Sign in to follow this  
Followers 0

Восточный фронт 1918 года в Мире ОСП

26 posts in this topic

Posted (edited)

Итак, я, наконец, дорос до серьёзного разбора альтернативы неподписанного Бреста. Напомню, что это не чистая "нет Бреста" АИ, а развилка началась аж в августе, со смерти Ленина, соответственно я замедляю переговоры и отправляю 10 немецких дивизий на Запад согласно реальным датам их туда отправления (брест брестом, а Весеннее наступление ждать не будет) и создаю Завесу и военные округа двумя месяцами раньше из-за опасения того, что с немцами можем и не договориться. То есть, в голом реале было бы немцев больше, а красных меньше. Кроме того, часть УЦР также остаётся на "федералистских" позициях и будет выступать против немцев. 

 

Глава 1. Начало строительства РККА.

 

После событий 7-11 ноября в Петрограде, и свержении Временного правительства, одним из первых приказов новой власти своей пока ещё старой армии стало распоряжение Ставке вступить с немцами в переговоры о перемирии. Генерал Духонин делать это отказался, и был заменён на поддержавшего революцию комнадующего Северным фронтом Черемисова. Духонин уехал в Киев, не забыв при этом освободить "быховских узников", а Черемисов вместе с представителями СНК сформировал новый состав Ставки: вакантное место Начштаба занял М.Д.Бонч-Бруевич, генквартом стал опытный разведчик Скалон, сменивший политически неблагонадёжного Дитерихса, дежурным генералом стал начдив латышской СД полковник Вацетис, дополнительно прибыли два комиссара - комиссар Ставки от СНК прапорщик Н.В.Крыленко, и комиссар штаба Э.М.Склянский. Новый главнокомандующий немедленно заключил пермирие на германском фронте. К этому моменту Ставка более-менее контролиривала четыре фронта из пяти - Северный, Западный, Юго-Западный и Кавказский. Румынский фронт являлся "фрондёрствующим", подчиняясь де-факто то румынскому королю, то УЦР, его командующий Щербачёв откровенно саботировал все распоряжения центра (в том числе о своём снятии). 18 декабря соглашение о перемирии было заключено и с турками, после чего началось повальный самоотход частей Кавказского фронта обратно в Россию.

 

Сложность заключалась в том, что новое правительство - СНК - было "переходным", то есть не имело полномочий до утверждения на Учредительном собрании, которое предполагалось избрать в конце декабря (позже выборы перенесли на начало января), и в середине января провести собственно само собрание. Поэтому когда 27 ноября немцы направили ответ с согласием на начало переговоров, уполномоченный СНК по миру А.А.Иоффе был вынужден ответить, что сами переговоры возможно будет начать только после заседаний Учсобрания в конце января. Немцев такой вариант более чем устраивал - он позволил перебросить на запад значительные силы для подготовки весеннего наступления в рамках будущих операций "Михаэль" и "Георг", запланированных в рамках совещания в Монсе от 11 ноября. Длительный срок перемирия был на руку и советской власти - оно позволяло, во-первых, додавить остатки контрреволюции, которые начали шевелиться на Дону, в Оренбурге, Омске и Чите, и, в-вторых, сбросить напряжение в стране демобилизацией огромной армии в рамках предвыборных обещаний.

 

Однако демобилизация демобилизацией - а что будет, если все воюющие стороны (или немцы в частности) не согласятся на мир без аннексий и контрибуций? Вести переговоры лучше, имея в запасе армию, чем не имея оной. Ещё в ноябре, в рамках планирования демобилизации, Бонч-Бруевичем был предложен план формирования "из остатков старой русской армии новых боеспособных частей, которые могли бы оказать сопротивление германской арми". План этот был горячо поддержан наркомвоеном Верховским. Альтернативный этому плану был разработан Главным штабом Красной Гвардии, находившимся под контролем левонастроенных товарищей, в основном левых эсеров и синдикалистов. По "Положению о всеобщей красногвардейской повинности" в Петрограде предполагалось создать два красногвардейских корпуса в составе 80 тысяч красногвардейцев, из которых под ружьем в течение недели должно было находиться 10 — 12 тысяч человек. Затем они возвращались к станкам и их заменяла следующая очередь из 10 тыс. рабочих. В течение 2 месяцев все 80 тысяч должны были пройти "дежурную службу". Не пройдя утверждение во ВЦИКе, план этот лёг позже в основу Всевобуча.

 

Тем временем, первые красные части начали формироваться "самотёком", там, где они были необходимы. В течение декабря красногвардейские части на местах, и отправленные из Москвы и Питера, добивали ударные батальоны под Жлобиным, Крапивиным и Драгунской. 19 декабря в Харькове был образован Южный революционный фронт по борьбе с контрреволюцией - то есть с Калединым, который в открытую сопротивлялся новой власти. Его возглавил "левый эсер" Муравьёв с комиссаром Антоновым-Овсеенко, основу "фронта" составили красногвардейские части Сиверса (левый эсер) и Ховрина (анархо-большевик). В середине января Муравьёв с влившимся в его "армию" отряды шахтёров-красногвардейцев выбивает части Каледина (добровольцы-казаки и учащаяся молодёжь) из Донбасса. Но добить Каледина не удаётся - 21 января румынские части, воспользовавшись перемирием, разоружают красногвардейцев по всей Бессарабии, и устанавливают над ней свой контроль, и Муравьёв срочно перебрасывает свои войска на запад. 25 числа в Белоруссии начинается "мятеж Довбур-Мусницкого" - выступление 1-го польского корпуса, не признавшего советскую власть и отказавшегося разоружиться. Для подавления поляков, части которых насчитывали до 10000 штыков и сабель, на помощь отрядам красной гвардии Облискомзапа были переброшены несколько батальонов Латышской дивизии во главе с Лацисом.

 

Старая армия агонизировала. 28 декабря выходит декрет Совнаркома "О выборном начале и об организации власти в армии", который подтверждает выборность командного состава и переход власти в руки солдатских комитетов и Советов. Офицеры, которые не будут выбраны, должны были либо продолжить службу в качестве рядовых, либо, если их возраст выше призывного, могли отправляться в отставку. Тогда же принимается декрет об уравнении военнослужащих в правах, который отменяет все чины и звания, ордена и знаки отличия. Вместо терминов "офицеры" и "унтер-офицеры" начинают использовать "командиры" и "инструкторы". Набирала размах демобилизация. 28 ноября было открыто совещание по демобилизации, под председательством большевика М.С.Кедрова. Одновременно были открыты армейские и фронтовые съезды, которые получили от Демобкомарма (комиссии по демобилизации армии) планы по демобилизации, начиная со старших призывов (до 1900 года, то есть свыше 35 лет). Начиная с 1 декабря, фронтовые комитеты начали действовать по плану, спешно выработанному Демобкомармом: срочной демобилизации подвергались призывы до 1899 года, до конца декабря домой возвращались 1900 и 1901 года, до 10 января - 1902 и 1903, до 20 января - 1904-07 годов, 10 февраля - 1908-09, 1 марта - 1910-12, 20 марта -1913-15, и, наконец, 20 апреля, должны были вернуться солдаты призыва 1916-19 годов. Демобилизация шла без оружия, с сохранением униформы. Демобилизации и перефонмированию должны были подвергнуться и штабы. Полевые управления армий должны были постепенно выводиться в тыл, став основой для формирования новой, демократической армии, которая должна была перенять материальную часть старой. Эта самая мачтасть должна была вывозиться на сборные пункты хранения в армейских и фронтовых тылах. Армии которые "теряли" своё постоянное место дислокации, как, например, 1-я и 2-я (до войны стоявшие в Привисленском крае), выводились в Россию, во внутренние военные округа. 

 

4 января, одновременно с мобилизацией, началось фактическое формирование новой армии, которая должна была занять место старой на фронте. Было решено в самом срочном порядке — по возможности в течение 8 — 10 дней — двинуть на фронт имеющиеся в Петроградском и Московском округах готовые красногвардейские отряды и немедленно приступить к организации в тех же округах (главным образом в Московском), новых частей Красной гвардии, а всего же до 10 корпусов (или 300 000 чел.). В качестве инструкторов вновь формируемых частей должны были быть вызваны с фронта специальные делегаты по выбору солдатских комитетов, всего 400 пехотных и 100 артиллерийских. 7 января наркомвоен Верховский подписывает приказ о создании на фронте Революционной народно-социалистической гвардии, в которую должны были вливаться добровольцы. Однако, темпы записи были невелики - так, на Северном фронте к середине января записывается всего немногим более 1600 человек. После начала боевых действий против румын и поляков стало очевидно что верных революции войск остро не хватает, и 28 января выходит Декрет о создании Рабоче-крестьянской Красной армии. Начали беспланово создаваться крупные соединения - 1-я Московская, 1-я Латышская советские дивизии, 1-й корпус РККА в Петрограде. 

 

18 января проходит первое заседание Учредительного собрания, потдвердившее "Декрет о мире", и обратившееся к воюющим сторонам с предложением начать всеобщие мирные переговоры. 28 января Совет народных комиссаров, уже подтверждённый Учсобранием и оттого полностью легитимный, проводит сессию, обсуждающую возможность начать сепаратные переговоры с Германией, т.к. обращение к воюющим сторонам ни к чему не привело. Оборонцы, входящие в СНК, категорически против, и после принятия решения о начале переговоров, наркоминдел Церетели подаёт в отставку, передав своё место меньшевику Чичерину. 3 февраля советская делегация во главе с Иоффе прибывает в Брест-Литовск для обсуждения действий по переговорам о мире. 22 февраля армия Муравьёва совместно с войсками Румчерода начинает боевые действия против румынских войск у Бирзулы, а в Бресте начинаются мирные переговоры. Параллельно идёт совещание Малого СНК с участием членов коллегии Наркомвоена об организации будущей армии. На нём определён вчерне состав первоочередных формируемых частей и приняты штаты дивизий. Это совещание принимает Декрет об организационной структуре РККА, согласно которого образованы “участки Завесы” из революционных войск в качестве второго эшелона обороны, на случай разваливания фронта при немецком наступлении. Приказами Наркомвоена были объявлены штаты управлений пехотной дивизии, штабов пехотной бригады, полка, строевых частей. 27 февраля в Бресте российская делегация, не добившись компромисса и сославшись на оговоренный ранее десятидневный перерыв, выезжает для консультаций в Петроград. Срок действия перемирия продлён на 21 день. Сразу после отъезда Иоффе и компании, правительство Финляндии направило ходатайство Германии, чтобы та, в случае продолжения военных действий с Россией, рассматривала бы Финляндию как союзницу Германии, и при заключении мира потребовала бы от России заключить мир с Финляндией на основе присоединения к Финляндии Восточной Карелии.

 


Пока Иоффе получал инструкции от СНК, Наркомвоен формировал Завесу. 3 марта был создан Северный Участок Отрядов Завесы. Он был разделен на 8 более мелких участков (отрядов) (Карельский, Нарвский, Юрьевский, Лужский, Новгородский, Старорусский, Псковский и Новоржевский), соответственно названиям центров, где располагались формирования отрядов. Позже к ним добавили Гатчинский, Петроградский и Междуозёрный (с центром в Петрозаводске). 9 марта к СУОЗ присоединился Западный Участок Отрядов Завесы. В его состав входили Витебский, Невельско-Великолукский, Оршанский, Могилёвский, Рогачёвский, Гомельский, Смоленский, Рославльский, Брянский отряды. Таким образом, за демобилизующейся армией создавалась оборонительная линия от Нарвы до Брянска. 10 марта начался второй этап переговоров в Бресте, где к Чичерину, Иоффе и Карахану присоединяются Порш и Голубович, нарушая единый фронт переговоров. А 15 марта Совнарком принимает План организации Вооруженных Сил Республики, согласно которому началось формирование 88 пехотных дивизий - 28 внеочередных, 30 первоочередных и 30 второочередных. Кроме того, из войск завесы развертывались внеочередные дивизии, остальные комплектовались из войск будущих военных округов. 21 марта переговоры в Бресте проваливаются, и Гофман выкатывает ультиматум, включающий в себя в том числе и "самоопределение" Украины. Чичерин запрашивает время для дополнительных консультаций, тем более что Чернин в приватных разговорах намекает ему на сепаратный австро-русский мир. В тот же день начинается операция "Михаэль", в ходе которой немцы приближаются к Парижу на 80 км. Гинденбург требует больше войск для проведения своей идефикс - будущей операции "Хаген" во Фландрии, для обеспечения которой требовалось "выдернуть" часть британских войск с помощью наступления на центральном участке. Ввиду демобилизации русской армии, которая уменьшилась почти до неприличия, с Восточного фронта с 7 по 24 марта на запад уехало 10 дивизий (83, 87, 96, 109 пехотные, 23, 76, 77 резервные, 21 ландверная, 4 кавалерийская и Баварская эрзац-пехотная дивизия).

 

После раскола во ВЦИКе, где половина членов стояла за принятие ультиматума, а половина против, проходит компромиссная резолюция Троцкого и Спиридоновой: аннексионистский мир не подписывать, замедлить демобилизацию старой армии, усилить строительство новой. 29 марта в составе ЗУОЗ дополнительно сформировано 7 отрядов: Московский, Вяземский, Калужский, Ржевский, Рязанский, Тверской и Тульский, которые составили дополнительную линию обороны будущей столицы, а 31 марта начинается формирование системы военных округов РСФДР: создаются Петроградский, Московский, Приволжский, Ярославский и Орловский военные округа, к которым в течение недели присоединяются Уральский и Северокавказский. 31 марта начинается третий этап брестских переговоров, где русской делегации сразу же был выкачен ультиматум уже почти взбешённого затягиванием решения восточного вопроса Людендорфа. Стало ясно, что войны не избежать. 2 марта началась эвакуация правительства в Москву. 6 марта германское командование официально заявляет оставшемуся в Брест-Литовске советскому представителю о том, что между Россией и Германией возобновляется состояние войны. 7 числа к немцам присоединяется Финляндия, и в ночь на 8 апреля начинается операция "Фаустшлаг".

 

Глава 2. Расклад сил.


Итак, какими силами располагали противники на этот момент?

 

Германские войска были разделены на две войсковые группы: Heeresgruppe Eichhorn и Heeresgruppe Linsingen, под командованием соответственно генералов от инфантерии Эйхгорна и Линзингена. HG Eichhorn имело в подчинении 8 армию и "армейское подразделение D", HG Linsingen - 10 армию и "армейскую группу Гронау".

 

На балтийском направлении находилась 8 армия под командованием Гюнтера фон Кирхбаха в составе четырёх пехотных дивизий и одной кавалерийской бригады. 205 (генерал фон Бёренфельс-Варнов) и 219 (генерал фон Котш) пехотные дивизии были сформированы в конце 1916 года, т.е. относились к числу "молодых", но были уже обстрелянными, т.к. год провели на русском фронте. 19 ландверная и 2 баварская ландверная также были сформированы осенью-зимой 1916, и были укомплектованы солдатами старших возрастов. 18 кавбригада из состава 1 кавдивизии была, как и все крупные кавалерийские соединения германской армии, сводной, и состояла из кирасирского и драгунского полков, и четырёх рот самокатчиков. 219 пехотная и 18 кавбригада стояли против г.Кройцбург, остальные части - на северном берегу Западной Двины.

 

Карта 1. Петроградское направление.

OF_1.thumb.png.31776c73f9f215a49fc93926d

 

На "русском" направлении находилось "армейское подразделение D" под командованием Ганса фон Кирхбаха в составе четырёх дивизий. 3 пехотная дивизия (генерал фон Зюдов) была одной из старейших частей германской армии, 85 ландверная (генерал Кок фон Бройгель) и 5 эрзац-пехотная (генерал фон Штанген) были сформированы в конце 1914 и середине 1915 соответственно, а 23 ландверная (генерал фон Хоффмайстер) - в середине 1917. 85 ландверная находилась на фронте между озёрами Нарочь и Дрисвяты, а остальные - напротив Двинска.

 

На "белорусском" направлении находилась 10 армия под командованием фон Фалькенгайна в составе девяти дивизий. Между Неманом и озером Нарочь располагались семь из них - 93 (генерал фон Фройденберг) и 226 (генерал фон Эртцен) пехотные дивизии (обе формирования конца 1916 года), 11 (фон Адриани, конец 1914), 14 (Шальша фон Эренфельд, середина 1915), 16 (Зоммер, конец 1914), 17 (фон Эзебек, конец 1915) и 46 (фон Омптеда, начало 1917) ландверные дивизии, а в верховьях Щары и Сервечи - 94 пехотная (фон Дальвигк цу Лихтенфельс, середина 1917 года) и 18 ландверная (фон Будденброк, конце 1914) дивизии.


Карта 2. Белорусско-московское направление.

OF_2.thumb.png.29b3ac05a2ac79f2932589212

 

Наконец, на "украинском" направлении, которое захватывало юг белорусских земель, была расположена основная масса войсковой группы "Линзинген" из 12 пехотных и 1 кавалерийской дивизий. В верховьях Щары и Сервечи располагались 3 (фон Бессер), 4 (фон Малаховски, обе формирования конца 1914 года) и 47 (Мюллер, конец 1916) ландверные дивизии, в "припятских болотах" стояли 95 (фон Тизенгаузен, середина 1917) и 224 (Рюстов, конец 1916) пехотные, 35 резервная (фон дер Беке, середина 1914) и 20 (Ридель) ландверная дивизии. В верховьях Стыри и Стохода находились 91 пехотная (Клаузиус, конец 1916), 22 (Доэрр) и 45 (фон Райхер) ландверные дивизии (обе формирования начала 1917), и 2 кавалерийская дивизия (фон Вехмар, формирование середины 1914, с приданными пятью ландштурм-батальонами и двумя ротами самокатчиков). Южнее, соприкасаясь с австрийским флангом, напротив Луцка, стояли 215 пехотная (фон Вернитц, формирование конца 1916 года) и 7 ландверная (фон Гёц, начало 1915) дивизии.

