Sign in to follow this  
Followers 0

Стрелковое оружие в Мире ОСП

17 posts in this topic

Posted (edited)

1. РСФДР 1918-1927

 

В 1891 году в Российской Империи была принята на вооружение пятизарядная магазинная болтовая винтовка Мосина с патроном с закраиной в три линии ака 7,62х54R. Производство её до начала мировой войны шло ни шатко ни валко, насытив первоначальными сериями армию, в 1904-1914 годах промышленностью (Тулой, Ижевском и Сестрорецком) было выпущено чуть более 1,3 млн штук, причем рекорд пришёлся на 1905 год - ~312000 винтовок, а к началу мясорубки выпуск скукожился до смешных 37000 в 1911 и 65000 в 1913. Расплачиваться за это пришлось уже в годы войны, срочно раскочегаривая своё производство, и закупая в то же время стволы за границей, причем по принципу "на тебе б-же что нам негоже". Раскочегарить удалось достаточно быстро - после 134 тысяч штук в 1914 году заводы выдали в десять раз больше в 1916-м, и вполне повторяли объёмы в 1917-м. Тем не менее, прожорливой армии было мало и 4,57 млн мосинок выпуска 1904-1917 (почти 72% - военный выпуск), и закупленного за границей добра, особенно если присмотреться, что именно за добро было закуплено, а закуплено было, например, 733 тысячи винтовок "Арисака" (из них 315 тысяч - устаревшие Type 30, а остальные перекупали в том числе у британского флота, шутка смешная - ситуация страшная) под 6,5х50SR, 35000 "Арисак" М1913 (они же "мексиканки") под 7х57, 300 тысяч американских "Винчестеров" со скобой Генри, перепиленных под русский мосинский патрон, а также музейные переделочные Веттерли-Витали обр.1870/87 под 10,4х47R (400 тысяч), Гра М74 и Гра-Кропачек М84 под 11х59R (456 и 110 тысяч соответственно), и Лебели М86 под 8х50R (86 тысяч, или, по другим данным, 39 тысяч). Всего это дало около двух миллионов винтовок, которыми вооружили как тыловиков так и строевые части. 700 тысяч огнестрела было затрофеено, большая часть - австрийские "Манлихеры". Но и этого было мало. Так родился американский заказ на "Мосинки".

 

"Ремингтон" и "Вестингауз" брались изготовить искомые винтовки до апреля 1917 года. Первым выдали три заказа - в январе 1915 на миллион, в июле того же года на 200 тысяч и в сентябре ещё на 300 тысяч, вторым - тот же миллион в мае 1915 и 800 тысяч дополнительно в августе. Итого 3,6 миллиона "Мосинок" американцы делали фактически с нуля, начиная с обновления своего станкового парка. Американцы с энтузиазмом взялись за дело, и, естественно, сорвали все сроки. На апрель 1917 года было поставлено 131,5 тысяч винтовок с "Ремингтона" и 226 с лишним тысяч с "Вестингауза", или 8,76% и 12,57% соответственно, или, если считать от всего заказа, то ~358 тысяч и 10,84%. Низкие цифры обуславливались в том числе и лютовавшей приёмкой, отбраковывавшей значительный процент стволов. Генерал Залюбовский: "У Вестингауза я наткнулся на целую фабрику, где в собранных уже винтовках направляют молотками, опиливают, перегибают и таким образом отлаживают все пружины и мелкие части". Причинами задержек были "плохая организация производства, забастовки, недостаток рабочих рук и опытного технического персонала.., отсутствие лекал". Из-за этого брака "Ремингтон" был, по сообщениям Залюбовского, близок к краху, и русскому военному ведомству предлагали взять завод под свое управление или купить его станки. Тем не менее, до сентября 1917 года было поставлено уже 810 тысяч винтовок, или 22,49%. А потом настал Октябрь, и начались перебои с финансированием, непонятки со статусом коалиционного социалистического правительства, плюс ещё перемирие с немцами... Наркомат по военным делам в лице генерала Верховского изо всех сил пытался поддерживать доставку винтовок в Россию, однако отсутствие кредитов, отпускаемых Наркомфином, и начавшаяся демобилизация армии привели к тому, что в феврале 1918 советское правительство было вынуждено аннулировать заказы "в связи с низким качеством поставляемых винтовок". Всего на этот момент было произведено 1933578 винтовок, или 53,71% от заказа, из них 852088 на "Ремингтоне" и 1081490 на "Вестингаузе"; в Россию поставлено было 1282658 штук (513138 и 769520 по фирмам соответственно), или 63% от изготовленных. Таким образом, 651 тысяча винтовок Мосина осталась в США. Правительство выкупило 78950 винтовок из 339 тысяч, имевшихся у "Ремингтона", и все 300 с лишним тысяч у "Вестингауза". Из оставшихся ремингтоновских винтовок 30 тысяч сразу же выкупили англичане "для специальных целей", позже к ним присоединились ещё 110 тысяч, таким образом, всего англичанами было выкуплено 140 тысяч винтовок. Бритты планировали вооружить ими экспедиционный корпус в России, если та заключит с Германией сепаратный мир. 

 

(Вопрос о количестве произведённых винтовок и о их судьбе, на самом деле, очень интересный и очень дискуссионный. К сожалению, мне не удалось приобрести книжку Меркальдо и Файрстона "Allied Rifle Contracts in America". Тем не менее, remingtonsociety.org даёт следующие цифры для фабрики "Ремингтон": произведено 852088 штук, поставлено в Россию 513138, выкуплено правительством 78950. Это даёт нам круглую цифру в 260 тысяч остававшихся винтовок. Но вместе с тем, видимо 852 тысяч штук - это производство в целом, включая произведённые в 1918-19 годах. Я предполагаю, что американское правительство выкупило сначала вообще все произведённые и непоставленные к тому времени винтовки, а британцы заказывали производство отдельно, в частном порядке, сначала 30 тысяч, потом ещё 110. А оставшиеся 120 тысяч - это произведённые по заказу правительства Колчака 112500+ винтовок, заключённому в июле 1919 года на 3+ миллиона долларов. В июле же Колчак уполномочил диппредставителя России в США С.А.Угета вести переговоры с американским правительством о поставке 268 тысяч мосинок на сумму в 6,7 миллиона долларов. Предполагаю, что это была часть закупленных правительством в 1918 году 311970 винтовок, непоставленных в Россию "Вестингаузом". 105913 из них было поставлено Колчаку в 1919 году (26.07 14000 на пароходе "Томас", 16.08 43260 на "Логамнусте", 13.09 11692 из Манилы и 11.09 36961 из Сан-Франциско). Интересно, что 100 тысяч винтовок было уступлено Колчаком Деникину, но возникает резонный вопрос, что это были за винтовки. Я склонен предполагать, что ими могут оказаться винтовки британского заказа 1918 года, из тех 140 тысяч, что бритты купили на "Ремингтоне". В таком случае, правительство США недопоставило Колчаку ~275 тысяч винтовок, если же это не те винтовки, а "вестингаузовские", то ~175 тысяч. Суммируя, Колчак заказал в США 380500 винтовок Мосина, что вполне бьётся с цифрами, которые имелись в Америке (78950+311970=390920 было у правительства США, но те вооружили экспедицию "Полярный медведь" неизвестным количеством винтовок, и Колчаку пришлось дозаказывать у Ремингтона). 175 или 275 тысяч непоставленных винтовок правительство США пыталось потом спихнуть всем кому ни попадя, в конце концов их взялся переделывать под патрон .30-06  оружейник Баннерман, для спортивного рынка, и немало в этом преуспел.)

