Sign in to follow this  
Followers 0

Военно-морские флоты в Мире ОСП (реворк)

6 posts in this topic

Posted (edited)

Внимание!

Здесь будет выкладываться только текст и картинки. Комментировать просьба продолжать здесь!

Спасибо.

 

Содержание:

1. Советская Россия. Программа восстановления флота

2. Советская Россия. Дела подводные

3. Альтернативный Вашингтон:

      3.1 Альтвашинтон - вопросы общего ограничения тоннажа

      3.2.Альтвашингтон - вопросы частного ограничения тоннажа

4. Великобритания. Его величества корабль "Безукоризненный"

5. Советская Россия. Первые красные авиаматки

6. Советская Россия. Первенец красного флота. Крейсера типа "Петроград" проекта 1

7. Советская Россия. Наш ответ Шекспиру. Лидеры типа "Казбек" проекта 2

8. Советская Россия. Улучшенный или ухудшенный? Крейсера типа "Москва" проекта 1У

9. Советская Россия. Предвоенные доделки и переделки. Крейсера-минзаги типа "Иртыш", "малая модернизация" крейсеров и т.д.

10. Советская Россия. Флагман красного флота. Линейные корабли типа "Заря Свободы" проекта 3

11. ...

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

1. РСФДР. Программа восстановления флота

 

После того, как вражеские силы были изгнаны за пределы России, встал вопрос о достройке кораблей, находящихся в Петрограде и Николаеве. В Колыбели Революции находились четыре достраивающихся "линейных крейсера" типа "Измаил", из которых головной был близок к завершению - корабль был готов по корпусу на 100%, по броне на 36%, по энергетической установке на 66% (половина котлов находилась не на месте, а на территории завода), по трубопроводам на 30%. Главный затык был с артиллерией. В распоряжении верфей находилось 10 орудий производства "Виккерс", ещё одно орудие Обуховского завода было готово и 10 находилось в разной стадии завершения. Была готова одна башня, остальные три - в разной степени готовности. Из остальных трёх кораблей наибольшую готовность имел "Бородино" - 81% по корпусу, 12 по броне, 20 по машинам и 39 по котлам. На остальные корабли броню почти не начинали монтировать, готовность по корпусам была 52 и 77, по машинам 22 и 26,5, по котлам 7 и 12,5. На достройке стояли и четыре крейсера типа "Светлана", из которых головной был почти готов (отставали только трубопроводы и не было смонтировано вооружение), остальные три находились в разной степени готовности (до 60% по корпусу); достраивались и 11 ЭМ типа "Новик" - пять ревельских и шесть питерских, из них высокую степень готовности имели "Прямислав", "Брячислав", "Капитан Белли" и "Капитан Керн". Также в Петрограде на ремонте находились ЛК "Полтава", на котором из-за пожара был уничтожен центральный пост и носовые электрогенераторы, и ЭМ "Орфей" и "Летун", налетевшие в ходе Первой мировой на мину. В Николаеве находился в достройке линкор "Демократия" - с высокой готовностью по корпусу и горизонтальному бронированию, с готовыми на 46% турбинами и на 66% котлами, правда, для него не было башен и орудий; стоял у стенки почти готовый "Адмирал Нахимов" и находящийся в высокой степени готовности "Адмирал Лазарев" (25% готовности по турбинам и 10% по трубопроводам, 73% готовности по корпусу и 100% по броне). На стапелях находились готовые на 35% остальные два крейсера черноморского проекта. Из строящихся эсминцев были почти готовы "Цериго" и "Занте", их систершипы "Корфу" и "Левкас"  были готовы на 50%. В начальной стадии постройки были ещё четыре эсминца ушаковской серии. На ремонте стоял ЭМ "Быстрый". 


Первым делом необходимо было ввести в строй корабли с максимальным процентом готовности, одновременно загрузив работой простаивающие заводы - с целью сохранения квалифицированных кадров и уменьшения безработицы. В Плане реконструкции и развития отечественной экономики, составленном ВСНХ, "военно-морская" часть выглядела следующим образом: 
1. Программа достройки и восстановления технической готовности кораблей, разбитая на две части:
1.1. 1920-1922 годы, в которые планировалось достроить корабли в высокой степени готовности, а также отремонтировать нуждающиеся в срочном ремонте (в первую очередь подводные лодки); и
1.2. 1922-1924 годы, в которые достраивались бы остальные корабли, и подвергались ремонту с восстановлением посыльные, сторожевые и пограничные суда, тральщики, минные и сетевые заградители, и прочие корабли "второй-третьей линии".
2. Кораблестроительная программа Первого пятилетнего плана развития промышленности - 1925-1929 годов, включавшая в себя постройку четырёх линкоров (все на Балтику), четырёх крейсеров (по два на Балтику и ЧМ), шести лидеров (четыре на Балтику, два на ЧМ), шести подводных лодок-минных заградителей (по три на Балтику и ЧМ), двух минных заградителей, 18 сторожевых кораблей (по шесть на Балтику и ЧМ, по три на север и дальний восток) и 60 более мелких патрульных кораблей-охотников за подводными лодками (по 18 на Балтику и ЧМ, по 12 на дальний восток и север).

 

В Петрограде таким образом были бы сразу же "оживлены" следующие заводы:
Балтийский - достройка ЛК "Измаил" (срок - 1922 год), производство котлов и турбин для ЛК "Бородино", достройка ПЛ "Форель", достройка минно-сетевых заградителей "Кивач", "Клязьма", "Сейм"
Адмиралтейский - достройка ЛК "Бородино" (срок - 1924 год), производство башен и станков для ЛК "Измаил" и "Бородино", восстановление ПЛ "Угорь"
Ижорский - производство брони для ЛК "Бородино"
Северная верфь (бывш.Путиловская) - достройка КР "Светлана" (срок - 1921 год), ЭМ "Прямислав", "Капитан Белли", "Капитан Керн" (срок - 1922 год), производство котлов и турбин для КР "Адмирал Грейг"
Металлический - достройка ЭМ "Брячислав" (срок - 1922 год), восстановление ЭМ "Орфей" (1922 год), производство котлов и турбин для КР "Адмирал Бутаков" и "Адмирал Спиридов"
Обуховский - производство орудий и башен для ЛК "Бородино"

 