 

Таким образом, германские войска составляли 29 пехотных дивизий, одну кавалерийскую дивизию и одну кавбригаду. Большинство дивизий были ландверными, то есть сформированными из солдат старших возрастов, был высок и процент "новых", то есть сформированных в 1917 году дивизий. Пополнениями эти части снабжались также по остаточному принципу - основной поток шёл на Западный фронт, и некомплект в батальонах достигал 40-50 процентов. Это даёт право оценить численность войск на балтийском и "русском" направлениях в 30-50000 штыков на каждом, до 60-80000 штыков на "белорусском" и до 80-100000 штыков на "украинском". Для противостояния разложившейся и демобилизующейся русской армии этого было более чем достаточно.

 

Австрийская армия на русском и румынском фронтах была представлена "войсковым фронтом Кёвесс" из трёх армий, и занимала простанство от Брод до Браилова. Общая численность её была в 18 пехотных дивизий, 1 пехотную и 1 горнострелковую бригады и 6 кавалерийских дивизий.

 

Карта 3. Украинское направление. Красными рамками выделены части, не принимавшие участия в "Фаустшлаге"

OF_3.thumb.png.8895c848ed45d3fa562d3e75b

 

2 армия фон Бём-Эрмоли (штаб - Львов) занимала фронт от Брод до Каменца-Подольского, и состояла из 7 пехотных и 1 кавалерийской дивизий. Броды прикрывал XVIII корпус из 25 пехотной и 21 стрелковой дивизий, Злочов - V корпус из 4 кавдивизии, фронт от Збаража до Чорткова занимал XII корпус из 11, 30 и 59 дивизий, напротив Каменца находился XXV корпус из 155 пехотной и 54 стрелковой дивизий. На базе этой армии была сформирована "войсковая группа Бём-Эрмоли", действовавшая совместно с немцами с первых дней наступления, она включала в себя XII и XXV корпуса, т.е. 5 пехотных дивизий (до 50000 штыков).

 

7 армия Критека (штаб - черновцы) занимала фронт от Каменца-Подольского до "лесных Карпат" и состояла из 6 пехотных дивизий, 1 пехотной бригады и 4 кавалерийских дивизий. Коломыю и Черновцы прикрывал XVII корпус Цибульки из 34 и 74 пехотных, 43 стрелковой и 11 кавалерийской дивизий, напротив Ботошан стоял XI корпус Краусса из 63 пехотной и 5 кавалерийской дивизий, южнее располагалась "группа Козака" из 5 и 36 пехотной, 2 и 6 кавалерийских дивизий и 187 пехотной бригады.

 

1 армия фон Денты занимала фронт от "лесных Карпат" до Браилова и состояла из 5 пехотных дивизий, 1 горнострелковой бригады и 1 кавалерийской дивизии. Её северный фланг составлял XXI корпус из 15 и 72 пехотных дивизий, в центре стоял "участок Уз" из 28 горнострелковой бригады и 3 кавалерийской дивизии, участок от Фокшан до Браилова занимал VIII корпус из 37, 39 и 53 пехотных дивизий.

 

Наконец, фронт от Браилова до дунайской дельты занимали немецкие войска из состава оккупационных сил в Румынии. Непосредственно на фронте находились 89 (Мельмс, формирование конец 1914) и 217 (фон Гальвиц, середина 1916) пехотные, 12 баварская пехотная (фон Нагель цу Айхберг, середина 1916) и Баварская кавалерийская (фон унд цу Эглоффштайн, середина 1914) дивизии, а оккупацию Румынии осуществляли 212, 216, 218 и свежесформированная 303 пехотные дивизии, которые находились в глубоком тылу.

 

Сразу же после начала "Фаустшлага" последовал австро-немецкий ультиматум Румынии, с требованиями сдаться и пропустить войска через свою территорию. Оказавшись фактически в окружении, румынские руководители были вынуждены 13 апреля принять эти требования, и подписать через месяц Бухарестский мир, низводивший Румынию до статуса германской марионетки. Результатом этого стало переформирование 7 и 1 армии в соответственно 7 и 1 главные командования (на базе XI и VIII корпусов), которые приняли наступление через румынскую территорию на Одессу и далее на Украину. 7 командование включало в себя 34 и 36 пехотную, 2 и 5 кавалерийские дивизии, 1 командование - 15 и 72 пехотные и 217 немецкую пехотную дивизии. Таким образом, итоговое количество войск, участвовавших в "Фаустшлаге" составило 43 соединения: 39 пехотных, 3 кавалерийских дивизии и 1 кавбригада, из них немецких 30 пехотных, 1 кавалерийская дивизии и 1 кавбригада, австрийских - 9 пехотных и 2 кавалерийские дивизии; общая численность - до 400000 штыков и сабель.

 


Что могли этому противопоставить красные полководцы?

 

На балтийском направлении против немецких 4 пд и 1 кбр (30-50000 шт.) находились 12 (генерал-лейтенант Д.К.Гунцадзе; управление выводится в Ярославль) и 1 (генерал-лейтенант В.В.фон Нотбек; управление выводится в Самару) армии Северного фронта (генерал-майор С.Г.Лукирский), демобилизованные на 80%, с матчастью, вывезенной в тыловые склады Пскова, Новгорода и Петрограда. В районе Валка находилась большая часть Латышской СД (до 8000 шт.) под командованием И.И.Вацетиса, в Юрьеве стоял Юрьевский отряд Завесы (на основе которого формировалась 2-я Латышская СД, до 1000 шт.), в Нарве - Нарвский отряд (формирующий 1-ю Петроградскую ПД, до 1000 шт.).

 

На псковском направлении против немецких 3 пд (20-30000 шт.) находилась 5 армия Северного фронта (генерал-майор А.А.Зальф), демобилизованная на 90%, с матчастью, вывезенной в Великие Луки; во Пскове был Псковский отряд Завесы под командованием Н.Д.Всеволодова (формирует 1-ю Псковскую ПД, до 3000 шт.), в Новоржеве - Новоржевский отряд В.А.Ольдерогге (формирует 2-ю Псковскую ПД, до 1000 шт.)

 

Во внутренних территориях общего Петроградского направления находились: Первый красный корпус из девяти полностью сформированных батальонов и формирующихся частей, общей численностью 16673 штыка; Петроградский (формируется 1-я Петроградская ПД), Гатчинский (П.Е.Дыбенко, формируется 3-я Петроградская ПД), Лужский (В.М.Гиттис, 4-я Петроградская ПД), Новгородский (П.Д.Тележников, 1-я Новгородская ПД) и Старорусский (Ф.Подгурский, 2-я Новгородская ПД) участки Завесы по 1000-1500 штыков каждая. Петроградским военным округом руководил военрук Н.Д.Ливенцев при комиссаре К.С.Еремееве; руководство СУОЗ осуществлял военрук А.В.Шварц при комиссаре А.И.Ковригине.

 

Всего против 50-60000 штыков противника у РСФДР на этом участке было до 30000 новосформированных войск, около 30000 красногвардейцев (в основном в Петрограде), и до 80000 человек, остающихся недемобилизованными на Северном фронте.

 


На белорусском направлении против немецких 17 (фактически наступающих на этом направлении) пд находились: 3 (подпоручик С.А.Анучин; управление выводится в Екатеринбург), 10 (генерал от кавалерии С.М.Шейдеман; управление выводится в Москву) и 2 (генерал-лейтенант А.К.Байов; управление выводится в Москву) армии Западного фронта (прапорщик А.Ф.Мясников), демобилизованные на 80%, с матчастью, вывезенной в тыловые склады Великих Лук, Смоленска и Гомеля; войска Облискомзапа под командованием того же Мясникова, в том числе остальная часть Латышской СД, численностью 10-12000 шт.; Невельско-Великолукский (С.С.Каменев, формируется Витебская ПД), Витебский (А.Ф.Кадошников, 1-я Смоленская ПД), Оршанский (Н.А.Жданов, 2-я Могилёвская ПД), Могилёвский (П.В.Глаголев, 1-я Могилёвская ПД), Рогачёвский (К.Н.Зильберман, 3-я Могилёвская ПД), Гомельский (Ф.Ф.Новицкий, Черниговская ПД) участки Завесы по 1000-1500 штыков каждая. 

 

Во внутренних территориях общего Московского направления находились: Смоленский (Н.С.Елизаров, формируется 2-я Смоленская ПД), Рославльский (П.П.Сытин, 2-я Орловская ПД), Ржевский (Г.Н.Корольков, 2-я Тверская ПД), Тверской (А.В.Новиков, 2-я Московская ПД) м Московский (К.К.Байов, 1-я Московская СД) участки Завесы по 1000-1500 штыков каждая. Кроме того, в Москве формировались 1-я, 2-я, 5-я Московские Рабочие дивизии и 1-я Московская кавдивизия. Московским военным округом руководил С.М.Шейдеман (командующий 10 армии) при комиссаре Н.И.Муралове; руководство ЗУОЗ осуществлял военрук В.Н.Егорьев при комиссаре И.М.Арефьеве.

 

Всего против 140-160000 штыков противника у РСФДР на этом участке было до 25000 новосформированных войск, около 30000 красногвардейцев (в основном в Москве), и до 120000 человек, остающихся недемобилизованными на Западном фронте.

 


На украинском направлении против немецких 6 (фактически наступающих на этом направлении) пд и 1 кд, и австрийских 9 пд и 2 кд, находились: Особая (полковник В.Н.Егорьев; управление выводится в Москву), 11 (генерал-лейтенант В.К.Токаревский; управление выводится в Киев), 7 (генерал-лейтенант В.А.Лавдовский; управление выводится в Одессу) и 8 (штабс-капитан А.И.Геккер; управление выводится в Харьков) армии Юго-Западного фронта (генерал-лейтенант Н.Н.Стогов), демобилизованные на 90%, с матчастью, вывезенной в тыловые склады Киева, Одессы и Екатеринослава; отдельный Чехословацкий корпус (В.Н.Шокоров, дислокация: 1 дивизия - Житомир, 2 дивизия - Яготин, численность до 38000 штыков); Южный фронт по борьбе с Контрреволюцией в составе 1-й Революционной армии (П.В.Егоров, Бирзула, до 5000 штыков, из анархистов Железнякова, черноморских матросов Полупанова, отряда Саблина), 2-й Революционной армии (Р.И.Берзин, Тирасполь, до 5000 штыков, из анархистско-левоэсеровских отрядов Ховрина и Соловьёва, екатеринославских и минских красногвардейцев), 3-й Революционной особой Одесской армии (П.С.Лазарев, Одесса-Тирасполь, 5000 штыков, из Тираспольского отряда Венедиктова, кавалерийского отряда Котовского и др.).

 

Во внутренних территориях общего Украинского направления находились: 4-я Революционная армия (В.И.Киквидзе, Екатеринослав, из рабочих Харькова, отрядов левых эсеров, левобережных красногвардейцев, червоных казаков Примакова, анархистов-левоэсеров Петрова), 5-я Революционная армия (Г.Н.Кудинский, Харьков, 3000 штыков, из отряда Сиверса и харьковских рабочих) и Донецкая армия (формируется на основе 8-й армии, А.И.Геккер, П.И.Баранов, А.С.Круссер, до 5000 штыков). 

 

В неопределённой политической позиции находились силы Украинской Центральной рады под общим командованием С.Петлюры: Украинские Сечевые стрельцы (1000 штыков, Е.М.Коновалец, Киев), Гайдамацкий кош Слободской Украины (1000 штыков, Киев) и Запорожская дивизия (4000 штыков, 800 сабель, А.Натиев, Киев); и польские войска (2 и 3 корпуса, Сороки, С.Станкевич, общая численность около 8000 штыков).

 

Всего против 160-180000 штыков противника у РСФДР на этом участке было до 30000 новосформированных войск, около 30000 чехословаков, и до 200000 человек, остающихся недемобилизованными на Юго-Западном и Румынском фронтах.

 


8 апреля австро-немецкие войска перешли линию фронта, легко сбив недемобилизованные части старой армии, и в первый же день наступления захватили Двинск, Луцк и Ровно. Через два дня пали Полоцк, Минск и Новоград-Волынский, 12 числа - Коростень и Мозырь, начались сражение за Псков, и морской десант в Ревеле. На территорию Карелии вступили финские добровольцы, якобы "преследуя красных финнов". Вечером 12 числа Ставка была эвакуирована из Могилёва в Москву. Началась тяжёлая для новосозданной Красной Армии Весенняя кампания...

 

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted


многообещающее начало

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Глава 3. Удар кулаком

 

Сначала немного информации про немецкие действия на западе. Итак, 11 ноября 1917, ровно за год до Компьенского перемирия, немецкое верховное командование созвало совещание по планированию в Монсе, под предводительством генерал-фельдмаршала Эриха Людендорфа. Начальники штабов различных групп армий и их оперативные офицеры разработали набор вариантов атаки. 21 января нового, 1918 года, состоялась финальная встреча, где Людендорф одобрил вариант под кодовым названием "операция "Михаэль" - массированная атака на южную половину британского сектора, направленная на то, чтобы разделить британцев и французов, а затем оттеснить британский экспедиционный корпус на юг. "Михаэль", начатый 21 марта, прниёс ошеломляющую победу: немцы заняли гораздо больше земли, чем в любом предыдущем сражении на Западном фронте. Причиной такого успешного наступления немецких войск было сочетание новой пехотной и артиллерийской тактики, которую они разработали ранее на Восточном фронте. Новая тактика проникновения пехоты, известная как тактика "штосструппен", делала упор на постоянное развитие успешных действий и игнорирование неуспешных, обход и изоляцию опорных пунктов противника. Новая артиллерийская тактика, изобретенная гением немецкой артиллерии полковником Георгом Брухмюллером, была задумана исключиельно ради нейтрализации обороны врага, а не для полного ее уничтожения, как это пытались сделать ранее на протяжении всей войны артиллеристы всех стран. Работая в тесном взаимодействии с наступающей пехотой, артиллерия подавляла и нейтрализовывала позиции противника ровно настолько, чтобы пехота могла их сокрушить. Это была настоящая революция в тактике общевойскового боя. 

 

Но несмотря на виртуозную тактику, операция "Михаэль" потерпела неудачу в оперативном и стратегическом планах. Пятая британская армия была сильно потрёпана, а союзники понесли большие потери - 254740 человек за менее чем две недели боёв. Но немцы тоже потеряли 239000 человек, и эти потери они не могли компенсировать так же легко, как союзники. Немцам не удалось добиться решающего прорыва, вместо этого им досталась огромная территория, которая требовала больше ресурсов, в том числе людских, для удержания. Как только стало очевидно, что "Михаэль" в глобальном плане провалился, Людендорф пришел к выводу, что немцы должны снова атаковать британцев, немедленно и с максимальной силой. Для этих целей он воскресил операцию "Георг", один из ранее разработанных запасных вариантов. Но немцы потратили так много ресурсов на операцию "Михаэль", что запустить "Георга" без длительного накапливания сил не получалось. Не желая ждать, Людендорф приказал атаковать немедленно, но в меньших масштабах. Операция закономерно получила название "Жоржетта". Начатая 9 апреля 1918 года (на следующий день после "Фаустшлага" ЭАИ) против сектора британской линии к югу от Ипра, "Жоржетта" была слишком незначительна, чтобы добиться решающего перелома, хотя немцы и смогли достичь впечатляющих тактических успехов. Опять же, обе стороны понесли высокие потери: немцы потеряли 86 000 солдат, а англичане и французы потеряли 82 040 и 30 000 соответственно.

 

Фактически, немцы оказались в худшем положении, чем до атак. И "Михаэль", и "Жоржетта" не смогли ни вытеснить британский экспедиционный корпус с континента, ни привести к последующему разгромуу французской армии, к чему стремился Людендорф. Однако немецкое верховное командование оставалось убежденным в том, что британцев необходимо уничтожить до прибытия слишком большого количества американских войск. Ключевой оперативной проблемой для высшего командования в тот момент были большоие французские резервы, которые были выдвинуты к северу от реки Сомма, чтобы подкрепить британцев в случае нового немецкого наступления на этом участке. Немцы должны были спланировать и подготовить новое генеральное наступление на британцев, одновременно нанося сильную отвлекающую атаку во французском секторе, создавая видимость угрозы Парижу или другому жизненно важному участку Франции. В середине апреля, еще до завершения операции "Жоржетта", планировщики войсковой группы "Кронпринц Руппрехт", в составе (с севера на юг) 4, 6, 17 и 2 армий, начали разработку вариантов нового наступления на англичан. Первым вариантом было возобновление атак в северной части операции "Михаэль", от Соммы до Арраса в направлении Дуллана. Названный "Ной-Михаэль", этот план включал вспомогательную атаку на севере под названием "Губерт". Вторым возможным вариантом было возобновление атаки во Фландрии силами 4 и 6 армий, проводивших ранее операцию "Жоржетта". Названный "Ной-Георг", план имел первоначальной целью линию от Стразееле до северной окраины Ипра, а конечной - линию от Годверсвельда до Поперинга. В начале мая верховное командование поменяло планам название. "Ной-Михаэль" стал "Вильгельмом", "Губерт" стал "Фухсъягдом" ("Охотой на лис"), а "Ной-Георг" был назван "Хагеном".