 

В ЭАИ, англичане заказали у "Ремингтона" 30 тысяч винтовок, но переговоры в Бресте провалились, и Советская Россия снова оказалась в состоянии войны с Германией. Заняв Мурманск с целью недопущения финнов и немцев, британцы, таким образом, продолжали формально оставаться союзниками РСФДР, хотя до прояснения ситуации с судьбой займов Антанты, пребывали в неопределённом статусе, прикармливая тех или иных правых деятелей. Тем не менее, вопрос с полномасштабной интервенцией для открытия второго антигерманского фронта на Урале больше не стоял, и второго заказа в 110 тысяч "мосинок" не последовало. Наоборот, активизировался советский Наркомвоен. Сергей Антонович Угет был в срочном порядке признан финансовым атташе РСФДР в США (ИРЛ он спокойно досидел в Америке как "хранитель дипломатической собственности и архивов" до 1933 года, и сдал оные новоназначенному послу СССР после возобновления между странами дипотношений), ему в помощь срочно выехал председатель Далькрайкома Александр Михайлович Краснощёков (который долго жил в США, был одним из основателей американской социалистической партии и вообще был весьма подкован в делах финансов). Живых денег не было, но удалось взять срочный кредит под обязательства в 1 миллион долларов, полученный со страховой компании за убытки, понесенные Россией в результате взрыва боеприпасов 30 июня 1916 года (ИРЛ Угет также выбил со страховщиков эту сумму, правда, в 1927 году). Этот кредит позволил отправить во Владивосток летом 1918 года около 100 тысяч винтовок Мосина (уступленных правительством США), 14700 пистолетов Colt M1911, и патроны к ним. Должны были пойти следом и шесть лодок типа АГ, но летом их отправить не успели, а потом случилось восстание белогвардейцев, и лодки так и оставались в Америке до 1921 года. Выгруженные во Владивостоке винтовки и кольты, к сожалению, почти сразу же попали в руки корниловцев, и стали основой вооружения белой армии, вместе с "Арисаками", поставленными в 1919 году японцами. Таким образом, на складах США оставалось ещё где-то около 300 тысяч винтовок Мосина, которые сначала использовались как оружие некоторых подразделений национальной гвардии, затем - для тренировки новобранцев, а потом какое-то количество было конвертировано Фрэнсисом Баннерманом под патрон .30-06 для спортивной стрельбы и охоты.

 

Наряду с винтовочным, остро стоял и пулемётный вопрос. Как известно, после некоторых метаний между "Шоша" и "Льюисом", выбран был датский вариант, бо "Датский оружейный синдикат" брался построить в России завод "под ключ", при этом решая и кадровую проблему в виде специалистов – начиная от мастеров и техников и до технического директора. В итоге в августе 1916 года состоялась торжественная закладка предприятия "Первого Русского акционерного общества ружейных и пулемётных заводов" – в городе Коврове Владимирской губернии. Первоначально русский персонал нанимался только на второстепенные должности, на работу "самых низких разрядов". Техническим директором предприятия в Коврове стал датчанин лейтенант 1-го ранга С. Брандт-Меллер, коммерческим директором — капитан И. Юргенсен, должности старших мастеров, старших машинистов, старших слесарей и т.п. также занимали представители Дании. В мае 1917 года на заводе в Коврове доводили до ума пулеметы опытной партии. В июле сборка опытной партии была завершена, 12 августа 1917 года началась передача военным первых 4-х ружей-пулеметов, оснащенных запасными стволами. Хотя приемные испытания пулеметов Мадсена ковровского производства прошли неудачно, начало было положено. При этом на тот момент времени само производство носило все черты кустарного. К примеру, инструментальный цех на заводе в Коврове не создали, так как рассчитывали на поставки инструмента и лекал из Дании. Наконец, к декабрю 1917 года здесь завершили подготовку чертежей и начали впуск двух серийных партий — в 50 и 300 новых пулеметов. Тем временем появилась отечественная модель ружья-пулемёта. Речь идёт о "ручном ружье-пулемёте" В.Г.Фёдорова, созданном им на основе его же опытной автоматической винтовки. "Ручное ружьё-пулемёт генерала Фёдорова" вызывало живой интерес военных специалистов, но его серийное производство было проблематичным. Сам Фёдоров, кстати, считал уже (хоть как-то) отработанное в производстве "ружье-пулемёт Мадсен" на тот момент предпочтительным перед его образцом для скорейшего начала выпуска. Тем более что производство патронов Арисака в России не покрывало никак даже потребности "японских" (т.е. вооружённых японскими винтовками) дивизий, да и производились устаревшие тупоконечные патроны Type 30.

 

