любовь смерть и котики Охота за "Красным Февралем"


352 posts in this topic

Posted (edited)

Полные версии смотреть здесь:

http://samlib.ru/n/nambu/winter1.shtml

или здесь:

https://author.today/work/113225

Охота за "Красным Февралем"

sfera-1962-for-web.png

Ранее в наших выпусках.

 

1.


- Уважаемые пассажиры! С вами говорит капитан корабля. Наш самолет благополучно приземлился в международном аэропорту имени товарища Хоцуми Одзаки. Местное время - 06.38 утра, температура за бортом - 19 градусов. Добро пожаловать в столицу нашей великой общей Родины, Азиатской Сферы Сопроцветающих Республик -- город-герой Токио! Не забывайте про обычные меры предосторожности...


"Обычные меры предосторожности". Суб-коммандер Мохаммед Османи едва заметно вздохнул, натянул перчатки, поправил защитную маску и направился к выходу, дабы временно раствориться в ядовитом токийском тумане.


В столице теперь уже единой Сферы Сопроцветания опять свирепствовала эпидемия. Недавно разоблаченная банда безжалостно казненных предателей, врагов народа и альбионских шпионов в очередной раз рассеяла над городом бациллы коричневой чумы и концентрированную взвесь черной смерти. Сотрудники ассирийского Министерства Медицинской Безопасности боролись с чумой не покладая рук, и в последние дни эпидемия пошла на спад, но указ Великого Председателя о постоянном ношении масок оставался в силе. Вот уже много лет подряд.


На выходе с летного поля Османи привычно предъявил свое офицерское удостоверение. Агент Единой Ресбезопасности, сверявший фотографию в документе с лицом владельца, даже не попросил его сдвинуть непрозрачную тряпичную маску. Было время, когда Мохаммед удивлялся подобной небрежности, но это было давно. Теперь он понимал, что за долгие годы бесконечных эпидемий (самая первая поразила Японию уже в год Великого Восстания против белголландских оккупантов) и постоянного ношения масок всеми гражданами, сотрудники СЕРБ накопили богатейший опыт и научились безошибочно определять -- действительно ли тот или иной документ принадлежит тому или иному человеку. По глазам, по ушам, морщинам на лбу, по выпирающему под маской носу и т.д, и т.п. Элитных защитников Сферы специально этому обучали. Курсантов Академии СЕРБ, проваливших экзамен на опознование, отправляли служить в места, где проверка документов не требуется. Как правило, на очередную линию фронта, где все просто и понятно: враг, в маске или без, марширует под чужим флагом и носит чужую униформу. Между прочим, коммандеру Мохаммеду Османи это не грозило -- он только что прибыл с одной из таких линий, и был готов вернуться туда снова. Конечно, если только его хитроумный план провалится.


В Центральное Адмиралтейство Сферы Мохаммед прибыл к самому открытию -- как и рассчитывал. Дежурный офицер на входе проверил его документы (этот был флотский офицер, но маску все равно сдвигать не пришлось), сверился со списком посетителей и удовлетворенно кивнул:


- Третий этаж, правое крыло, кабинет номер 487.


Кукольная секретарша в синем мундирчике и такого же цвета маске ("глазки ничего так, а какие у нее губки? зубки?" - с легкой печалью подумал Османи), занимавшая позицию у входа в кабинет номер 487, сверилась со своим списком и подняла телефонную трубку:


- Товарищ адмирал, здесь коммандер Османи из Бенгальской пограничной флотилии. Да. Совершенно верно. Так точно. Можете проходить, товарищ коммандер, адмирал вас примет. - Секретарша нажала кнопку за столом и массивная дверь, обитая толстым слоем искусственной черной кожи, скользнула в сторону.


- Спасибо, мичман, - кивнул ей Мохаммед, переступил порог и щелкнул каблуками. - Разрешите, товарищ адмирал?


- Проходите, товарищ коммандер.


Дверь захлопнулась у него за спиной, и Османи остался один на один с великим человеком в его естественной среде обитания.


Вице-адмирал Танигава, начальник 4-го Особго Оперативного Отдела Единого Флота Сферы (что бы это ни значило), скрестив руки на руки груди, восседал за массивным деревянным письменным столом. Стол явно достался в наследство от белголландских империалистов. Непозволительная роскошь или маленькая слабость великого мужа? Будем считать, что второе. Настоящий гигант, отметил Османи, размах плеч в полтора раза больше моего. Скромный мундир (две орденские планки и пластмассовые пуговицы, ничего больше) того и гляди треснет. Больше ничего определенного про товарища адмирала сказать было нельзя, потому что нижнюю половину его лица скрывала черная шелковая маска, а верхнюю -- очки с толстыми стеклами и ранняя лысина. Обстановка просторного кабинета соответствовала. Поверхность стола была уставлена масштабными моделями кораблей -- корейский броненосец 16 века, речной колесный фрегат династии Сун (конец 13 века), героический линкор "Восходящее Солнце" (середина ХХ века) и все в таком духе. Слева от адмирала возвышался глобус Земли, справа - глобус Луны, на котором была отмечена точка успешной жесткой посадки (то есть катастрофы и разрушения) межпланетного спутника "Космос-1". За спиной флотоводца переливался всеми цветами радуги огромный - почти в два человеческих роста -- подсвеченный аквариум с карликовыми спрутами и золотыми рыбками. Стены кабинета были украшены картами -- карта Сферы, общая карта мира, карты отдельно взятых океанов, морей и островов. На некоторых красовались разноцветные флажки и булавки, но многоопытный Османи сразу понял, что это всего лишь бутафория, призванная пустить пыль в глазах непосвященным и вызвать улыбку у посвященных. Ничего секретного на этих картах нет и быть не может. Окон в кабинете вроде не было. Не исключено, что они были занавешены картами.


-Вы хотели меня видеть? - адмирал очень четко выговаривал слова, прямо как диктор национального радио. Не один из этих заносчивых японцев, которые считают, что младшие братья по Сфере должны понимать их дубовые деревенские диалекты.


- Так точно. - "Я записался на прием три месяца назад!" - Я не отниму у вас много времени...


- Об этом рано говорить, - спокойно возразил Танигава. - Если ваше дело покажется мне интересным, вам придется просидеть в моем кабинете до самого вечера. А если нет... - Договаривать он не стал, но тут и так все было понятно. - Изложите краткую суть и без длинных предисловий.