 

Предварительная проработка "Хагена" и "Вильгельма" была завершена к 17 мая, в её ходе "Фухсъягд" стал частью "Вильгельма". Три дня спустя Людендорф принял окончательное решение, что "Хаген" будет главной атакой, а подготовка к "Вильгельму", уже вскрытая Антантой, станет отвлекающим маневром. Верховное командование проинформировало войсковую группу "Кронпринц Рупрехт", что наступление начнётся не раньше конца июня, за это время войсковая группа "Германский кронпринц" под командованием Вильгельма Вильгельмовича, в составе (с севера на юг) 18, 7, 1 и 3 армий, должна будет провести операцию "Блюхер" во французском секторе. Эта атака будет проводиться от высот Шемин-де-Дам на юг до реки Вель, протекающей через Реймс, чтобы заставить думать французов, что настоящая цель германского наступления - Париж. Для обеспечения успеха "Блюхера" требовалось больше войск, которых и так не хватало (имеющиеся резервы шли в копилку будущего "Хагена"), поэтому решено было "подоить" Восточный фронт.

 

Там дела у немцев шли... блестяще. Румыния сдалась после первых немецких успехов, Ревель был занят десантом с моря, сходу были захвачены такие важные узловые точки железных дорог, как Минск, Полоцк и Шепетовка. На исходе первой недели наступления, к 15.04, немцы смогли выбить красные силы из Пскова, взять Рогачёв и Жлобин, выбив оттуда слабые части формирующихся дивизий Завесы, подойти к Могилёву, Гомелю и Киеву. Чехословацкий корпус срочно был переброшен на Левобережье, где был подчинён в оперативном плане новосозданному Высшему военному совету и Всероглаштабу, а в очищенный от войск Центральной Рады Киев вошли немецкие пехотинцы. Впрочем, за полчаса перед ними, торжественным маршем по Крещатику, как бы "предваряя" немцев, прошли Сечевые стрельцы Евгения Коновальца. Эта часть, как и Запорожская дивизия, решила подчиниться той половине Рады, которая оставалась в столице, чтобы радушно встретить "немецких союзников". Другая половина Рады, во главе с Владимиром Винниченко, отступила вместе с чехословаками. Гайдамацкий кош и его лидер, Симон Петлюра, ввиду подавляющего превосходства немцев, отступил на юго-восток, к Полтаве и Кременчугу. 17 апреля пали Дно и Новоржев, 20 числа - Невель и Витебск, 23 - Великие Луки и Новозыбков, а к 25 апреля закончились бои на подступах к Одессе, которые вели три советские "армии" против австрияков. Разбитые части Муравьёва даже не отступили - бежали на восток, потеряв на следующий день Херсон и Николаев. 27 числа чехословаки отступили из Чернигова к Конотопу и Новгороду-Северскому. К концу операции "Жоржетта" на западе, на востоке немцы заняли Смоленск, Конотоп и Великий Новгород, подходили к Елисаветграду и Полтаве. Поэтому, считая врага совершенно разбитым, руководящий наступлением на востоке Эйхгорн и согласился на изъятие у него очередных десяти дивизий. Враг даже не разбит - его почти что нету! Весёлая рельсовая война - посылаешь роту на поезде арестовать большевиков на станции и едешь себе дальше! Всего с 30.04 по 17.05 с Восточного фронта было снято 10 дивизий, из них 2 (19.LD, 205.BLD) с балтийского направления (осталось 2), 1 (85.LD) с псково-петроградского (осталось 3), 4 (93.ID, 11.LD, 16.LD, 17.LD) с белорусско-московского (осталось 5), 3 (91.ID, 3.LD, 4.LD) с украинского (осталось 12). Причём "выдаивать" старались "старые", опытные дивизии, оставляя на востоке в основном солдат старше тридцати пяти лет.

 

Что же всё это время делало красное командование? 10 апреля, через два дня после начала немецкого наступления, когда СНК отошёл от первого шока, советское правительство выпустило декрет "Социалистическое отечество в опасности!", автором которого выступил Троцкий. В декрете требовалось от "Советов и революционных организаций" "защищать каждую позицию до последней капли крови", уничтожать продовольственные запасы, которые могли бы попасть "в руки врага". Железнодорожникам предписывалось уводить на восток страны подвижной состав, при отступлении уничтожать пути и железнодорожные здания. 11 апреля был снова образован Комитет революционной обороны Петрограда , который через неделю был объединён с руководством СУОЗ в Петроградский район обороны под общим командованием бывшего генерал-лейтенанта Алексея Владимировича Шварца, инженера, мастера обороны крепостей и укреплённых районов с опытом аж с Порт-Артура. В этот же день в Москве СНК, ВЦИК и коллегией Наркомвоена был сформирован Высший военный совет Республики для координации обороны, в составе Верховского, Вердеревского, Черемисова, Мехоношина, Подвойского и Склянского. Первым шагом ВВС стало формирование Всероглаштаба, как центрального органа, ведавшего мобилизацией, организацией формирования частей, военным обучением и т.п. Эвакуированная к двадцатым числам Ставка превратилась в Полевой штаб Республики, непосредственно занимающийся руководством войсками. 

 

После соприкосновения с немецкими войсками у Пскова и Могилёва, стало понятно, что отряды Завесы, насчитывавшие к тому времени до полутора тысяч человек каждый (за исключением Псковского, успешно пополнившегося отступавшими с фронта остатками старой армии и выросшего до 6-8000 штыков), уже не смогут сформировать по внеочередной дивизии каждый, поэтому их было решено свести в девять внеочередных дивизий: Гатчинский и Петроградский отряды (недосформированные 2-я и 3-я Петроградские дивизии) сводились в 6-ю ПД; Лужский (4-я Петргорадская), Псковский (1-я Псковская), Новгородский (1-я Новгородская) отряды - в 11-ю ПД; Новоржевский (2-я Псковская) и Старорусский (2-я Новгородская) - в 4-ю; Невельско-Великолукский отряд (Витебская ПД), усиленный за счет формировавшейся в Бежецке 1-й Тверской ПД - во 2-ю; Ржевский (2-я Тверская), Тверской (3-я Московская) отряды плюс формирующиеся Калужская - в 7-ю ПД; Московский участок (1-я и 5-я Московские) и Тульская ПД - в 8-ю; Витебский (1-я Смоленская), Вяземский (2-я Московская) отряды плюс Рязанская ПД - в 3-ю; Смоленский (2-я Смоленская), Оршанский (2-я Могилёвская) участки и 1-я Воронежская дивизия - в 12-ю; Рославльский (1-я Орловская), Могилёвский (2-я Могилёвская) участки и 2-я Воронежская дивизия - в 13-ю; наконец, Рогачёвский (3-я Могилёвская), Гомельский (Черниговская), Брянский (2-я Орловская) участки  - в 14-ю. Дополнительно Нарвский участок (1-я Петроградская дивизия) становился просто 1-й пехотной дивизией за счёт усиления батальонами 1-го Корпуса, в 5-ю дивизию объединяли отряды, боровшиеся против Дутова, 15-й, 16-й, 17-й становились Донецкая, 4-я революционная и 5-я революционная армии соответственно, а 9-й и 10-й становились 1-я и 2-я Тамбовские. Таким образом, из наличных войск Петроградского, Московского и Приволжского округов формировалось семнадцать пехотных дивизий. Каждый из отрядов Завесы (за исключением Нарвского) и при необходимости управления формирующихся дивизий разворачивались в пехотный полк, недостающие батальоны присылались из округов. Сколачивать части призодилось на марше, а то и в бою.

 

18 апреля в Москве открывается IV Чрезвычайный Всероссийский съезд Народных Депутатов, который через день заседаний принял декрет "Советская республика - военный лагерь". Этим постановлением СНД фактически вручил Троцкому бразды чрезвычайной военной диктатуры, сформировав Революционный Военный Совет Республики с ним во главе. РВСР начал с места в карьер, отменив выборность командного состава и введя знаки различия по должностям. 25 апреля, в день падения Одессы, ВЦИК декретом "О принудительном наборе в Рабоче-крестьянскую Красную армию" объявил о всеобщей мобилизации рабочих и крестьян в Петроградском, Московском, Орловском и Ярославском Приволжском военных округах, а также рабочих Петрограда и Москвы. Всё военнообязанное население страны в возрасте от 18 до 40 лет было взято на учёт, установили также военно-конскую повинность. Красные части начали наполняться новобранцами. 30 апреля, день спустя после окончания "Жоржетты", РВСР своим указом установил Северный и Западный фронты, под командованием П.Д.Парского при комиссаре Еремееве и В.Н.Егорьева при комиссаре Муралове соответственно. Шварц остался командовать Петроградским районом обороны. Вместе с фронтами были образованы и армии: части Карельского направления объединили в 7-ю армию Д.Н.Надёжного, Петроградского - в 6-ю В.М.Гиттиса, Московского в 5-ю С.С.Каменева, Брянского в 4-ю Ф.Ф.Новицкого, войска Южного фронта - в 3-ю А.И.Геккера (Донецкое направление) и 2-ю П.В.Егорова (Екатеринославское направление). Войска, сражавшиеся с Дутовым, стали 1-й армией Ф.Е.Махина. Красная оборона нарастала, немецкое нападение ослабевало. Так прошли первые три недели "Фаустшлага". Впереди был кризис развязки - устоит ли Советская Республика под натиском австро-германцев, или падёт?

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Глава 4. "Второстепенные" фронты

 

Разумеется, на Советскую Россию налетели не только лишь одни немцы и австрияки. Турки, их союзники по мировой войне, и участники переговоров в Бресте, разумеется не заболели в один миг пацифизмом, и рванулись достигать желанных целей ещё раньше немцев, тем более что перед ними войск стояло ещё меньше чем перед германцами. Не остались в стороне и финны: даже не закончив собственную гражданскую войну, националистические элементы начали строить планы ловли карельской рыбки в мутной воде. Воспользовавшись немецким наступлением, финские "ястребы" планировали оказать давление на РСФДР, как дипломатическое, так и военное, и аннексировать обширные территории, включая и населённые исключительно русскими. Ну и, разумеется, никуда не девался внутренний фронт, фронт борьбы с контрреволюцией Корнилова, Каледина, Дутова и прочих.

 

Турецкий фронт

 

После подписания перемирия на Кавказском фронте, с русской стороны началась стихийная демобилизация, больше походящая на повальное бегство. За 110 дней, прошедших с начала заключения перемирия на этом фронте и до начала боевых действий, самодемобилизовалось и демобилизовалось не 80-90% солдат, а около 100%. Огромная матчасть попала в руки армянских и грузинских, а потом и турецких соединений. На фронте оставались местные силы: Грузинский корпус, всё ещё находящийся в стадии формирования, под командованием генерала Габиашвили, Армянская дивизия трёхбригадного состава, в которую по сути просто свели отряды Андраника, Дро и Амазаспа, и ассирийские ополченцы Ага-Петроса. Общая численность их не превышала 40000 штыков, кроме того около четверти из них находились в тыловых укреплённых районах - Трапезунде, Батуме, Карсе, Эривани. Им противостояли части 3-й турецкой армии под командованием Мехмеда Вахиб-паши в составе трёх корпусов (с сепвера на юг) - 2-го кавказского (5, 11, 37 дивизии) Якуба Шевки-паши, 1-го кавказского (9, 10, 36 дивизии) Касыма Карабекир-паши и 4-го армейского (5 и 12 дивизии) под командованием Селахаддин-бея.

 

Пикантность ситуации заключалась в том, что турки начали полномасштабную атаку по всему фронту на шесть дней раньше немцев. Получив по своим каналам данные, что СНК принимать немецкий ультиматум не собирается, турецкая делегация в Бресте связалась со своим руководством, и то дало отмашку войскам. 2 апреля  7 пехотных дивизий (около 25 тысяч человек) под предлогом защиты мусульман от армян атаковало армяно-грузинские войска на эрзурумском, ванском и приморском направлениях. Уже через день, взломав армянскую оборону, турецкие части взяли Эрзинджан, угрожая грузинскому флангу. Правда, дальнейшее продвижение замедлилось благодаря упорной армянской обороне. 11 апреля начались бои на подступах к Эрзуруму, но в сам город турки вошли только 2 мая. На протяжении следующего месяца турецкие войска очищали от армян османскую территорию, выходя на старую линию границы. 29 апреля пал Эрзурум, а 5 мая турки взяли Батум. 9 мая Ардаган, 15 мая - Карс. Захватив потерянные в 1878 году территории, турецкие войска стали готовиться к полномасштабной интервенции в Закавказье.


Финляндский фронт

 

После объявления независимости Финляндии 6 декабря и признания таковой независимости Советом Народных Комиссаров 31 декабря, в новой, уже независимой стране, начались жёсткие тёрки между левым и правым крыльями общества. Избранная в октябре Эдускунта не имела парламентского большинства ни левых (44,79% СДПФ), ни правых (30,17% коалиции плюс 12,38% склонявшихся к ней аграриев), причём Сенат под руководством Пера Эвина Свинхувуда, был на стороне правых. В середине января по заданию Сената, генерал Маннергейм начал формирование финской армии, на что социал-демократы, резонно опасаясь, что этой армией их и будут подавлять, начали формирование красногвардейских отрядов. С этого момента гражданская война стала неизбежной, оставался только вопрос - "кто успеет раньше". Но на этот раз и штандартенфюрер, и Хунта успели одновременно - 28 января шюцкоровцы разоружили русский гарнизон в Николайштадте, а финские красногвардейцы подняли красный флаг над Гельсингфорсом. Социалисты создали Совет народных уполномоченных во главе с Куллерво Маннером, а Свинхувуд переехал в Николайштадт. Белые сразу же получили помощь добровольцами, оружием и специалистами из Швеции и Германии, а красные - из России.

 

Младофинны, монархисты и прочие консервативные силы имели в основном прогерманскую ориентацию, планировали пригласить на трон немецкого принца, и, естественно, узнав про переговоры в Брест-Литовске, решили присоединиться к немцам, ежели те не смогут договориться с рюсси, и въехать на немецком горбу в рай. 27 февраля белый парламент направил ходатайство Германии, чтобы та, в случае продолжения военных действий с Россией, рассматривала бы Финляндию как союзницу Германии, и при заключении мира потребовала бы от России заключить мир с Финляндией на основе присоединения к Финляндии Восточной Карелии. Предложенная финнами будущая граница с Россией должна была проходить по линии Восточное побережье Ладожского озера — Онежское озеро — Белое море, то есть в "восточную Карелию" белофинны ничтоже сумнящеся включили и Кольский полуостров. Командир егерей, Курт Валлениус, предложил хитрый план, согласно которому под шумок и под видом "преследования краснофинских отрядов" егеря, шюцкоровцы и добровольцы перешли бы границу, и заняли территорию до Белого моря, быстренько организовав бы карманное карельское правительство. Военное руководство белофиннов этот план рассмотрело и укрупнило, добавив к добровольческим частям в Карелии и Кеми удар регулярных финских войск на Петрозаводск и Петроград "для преследования мятежников". Желательно вместе с немецкими отрядами.

 

26 марта завязалось сражение за Таммерфорс (Тампере), который упорно обороняли краснофинские отряды. Взять город своими силами не удавалось, поэтому белофинны запросили немецкой помощи. Немцы её с удовольствием оказали, тем более что переговоры в Бресте уже катились под гору, и было ясно, что придётся воевать. 3 апреля на полуострове Ханко высадилась часть отряда фон дер Гольца, которая летом-осенью захватывала острова Эзель и Даго. Всего за несколько дней боёв эти войска сумели переломить ход битвы за Таммерфорс, и шестого числа красные финны оставили город. На следующий день белофиннское правительство послало РСФДР ноту с осуждением оказания помощи красным финнам, обвинением в развязывании в Финляндии гражданской войны, и с претензиями на Восточную Карелию и Кольский полуостров, которые выступили бы "компенсацией" за вышеперечисленное. 8 апреля, в день начала "Фаустшлага", Совет народных уполномоченный Финляндской Социалистической Рабочей Республики переехал из Гельсингфорса в Выборг. 11 апреля белофинны взяли Таммерфорс, а 14 - Гельсингфорс. "Догоняя красных", отряды финских добровольцев, шюцкоровцев и егерей общей численностью до 3000 штыков, 12 апреля начинают наступление на территорию Карелии, имея конечной целью Кандалакшу, Ухту и Кемь. 16 числа в Ловисе был высажен немецкий десант полковника Бранденштейна в 3000 человек, а 19 в Гельсингфорс из Ревеля прибыла остальная часть дивизии фон дер Гольца, с целью поддержать финское наступление на Петроград.