Народный комиссар по военным делам Верховский, как уже упоминалось, всячески пытался поддерживать боеспособность армии, в том числе и доведением до фронта новых ручных пулемётов. В период дискуссии о будущей социалистической армии, равернушейся в правительстве зимой 1917-18 годов, Верховский и поддерживающий его начштаба Бонч-Бруевич напирали на увеличение огневой мощи, требуемое современной армии, даже в случае заключения мира с Германией. Кроме того, Наркомвоен мог в какой-то степени маневрировать деньгами, имевшимися в его распоряжении. В результате совместного решения ВСНХ, Наркомвоена и ГАУ, Ковровский завод подлежал национализации после выполнения действующего контракта. Для выполнения оного выделили дополнительно аванс в десять миллионов стремительно обесценивавшихся рублей, что позволило бы сохранить кадры на ближайшие несколько месяцев. Взамен Маниковский пробил включение в контракт проект своего протеже Фёдорова. 11 января 1918 г. ГАУ дополняет контракт с Первым Русским акционерным обществом ружейных и пулемётных заводов. В "Дополнительной надписи" к контракту указывалось: "1. Количество ружей-пулемётов Мадсена уменьшается с 15 000 до 10 000. 2. Общество обязуется поставить ГАУ, согласно представленного образца и чертежей и согласно указаниям и под общим руководством генерал-майора Фёдорова, 9 000 ружей-пулемётов системы генерал-майора Фёдорова… Начало валового производства… через 9 месяцев со дня подписания контракта". Предписанием ГАУ от 18 января 1918 г. на завод командируется Фёдоров (членами комиссии направляли также П. Третьякова, П. Гусева и приёмщиков-браковщиков), вместе с ним едет его давний помощник, друг и ученик В. Дегтярёв. Коммерческий директор капитан Юргенсен и часть сотрудников-датчан покидали Ковров, Брандт-Меллер нанимался в качестве технического специалиста, контролёром производства становился Фёдоров. Первым делом необходимо было создать лекальный и инструментальный цеха, и нанять новых рабочих (всего на начало марта на заводе числилось 850 человек). В этом частично помогла эвакуация в Саратов Петроградского орудийного завода (ИРЛ он не доехал до Саратова из-за восстания чехословаков, и был частично раздербанен, частично перемещён в Подлипки в строящиеся цеха РАОАЗ, став Заводом имени Калинина ака №8) - пользуясь мандатом ГАУ, Фёдоров "отжал" некоторое количество станочного парка и специалистов; а после возобновления боевых действий на завод были направлены дополнительные рабочие и оборудование. В 1918 году была выпущена партия в 200 пулемётов Мадсена, в 1919 закончили разработку документации по фёдоровскому автомату и выпустили его установочную партию ("Мадсенов" было выпущено уже 400) а всего в 1918-22 годах завод выпустил 3000 "Мадсенов" и 2500 "Фёдоровых", как правило довольно низкого качества, особенно в первые годы выпуска. За "срыв контракта" Ковровский пулемётный завод был в 1919 году национализирован, что вызвало закономерное недовольство датчан. 

 

Как известно, штатного пистолета в РИА не было. Производившийся револьверный старина Наган вызывал кучу вопросов ещё в момент принятия себя на вооружение, а уж в начале 1920-х и подавно. Еще не окончилась Гражданская война, когда командование РККА и Реввоенсовет озаботились разработкой требований к новой системе артиллерийско-стрелкового вооружения. Так, 12 августа 1920 г. датируется "Перечень вопросов для докладов на совещании представителей ведомств и комиссий о выработке огнестрельного оружия будущего", в котором среди прочих со стороны Высшей стрелковой школы, Ружейного полигона, инспекций пехоты и кавалерии Полевого штаба РВС СССР ставились требования к личному оружию, винтовке, пулеметам. Работа "Комиссии по выработке огнестрельного оружия будущего" во главе с Ю.М.Шейдеманом в целом не дала, да и не могла в тех условиях дать практических результатов, однако позволила прояснить основные требования к оружию, необходимому армии. К примеру, 1 сентября того же 1920 г. помощник инспектора кавалерии Федотов, докладывая Шейдеману о вооружении кавалерии, писал: "О револьвере. Как оружие самообороны револьвер Нагана тяжел и громоздок; сверх того, курковый подъемный механизм (солдатского образца) лишен автоматичности. Вывод: желательна замена "нагана" облегченным и более усовершенствованным типом той же дальнобойности. За недостаточностью широкого боевого опыта выдвигать этот вопрос пока преждевременно". 

 

В 1921 году комиссией Шейдемана были проведены испытания "состоявших на вооружении" в РККА пистолетов. Были испытаны: "жандармско-полицейский" FN Browning M1903 под 9х20 Browning Long, "Парабеллум" Борхардта-Люгера под 9х19 Para, "Кольт" М1911 под .45ACP, "жилетный браунинг" М1906 под 6,35 Browning, Browning M1910 под 9х17 Browning Short и под 7,65 Browning, "Маузеры" С96 (он же №2) под 7,63 и трофейный "красная девятка" под 9х19 Para, и французский "Руби" (вернее, его испанская семизарядная компакт-копия "Виктория-Унсета") под 7,65 Browning. Мощность "Кольта" была признана избыточной, как и его тяжесть, немецкие пистолеты были отвергнуты по причине возможных перебоев в поставках патронов при возможном ухудшении отношений между странами, а калибры 6,35 и 7,63-65 признали недостаточно мощными, чтобы остановить коня на скаку (буквальное требование РККА). В 1924 году был объявлен первый конкурс на 9-мм самозарядный пистолет для комсостава РККА. В нём участвовали: Bergmann-Bayard 1908 (10 патронов 9х23 Largo), Astra 400 под тот же патрон, новый FN Browning 1922 (улучшенная версия М1910 с восемью патронами 9х17 Browning Short, только что поступивший на вооружение армии Югославии), CZ vz.22 под тот же патрон, опытный пистолет С.А.Коровина также под "короткий браунинг", и доработанный пистолет Прилуцкого под всё тот же "короткий браунинг". Коровин и чех отпали практически сразу, из-за сложности конструкции и значительного веса. Официально победу присудили пистолету Прилуцкого, за простоту конструкции (ещё бы, вылизывал её с 1900-х), но конструктору предложили доработать пистолет (к выявленным комиссией замечаниям относили следующие: при экстракции гильзы часто летели в лицо стрелку, отмечались трудности с извлечением магазина, при разборке оружия на руках отмечались порезы). По итогам конкурса было выдано задание на выпуск 500 самозарядных пистолетов Прилуцкого (получившего обозначение "ТП (Тульский, Прилуцкого) обр.1924 года"), а до устранения замечаний в Бельгии закупалось 5000 пистолетов Браунинга М1922 и патроны к ним (в 1926 году из-за обострения отношений с Польшей было заказано ещё 15000 пистолетов). В 1927 году доработанный пистолет Прилуцкого (ТП обр.1927) приступили к освоению на ТОЗе, но Балтийская война резко поменяла все планы, и было изготовлено только около 1000 штук.

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Не знаю, как-то все не то.  Прилуцкий?   ТП?  9х17 ? 

 

Хотя Браунинг-22 невероятно хорош для своего времени. У меня такой в арсенале лежал, как раз с югославской эмблемой на корпусе. 

 

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Прилуцкий?

почти голый реал, ага. Но это пока :З

ТП

Хорошее название же!

9х17

Я сначала хотел длинный бровнинг, но потом подумал, что он и для закоснелых мозгов ГАУ довольно плох

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Альзо, опытный 9-мм Коровин смотрится довольно стильно. Жаль, что инфы по нему особой нету. 