Мохаммеда предупреждали (и как теперь стало ясно -- ему сказали чистую правду), что адмирал это любит -- краткая суть и без лишних предисловий.


- Туннель в Австралийское Озеро, - тут же выпалил Османи, с решимостью человека, бросающегося в глубокие воды с высокой скалы. - Я уверен, что существует еще один -- и могу это доказать.


- Присаживайтесь, - добродушно кивнул хозяин кабинета, и это был очень добрый знак. - Я заинтригован.


Прежде чем опуститься на предложенный стул (ровно в трех метрах от адмиральского стола, прикинул бенгальский гость), Османи осторожно положил на стол плотно набитую картонную папку:  


- Я работал над этим проектом с того самого дня, как мне стало известно про сражение у острова Гибсона. В этой папке все, товарищ адмирал. Карты морских течений, сравнение проб воды и грунта, копии радиоперехватов, вырезки из альбионских газет...


- Альбионские газеты? - адмирал Танигава шевельнул тонкими бровями. - В самом деле, коммандер? То есть плоская, примитивная и насквозь лживая вражеская пропаганда. Зачем?


- Если читать между строк и внимательно анализировать, - осмелился заметить Османи, - можно почерпнуть немало полезной информации даже из такого источника. Я не сомневаюсь, что существует еще один туннель, помимо Карпентарийского. Альбионцы, опьяненные своим случайным успехом, решили почивать на лаврах и даже не пытались его искать. Но он существует, я в этом не сомневаюсь. Больше того, я не сомневаюсь и в другом -- если вы ознакомитесь с моим отчетом, то согласитесь со мной.


- Позже, - последовал предсказуемый ответ. - Продолжайте, товарищ коммандер. Своими словами...


Мохаммед продолжил. Двадцать минут спустя адмирал Танигава неожиданно перешел на английский. Из уважения к гостю из далекой Бенгалии. Еще один добрый знак.


- Какую должность вы сейчас занимаете, товарищ коммандер?


- Капитан патрульного катера, - поведал Османи. - Класс "500 тонн". На бирманской границе.


- Да, теперь припоминаю, - кивнул адмирал. - Да, я читал ваше личное дело, прежде чем согласиться на встречу, - продолжал Танигава с подкупающей откровенностью. Еще одно предупреждение надежного человека подтвердилось. - Должен же я знать, с кем мне предстоит иметь дело? У меня сложилось впечатление, что за годы службы вы накопили богатейший опыт. Эсминец, линкор, подводные лодки, даже авианосец. Впечатляющий список для такого молодого офицера. Есть ли хоть один тип военного корабля, на котором вам не приходилось выходить в море?


- Сомневаюсь, товарищ адмирал, - Османи постарался улыбнуться так широко, чтобы Танигава заметил это даже через маску. - Мне приходилось выходить в море даже на летающих лодках и патрульном дирижабле.


- Хорошо, - снова кивнул хозяин кабинета. - Очень хорошо. Значит, Большой Австралийский Залив. Интересно. Вы привели весьма интересные аргументы. Не могу сказать, что готов согласиться с вами прямо сейчас, но не стану лицемерить -- я и в самом деле заинтригован. Можете идти, товарищ коммандер. Возвращайтесь к своему месту службы...


"И это все?" - Мохаммед был разочарован, хотя и не вздумал подавать виду. - "А говорил, что просидим до самого вечера!"


- ...я обещаю внимательно изучить ваши бумаги. С вами свяжутся в надлежащее время. Это все.


- Можно один вопрос, товарищ адмирал?


- Пожалуйста, - благосклонно кивнул Танигава.


- Я опознал все корабли, кроме этого, - Османи указал на уставленный модельками стол. - Решительно не узнаю. Что это, если не секрет?


- Неплохо, коммандер, неплохо, - судя по колебаниям маски, адмирал улыбнулся. - Далеко не всем это удается. Обычно меня спрашивают про этот вьетнамский крейсер. Что же касается корабля, который вы не узнали -- это "Императрица Виктория". Новейший альбионский монитор. Да, корабль врага. Я специально держу его перед глазами - ищу слабые места. Ведь рано или поздно кому-то из нас придется с ним сражаться. Про него будет подробная статья в следующем номере "Флотского вестника"; и менее подробная, но не менее увлекательная - в "Молодом технике". Я сам ее редактировал. Не пропустите, товарищ Османи.


- Ни в коем случае, товарищ адмирал. Кайчо банзай!


- Дай кайчо банзай! - отозвался Танигава и помахал ручкой на прощание.


В родной Порт-Чаттограм Мохаммед возвращался по замысловатому маршруту, посетив по дороге почти все столицы и некоторые крупные порты союзных и автономных республик Ком-Сферы, от Владивостока до Ханоя и Хайфона. Только в Маниле он заметил за собой слежку, но сделал вид, что ничего не заметил, и с самым невозмутимым видом проследовал дальше. Путешествие удалось на славу, а едва суб-коммандер Османи успел доложиться о своем прибытии в штаб Бенгальской Пограничной Флотилии в Чаттограме, как ему вручили новые приказы и даже новые погоны.


План сработал. Рыбка заглотила наживку. Ловушка захлопнулась.


Коммандер Мохаммед Османи (теперь просто комммандер, без приставки "суб") не питал особой любви к подобным банальным метафорам, но находил, что они описывают текущее положение вещей довольно точно.

 

Edited by Magnum

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

diegogarcia.jpg

2.


"Весь мир катится к чертям, - думал полковник Робинсон, появляясь в конференц-зале Объединенной Базы ВВС/ВМФ АИФ Диего-Гарсиа. - Они же совсем дети! Им бы в куклы играть! А вместо этого они играются с бумажным самолетиком! Ничего святого не осталось".


Капитан Фаустина-Кассандра Адиль Барриентос и капитан Матильда Евангелина Чан действительно перебрасывались бумажным самолетиком, когда заместитель командующего ОБДГ появился в комнате для брифингов. Но стоило Робинсону переступить порог, как самолетик куда-то пропал, а две проказницы замерли на своих местах, аккуратно сложив руки на крышках столов. Ни дать, ни взять - прилежные ученицы. Полковник едва заметно вздохнул и ничего им не сказал. По крайней мере, они пришли вовремя. Минуту спустя, но все еще раньше назначенного времени, в зал вошли подполковник Маклин, майор Босли и все остальные офицеры, которые должны были здесь находиться. Все в сборе, мысленно констатировал Робинсон, можно приступать.


