияд

Ага, теперь вспомнил. 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А Ассирийская или курдская республики могут возникнуть?? Конечно в Закавказье и Персии войск РСФСР в самом лучшем случае очень немного - но это все таки русская армия а не персы и не разбегающаяся армия османов

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ассирийская или курдская республики могут возникнуть?

Разве что как автономии в составе подмандатного французам Сирийского королевства. Немного поспойлерю, и расскажу, что глава 4 будет полностью посвящена Ирану, а в третьей будет уделено небольшое количество текста Сирии и нефтедобыче.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Глава 3. Четыре войны Саудитов

 

1. Кувейт

 

Правителя Кувейта беспокоило возвышение Недждийского эмирата. Присоединение племени мутайр, для которого Кувейт был традиционным объектом набегов, к ихванскому движению создавало для него прямую военную угрозу. Под прикрытием защиты и распространения "единобожия" мутайры считали себя вправе грабить Кувейт, страну "многобожников", которая сотрудничала с англичанами. В 1915 г. кувейтцы помогли племени аджман избежать раз­грома, предоставив им убежище на своей территории. Аджманы тогда нехотя подчинились Абд аль-Азизу. Ихванское движение захватило и их, но Абд аль-Азиз собирался разбить племя на два десятка мелких хиджр, разбросанных по внутренним областям Неджда. Не возражая против ихванского движения, аджманы были категорически против расселения за пределы своего дира в провинции аль-Хаса. 

 

На самой границе Кувейта, но в пределах дира мутайр, Абд аль-Азиз устроил хиджру ихванов. Произошло столкновение между кувейтцами и ихванами, которыми командовал Фейсал аль-Давиш, кончившееся разгромом кувейтцев. Учитывая опасность вторжения недждийцев, вокруг г. Эль-Кувейта в течение двух месяцев возвели оборонительную стену. Стороны начали переговоры. Салим обратился к англичанам с просьбой о поддержке. Но те потребовали, чтобы враждующие стороны заранее согласились на решение англичан в качестве арбитров. В сентябре 1920 г. эмиры приняли английские требования, но воен­ные действия продолжались. Кувейтцы обратились за помощью к шаммарам, и к ним прибыл отряд, посланный из Хаиля. Ибн Сауд приказал Фейсалу аль-Давишу двинуться на Кувейт. В сентябре 1920 г. ихваны из пле­мени мутайр числом примерно 4 тыс. появились в нескольких километрах южнее г. Эль-Кувейта. 

 

В октябре 1920 г. Фейсал аль-Давиш под Эль-Джахрой атаковал и разгромил шаммарско-кувейтские силы, хотя и сам понес большие потери. Салим засел в крепости и стал вести переговоры, чтобы выиграть время; одновременно он обратился за помощью к англичанам. В октябре, решив помочь своему протеже, они направили к побережью Кувейта корабли и пригрозили вмешаться в конфликт на стороне Кувейта. Саудиты были вынуждены отойти. 

 

2. Джебель-Шаммар

 

К этому времени разногласия между семьями Субханов и Рашидидов дошли до точки кипения (звучит "Танец с саблями"). В 1919 г. Сауд аль-Субхан бежал в Зз-Лубайр. Его пост везира перешел к некоему Аккабу ибн Иджлю, который стал искать контакты с Абд аль-Азизом. В конце марта 1920 г. шаммарский эмир Сауд ибн Абд аль-Азиз был убит своим двоюродным братом Абдаллахом ибн Талялем, которого, в свою очередь, застрелил одни из слуг Сауда. В результате место эмира перешло к Абдаллаху ибн Митабу ибн Абд аль-Азизу.

 

Эмир Неджда получил сведения, что при дворе Рашидидов было много сторонников шерифской семьи, и в условиях, когда англичане готовили Абдалле Хашими трон короля Ирака, опасность объединения старых противников Саудидов была реальной. В марте — апреле 1921 г., заключив мирное соглашение с представителем Кувейта, Абд аль-Азиз решил предпринять поход против Хаиля. В это время Центральная Аравия была пновь поражена сильной засухой, цены выросли, и это усугубило трудности Джебель-Шаммара. В апреле — мае 1921 г. отряды Ибн Сауда нанесли поражение шаммарским племенам и появились под стенами Хаиля. Началась длительная осада. Правитель Джебель-Шаммара, Абдаллах ибн Митаб ибн Абд аль-Азиз, решил отсидеться за толстыми стенами Хаиля, но когда в городе подошло к концу продовольствие, он послал делегацию для переговоров. Он был готов согласиться на то, чтобы эмират Джебель-Шаммар ограничивался городом Хаилем и территорией племени шаммар. Однако, чувствуя свою силу, Иби Сауд требовал полной капитуляции.

 

В течение нескольких месяцев продолжались стычки между противниками без существенных результатов. К недждийцам прибыли подкрепления во главе с сыном Абд аль-Азиза Саудом, который возглавил недждийское войско. Хотя жители Хаиля смогли добыть достаточно продовольствия, чтобы выдержать осаду, в самом городе не утихала междоусобная борьба. Хаильская знать прогнала Абдаллаха ибн Митаба и посадила на его место Мухаммеда ибн Таляля (брата Абдаллаха ибн Таляля), который до того был в заточении. Абдаллах ибн Митаб попросил убежища у эмира Эр-Рияда. Осада пока что кончилась ничем, и Абд аль-Азиз приказал своему сыну вернуться в столицу.

 

В августе 1921 г. Абд аль-Азиз вернулся под Хаиль с войском, насчиты­вавшим, по некоторым данным, около 10 тыс. человек, включая ихванов во главе с Фейсалом аль-Давишем. Положение щаммаров становилось безнадежным 18. Через два месяца осады знатные жители направили для переговоров одного из членов клана Субхаков и договорились о сдаче. В назначенное время ворота Хаиля были открыты перед войском Абд аль-Азиза. Ибн Таляль, который всё это время вёл спешные переговоры с англичанами и Хашимитами, не стал запираться в крепости в безнадёжной осаде, а скрытно (не без участия английских агентов) выехал с семьёй в Хиджаз. В Мекке он принёс вассальную клятву королю Хусейну, а его дочь, Ватфа бинт Мухаммед бин Таляль аль-Рашид, согласно договору, должна была стать супругой Абд аль-Иллаха, сына Али и внука Хуссейна.

 

1 ноября 1921 г самостоятельный эмират Джебель-Шаммар перестал существовать. 2 ноября жители Хаиля принесли присягу верности Абд аль-Азизу, который назначил губернатором своей новой провинции Ибрагима аль-Субхана. Эмир Неджда запретил грабежи в городе и даже передал голодающим кое-какое продовольствие. Больше всего за свою судьбу опасались шииты, но Ибн Сауд издал указ, гарантировав им защиту. Характерно, что ихваны не были согласны с терпимостью своего эмира и открыто его критиковали за такое попустительство неверным. 

 

2.5. Набеги

 

После завоевания Джебель-Шаммара Недждийский эмират столкнулся с тремя враждебными ему государствами, в которых правила семья Хашимитов, не только на своих западных, но и на северных границах. Так как Ирак и Трансиордания фактически находились под английским контролем, Абд аль-Азиз все свои дальнейшие шаги предпринимал с учетом британской политики. Границы Джебель-Шаммара с Ираком и Трансиорданией не были определены. Но дело еще было и в том, что в глазах аравийских правителей вопрос о твердо установленной сухопутной границе был несколько новым. Ибн Сауд считал, что ему подчиняются все племена конфедерации шаммар и аназа и, таким образом, его сюзеренитет распространяется на часть территории, которую англичане считали входящей в Ирак. Кроме того, в Ирак откочевали некоторые шаммарские и другие племена, отвергавшие притязания на них Саудидов.

 

Межплеменные разногласия и стычки привели к усилению трений между Ираком и Недждом. Осенью 1921 г. Юсеф ибн Саадун был назначен командующим только что сформированным верблюжьим корпусом Ирака. Но его личным врагом был шейх племени зафир Хамуд ибн Сувайт, который бежал в Эр-Рияд к Абд аль-Азизу и вернулся через некоторое время со сборщиками закята, посланными риядским эмиром. К Хамуду присоединился отряд ихванов из племени мутайр во главе с Фейсалом аль-Давишем, они напали на лагерь Юсефа в марте 1922 г. и истребили почти всех его воинов. На помощь иракцам англичане послали авиа­цию. Ибн Сауд утверждал, что не имеет понятия о действиях ихванов, хотя никто его слова не принял всерьез. 