 

Правда, наступление белофиннов на РСФДР было далеко не таким радужным, как рисовалось вначале. Ещё 1 апреля Мурманский совет получил предложение британского контр-адмирала Томаса Кемпа о защите силами британских войск Мурманской железной дороги от германских войск и белофиннов. Председатель Совета информировал об этом СНК, и получил от Троцкого согласие. Поэтому когда Гольц высаживался в Ханко, в Мурманске высаживались британские морские пехотинцы. Вскоре к ним присоединились американцы и французы общей численностью до 2000 штыков. 15 апреля к Мурманской ЖД вышел отряд красных финнов в 1500 человек, вытесненный белыми из Финляндии. Британцы сформировали из него Мурманский легион с 1 бронепоездом. Поэтому когда шюцкоровцы попытались захватить Печенгу, их довольно легко отбили. Наступление на Кемь также потерпело поражение: огромным напряжением сил удалось перебросить морем и по железной дороге отряд красной гвардии, который отбил атаку белофиннов, отступивших к Ухте. 22 апреля там было образовано "Карельское правительство", которое - вот сюрприз-то - объявило о своём присоединении к финляндии. 23 числа наступлением Южной группы финских войск был занят Олонец. Но здесь сопротивление красных было значительно сильнее, и преодолеть его удалось только к середине следующего месяца. 14 мая финские войска подошли к Пряже, угрожая Петрозаводску. Отдельные финские подразделения, несмотря на завязавшиеся ожесточенные бои вокруг Пряжи и Маньги, прикрывающих Петрозаводск, проникли к Сулаж-горе, в 7 км от Петрозаводска. 

 

Южнее, белофиннам удалось к 26 апреля ликвидировать западную краснофиннскую группировку, и 1 мая занять Выборг, оттеснив восточную группировку на территорию РСФДР. Немецкие и финские отряды осадили форт Ино, а 5 мая вышли на русско-финскую границу у Сестрорецка и оказалась в 30 км от Петрограда, надеясь с ходу, на плечах отступавших красных финских отрядов ворваться в Колыбель Революции. Но Петроградским УР руководил сверхопытный мастер крепостной обороны генерал-лейтенант Шварц. Начавший боевую деятельность с русско-японской и обороны Порт-Артура, в ходе Первой мировой Шварц был комендантом Ивангородской крепости, отбив несколько попыток штурма в полном окружении, а потом - комендантом Карсской и Трапезундской крепостей. Поэтому оборону военрук Петроградского УРа выстроил грамотную и масштабную. Отказавшись от памятных по наступлению Краснова-Керенского массовых траншейных работ с привлечением буржуазии в качестве бесплатной рабсилы, Шварц провёл линию обороны по рекам и озёрам перешейка, насытив позиции артиллерией, и подготовив мобильный артиллерийский резерв из бронепоездов с тяжёлыми орудиями и заранее подготовленными и пристрелянными позициями. С моря фланг финнов и немцев простреливался орудиями кораблей Морских сил Балтийского моря. Получив за два дня несколько сотен снарядов калибром от 3 до 15 дюймов ("измаильские" орудия с Ржевки, генерал Трофимов радовался как младенец возможности испытать многочисленный парк своего полигона "на кошках"), противник ретировался, сняв осаду с Ино, и остановился только у Выборга. Краснофинские отряды были переформированы в Финскую стрелковую дивизию под командованием Свешникова.

 

Белогвардейский фронт

 

Атаман Каледин, успешно избранный летом 1917 года войсковым атаманом ВВД, являлся "запасным аэродромом" правой части политического спектра России - от Савинкова до Корнилова. Сразу же после революции он объявляет советскую власть нелегитимной, и начинает формировать казачьи добровольческие отряды. Правда, формируются эти отряды довольно вяло, и положение спасает только Алексеевская организация - просочившиеся на дон праволиберальные офицеры во главе с генералом Алексеевым. В начале декабря начинаются уличные бои между силами Ростовского совета и калединцами с алексеевцами вокруг Новочеркасска. К двадцатым числам декабря силы калединцев уже настолько окрепли, что пытаются поставить под свой контроль Донбасс, громя рудничные Советы. 19 декабря был образован Южный революционный фронт по борьбе с контрреволюцией - то есть именно с Калединым, в этот же день в Новочеркасск прибывает Корнилов, воссоединившись с остальными "быховскими узниками". По замыслу правых, на Дону должен был образоваться "триумвират" из трёх главных военных антибольшевистских фигур - Алексеева, Корнилова и Каледина, за которыми стояли соответственно кадеты и либеральное офицерство, реакционное офицерство, донское казачество. Но кадеты, готовясь к борьбе в Учредительном собрании, не смогли выслать в Новочеркасск достаточно представительную группу для уговаривания Корнилова, и тот принял решение действовать по старому плану - ехать в Сибирь. "На хозяйстве" он оставлял Деникина с Романовским. Поэтому "триумвират" собирается в немного изменённом виде, Алексеев-Каледин-Савинков. Последний представлял в этом союзе правых социалистов, и тоже сразу уехал - подготавливать восстания в центральной России.

 

Каледин разрешает Алексееву и Деникину формировать добровольческие отряды в свежеотвоёванном Ростове, тем более что ему нужны подкрепления - седьмого января войска Муравьёва и Антонова-Овсеенко начинают выдавливать калединцев из Донбасса. Колонны Сиверса и Саблина завязывают бои с отрядами Чернецова и Семилетова, которые идут до начала февраля, когда Чернецов попадает в плен под Глубокой. Красное командование относится к контрреволюционерам со всей серьёзностью: 7 феврадя из красногвардейских отрядов Кубани создаётся Юго-Восточная революционная армия, целью которой является недопущение белых войск на Кубань. Но положение белых и так критическое: казаки воевать не хотят, добровольцев слишком мало. В отчаянии Каледин стреляется 11 февраля, тщетно надеясь тем самым всколыхнуть боевой дух казаков. Командующий добровольцами Алексеев под нажимом красных оставляет 22 февраля Ростов, и вместе с казаками походного атамана Попова уходит 25 февраля в поход в Сальские степи. Одновременно с этим, белые кубанские казаки Покровского и Филимонова оставляют Екатеринодар и сосредотачиваются в ауле Шенджий, не имея чёткого плана дальнейших действий. Для начала они решают пробиваться на Майкоп, а далее - в Баталпашинский отдел. К счастью и для тех, и для тех, войска Муравьёва в это время заняты совсем другим - они дают отпор на Днестре румынской армии, так что алексеевцев преследуют только части Донревкома, а филимоновцев вообще никто не преследует.

 

Белые кубанцы успешно совершают переход из Шенджия в станицу Тверскую в 40 км к западу от Майкопа, форсируют ЖД и прорываются за Лабу. Им удаётся повернуть на север, занять Лабинскую, и соединиться с повстанцами из станицы Кавказской, взяв Романовский хутор. Армавир остаётся под контролем красных, но высоты вокруг него и железная дорога "Кавказская - Армавир" контролируется белыми. К началу апреля кубанских повстанцев уже около 10000. Алексеевцы и поповцы всё это время дают мощного кругаля, бегая от Голубова и поднимая казаков и калмыков. Наконец, когда начинается операция "Фаустшлаг", начинается и мощное восстание на Дону, в район которого и выходят 13 апреля добровольцы. Встав лагерем за Салом, Алексеев пополняет ряды, готовясь выступать на Новочеркасск и Ростов. С другой стороны к Ростову подбирается отряд полковника Дроздовского - сформированный в Яссах под румынским крылышком, отряд дожидался удобного времени для выступления на Дон для соединения с Добрармией. Удобное время настало, когда австрийцы сбили красные части у Бирзулы и Тирасполя в двадцатых числах апреля. С этого момента дроздовцы шли как бы в авангарде немецко-австрийского наступления. К 15 мая, когда Добровольческая армия и донские повстанцы взяли Ростов, отряд Дроздовского форсировал Днепр у Берислава, и внезапным броском занял Мелитополь. Неожиданность была полная, полным был и успех, тем более что в это время там находился формирующийся штаб 2-й армии. Этим броском армия была разделена на две части: северная, вместе с командармом П.В.Егоровым, оказалась отброшена наступающими следом австрияками в сторону Гуляйполя и Донбасса, южная, бывшая 2-я революционная армия Р.И.Берзина, оттеснена к Перекопу. Таким образом, к середине мая перед красным командованием замаячила серьёзная перспектива смыкания фланга немцев с казаками и добровольцами, и образования единого вражеского фронта от Печенги до Баку.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Глава 5. Жаркое лето 1918-го

 

Пятнадцатого мая, в день, когда турки заняли Карс, Алексеев - Ростов, а Дроздовский Мелитополь, Совет Народных Комиссаров РСФДР запросил у Германии продолжения мирных переговоров. Триггером для этого стали, конечно, не эти события, а прошедшие несколькими днями раньше занятие немцами на юге Екатеринослава и Харькова, а на московском направлении - Ельни, Рославля и Дорогобужа. Прорыв оборны 3-й армии под Богодуховым и Константиноградом, приведший к печальному результату на юге, означал с точки зрения СНК что "всё пропало, гипс снимают, клиент уезжает", надеяться на революционные войска нельзя, и в случае таких же прорывов под Лугой или Ржевом остановить немецкий каток будет уже невозможно. СНК срочно запросил мнение местных Советов об их отношении к миру, и получил результаты примерно 50/50. Позиции сторонников сопротивления также довольно сильно поколебались темпами немецкого продвижения. Колебались эсеры и меньшевики, непреклонными оставались левые эсеры и левые большевики. Спиридонова, подталкиваемая радикальными членами своей партии, предлагала развязать индивидуальный террор против немецкого командования и поднять широкое партизанское движение на Украине. Им вторили Бухарин, Урицкий и Бубнов. Троцкий, только-только получивший близкие к диктаторским полномочия, и рисковавший в случае заключения "похабного мира" потерять не только их, но и должность Председателя СНК, тем не менее представлял себе всю тяжесть положения, и также колебался. При голосовании во ВЦИК решающий перевес голосов в варианте "за продолжение переговоров" обеспечили Свердлов и его группа, поддержавшие мирную инициативу. "Человек в чёрной кожанке" прекрасно понимал, что настал удобный момент, когда можно скинуть Троцкого, залетевшего на самый верх исключительно благодаря событиям ноября прошлого года, и не имеющего особой поддержки ни в партии, ни во ВЦИК.

 

Троцкий тоже очень хорошо понимал это, и после такого "коварного удара в псину" твёрдо стал на позицию продолжения войны, хотя бы и ценой сдачи Петрограда и Москвы. Главой мирной делегации всё ещё был его личный друг и преданный сторонник Адольф Абрамович Иоффе, которого можно было проинструктировать и настроить на правильный исход переговоров, что Троцкий и сделал. 17 мая делегация Советской России в четвёртый раз прибыла в Брест, где их демонстративно приняли второстепенные фигуры - генерал Гофман, советник фон Кёрнер и прочие; министры иностранных дел находились в Румынии, обеспечивая подписание Бухарестского договора. Немцы были полностью уверены в том, что РСФДР униженно подпишет всё, что те предложат, положение красной России казалось настолько безнадёжным, что немецкое командование направило на запад очередную порцию войск. Это были три дивизии из Румынии (где осталось три, обеспечивающие оккупационный режим), одна (219.ID из-под Новгорода) с Петроградского направления (там осталось три), одна (226.ID из-под Вязьмы) с Московского направления (осталось четыре и одна кавбригада), пять (95.ID из-под Сум, 215.ID и 22.LD с Донбасса, 35.RD из-под Белгорода, 20.LD из-под Льгова) с Украины (осталось семь). Эти десять дивизий планировалось использовать в будущей операции "Хаген", которая, как были совершенно уверены Гинденбург и Людендорф, сбросит англичан во Фландрии в море, и позволит выиграть летне-осеннюю кампанию, а вместе с ней и войну.

 

Иоффе даже не пришлось изображать негодование: оно получилось вполне ненаигранным после того как Гофман озвучил требования к мирному договору. Помимо "самоопределения" Прибалтики, Польши и Украины к ним добавилось ещё и "самоопределение" Кавказа (поделенного на германо-турецких секретных переговорах), но самое главное - удовлетворение финских требований, то есть Карелия и Кола до рек Свирь и Сегежа. Ну и всякая мелочь вроде возвращения Румынии её золотого запаса (который сразу же ушёл бы в Германию по репарациям), выплата зерном и углём, сдача Донбасса в аренду и т.д. Пытаясь сохранить лицо, Иоффе тянул резину три дня, но в конце концов откровенно заявил Гофману, что его требования неприемлемы. 22 мая российская делегация покинула Брест, на этот раз уже окончательно. На следующий день Черноморский флот, пытаясь избежать возможного захвата, перешёл в Новороссийск, а вскоре немцы и финны, перегруппировав свои части, начали наступление - немцы на Донбасс и Крым, финны на Лодейное Поле. Заняв вслед за Дроздовским Мелитополь (белогвардейцы ушли вперёд, на Таганрог), немцы и австрияки вошли в контакт с представителями Дона и нового донского атамана - Петра Николаевича Краснова. 5 июня немецкий авангард, отбросив потрёпанную дивизию Киквидзе, захватил Барвенково, сразу же после этого - Славянск и Бахмут, и 11 числа взял узловую станцию Дебальцево. Выходя из окружения, бывшая 3-я революционная армия, она же 20-я пехотная дивизия Евсея Чикваная попыталась прорваться через территорию Войска Донского, но была отброшена у Мариуполя, и вынуждена была переправиться на Кубань у Бердянска. Аналогичным образом вынужден был поступить и Берзин: бывшая 1-я революционная армия, загнанная в Крым, сопротивлялась у Перекопа недолго: уже 12 июня немцы заняли Джанкой, 14 - Симферополь, и остатки "армии" через Керчь вышли на Таманский полуостров. 20 июня немцы захватили Мариуполь, 21 вошли в Ростов, радостно встреченные донскими казаками. Добровольческая армия, имея проантантовскую ориентацию, демонстративно переправилась через Дон и встала на пополнение в Батайске. Успехи финнов были скромнее - на короткое время им удалось захватить Лодейное поле, перерезав сообщение с Петрозаводском, но уже 31 мая их выбили обратно, и командарм-7 Надёжный приступил к накоплению резервов для контрнаступления.

 

Что же в это время происходило на западе? 27 мая началась операция "Блюхер", также принесшая значительный успех. Часть дивизий, переброшенных в начале мая, пришлась очень кстати, и команжованию не пришлось сдёргивать войска, предназначенные для "Хагена" (как они сделали ИРЛ). 7 немецкая армия расширила свой фронт с 37 до 62 миль, захватив Суассон и дойдя на юге до Шато-Тьерри. Но французские резервы так и оставались во Фландрии, а наступающие войска оказались в сложной логистической ситуации: ж/д пути, ведущих в новый выступ, отсутствовали как класс, что могло привести к серьёзным проблемам со снабжением уже в недалёком будущем. И тогда Людендорф бросил на чашу весов последние резервы (не считая предназначенных для "Хагена"). 8 июня в развитие "Блюхера" стартовала операция "Гнейзенау", в которую с колёс кидали дивизии, прибывающие с востока. Сложно сказать, что стало соломинкой, переломившей спину верблюду, но если в нашем мире немцы, не достигнув особенных успехов этой атакой, прекратили наступление уже 12 июня, то в этой реальности дополнительные резервы позволили им наступать дальше, и Резервный фронт генерала Файоля дрогнул и подался назад, октатившись к Шантильи и сдав Компьен. Немцы приблизились к Парижу уже не на 80, а на 40 километров, и тогда союзное командование, наконец, отчасти поддавшись панике, начало снимать резевы из Фландрии. 20 июня фронт удалось стабилизировать. Потери были огромными - немецкая армия недосчиталась двухсот тысяч солдат! Но цель наступления была достигнута, французы бросили резервы на защиту столицы, а захват Компьена позволил нормально снабжать армии кронпринца Рупрехта. 

 

27 июня 7-я армия Северного фронта РСФДР начала контрнаступление, начав операцию по разгрому олонецкой группировки финских войск. Создав численное преимущество, красное командование смогло полуокружить белофиннов, а затем, угрожая полным окружением, вытеснить их из Олонецкой Карелии, к десятым числам июля выйдя на госграницу. Но основные события разворачивались южнее. 30 июня в оккупированной Риге, на глазах у сотен людей, была расстреляна штабная машина с двумя немецкими генерал-полковниками, кузенами Гансом и Гюнтером фон Кирхбахами, командующими армейской группой "Д" и войсковой группой "Рига" соответственно. Стрелявшую поймали спустя полчаса, во время срочно организованной облавы, ей оказалась фанатичная эсерка Фейга Хаимовна Ротблат, больше известная как Фанни Каплан. На самом деле, конечно, стреляла вовсе не она, субтильная еврейская барышня с браунингом физически не смогла бы выпустить два десятка пуль за несколько секунд, но Каплан давно уже мечтала совершить подвиг во имя революции, и сдалась немцам, прикрыв собой отход терроргруппы товарищей по партии - Григория Семёнова и Бориса Донского. После скоротечного допроса, немецкий военно-полевой суд приговорил террористку к расстрелу, что и было исполнено немедленно. 