Соответственно в Николаеве и вообще на юге:
ОНЗиВ - достройка ЛК "Демократия" (срок - 1924 год), производство для него котлов, турбин, орудий и башен, достройка ЭМ "Цериго", "Занте" (срок - 1922 год), восстановление ЭМ "Быстрый", достройка ПЛ "Пеликан", "Лебедь", достройка "Эльпидифоров" №№413-417 как минных заградителей, достройка "Эльпидифоров" №№418-429 как тральщиков
Тремсуд (быв.Руссуд) - достройка КР "Адмирал Нахимов" (срок - 1921 год) и "Адмирал Лазарев" (1923 год)
ХПЗ - производство котлов и турбин для КР "Адмирал Корнилов" и "Адмирал Истомин"
Мариупольский завод - восстановление производства, затем - производство брони для ЛК "Демократия"
Царицын, завод РАОАЗ - если получится, продолжить развитие завода совместно с компанией "Виккерс" по предвоенному плану

 

Одновременно с этим созданное Главное управление водолазных работ (ГУВР) предприняло попытки поднять орудия ЛК "Императрица Мария" со дна севастопольского рейда, а инженерно-техническая служба ЧФ занялась переворачиванием корпуса линкора в его "естественное положение" для последующей разборки и демонтажа ЭУ (турбины при осмотре после введения в док были найдены "в отличном состоянии"). "Тенедос", "Хиос", "Родос" и "Самос" было решено не достраивать, задел употребить на достройку других кораблей. Оба оставшихся "Измаила", три балтийских и два черноморских крейсера, два черноморских и семь балтийских эсминца откладывали "на потом", когда будет решён вопрос с поставками из-за границы или организации своего производства деталей турбин, трубопроводов, электрогенераторов и т.п., тем не менее два черноморских крейсера предписывалось спустить на воду не позднее чем в 1922 году.

 

Гладко было, как водится, на бумаге, которая, как известно, всё стерпит.

 

Весной 1920 года "Измаил"  был введен в сухой док Кронштадта для осмотра и исправления подводной части, одновременно комиссия завода исследовала состояние корабля. Она нашла линкор в следующем состоянии:
- Все четыре турбины стояли на месте, вместе с испариталями, подогревателями, насосами и холодильниками, вспомогательными циркнасосами, маслоохладителями и насосами форсированной смазки. 
- В котельных отделениях было установлено 20 котлов, ещё три находилось на палубе, готовых к установке, и два котла находились на испытательной станции; вместе с ними были установлены все питательные насосы (21), все нефтяные насосы (14) и 9 трюмно-пожарных (из 11). Готовность фильтров питательной воды - 50%. Мусорные эжекторы готовы полностью. 
- Арматуры паропроводов готовы на 75%, арматуры питательного и пожарного трубопроводов готовы на 70% и 50% соответственно.
- Металлический завод имел изготовленные башни в следующем состоянии: башня №1 - 100% по конструкциям и станкам, собрана на яме ещё в 1914 году; башня №2 - 100% по конструкциям и одному станку, ещё два станка по 90%; башня №3 - 100% по конструкции, станки по 75%; башня №4 - 75% по конструкции, станки один по 75% и два по 30%. По механизмам и электрооборудованию башни были готовы на 60%. Срок готовности башен называли в 3, 5, 7 и 8 месяцев, учитывая необходимость изготовления отливок и поковок станков и перископов. Стальных шаров под основание имелось 297 штук из 545, но по данным, собранным ещё в начале войны, на различных заводах хватало в совокупности шаров для сборки всех башен. 
- Самые большие трудности были с изготовлением электромагнитных муфт. Оказалось что их изготовить в России почти невозможно, и придётся заказывать за рубежом. Изначально они вообще были заказаны австро-венгерской (!) фирме "Вулкан", но с началом войны пришлось перезаказывать отечественному "Сименс-Шуккерт" (Завод динамо-машин №2, с 1922 г. - "Электроаппарат"), который с заказом. не справился.

 

Осенью 1920 года все наружные работы по подводной части корпуса "Измаила" были закончены, и корабль переместили обратно в Петроград, к достроечной стенке Балтийского завода. До середины 1921 года были завершены работы по энергетической установке корабля, и начался монтаж башен. В Германии, в счёт репараций, удалось достать необходимые электроагрегаты (смогли договориться о замене этими агрегатами репарационных поставок КРС, который находящейся на грани голода Германии был нужен и самой). 20 октября 1921 года начались ходовые испытания линкора. При водоизмещении в 31260 тонн (что соответствовало осадке в 8,53 м.) планировалось развить скорость до 27 узлов при форсировании турбин до  68000 л.с. Однако, испытания были прерваны выходом из строя паропроводов - трубы "Общества русских трубопрокатных заводов" оказались тоньше чем надо, и постоянно лопались. В итоге испытания были прекращены, линкор - возвращён на завод для замены арматуры. Заодно по новым требованиям моряков, были установлены восемь зенитных орудий Лендера. На новые испытания корабль вышел в апреле 1922 года. При водоизмещении в 31300 тонн удалось развить скорость в 27,2 узла при мощности в 69640 л.с. 1 мая 1922 года корабль был торжественно передан флоту и вошёл в состав Морских сил Балтийского моря. Вошёл формально - фактически испытания и мелкие доделки ещё продолжались, и окончательно передан в состав МСБМ "Измаил" был только в июле. Командиром корабля стал Л.М.Галлер.

 

"Бородино" встал в кронштадский док в ноябре 1920 года, и провёл там куда как более длительное время чем систершип - состояние его корпуса было хуже. Только в ноябре 1921 года корабль был переведён к достроечной стенке Адмиралтейских верфей. К этому времени Ижорский завод как раз снова начал выпуск недостающих бронелистов, и удалось перевезти в Петроград бронеплиты с Мариупольского завода (которые лежали там с 1918 года в количестве 1933 тонн). Турбины и котлы "Бородина" пришлось частично "каннибализировать" со строительства "Кинбурна" и "Наварина" - в ход пошёл весь задел и часть уже изготовленных агрегатов для этих кораблей. К середине 1923 года большинство работ по ЭУ и бронированию были в основном завершены, и кораблю осталось дождаться башен и орудий. Но здесь и был самый большой затык. С целью ускорения производства станков и башен для "Бородино" на Металлический завод решено было передать станки от береговых башен, которые изготовлялись на Обуховском заводе (5 шт.) и ОНЗиВе (3 шт.). Правда, потом оказалось, что станки с ОНЗиВа на складах отсутствуют. Их судьба осталась неясной, кроме одного - его нашли на Морском полигоне в Петрограде. С горем пополам это позволило собрать две башни. По орудиям же всё было печальнее - не хватало трёх орудий (на Измаил встали десять английских и два обуховских). Семь из десяти обуховских орудий для "Бородина" были готовы, одно заканчивали изготавливать, остальные два оказались испорчены. Пришлось лезть в "золотую кубышку" и покупать три ж/д установки виккерсовских орудий. Орудия эти были из "измаильского" заказа, реквизированные англичанами после того как Совнарком объявил о непринятии новой Россией царских долгов. Ещё одно орудие нашли на полигоне "Виккерса". Можно было, конечно, подождать новой партии обуховских пушек, но это должно было занять несколько лет, что было недопустимо. Летом 1924 года "Бородино" вышел на испытания, и 11 ноября, в седьмую годовщину Октябрьской Революции, вошёл в строй, сформировав с "Измаилом" третью бригаду линейных кораблей БФ. Командиром корабля стал С.П.Ставицкий.