 

В июле 1922 г. ихваны начали продвигаться на северо-запад, в Трансиорданию. После захвата оазиса Джауф в июле 1922 г. они столкнулись с патрулями трансиорданского эмира. Затем они захватили оазисы Тайма и Табук и заставили их жителей платить закят Эр-Рияду. Далее ихваны продвинулись в Вади-Сирхан, который раньше также был частью Джебель-Шаммара, и вскоре атаковали оазис Бани-Шакир. Это уже приблизило их к столице Трансиордании Амману. Одновременно недждийцы выходили на границу с Сирией, французской подмандатной территорией, и разрывали прямую связь между британскими владениями. В то время англичане изучали вопрос о строительстве железной дороги из Палестины в Ирак как раз по этому коридору, поэтому они начали действовать. 21 ноября 1922 г. Кокс и Абд аль-Азиз начали шестидневные переговоры в Эль-Укайре. Их результатом были укайрские протоколы, подписанные 2 декабря 1922 г. Их подписание означало определенный успех английской дипломатии, которая заставила султана Неджда признать границы подмандатного Ирака. Соглашение о границе с Трансиорданией не было достигнуто. В начале 1923 г. небольшая группа ихванов совершила новый набег на Трансиорданию. Они были схвачены, и одиннадцать из них казнили в Аммане. Тем временем племена, жившие на границе Ирака и Неджда, те самые племена, чью судьбу решили за них в Эль-Укайре, продолжали сводить свои счеты. Юссеф ибн Саадун смог мобилизовать группу ихванов, чтобы напасть на своих противников из племени зафир, но Абд аль-Азиз, узнав об этом рейде, направил отряд, чтобы наказать его. Тогда Юсеф бежал вместе со своими сторонниками (в том числе и ихванами) и попросил убежища у иракского правительства.


 
В декабре 1923 г. в Кувейте по английской инициативе состоялась конференция представителей Трансиордании, Ирака и Неджда, целью которой было урегулирование спорных вопросов, но стороны ни до чего не договорились. Взаимные рейды племен через формально установленную границу продолжались, и в марте 1924 г. Абд аль-Азиз приказал Фейсалу аль-Давишу наказать племена, которые совершали набеги против Неджда с территории Ирака. Конференция в Кувейте возобновилась в марте 1924 г. и продолжалась до апреля, но также без результатов. В середине августа большое соединение ихванов через Вади-Сирхан направилось к Амману. Они прошли под самым фортом в Кафе, недавно построенном англичанами, но так как у его гарнизона не было связи, то их появление в нескольких километрах от Аммана оказалось неожиданным. Используя самолеты, броневики, а также подразделения арабского легиона (который более чем наполовину был укомплектован чеченцами), англичане отогнали ихванов, нанеся им значительные потери. 

 

3. Хиджаз.

 

Хотя к лету 1924 г. обстановка на границах с Иордаиией, Ираком и Кувейтом оставалась напряженной, внимание эмира Неджда все больше приковывал Хиджаз. Уже многие годы недждийцы с вожделением смотрели на священные города Хиджаза, а их лидеры подсчитывали возможные доходы от паломников и от таможни в Джидде. Религиозный энтузиазм и фанатизм сочетались с завоевательными планами правящей недждийской аристократии. Отношения между Недждом и Хиджазом после битвы при Турабе оставались исключительно напряженными. Особенно напряжение усилилось после захвата саудитами северного Асира. После падения Хаиля Абд аль-Азиз подготовил войско в составе примерно 6 тыс. человек, во главе которого формально встал его сын, подросток Фейсал, а фактически — Ибн Лювай. Они двинулись из Эр-Рияда в июне — июле 1922 г. По пути к войску присоединилось 4 тыс. бедуинов племен кахтан, захран и шахран. Захватив оазис Биша, Фейсал в сентябре—октябре 1922 г. подошел к Абхе и взял город без боя. Хасан аль-Аид бежал в горы. Поптыка короля Хиджаза вмешаться на его стороне окончилась неудачей, и отряд хиджазцев был разгромлен ихванами. Установив контроль над этой частью Асира, Фейсал назначил Саада ибн Уфайсана эмиром Абхи, оставил с ним гарнизон и в январе 1923 г. вернулся в Эр-Рияд.

 

К 1923 г. стало ясно, что приближается военное столкновение между королем Хусейном и Абд аль-Аэизом. В Хиджазе росло недовольство его властью. Коррупция и взяточничество все больше разъедали государственный аппарат. Собирая обычный налог с паломников, король увели­чил и закят, чтобы укрепить свои вооруженные силы. Попытка посылать войска для сбора налогов вызвала возмущение племен. Много недовольных бежало в Неджд. Король Хусейн все еще считал Асир своим владени­ем, и в апреле 1923 г. военный отряд из Хиджаза безуспешно осаждал Абху

 

Отношения короля Хусейиа с англичанами ухудшались. В знак протеста против передачи Сирии французам и мандата на Палестину англича­нам он отказался ратифицировать Версальский договор. В 1921 г. Лоуренс привез Хусейну предложение об англо-хиджазском договоре. Правители Мекки должен был получить английские субсидии и заключить воен­ный договор с Великобританией, а в обмен признать ее особые интересы в Хиджазе. Хусейн подчеркивал: не может быть мира в Палестине, пока арабы подозревают, что конечной целью сионизма является создание на ее территории еврейского государства за счет их национальных чаяний. Король Хиджаза не подписал договор и призвал премьер-министра Великобритании выполнить обещания, данные во время войны, но ответа так и не получил. Все эти трения отошли на второй план после того, как в марте 1924 г. Хусейн провозгласил себя халифом (в это время халифат был ликвидирован в Турции, ставшей республикой). Принятием титула халифа он надеялся укрепить свою власть и подтвердить претензии на роль государя всех арабов, во всяком случае к востоку от Суэца. В июле 1924 г. Хусейн вновь отказался подписать англо-хиджазский договор.

 

В июле 1924 г., Абд аль-Азиз собрал лидеров ихванов, которые прибыли в Эр-Рияд, чтобы решить с ними вопрос о завоевании Хиджаза. Его призыв к джихаду был воспринят с энтузиазмом. Ихваны хотели "очистить" священные города в богоугодной войне, вознаградив себя материальной добычей за религиозное рвение. Абд аль-Азиз решил нанести удар прежде всего по Эт-Таифу, горному курорту недалеко от Мекки, и проверить реакцию на это Великобрита­нии. 5 сентября 1924 г. ихваны ворвались в Эт-Таиф, где остановились, ожидая распоряжений Абд аль-Азиза.  Три дня в городе шел грабеж, творились насилия и убийства. Сын короля Хусейна, Али, пытался собрать войско в Хадде, чтобы задержать продвижение ихванов на Мекку, но в конце сентября потерпел новое поражение.

 

Положение Хусейна стало безнадежным, и на этот раз знать Хиджаза, включая клан шерифов, улемов и крупных торговцев, собралась в Джидде и решила низложить Хусейна, надеясь умиротворить Ибн Сауда. После долгих уговоров король согласился расстаться с троном, и 6 октября 1924 г. Али был объявлен королем Хиджаза. Хиджазская знать создала национальный представительный совет — маджлис и Хиджаз стал своего рода "конституционной монархией". Через три дня Хусейн был отправлен с багажом в Джидду, а в середине октября он отплыл в Акабу, откуда англичане переправили его на Кипр.

 

4. Четверо на одного

 

Первое, что сделал новый король - это возобновил переговоры с англичанами. Али был консерватором, как и его отец, но под воздействием примеров своих младших братьев, королей Сирии и Ирака и эмира Трансиордании, он склонялся к сотрудничеству с англичанами. Но пока шли переговоры, ихваны уже приблизились к Мекке. Али был вынужден отойти в Джидду с отрядом в 400 чело­век. В середине октября 1924 г. ихваны вошли в священный город. Члены хиджазского маджлиса попытались провести переговоры. Ибн Сауд настаивал на том, чтобы Али покинул Хиджаз. Представители хиджазской знати в октябре 1924 г. вернулись в Джидду и попросили Али отречься от престола. Начались переговоры между его сторонниками и противниками, после чего маджлис был вынужден самораспуститься, а в декабре 1924 г. значительное число противников Али оказалось в тюрьме. 5 января 1925 г. объединенное войско ихванов появилось под стенами Джидды, и началась осада, которая с перерывами продолжалась почти год.

 

Англичане, вполне удовлетворённые опытом работы с Мухаммадом и Зейдом Хашимитами, в целом были не против поддержки Али. Усиление саудитов и их арабская гегемония не была им на руку. В конце концов на чашу весов легло пёрышко - в эр-Рияде открылось советское посольство (НКИД решил подстраховаться и заранее поздравить победителя борьбы за Аравию). В конце декабря 1924 года было подписано англо-хиджазское соглашение, согласно которому Али отказывался от притязаний на Сирию, Ирак и Иорданию, признавал соглашение Вейцмана-Фейсала, и передавал англичанам в концессию постройку железной дороги до Мекки.