Korovin_9mm.thumb.png.de4e59d7fb62bf43e4

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Приветствую!

Кстати вопрос - а будет ли в этом таймлайне унификация "драгунской" модели "трехлинейки" в качестве единственной, с отказом от производства "пехотной" и "казачьей" моделей?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

унификация "драгунской" модели "трехлинейки" в качестве единственной

Скааажем так,  по текущим прикидкам, трёхлинейку ждёт модернизация в году 1930-м, с одним хитрым плот твистом, и в итоге она примет вид, близкий к карабину 1944 года, в котором и станет основным в РККА стрелковым оружием пехоты на тридцатые годы. По планам альтернативной РККА, которые, впрочем, не сильно отличаются от реальных, в начале 30-х начнётся масштабная работа по самозарядкам, в итоге которой году в 35-36 появится "совиет гаранд" (скорее всего это будет Токарев, но это не точно), по текущим далеко не окончательным прикидкам это будет самозарядка с неотъёмным коробчатым магазином на 12 патронов обр.30 года (сей патрон и есть тот самый плот твист, который сейчас раскрывать не буду, хе-хе), т.е. с заряжанием на две стандартные пехотные обоймы. 

 

З.Ы. Патрон не промежуточный, башенка не командирская, прицел не коллиматорный, Хрущёва не расстреляли, Высоцкого не перепели.

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

2. Новые новые страны и старые новые страны.

 

ИРЛ вооружение армий стран Прибалтики различалось довольно сильно. Эстонская армия оставила на вооружение винтовки Мосина, которые потом перешли по наследству в 22-й СК РККА, а Кайтселийт использовал в основном винтовки Арисака. Армия Латвии закупила в 1921-23 годах у Великобритании винтовки Enfield Pattern 1914 (калибра .303), которые получили название "Росс-Энфилд", "Льюисы" и "Виккерсы", то же вооружение имели айзсарги. Войско Литовское пошло своим путём, и заказало у FN "Маузер 24", прикупив при этом у итальянцев вдобавок 55 тысяч винтовок Росса (впрочем, их быстро продали); роль ручных пулемётов выполняли ZB-26, а станковых - немецкие Максимы. Ну и конечно, во всех трёх армиях было полным полно немецких "Маузеров", русских "Мосинок", "Наганов", "Рюби", "Люгеров", "Браунингов" и прочего счастья. Украинская галицкая армия использовала доставшиеся в наследство от императорско-королевской "Манлихеры" и "Шварцлозе". Недолго просуществовавшая армия Грузинской демократической республики использовала мосинки и наганы, а также переданные англичанами канадские "Россы". Венгерская армия использовала старые "Манлихеры", слегка модернизировав их в начале 30-х, а потом перешли на более современный вариант FEG 35M; роли пулемётов исполняли лёгкий Солотурн 31М и тяжёлый Шварцлозе, ну а стандартным пистолетом был фроммеровский FEG 37M.

 

В ЭАИ германская армия, как и в нашей реальности, уходя из Балтенланда, оставили значительное количество винтовок Маузер-98 и пулемётов Максима. Своего производства оружия и патронов в Прибалтике не было - максимум, что имелось - это снарядный цех бывшего РБВЗ в Риге, и Рижский Арсенал, осуществляющий ремонт стрелкового вооружения и артиллерии. ИРЛ Латвии патронный завод строили чехословаки из "Селье и Белло", а Литве - бельгийцы из FN. Здесь же военное министерство Балтенланда выбрало путь минимального сопротивления. В 1921 году во Франции были закуплены по цене металлолома трофейные винтовки Gewehr 98. В 1923 году было окончательно решено перейти на немецкий патрон 7,92х57, после чего в 1923-25 годах все балтенландские винтовки Мосина подверглись модификации, аналогичной польской 1924-27 годов - их перестволили под маузеровский патрон. В те же годы с помощью чехословаков был построен Рижский завод боеприпасов - Rigaer Munitionsfabrik Phönix (Rīgas munīcijas rūpnīca Fēnikss), часть компании Phönix-Schild (Fēnikss-Vairogs), наладивший выпуск патронов 7,92х57 и 7,63×25 Маузер для принятых на вооружение пистолетов (5000 "Маузеров" С96 было закуплено ещё в 1921 году, ИРЛ они ушли в Советскую Россию). У Финляндии были приобретены несколько сотен немецких "Максимов" (ИРЛ ушли в Польшу), также под немецкий патрон были переделаны имевшиеся в наличии русские "Максимы" обр.1910 года. В 1923 же году началось мелкосерийное производство лицензионных MP-18 под названием Bergmann MP-23, под патрон 7,63×25 Маузер, отличались от прототипа они коробчатым магазином на 50 патронов, который располагался снизу, и секторным прицелом (ИРЛ такие выпускались в Швейцарии для Японии; в Прибалтике же "бергманны" выпускались на Таллинском Арсенале).

 

Венграм было проще, у венгров был солидный запас "Манлихеров" под 8x50R, пополненный в том числе поставками из Советской России (где были рады избавиться от "неформата") и целый "Манфред Вайсс Патроненфабрик Будапешт", ставший после войны "Csepel Patrongyár Nemzeti Vállalat", "Чепельским государственным патронным заводом". Правда, венграм было и сложнее - у них были трианонские ограничения, согласно которым количество вооружения не должно было превышать определённого количества на тысячу человек (1150 винтовок или карабинов с 500 патронами на каждое, 15 пулемётов (включая автоматические винтовки) с 10000 патронов, 2 миномёта и 3 орудия), и производитсья оно должно было на одной государственной фабрике. Правда, таковые ограничения никак не затрагивали полицейские формирования, чем венгры и воспользовались, организовав Munkásőrség - Рабочую милицию, которая формально занималась поддержанием порядка в помощь венгерскому Наркомату внутренних дел, а фактически была мобрезервом и ополчением со своей территориальной организацией юнитов, складами оружия и т.п. Производством оружия в рамках Трианона занимался знаменитый завод Fegyver-és Gépgyár, он же FEG, "Завод оружия и станков", которым бессменно руководил Рудольф Фроммер (получивший категорию "főügyeletes" (главный инспектор, аналог армейского комдива) Рабочей милиции). На ФЕГе выпускали стандартный Манлихер М95 под 8x50R и Фроммер Штоп (шедший на вооружение Красной армии), а также пулемёты Шварцлозе. 