 

Достройка "Светланы" шла, на удивление, без особых приключений, и осенью 1921 года крейсер вступил в строй, став самым новым советским кораблём этого класса на Балтике, командиром крейсера был назначен Г.А.Степанов. Три "Новика" достраивала Северная верфь (бывшая Путиловская), ещё один - Металлический завод. В 1921 году, по образцу черноморского "финансирования по подписке" эсминцев "Занте" ("Незаможник") и "Цериго" ("Донецкий Шахтёр"), средства на достройку которого собирали крестьяне-бедняки Украины, подобные кампании провели и для строящихся эсминцев Балтфлота. Строительство "Капитана Белли" оплатили с помощью сборов рабочие текстильной промышленности Иваново-Вознесенска, и корабль поэтому получил название "Красный Ткач". Такую же кампанию финансирования постройки "Капитана Керна" провели среди коммунистов Союза коммун Северной области, по инициативе председателя Петросовета Г.Е.Зиновьева. Само собой, эсминец стал называться "Ленин". Коллектив завода "Красный путиловец" вызвал своих коллег с Металлического завода на новый, доселе неизвестный вид спорта - "социалистическое соревнование": эсминцы "Прямислав" и "Брячислав" достраивались фактически "своими силами", в нерабочее время и/или без оплаты труда. Эсминцы получили после этого названия "Красный Путиловец" и "Металлист". В 1922 году все они пополнили состав МСБМ. 

 

В 1918 году возобновилась достройка тральщиков. Вслед за коломенскими "Яузой", "Березиной" (колёсные) "Кубанью" и "Тереком" ("демосфены") последовали борские "демосфены" "Индигирка", "Исеть" и "Селенга", а потом и их петроградские систершипы "Кивач", "Клязьма" и "Сейм". Адмиралтейским и Балтийским заводами были собраны заделы под заказанные в 1917 году ещё 12 универсальных кораблей типа "усиленный Демосфен", причём часть кораблей была уже заложена (как минимум четыре адмиралтейских; существует переписка на 24 листах за 1918-19 год о передаче на долговременное хранение двух "Измаилов" и четырёх "усиленных демосфенов"). В итоге, было решено сократить заказ до трёх кораблей на Адмиралтейском и шести на Балтийском заводах. "Адмиралтейцы" вступили в строй в 1920 году под названиями "Тура", "Вычегда" и "Омолон", а "балтийцы" достраивались уже после Гражданской, по изменённому в сторону большего универсализма проекту, как минно-сетевой заградитель с усиленным тральным оборудованием. "Общими усилиями" петроградских заводов также были достроены четыре тральщика типа "Ударник", которые вообще сначала предполагалось отдать под нужды гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана Вилькицкого (в итоге голос разума восторжествовал, и вместо малохольных 500-тонных тральщиков экспедиция продолжила использовать своих старых знакомых - "Таймыр" и "Вайгач", когда последний был отремонтирован после аварии 1918 года). Тральщики получили названия в честь погибших в ходе мировой войны тральных судов - "Фугас", "Проводник", "Взрыв" и "Искра". Ещё четыре тральщика были достроены в 1921-22 годах в Нижнем Новгороде на "Нижегородском теплоходе" и в Сормово, они вошли в состав флота как "Щит", "Якорь", "Трал" и "Гарпун". Вместе с принятыми в начале 1918 года четырьмя тральщиками того же типа, эти корабли составили рейдовые дивизионы траления Таллинской и Кронштадтской военно-морских баз.

 

Второй этап достроечной программы был запланирован на 1922-24 года. Вопрос с финансированием строительства эсминцев был решён точно так же, как и с предыдущими - "шефство" над кораблями Рабоче-Крестьянского флота стало модным, и "Корфу" с "Левкасом" на Чёрном море, как и "Фёдор Стратилат" на Балтике, получили своих "шефов". На юге отличились республиканские товарищи: на "Левкас" собирали деньги туркестанские хлопкоробы, а на "Корфу" выделили средства бакинские нефтепромыслы, отчего корабли превратились в "Пахтакор" и "Бакинский нефтяник". Достройку "Федора Стратилата" финансировал слегка поздно включившийся в игру ВИКЖЕЛь, эсминец переименовали по имени спортивного общества профсоюза железнодорожников - "Локомотив". Его, как и "Сокола" с "Михаилом" достраивала Северная верфь, а "Брячислава" - Металлический завод. "Адмирал Грейг", приведённый в Питер вместе со "Светланой" из Ревеля в ноябре-декабре 1917 г., был готов на 50% по корпусу и 20% по механизмам. К достройке корабля приступили зимой 1921/22 года. Для его достройки активно "каннибализировали" стоящих в достроечном бассейне Северной верфи "Бутакова" и "Спиридова", особенно по механизмам - например, с систершипов были взяты почти все трубопроводы, несколько котлов, был использован весь задел по электрооборудованию. С последним была беда и два года спустя после окончания Гражданской. "Электроаппарат" (бывший "Сименс-Шуккерт") только-только восстанавливал производство, и первый заказ был обращён на достройку линкора "Бородино". Пришлось снова обращаться за границу, и заказывать генераторы и прочее оборудование у "Сименс и Гальске", одновременно налаживая с помощью немецких специалистов их производство на питерской "Электросиле". Всё это позволило допустить крейсер до испытаний только летом 1924 года. "Адмирал Грейг" вступил в строй в августе этого же года.