 

Но в тот же момент, когда немецкие пехотинцы заряжали ружья для казни, красные артиллеристы заряжали пушки. В ночь на 1 июля 1918 года Рабоче-Крестьянская Красная Армия, пополненная новобранцами, усиленная добровольцами, коммунарами, получившая в достатке снаряжения, перешла в контрнаступление на фронте от Луги до Брянска. Дезорганизованные потерей командования немецкие войска проявили несвойственную им пассивность, и Парский с Егорьевым завладели инициативой с первых дней наступления. Создав численный перевес на Новгородском направлении, за первые четыре дня удалось выбить немцев из Новгорода, отбросив их к станции Плюсса на железной дороге Дно - Царское Село. Развивая наступление, 11-я дивизия Искрицкого ударила во фланг 18-й кавбригаде, и вынудила её отойти из Старой Руссы к станции Дно. 4-я ПД Ольдерогге отбросила за две недели боёв 23-ю ландверную на юго-запад и заняла район Старой Руссы. Но успехи 6-й армии Гиттиса смотрелись скромно на фоне соседей. 2-я пехотная дивизия Елизарова отбросила 5-ю эрзац-дивизию, и на её плечах ворвалась в Великие Луки, правда, была выбита контратакой день спустя, и отошла в район Холма. 7-я ПД, поддерживая эту атаку, заняла Торопец. Наибольших успехов добилась 8-я дивизия молодого красного командира Тухачевского, которой удалось продвинуться на 200 километров от Ржева почти до Витебска. 3-я ПД Кадошникова вышла на окраины Смоленска (сам город немцам удалось удержать). Успехи 4-й армии Новицкого были куда скромнее: 12-я и 13-я ПД смогли за три недели упорных боёв выбить немцев из Ельни и Рославля, но все атаки на Мглин и Стародуб неизменно проваливались. Неуспешным оказались и атаки Чехословацкого корпуса в направлении Сумы-Лебедин и Готня-Грайворон: немцы здорово укрепились на этом рубеже. Итогом летнего контрнаступления (1 июля - 4 августа), идея и проработка которого целиком и полностью были на совести начальника Полевого штаба, бывшего генкварта ЮЗФ и ЗФ генерал-майора Николая Иосифовича Раттэля и его помощника Павла Павловича Лебедева, экс-полковника и экс-генкварта Северо-Западного фронта, стал прорыв глубиной до 200 км и шириной по фронту 600 км, что было ровно в два раза больше Брусиловского.

 

Тем не менее, сами немцы не считали это поражением. Честно говоря, немецкое командование особо даже не заметило какой-либо движухи на восточном фронте, целиком и полностью готовясь к победе на фронте западном. 1 июля группа армий "Принц Рупрехт" издает оперативный приказ с подробным описанием задач и задач семи атакующих корпусов в операции "Хаген". Основная цель "Хагена" состояла в том, чтобы захватить доминирующую возвышенность холмов Фландрии и срезать выступ у Ипра, что стало бы разрушительной психологической потерей для британцев. Окончательная версия плана предусматривала атаку пяти корпусов 4-й армии справа при поддержке двух корпусов 6-й армии слева. Двадцать шесть дивизий наносили удар, 13 дивизий оставались в окопах, в общей сложности около 350000 военнослужащих будут атаковать 29-мильный участок. Их будут поддерживать 2592 полевых орудия и 1037 тяжелых орудий, а также 40 эскадрилий штурмовиков и 45 эскадрилий истребителей. Напрямую им противостояли бы 21 передовая дивизия и 13 резервных дивизий бельгийской армии и Второй британской армии, которые теперь включали в себя две учебные дивизии США. Такое соотношение сил было, конечно же, далеко не оптимальным для немцев, но переброшенные к Парижу французские резервы сильно облегчали задачу. 12 июля был опубликован план манёвра резервами и артиллерией. Наконец, 18 июля, согласно плана "Y-транспорт", тяжёлые орудия были сняты с центрального участка фронта и переброшены во Фландрию. Прежде чем союзное командование смогло этот факт определить и проанализировать, немецкая армия начала своё грандиозное наступление, которое должно было покончить с надеждами Антанты на победу, и которое продлилось... 17 дней. Мощнейшая артподготовка, манёвры огнём, атака штосструппен - всё это Союзники успели хорошо изучить во время операций "Михаэль", "Жоржетта" и "Блюхер". Сюрприза не получилось. После предыдущих операций на этом направлении у англичан было достаточно времени, чтобы восстановить свои части и укрепить оборону, а немецкая армия сильно растянула свой фронт и была на грани истощения. Третий баварский корпус смог прорвать британскую оборону и выйти к Касселю, к концу июля немцы достигли Азбрука и Сен-Омера, но это были их максимальные успехи. Обратить союзные армии в бегство или тем более сбросить их в море не получилось. Позже выяснится, что принцы Рупрехт и Вильгельм, как и их начальники штабов фон Куль и фон дер Шуленбург, считали что реализовать "Хаген" полностью невозможно. Гинденбург и Людендорф жили в мире грёз. 6 августа немецкое командование отдало приказ о прекращении наступления, а через два дня началось Стодневное наступление Союзников. Двести тысяч немцев, принесённых в жертву за каких-то две с половиной недели на полях Фландрии, умерла напрасно. Восьмое августа вошло в историю как "чёрный день германской армии", к исходу этого дня потери немцев составили 27 тысяч человек, 400 орудий, 62 самолета. С этого дня и до самого конца войны инициатива навсегда перешла к Антанте.

 

Правда, для Советской России всё только начиналось...

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Великолепно! 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Глава 6. В кольце фронтов. Запад и юго-запад

 

Оказавшись в послеоктябрьской России загнанныими под плинтус, ультраправые силы, конечно же, не сидели сложа руки, и дожидаясь у моря погоды. Сконцентрировавшись, в отличие от либералов, не в Москве а в Петрограде, контрреволюционеры-монархисты сразу же сделали ставку на немцев. Монархисты, возглавляемые А.Ф.Треповым и Н.Е.Марковым (ака Марков-второй), и имеющие своим кандидатом на престол великого князя Кирилла Владимировича, начали искать контактов с немцами ещё зимой 1917/18 года, всецело надеясь, что германский штык выгонит красных из столицы, и тогда революция сама собой кончится, и наступит благорастворение на воздусех. Гвардейские офицерские организации во главе с генералом Арсеньевым через адъютанта генерала, полковника Таубе, и ротмистра фон Розенберга, попытались наладить такие контакты через Финляндию, и не ошиблись в своих предположениях - генерал Маннергейм через финских егерей связал их с генералом фон дер Гольцем, который в свою очередь, перенаправил белогвардейцев на командование "Обер Ост", генерала Гофмана и советника Виннига. В конце марта представитель "Обер Оста" обер-лейтенант фон Гаммерштейн нелегально встретился с Таубе и Розенбергом во Пскове, где стороны обговорили предложение о сотрудничестве.

 

С возобновлением боевых действий полковник барон Таубе прибыл в Ригу, где имел встречу с генералом Гофманом и майором фон Клейстом, на которой была обговорена возможность совместных действий против красных. Германское командование брало на себя обеспечение формирования белогвардейской дивизии, во главе которой должен был стать какой-нибудь известный генерал-монархист (назывались фамилии Келлера, Радко-Дмитриева, Гурко, Юденича и Вандама), эта дивизия должна была действовать вместе с немецкими войсками, и стать основой для формирования пронемецкой белогрвадейской армии, которая очистит Россию от большевизма, меньшевизма и прочих "-измов". Районом формирования армии определили части Псковской и Витебской губерний. После занятия Петрограда обеспечивалось бы коронование Кирилла новым царём. Немцы выделяли обмундирования и снаряжения на 50000 человек, и 60 орудий. 20 апреля соглашение было подписано, и белогвардейские агитаторы отправились по лагерям для военнопленных с целью вербовки. Из Ревеля приехал генерал А.Е.Вандам. Он с одобрения членов военной комиссии принял диктаторские полномочия и вступил во временное командование отдельным Псковским добровольческим корпусом, который должен был послужить первой боевой единицей Северной армии. Вскоре был сформирован и штаб корпуса, к которому "для связи" были прикомандированы германские офицеры - генерального штаба майор фон Клейст и обер-лейтенант фон Гаммерштейн. Начальником штаба корпуса стал генерал-майор Б.С.Малявин, ротмистр фон Розенберг стал обер-квартирмейстером. В Пскове было открыто главное вербовочное бюро, во главе которого стал недавно прибывший из Москвы ротмистр Гоштовт. Вспомогательные вербовочные бюро были открыты во всех крупных городах оккупированной Прибалтики. В течение первой вербовочной недели общее количество записавшихся добровольцев превышало 1500 человек, причем офицерство составляло 20–30% общего числа.

 

К 18 мая было решено, что корпус будет иметь три дивизии — одна с формированием в Пскове, вторая в Валке, третья в Либаве. К концу июня 1-я (Псковская) стрелковая дивизия состояла из 3 полков двухбатальонного состава, численность полка доходила до 500 человек. Полки получили наименование в зависимости от места их формирования. Общая численность белых формирований Северной армии к концу мая несколько превышала 2000 человек и являлась результатом проведенной вербовочной кампании в целом ряде городов, находившихся в пределах оккупированной Германией территории. Лозунги вооруженной борьбы с Советами нашли своих сторонников не только в пределах оккупированной германскими войсками зоны, но и за ее пределами — на территории Советской Республики. Вместе с формированием Северной армии на вербовочной основе источником пополнения были и групповые переходы с красной стороны. К числу явлений такого порядка летом 1918 года относятся переход на сторону белых 26 июня одного эскадрона 3-го Петроградского кавалерийского полка 6-й пехотной дивизии под командованием бывшего подъесаула Пермыкина, 28 июня трех судов Чудской озерной флотилии под командованием начальника флотилии, бывшего капитана 2 ранга Д.Д.Нелидова и, наконец, в начале июля остальных эскадронов 3-го Петроградского кавалерийского полка во главе с самим командиром полка, бывшим ротмистром С.Н.Булак-Балаховичем, который пытался таким переходом помешать начавшемуся контрнаступлению.  

 

Успешная деятельность организаторов Северной армии в Пскове, вылившаяся в форме создания отдельного Псковского добровольческого корпуса, дала возможность белым добровольцам начать с начала июля боевые действия на советской территории. Белыми частями "заткнули" прореху в обороне на Лужском направлении. К этому времени 1-я дивизия под командованием генерал-майора А.П.Родзянко численностью до 6000 штыков занимала позиции под Лугой, 2-я дивизия Г.Г.фон Нефа такой же численности - под Нарвой, а 3-я находилась в начальной стадии формирования. К концу месяца удалось довести численность обеих фронтовых дивизий до 8000 штыков каждая. Белогвардейцам, только что отразившим красное наступление, не терпелось перейти к активным действиям. Возможность представилась быстро. В начале августа по всей Сибири прогремели восстания офицерских организаций, оперативно разгромивших слабые красногвардейские отряды и захватившие Транссиб на крупных участках. 8 августа согласованно с ними началось восстание под предводительством Савинкова, в Ярославле, Муроме, Рыбинске, Пошехонье и Шексне, перерезавшее сообщение Москвы с Русским севером. Для борьбы с савинковцами командование Северного фронта было вынуждено снимать с фронта войска, в том числе и Латышскую дивизию, чем незамедлительно воспользовался Вандам. В ночь с 12 на 13 августа отряд поручика Данилова, а также другие диверсионно-разведывательные отряды, скрытно перешли линию фронта. До начала общего наступления им удалось подорвать в нескольких местах полотно железной дороги Ямбург—Гатчина, этим ограничив манёвренность двух советских бронепоездов и возможность их отступления. Отряду Данилова, члены которого сняли знаки различия, под видом красноармейцев удалось провести ряд диверсий и занять станцию Веймарн, где находился штаб правого боевого участка 6-й ПД РККА, при этом в плен попал начдив-6, бывший генерал-лейтенант Тележников (Шрейдер). Он был доставлен в Ямбург, к тому времени занятый Северным корпусом, и там был судим военно-полевым судом, приговорившим его к смерти. В командование дивизией вступил командир 3-й бригады А.П.Николаев.

 

Основное наступление Северного корпуса началось согласно оперативного плана. Руководил наступлением лично генерал Вандам. Части Северного корпуса после форсирования реки Плюссы на левом участке 6-й дивизии РККА, не встречая сопротивления, быстрым темпом продвигались в тыл противника. 17 августа был занят Ямбург, в котором, из-за невозможности вывезти по железной дороге, отступающими было оставлено большое количество военного снаряжения и запасы продовольствия. Попытки командования РККА организовать против белых устойчивую линию обороны к положительным результатам не привели, днём 20 августа была сдана станция Волосово, вечером Кикерино. Лишь к 24 августа, с прибытием подкреплений, красным удалось улучшить стабилизировать положение фронта, который проходил по линии Красная Горка - Гатчина - Луга. Но 1 сентября на фортах "Красная Горка" и "Серая лошадь" произошли восстания офицерских организаций, и правый фланг красной обороны снова развалился. 4 сентября части Вандама вышли к Оранниенбауму. Петроград вновь, как и в период финского наступления, был объявлен на осадном положении. На заводах прошла мобилизация рабочих, давших несколько батальонов красной гвардии. Дивизия Родзянко взяла Гатчину и подошла к Красному Селу и Царскому Селу, отбросив 6-ю дивизию к Колпино. Но силы белых уже выдыхались, поэтому огнём кораблей Балтфлота и контратаками красных финнов их удалось остановить на линии Петергоф - Красное Село - Царское Село - Колпино - Тосно. Начавшееся 22 сентября контрнаступление 6-й армии оказалось успешным, и к 8 октября белые отступили на позиции под Ямбургом и Гдовом. К концу октября РККА вошла соприкосновение с немецкими частями под Нарвой, а белые удерживали линию Гдов - Почап - Плюсса - Порхов - Остров.

 

Неустойчивое перемирие между большевиками и Центральной радой, установившееся после январских столкновений Красной гвардии и Вольного казачества, в ходе которых погибло несколько десятков человек, и выборов в Украинское Учсобрание, в котором "общерусская" эсеровско-эсдековская коалиция получила 46 депутатов из 172, сохранялось вплоть до начала "Фаустшлага". Вооружённые силы, подчиняющиеся УЦР, контролировали территорию на правом берегу Днепра, треугольник от Киева до Винницы на юго-западе и до Чигирина на юго-востоке. Гарантом от столкновений между ними и формирующимися на базе выведенного в Екатеринослав управления 8-й армии вооружёнными силами Донкривбасса, контролировавших Левобережье от Полтавы до Александрии, выступала 2-я дивизия Чехословацкого корпуса, стоящая в районе Яготина. На открытую конфронтацию с чехословаками Артём пока не решался, Киевский ревком во главе с Леонидом Пятаковым ждал инструкций из центра. Собственно, ревком готов был по первому сигналу выступить на силовой захват власти, сформировав в каждом районе Киева отряды по 200-300 красногвардейцев. Украинская столица весь первый квартал больше напоминала Петроград осени 1917-го, когда каждый квартал имел какой-то партийный окрас, собственные силы правопорядка и собственное управление. "Красные" контролировали Подол, Шулявку, Демиевку, завод "Арсенал", железнодорожные мастерские, верфи, и имели около тысячи красногвардейцев, "жовто-блакитные" - Лукьяновку и Святошино, железнодорожные вокзалы, и имели где-то 800 "вольных казаков". Разумеется, на стороне Центральной рады выступали и сформированные ей украинские войска - Сечевые стрельцы Коновальца, Гайдамацкий кош Петлюры и формирующаяся Запорожская дивизия Натиева, всего около 6000 штыков и 1000 сабель, разбросанные по территориям Правобережья.

 

Третий Генеральный Секретариат, избранный Радой после Учредительного собрания, также был руководим Владимиром Винниченко. Он вполне подходил под описание "однородного социалистического", только, в отличие от РСФДР, в его составе были представители правого фланга - народные социалисты (общероссийские) и социалисты-федералисты (украинские), впрочем, количество последних было значительно снижено. От "центральной коалиции" в правительство Украины вошли большевик (бывший меньшевик) Затонский (державный контролёр) и эсер Зарубин (министр почт и телеграфов). Однако что в обществе, что в правительстве существовал серьёзный раскол по вопросу о степени автономии. Согласно IV Универсалу, выпущенному Учсобранием, Украинская Народная Республика провозглашала национальную и культурную автономию в составе федеративной России. Примерно половина депутатов трактовала это как предательство национальных интересов и требовала полной независимости, и Винниченко приходилось применять поистине титанические усилия, пытаясь склеить вместе Украину и Россию. Правда, этому мешали и другие споры. Согласно мнению ЦР, в её состав входили все территории Волынской, Подольской, Киевской, Черниговской, Херсонской, Полтавской, Екатеринославской и Харьковской губерний. У Донецко-Криворожской республики по поводу двух последних было своё мнение, что и привело к политическому противостоянию между двумя республиками, и чуть было не привело к военному. СНК РСФДР предпочёл самоустраниться в этом споре, сконцентрировав усилия войск Муравьёва на отражении румынского наступления в Бессарабии, но всем было ясно, что рано или поздно этот нарыв прорвёт.

 

Прорвало уже в марте. Самостийно настроенная часть Рады направила на перегоры в Брест своих членов - министра по военным делам Николая Порша (предселателя Украинского совета рабочих депутатов, украинского эсдека), и министра иностранных дел Всеволода Голубовича (украинского эсера), которые должны были выступить от лица Украины как полноправного участника переговоров. Результатом стал секретный договор между австрияками и самостийниками - вторые гарантировали поставку первым и их союзникам немцам определённого количества продовольствия и угля, в обмен на автономию Галиции в составе АВИ. Поэтому когда немцы начали наступление, украинские войска не оказывали им сопротивления, согласно приказа Порша. Естественно, "автономистская" часть Рады пыталась возражать такому положению дел. Симон Петлюра и руководимый им Гайдамацкий кош покинули столицу вслед за чехословаками, которые перебазировались восточнее, к Конотопу, вместе с ним Киев оставили Винниченко и примерно 2/3 Рады - часть разъехалась по домам, часть во главе с премьером переехала в Харьков, а когда немцы добрались и туда - в Белгород, а затем в Курск. Гайдамаки, впрочем, не ушли дальше Полтавы: сопротивляться немцам, особенно ввиду объявленной Поршем (незаконно, так как кворума Рады не было и в помине) независимости Украины и приобретением ей нейтрального статуса, было навряд ли возможно, поэтому Петлюра официально распустил Кош как самостоятельное соединение, и уехал в Киев как частное лицо.