 

Великобритания не хотела открыто вмешиваться в конфликт, поэтому постарались решить дело миром. В апреле 1925 года состоялась встреча министра ино­странных дел джиддинского правительства, аль-Хатыба с Ибн Саудом, впрочем, безрезультатная. Одновременно с этим продолжились набеги на Ирак. Ихваны продвинулись за Вади-Сирхан до сирийской границы и отрезали Трансиорданию от Ирака. Опять британские ближневосточные владения могли оказаться территориально разделенными, и на этот раз Абд аль-Азиз не смог усмирить икванов простым окриком - видя, что эмир вместо того чтобы взять Джидду и покарать нечестивцев вступает с ними переговоры, те вышли из-под контроля Сауда, и начали набеги уже на сирийскую территорию. Этого терпеть было нельзя (трения между союзниками перед Локарно и так были довольно серьёзными), и англичане спустили своих арабских бульдогов с поводка.

 

Летом 1925 года осада с Джидды была снята по причине летней жары. В это самое время правители Ирака и Кувейта договорились о военном союзе против икванов, и под предлогом защиты территории от икванских набегов, иракские войска при поддержке британской авиации заняли север аль-Хасы. Одновременно с этим Арабский легион иорданского эмира приступил к изгнанию икванов из сирийской пустыни, перерезав пути отступления на эль-Джауф и Сакаку. Сауду пришлось бросить войска во главе со своим сыном Мухаммедом, подготовленные для взятия Медины, на север. Осенью в бой вступили сирийские войска, "одолженные" Фейсалом Хашими старшему брату - в основном это были набранные из курдов и ассирийцев наёмники, последние несколько лет служившие в охране нефтяных месторождений. К началу декабря икваны оказались выбиты из обитаемых мест в пустыню Нефуд, а король Ирака Абдалла занял большую часть аль-Хасы под молчаливое одобрение англичан.

 

Абд аль-Азизу нужно было либо смириться с потерей всего севера, либо снимать войска с хиджазского фронта и отбивать нападение. Но бросить Мекку он не мог, тем более что 11 декабря он принял присягу от жителей и священнослужителей Мекки. Икваны, составлявшие большинство саудовского войска, с каждым получением новых новостей с севера вели себя всё хуже. В Мекке они разрушили памятник над местом рождении пророка, дома Хадиджи и Абу Бакра, разбили все зеркала в городе и перевели все оконные и дверные рамы на костры. Халид ибн Лювай приказал сжечь значительное количество табака, принадлежавшего богатым мекканским импортерам. Они пожаловались Абд аль-Азизу, и тот отменил приказ Халида, что, естественно, икванам очень не понравилось. Ибн Лювай был снят с поста губернатора Мекки и отправлен с армией на север, где к февралю 1926 года иракские войска могли свободно дойти при желании до эр-Рияда и до Хаиля, но пока опасались мятежа племён в своём тылу, и ограничились захватом аль-Хасы до аль-Хуфуфа. Ополовинив своё войско на юге, саудиты ослабили осаду Джидды, куда несколько раз прорывались крупные (до 1000 человек) наёмные отряды с провизией и амуницией. В конце концов, в апреле 1926 года осаду пришлось снять совсем - по всему саудитскому северу заполыхал мятеж только недавно покорённых шаммаров - домой вернулся Мухаммед ибн Таляль. Это был провал. В начале лета Абд аль-Азиз запросил у англичан посредничества в мирных переговорах с Хашимитами.

 

На переговорах в ещё недавно залитом кровью Эт-Таифе Неджд фактически вернулся к состоянию 1918 года. Хаиль и племена шаммаров переходили под руку Хиджаза, земли к северу от Большого Нефуда делились между Трансиорданией и Ираком. Ирак же закреплял за собой спорные территории к юго-западу и югу от Кувейта - бывшие земли племени аджман. Абха и верхний Асир, а также неподконтрольный пока саудитам Наджран закреплялись за Недждом. Абд аль-Азиз подтверждал англо-недждский договор 1915 года, ставящий его в зависимость от англичан.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Аравия по результатам Таифского мира

5ef4944b755a1_2.thumb.png.44865cee1265a4

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

. В начале лета Абд аль-Азиз запросил у англичан посредничества в мирных переговорах с Хашимитами.   На переговорах в ещё недавно залитом кровью Эт-Таифе Неджд фактически вернулся к состоянию 1918 год

Сауды сдали Мекку без боя? А как на это посмотрели их менее умеренные сторонники?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

А как на это посмотрели их менее умеренные сторонники?

с точки зрения икванов, сие есть один из страшных зашкваров в длинном списке страшных зашкваров, который Абдул-Азизу икванские паханы предъявят на осенне-зимней стреле. Собственно, они и ИРЛ выкатили огромный список - от шайтан-машин еропланов и грузовиков, иблисовых отродий, до наказания братков, замочивших по беспределу египетских паломников. Тут список будет короче, а аргументы - убойнее, ну а потом тёрки перейдут в конкретное мочилово...

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я не могу понять, где то МНВ которое так изменило аравийские расклады? откуда ноги растут?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

откуда ноги растут?

Слегка иное течение Парижской конференции, и более плотная и плодотворная конференция в Сан-Ремо. Представители РСФДР входят в совет министров иностранных дел в Париже, и плотно там работают, и соответственно участвуют в качестве полноправных членов в решении судьбы Османской империи. Например, настаивают на участии тех самых арабов в Сан-Ремо, и, опасаясь продвижения англичан к Кавказу, в мосульском вопросе выступают на стороне французов. А чтобы лучше договориться в условиях новых раскладов, конференция рассматривает все предыдущие варианты, от Сайкса-Пико до предложений Лоуренса. Который и выкатывает в итоге, как крупнейший эксперт по арабскому вопросу, компромиссный вариант. Тем более что близкий друг Лоуренса Фейсал, поучаствовав лично в отличие от РИ в Сан-Ремо, и чувствуя бОльшую дипломатическую поддержку, не мечется между двух стульев - арабского национализма и европейского омандачивания - и соглашается на то, на что он в принципе и так был согласен (метался всю первую половину 1920) - на своё устаканивание на троне Сирии под французским мандатом. Англичане, согласившись с планом Лоуренса, не мечутся с попыткой создания демократического правительства в Месопотамии, а сразу переходят к коронации хашимитского принца. В итоге хашимиты на троне не двух а трёх государств, и на год раньше реала. И немного перемешаны: в Ираке не осторожный и изворотливый Фейсал, а прямой как палка Мухаммад, а в Иордании "вечно четвёртый" Зейд, который хочет хоть чем-то отметиться, чтобы не остаться в тени братьев. Соответственно, англичане привыкают работать с хашимитами, и когда их батька начинает брыкаться, не кидают его в пользу саудитов, а мягко заменяют Али, который гораздо гибче отца. Почему не кидают? Здесь Ирак и Иордания устаканиваются раньше, и икваны на них начинают набигать раньше, плюс Сауд замахивается на Кувейт (как и ИРЛ). Ну и в реале - вишенка на торте - советское представительство открылось в Хиджазе, что стало последней каплей в английскую чашу терпения, а здесь это представительство там уже давно, с Сан-Ремо, а вот в Рияде как раз его нет, и советы, ставя на Сауда в его борьбе с английскими марионетками Хашимитами, прощупывает почву и его таки открывает. Нуууу всё, говорят лайми, и дают отмашку боевым хомякам.

ИРЛ англичане долго колебались между Меккой и эр-Риядом, и выбрали только когда Абдул-Азиз под Джиддой засел, а выручать Хусейна и Али никто не вызвался. Здесь хашимиты сидят прочнее, брату они против бабайки помогут, икваны и Ирак и Иорданию достали хуже горькой редьки, так что если англичане разрешат - будут секир-башка Сауду делать.

 

Фух, когда инфу искал и читал, не оставляло впечатления что читаю про бандитские разборки в 90-х. Почти один в один, только вместо бумеров верблюды, а вместо ТТ и калашей - веблей-скотты и ли-энфильды :) 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

страшных зашкваров в длинном списке страшных зашкваров

А они сами не зашкварились - уйдя их святого города? Или они все-таки не ушли, бумажка подписанная с неверными англичанами их на такой харам не подвигла?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я б еще Трансиорданию прихлопнул for great justice, но это я. 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

А они сами не зашкварились - уйдя их святого города? Или они все-таки не ушли

Тут как - с одного бока на их кочевья набежали иракские войска и недавно выгнанные аджманы, с другого бока в самой Мекке немного возмущались жители, и готовы были открыть ворота полунаёмной армии Али, а там конкретно злые на икванов за убйиства паломников египтяне, и шииты-йеменцы. Икваны очень хорошие воины, но не дураки - в условиях такой зрады со стороны Абдул-Азиза воевать на два фронта не имеет смысла. Сначала надо разобраться с тылами, и спасти стада и семьи от экспроприации со стороны аджманов, кувейтцев, переметнувшихся в Ирак бывших икванов и других желающих. С другой стороны, не дураки-то они не дураки, но целиком на всю куфию отмороженные, так что вполне возможно что часть икванского войска села в осаду в Мекке, и положила на соглашения и на англичан свой шамшир.

.

Я б еще Трансиорданию прихлопнул for great justice

Это в другой АИ, где Сауд победил, но икваны победили и его тоже и устроили масштабный джихад всем окружающим. Правда, там одной Иорданией мир не отделается, чувствую.