- Доброе утро, леди и джентльмены, - начал полковник. - Первый пункт на повестке дня: "Новая Азия". Как нам стало известно, ударный линкор "Новая Азия", флагман Дальне-Западного Флота Сферы, готов со дня на день покинуть родную гавань в Читтагонге, - альбионцы из принципа называли древний бенгальский город прежним именем, - и отправиться... - Робинсон на мгновение заглянул в свои бумаги, - ..."с дружественным визитом в братскую Эфиопию". Дословная цитата из ассирийских газет, как вы понимаете. Разумеется, мы им не верим, потому что не сомневаемся -- за этим внешне безобидным походом кроется что-то еще. Поэтому на всем протяжении маршрута за "Новой Азией" будут следить самолеты и корабли АИФ и наших союзников. В том числе и ваши экипажи. Боевые дежурства продолжаются по прежнему графику, но будьте готовы в любой момент изменить курс и начать преследование. Здесь, - полковник хлопнул рукой по лежавшей перед ним толстой папке, - последний отчет военной разведки, посвященный "Новой Азии". ТТХ, досье на капитана и старших офицеров, и т.д., и т.п. После брифинга каждый из вас получит копию для внимательного изучения. Вопросы на данный момент? Нет? Отлично, продолжаем...


После завершения брифинга, Матильда и Кассандра ухитрились раньше всех выскользнуть на свежий воздух. Погода на острове Диего-Гарсия стояла традиционная -- нежный бриз и теплое солнышко, поэтому до аэродрома добрались быстро и без приключений. Самолет, к которому они стремились, едва помещался на взлетной полосе.


- Жаль, что у нас не было такого при Гибсоне, - примерно в сотый раз заметила Тильда-Смерть.


- Жаль, - примерно в сотый раз охотно согласилась Кассандра. - Тогда бы мне не пришлось катапультироваться и купаться в озере!


Машина была воистину огромная и носила гордое имя "Космическая Крепость". В космос она не забиралась, конечно, просто "Стратосферная", Мезосферная" и "Термосферная" крепости были уже заняты, и примерно половина из них -- враждебными державами. Даже создатели затруднялись отнести самолет к какому-либо классу, и в итоге выделили в собственную подгруппу - "тяжеловооруженный дальний стратегический разведчик". "Крепость" могла целыми днями парить высоко в небесах, пополняя баки от заправщиков, собирать разведданные из-за горизонта и постреливать по наземным или надводным целям. Короче говоря, Универсальная Машина ВВС. Сфера особого внимания. Наши летчики - славные ребята.


Тот доктор в Истерлинге не обманул -- Кассандру снова допустили к полетам. Больше того, доктор не ошибся -- ей не разрешили вернуться в кабину перехватчика. Торопливо вручили новую медальку, новые погоны и отправили в почетную ссылку на другой конец Имперской Федерации -- на острова Чагос. И Матильду вместе с ней. Подальше от затухающего скандала вокруг незаконных подводных лодок в Австралийском Внутреннем Море. Иногда мечты сбываются -- их сладкую парочку назначили на один самолет. Если подумать, самолет того стоил. И экипаж неплохой подобрался. Командир немного поворчал -- "прислали детский сад на мою голову!" -- но потом смирился и сменил гнев на милость, тем более что Кассандра и Тильда очень старались. Кассандра сталась на посту оперативного офицера, а Матильда - на посту командира бортовой артиллерии. На последних маневрах благодаря им самолет занял второе место, и подполковник Маклин и второй пилот Босли больше не жаловались, что им в команду навязали сразу двух кукол. Чуть позже к ним присоединилась еще одна.


Как-то раз, когда Кассандра и Тильда в очередном приступе усердия копались в сложном механизме одного из бортовых орудий, к ним подошла высокая стройная девушка с еще более экзотической внешностью, чем у них самих.


- Капитан Барри-Ен-Тос? - поинтересовалась она, старательно выговаривая фамилию Кассандры. Забегая вперед, только так она ее (фамилию Кассандры) и произносила, по слогам. Возможно, в ее языке таких сложных слов не было.


- Да, это я, - не стала скрывать Кассандра и размазала по лицу масляное пятно. - Чем могу служить?


- Надпоручик Туяра Иванова, - представилась таинственная незнакомка и продолжала на правильном английском языке, но с тяжелым ушераздирающим акцентом: - Я получила приказ присоединиться к вашему экипажу и поступить под ваше командование, в рамках обмена опытом. Вот мои бумаги.


- Откуда ты, прекрасное созданье? - удивилась Кассандра, но потом покосилась на униформу девушки и машинально перекрестилась, как добрая католичка. Униформа была альбионская, но вот нашивки... - Ум-гум. Эээ... Тильда, будь добра, займись. Покажи ей свободную койку, отведи на вещевой склад, ну и так далее.


- Будет сделано, мэм, - не стала спорить капитан Чан. - Как ты, говоришь, тебя зовут?..


Надпоручик Туяра Иванова прибыла на остров Диего-Гарсиа из союзного Сибирского государства, одного из осколков старой Славянской Империи. Сибирь славилась тем, что ей управляли самые настоящие сатанисты, поклонники Люцифера и других падших ангелов и темных демонов. Слухи про них ходили самые странные и даже страшные, хотя на поверхности лежала типичная для тех мест и зимних температур военно-полицейская диктатура. Цивилизованные страны Старого и Нового Света откровенно побаивались этих таинственных сибиряков, но в борьбе против красного восточно-азиатского монстра выбирать не приходилось. "В конце концов, - сказал по этому поводу один из высокопоставленных альбионских политиков, - какое нам дело, в кого они верят? На дворе не средние века. Пусть сибирские дикари поклоняются хоть самому Князю Тьмы - я готов закрыть на это глаза, пока они держат второй фронт против Сферы". На том и порешили.