 

В Киеве в это время происходила вереница политических событий. В течение мая туда постепенно стекается группа правых депутатов Учредительного собрания - кадетов, прогрессистов и части трудовиков. Руководить этим пёстрым собранием взялся 60-летний гофмейстер двора А.В.Кривошеин, образовав "Комитет членов Учредительного собрания". Экономически и политически эту группа опиралась на промышленников и крупных землевладельцев, и имела праволиберальный окрас, в состав её лидеров входят А.И.Гучков и В.В.Шульгин. Группа делала ставку на ряд крупных военных деятелей немонархического окраса, например, Н.Н.Духонина, Д.Е.Щербачёва и А.В.Колчака, с которым их связали лидеры Национального центра Астров, Рябушинский и Фёдоров, также перебравшиеся в Киев. В середине мая проходит IV съезд Украинской партии социалистов-революционеров, который вызвал окончательный раскол украинских эсеров на правых (выступающих за сотрудничество с немцами) и левых (“боротьбистов”). Последние, победив на выборах в ЦК, откалываются от УПСР и создают партию УПСР (боротьбистов), держа курс на вооружённное восстание против немцев. В начале июня в Киеве прошёл съезд кадетской партии, но наиболее важным был ещё один съезд - "Всеукраинский съезд хлеборобов". 28 мая немцы разгонали остатки Центральной рады, бросив министров-социалистов в тюрьму, а уже через день состоялся этот самый съезд, потребовавший (!) прекратить социальные эксперименты и "восстановить гетманат как историческую форму правления Украины". Естественно, гетманом был провозглашён крупный помещик и военный, генерал-лейтенант Скоропадский, почётный атаман Вольного казачества. 3 июня было сформировано правительство во главе с октябристом-земцем Лизогубом. Большинство министерских должностей заняли кадеты, которые поддержали гетманский режим. Немцы, устанавливая режим своей марионетки, беспощадно разгоняли любые съезды, в конце июня была арестована и помещена в тюрьму часть экс-членов Рады левого толка по подозрению в подготовке к восстанию, в т.ч. Порш, Голубович и Петлюра. В помощь немцам гетман начал формировать части будущей украинской армии - 18 пехотных и 4 кавалерийских дивизии в девяти корпусах. В июле в занятом немцами Белгороде начала формироваться белогвардейская монархическая Южная армия, а кадетский Комуч перехал во Псков.

 

В ответ на такие действия, а также в ответ на начавшийся откровенный грабёж (голодные бунты в Германии и Австро-Венгрии требовали вывозить из Украины как можно больше зерна и скота) в тылу немцев и гетманцев развернулись масштабные восстания. В июне крупные восстания против оккупантов вспыхнули в северных уездах Полтавской губернии, в Купянском уезде, Харьковской губернии, Дубенском и Чигиринском уездах Киевской губернии. Восстания обнаружили исключительную стойкость, упорство и организованность повстанцев. В июньские дни одновременно с началом контрнаступления на северном участке фронта началось одно из наиболее крупных восстаний на Украине - в Звенигородском уезде. 9 июля повстанцы захватили Звенигородку. Повстанцы заняли сёла Ольховец, Озирна, Поправка, Рижановка и др. Из Калигорки на помощь звенигородцам двигались крестьяне Херсонской губернии. В это же время развешу лось восстание в соседнем с Звенигородкой Таращанском уезде, Киевской губернии. Повстанцы заняли почти весь уезд и свободно сообщались с Уманским, Звенигородским и Липовецким уездами. Оккупантам понадобилось два месяца, чтобы на время подавить восстание. Под натиском германских войск таращанцы переправлялись через Днепр, уходили в Полтавскую губернию и затем просачивались через линию фронта, где формировались повстанческие дивизии. Части отряда таращанских повстанцев составили ядро Таращанского полка под командованием Василия Боженко. Летом 1918 г. восстания охватили Екатеринославщину и Подолию. Борьба железнодорожников (19 июля началась согласованная всеобщая железнодородная забастовка) и рабочих Донбасса лишила оккупантов угля. Не успели ещё оккупанты оправиться от железнодорожной забастовки, как разразилось восстание в Черниговской и Полтавской губерниях. Восстание на первом этапе носило ограниченный, местный характер, но вскоре распространилось на Подольскую, Киевскую, Херсонскую и другие губернии. 11 августа съезд ревкомов и повстанческих штабов Киевской губернии обратился к рабочим и крестьянам Украины с воззванием поддержать восстание на Черниговщине и Полтавщине. В знак поддержки восставшего крестьянства 11 августа забастовали шахтёры Донбасса и Криворожья. 14 августа началось восстание крестьян в Подольской губернии. Таким образом, партизанская война на Украине сорвала планы германских оккупантов. Германские империалисты предполагали, что оккупация Украины, Белоруссии и Кавказа приведёт к полной ликвидации Восточного фронта. Однако и после оккупации Украина и Белоруссия оставались незавоёванными территориями. Охваченные огнём восстания, эти районы всё ещё приковывали к себе значительные немецкие силы.

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

в обмен на передачу УНР территорий Галиции.

В ри же договорились об автономии Галичины 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ммм, возможно. Надо будет перечитать Чернина

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Глава 7. В кольце фронтов. Часть 2 - юг и восток

 

Юг дальний

 

22 апреля на заседании Кавказского сейма, созванного по итогам выборов в Закавказское Учредительное Собрание, была провозглашена Закавказская Автономная Демократическая Республика. 5 мая турки взяли Батум. 9 мая Ардаган, 15 мая - Карс. Захватив потерянные в 1878 году территории, турецкие войска стали готовиться к полномасштабной интервенции в Закавказье. После провала четвёртых брестских переговоров 22 мая, Германия и Турция провели раздел сфер влияния на Кавказе. Турции отводилась уже захваченная ею территория Грузии (т.е. Аджария) и большая часть Армении, остальная часть Закавказья отходила под контроль Германии. Для наступления в Закавказье Османская империя располагала 9 хорошо экипированными пехотными дивизиями — примерно между 55 и 60 тысячами солдат. 15 июня турецкие войска перешли Арпачай и начали наступление к шоссе Тифлис—Александрополь. Армянские войска начали беспорядочно и спешно отступать из Александрополя в Дилижан. Как и в Карсе, огромное количество боеприпасов было оставлено врагу. 17 июня турецкие войска оказались в 50 км от Тифлиса. 22 июня, на заседании Сейма, нестабильным большинством было принято решение начать отдельные от Советской России мирные переговоры, в ответ на что большевики и "общероссийские" эсеры, верховодящие в Комитете обороны Революции ЗАДР, и поддерживающая их часть Закавказского сейма, перемещаются из Тифлиса в Баку, где, в отстутвии кворума Сейма, провозглашается Закавказская Республика Советов (ЗСР), во главе Бакинского Совнаркома становится трио Сталин-Шаумян-Орджоникидзе.

 

1 июля, по требованию Германии и Турции, правительство ЗАДР начинает мирные переговоры с турками в Батуме. Батумская конференция, начавшаяся с обсуждения мирных переговоров, очень быстро превращается в диктование турками своих требований, причём по нарастающей. Турки, убедившись в лёгкости возвращения своей старой территории, наглели с каждым днём всё больше, подкрепляя свои требования новыми наступлениями войск. В ночь с 4 на 5 июля Турция предъявила ультиматум о сдаче Александрополя и отводе армянских войск от города. Армянские войска оставили Александрополь и отступили в двух направлениях — к Сардарапату и Джалалоглы. В Тифлисе царила паника, многие ждали что турки развернут новое наступление на город, в итоге Грузинский национальный совет обращается к Германии с просьбой о покровительстве. Немцы мгновенно уведомляют об этом турок, которые оставляют грузинское направление и сосредотачиваются на армянском. Угроза захвата Грузии Турцией была таким образом устранена, и грузинские войска в начале июля оккупируют территорию Абхазии, войдя в Сухум и Сочи. Им навстречу движутся немцы. Захватив к двадцатым числам июня Крым, и разбив к середине июля Таганрогский десант красных, 14 июля немцы высаживаются на Таманском полуострове. 16 июля Грузия объявляет о выходе из состава Закавказской Автономной Демократической Республики, и образовании Грузинской Демократической республики.

 

11 июля турки с запада вышли на подступы к Сардарапату, 12 июля на северо-западе захватили станцию Амамлу, откуда им открылась дорога на Эривань. 18 июля правительство Грузии было признано Германией, и в Поти были заключены 6 договоров, по которым Германия получила монопольное право на эксплуатацию ресурсов Грузии, а порт Поти и железная дорога поступали под контроль германского командования. С этого момента армянская и грузинские делегации вели переговоры с турками отдельно. 25 июля Германия оккупируют Новороссийск, захватив там почти в полном составе Черноморский флот, а 30 июля германские войска вошли в Тифлис. Немецкие гарнизоны были размещены в Кутаисе, Гори, Сигнахе, Самтреди, Новосенаки, Очамчире и др. В это время с 11 по 18 июля армянам удалось остановить турецкое наступление в Сардарапатском сражении. После выхода Грузии из состава ЗАДР, и провозглашения протурецким Азербайджанским национальным советом в Тифлисе Азербайджанской Демократической республики, армянам не оставалось делать ничего, кроме как 20 июля провозгласить создание Демократической республики Армения. Столицей государства была выбрана Эривань. Здесь к этому времени уже действовала военная и гражданская администрация под руководством представителя Армянского национального совета Арама Манукяна. Победы, одержанные армянской армией под Сардарапатом, Баш-Абараном и Караклисом, позволили на определённое время приостановить продвижение турок, однако в условиях, когда турецкие войска находились в непосредственной близости от Эривани и оккупировали значительную часть армянской территории, Армения была вынуждена принять турецкие требования.

 

24 июля Турция подписала с Арменией и Грузией договоры "о мире и дружбе", по которым к Турции, кроме Карской, Ардаганской и Батумской областей, отходили: от Грузии Ахалкалакский уезд и часть Ахалцихского уезда; от Армении Сурмалинский уезд и части Александропольского, Шарурского, Эчмиадзинского и Эриванского уездов. Турецкие войска получили право беспрепятственных железнодорожных перевозок. К этому времени передовые части 5-й турецкой дивизии входят в Гянджу, где генерал Нури-паша приступил к формированию Кавказской исламской армии, которая выступала под флагом существующей только на бумаге Азербайджанской демократической республики. 10 августа, сосредоточившись в Гяндже, турецко-азербайджанские войска начали наступление по направлениям: северо-восточное — на Шемаху; центральное (вдоль Закавказской железной дороги) — на станцию Кюрдамир; юго-восточное — на Мугань, им удаётся разбить слабые отряды Бакинского Совнаркома, в основном из-за предательства отряда Лазаря Бичерахова, который снял свои части с фронта и отступил в Дагестан, примкнув к повстанцам своего брата Георгия. 31 августа силы Бакинского СНК были вынуждены с боями оставить Бинагади, и турки взяли Баку в плотную осаду. 15 сентября, после продолжительного обстрела артиллерией и взятия Волчьих ворот, турецкие войска заняли город. Увидев, что турки прорвали его последний рубеж обороны, Сталин решил, что дальнейшее сопротивление бессмысленно, и приказал своим кораблям готовиться к отплытию. Воспользовавшись затишьем, большевистские войска под покровом темноты погрузились на корабли и в 11 часов вечера вышли в море. Сталин попытался дойти до Астрахани, но из-за штормов и отсутствия топлива корабли доходят только до Дербента и Петровска. Бичерахов берёт в плен Бакинский совнарком в полном составе, и 23 сентября после формального "суда" расстреливает комиссаров на песчаных отмелях Петровска. Погибли председатель Совнаркома Сталин, комиссары по внешним делам Шаумян, по внутренним делам Джапаридзе, по народному образованию Нариманов (все - члены Закавказского сейма), члены ВРК Кавказской армии Микоян, Орджоникидзе и Тер-Петросян, и ещё тринадцать человек. 

 

После взятия Баку турки смогли начать переброску в Дагестан более крупных сил. Турецкие части стали незаметно выводиться из Баку и по железной дороге направлялись к Дербенту. 6 октября 4 тысячи турок, усиленных отрядами даргинцев, сформированными Али Акушинским, заняли Дербент, куда через неделю прибыл глава Горского правительства Чермоев, провозгласивший создание в Дагестане Горской республики. В Дагестан была переброшена 15-я турецкая пехотная дивизия под командованием Юсуфа Иззет-паши. Нури-паша и Юсуф Иззет-паша формально уволились из османской армии, заняв должности главнокомандующих вооружёнными силами Азербайджана и Северного Кавказа. Многие из находившихся в их подчинении офицеров и солдат также изъявили готовность остаться на Кавказе, заключив с указанными республиками военные контракты. К началу боевых действий турки сформировали в Дагестане дивизию из горцев, а из Чечни к ним на помощь подошёл шейх Али Митаев с 2-тыс. отрядом мюридов. Кроме этого в походе участвовали азербайджанские войска. В середине октября войска Горской республики начали наступление против сил Бичераховых, и к 5 ноября заняли Темир-Хан-Шуру и Петровск. После капитуляции Турции турецкие войска остались в Азербайджане и Дагестане под видом местных, но под нажимом англичан к концу ноября покинули эти территории. 


Юг ближний

 

28 мая в станице Манычской состоялось совещание с целью организации совместных действий основных антибольшевистских сил юга России с участием генералов Краснова, Деникина, Алексеева и др. Генерал Краснов предложил Добровольческой армии совместно наступать на Царицын, который, по его замыслу, должен был стать базой для дальнейшего наступления Добровольческой армии в Среднее Поволжье (Саратовскую губернию) при содействии немцев. Здесь, по замыслу Краснова, Добровольческая армия должна была закрепиться и соединиться с белоказаками генерала Дутова. Командование Добровольческой армии, однако, отвергло предложение генерала Краснова, не считая для себя приемлемым идти на союз с Германией. Добровольцы встали на пополнение в Батайске, где к ним в начале июня присоединились дроздовцы. 22 июня, отдохнув и подготовившись, Добровольческая армия выступает в Кубанский поход, имея своей целью Ставрополь, где Алексеев планирует соединиться с кубанцами Филимонова. Численность добровольцев достигала к этому времени 4000 штыков, 1000 сабель при 40 пулемётах и 20 орудиях. Командовал армией Деникин, общее руководство осуществлял Алексеев. Взяв с большими потерями село Лежанка, добровольцы перерезали ЖД у Песчаноокопской, прервав сообщение Кубани с Царицыным. Но взять Торговую не удаётся, и белые движутся на Медвежье, вглубь Ставрополья, на соединение с кубанцами. 

 

Красное командование вынуждено воевать на четыре фронта - с немцами, грузинами, кубанцами и добровольцами. Новый главнокомандующий Красной армией Северного Кавказа Калнин, назначенный вместо строптивого Автономова, не мог отвлечь достаточно сил от Таганрогского десанта, который должен был разорвать связь немцев с Доном при развитии наступления на север, в Донбасс, где планировалось соединение с наступающими с севера частями Южфронта. Однако десант провалился - командующий переправившимися частями Сигизмунд Клово не смог взять Таганрог, и немцы уничтожили силы Калнина на том берегу Азовского моря. 8 июля красные берут Песчаноокопскую, разрывая связь ДА с Доном и восстанавливая жд сообщение с Царицыным. 14 июля, когда немцы, разбив Клово, высадились в свою очередь на Таманском полуострове, добровольцы и кубанцы начинают окружение Ставрополя. С помощью угрозы обстрела города из (мифических) тяжёлых орудий белые овладевают городом без боя. Части Шкуро вливаются в Добрармию, которая разворачивается для атаки на Армавир. 21 числа Деникин берёт штурмом Армавир, численность белых к этому времени - около 9000 человек, из них до 70% - кубанцы Шкуро (что, в общем-то, соответствует РИ состоянию на начало 2-го Кубанского похода 23.06.1918). 1 августа Добрармия громит красных у Тихорецкой, в которой находился штаб главнокомандующего. ЦИК Кубанской республики снимает Калнина и назначает на его место Сорокина. Весь август белые вели встречные бои на противоположных направлениях - против красных кубанцев Сорокина и против северокавказских частей Автономова. К концу месяца ситуация несколько раз повисает на волоске, белые держатся исключительно за счет высокой мотивации войск и искусства командиров. Отряды Сорокина пополняли численность для проведения нового масштабного наступления, т.к. тяжелейшие августовские бои выбили значительную численность старого надёжного эелемента. План Сорокина - нанести контрудар во второй половине октября одновременно на Ставрополь и на Тихорецкую-Кавказскую, окружая белых. Добровольческая армия также пополняалсь, одновременно проводя операции против позиций красных в районе Минеральных Вод. План белых - соединиться с терскими отрядами, разбив красных в районе Армавира-Невинномысской, одновременно не дать Сорокину отрезать ДА и кубанцев от донских казаков, и взять Екатеринодар.