Вообще эмир Зейд, в отличие от прямого и резкого старшего брата - персонаж значительно мягче, в Оксфорде опять же учился.

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Это в другой АИ, где Сауд победил,

Это я к тому, что это общее место для всех миров, где Хашимиты сохраняют за собой Хиджаз. Иорданию они при этом теряют, чтобы от жадности не лопнуть. 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Иорданию они при этом теряют, чтобы от жадности не лопнуть. 

В качестве таблетки от жадности можно попробовать сделать мега-Йемен, к примеру. Для противувесу одной британской марионетки другой.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

мега-Йемен

Тоже вариант. Разделяй и властвуй прилумали британцы, а не римляне. 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Глава 4. Распил

 

После разгрома саудитов сила и влияние Хашимитов значительно увеличились. И пусть иракский король Абдалла был, в целом, верным сторонником англичан, отдав им на откуп всю экономику своего королевства, а серая мышка семьи Зейд, эмир Трансиордании, никогда не претендовал на что-либо больше, правитель независимого Хиджаза Али ибн Хусейн аль-Хашими, хоть и формально исполнял требования англичан, фактически стоял на панарабских позициях своего отца. Кстати, титул халифа всех мусульман формально всё ещё сохранялся за Хусейном, пусть он и передал трон в Мекке своему сыну. ИРЛ он от него отрёкся после завоевания Саудом Хиджаза.

 

На титул халифа претендовал также король Египта Фуад. Конституционный монарх, совладелец вместе с англичанами Судана, он фактически, как и Фейсал в Сирии, был раздираем между властью под контролем европейцев и националистическим движением в своей стране. Протекторат Англии над Египтом был отменён в 1921 году, после мощного восстания (инспирированного самим же Фуадом через партию Хизб аль-Вафд и её лидера, Саада Заглуль-пашу), под давлением которого султанат Египта и Судана под протекторатом Англии превратился в королевство Египта и Судана, независимое, но сохранившее присутствие британских войск и флота. Заглуль-паша и его партия получила 90% на парламентских выборах, сам Заглуль стал премьером. Однако после националистических выступлений, кончившихся гибелью британского офицера, Англия выдвинула Египту ультиматум, согласно которого, националистический парламент распускался. На протяжении следующих нескольких лет Фуад то разгонял парламент с помощью англичан, то снова делал Заглуля премьером, чтобы не давать англичанам слишком много влияния. Мазохистское танго продолжалось и после смерти Заглуля в 1927 году, пока в 1930 Фуад всё-таки не выбрал один из двух стульев, и не принял новую конституцию, делающую его фактическим диктатором Египта (на английских штыках). Судан был при этом аннексирован Англией. При всём при этом Фуад не забывал и о внешнеполитических делах. Агрессивные панарабские намерения Сауда под ваххабитским знаменем были для него явно неприятны, и, воспользовавшись формальным предлогом избиения паломников, в 1925 году Фуад отправил некоторое количество египетских солдат сражаться в армии Али. Нацеливаясь на титул халифа, король Египта заигрывал с Индийским халифатским комитетом, мусульманской частью ИНК, который с возмущением отнёсся к провозглашению Хусейном самого себя халифом. После Таифского мира, когда ваххабитская угроза была устранена, отношения между Хиджазом и Египтом обострились. Чрезвычайно похожие друг на друга государства - арабские формально конституционные, фактически диктаторские монархии, претендовали на лидерство в мусульманском мире. 

 

Одновременно начали происходить события и с другой стороны карты. По договору с Ибн Саудом от 1920 г. Мухаммед аль-Идриси сохранил свой сюзеренитет над Южным Асиром и частью йеменской Тихамы. Но после неудачной попытки завоевания Хиджаза ситуация начала радикально меняться. Имам Йемена Яхья, воспользовавшись тем, что недждийцы были скованы войной в Хиджазе, в апреле 1925 г. присоединил к своим владениям Ходейду и часть Тихамы. Отношения между Ибн Саудом и Яхьей стали обостряться. После взятия Ходейды войско Ахмеда, сына Яхьи, выступило на север и угрожало основным асирским центрам — Джизану, Эс-Сабье, Абу-Аришу. Имам Яхья явно намеревался присоеди­нить к Йемену весь Южный Асир. Опасаясь йеменцев, новый эмир Асира аль-Хасан аль-Идриси искал покровителей. Саудиты были заняты внутренней войной с икванами, но хашимиты, претендующие на общеаравийскую гегемонию, явно были не лучше. Аль-Идрисси метался между двумя непримиримыми врагами, а время уходило. В июне 1927 г. в Сану прибыла саудовская делегация для переговоров. Абд аль-Азиз в преддверии икванских мятежей явно не горел желанием воевать на два фронта. Яхья настаивал на том, что Асир — часть Йемена, отторгнутая в прошлом "узурпаторами и пришельцами" Идрисидами. Саудиты доказывали, что эта область не связана с Йеменом, и требовали возвращения значительных асирских территорий вплоть до Баджиля, занятых йеменской армией в 1925 г. Но уже осенью саудитам стало не до Асира, и у йеменцев оказались развязаны руки. Англичане, вначале относившиеся к претензиям Яхьи сугубо негативно, постепенно изменили своё мнение: кажущаяся марионетка Али ибн Хусейн оказывал помощь икванам в борьбе против поддержанного англичанами Сауда, и возникла возможность выпадения Хиджаза из британской сферы. К тому же вокруг Йемена начали виться итальянцы, заключив в сентябре 1926 года итало-йеменский договор, с явным намерением расширения своего влияния. Основным камнем преткновения стали претензии Яхьи на Асир и на протектораты Хадрамаута. Все попытки заключения соглашений ни к чему не привели, однако, воспользовавшись отвлечением англичан на помощь Сауду, Йемен смог захватить остатки Асира и Наджран, распространив своё влияние далеко в пустыню Руб-эль-Хали. 

 

Поражение в войне, посредничество англичан при определении границ с Кувейтом, Ираком и Хиджазом, да и вообще модернистская (с точки зрения икванов) политика довели отношения между центральной феодальной властью и ихванами до точки кипения. Часть войска икванов отказалось уходить из Мекки осенью 1926 года, и села в осаду, причем аль-Сауд во время мирных переговоров от них открестился. Икваны племени мутайр также потеряли пастбища на границах с Кувейтом, а согласие Ибн Сауда запретить набеги через границы Кувейта, Ирака и Иордании лишило их возможности поправить свое материальное положение за счет грабежа "неверных". В условиях усугублявшегося кризиса верблюдоводства, неразвитого оазисного земледелия в хиджрах газу под благочестивым лозунгом казался икванам естественным выходом из нищеты и голода. Масла в огонь подливало терпимое отношение Ибн Сауда к шиитам аль-Хасы и Эль-Катифа. Одно из противоречий движения ихванов состояло в том, что его вождями были феодально-племенные шейхи, которые стремились к тому, чтобы превратиться в независимых феодальных правителей. Демократичное по своему составу и ряду требований ихванское движение стало служить феодально-племенному сепаратизму. Одним из главных лидеров "братьев" был блестящий воин и военачальник, главный шейх племени мутайр Фейсал аль-Давиш, который вскоре после падения Джидды в конце 1925 г. удалился в свою ставку в Эль-Артавию смертельно обиженнный на Абд аль-Азиза. На это наслаивался затухший было антагонизм между племенем мутайр и Саудидами. В оппозиции к Ибн Сауду оказался шейх утайба Султан ибн Хумайд ибн Биджад, хотя главой этого племени он стал с помощью Абд аль-Азиза. Среди племен Центральной Аравии атайбы были самым сильным и многочисленным племенем после аназа. К движению против Ибн Сауда позднее присоединился один из шейхов руала. Таким образом, племена к востоку, северу, западу и юго-западу от Эр-Рияда становились враждебными центральной власти, а лояльными оставались только племя аназа (из которого и происходили саудиты).