 

По плану, вступить в строй оставшиеся четыре "Светланы" должны были в 1926 году. Однако, "каннибализация" элементов машинерии для достройки первых четырёх кораблей, и прекращение изготовления турбин старых типов в пользу ТЗА для новых крейсеров поставило кораблестроителей перед проблемой: деньги, отпущенные на программу восстановления, заканчивались, а работы ещё был непочатый край. Поступали идеи о достройке кораблей как минзаги или вообще танкеры; в конце концов, черноморские крейсеры были разобраны на стапелях, чтобы освободить место для настоящих танкеров типа "Красный Николаев", а достройку балтийских перенесли на программу 25-29 годов. За всеми этими стройками и перестройками незаметно прошёл ввод в строй в 1926 году двух "капитанов" и одного "лейтенанта" - "Конона Зотова", "Кроуна" и "Дубасова". В 1926 же году Балтийский завод достроил по изменённому проекту шесть универсальных тральщиков-минзагов-сетевых заградителей типа "улушченный-усиленный-Демосфен" - корабли получили названия "Вятка", "Тавда", "Тобол", "Печора", "Кама", "Ишим".

 

В 1920-22 году советский флот получил множественное пополнение. Во-первых, на Парижской мирной конференции делегация РСДФР потребовала вернуть достроенный немцами для себя заказанный царским правительством крейсер "Муравьёв-Амурский", он же "Пиллау"; в качестве компенсации за "Адмирала Невельского" (он же "Эльбинг") Советской России передали крейсер "Кёнигсберг". Также вместо "отжатых" немцами энергетических установок для "Новиков" (а именно не дождались котлов и машин от Блом-унд-Фосс "Лейтенант Ильин", "Капитан Конон Зотов", "Гавриил" и "Михаил"), т.е. официально вне репараций, были переданы немецкие эсминцы B97 и B98 (1370/1840 тонн, тип 1914). Эсминцы были переименованы в "Розу Люксембург" и "Карла Дибкнехта" соответственно, перевооружены на 3х102/60 орудия и составили учебный отряд. 

 

Во-вторых, несколько кораблей было получено по репарациям. Большая часть крейсеров и эсминцев была передана Италии и Франции как "компенсация за потерянные корабли" (так, в состав французского флота вошли крейсеры "Kolberg" (получивший имя "Colmar"), "Stralsund" ("Mulhouse"), "Regensburg" ("Strasbourg") "Admiral Spaun" ("Metz") и "Novara" ("Thionville") и эсминцы типов 1913 (V79, G95), 1916 (S113) и 1916mob (V130, S133-135, S139, H146, H147); в состав итальянского - крейсеры "Augsburg" ("Bari"), "Strassburg" ("Taranto"), "Graudenz" ("Ancona"), "Saida" ("Venezia") и "Helgogland" ("Brindisi") и эсминцы типов 1913 (V63), 1916 (V116) и восемь австрийских типов "Татра" и "Триглав"), а брать совершенно устаревшие бронепалубные крейсеры типов "Gazelle" и "Bremen" не было никакого смысла, но удалось получить двенадцать так необходимых флоту тральщиков - М60, М66, М72, М82, М107, М108, М109, М113, М130, М134, М135, М138 типа М57 (в основном из оставленных в финских портах после войны). Все они получили традиционные названия из ряда "взрывного имущества".

 

Во-вторых, британцами в декабре 1917 года был конфискован крейсер "Варяг", находившийся на ремонте в Великобритании, а летом 1918 в Мурманске, занятом англичанами, открыто перешёл на белую сторону крейсер "Аскольд": в отличие от прочих кораблей ФСЛО, которые сохраняли верность пусть даже эфемерной советской власти в лице Мурмансовета, на крейсере осенью 1917-го случился конфликт с Центромуром из-за требования смертного приговора со стороны последнего адмиралу Кетлинскому. Англичане, формально будучи союзниками Советской России в войне против Германии, не могли открыто включить корабль в состав своего флота, поэтому услали его "на ремонт" в Великобританию. В июле 1919 года по инициативе адмирала А.В.Колчака, морского министра свежесформированного "общего" правительства Балтийского края (во главе с бароном Энгельгардтом) и нового командира корабля, капитана 2 ранга Б.А.Нольде, "Аскольд" вместе с "Варягом" были переданы под командование "Морского управления" Северо-западной армии Юденича. Осенью 1919 года крейсеры совершили переход в Либаву, но участия в боевых действиях так и не приняли. Тем не менее, советский НКИД заявил протест, а, учитывая, что возвращать свежевручённые корабли было как-то некомильфо, англичане отдали за крейсеры совершенно им не нужные "Нюрнберг" и "Эмден", удачно (или неудачно) выбросившиеся на берег в Скапа-Флоу. Как оказалось, это был кот в мешке: "Нюрнберг" с горем пополам мог поддерживать ход, хоть и нуждался в доковании и ремонте механизмов, осенью 1920 года с большим трудом, на буксире у второго возвращающегося уведённого британцами корабля - ледокола "Святогор" - крейсер совершил переход в Кронштадт. "Эмден" же оказался в настолько плохом состоянии, что его было проще продать на металлолом, что и было сделано.

 

В-третьих, переданный немцами в ноябре 1918 туркам Черноморский флот был в 1922 году возвращён обратно; правда, не целиком - из эсминцев вернулись "Быстрый", "Беспокойный", "Гневный", "Дерзкий", "Поспешный"; ещё два корабля - "Счастливый" и "Пылкий" получили повреждения в период нахождения в Турции: первый сгорел от случайного пожара, а у второго произошла авария в машинах, окончательно доломавшая и без того усталые турбины, в итоге оба корабля решено было продать на слом прямо в Турции. Также на Чёрном море был поднят и снова вошёл в строй "Пронзительный", затопленный экипажем в 1918 году в Туапсе (потопивший перед этим "Фидониси", "Керчь", "Гаджибей" и "Калиакрию") во избежание захвата немцами. В том же 1922 году вернула захваченное и Финляндия, оставленные весной 1918 года в Гельсингфорсе корабли было решено поделить - так, например, в РСФДР вернулись четыре тральщика типа "Тумба" и четыре сторожевых корабля типа "Голубь, а три тральщика типа "Капсюль" и по два сторожевых корабля типов "Голубь" и "Водорез" было решено оставить Финляндии (два "Водореза" к этому времени уже были проданы Польше). Вместе с двумя кораблями типа "Минреп", тральщики-"возвращенцы" составили рейдовый дивизион траления Петроградской военно-морской базы, а сторожевики вошли в состав пограничной охраны УВК РВСР.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