- Мое имя означает "воздушная", - как-то раз в приступе откровенности призналась Туяра. - Поэтому мой клан решил, что я должна служить в авиации. Но в нашей в нашей военно-воздушной академии не хватает мест, поэтому меня отправили учиться за границу. Сначала в Исландию, а потом к вам, в Имперскую Федерацию. Я была уверена, что меня направят на практику в Южный Альбион -- почти родной климат, где мне еще набираться опыта? Но на распределительном пункте сидел какой-то совсем глупый офицер. Не знаю, за кого он меня принял, за индианку или китаянку, но вот я здесь, на экваторе. К тому же, - задумчиво добавила надпоручик Иванова, - он приглашал меня в гости, обещал показать свою коллекцию азиатской керамики; уверял, будто его интересует мое экспертное мнение... Но я сказала, что в керамике не разбираюсь. Возможно, все дело в этом. Мы ведь могли поговорить о керамике, и я бы объяснила ему, откуда я на самом деле родом.


Кроме всего прочего, Туяра всюду таскала за собой неуставной кинжал в ножнах из белой кости, подозрительно смахивающей на человеческую, со знанием дела рассуждала о кровавой мести и любила рассказывать жуткие истории из жизни своего клана, которые обычно начинались так: "это началось тогда, когда моя кузина убила стрелой охотника из соседнего племени и выпила его мозг". Кассандра и Матильда не сразу решили, что с этим делать и как жить дальше, пока не поняли, что новенькая над ними издевается.


- Поверить не могу! - хохотала экзотическая амазонка. - И что интересно, каждый раз срабатывает безотказно! Ну, почти безотказно, - уточнила она со своим ужасным акцентом (акцент был настоящий). Вы-то в конце концов поняли. А тот лопушок, любитель азиатской керамики, принял все за чистую монету. Поэтому и решил от меня избавиться.


- Если ты хочешь перевестись в Южный Альбион... - осторожно начала Кассандра.


- Да нет, мне и здесь нравится, - возразила надпоручик Туяра. - Пусть уж опыт будет разносторонним. Что я, снега и льда не видела? Да только его и видела, пока сюда не попала.


На том и порешили.


- К тому же, Антарктика довольно далеко от ассирийской границы... а мне хочется быть к ним поближе, - уточнила гостья из таинственной Сайберии и заметно помрачнела.


Нетрудно было понять, в чем тут дело -- старые счеты.


- Вы должны понять, что Сфера уже не та, что была прежде, - вещал на очередной лекции прибывший из Восточного Альбиона специальный политический офицер -- только из вежливости его не называли "комиссаром".


- Ну да, - хихикнул кто-то на задних рядах, - они себя переименовали.


История и в самом деле вышла презабавная -- для тех, кто был способен ее оценить. Специалисты по японскому языку уверяли, что в оригинале новое название единого коммунистического восточно-азиатского государства звучит достаточно благозвучно и совсем несмешно.  Но официальный перевод на иностранные языки явно поручили какому-то саботажнику. В результате городу и миру объявили о создании Новой Ассирии. "Третий Ассирийский Рейх", - упражнялись буржуазные острословы, - "Два пали, а четвертому не бывать!" Христианские проповедники и прочие служители культа были в ударе: "Истину вам говорю, Новый Альбион есть Новый Израиль, и вот против него восстают демонические полчища Новой Ассирии! Но скажет Господь Ассуру: — Погибель тебе не снится: это Я истребил твое войско, Я сжег твои колесницы. В мире больше не слышен голос твоих послов, о тебе не останется нескольких добрых слов!"


Вожди Сферы выкрутились из неприятной ситуации немного грубовато и прямолинейно, но не без некоторого изящества. Заявили, что так и было задумано. Мол, древняя Ассирия была очень прогрессивным и революционным государством, почти как Новосирийское царство Эвноя и Трифона или Пергамское царство Солнца, с них пример и берем. Разумеется, в сферические учебники истории поспешно добавили новую главу про ассирийскую прогрессивность. И даже переименовали несколько городов, кораблей и пионерских отрядов в честь Саргона, Асаргаддона и Ашшурбаннипала. А переводчиков казнили, конечно. Ходили слухи, что древним ассирийским способом.


- Переименовали, конечно, - охотно согласился альбионский комиссар, - но не только страну. Вы представляете, они вернули офицерские погоны и старорежимные звания! Возможно, тем самым они пытаются сигнализировать западному миру -- "смотрите, мы тоже цивилизованное государство!" Но мы-то знаем правду!


"Кто бы говорил", - подумала героиня Битвы про Которую-Нельзя-Говорить.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

3.


"Новая Азия" покинула гавань Чаттограма ровно в полдень -- при большом скоплении народа, под звуки государственного гимна, сопровождаемая сотнями надувных разноцветных шариков. Коммандер Османи пропустил все это великолепие, потому что отсыпался в своей каюте -- накануне пришлось работать допоздна, иначе не успевали отправиться в поход в намеченный срок. Впрочем, флагман Ассирийского Западного Флота никуда не торопился, и покинул территориальные воды Бенгальской ССР ближе к полуночи. Примерно тогда Мохаммед Османи и вернулся на капитанский мостик -- между прочим, ему не принадлежащий. Могучим кораблем Сферы командовал совсем другой капитан, куда более опытный и заслуженный. Но сегодня, однако, он завидовал своему молодому коллеге, в чем честно и признался.


- Я вам завидую, коммандер Османи, - сказал капитан Цугару. - Хотел бы я быть на вашем месте. Впрочем, оно принадлежит вам по праву. Вы проделали прекрасную работу. И пусть до завершения миссии еще далеко, я не сомневаюсь в вашем успехе. Право, я горжусь тем, что мне выпала честь принять участие, пусть даже такое ничтожное и незначительное...


Капитан Цугару был японским офицером старой школы, чудом переживший пост-революционные чистки, поэтому он мог говорить про честь, верность и другие высокие японские материи до самого скончания времен. Поэтому Османи рискнул мягко, но настойчиво сменить тему:


- Кто это на радаре, товарищ капитан?


- Слева по борту - бирманский эсминец, скорей всего "Бандула", - не задумываясь ответил капитан "Новой Азии". - Справа по борту - индостанский крейсер, класс "Великий Могол". "Акбар" или "Бабур". Прямо по курсу - альбионский монитор, "Королева Елизавета". Следят за нами. Выжидают. Ждут, что мы совершим ошибку, и тогда они смогут нанести удар. Но мы не предоставим им такую возможность. Нет. Не предоставим. Потому что...


- Кайчо банзай! - рявкнул Османи.


- Дай кайчо банзай! - немедленно отозвался Цугару.


- Прошу простить, но мне пора, - извиняющимся тоном добавил Мохаммед.


- Понимаю, - коротко поклонился капитан. - Счастливого пути, коммандер Османи.