 

Фейсал аль-Давиш

AlDawish.thumb.png.26c71c21743648affea31

 

...и его противник Абд-аль-Азиз аль-Сауд

alSaud.thumb.png.fa3a315057d44558bc45bf9

 

Осенью 1926 года Фейсал аль-Давиш и Ибн Биджад провели совещание в Эль-Гатгате. Они разработали список претензий к Абд аль-Азизу, который лег в основу обвинении короля, на общем собрании икванских лидеров мутайров и утайба в ноябре — декабре 1926 г. в Эль-Артавии. Аль-Саул обвинялся в измене делу ислама, в оставлении Мекки, в соглашении с неверными, в терпимом отношении к шиитам, в установлении таможенных налогов на мусульман Неджда, ну и по мелочи - в введении телеграфа, телефона и автомобиля на земле ислама. В конце января 1927 г. в столице собралось около 3000 икванов. Открытого бунта еще не было, и Ибн Сауд искал компромисса. Он согласился уменьшить налоги, отказаться от радио и автомобилей. В феврале 1927 г. риядские богословы, обеспокоенные ихванскими требованиями, выпустили фетву. Они посоветовали имаму разрушить мечеть Хамзы, заставить шиитов принять ислам или изгнать их из государства. Абд аль-Азиз пытался изолировать Фейсала аль-Давиша, которого он считал своим главным противником. Но  движение против аль-Сауда не ограничилось икванскими племенами. Весной 1927 г. был раскрыт заговор с целью убить его сына Сауда в Эр-Рияде и Абдаллаха ибн Джилюви в Эль-Хасе. Среди заговорщиков якобы был брат Абд аль-Азиза Мухаммед, а также сын Мухаммеда Халид. Не решаясь бросить открытый вызов королю, Фейсал стал готовиться к набегам на Ирак. Он рассчитывал обеспечить добычей своих последователей и заставить короля или вступить вместе с ним, или доказать, что он уже не является борцом за дело Аллаха. В начале апреля группа из 400 мутайров совершила налет на иракскую территорию к западу от Эль-Саффании. Абд аль-Азиз уведдмил и иракское и кувейтское правительства, что эти рейды происходят вопреки его личным приказам. С марта 1926 г. британские самолеты активно использовались против икванов. Но в море пустыни трудно было отличить ихванов от членов других племен, в результате бомбардировок гибли мирные жители. Набеги ихванов продолжались до февраля.

 

В 1926 г. Аль-Сауд больше полиостью не контролировал ситуацию. Икваны в результате поражения в Хиджазе были отравлены недоверием к аль-Сауду. Они понимали, что были основой его армии и у него не было регулярных сил, чтобы призвать их к порядку. Просто восстать против аль-Сауда было трудно. Он был имам, и религиозные чувства жителей Неджда были на его стороне. В январе 1927 г. англичане предупредили Абд аль-Азиза, что, если он не остановит набегов, авиация будет использоваться против ихванов в полной мере. Сауд не мог признаться другим государствам, что он не контролирует своих подданных. Утверждать, что он полностью контролировал их, значило бы принимать на себя вину за рейды ихванов. В начале февраля 1927 г. в Бурайде состоялась новая встреча с ихванами, но Фейсал аль-Давиш и Ибн Биджад не явились в город, а Абд аль-Азиз отказался от встречи с ними в пустыне. Главные вожди ихванского восстания уже составляли планы раздела владений Ибн Сауда между собой. Фейсал аль-Давиш должен был стать правителем северного Неджда и Аль-Хасы, Ибн Биджад — южного Неджда и Асира. С началом сезона выпаса стало ясно, что гражданская война неизбежна. За Ибн Саудом пошли часть племени утайба во главе с Абдуррахманом ибн Рубайином — соперником Ибн Биджада, значительная часть племени зафир, часть племени аназа из Хиджаза, а также вульд сулейман, факир и другие. Основу войска составили оседлые жители Неджда.

 

В начале марта 1927 г. Ибн Сауд выступил в поход. Ибн Биджад и Фейсал собрались у колодцев в Сибиле. Последовал период переговоров. Фейсал даже посетил лагерь Абд аль-Азиза, затем вернулся к своим ихванам. На следующий день 31 марта 1927 г. произошла битва при Сибиле, окончивашяся вничью. Фейсал аль-Давиш был ранен, но остался в строю. Однако, ненадёжный Ибн Биджад вместе со своими людьми вернулся в Эль-Гатгат, считая, что война проиграна. Опасаясь разгрома, аль-Давиш отступил на север, к кочевьям мутайр. Когда король узнал, что Фейсал ранен, он смягчился, простил Фейсала и даже отправил ему своего личного врача. Видимо, это было сделано не только для того, чтобы вылечить Фейсала, но чтобы определить, насколько тяжело он ранен. Во всяком случае Абд аль-Азиз посчитал, что Фейсал как соперник для него больше не существует. Считая, что с восстанием ихванов покончено, король вернулся в эр-Рияд.

 

В это самое время икваны получили неожиданное подкрепление. С территории Кувейта а также с территории, отошедшей Ираку по итогам войны, на север Неджда откочевала часть племени аджман, частично состоявшего в икванах. Англичане и кувейтцы изгнали их, опасаясь поддержки икванских рейдов. Возглавлял их Зайдан ибн Хисляйн. Абдаллах ибн Джилюви направил своего сына Фахда с войсками перехватить аджманов. Фахд решил что наилучшим выходом привести аджман к покорности будет захват в плен ил лидера. Он заманил Зайдана на встречу в открытой пустыне и затем схватил его. Икваны Ибн Хисляйна, обнаружив, что их вождь не вернулся, немедленно окружили лагерь Фахда, который  приказал  убить Зайдана и пять его спутников. В последующей битве Фахд был убит, а родственник Зайдана Найиф ибн Хисляйн, который сначала выступал против икванов, переметнулся к восставшим. Аджманы двинулись в Эль-Хасу и присоединились там к своим немногочисленным соплеменникам. В результате, бедуины Северо-Восточной Аравии настроились против Абд аль-Азиза. Фейсал аль-Давиш, решивший снова поднять знамя  восстания, присоединился к аджманам, и в середине июля они перерезали дорогу Эр-Рияд — Хуфуф. Утайбы прервали связи между Хиджазом и Недждом. Целью аджманов было напасть на Эль-Катиф и прибрежные города Эль-Хасы. В сентябре аль-Сауд решил расправиться с повстанцами. Он призвал эмиров Эль-Катифа, Эль-Хасы, Касима и Саиля снабдить его людьми, деньгами и оружием, мобилизовал жителей Неджда из горожан и бедуинов. В сентябре произошло крупное сражение. Войско, возглавляемое Ибн Мусаидом, было разгромлено мутайрами под командованием Абд аль-Азиза, сына Фейсала. Через несколько дней часть племени утайба, связанная с саудитами, была разгромлена своими соплеменниками-икванами. В стране шла гражданская война. Повсюду убивали сборщиков налогов. Караванные связи Хиджаза, Неджда и Эль-Хасы стали ненадежными. Король Неджда договорился о покупке четырех аэропланов и 200 автомобилей, но было поздно - лишь в конце 1927 года этот заказ был передан торговым компаниям, а самолёты прибыли только в 1928 году, когда в них уже не было нужды.

 

В декабре объединённое войско икванов из племён мутайр, утайба, аджман, начало наступление на эр-Рияд. Англичане оказывали саудитам помощь вооружением и боеприпасами. Однако, этого было недостаточно, тем более что Али, король Хиджаза, тайно делал то же самое через территорию шаммаров для икванов. В ночь на 1 января 1928 года состоялось Новогоднее сражение под эр-Риядом. Поставив в центре пехоту из жителей Неджда, а во главе отдельных колонн своих братьев или сыновей, аль-Сауд стал наступать. На его флангах было бедуинское ополчение. В тяжёлой борьбе битва была саудитами проиграна, а сам король тяжело ранен в живот. Сын короля Сауд с жителями Эр-Рияда и королевской гвардией прорвался сквозь кольцо окружения, вывозя тяжело раненого отца и семью. В январе тяжелораненный Абд аль-Азиз был доставлен в Катар, откуда его на самолёте перевезли в Басру. Прикрывавший отход ибн Джилюви был захвачен в плен и жестоко убит аджманами. В январе в эр-Рияде прошло собрание победителей. Фейсал аль-Давиш, Найиф ибн Хисляйн, а также переметнувшийся обратно Ибн Биджад делили саудовское наследство. Разумеется, уже не шло речи о передаче Ибн Биджаду какого-либо собственного участка для правления. Опасаясь убийства, а также будучи глубоко обиженным, Ибн Биджад бежал в Хиджаз, где с частью племени утайба принёс присягу Али. Оставшаяся территория Неджда, за исключением Аль-Хасы, которая передавалась ибн Хисляйну, отходила аль-Давишу. Фейсал "убедил" имамов и кади признать себя королём Неджда. Первым делом новый король объявил, что у того, кто участвовал в борьбе на стороне саудитов, конфискуется имущество, верблюды, лошади, оружие; у того, кто не участвовал активно в восстании, но уличен в связях с бунтовщиками, отнимаются верховые верблюды, лошади, винтовки; все,что берется у бунтовщиков, придет на  вознаграждение тех, кто участвовал  в  боях  на  стороне икванов. Жители всех хиджр, где преобладало "разложение", изгонялись без права собираться в одном месте. Радио, телеграф, автомобили и самолёты уничтожались. Икваны из племени мутайр, получив огромные богатства, и чувство глубокого морального удовлетворения, прекратили набеги на нищие окраины Ирака.