2. РСФДР. Дела подводные

 

В Первую мировую Россия вступила с не самым крупным и довольно разномастным подводным флотом. Самое большое представительство было у подводных лодок конструкции инженера И.Г.Бубнова. После экспериментального "Дельфина" Бубнов построил 6 140-тонных (здесь и далее если не указано иное, используется надводное водоизмещение) ПЛ типа "Касатка" с керосиновым двигателем и ТА Джевецкого, их развитием стала дизельная "Минога", на основе которой была построена 370-тонная "Акула". Увеличив последнюю в два раза, Бубнов спроектировал большие ПЛ типа "Морж" (3 единицы), на базе которой и появились знаменитые "Барсы" - самая крупная отечественная серия ПЛ аж до "Малюток". Шесть "Барсов" строилось в Питере на Балтзаводе, двенадцать - в Ревеле на верфи "Ноблесснер" (объединение заводов Нобеля и "Лесснер и Ко"), и ещё шесть в Николаеве - две на николаевском отделении Балтзавода, четыре в ОНЗиВе/"Навале". Балтзавод справился с заказом в течение мировой войны, из шести лодок его постройки три ("Барс", "Гепард" и "Единорог") погибли в 1917 году, причем "Единорог" был поднят, поставлен на ремонт в Ревеле, и погиб окончательно при переходе в Петроград весной 1918 года. Из двенадцати ревельских подлодок в строй в ходе войны вступило десять, "Форель" и "Язь" были переведены на Балтийский завод весной 1918 года, где безнадёжно застряли на 90% готовности. Из шести черноморских лодок было построено четыре, "Пеликан" и "Лебедь" на 70% и 60% готовности соответственно оставались на верфях.

 

Кроме "Барсов", двух "Карпов" (ЧФ), двух "Моржей" (ЧФ), "Миноги" (БФ), шести "Касаток" (4 - БФ, 2 - ЧФ), четырёх "Кайманов" (проект Лейка, 3 - в отстое в Ревеле, "Аллигатор" в отстое в Кронштадте), трёх "Нарвалов" (проект Холланда, ЧФ), шести "Сомов" (четыре в отстое в Ревеле, две - в отстое в Севастополе) и "Святого Георгия" (проект Фиат-Сан-Джорджо, Флотилия СЛО), в составе флота находились также новые лодки типа АГ ("Американский Голланд). Четыре из них в составе 4-го дивизиона базировались на Ханко, шесть находились в составе Черноморского флота. Ещё шесть лодок типа АГ (с номерами 17-20, 27-28) было заказано в США, и к концу 1918 года они должны были поступить во Владивосток, откуда по железной дороге отправиться к месту назначения (две на север, четыре на Балтику).

 

В 1915 году была принята судостроительная программа, которая включала в себя и подводные лодки. По этому поводу был проведён конкурс, в котором участвовали как зарубежные фирмы - "Фиат" и "Джон Холланд", так и отечественные - Балтзавод. Правда, почему-то к строительству в итоге были приняты не только проект-победитель, но вообще все проекты. Так, в Петрограде и Ревеле должны были быть построены 20 лодок проекта И.Г.Бубнова (увеличенный и двухкорпусный "Барс"), из которых четыре (Б-1 - Б-4) успели заложить на Балтийском заводе в 1917; в Николаеве на Руссуде в две очереди планировалось построить семь лодок-минных заградителей проекта "Фиат", из которых в 1917 заказали и заложили четыре (В-1 - В-4); в Ревеле на "Ноблесснере" и в Николаеве на "Руссуде" планировали строить лодки проекта Холланда (в две очереди, по 10 и 4 лодки на каждом заводе в каждой серии соответственно, всего 24 лодки с индексом "Г"). Кроме всего этого, на Балтзаводе и Руссо-Балте заложили по два 230-тонных подводных минзага типа "З".

 

В ходе боевых действий 1918 года в руки немцев попала значительная часть подлодок Балтийского и Черноморского флотов. К счастью, на Балтике это были лодки устаревших типов, хранившиеся в Ревельском порту, многие разукомплектованные, без двигателей. Из Гельсингфорса, Ханко, и других портов Финляндии усилиями командования Балтфлота удалось вывести почти все корабли, за исключением некоторого количества старых миноносцев. Их, а также три лодки типа "Кайман" в конце 1918 года передали белой армии генерала Вандама. Также белым были "проданы" старые лодки Балтийской полуфлотилии, базировавшейся на Либаву - UB-2 и UB-5. Лодки были признаны комиссией Антанты "немореходными", что позволило им избежать участи перехода на "сборный пункт" в Скапа-Флоу. На Чёрном море в руки немцев попали "Касатки" ("Скат", "Налим"), "Карпы" ("Карп", "Карась"), "Сомы" ("Лосось", "Судак"), "Моржи" ("Тюлень", "Нерпа"), "Нарвалы" ("Нарвал", "Кит", "Кашалот"), две достраивающиеся и четыре стоящие на стапелях АГ, и самое главное - четыре "Барса" в готовом виде и ещё два в постройке. Лодки на ходу постигла участь всего Черноморского флота - 2 ноября 1918 года корабли перешли в собственность Турции, вместе с "Гебеном", и были переведены в Трабзон. Там они стояли несколько лет почти без обслуживания, и лишь после заключения советско-турецких соглашений о мире и дружбе, были возвращены обратно. Две ПЛ типа "Касатка" и две типа "Сом" было решено не возвращать из-за ветхости и ненужности. Минный заградитель "Краб" в ноябре 1918 стоял на ремонте в Севастополе, как и оба "Карпа"; эти лодки были захвачены французскими интервентами, и затоплены ими в процессе эвакуации Севастополя в апреле 1919 года. В качестве немецких репараций были получены три немецких ПЛ - средняя лодка UB-77 типа UB-III (515/650 т., 1100/790 л.с., 13,5/7,5 уз., 4/0/1 500 ТА, 1х1 88), средняя лодка U-43 (725/940 т., 2000/1200 л.с., 15/9,5 уз., 2/0/2 500-мм ТА, 1х1 88) и подводный минзаг U-122 типа UE-II (1165/1470 т., 2400/1235 л.с., 14,5/7 уз., 4/0/0 500-мм ТА, 42 мины, 1х1 150). Первые две лодки были разобраны и отреверсинжинирины, третья в 1923 году после тщательных исследований вступила в ряды РККФ как У-122 "Спартакист".