 

Разработкой стрелкового вооружения занимался Отдел экспериментальных оружейных разработок Красной армии, в котором работали экс-капитан (а ныне csoportvezető - начальник группы РМ, ранг, соответствующий помкомбату) Пал Кирай, не уехавший, как в нашей реальности, в Швейцарию, и beosztott szolgálatvezető (младший начальник службы, аналог комбата) Ференц Гебауэр. Для прикрытия разработок был основан небольшой завод Zugló Gépgyár NV (Государственный машиностроительный завод Зугло (один из районов Будапешта); ИРЛ это был завод Danuvia). Фроммер модернизировал свой пистолет обр.1919 года и придумывал новые, результатом чего стало появление в 1922 году модели "Лилипут" под 6,35 Browning для нужд Рабочей милиции и АКБ/АБС (AKB, Állami Különleges Bizottság - Государственный специальный комитет, позже - ABS, Állami Biztonsági Szolgálat, Государственная служба безопасности), а также гражданского рынка, а в 1927 году - модели Pisztoly 27M (ИРЛ 29М) под 9х17 Browning Short. Кирай же изобретал пистолет-пулемёт и ручной пулемёт на базе того, что было, а были только немецкий МП-18, да Штурмпистоле М18, он же Виллар-Пероза. С него и начали: странную итальянскую конструкцию распилили надвое и снабдили обычным УСМ и деревянным прикладом, заодно перепилив под стандартный фроммеровский патрон, т.е. на Браунинг-короткий. Получилось отдалённо похожее на то что получилось у итальянцев под названием OVP, разве что с нормальной затворной рукояткой и перенесённым вниз магазином, и без приклада-отвёртки. Названный Géppisztoly 23M (пистолет-пулемёт образца 1923 года), или просто GP-23 или Zugló-23, этот ПП выпускался официально как полицейское оружие, вернее, как оружие для Рабочей милиции.

попытка визуализировать половинку Вилар-Перозы OVP, если бы его делали венгры.

Geppistoly_small.thumb.png.1076b6ea2d365

 

Грузинская демократическая республика в 1920 году получила от Великобритании 25000 канадских винтовок Росса. Вернее, Великобритания через Батуми поставляла Армении 25000 винтовок, 40000 единиц обмундирования, 400 пулемётов Виккерса и Льюиса, 48 полевых орудий (40 18-фунтовок и две батари 4,5-дюймовых гаубиц), 57,5 миллионов патронов, 1077 аптечек, компасы, консервы, ремкомплекты, палатки, шанцевый инструмент и т.п. Грузия запросила за транзит 27 процентов груза, на что англичанам пришлось согласиться, но пока суд да дело, в Ереване оказалась РККА, и правительство Великобритании вынуждено было передать всё это богатство грузинам - всё равно банкет оплачивал армянский кредит в 850 тысяч фунтов. Но грузинской армии почти ничего из этого не досталось - лапу на поставки наложил Валико Джугели, командующий Народной гвардией, которая в итоге и нарядилась в табачного цвета британские френчи, и вооружилась винтовками Росса и всем остальным. Сложилось довольно любопытное положение, когда армия ГДР носила, согласно регламента 1920 года, чохи зеленовато-серого цвета "русского хаки" и такие же френчи с тушскими шапками и папахами, и была вооружена мосинками и еле залатанными на Тифлисском арсенале русскими трёхдюймовками, а народогвардейцы были одеты и вооружены с иголочки. В связи с этим, руководство грузинского министерства обороны приняло решение закупить в 1924 году оружие в Великобритании, чтобы устранить имевшуюся в стране разнопатронность. Лайми были не против, и продали грузинам 20 тысяч "Росс-Энфильдов" ака Мk.1914 Enfield (ИРЛ ушли Литве) и "Льюисы". Свои мосинки грузины оперативно продали в соседний Иран, который активно вооружался, конкретно их закупила жандармерия генерала Мухаммеда Таги-хана Пуссияна, будущего иранского шаха.

 

Украинская галицкая армия, слившаяся с армией УНР в единую Армию Западно-Украинской народно-демократической республики, наследовала довольно разнообразный зоопарк вооружения. В основном это были австрийские "Манлихеры" 1890 и 1895 годов под 8x50R, но также было много "мосинок" и 98-х "маузеров", встречались "маузеры" 1888 года, "берданки" и "Верндли-Голубы" модели 1873 года под 11,15х58R, а также "Арисаки" и "Каркано" под 6,5-мм патроны, 8-мм "Лебели", и в некоторых количествах мексиканские "маузеры" под 7-мм - тяжёлое наследие непрекращающихся двухлетних боёв. Среди пистолетов - "Фроммеры", "Штейры", "Люгеры", "Наганы" и т.д., ну и соответствующий разнобой был и в среде пулемётов. В целях унификации вооружения всё, что отличалось от "Манлихера", ставшего стандартным в армии, и "мосинок", пошедших в мобрезерв, было собрано воедино и централизованно роздано по деревням, сёлам и хуторам в рамках организации "народнего ополчення" - в условиях постоянно нависающей польской угрозы возобладала концепция вооружённого народа, который мог дать отпор внешнему врагу даже пройдя мимо, по какой-либо причине, мобилизации. На Львовском арсенале организовали с помощью венгерских товарищей производство "Манлихеров", "Фроммеров" и "Шварцлозе"; также, в рамках секретного трёхстороннего украинско-венгерско-советского соглашения, по которому обе западные страны договаривались выступить при полной советской поддержке в защиту друг друга при польской или румынской агрессии соответственно, в приграничных с Закарпатьем городах было начато накопление мобрезерва вооружения и боеприпасов, а в Мукачёве был образован Карпаторусский бронедивизион, в котором под видом русин проходили стажировку венгерские военнослужащие, изучавшие применение бронеавтомобилей и бронепоездов.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Итак, 


1) 
99 процентов оружейных альтернатив заведомо порочны и антинаучны (я утрирую, конечно, но не очень сильно). Потому что их авторы как правило стремятся/пытаются изобрести/внедрить какое-то идеальное оружие или комплекс систем, которого в реальном мире не существовало, и тем самым качественно превзойти как реал, так и всех супостатов. (Строго говоря, это ко всем военно-техническим альтернативам относится - танчики, самолетики, но о них не будет речи в нашей саге). 


2) 
Грамотная, правильная, реалистичная оружейная альтернатива обязательно должна включать в себя глючные, ненадежные, заведомо нелепые (или на первый взгляд нелепые) и/или просто плохие образцы - как это было практически всегда и везде в реальной истории! 


Надеюсь и полагаю, что этот мир пойдет по второму пути. 


* * * * * 


Начнем с патрона 9 мм К, он же 9 мм Шорт, он же .380 Браунинг (не путать с 0.38). 