 

20 марта 1928 г. Фейсал аль-Давиш прибыл в Рас-Таннуру. Его приняли на борт английского корабля, где состоялась его встреча с верховным комиссаром в Ираке Ф. Хамфрисом и королем Ирака Абдаллой. Во время трехдневной встречи короли обменивались упреками, но в конце концов общие интересы взя­ли верх, и они договорились заключить договор о дружбе и добрососедстве, который был подписан несколькими неделями позднее по настоянию англичан. Оба короля решили признать друг друга в качестве правителей соответствующих государств, обменяться дипломатическими представительствами и взаимно уважать племена и территории, на которые распространялся суверенитет другой страны. На несколько лет новый король получил внешнеполитическую передышку, которую мог использовать для укрепления собственной власти. 1 апреля между англичанами и аль-Давишем  был заключен "Договор о дружбе и добрых намерениях". Этот договор, срок действия которого устанавливался на семь лет, отменил соглашение 1915 г. и признал "полную и абсолютную независимость" короля Неджда. Формально не предусматривалось никаких специальных привилегий для Великобритании, но Фейсал обязался признавать ее особые отношения с княжествами Персидского залива и аденскими протекторатами. Не признавая присоединения бывшей территории аджманов к Ираке, король, однако, обязался соблюдать статус-кво впредь до окончательного определения хиджазско-иракской границы. Фейсал аль-Давиш требовал и выдачи Абд аль-Азиза, но опоздал. Пока шли переговоры, бывший король Неджда скончался от перитонита. До своего смертного часа он сохранил твердость духа и скончался, пообещав защищать свое дело против аль-Давиша на страшном суде. Так окончилась жизнь одного из самых выдающихся вождей бедуинов и, может быть, последнего крупного представителя ушедшей эпохи. Впрочем, Фейсал аль-Давиш ненадолго его пережил. 3 октября 1931 года он скончался от аневризмы сердца, и королём Неджда стал его сын, 27-летний Абдул-Азиз бин Фейсал аль-Давиш, один из лидеров икванов. Неджд на долгие годы вперёд стал радикально-ваххабитским государством без малейших признаков модернизации.

 

В отличие от Фейсала, обуздавшего своих икванов, дела у ибн Хисляйна пошли не так хорошо. Население аль-Хасы было шиитским, и в основном городским, и откочевавшим туда аджман пришлось противостоять совершенно чуждым людям. К тому же, обиженный на англичан ибн Хисляйн, и не подумал заключать с ними какое-либо соглашение. В этом была его ошибка. Массовое восстание, "стихийно" возникшее по всей территории, было поддержано иракскими войсками. Король Абдалла, большинство населения королевства которого составляли шииты, с удовольствием воспользовался возможностью устранить икванскую угрозу и заодно прирасти новой территорией. Аджман либо сдались, либо оказались выдавлены на юг, Аль-Хаса была присоединена к Ираку, а англичане получали в аренду на 99 лет порт Рас-Таннура. Вытесненные на восток пустыни Руб-эль-Хали аджманы к середине 1930-х попали под британское влияние и присоединились к Договорному Оману.

 

Аравия после икванской революции и изгнания Саудов

5ef7cb88a0467_3.thumb.png.856596a7fe1e8f

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Лирическое отступление.

Вообще довольно любопытно, что Абдалла ибн Хусейн, который только недавно воевал с саудитами, получил на руки этих самых саудитов целую пачку. Если точнее, то к Абдалле в гости (а вернее под английское крылышко) приехало аж 17 саудовских принцев. Но мало того, что это семейство Хашимитов по понятным причинам недолюбливало, так они ещё умудрялись грызться между собой! Всего было три "группировки": "старшие" - наследник Абдул-Азиза сын Вадхи аль-Орайр Сауд (1902 г.р.) и сын Тарфы аль аш-Шейх Фейсал (1906 г.р.), и при них Фейсал ибн Турки (1918 г.р.), сын первого сына Абдул-Азиза Турки, сыновья Сауда Фахад (1923) и Бандар (1926), и сын Фейсала-старшего Абдаллах (1922); "джилювиты" - сыновья Джаухары аль-Джилюви Мухаммад "Абу Шарайн" (1910) и Халид (1913); и "младшие", они же не совсем корректно "судайриты" - сын марокканки Баззы Нассер (1911), сыновья Джаухары ас-Судайри Саад (1915), Мусаид (1923) и Абдул-Мухсин (1925), и сын Хассы ас-Судайри Фахд (1921). Вне фракций по понятным причинам находилась "мелочь" - младшие дети Абдул-Азиза Мансур (1922), Мишаал (1926), Абдаллах (1924) и Бандар (1923). Также "в довесок" прибыли вышеперечисленные жёны, не упомянутые жёны Шахида, Фахда аш-Шурайм, Базза за номером 2, и Ладжа, а также дочери Мунира (?, предположительно середина 1900-х), Нура (1903) и Сара (1916), и орда племянников и не очень дальних родственников. 

Возникает вопрос: настолько ли сильны амбиции Абдаллы, чтобы переженить своих детей (принцы Талаль, 1909, и Найиф, 1914, принцессы Хайя, 1907, Мунира, 1915 и Макбула, 1921) на саудовских отпрысках с целью когда-нибудь присоединить к своим владениям ещё и Неджд? 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Глава 5. Пэрсик!

 

К началу ХХ века Персия превратилась из субъекта международной политики в объект. Династия Каджаров, объиранившиеся (оперсидившиеся?) туркоманы из одноимённого племени, вернее, из его астрабадской ветви - клана Коюнлу, к моменту правления пятого своего представителя на троне Персии, превратилась в орду нахлебников, которая продавала родину налево и направо, вернее, на север (России) и на юго-восток (Великобритании). Мозафереддин-шах, правивший с 1896 года, был правителем просвещённым - большую часть средств он спускал не на гарем из восточных красавиц, а на заграничные поездки, введение в Иране кинематографа, и вообще жил на широкую ногу по-европейски. Чтобы нога была достаточно широкой, шах доил страну и раздавал в концессии всё, что иностранные товарищи пожелают. С внутренней стороны Персия представляла собой конгломерат провинций, возглавляемых олигархами-губернаторами и племенными вождями, часто одновременно. Крупнейшим в политическом плане из таких племён были бахтияры из Луристана и Хузестана, в силу своей воинственности, многочисленности и близости к столице.

 

Само собой разумеется, таковое положение не могло устраивать много кого: нарождающуюся буржуазию, которая вынуждена была вести дела только через Каджаров и их миньонов, и не могла соперничать с иностранными концессиями, олигархов, которые зависели от политической воли шаха и не могли управлять страной в той степени, в которой хотели, ну и простой народ, конечно же, который всё это оплачивал. Народ бунтовал довольно часто, пользуясь правилом "беста" - неприкосновенности укрывающихся в священных местах. К концу правления Мозафереддин-шаха количество протестов постепенно нарастало, пока летом 1906 года не вылилось в масштабные волнения в столице. Начавшиеся в декабре 1905 года протесты против репрессий тоговцев импортным сахаром, плавно перешли от требований о справедливой судебной палате и отставке визиря к требованиям о созыве парламента (меджлиса). Шах послал на подавление войска, но те отказались и примкнули к протестующим. Надо также указать любопытную вещь, что купцы-участники беста укрывались в посольстве Великобритании. Чуя, что дело пахнет палёным, шах дал неохотное согласие на проведение реформ, а когда бест перешёл во всеобщую забастовку в сентябре, объявил о выборах в меджлис. 

 

Меджлис собрался в октябре 1906 года, и составил проект Конституции, ограничивающей шахские права. Первая часть Основного закона регулировала деятельность меджлиса, отдавала в его компетенцию финансовые вопросы, передачу государственного имущества, изменение границ государства, выдачу концессий и заключение займов, строительство шоссейных и железных дорог. Видимо, шаху от этого стало очень обидно, так как он вскоре умер. 4 января 1907 года на престол вступил его сын, 35-летний Мохаммад Али-шах. При вступлении на трон, новый шах пообещал продолжить конституционные реформы, однако, как известно, обещать - не жениться. Особенно если обещает что-либо убеждённый реакционер, чьим воспитателем был русский шпион разведчик Серая Мордехаевич Шапшал. Мохаммад Али-шах отказался принять вторую часть конституции, и начал стягивать в столицу войска. Премьером шах назначил Мирзу Али Асгар-хана, старого и опытного политика, сажавшего на трон ещё предыдущего шаха, он же стал министром внутренних дел. Это всё, разумеется, не могло понравиться прогрессивным силам внутри страны, и в августе 1907 года премьера Асгар-хана застрелил тебризский федаин, в стране вновь началась всеобщая забастовка, массово стали образовываться ревкомы - "энджумены". Ситуацию не смогли изменить назначаемые поочерёдно премьеры Ахмад Мосхир ас-Салтане (очередной "старый лис"), Абулькасим-хан Насир аль-Мульк (пробританский либерал, выпускник Оксфорда, лепший кореш Керзона и Грея) и Гусейн Кули-хан Мафи (жёсткий реакционер). В феврале 1908 года произошло покушение на самого шаха, что, естественно, разрешению ситуации никак не помогло. В конце концов, 23 июня 1908 года Персидская казачья бригада во главе с полковником Ляховым объявила Меджлису что караул устал, депутатов арестовали, некоторых повесили. Так началась недолгая и сумбурная персидская гражданская война.