- Благодарю. Банзай!


- Банзай!


Мохаммед Османи оставил гостеприимный мостик и принялся спускаться вниз. Одна палуба за другой, все ниже и ниже, пока не добрался до трюма. Но даже и не подумал там остановиться, а продолжил свой спуск. Еще ниже, и еще, пока не добрался до капитанского мостика своего нового корабля -- ударной подводной лодки "Красный Февраль".


"Красный Февраль" был пристыкован к брюху "Новой Азии", из одного корабля в другой можно было пройти через шлюз. Тактика нехитрая, но действенная.


- Все готово? - поинтересовался Османи у своего старшего помощника.


- Так точно, товарищ капитан, - доложил старпом. - Все системы работают в штатном режиме. Готовы расстыковываться в любой момент по вашему приказу.


Мохаммед сверился с картой, компасом и часами.


- Пора, - решил он. - Доложить на мостик "Красной Азии" -- пусть приготовятся. Задраить шлюз. Начинайте заполнять цистерны...


Не прошло и пяти минут, как "Красный Февраль" оторвался от своего носителя и продолжил движение на юг, в то время как "Новая Азия" повернула на запад, к эфиопским берегам. И никто в целом мире не заметил этого. Кроме одного человека -- и звали ее Фаустина-Кассандра Адиль Барриентос. В эту ночь капитан Барриентос находилась на борту "Космической Крепости", высоко над Индийским океаном, с погашенными огнями и включенными на полную мощность системами активной маскировки.


- Примтие доклад, сэр, - сказала она, оторвавшись от сложного прибора. - От "Новой Азии" отстыковалась подводная лодка. Идет точно на юг. Курс ноль-ноль.


- Вас понял, капитан, - ответил подполковник Маклин. - Продолжайте наблюдение.


- Вас поняла, сэр.


- Свяжитесь с берегом, Босли, - повернулся Маклин к своему второму пилоту, - и доложите обо всем...


Босли так и сделал. Ответ с берега пришел в считанные минуты:


- Уничтожить. Повторяю, цель уничтожить. Уничтожить в темной зоне. "Космическая крепость", как поняли, прием.


Таковы были правила игры в тот год, в этом мире.


Между великими державами Востока и Запада царил мир. Поддерживались дипломатические отношения. Курсировали туда-сюда дипломаты и даже очень немногочисленные туристы. Велась кое-какая торговля.


Но мир царил только на земле. На суше.


Море - совсем другое дело.


Океан - царство смерти и зона свободной охоты.


Конечно, если бы альбионцы посмели атаковать военный корабль Сферы при свете дня и на глазах у нейтральных свидетелей, они рисковали развязать войну. Даже если бы войны удалось избежать, ассирийцы могли ответить очень жестко и даже жестоко. Выслать дипломатов. Поджечь посольство с четырех сторон. Направить на туристов "волну народного гнева" и захватить заложников.


Но темной безлунной ночью, вдали от посторонних глаз, на глубине 20 метров, любая цель считалась законной и легальной. Таковы правила игры. Никаких претензий. Если не промахнетесь, конечно. Ведь мы можем ответить!


- Вас понял, Берег, приказ ясен, - ответил Маклин. - Будет исполнено. Оружейный офицер?


- Слушаю, сэр? - ответила Тильда-Смерть.


- Приготовьтесь к открытию огня по моей команде.


- Вас поняла, сэр, - сказала капитан Чан и повернулась к своему старшему канониру:


- Сержант, заряжайте орудие.


- Так точно, мэм, - отозвался сержант и открыл затвор главного бортового калибра -- 111-мм гаубицы. На самом деле реальный калибр орудия был немного меньше, но цифры "111" красиво смотрелись в оружейных справочниках и на снарядных ящиках, а также вводил в заблуждение врагов и шпионов. Бронебойный снаряд перешел из рук в руки и утонул в казеннике. Затвор с лязгом захлопнулся. Матильда самолично устроилась за рычагами и уткнулась в оптический электронный прицел.


- Ясно вижу цель, - доложила она через минуту с небольшим. - Цель держит прежний курс, глубина 20 метров. Жду приказа.


- Вас понял, батарейная палуба, - подтвердил Маклин. - Ждите приказа.


Два с половиной часа спустя Маклин снова вызвал капитана Чан и отдал новый приказ:


- "Новая Азия" ушла достаточно далеко. Огонь по готовности. Вы поняли, Батарея? Огонь по готовности!


- Так точно, сэр, - ответила Тильда-Смерть и ударила по спусковому рычагу.


Матильда целилась в ходовую рубку, но попала в носовую часть, чуть позади верхнего торпедного аппарата. Впрочем, и так неплохо получилось. Почти снайперский результат, если вспомнить условия, в которых она находилась. Второго выстрела не потребовалось. 111-миллиметровый снаряд мог пробивать броню тяжелых танков или бронепоездов. Под его ударом хрупкий корпус ассирийской субмарины треснул, как яичная скорлупа -- неважно, сырого или вареного яйца. Ударная волна прокатилась по отсекам, убивая всех на своем пути. Нос оторвался -- "с мясом"; лодка запрокинулась на корму и принялась погружаться в пучину. Несколько бесконечных секунд спустя на поверхность вырвался огромный пузырь, несущий в себе всевозможный мусор и два или три трупа -- даже поспешившие на запах крови акулы не могли сказать точно, потому что рваные ошметки мало чем напоминали человеческие тела.


- Цель уничтожена, - хладнокровно доложила капитан Чан. - Повторяю, цель уничтожена.


- Подтверждаю, - подала голос Кассандра Барриентос. - Цель уничтожена.


- Отличный выстрел, Тиль, - надпоручик Туяра Иванова похлопала Матильду по плечу. - Как говорят в моей стране -- "их нужно убивать, пока они маленькие!"


Кассандра Барриентос не могла с ней не согласиться. "Жаль, что у меня не было такого самолета в тот день, над островом Гибсона".


Коммандер Мохаммед Османи испытывал совсем другие чувства. Он снял наушники и щелкнул тумблером. Когда он повернулся к своим офицерам и заговорил, его губы едва заметно дрожали:


- Товарищи... братья и сестры по оружию. Прошу почтить минутой молчания память моряков и офицеров ассирийской военной подводной лодки "Черный март". Они вызвали вражеский огонь на себя и пожертвовали своими жизнями ради того, чтобы мы могли продолжить миссию. Вечная память героям! Кайчо банзай!