Патрон не так уж и плох, особенно для служебного/военного/полицейского пистолета, особенно в ту эпоху. Но есть нюанс. Насколько мне известно, в до-советской России он никогда не был популярен, потому что просто не успел распространиться. Даже малосильный дамский 6.35 был куда более популярен, что привело к появлению откровенно нелепого пистолета ТК (см. выше про реал и реалистичность). Короче, никаких предпосылок, в отличие от 7.65 Браунинг, 7.63 Маузер или даже .45 АКП. Или 9 мм Браунинг Лонг. Попахивает откровенным авторским произволом. 


Если же его все-таки примут (в чем я по-прежнему не уверен), то, как вы верно заметили, следующий логичный шаг - это пистолеты-пулеметы. ПП под 9 мм К безусловно существовали, но их было мало, и в основном это были послевоенные короткостволки для спецназов и "перестрелок в лифтах". Боюсь, в 20-30-е ПП под этот патрон не пройдет стандартных тестов на пробивание сосновой доски, или что они там пробивали. Раздавать это тем же пограничникам... Есть шанс получить легкое, удобное и надежное оружие, но боюсь, что редкая пуля долетит до середины Днестра. 


Что же касается тов.Прилуцкого, то у меня сложилось впечатление, что он не был выдающимся конструктором. Просто его на щит подняли, потому что чего-там изобретал еще при царе, "старый режим унижал талантливого самородка", и все такое. 


Так что если принимать все предложенные варианты сразу - патрон 9 мм К, пистолет Прилуцкого и ПП под тот же патрон, то в рамках концепции "обитатели АИ-мира имеют право на ошибки, о которых потом пожалеют". 


Возвращаясь к вышесказанному, я бы обратил самое пристальное внимание на патрон 9 мм Браунинг Длинный. Пистолет под него даже в царской России состоял на вооружении (то есть предпосылки были), и как боеприпас для ПП он куда лучше, чем 9 мм К, хотя и уступает 9 мм Парабеллум-Люгер. Но нет в нашем мире совершенства - и там его тоже не должно быть. 

 

Я сначала хотел длинный бровнинг, но потом подумал, что он и для закоснелых мозгов ГАУ довольно плох

См. выше. По крайней мере есть от чего отталкиваться. 

 

Опять же, как выглядит в этом мире влияние разных красных маршалов? Не станут ли они снова продавливать "револьвер маузер работы Браунинга"?  Или "самый лучший в мире пистолет - это наган". 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

патрон 9 мм К, пистолет Прилуцкого и ПП под тот же патрон, то в рамках концепции "обитатели АИ-мира имеют право на ошибки, о которых потом пожалеют". 

Вооот, вы сразу поняли мою затею :)

я бы обратил самое пристальное внимание на патрон 9 мм Браунинг Длинный

Я на него уже посматриваю, но пока ещё думаю, а не разработать ли 9-мм самостоятельно, "чтоб не как у Марвел"

как выглядит в этом мире влияние разных красных маршалов?

Кулика с Будённым и Ворошиловым, конечно, нет, но вместо них Муралов, Гиттис и Миронов с Шориным, что, конечно же, лучше оригинала, но не так чтобы значительно. Впрочем, это всё на 1927 год, а куда дальше занесёт кривая поворота направо, я пока не знаю. Могу лишь набрасывать намётки, что будут играть значительную роль "второплановые" товарищи, навроде Левичева, Пугачёва, Лисовского, Петина и Грушецкого, или вообще РИ-бело-розовые, как Ф.Е.Махин.

продавливать "револьвер маузер работы Браунинга"?

Я сильно подозреваю, что нет, хотя некая доля упоротости и консерватизьма, конечно, неизбежна

Или "самый лучший в мире пистолет - это наган". 

Приоткрою спойлер, это будет "Токагипт", вернее, не под Пара, а под тот патрон, что выберут в качестве основного в конце 20-х - начале 30-х.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Грамотная, правильная, реалистичная оружейная альтернатива обязательно должна включать в себя глючные, ненадежные, заведомо нелепые (или на первый взгляд нелепые) и/или просто плохие образцы - как это было практически всегда и везде в реальной истории!  Надеюсь и полагаю, что этот мир пойдет по второму пути. 

Я полагаю, не будет большим секретом, особенно если посмотреть на корабли, которые мы с другом для этой АИ спроектировали, если я скажу, что весь "Мир ОСП" пишется исключительно ради этото :)

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Мухаммеда Таги-хана Пуссияна, будущего иранского шаха

Там же вроде республику учредили 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Там же вроде республику учредили 

Так это пока :)

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Вооот, вы сразу поняли мою затею

В таком случае мы на одной волне. 

а не разработать ли 9-мм самостоятельно, "чтоб не как у Марвел"

...но "плохие решения" не значит "маловероятные". Были ли предпосылки? В реале аж после войны сподобились. 

 

А если придумывать что-то с нуля, то зачем мелочиться? 10 мм - и никаких гвоздей. (в сторону: нет, совсем невероятно...) 

Кулика с Будённым и Ворошиловым, конечно, нет,

Предпочтения тех, кто вместо них, полагаю. малоизвестны или неизвестны вообще, так что тут есть просто для фантазии. 

"Токагипт"

То  есть Токарев с предохранителем? Детерминистично как-то... 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Были ли предпосылки? В реале аж после войны сподобились.

Я сильно подозреваю, что нищий Наркомвоен нищей страны все двадцатые отрицал саму возможность разработки патрона с нуля именно по причине нищеты, так что выбрали просто скопировать маузеровский патрон. Маузеровский патрон появился от закупки С96 "Боло", а у него такой калибр потому что немецким предприятиям Версаль запрещал делать оружие калибром более 8 мм; купили именно Маузеры потому что курс на Локарно, вот это вот всё. В принципе, если страна будет побогаче и в умах у военного руководства будет посвободнее, ничего, имхо, не должно помешать разработке патрона вместе с пистолетом. Весь вопрос в размерностях этого самого патрона.

 

В 1925 году в требованиях для ПП звучало:

Система должна быть под 9 мм пистолетный патрон, дающий начальную скорость до 340 м/с

Этому соответствовали 9x20SR Browning Long (300 м/с), 9x19 Glisenti (320 м/с), 9x23 Steyr (312 м/с), и .38ACP (ака 9x23SR, 320 м/с). А вот .380ACP (он же 9x17 Browning Short, 559 м/с), 9x19 Para (360 м/с), 9x25 Mauser (420 м/с) и 9x23 Largo (он же Баярд Длинный, 356 м/с) - нет. Не знаю, правда, как они при 340 м/с хотели добиться того, чтобы

...на 200 шагов автоматическим огнем радиус круга лучшей половины пуль не должен превосходить 20 см...