 

Ответом на действия шаха стало моментальное восстание фидаев в центре персидской революции - Тебризе. За три месяца уличных боёв город перешёл под контроль восставших, а к ноябрю весь Азербайджан перешёл под их контроль. Войска повстанцев возглавил федаин Саттар-хан, бывший офицер шахской армии. Фидаи раздавали конфискованный у богатых хлеб и вообще вели себя как хороший пример народно-революционных войск, поэтому когда лениво и неспешно в начале 1909 года крупная шахская армия осадила Тебриз, горожане вместе с фидаями встали на его защиту. Тем временем восстания гремели по всей Персии, в них с превеликим удовольствием участвовали русские и армянские социал-демократы, а в январе бахтияры под лозунгами демократической революции захватили Исфахан. Весной 1909 года англичане ввели войска в Бендер-Аббас, а русские двинули отряд на Тебриз под предлогом "защиты российских подданных". Не желая ссориться с Российской империей, Саттар-хан и другие конституционалисты приказали не оказывать русским войскам сопротивления и скылись в турецком консульстве. Русские разоружили фидаев, и шахские войска срочно выступили в сторону Тегерана, но было уже поздно. Немногочисленные но высокомотивированные отряды фидаев из Гиляна и бахтияров из Исфахана во главе с Али Кули-ханом Бахтияри вошли в Тегеран 30 июня. Шах молил о поддержке Россию и Великобританию, назначал новых премьеров, но было тщетно: великий северный и великий юго-восточный соседи настаивали на конституционных реформах и обещали убежище, и ничего больше. 3 июля по решению чрезвычайного верховного совета шах Мухаммад Али-шах был низложен, а новым монархом объявлялся его одиннадцатилетний сын Султан Ахмад-шах. Мухаммад Али-шах беал в Россию, откуда попытался в 1911 году вернуть власть, высадившись в Астрабаде, но был разгромлен дашнаком Епремом Давыдовичем Давтяном, командующим войсками временного правительства. После чего экс-шах переехал в Одессу, а затем в Италию, где и скончался.

 

Власть перешла к Временному правительству - Директории из двадцати человек. Регентом стал политически нейтральный Алиреза-хан Азад аль-Мульк, а после его смерти в 1910 году - уже известный нам Абулькасим-хан Насир аль-Мульк. В ноябре 1909 года открылся второй Меджлис, премьером был назначен Мохаммад Вали-хан Сепахдар-Азам Толекабони, который буквально пару месяцев назад переметнулся из шахского лагеря, посравшись с Абдул-Маджидом Эйном од-Доуле, губернатором Азербайджана. Как изменчива жизнь! Вчера ты осаждаешь Табриз, сегодня возглавляешь гилянских революционеров в их мятеже против шаха, а завтра становишься премьер-министром от "Умеренной социальной партии", т.е. партии землевладельцев и буржуазии. Главной проблемой, стоявшей перед депутатами и правительством, было покрытие огромного бюджетного дефицита, и с этой задачей правительство Сепахдара не справилось. 25 июля 1910 года кабинет Сепахдара ушел в отставку и был заменен более радикальным, более антирусским кабинетом под началом Мирзы Хасан-хана Мустовфи аль-Мамалека. Военным министром стал "либерал" Ахмад Кавам ас-Салтане, один из главных авторов конституции, министром внутренних дел - "консерватор" Абдул-Хоссейн Мирза Фарманфарма. Для обеспечения безопасности - а в это время шли постоянные убийства политиков и религиозных деятелей - Мустовфи объявил о сдаче оружия населением. Фидаи почти целиком отказались сделать это. С помощью отрядов бахтияров и полиции, во главе с Епремом Давтяном, правительство разоружило федайские отряды в Тегеране, таким образом устранив "угрозу слева".

 

В экономике правительство начало переговоры с США о приглашении американских финансовых советников. В апреле 1911 года группа специалистов из пяти человек во главе с Морганом Шустером прибыла в Персию. Шустеру были предоставлены исключительные полномочия в сфере финансов и других отраслях экономики. Нетрудно догадаться, какой стране он отдавал предпочтение в займах, кредитах и концессиях. Но такое проникновение американского капитала обеспокоило Россию и Великобританию, которые ещё в 1907 году поделили Персию на сферы влияния. После провала реставрации Мухаммад Али-шаха, в ноябре 1911 года Россия направила Персии ультиматум, в котором под угрозой ввода войск в Азербайджан предписывалось уволить Шустера, не приглашать иностранцев на службу без согласия России и Англии. В подтверждение этого ультиматума русские войска заняли Казвин, после чего правительство премьера Наджафа Кули-Хана Самсама ас-Салтане Бахтияри приняла условия ультиматума. Через три дня во дворце были собраны представители тегеранского населения, которым был объявлен указ регента о роспуске меджлиса и назначении новых выборов. В указе говорилось, что новый меджлис должен будет пересмотреть конституцию. Однако, правительство регента Абулькасим-хана и премьера Самсама ас-Салтане, то есть две крупнейшие партии, "умеренные" (крупные землевладельцы и буржуазия) и "демократы" (буржуазия и национальная интеллигенция) не спешило собирать меджлис, который в итоге собрался аж в 1914 году, после окончания полномочий регента и полноценного вступления Ахмад-шаха на престол.

 

На следующие несколько лет в стране установилось шаткое равновесие. Выборы 1914 года принесли победу с 31 местом Демократической партии Сулеймана Искендери, каджарского принца и сторонника конституционализма (позже станет главой Социалистической партии), на два места от неё отстала Умеренная партия Мухаммада Садыка Табатабеи. Вместе эти партии держали парламентское большинство, защищая свою власть от посягательств "Учёного совета" - исламской партии Хасана Мударраса (чьим учеником позже станет некто Рухолла Мусави Хомейни). Премьер-министры менялись с ритмом "Танца с саблями" - Мухаммед Али-хан ас-Салтане (независимый), Мустовфи (демократ), Хасан Пирние (умеренный), Эйн од-Доуле (независимый), снова Мустовфи... Персия объявила нейтралитет в начавшейся мировой войне, и Мустовфи пытался добиться этого нейтралитета у Турции, которые напали на русский отряд в персидском городе Урмия, и у России, которые ввели войска в Азербайджан для противодействия туркам. Получилось плохо: абсолютно все, и турки, и русские, и британцы, на суверенитет и нейтралитет Ирана клали. Тем временем сторонники Центральных держав активизировали свои усилия: один из командующих жандармерией, полковник Мухаммад Таги-хан Пуссиян, смог с помощью своих отрядов разоружить ПКБ, в ответ на что Россия ввела в Персию корпус Баратова, который разбил Пуссияна и вынудил того бежать в Турцию, а оттуда в Германию, где он якобы воевал в авиации, сбил 25 самолётов и был награждён Железным Крестом (доктор: "и вы говорите"). Часть депутатов и министов осенью 1915 года во главе с Мустовфи уехали в город Кум и образовали там Правительство национального спасения. В ноябре 1916 года силы ПНС попробовали свергнуть Ахмад-шаха, но того спас корпус Баратова. Тем временем чехарда премьеров продолжалась, Мустовфи сменили умеренные Абдул-Хуссейн Фарманфарма и Сепахдар Тонекабони, их - демократ Воссуг од-Доуле, его - независимые Мухаммед Али ас-Салтане и Эйн од-Доуле, их - снова Мустовфи, его - Самсам ас-Салтане... В конце концов более-менее прочно утвердился Воссуг од-Доуле, который в обмен на свою поддержку британцами заключил кабальное англо-персидское соглашение.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Глава 6. Танец с саблями.

 

Страна продолжала бродить. После событий 1917 года один из руководителей тебризского энджумена времён восстания 1909 года, Мохаммед Хиябани, объявил о создании независимой Азербайджанской демократической партии. В 1918 году отряды АДП оказывали сопротивление турецким войскам, оккупировавшим Тебриз, а в апреле 1920 Хиябани и его сторонники установили контроль над Тебризом. Выступая на 20-тысячном митинге в Тебризе, Мохаммад Хиябани заявил: "Сегодня я официально заявляю перед всем миром, что мы восстали против правительства Восуга од-Доуле, подписавшего несправедливое соглашение с Англией". Из Тебриза восстание перекинулось и на другие города. В течение июня под контроль повстанцев перешли Зенджан, Марага, Ахар, Хой, а позднее и Ардебиль. 23 июня Хиябани созвал в Тебризе региональную конференцию ДПА, на которой делегаты приняли решение переименовать Азербайджан в Азадистан. На базе Общественного совета было образовано национальное правительство во главе с Мохаммадом Хиябани. Ещё один интересный факт - племянником Хиябани является некий Али Хосейни Хаменеи. Подавлять восстание было нечем - единственное боеспособное подразделение, ПКБ во главе с полковником Ляховым, к этому времени рассосалось - частично к Деникину (куда уехал сам Ляхов), основная же часть - в Туркестан, где восстание Осипова, поддержанное британцами и корниловской агентурой, привело к падению советской власти в Ташкенте. Остатки казачьей бригады во главе с Резой-ханом отправили было в Азадистан, но события чуть восточнее быстро заставили вернуть их обратно.