 

После окончания гражданской войны решено было достроить находящиеся на стапелях подводные лодки, а также восстановить утерявшие боеспособность. На балтике ремонта требовали подводные лодки "Угорь" (повреждена во время ледохода на Неве) и "Кугуар" (повреждена при попытке транспортировать на Каспий), а для "Язя" не было готовых дизелей. На Чёрном море стояли недостроенными "Пеликан" и "Лебедь", а также в целом виде АГ-23, и в виде отдельных секций АГ-24, 25 и 26. С американскими лодками было проще всего: их перезаложили и собрали в течение 1920-21 годов. Черноморские "барсы" достраивались чуть дольше, и вошли в строй в 1922-23 годах. Восстановить производство 1320-сильных дизелей удалось лишь в 1925 году, поэтому "Язь" вступил в строй последним из "Барсов", в 1926, уже как "Красвоенлёт". Последняя группа подводного "наследия царского режима" относилась к находящимся в Америке лодкам типа АГ. Некоторые горячие головы в наркомате по морским делам предлагали в конце 1917 года аннулировать заказ. К счастью, наркоммор Вердеревский был против. Доставить лодки заказчику в условиях японской оккупации Владивостока не было никакой возможности, поэтому секции лодок пролежали на складах завода-заказчика до 1922 года, когда японская армия, наконец, ушла. Лодки были доставлены во Владивосток летом 1922, и собирались там в течение следующих двух лет.

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

3. Альтернативный Вашингтон. Часть 1 - вопросы общего ограничения тоннажа

 

Летом 1921 года была объявлена, а в ноябре - созвана конференция по вопросам разоружения, органичения морских вооружений, а также по вопросам международных отношений в Азии. В отличие от реала, была, разумеется, приглашена и делегация Советской России, как одного из важных игроков тихоокеанского региона - и видимой из США как противовес японской угрозе. Возглавлял эту делегацию Леонид Красин, его военно-морскими экспертами были вышие капитан 1 ранга Е.А.Беренс, командующий Морскими силами Республики, и капитан 2 ранга М.А.Петров, начальник Оперативного управления Штаба МСР.

В разрезе военно-морских задач мы не будем касаться Договора Пяти (ИРЛ Четырёх) и Договора Десяти (ИРЛ Девяти) Держав, которые в целом не отличались от реальных, за исключением обговоренного выхода японцев из Владивостока и с северного Сахалина; и перейдём к военно-морской части .а именно, к переговорам по ограничению вооружений.

12 ноября госсекретарь США Говард Хьюз озвучил план, разработанный американцами:

 

"Госсекретарь Хьюз выдвинул своё предложение в первый день, и его аргументация была простой (и, на мой взгляд, правильный): договор должен фиксировать сложившееся положение дел, любая попытка учесть интересы безопасности договаривающихся сторон окажется непродуктивной."

США пускает на слом 15 из 16 кораблей программы 1916 года (6 ЛКР типа "Лексингтон", 6 ЛК типа "Саут Дакота", 3 ЛК типа "Колорадо"), достраивают один "Мэриленд".

США пускает на слом 15 старых додредноутов (2 ЭБР типа "Миссиссипи" в 13000 т, 4 ЭБР типа "Вермонт" в 16000 т, 2 ЭБР типа "Коннектикут" в 16000 т, 5 ЭБР типа "Вирджиния" в 15000 т, 1 ЭБР типа "Мэйн" в 12500 т, 1 ЭБР типа "Кирсардж" ("Кентукки") в 11500 т) всего в 223000 т

В строю остаются 18 корабля (2 типа "Норт Дакота" в 20000 т, 2 типа Флорида в 21825 т, 2 типа Арканзас в 26000 т, 2 типа Нью-Йорк в 27000 т, 2 типа Оклахома в 27500 т, 2 типа Аризона в 31400 т, 3 типа НМ в 32000 т, 2 типа Калифорния в 32300 т, 1 Мэриленд в 32600 т) всего в 500650 т

Великобритания и Япония также отказываются от своих кораблестроительных программ

Великобритания отказывается от строительства 4 заказанных ЛКР типа G3

Великобритания пускает на слом 19 старых дредноутов и додредноутов (3 типа Кинг Эдвард VII в 15800 т, 1 типа Лорд Нельсон ("Агамемнон") в 16090 т, 2 типа Беллерофон в 18800 т, 1 типа Сент-Винсент ("Коллингвуд") в 19560 т, 1 типа Нептун ("Нептун") в 19680 т, 2 типа Индефатигебл в 18500 т, 2 типа Колоссус в 20225 т, 4 типа Орион в 22200 т, 2 типа Лайон в 26270 т, "Эйджинкорт" в 27500 т) всего в 411375 т

В строю остаётся 22 корабля ("Худ" в 42670 т, "Эрин" в 22780 т, 2 типа Ринаун в ? т, 5 типа Р в 28000 т, 5 типа КуЕ в 27500 т, "Тайгер" в 28430 т, 4 типа Айрон Дюк в 25000 т, 3 типа КГ5 в 23000 т) всего в 604450 т

Япония пускает на слом строящиеся корабли "флота 8-8" - "Муцу" (японцы считают что он достроен, американцы - что нет), 2 ЛК типа "Кага", 4 ЛКР типа "Амаги", отказывается от строительства запланированных 4 ЛК типа "Кии" и 4 ЛКР типа №13; всего в 289100 т

Япония пускает на слом 11 додредноутов ("Фудзи" в 12500 т, "Сикисима" в 14850 т, "Асахи" в 15200 т, "Микаса" в 15140 т, 2 типа Касима в 16400 т, 1 типа Бородино в 13500 т, 1 типа Пересвет в 12675 т, 1 типа Ретвизан в 12700 т, "Сацума" в 19375 т, "Аки" в 20100 т) всего в 168840 т

В строю остаётся 10 кораблей ("Сетцу", 4 типа Конго, 2 типа Фусо, 2 типа Исе, "Нагато"), всего 299700 т

Исключается большое число старых кораблей

Начинаются "Линкорные каникулы"  сроком на 10 лет

 

Разумеется, были и нюансы, к обсуждению которых перешли в начале декабря:

 

Файл №1.
Меморандум секретаря делегации Британской империи о беседе в Государственном департаменте 2 декабря 1921 г.

Секретно.