- КАЙЧО БАНЗАЙ!!!


- продолжение следует -

 

 

Edited by Magnum

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кайчо Банзай! 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

События приобретают тревожный оборот :shout: 

Надпоручик Туяра Иванова

Отличный персонаж. Сахалярка?

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну и вопрос с Сальвадорской Империей требует прояснения)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кайчо Банзай!

Воистину банзай.

Сахалярка?

Она самая.

вопрос с Сальвадорской Империей требует прояснения)

Все как обычно - в урезанной Мексике очередная гражданская война, одна из сторон позвала на помощь сальвадорцев. Ну и как часто бывает. маленькая, но сплоченная и обученная армия, брошенная на весы в критический момент, решила исход конфликта. Сальвадорскому диктатору предложили мексиканский трон. Официально государство называется как-нибудь вроде "Федеральный союз мезо-Америки", но всем и так понятно, кто тут главный.

 

Ну и вообще, в центральной Америке было слишком много детерминизма. ;) И не только там. Мне больше нравятся земельные реформы, которые я провел на Балканах.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Она самая

Кстати, судя по всему, сахаляры имеют шанс стать государствообразующей нацией в СИБИРе. Особенно после того, как Сфера отжала Владивосток ( как такое безобразие вообще случилось? :resent:)

Мне больше нравятся земельные реформы, которые я провел на Балканах.

ну поясните еще и тут, что там и как. Заодно и откуда взялась слово "Итальянская" в ТИГРе. От Додеканеса?

Ну и как часто бывает. маленькая, но сплоченная и обученная армия, брошенная на весы в критический момент, решила исход конфликта

Надеюсь в Сальвадоре правили наследники вот этого товарища?;)

Edited by Каминский

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Беглым взглядом прочитал название как "Охота за "Красным Фонарём".

Ладно, всё равно почитаю...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Универсальная Машина ВВС. Сфера особого внимания. Наши летчики - славные ребята.

Небо их дом? Они не грустят, глядя на мир с высоты?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

после того, как Сфера отжала Владивосток ( как такое безобразие вообще случилось?

Как я говорил тысячу раз, все во имя сюжета, все ради сюжета, сюжет превыше всего. В этот раз я планирую

ввести русского персонажа в экипаж "Красного Февраля". Только ради него целую союзную республику нарисовал!

 

Надеюсь в Сальвадоре правили наследники вот этого товарища?

"За пристрастие к оккультным наукам получил прозвище «Колдун»" (С) 

 

С персонажем все ясно. ;)))    Ничего не имею против.

Заодно и откуда взялась слово "Итальянская" в ТИГРе. От Додеканеса?

Да, там под цифрой "5" Итальянская автономия на Родосе.

что там и как

Как обычно, немцы и австро-венгры в ВМВ все оккупировали, а против них поднялись повстанцы и партизаны. Одна из партизанский армий взяла себе название в честь этого ордена. Прогнали супостатов, ну и запилили себе аналог Югославии, только православно-консервативный. Разумеется, рано или поздно развалится, но тут уж ничего не поделаешь - место проклятое.

прочитал название как "Охота за "Красным Фонарём".

Только не говорите, будто незнакомы с первоисточником!

Небо их дом? Они не грустят, глядя на мир с высоты?

Только олдфаги поймут...

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Только олдфаги поймут...

Сегодня не праздник, просто игра.

Альзо, вы мне льстите, коллега

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Альзо, вы мне льстите, коллега

Олдфаг (как и его антипод - малолетний этосамое) -- это не возраст. Это состояние души!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

"За пристрастие к оккультным наукам получил прозвище «Колдун»" (С) 

Тут подробнее, если что)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Тут подробнее, если что)

Ага, теперь припоминаю.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Кстати, а что из себя представляет УРПАБ и за кого она?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

___

 

u-boat-in-action.jpg

4.


Если "Красный Февраль" получил свое имя в честь Великого Японского Восстания, которое, как всем известно, началось 30 февраля 194? года, то однотипная субмарина "Черный Март" была названа в память о первой волне геноцида, который развязали белголландские империалисты против свободолюбивого японского народа в марте того же года. Имя оказалось несчастливым, как твердили суеверные моряки и даже некоторые флотские командиры, хотя настоящим коммунистам Сферы и не пристало принимать во внимание подобные элементы средневекового религиозного мракобесия. Так или иначе, уже на последних стадиях постройки в конструкцию "Черного Марта" вкрались неисправимые дефекты -- к счастью, вовремя обнаруженные. Главного инженера верфи и его сообщников беспощадно расстреляли, а подводную лодку решили отправить на слом -- как военный корабль она никуда не годилась.


Но тут появилась возможность пожертвовать забракованным кораблем с пользой для общего дела -- и эту возможность ассирийские флотоводцы никак не могли упустить. "Черный Март" кое-как загерметизировали, убрали с него все лишнее и ненужное, сняли все более-менее ценные приборы и механизмы -- зачем народному добру зря пропадать?; погрузили запасов еды на одну прощальную трапезу, закачали в баки топливо на 48 часов хода, а боеприпасы не погрузили вовсе. Посты у рычагов и штурвалов занял минимальный экипаж, всего 25 человек -- и далеко не все они знали о том, что обречены и приговорены к смерти. План сработал на все сто процентов -- наивные альбионцы купились на приманку и успешно отправили "Черный Март" во дворцы подводных королей, в то время как "Красный Февраль" благополучно избежал пристального внимания "Космической Крепости" и продолжил путешествие на юг -- к Большому Австралийскому Заливу.


В кают-компании "Красного Февраля" собрались все старшие офицеры, свободные от вахты. Капитан корабля лично распечатал бутылку саке, изготовленную на токийской фабрике "Подвиг трудового народа", и разлил классический ниппонский напиток по крошечным рюмкам.


- За наших товарищей! - провозгласил коммандер Османи. - Кампай!  


- Кампай! - прозвучал в ответ стройный хор голосов.


"Самураи легендарного прошлого прямо сейчас должны переворачиваться в могилах", - подумал Мохаммед. - "Не только японцы, но и корейцы, китайцы, русские произносят древний японский тост, прежде чем пойти в бой под командованием бенгальского капитана и красным флагом коммунизма. Воистину, неисповедимы пути мировой революции!"