и при этом хотели установить

...нарезка прицела на расстояние до 800 шагов...

Возможно, свою роль сыграло то, что начальником ГАУ тогда был матрос Дыбенко (отличная шутка, не правда ли?), но тем не менее. 


В 1930 году комиссия Грушецкого, проведя испытания нескольких пистолетов-пулемётов, пришла к выводу, что:

Пистолет-пулемет или точнее, карабин-пулемет под пистолетный патрон должен удовлетворять следующим требованиям:

...

8. Калибр – 9 мм, под патрон типа Борхард-Люгер

 

Причём конкретно про патрон писалось следующее:

Заключение Комисии о патроне

«Переходя к вопросу о патроне, комиссия считает патрон Маузера калибра 7,63 мм недостаточно удобным по следующим соображениям:

  1. Большой заряд при относительно легкой пуле, что, обеспечивая высокую начальную скорость и большую настильность, в то же время значительно повышает отдачу системы по сравнению с системами под другие патроны (например патрон Парабеллума 9 мм). Последнее обстоятельство очень затрудняет конструирование как малых пистолетов в пределах определенного заданного веса, так, в особенности, и конструирование малых пистолетов и пистолетовпулеметов под единый патрон (так же в пределах заданного веса), так как при большой отдаче, сильно сотрясающей всю систему при автоматическом огне, сохранение прицельной линии невозможно и меткость получается ничтожной, что и подтвердилось при испытании отечественных пистолетов-пулеметов под патрон Маузера 7,63 мм, о чем речь будет ниже.
  2. Кроме того, этот патрон представляет в производстве большие трудности, благодаря бутылочной форме, что также усложняет и производство патронника. С другой стороны, калибр пули дает возможность использовать имеющиеся уже на вооружении 3-х линейные стволы, то упрощает и стандартизирует производство.
При сравнении характеристик патрон Маузера 7,63 мм и патрона Парабеллума 9 мм видно, что патрон Маузера, имея заряд на 50% больше, чем заряд у патрона Парабеллума, и пулю легче на 48 %, дает начальную скорость на 25 % больше, чем патрон Парабеллума, имея примерно одинаковое с ним пробивное действие. В то же время, благодаря меньшему калибру, его убойность нужно считать значительно уступающей убойности патрона Парабеллума  9 мм. Просматривая вооружение иностранных армий, видно, что почти во всех зарубежных странах калибр пистолетов принят от 9 мм и больше. В то же время благодаря меньшему заряду отдача системы под патрон Парабеллума следует считать меньше, при данном весе пистолета.

Поэтому комиссия считает патрон типа Парабеллум 9 мм более подходящим для принятия на вооружение, тем более, что никаких существенных переделок системы пистолетов Токарева, замена ствола на ствол большого калибра, по заявлению конструктора, не
потребует. Патроны НАГАН 7,62 мм, Парабеллума 7,65 мм и Кольта 11,43 мм комиссия считает для принятия на вооружение менее подходящими».

 

При этом было и особое мнение комбрига Василия Петровича Середина, помощника начальника 2-го сектора 4-го отдела (разработка усовершенствования существующих и создания новых образцов вооружения РККА) 2-го (организационно-мобилизационного) управления Штаба РККА (прошу пардону за оверквотинг, выделения в тексте везде мои):

По системе вооружения пехоты мы должны иметь два типа оружия под ЕДИНЫЙ ПИСТОЛЕТНЫЙ ПАТРОН кал. 7,62 мм: автоматический пистолет (малый) и пистолет-пулемет (большой пистолет (эвон как обозвал! - В.Т.)).

Такое решение, несмотря на различие боевого применения автоматического пистолета и пистолета-пулемета, диктуется требованиями тактики, техники и экономики; а именно: иметь оружие наименьшего возможного калибра и веса патрона (пули), который бы при достаточной мощности действия, особенно убойности, как на близких дистанциях (меньших 50 м), так и на дистанциях ближнего боя, т. е. порядка 300–500 метров – давал возможность конструировать более легкое, подвижное, удобное в обращении, надежное в действии и дешевое оружие, с использованием для его массового производства существующей основной технической базы, особенно для изготовления стволов.

Выполнение такого требования – дело нелегкое, однако, как показывает опыт работы наших конструкторских бюро, вполне возможное, так как мы вплотную подошли к разрешению вопроса по конструированию автоматического пистолета и пистолета пулемета под патрон «Маузера» кал. 7,63 мм, который удовлетворяет требованиям поражения противника (в смысле убойности) на всех дистанциях от 25 до 500 метров (то есть Тульский Токарева - В.Т.).

При оценке существующих требований и разработке новых требований на конструирование автоматического пистолета и пистолета-пулемета в комиссии получились разногласия по следующим основным вопросам: калибр, патрон (пуля), вес и кучность боя оружия, производственно-технические и экономические возможности.

1. Автоматический пистолет.

Теоретически автоматический пистолет как оружие самообороны должен иметь пулю большого калибра и веса, имеющую значительную ударную силу и способность дать сильное ранящее действие, т. е. вывести человека из строя, даже при попадании в неубойное место, при стрельбе на дистанции 25–30 метров.

Эта задача должна разрешаться наилучшим образом калибром порядка 11,5 мм и выше при весе пули около 14–15 г («Кольт», «Веблей» и «Скотт»).

Практически же при стрельбе на убойность животных (лошади и быки) при попадании пуль в неубойное место большой разницы в ранящем действии между калибром в 11,43 мм («Кольт»); 9,0 мм и 7,65 мм («Парабеллюм»); 7,63 мм («Токарев» – под патрон «Маузера») и 7,62 мм («Наган») – не наблюдалось.

Наоборот, смертельное ранение животных следовало лишь после попадания в убойное место (какое именно - голова, сердце? - В.Т.): из пистолета «Кольта» – 11,43 мм (по лошади), после 3-го выстрела; из пистолета (Парабеллюм) – 9,0 мм (по быку) после пяти выстрелов и дополнительно двух выстрелов из пистолета «Кольта», причем лишь второй выстрел оказался смертельным.

В то же время лишь при одном попадании в убойное место (опять же - какое именно? - В.Т.) из пистолета «Токарева» (под патрон «Маузера» – 7,63 мм) и револьвера «Наган» – 7,62 мм животное (бык) одинаково получало смертельное ранение и свалилось на землю.

Следовательно, практически большой калибр и тяжелая пуля не дают значительных преимуществ в отношении убойности, так как все зависит от места и характера попадания: пуля малого калибра и веса может вывести человека из строя скорее, пронизывая насквозь жизненные органы человека, нежели пуля большого калибра и веса с так называемой «останавливающей силой», которая не дает еще гарантии, что человек, не получивший смертельного ранения, не может нанести поражения своему противнику.