 

Середина и конец сентября ознаменовались битвой за Северный Кавказ - белые отбили Минераловодский район. Красную Кубань лихорадило от внутренних дрязг - командарм Сорокин за самовольное оставление фронта расстрелял комдива Жлобу, за что был отстранён, но не покинул своего места, а занял верными частями Екатеринодар, и расстрелял ЦИК Кубано-Черноморской республики, установив режим собственной диктатуры. Не подчиняющиеся Сорокину отряды Мокроусова и Таманская армия в это время выбилb грузинские части из Сочи и Абхазии и немцев из Новороссийска. Съезд советов Кубани, контролируемый Сорокиным, выбирает новый ЦИК, в который входят экс-деятели Кубанской Рады Лука Быч и Николай Рябовол. Но контрнаступление Сорокина на белых не приводит к успешным результатам, что вызывает мятеж красных командиров, недовольных действиями командарма. Эти склоки не позволили красным окружить с двух сторон Добрармию, и, хотя части Северокавказской красной армии смогли занять белую столицу Ставрополь, к середине ноября они оказались оттуда выбиты, что и стало концом Кубанского похода. Белые соединились с кубанцами, контролируя территорию Ейск - Кущёвка - Сосыка - Усть-Лабинская - Лабинская - Баталпашинск - Кисловодск - Георгиевск - Св.Крест - Петровское - Торговая с центром в Ставрополе.

 

Что в это время делали донцы? Краснов, придя к власти, начинает формирование "Молодой армии", из казачьей молодёжи, не видевшей мировой войны. Вооружившись за счёт немцев (которые передавали казакам русские трофеи), в конце июля Войско Донское начинает наступление на Царицын. Отряды Мамонтова и Фицхелаурова наступают на город с юга и запада, к 19 августа подойдя к городу вплотную. 20 августа в Царицыне начался белогвардейский мятеж, но Ворошилову удаётся подавить восстание, и отбросить к концу месяца казаков от Царицына. Сил на преследование у красных не было. 11 сентября командующий Донской армией Денисов отдал директиву о наступлении на Царицын, в этот же день командующий Южным фронтом Сытин предложил план наступления на участке Воронеж-Поворино на юг против казаков Краснова. 21 сентября Донская армия отбрасывает красноармейцев Ворошилова к Царицыну, но на помощь к осаждаемому городу не приходит, как ИРЛ, Стальная дивизия Жлобы - за оставление позиций и за свои более чем тесные сношения с ЦИК Кубано-Черноморской Республики Сорокин расстреливает комдива. 10 октября донские казаки  захватили Павловск, подошли к Лискам и вошли в предместья Царицына. 17 сентября, сосредоточив резервы, армия ВВД начинает штурм Царицына, и к вечеру город был взят. Штаб Царицынского фронта и войска отступили к Камышину и Балашову. 13 ноября Южный фронт предпринимает наступление на донские части, которые показывали первые признаки разложения. К 26 ноября линия ЖД Балашов-Камышин была очищена от противника, однако донцы контратаковали у Поворино во фланг наступающим армиям, и взяли Новохопёрск. 


Восток (и немного центр)


Первые ростки реакции проклюнулись на востоке практически мгновенно. Атаманы Дутов и Семёнов поднимают оренбургских (удачно) и забайкальских (неудачно) казаков на борьбу с советской властью. Правда, особенно воевать не хотели и казаки, и отряды обоих атаманов не превышали изначально полутора-двух тысяч штыков и сабель каждый. В феврале в Омске взбунтовался самозванный атаман Анненков, а в Благовещенске - Гамов, но и тех, и тех относительно успешно гоняли местные красноармейцы. Настоящая борьба началась, когда на Урал под видом солдата Лариона Иванова прибыл генерал Корнилов. 22 февраля он был в Челябинске, 29 марта в Омске, 27 апреля - в Томске, 4 мая - в Иркутске, везде оставляя офицеров для создания подпольных организаций. В это же время, 23 апреля, во Владивостоке под предлогом “защиты интересов японских граждан” высадились японские войска. 11 июля Корнилов прибыл во Владивосток, где провёл переговоры с генералом Д.Л.Хорватом о полосе отчуждения КВЖД как базе для белого движения в Сибири. Легко договорившись с прокадетски настроенным "диктатором КВЖД", Корнилов объявляет себя Временным Верховным правителем России - “до восстановления, при содействии народа, порядка в стране и до созыва свободно избранного Учредительного Собрания”. Власть Верховного правителя признают Владивостокский гарнизон (под союзным контролем), население Амурской области, Забайкалья, Сахалина и Камчатки, а также уссурийские, забайкальские и амурские казаки. При Корнилове образовывается Временное Сибирское Правительство, в основном из подвизавшихся у Хорвата деятелей, часть из восточного отдела Национального центра. За время поездки по Сибири Корнилов способствовал объединению и координации действий подпольных офицерских организаций в Самаре, Челябинске Омске, Петропавловске, Томске, Иркутске. Так, в Томске руководителем офицерского подполья стал брат корниловского премьер-министра А.Н.Пепеляев, в Новониколаевске - полковник Гришин-Алмазов, в Омске - Иванов-Ринов, в Челябинске - Ханжин, в Самаре - Бакич, в Иркутске - Эллерц-Усов. Само широкое восстание было назначено на конец июля.

 

26 июля офицерский отряд Пепеляева начинает восстание в Томске, 2 августа в Новониколаевске и Нижнеудинске выступают офицеры во главе с Гришиным-Алмазовым, в Павлодаре, Усть-Каменогорске, Петропавловске и Омске - офицеры Иванова-Ринова. Также начинается восстание офицеров Эллерц-Усова в Иркутске и Ханжина в Челябинске, из Семиречья возникают отряды Анненкова. 3 августа начинается выступление офицерских организаций в Самаре (полк.Бакич, полк.Галкин), Перми (полк.Каппель), Сызрани и других приволжских городах. Однако, в отличие от Сибири, где офицерам удаётся относительно легко разоружить красногвардейцев, здесь выступление не приводит к победе восставших и быстро подавляется местными силами - в Уральском и Приволжском военных округах идёт активное военное строительство, и формирование новых красных дивизий, и красным легко удаётся подавить офицерские мятежи. 4 августа в Новониколаевске была образована Сибирская армия во главе с Гришиным-Алмазовым, через два дня - красный Восточный фронт со штабом в Казани, командующим которого был назначен командарм-5 Каменев, только что успешно наступавший на немцев. В состав войск фронта вошли дивизии, формировавшиеся в прилегающих к нему округах, сведённые в 8-ю (командарм Хвесин) и 9-ю (командарм Тухачевский) армии. 21 августа Семёнов берёт Читу, и на территории от Омска до Нижнеудинска устанавливается власть белогвардейцев. Два белых анклава разделяет Иркутск, где сконцентрированы красногвардейские силы под командованием анархиста Нестора Каландаришвили. К началу сентября устанавливается постоянный фронт по линии Туринск-Ирбит-Шадринск-Кыштым-Златоуст.

 

Согласованно с восстаниями в Сибири и Поволжье начинается и восстание в центральной России, организованное силами савинковского Союза защиты Родины и Свободы. Помимо Ярославля, где был центр восстания, также мятежи происходят в Муроме, Рыбинске (там находился сам Савинков), Пошехонье и Шексне. Были перерезаны ЖД-пути на Петроград и Москву. Полковник Перхуров провозгласил себя "Главнокомандующим Ярославской губернии и командующим группой войск Северной добровольческой армии", которая подчинялась верховному командованию генерала М.В.Алексеева. В первые же дни руководители восстания объявили о мобилизации,  число записавшихся в добровольцы насчитывалось около десяти тысяч человек, которым оказывали поддержку местное духовенство, интеллигенция, а также крестьяне некоторых пригородных сел. Однако, по воспоминаниям самого Перхурова, непосредственно на линии фронта находилось не более 2500—3000 человек, большая часть "добровольцев" рассеялась вскоре после начала боев. Для ликвидации восстания был сформирован губернский военно-революционный комитет, с фронта была снята Латышская стрелковая дивизия, были привлечены части формирующейся Вологодской ПД. К 20 августа восстание в Муроме было ликвидировано, повстанцы из Рыбинска и Пошехонья оказались выдавлены за пределы городов. Савинков с отрядом начал пробиваться к Ярославлю, пошехонские повстанцы ушли в леса. Из-за опасности, связанной с восстанием в Ярославле, иностранные посольства из Вологды были эвакуированы в Вятку, что лишило повстанцев связи с британской разведкой. 10 сентября велись бои на подступах к Ярославлю, отряды белогвардейцев раскололись надвое: Савинков, Перхуров и примерно 1000 человек решили уйти на пароходах и баржах вверх по Шексне, а отряд генерала Карпова продолжил сопротивление в городе. 12 сентября отряд Савинкова-Перхурова занял Череповец десантом с реки, и повёл наступление на Вологду. Но 24 сентября в бою под Шеломово удачным снарядом накрывает штаб белогвардейских отрядов, Савинков погибает на месте. Командование принимает Перхуров, который принимает решение оставить Череповец и прорываться дальше на север. К этому моменту отряд насчитывает где-то 500 человек. Взорвав напоследок некоторое ЖД имущество, Перхуров садится на всё те же пароходы с баржами и отплывает севернее - на Кириллов, Белозерск и Вытегру. 28 числа отряд Перхурова достигает Онежского озера, в этот же день Ярославль занят частями Красной армии. К середине сентября перхуровцы, основательно потрёпанные и без тяжёлого вооружения, вышли к белофиннам и влились в состав "Армии Карельского государства".

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Глава 8. Последние выстрелы Великой войны.

 

К концу сентября, вместе с переходом в контрнаступление 6-й армии, оживился и Западный фронт. Обескровленный "донорством" лучших командиров и штабов в соединения Восточного и Южного фронтов, весь август и начало сентября дивизии 4-й и 5-й армий Новицкого и Чернавина восполняли потери и тренировали пополнения. Из войск внутренних округов в состав 5-й армии для будущего наступления были переданы Латышская и Западная (польская) стрелковые дивизии (впрочем, к началу октября все пехотные дивизии РККА стали стрелковыми). К этому времени противостоящие им немецкие части 8-й, 10-й армий и армейской группы "Д" кое-где совершенно разложились, образовали солдатские комитеты, а кое-где и начали братание. Новое наступление, Октябрьское, проходило в куда более тепличных условиях, чем предыдущее. К концу месяца 2-я СД 5-й армии вышла на рубеж Порхов-Новоржев, Латышская заняла Опочку, 7-я подошла к Себежу, Западная - к Полоцку. Растянувшийся фронт 4-й армии, в которую передали 8-ю и 3-ю СД, проходил по линии Полоцк (искл.) - Сенно - Орша (искл.) - р.Днепр - Гомель. Под Новозыбковом начинался фланг Чехословацкого корпуса, который всё ещё держался "наособицу". Фронт чехословаков был по линии Новозыбков - Новгород-Северский (искл.) - Глухов. Восточнее ЧСК находилась так называемая "группа Антонова-Овсеенко" - бывший командъюж Муравьёв был арестован за многочисленные эксцессы. В состав этой группы включили все "анархические банды" - то есть перешедшие фронт повстанческие группы, из которых сформировали две Украинские повстанческие дивизии, и отряды левых эсеров и анархистов в составе группы Сахарова. Ещё восточнее, от Нового Оскола, начинались порядки группы Кожевникова.

 

30 сентября капитулировал первый союзник Германии - Болгария. 30 октября за ней последовала Турция, а 3 ноября - Австро-Венгрия. 4 ноября началась чехарда смен кабинетов в Германии, закончившаяся отречением кайзера. В этой ситуации командование войсковых групп "Рига" и "Киев" генерал-фельдмаршалы Фалькенгайн и Эйхгорн вступили в переговоры с командованием Северного и Западного фронтов соответственно о порядке установления перемирия и вывода войск. В условиях жесточайших боёв на Северном Кавказе, потери Царицына и Баку, и продвижения Корнилова к Уралу, главнокомандующий Черемисов и Председатель РВСР Троцкий, естественно, моментально согласовали протокол, согласно которого немецкие войска должны были быть выведены с территории Финляндии, Прибалтики, Белоруссии, Украины и Грузии в срок до 1 декабря. 11 ноября, в день подписания Компьенского перемирия, Троцкий начал снимать дивизии с Западного фронта, перебрасывая их на восток, где положение было критическим. Немедленно должно было состояться только занятие силами 5-й и 6-й армий Прибалтики, где находился тыл Северо-Западной Добровольческой Армии, которую нужно было ликвидировать. Естественно, в ходе таковой ликвидации предусматривалось установление советской власти на территории экс-командования "Обер Ост" и экс-Балтийского герцогства.

 

Гетман Скоропадский, придя к власти на немецких штыках, начал сразу же отрабатывать вложения. Гетманская варта начала карательные рейды в помощь австро-немецким продовольственным отрядам, а в гетманском правительстве отчего-то совсем не оказалось как украинских социалистов, так и сторонников самостийности. От такого поворота гетман конечно же сразу стал не мил всем национальным украинским силам. Первого августа подпольно был сформирован Национальный союз - в составе партии социалистов-самостийников (Макаренко, Андриевский), Вольного казачества, социалистов-федералистов (Ефремов), хлеборобов (Михновский), то есть всех "самостийных" сил. Союзом был задуман план переворота против Скоропадского. К сентябрю им удалось привлечь на свою сторону таких людей, как директора Департамента железных дорог Макаренко, генерала гетманской армии Осецкого, полковников гетманской армии Павленко, Тютюнника, Хилобоченко. В преддверии падения Центральных Держав, гетман делал выбор, на кого же ему опереться - на националистические украинские силы, или же на националистические "общерусские", "великодержавные". Естественно, выбор генерал-лейтенанта и кавалергарда Скоропадского был очевиден. 24 октября был окончательно сформирован новый министерский кабинет, в котором Национальный Союз получил только четыре далеко не ключевых портфеля. Однако после создания коалиционного кабинета министров Михновский неожиданно огласил, что Национальный Союз не берет на себя ответственности за политику кабинета и остается к режиму гетмана в оппозиции. 

 

7 ноября командующий Запорожской дивизией (единственной боевой и укомплектованной дивизией гетмана) полковник Болбочан, командующий Подольским корпусом генерал Ярошевич и командир Черноморского коша Полищук дали согласие на участие в восстании. Михновский уговорил Евгения Коновальца — командира полка сечевых стрельцов (базировался в Белой Церкви) первым поднять восстание против гетмана. Заговор поддерживало и немало младших офицеров, преимущественно украинского происхождения. К заговорщикам присоединился гетманский министр железнодорожного транспорта Бутенко. Генерал Осецкий (командир Железнодорожной дивизии гетмана) стал руководителем военного штаба восстания и сформировал резервный полк охраны в Киеве из людей, оппозиционных режиму гетмана. Небольшие надежные железнодорожные отряды создавались также на всех узловых станциях. На следующий день Национальный Союз потребовал от гетмана созвать 17 ноября Национальный конгресс с функциями парламента. Но гетман, пообещав созвать Конгресс, вскоре полностью отказался от идеи его проведения. Он боялся, что Конгресс выскажется за ликвидацию гетманата и за восстановление республики. 12 ноября, после заключения Компьенского перемирия, Скоропадский окончательно решил переметнуться на сторону Антанты, которая, как он тогда считал, будет делать ставку на "общерусских" белогвардейцев. Он решил провозгласить федерацию с будущей белогвардейской "Великороссией", запретить подготовку Национального конгресса, распустить коалиционный кабинет и отправить в отставку семь украинских министров, настаивающих на созыве Конгресса.

 

13 ноября на тайной консультации Национального Союза и социалистов Петлюра заявил о своем участии в акции восстания, был намечен революционный триумвират, который должен был возглавить новое революционное правительство: Михновский, Ефремов, Петлюра. В тот же день Михновский выехал в Белую Церковь к Коновальцу. Однако вечером в тот же день гетманская варта и офицерские отряды накрывают тайное заседание украинских эсеров и эсдеков, которые консультировались по поводу дальнейшего сотрудничества с правыми в будущем послегетманском правительстве. Арестованы и убиты "при попытке к побегу" эсдеки Симон Петлюра, Николай Порш, эсеры Всеволод Голубович, Николай Ковалевский и Фёдор Швец. 14 ноября гетман подписывает "Грамоту о федерализации", и формирует новое правительство во главе с бывшим гофмейстером двора Сергеем Гербелем. Кабинет этот полностью, за исключением министров здравоохранения и просвещения, был сформирован из членов влиятельной группы единонеделимцев и в общем-то даёт всё открыто понять. Оставшиеся без поддержки левых, в кабинете Министерства железных дорог собрались директор одного из департаментов железных дорог Макаренко, генерал Осецкий, полковники Тютюнник и Аркас, Коновалец с несколькими лидерами сечевых стрельцов, представители украинских партий федералистов, самостийников, и лидеры восстания Михновский и Ефремов. На собрании было провозглашено начало всеобщего восстания против гетмана. Сечевые стрельцы потребовали введения Коновальца в состав новой революционной власти — Директории и утверждения его командующим революционными войсками. Было решено, что Директория останется у власти только до ликвидации режима Скоропадского, а после победы ее заменит представительская власть. В Директорию вошли Михновский, Ефремов, Макаренко, Коновалец и Афанасий Андриевский.