Выпили до дна, после чего командир "Красного Февраля" демонстративно убрал недопитую бутылку в сейф. Не время напиваться, дело прежде всего. Османи занял свое законное место во главе стола и окинул пристальным взглядом своих офицеров. Все выдержали взгляд, никто не отвернулся. Хороший ли это знак или плохой? - без бутылки не разберешься, а она осталась в сейфе.


Итак...


Суб-коммандер Франциско Адачи, корабельный комиссар, 45 лет. Японец, разумеется. Потому что все народы Сферы равны, но некоторые равнее. Потому что все граждане Сферы - братья и сестры, а японцы - старший брат. Потому что союз нерушимый республик свободных великий Ямато навеки сплотил. Не Китай, не Корея, не Бангладеш, а Ямато. Комиссар Адачи - типичный японец, почти карикатурный, да простит меня Аллах за расистские штампы и стереотипы. Маленький, круглый, очкарик, неизменно вежливый. До революции был простым рыбаком, поэтому с морем на дружеской ноге -- далеко не все его коллеги-комиссары могут этим похвастать. Родители были католиками, отсюда и имя, но сам Франциско Адачи - правоверный коммунист, иначе и быть не может. В самом конце Освободительной войны оказался во вражеском плену, несколько месяцев провел в имперском концлагере, чудом выжил. Был очищен от подозрений и восстановлен на службе, но в биографии осталось пятнышко, и карьерный ход заметно замедлился. В списке погибших при Гибсоне был матрос по фамилии Адачи -- то ли кузен, то ли племянник. Пожалуй, это стоит уточнить.


Суб-коммандер Джеральдина "Джерри" Вонг, главный оружейный офицер, 32 года. Англо-китайская полукровка из Гонконга. Если бы не вечно кислое выражение лица и наголо бритый череп, могла бы считаться красавицей. Тело как у греческой богини, с нее бы скульптуры лепить -- но прошли те времена. Хороший специалист, надежный профессионал, преданный патриот. Очень скучный человек.


Суб-коммандер Станислав "Стэн" Базаревич, главный инженер-механик, 33 года. Из Владивостока. На первый взгляд типичный русский - высокий голубоглазый блондин, огромный, бородатый и волосатый, как сибирский медведь. Копнешь поглубже - алкоголь презирает, к женскому полу равнодушен, чувством юмора похвастаться не может. Дело знает, но работу выполняет без особого энтузиазма. Черт его знает, может и не русский вовсе -- кто их разберет, этих русских...


Люггер-капитан Бонифацио "Бонни" Родригес, 30 лет. Командир корабельного отряда морской пехоты. Филиппинец, то есть тондолезец -- филиппинцы это те, которые остались по южную сторону границы, предатели и альбионские подстилки. По совместительству - главный корабельный клоун. Фонтанирует  плоскими шутками и бородатыми анекдотами 24 часа в сутки. Но дело знает. Впрочем, все они знают. В этот экипаж старались отобрать самых лучших. Это не значит, что отобрали, но все-таки старались.


Люггер-капитан Кимура Такао, 30 лет. Еще один старший японский брат, поставленный надзирать за неразумными младшими братьями и сестрами. Начальник службы безопасности и офицер контрразведки. Тоже маленький, круглый, вежливый и в очках. Знает свое дело настолько хорошо, что обычно говорит с другими членами экипажа о чем угодно, только не о своей работе. Имеет диплом по морской биологии, астрономии и сравнительной истории. И не только.


Капитан-лейтенант Танака Гешин, 29 лет. Несмотря на японское имя -- кореец. Командир корабельного отряда военной полиции. И снова дело знает, но такой же клоун, как и Бонни. Два сапога пара. Лучшие приятели и одновременно конкуренты. Изо всех сил старается занять пост главного клоуна, но Родригес не сдается. Зато первый стрелок корабля, Бонни от него заметно отстает.


Капитан-лейтенант Сангита "Гита" Рахман, 29 лет. Старший офицер связи. Бенгалка, соотечественница. Освобожденная женщина Востока. Дитя Революции. Влюблена в свои радиоприборы и передатчики по самые уши. Постоянно в них копается, что-то ремонтирует, исправляет, усовершенствует. Вот и сейчас, сидит за столом, пальцы машинально перебирают связку цветных проводков. Не красавица, совсем нет. Маленькая и круглая. Без очков, но серая мышка. Про таких девушек обычно говорят "зато она умная, и сердце у нее доброе".


Есть еще старший помощник, штурман, навигатор, акустик и другие, но они на постах.


И он сам, коммандер Мохаммед Османи, 35 лет. Бенгалец. Высокий, голубоглазый, светловолосый. Истинный ариец. Судя по внешности и фамилии -- аристократ, наследник древней династии, из особ, приближенных к Великим Моголам и другим императорам Индии, Бенгалии и Бихара. Вот только родители пропали без вести в самом начале Мировой Войны -- только фамилия от них и осталась. Богатый дом разбомбили, слуги разбежались, а сам Мохаммед рос на улицах Дакки, где добывал пропитание воровством, а потом и вовсе заказными убийствами. Революция освободила его от прежней жизни и предложила послужить новой социалистической родине в рядах Народной Морской Пехоты. На способного солдата обратили внимание -- офицерская школа, Морская Академия, далее везде -- и вот он здесь.


Как писали романисты прежних времен, "что заставило этих таких разных по духу людей собраться за одним столом?"


- Friends, Comrades, Countrymen, - начал было Османи, но потом спохватился и перешел на японский. - Сограждане, товарищи, друзья! Вы -- мы все здесь осведомлены о характере и целях нашей миссии. Так постараемся выполнить ее наилучшим образом и с минимальными потерями. Сфера рассчитывает на нас, Председатель надеется на нас, а я рассчитываю на вас. Но помните, что враг силен, умен и коварен. Капитан Урата, комиссар Акирака, майор Куба и другие офицеры "Возмездия" были ничуть не хуже нас, а кое-в-чем и лучше. Но их больше нет. Альбионцы отправили их на дно, как и экипаж "Черного Марта". Достаточно потерь. Не дадим им больше ни единого шанса!


"Я становлюсь похожим на капитана Цугару, - с ужасом подумал Мохаммед. - Все, хватит. Довольно пафосных речей".


- Вопросы, предложения? Можно высказываться в любом порядке, - объявил капитан. - Да, Джерри?