Присутсвуют:
Господин ХЬЮЗ - от США
Господин БАЛЬФУР - от Великобритании
Барон КАТО - от Японии

Также присутствуют сэр Морис Хэнки и господин ... (переводчик Японии)

 

Господин ХЬЮЗ начал разговор, заявив, что он получил отчет о неспособности технических экспертов согласовать данные о доли крупных кораблей, рассчитанной для Японии. Несомненно, его коллеги получили такое же сообщение. Ему показалось, что между экспертами нет прнципиальной разницы, как в фактах, то есть в самих расчетах, так и в самих принципах подсчёта. Также ему кажется, что предполагаемое решение, которое должно быть вынесено по результатам проверки данных, должно приниматься на основе общей политики, а не на каких-либо технических основаниях. Поэтому наилучшим планом ему показалось, что главы делегаций должны встретиться вместе, чтобы обсудить этот вопрос в дружеской манере.


Господин БАЛЬФУР упомянул имевшийся накануне разговор с бароном Като. В ходе этого разговора барон Като указал на возможность того, что соглашение о сохранении статус-кво в Тихом океане в отношении укреплений, могло бы помочь ему согласиться с 60-процентным соотношением. Возможно, это будет хорошим моментом для начала обсуждения.


Господин ХЬЮЗ сказал, что ему было бы полезно услышать о мнении японской делегации от самого барона Като. Он думает, что если каждая из сторон сможет совершенно ясно изложить свою точку зрения, это поможет урегулированию конфликта.


Барон КАТО откровенно изложил свою позицию по данному вопросу, объяснив, что он сделал это не ради спора как такового, а потому, что хотел, чтобы господин Хьюз полностью понял его точку зрения. Он начал с объяснения, что изложит свои доводы в несколько ином порядке, чем тот, который он использовал при объяснении этого вопроса госмодину Бальфуру, но что пункты, которые он упомянул, вероятно, будут такими же. 

Он напомнил, что в течение последних 12 или 18 месяцев в Японском обществе была определенная реакция против тягот вооружений. Он полагаел, что подобные вещи происходили в Соединенных Штатах Америки и Британской империи. В результате, когда в марте прошлого года к нему подошел представитель Associated Press, который спросил его, готова ли Япония к общей мере ограничения вооружений, он ответил утвердительно и указал, что Япония, возможно готова отказаться от части "программы 8-8". Затем барон Като напомнил, что отношения между Японией и Соединенными Штатами Америки, в течение последних нескольких лет, не были такими хорошими, как он сам хотел бы. Однако за последний год или около того произошло явное улучшение, особенно заметное с тех пор, как к власти в Соединенных Штатах Америки пришла нынешняя администрация. Следовательно, он сам прибыл в Вашингтон с двойной решимостью: во-первых, добиться реального ограничения военно-морских вооружений и, во-вторых, обеспечить определенное и постоянное улучшение отношений двух стран. 

Когда он услышал план мистера Хьюза, он поначалу едва ли мог полностью осознать его замысел, но его немедленной второй мыслью было то, что в принципе необходимо принять этот план. Он попросил своих коллег по делегации встретиться с ним, и этот план также произвел на них сильное впечатление. Он попросил своих военно-морских экспертов изучить схему, и сообщил об этом в Токио. От своих экспертов он получил не менее семи отчетов с критикой американских предложений. Он отверг их все, кроме двух. Здесь барон Като заявил, что он определенно разделяет взгляды своих технических экспертов. Соотношение 10–10–7, которое поддержали японские эксперты, фактически было выработано некоторое время назад в Токио. Более того, эти взгляды были поддержаны правительством и парламентом Японии. 

Однако в данном случае у него не было желания обсуждать этот вопрос с технической стороны, поскольку такой спор, скорее всего, не приведет к немедленному результату. Он только сказал, что сам считал, что Япония имеет право на долю в 70 процентов в отношении крупных кораблей. В качестве примера он также упомянул вопрос о "Муцу". Он напомнил, что строительство этого корабля было практически завершено несколько месяцев назад; что он проплыл 500 миль своим ходом; и, наконец, что он был сдан в эксплуатацию два дня назад и должен был уже присоединиться к действующему флоту. Сдачу на слом было бы оправдать максимально тяжело, и общественное мнение в Японии совершенно точно это не приветствовало бы. В этих обстоятельствах ему пришлось спросить себя, предположив, что он готов уступить 60%, как бы он аргументировал это перед своим собственным народом? Если он не сможет найти достаточных аргументов, уступка американской точке зрения в отношении 60-процентного соотношения капитальных кораблей и "Муцу" вызовет раздражение в умах японцев и оставит общественное мнение в состоянии, противоречащем тому доброму чувству между двумя народами, которое было неотъемлемой частью настоящего урегулирования и которого он сам так горячо желал. 

Он глубоко размышлял над этими вопросами в течение последних нескольких дней, в результате чего он пришёл в состояние крайних сомнений. Он хотел бы получить помощь в вопросе о том, как он мог бы оправдать перед собственным народом принятие американских предложений. Именно при таких обстоятельствах он имел беседу с господином Бальфуром. Барон Като признал, что заключение предложенного пятистороннего соглашения относительно укреплений на Тихом океане будет для него большим подспорьем. Ему пришла в голову еще одна мысль, которая могла бы помочь делу. Он заметил, что всякий раз, когда до Японии доходили новости о возведении укреплений на американских островах в Тихом океане, это вызывало чувство тревоги и опасения. Поэтому, достижение соглашения о сохранении статус-кво в Тихом океане в отношении укреплений и создания военно-морских баз было бы большим подспорьем. Совершенно точно поможет делу, если Соединенные Штаты Америки согласятся не увеличивать укрепления или военно-морские базы на Гуаме, Филиппинских островах и Гавайях. Если бы это можно было допустить, Япония со своей стороны согласилась бы не укреплять "Бальфуровы острова" (Барон Като имел в виду Формозу, Пескадорские острова и остров Ошима). Однако даже если таковое соглашение было бы заключено, барон Като сказал, что ему в любом случае будет очень трудно принять долю в 60%.


Господин ХЬЮЗ начал с того, что тепло поблагодарил барона Като за очень откровенное и полное изложение его трудностей. Он чувствовал, что это будет очень большим подспорьем в достижении соглашения, и хотел сказать, что понимает все трудности положения барона Като. Однако он полагает, что если он сам столь же ясно и откровенно изложит американскую точку зрения по этому вопросу, это также не повредит.