 

Утром 18 мая 1920 г. жители небольшого портового города Энзели, что на каспийском побережье персидской провинции Гилян, услышали артиллерийскую канонаду в районе порта. Так началась советская военно-морская операция против бичераховцев, уведших из Астрахани в Персию двадцать три корабля. Ко времени рассматриваемых событий Энзели был военно-морской базой, где размещались британские корабли, воинские части 51-й британской пехотной дивизии и около 3-5 тысяч белогвардейцев из армии братьев Бичераховых, эвакуировавшихся из Дагестана на двадцати кораблях. Именно корабли и стали причиной советского морского рейда в Персию — молодой Советской России очень не хватало уведенных судов для транспортировки бакинской нефти. Для проведения операции были выделены весьма незначительные силы — два вспомогательных крейсера "Роза Люксембург" и "Австралия", четыре устаревших эсминца "Расторопный", "Деятельный", "Дельный" и "Карл Либкнехт", две канонерские лодки "Карс" и "Ардаган", минный тральщик и три транспортных судна, на которых находился отряд красноармейцев общей численностью в две тысячи человек. Командовать операцией было поручено командующему Волжско-Каспийской флотилией Федору Раскольникову — известному революционеру и бывшему мичману царского флота. Отрядом морских десантников, находившимся на бортах трех транспортных судов, командовал 23-летний Иван Кожанов — бывший гардемарин российского военно-морского флота. 


 
Ночью 17 мая корабли Волжско-Каспийской флотилии, потушив огни и малом ходу, двинулись в район острова Нарген, откуда утром начали движение в сторону Персии. Параллельно с движением кораблей в сторону Персии, в районе Астары через персидскую границу перешел кавалерийский дивизион военных моряков, перед которым была поставлена задача двигаться вдоль побережья и подойти к Энзели с запада. Наконец, с тыла двигались аскеры 7-го Ширванского пехотного полка, который числился в составе Красной Армии Азербайджана, подчинявшейся 11-й армии Кавказского фронта. Перед ширванскими стрелками была поставлена задача взять город Ардебиль и поставить под контроль его окрестности. Высадка советских моряков началась в 8 часов утра 18 мая 1920 г. Сначала советские корабли подвергли обстрелу Казьян — пригород Энзели, где размещался британский военный городок. Одновременно началась высадка моряков. В течение короткого времени советские матросы захватили город. Бичераховцы вообще не вступили в бой, а разбежались по городу и попрятались. Естественно, не оказали сопротивления красноармейцам и деморализованные подразделения персидской шахской армии. Командовавший британскими войсками генерал Чемпэйн сообщил вышестоящему командованию о начале эвакуации британских войск из Энзели. Советские моряки захватили десять вспомогательных крейсеров, уведенных бичераховцами из Петровска, а также британскую плавбазу, британский авиатранспорт, четыре торпедных катера, четыре гидросамолета, транспортные суда, 50 артиллерийских орудий и 20 тыс. снарядов, 100 пудов серебра и вывезенное белогвардейцами из Дагестана золото. 

 

Советское командование вступило в переговоры с лидером дженгелийцев Мирзой Кучек-ханом, который решил воспользоваться ситуацией и использовать ее для утверждения в Гиляне революционной власти. Ко времени описываемых событий под командованием Кучек-хана находились отряды общей численностью около 3 тысяч повстанцев, которых прежде обучили турецкие и германские инструктора, считавшие Кучек-хана важным союзником в борьбе против британского влияния в Северном Иране. При советской военной поддержке Кучек-хан приобретал реальную возможность захвата контроля над всем Гиляном и даже соседними северными провинциями. 4 июня 1920 г. войска Кучек-хана вошли в Решт — столицу провинции Гилян. На следующий день, 5 июня 1920 г., в Реште была провозглашена Гилянская советская республика. Главой правительства Гилянской советской республики стал Мирза Кучек-хан. По своим убеждениям он был скорее националистом и выступал против вмешательства РСФДР во внутренние дела Гиляна. 9 июня 1920 г. в Гиляне был сформирован Революционный военный совет республики. Военным комиссаром Персидской Красной Армии был назначен чекист Д.И.Попов, левый эсер, руководитель летучего повстанческого левоэсерско-анархистского отряда на Украине и один из руководителей эсеровского Центра повстанческого движения, занимавшегося диверсионными операциями на Украине и Кавказе. "Пиар-менеджером" Красного Ирана стал поэт Велимир Хлебников, сотрудник газеты "Красный Иран".

 

В достаточно короткие сроки Персидская Красная армия смогла захватить целый ряд стратегически важных городов и населенных пунктов на южном побережье Каспийского моря. В руках красноармейцев оказались не только провинция Гилян, но и соседняя прибрежная провинция Мазендаран. Отдельная ударная армия, которой командовал Георгий Пылаев, захватила центр Астрабадской провинции. Шахские войска практически не оказывали сопротивления гилянским партизанам, усиленным советскими командирами и комиссарами. Совсем небольшое расстояние оставалось до Тегерана. В конце июля был занят укреплённый город Менджиль, а в середине августа - Казвин. Напуганный шах отправил в отставку Хасана Пирния, который занял пост премьера в июле, после отставки Воссуга од-Доуле, и наделил максимальными полномочиями Наджафа Кули-хана Саада ад-Дауле Бахтияри ака Самсам ас-Салтане. 74-летний политик из Умеренной партии принадлежал к бахтиярским ханам, и соответственно имел влияние на племена бахтияров. Деятельный дед собрал воедино остатки ПКБ, бахтиярские силы, части дашнаков, изгнанные из Армении в ходе её советизации, свёл в один отряд жандармерию, во главе которой встал вернувшийся из Германии Мохаммед Таги-хан Пуссиян. В середине сентября 1920 года ПКА подошла к Тегерану. Но это был последний рывок. В течение двух недель силы Гилянской республики, измученные долгими переходами и недостатком боеприпасов, были разбиты под Тегераном, и отступили к горным перевалам.

 

Разбив гилянцев, Самсам ас-Салтане остался на перепутье. Стало ясно, что страна требует дальнейших реформ, которые невозможны при сохранении монархии и при подавляющем влиянии внешних сил. Крупнейшие политические партии - Умеренная и Демократическая к этому времени мутировали в соответственно консервативную Реформистскую и национал-либеральную Партию Возрождения, причем первая начинает склоняться к союзу с исламистами, а вторая носила откровенно пробританский характер (тем забавнее был фортель судьбы, сделавший основной боевой силой партии ПКБ во главе с Реза-ханом). Крупнейшие политические фигуры, входившие в правительство Самсама ас-Салтане, принадлежали к реформистам - например, губернатор Хорасана Ахмад Кавам ас-Салтане и губернатор Фарса Мохаммед Моссадык (тот самый, да). Но для активных действий нужны были союзники. Ас-Салтане прозондировал почву в Азадистане, и неожиданно получил там поддержку - Хиябани заявил, что его восстание было направлено против Воссуга од-Доуле, а за продолжение конституционных реформ он с удовольствием пойдёт на союз с Реформистской партией и бахтиярами. Жребий был брошен. ПКБ и Резу-хана отправили добивать гилянские войска, и в середине октября начальник жандармерии генерал Мохаммед Таги-хан Пуссиян с помощью  тысячи жандармов и восемнадцати пулемётов проворачивает почти бескровный захват Тегерана. Правящие политики образовали Констиутуционный совет, который должен принять новую Конституцию взамен старой от 1906 года. Самсам ас-Салтане стал главой Конституционного совета, а пост премьера получил Ахмад Кавам. 

 

Сразу после этого прошли выборы в меджлис. Большинство, как и планировалось, получила Реформистская партия, второе место заняли социалисты. В январе-марте 1921 года прошли слушанья в меджлисе по вопросам новой конституции, в которых принимали участие в том числе депутаты от Азадистана. Гилянская республика в это время была занята внутренними проблемами - ультралевые во главе с Таривердиевым спорили с Кучек-ханом, не сойдясь в вопросах о земельной реформе, а Реза-хан отвоёвывал почти бесхозные города. Кучек-хан попытался свергнуть гилянских коммунистов, но не смог этого сделать, и бежал в Талышские горы. Хайдар-хан Таривердиев и вождь курдов Халу Курбан заключили договор, и начали контрнаступление против Резы-хана, отогнав его от Решта. В феврале был подписан советско-персидский договор о выводе частей Красной армии с территории Персии, что сильно ударило по численности и боеспособности ПКА. К лету Гилянская республика пала, и Реза-шах триумфально возвратился в Тегеран, после чего был переброшен со своей бригадой на подавление курдского восстания Симко Шикака в район озера Урмия. В октябре 1921 года, в бою за Мехабад генерал Реза-хан был взят в плен и обезглавлен курдами. Восстание Симко Шикака удалось подавить только в 1922 году.  

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0