- Конечно, мы сделаем все возможное, и наши люди тоже, - сухо сказала Джеральдина Вонг. - Жаль, что у нас не было достаточно времени на подготовку и притирку.


- И мне жаль, - охотно согласился Османи, - но вы должно понимать, почему времени не было. Потому что враг хитер и коварен. Чем позже мы выходим в море, тем больше шансов, что противник разгадает наши планы. Да, риск велик, но цель стоит того, а в случае успеха - в котором я не сомневаюсь! - награда будет велика.


- Коммандер Османи прав, - Адачи был хорошим комиссаром, и знал, когда поддержать капитана. - Командование поступило правильно, когда приказало завершить подготовку к походу в кратчайшие сроки. В любом случае, длительная подготовка не имела смысла. Вы все здесь отличные специалисты, а учить профессионала -- только портить его. Не правда ли, товарищ капитан?


- Истинная правда, - снова согласился Мохаммед. - По себе знаю.


Некоторые подчиненные решили, что это шутка, и от всей души рассмеялись. Громче всех - Родригес и Танака. Даже Базаревич ухитрился сделать вид, что улыбается. Только Джерри Вонг осталась верной себе, а ее рожа - совсем уже кислой.


- Новое оружие, - сказала она. - У меня не было возможности провести учебные стрельбы. Честное слово, я рада, что у нас остались и обычные старые торпеды.


- Тогда нам не о чем волноваться, - заметил капитан. - Старые торпеды не подведут.


- Вот и капитан Урата так думал, наверно, - промямлила Джеральдина.


Черт побери, это уже смахивало на пораженчество.


- К счастью, нашей разведке удалось выяснить, почему Урата промахнулся, - на сей раз на помощь капитану пришел контрразведчик Кимура. - Это позволит нам не повторить его ошибку.


- Строго говоря, и ошибки-то никакой не было, - заметил комиссар Адачи. - Капитан Урата пал жертвой вражеской коррупции. Уникальное стечение обстоятельств. Разумеется, это не должно нас удивлять, поскольку широко известно, как глубоко погрязло в коррупции насквозь прогнившее буржуазное общество империалистического Нового Альбиона, и потому партия учит нас...


И тут, согласно всем законам жанра, комиссару пришлось прервать свою речь, потому что свет в каюте мигнул, погас и тут же сменился на красный. И ничего больше. Сигнал тихой боевой тревоги. Никаких сирен, никаких воплей в динамиках. Только красный свет. Тихая тревога. Враг где-то совсем рядом. Сидевшие за столом офицеры напряглись, а некоторые даже привстали. Но никто пока не двинулся с места. Семь пар глаз вопросительно уставились на капитана.


Коммандер Османи протянул руку и не глядя схватил телефонную трубку -- на которой тоже мигал яркий красный огонек.


- Да? - только и спросил он.


- Подводная лодка противника прямо по курсу, - доложил дежуривший на мостике старпом. - На дистанции прямого выстрела. Только что засекли. Не могли засечь раньше, враг тихо лежал на грунте.


- Лодка противника, прямо по курсу, дистанция прямого выстрела, - повторил капитан "Красного Февраля" вслух, чтобы его могли услышать все гости кают-компании. - Боевая тревога! Экипаж, по местам!


* * * * *


- Что тут у вас?! - воскликнул капитан Харисдарма, командир подводной лодки Флота СШИ "Невель-пантер" ("Дымчатый леопард"), врываясь на мостик.  


- Лодка противника, прямо по курсу, мин херц, - доложил коммандер Бруссен, старший помощник. - Только что засекли. Идет прямо на нас, дистанция - восемь единиц.


- Восемь?! - изумился капитан "Леопарда". - Как вы могли подпустить его так близко?.. Акустик, ты что, на посту заснул?!


- Это субмарина класса "Двенадцать месяцев", - вступился Бруссен за акустика. - Не было никакой возможности заметить ее раньше.


- "Двенадцать месяцев"? - переспросил Харисдарма. - Но этого не может быть! "Синий Апрель" еще вчера видели в Порт-Артуре, а "Красный Февраль" потопили альбионцы...


- Или не потопили, - хладнокровно заметил Бруссен. - Или ассирийцам удалось выпустить в море "Черный Март". Какой смысл гадать, мин херц?


- Вы правы, старпом, - не стал спорить капитан. - Боевая тревога! Приготовиться к бою!


- продолжение следует -

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

что из себя представляет УРПАБ и за кого она?

Обычная такая послевоенная Португалия, у власти люди, похожие на Салазара. Держат оборону против красной Испании. В союзе с британцами, американцами и прочим западом. Как и в реале, все заморские территории считаются частями Португалии. Название, впрочем, мне самому не очень нравится - попробую со временем придумать аббревиатуру покрасивше.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Отличный текст. Практически идеальный. Именно такой, какой и должна быть подлинная альтистория. Все коллеги знают, что Магнум — сами-знаете-какое-транспортное-средство-а-не-только-одноимённый-револьвер-под-одноимённый-патрон, но теперь мы снова в этом убедились.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Опубликовано

Я надеялся, что поклонники первоисточника оценят по достоинству.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Название, впрочем, мне самому не очень нравится - попробую со временем придумать аббревиатуру покрасивше.

СПОРТБАР - Союз ПОРТугалии, Бразилии, Африканских Регионов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

sfera-1962-for-web.png

Тут походу больше половины карты, не меньше, один большой оммаж творчеству коллеги Каминского.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Тут походу больше половины карты, не меньше, один большой оммаж творчеству коллеги Каминского.

Ну, ващет первоначальный вариант карты я и рисовал. Магнум уже после ее творчески переработал. Так что мир, можно сказать, соавторский - у меня по нему тоже парочка рассказов есть ( правда с тех пор в мире  кое-что изменилось, так что как бы их править  не пришлось)

Edited by Каминский

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Так что мир, можно сказать, соавторский - у меня по нему тоже парочка рассказов есть

Кто на ком стоял?

Насколько я понял, это сеттинг придуман по мотивам обобщения нескольких ваших рассказов (про "гидру" в Австралии, про Конго). Или я путаю?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Насколько я понял, это сеттинг придуман по мотивам обобщения нескольких ваших рассказов (про "гидру" в Австралии, про Конго).

Сеттинг придуман методом обобщения нескольких моих рассказов с неким среднестатистическим обобщением  белголландско-альбионских миров Магнума.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now