Разумеется, что между убойностью человека и животного (лошадь, бык) имеется какая-то разница ("какая-то", бл... - В.Т.) и что вопрос убойности требует дальнейшего исследования, однако, несомненно, что надежно вывести человека из строя, т. е. чтобы он не мог нанести своему противнику поражения, будучи уже раненым – возможно только при попадании в убойное место одинаково, как для пистолета крупного калибра (тяжелой пулей), так и из малого калибра (легкой пулей), причем этом отношении патрон «Маузера», как имеющий значительную живую силу (около 47 клгр.-мтр.), является более мощным по сравнению с патронами калибров того же порядка и во всяком случае не уступает патрону типа «Парабеллюм» калибром 9,0 мм. (а если стрелять по неубойным местам, то бойцу всё пофигу, он же терминатор - В.Т.)

Поэтому с точки зрения убойности нет надобности идти по пути конструирования автоматического пистолета крупного калибра, так как это лишь увеличит его вес и сделает более громоздким (особенно, принимая во внимание необходимый запас патронов) и менее удобным для боевого применения.

...

Кроме того, принятие патрона калибра 7,63 мм дает возможность пользоваться нашими винтовочными стволами (давно слышу эту мантру, но ни одного практического подтверждения - В.Т.), что чрезвычайно важно с производственно-технической и экономической точек зрения, так как в этом случае не потребуется дополнительных затрат на установку сложного и дорого стоющего оборудования.

2. Пистолет-пулемет.

Требование единого калибра с основным вооружением пехоты и единого патрона с автоматическим пистолетом особенно важно при конструировании и производстве пистолета-пулемета.

Этот тип оружия ближнего боя, стреляющего теми же патронами, что и автоматический пистолет, кроме достаточной убойности должен обладать еще и большей начальной скоростью, пробивной способностью и дальностью полезного действия до 300–500 метров (ну хоть не 800, как при Дыбенке, и на том спасибо - В.Т.).

Эти требования как раз и могут быть выполнены патроном «Маузера» – 7,63 мм, лучше нежели другим патроном (в частности патроном «Парабеллюм»), так как он при достаточной поперечной нагрузке пули (12 грм. на кв. см) имеет значительно большую скорость (свыше 400 м/с), что чрезвычайно важно в ближнем бою в смысле настильности пули.

Естественно, что мощный патрон «Маузера» потребует увеличения веса пистолета-пулемета до 3,5 кгрм., (с пустым магазином), так как при весе 2,5 кгрм. (без магазина), вследствие отдачи, понижается меткость оружия, хотя последняя в этом типе оружия ближнего боя, предназначенного для массового огня, главным образом, при самообороне (отбитие атаки, налета кавалерии, при внезапном столкновении с противником и т. д.) на дистанциях 100–300 метров, не играет такого большого значения, как в автоматическом пистолете, так как в этом случае поражение противника будет достигаться, преимущественно, за счет количества выпущенного металла, а не за счет отдельных метких выстрелов (то есть меткость не играет значения, но всё-таки нужна, поэтому повысим вес. Л - логика - В.Т.).

Говорить о преимуществах в этом отношении пистолета-пулемета системы «Дрейзе» – 9,0 мм не приходится, так как он весит около 4,5 кгр. и, следовательно, более устойчив при стрельбе за счет значительного утяжеления, хотя отдача при стрельбе патроном «Парабеллюм» не меньшая, нежели при стрельбе патроном «Маузера», следовательно, при увеличении веса конструируемого нами пистолета-пулемета до 3,5 клгр., с пустым магазином (и при соответствующем подборе длины ствола), мы получим достаточно портативное, устойчивое и меткое оружие, не уступающее пистолету-пулемету «Дрейзе» (но Дрейзе более устойчив. Но наш не уступает в устойчивости. Л - логика - В.Т.).

3. Общий вывод.

Переход на новый калибр и патрон в настоящее время, когда мы в значительной степени разрешили вопрос по конструированию автоматического пистолета, вплотную подошли к разрешению проблемы создания пистолета-пулемета и почти осуществили производство патрона системы «Маузера» (СИГъ - В.Т.), – отодвинет вопрос доработки обоих типов оружия и патронов к нему, а также установки массового производства по крайней мере на один лишний год, между тем как в этом нет особой надобности...

 

Помимо довольно неоднозначных выводов в особом мнении тов.Середина, красной нитью сквозят джве мысли: а) нужен один патрон для АП и ПП, б) раз уж мы всё равно начали производить маузеровский... Как мы знаем, особое мнение всё-таки победило, раз на вооружение был принят 7,62 ТТ, сам Середин в июле 1930 г. назначен начальником и военным комиссаром Научно-испытательного оружейного полигона, а начальник комиссии Владислав Флорианович Грушецкий, вполне при иных обстоятельствах могущий дойти до командарма 1 ранга и командующего каким-нибудь округом (один из первых комкоров СССР - комкор-3 в 1922 году, а это чего-то да стоит) так и остался начальником ХКУКС. Впрочем, репрессий оба они не пережили.

 

Какие можно сделать выводы? На самом деле мне кажется, что в данном случае калибр 7,62 совсем не детерминирован, и вполне можно как скопировать любой из предлагавшихся и имевших хождение патронов, так и спроектировать свой на чьей-нибудь основе. Конечно, очень хотелось бы 

10 мм - и никаких гвоздей

но, боюсь, предпосылок в начале 30-х к этому калибру всё-таки нет. Если, конечно, не захотим чуточку уменьшить .45АКП, увеличив ему скорость до 350-400 м/с за счет снижения веса пули.

Хм, а в этом что-то есть...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

нищий Наркомвоен нищей страны все двадцатые отрицал саму возможность разработки патрона с нуля именно по причине нищеты

А Браунинг, который с нуля патроны разрабатывал, он этому Наркомвоену на паперти подавал?

Конечно, если иметь в виду оснастку для особо массового производства, которую надо делать самим, или, напротив, не надо, а можно просто купить...

В общем, насколько сложны опытно-конструкторские работы, это большой вопрос.  Патронов делали много.  

Edited by ALL

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

это будет "Токагипт",

Это плагиат, я его для Ордуси предлагал :angry22:;)))

откровенно нелепого пистолета ТК

А чем он нелеп?

Edited by ALL

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

или вообще РИ-бело-розовые, как Ф.Е.Махин

я вот кстати упустил - генерал Болдырев у вас в АИ - кто?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0