 

Коновалец 15 ноября встретился с гетманом Скоропадским и потребовал от него отказаться от манифеста, расформировать русские отряды, перевести стрельцов в Киев, собрать Национальный конгресс. Но гетман наотрез отказался от этих предложений. В этот же день приехавший в Киев генерал Келлер запросил у Деникина и Алексеева добро на занятие позиции во главе северо-западных белых. Деникин дал принципиальное согласие. Келлер обосновался в гостинице Михайловского монастыря и начал там формировать свой штаб. Одним из первых действий Келлера в качестве командующего была отправка своего родственника генерал-лейтенанта А.Н.Розеншильд фон Паулина в Яссы с просьбой представителям Антанты о занятии союзными флотами Ревеля и Либавы (для обеспечения тыла Северо-западной армии), отпуске широких кредитов и передаче немцами Северо-западной армии русских складов в Пскове, Двинске, Вильне и других городах. Вечером этого дня начало распространяться воззвание Директории, объявившее гетмана предателем, узурпатором, а новое правительство Гербеля — реакционным. Их власть объявлялась недействительной, провозглашалось возрождение власти Украинской Народной Республики, а народ призывался к восстанию против гетманского режима. Михновский, Коновалец, Осецкий и командиры сечевиков собрались для последнего обсуждения планов восстания. Было решено передать оперативное военное руководство революцией штабу Осецкого и принят план последнего по охвату Киева повстанческими отрядами. Директорией был заключен договор с солдатским Советом немецкого гарнизона Белой Церкви о нейтралитете в ходе противостояния. 

 

16 ноября Сечевики захватывают Белую Церковь, где разоружают гетманскую варту из 60 человек. Железнодорожники, присоединившись к восставшим, доставили им на станцию эшелоны для быстрого похода на Киев. Первоначальный план заключался в том, что эшелон с отрядом стрельцов сможет неожиданно для гетманцев приехать на Киевский вокзал и, захватив его, двинуться в центр города, где к восставшим стрельцам присоединятся киевские повстанцы (республиканцы, эсеры, анархисты и большевики), проникнувшие в центр города с Подола. Но узнав о событиях в Белой Церкви, гетман немедленно послал на подавление бунта хорошо вооруженную офицерскую дружину в 570 штыков и сабель, под командованием генерала князя Святополка-Мирского, бронепоезд и полк личной гвардии гетмана — сердюков в 700 штыков. Этой силой можно было легко разгромить нарождающуюся армию восставших, которая не превышала 1 тысячи штыков. 17 ноября у Фастова дружина Святополк-Мирского сдерживает атаки сечевиков и отбрасывает их к Белой Церкви. ИРЛ слабо организованные офицеры были разбиты у Мотовилихи, здесь же офицерская дружина численно выше в 2-3 раза, силы УНР же менее заряжены на борьбу (т.к. подавлены расстрелом популярного Петлюры). Дружинники атакуют не через голое поле на пулемёты, а идёт затяжное сражение в городской черте за ЖД вокзал. Оправившиеся через день сечевики внезапной контратакой при поддержке бронепоезда захватывают Фастов. Скоропадский назначает главкомом единонеделимца генерала Духонина, отчего восстают колеблющиеся до того Серожупанная дивизия (2500 шт., Конотоп) и Черноморский кош (500 шт.,Бердичев). Гетман даёт Духонину карт-бланш на формирование офицерских отрядов. В тот же день на сторону Директории переходят Волынский и Подольский корпуса, их сразу же бросают в наступление на Киев, где начинается мобилизация офицеров. Но эти корпуса - корпуса только по названию, по факту в них нет и трёх тысяч штыков, и через два дня Святополк-Мирский отбрасывает их, а восстание большевиков и эсеров оперативно подавляется.

 

В момент, когда все силы восставших были брошены на Киев, на станции Фастов, в четырех вагонах, оставалось пять членов Директории, канцелярия Директории, Ставка — десять штабистов-офицеров и десять сечевиков с одним пулеметом. Ночью кавалерийский офицерский отряд внезапной атакой занимает Фастов, в их руки попадают все члены Директории (кроме непосредственно руководившего войсками Коновальца) и "наказной атаман" генерал Осецкий со штабом (начштаба полковник В.Тютюнник). Боясь быстрой контратаки, командующий кавалеристами генерал Бискупский приказывает расстрелять пленных у железнодорожной насыпи. Коновалец, как единственный живой член Директории, принимает власть на себя. Однако, военные бывших гетманских войск - Петров, Оскилко, Удовиченко, Болбочан - с огромным скрипом подчиняются австрийскому полковнику, сами претендуя на военное руководство. Полубольшевистские-полуанархические же формирования, от Григорьева до Волоха, и вовсе не желают иметь с ним дело. Чтобы спасти Директорию от развала, Коновалец приглашает в её состав социалистов-федералистов Дмитрия Дорошенко и Андрея Никовского, социалиста-самостийника Ивана Луценко, а также идеолога-националиста Дмитрия Донцова. 25 ноября генерал Келлер со штабом выезжает из Киева через Полтаву и Екатеринослав в Крым, откуда на кораблях Антанты начинает перемещение в Прибалтику. А через день в Киев входит монархическая Южная армия, формировавшаяся в районе Харькова, которую не удалось разогнать Болбочану пятью днями раньше. Гражданская война на Украине начала раскручивать свои маховики, поделив страну на четыре условные стороны - гетманцев, "общероссийских" белогвардейцев, УНР и условно-просоветские силы.

 

К ноябрю 1918 года финские части на Петроградском направлении были отброшены к Выборгу, на олонецко-петрозаводском - к государственной границе, и лишь в Карелии финны ещё контролировали Поросозерскую и Ребольскую волости Повенецкого уезда Олонецкой губернии, и западную часть Кемского уезда Архангельской губернии. 27 ноября правительство Юхо Кусти Паасикиви ушло в отставку, и к власти пришла Национальная коалиция - группа правых партий, охваченная монархической идеей: с 9 октября 1918 года Финляндия являлась монархией, в стране формально правил Фридрих Карл I Гессенский, "король Финляндии и Карелии, герцог Аландских островов, великий герцог Лапландии, повелитель Калевы и Севера". Формально потому что фактически его величество в Финляндию даже не прибыл, не говоря уже о коронации. 14 декабря Фридрих Карл отрёкся от престола, а регентом стал проантантовский генерал Маннергейм. Новый премьер, Лаури Ингман, несмотря на то, что являлся монархистом сам, не смог сопротивляться давлению Антанты, и поддержал такое решение неудавшегося монарха. В преддверии начинавшейся Парижской конференции советские войска на карельском направлении активизировались, и, нарушив установившееся 11 ноября перемирие, 29 декабря заняли Поросозеро, 16 января - Реболы, а 7 февраля - Ухту, ликвидировав марионеточное Карельское правительство. 17 февраля боевые действия были окончены. 21 марта в Москве был подписан Московский мир, завершивший состояние войны между странами. Советская Россия оставляла за собой форт Ино, судьба которого должна была решиться позднее. Уже в конце двадцатых годов, после Балтийской войны, во время сближения двух стран во время второго премьерства Таннера, форт Ино был передан РСФДР, вместе со сдачей в аренду позиций на островах Мякилуото (Макилото) и Руссаре, в обмен на выход к морю у Печенги (как и планировалось в 1918 году).

 

Впрочем, это уже совсем другая история...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Спасибо за труды. 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вам спасибо за отзывы, коллега. Писать, зная, что кто-то это прочтет, значительно легче))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted


увлекательно и интересно. И кто тогда сменяет Троцкого?

кстати, а что с Гитлером сталось? Выживает или гибель в атаке?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

И кто тогда сменяет Троцкого?

Пока никто, сковыривать Льва Революции придётся уже потом, заманивая новой морковкой

а что с Гитлером сталось? Выживает или гибель в атаке?

ну вообще, до этого он в ЭАИ погиб в ходе более жестокого подавления Баварской советской республики. Но вполне может статься что не повезёт ранее. Служил Адольф в 16-м королевском баварском пехотном полку 6-й королевской баварской резервной дивизии, которая участвовала в  "Блюхере" и "Гнейзенау", то есть наступала на марнском (а глобальнее - на парижском) направлении. От газовой атаки он пострадал в октябре 18-го, то есть уже под самый конец войны. Как знать, здесь немцы продвинулись к Парижу дальше, может быть ответное наступление будет жёстче.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)


Очень нравится переработка. Возник маленький вопрос и предложение в связи с этим:

17 февраля боевые действия были окончены. 21 марта в Москве был подписан Московский мир, завершивший состояние войны между странами. Советская Россия оставляла за собой форт Ино, судьба которого должна была решиться позднее. Уже в конце двадцатых годов, после Балтийской войны, во время сближения двух стран во время второго премьерства Таннера, форт Ино был передан РСФДР, вместе со сдачей в аренду позиций на островах Мякилуото (Макилото) и Руссаре, в обмен на выход к морю у Печенги (как и планировалось в 1918 году).

1. Будет ли переданная Финляндии область в РИ-границах Петсамо (карта)?

ИМХО, есть серьезные аргументы против этого:

а. Дорога до
Лиинахамари в РИ проходит близко к границе с Норвегией (карта незаконченной дороги по стостоянию на 1927). При этом, участки на российской стороне границы на 1920 даже толком не начаты (история дороги), так что, в принципе,ничего не мешает проложить дорогу еще ближе к границе, чем в РИ. Соответственно, у правительства РСФДР, вероятно, есть искушение передать финнам узкую полосу под дорогу и сохранить саму Печенгу и Трифонов Печенгский монастырь, как самые русифицированные населенные пункты волости. Тем более что в РИ основной порт - не Печенга а Лиинахамари, а по дореволюционным хотелкам финнов о передаче в состав ВКЛ порта на Баренцевом море  Печенга оставалась в составе Архангельской Губернии (карта)


б. В 1921 г. в РИ к юго-востоку от современного поселка Никель обнаружили знаменитую Печенгскую группу месторождений меди и никеля. Они находятся в нескольких километрах юго-восточнее РИ дороги (карта).. Т. к. в АИ выход к Баренцеву морю передают в конце 1920-х, велик шанс, что месторождения обнаружат и в АИ, а в случае их обнаружения, Финляндии они будут переданы очень вряд ли.

Соответственно, предлагаемый маршрут АИ-Дороги на Ледовитый Океан - как в РИ до оз. Палоярви к северу от Заполярного, оттуда к озеру Нюсюккяярви (в РИ там сейчас есть дорога, значит построить можно), оттуда через озеро Анттонинъярви к озеру Трифонаярви (в РИ дороги нет, но рельеф позволяет), оттуда к пристани Трифона и Лиинахамари. Предлагаемая граница - в паре километров к югу и востоку от дороги.
 

Попытался изобразить это на карте РИ-дороги и карте полезных ископаемых:

RggDpaQ.jpg

7hyfmpH.png


 2. Площадь области, предлагаемой для обмена в Финляндию на изображении выше чуть больше 2 тыс.км кв. Соответственно обмен этой территори на признание принадлежности РСФДР форта Ино ( который, вроде бы, Красная Армия и так удерживает), а также на аренду островов Мякилуото (Макилото) и Руссаре выглядит достаточно неравноценным.

Кажется, в этой ситуации РСФДР вполне может выдвинуть предложение об обмене, похожее на РИ-предложение перед Зимней войной (с поправкой на то, что в АИ западная часть Рыбачьего и Среднего и так советские, а полуостров Ханко остается финским) - т. е. финны передают не один форт Ино, а полосу финского побережья Карельского Перешейка (вот РИ-карта, в АИ могут попросить что-то вроде предложения от 23.10 или чуть скромне) и острова Гогланд, Лаавансаари (ныне Мощный), Тютярсаари и Сейскари вдоль главного фарватера Залива (если они, конечно, не остались в составе России по итогам Московского мира). Общая площадь этих территорий порядка 1.5 тыс. км. кв. (карта волостей, площадь каждой волости известна), т. е. соотношение территорий, предлагаемых для обмена хуже для Финляндии, чем в РИ, однако стратегическая ценность передаваемой финнам по предложению территории намного больше.
В РИ финны колебались, в АИ вполне могут принять такое предложение (допустим, изначально советское предложение как и в РИ включает Ханко, но в ходе переговоров этот пункт заменяется на более мягкий с арендой островов Мякилуото и Руссаре).

Лично для меня, принятие такого предложения финской стороной большой натяжкой не выглядит, хотя автору, конечно, виднее. Что думаете, коллеги?

Edited by Shnurre

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я вообще думаю, что должна все же быть ещё одна война с финна и в начале 20х. Или это та самая балтийская война и есть? 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Соответственно, у правительства РСФДР, вероятно, есть искушение передать финнам узкую полосу под дорогу и сохранить саму Печенгу и Трифонов Печенгский монастырь, как самые русифицированные населенные пункты волости.

Да, я тоже думал, что вся Печенга будет чересчур. Ваш вариант выглядит разумным.

Т. к. в АИ выход к Баренцеву морю передают в конце 1920-х, велик шанс, что месторождения обнаружат и в АИ, а в случае их обнаружения, Финляндии они будут переданы очень вряд ли.

Согласен, такая корова нужна самому.

В РИ финны колебались, в АИ вполне могут принять такое предложение

Да, вполне могут, тем более что по авторской задумке, Финляндия (социал-демократы Таннера) и РСФДР (пост-свердловское правительство) с 1928 года участвуют в программе коллективной обороны Финского залива из-за событий, произошедших немного раньше (в 1918 году, чуть более другой Аландский кризис) и буквально вчера (1927 год, Балтийская война и весёлые приключения британской эскадры, которые мы как раз с соавтором сейчас набрасываем).

должна все же быть ещё одна война с финна и в начале 20х.

Да нет, зачем? Финны полезли полномасштабно в течение ПМВ, получили по шапке, заодно замазавшись в выступлении с Германией единым фронтом. По Московскому миру в обмен на хлебные поставки Финляндия разрешит обратно социал-демократов и даст амнистию участникам Гражданской, а это даёт возможность знатных кунштюков на фронте тамошней парламентской борьбы.

Или это та самая балтийская война и есть? 

Нет, это нечто среднее между Военной Тревогой, Халхин-Голом и РИ советско-финской, но в 1927 и против Балтенланда, Польши и Великобритании. С не очень приятными результатами для всех участников, и оргвыводами в отношении руководства армии и флота. Ну и по авторской задумке именно по итогам её и слетит правительство леворадикального фланга, пришествие которого в начале-середине 1920-х я считаю неизбежным из-за неудовлетворённости радикалов (и значительной части населения) компромиссностью завоеваний революции (а также голодом 1921 и 1924 годов и ещё кучей факторов).

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Монархисты, возглавляемые А.Ф.Треповым и Н.Е.Марковым (ака Марков-второй), и имеющие своим кандидатом на престол великого князя Кирилла Владимировича

Э-э-э, хм. Кирилл Владимирович? Это который в марте 1917 изволил красный бант нацепить "в знак поддержки революции"? Почему-то мне кажется, что он не будет популярной фигурой среди монархистов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Почему-то мне кажется, что он не будет популярной фигурой среди монархистов.

Голимейший реал, коллега. См. Рейхенгалльский съезд, где Марков-второй проталкивал именно Кирилла. Который, кстати, имел связи с "Ауфбау" и Шойбнер-Рихтером, которых оплачивали Детердинг и Форд. "Царь Кирюша" слетел только потому что его немецкие покровители изволили слиться или быть слитыми - Шойбнер-Рихтера пристрелили у Фельдхернхалле, Людендорфа почти посадили в крепость и как минимум оттеснили на политическую обочину, Винниг попал в опалу ещё после Капповского путча, а у одного Гофмана силёнок было маловато, и в итоге и "Ауфбау" (где подвизались такие милые люди как Розенберг, Аманн, Шабельский-Борк и Бискупский) оказалось не у дел, и Кирилла, как чересчур замазанного в контактах с неугодными более нацистами заменили на НикНика силами Трепова.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Это который в марте 1917 изволил красный бант нацепить "в знак поддержки революции"?

Не цеплял он бант.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Не цеплял он бант

Как вспоминал дворцовый комендант В. Н. Воейков[6]:

Великий князь Кирилл Владимирович, с царскими вензелями на погонах и красным бантом на плече, явился 1 марта в 4 часа 15 минут дня в Государственную Думу, где отрапортовал председателю Думы М. В. Родзянко: «Имею честь явиться вашему высокопревосходительству. Я нахожусь в вашем распоряжении, как и весь народ. Я желаю блага России», — причём заявил, что Гвардейский экипаж в полном распоряжении Государственной Думы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Как вспоминал

Почитайте здесь https://echo.msk.ru/programs/all/58022/

К сожалению скопировать не возможно, сразу поищите поиском "красный бант"

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

а, вполне могут, тем более что по авторской задумке, Финляндия (социал-демократы Таннера) и РСФДР (пост-свердловское правительство) с 1928 года участвуют в программе коллективной обороны Финского залива из-за событий, произошедших немного раньше (в 1918 году, чуть более другой Аландский кризис) и буквально вчера (1927 год, Балтийская война и весёлые приключения британской эскадры, которые мы как раз с соавтором сейчас набрасываем).

ОК, большое спасибо за разъяснения.
Перенес гипотетическую границу на карты Перешейка 1897 г. и 1939 г. (все ж. д. на последней к концу 1920-х уже построены)

fof3xuv.jpg

yBMHQYI.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Очень симпатично :) видимо, все-таки придется строить товарищу Зиновьеву Коменду с Девяткино, как бы я, как житель Кудрово, к этому вашему северу города ни относился)))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0