Господин Хьюз сказал, что полностью отвечает взаимностью на желание барона Като улучшить отношения между Японией и Соединенными Штатами Америки. Он может заверить барона Като, что нет ничего, чего американский народ желал бы больше, чем жить в дружеских отношениях с японским народом. Он был уверен, что в принципе ни одна американская администрация никогда не желала ничего, кроме хороших отношений с Японией, но, говоря про себя, он мог с определенностью сказать, что с первого же момента вступления в должность он искренне желал установить хорошие отношения. 

Господин Хьюз сказал, что, по его мнению, будет полезно, если он пояснит свою аргументацию предложения Японии 60-процентного соотношения. Он сказал, что, с точки зрения Америки, Япония находится в чрезвычайно выгодном положении по сравнению с другими державами. Америка, например, имеет два театра военных действий, и ее флот обычно делится между ними. Два отряда нельзя сосредоточить на одном ТВД, если не ощущалется абсолютная безопасность на противоположном берегу. Советская Россия, находящаяся на конференции, таковых ТВД имеет четыре. Что касается Британской империи, он едва ли мог осмелиться говорить в присутствии мистера Бальфура, который сам красноречиво объяснил британскую зависимость от морской мощи и от протяженных морских коммуникаций в своей речи на открытом заседании. Япония, однако, находилась в удачном положении, поскольку не обладает большой военно-морской державой в качестве ближайшего соседа. Фактически, ей нечего бояться ни в одной из соседних с ней стран, и она не имеет такой же зависимости от морских коммуникаций, как Великобритания. 

Однако, чтобы избежать общей дискуссии о национальных потребностях, американское правительство взяло за основу своего предложения существующую военно-морскую мощь. Кроме того, американское правительство считает, что при расчете существующей военно-морской мощи нельзя не учитывать корабли, которые в текущий момент находятся в постройке. Они не считали эти корабли равными полностью построенным, а взяли  фактический процент построенного корабля на текущий момент. Таким образом, корабль, построенный на 90 процентов, был взят за 90 процентов, а не за 100 процентов. Точно так же с кораблем, построенным на 80% или 50%, и так далее, в зависимости от степени завершенности. Например, в случае чрезвычайной ситуации, если бы корабль был построен на 90 процентов, нация имела бы преимущество в эти 90 процентов, т.к. ей нужно было бы построить только 10 процентов. Он думал, что если Соединенные Штаты спишут все все свои корабли, находящиеся в процессе постройки, каждый беспристрастный военно-морской эксперт признает, что их военно-морские силы будут соответственно ослаблены.

Продолжая, господин Хьюз сказал, что он не может согласиться с бароном Като в том, что можно проверить действительно ли в момент чрезвычайной ситуации корабль готов к бою. В качестве иллюстрации он привел тот факт, что часто бывает, что в определенный момент корабли действующего флота по той или иной причине выходили из строя. У одного корабля мог быть какой-то дефект в корпусе, а у другого - в двигателе; на третьем корабле могли быть не погружены боеприпасы. При таких обстоятельствах может случиться, что пройдут месяцы, прежде чем полностью завершенный корабль будет готов к активной эксплуатации. Корабль, который строится, часто мог быть готов к эксплуатации в более короткие сроки, чем корабль, который служил годами. Более того, не может быть никакого сравнения между удельной ценностью нового корабля, особенно когда строящиеся корабли будут воплощать все уроки поздней войны, и более старыми кораблями, которые по той или иной причине могут более никогда не подвергаться модернизации.

Господин Хьюз сослался на список строящихся кораблей и указал, что в то время, когда он объявлял о своем предложении об ограничении вооружения, не менее двух строящихся крупных кораблей были построены примерно на 88 процентов, и третий был в стадии готовности около 82 процентов. С тех пор из двух первых кораблей один был завершен более чем на 90 процентов. Он сказал, что, по его мнению, следует быть полностью откровенным в таком разговоре, цель которого состоит в том, чтобы устранить все недоразумения, и он был обязан сказать, что американский народ никогда не согласится сдать в металлолом строящиеся корабли, на которые они потратили 330 миллионов долларов, как и на то, что они не считались бы как часть текущей военно-морской силы.

Подойдя к вопросу о "Муцу", господин Хьюз сказал, что полностью осознает трудности положения барона Като. Он считал, что к моменту объявления американских предложений "Муцу" был построен примерно на 98 процентов. Однако если бы возникли обстоятельства, связанные с использованием военно-морского флота Соединенных Штатов Америки, можно было бы достроить несколько строящихся кораблей в течение месяца. Поэтому, если барон Като хочет знать, как он должен оправдать перед Японией жертвование "Муцу", несомненно, лучшая его аргументация заключалась бы в том, чтобы объяснить это жертвами, на которые идёт Америка, которая отказывалась не только от одного построенного корабля, но и от трех кораблей, которые очень мало отставали от Муцу по процентам постройки, и не менее 15 крупных кораблей, которые находятся в стадии строительства. Он сказал все это не для вящих споров, а просто чтобы объяснить барону Като, что, если у него есть трудности в отношениях с японским народом, то у господина Хьюза существуют ещё большие трудности в объяснениях с американским народом о необходимости внесения изменений в первоначальное предложение

Переходя теперь к предложениям барона Като относительно статус-кво в отношении укреплений и военно-морских баз в Тихом океане, господинн Хьюз в начале своего выступления заявил, что он не может рассматривать эти вопросы иначе, как с согласия барона Като принять общее соглашение, которое также будет охватывать предложенное пятистороннее соглашение в Тихом океане, а также предложения американской делегации по ограничению вооружений. Для него было невозможно, после больших уступок, связанных с предложениями по ограничению вооружений, идти на дальнейшие уступки без какой-либо отдачи. С учетом этого господин Хьюз указал, что американская делегация, возможно, пожелает рассмотреть предложение о сохранении статус-кво в отношении укреплений и военно-морских баз, которое должно осуществляться на взаимной основе всеми сторонами предлагаемого пятистороннего соглашения. Сказав это, господин Хьюз подчеркнул различие между фортификационными сооружениями, которые могут использоваться флотами, необходимыми для наступательных целей, и чисто оборонительными сооружениями. Например, Гавайи были расположены так далеко от Японии, что не могут ни в каком смысле рассматриваться как наступательная база. Укрепления и военно-морская база там имеют чисто оборонительный характер и поэтому не должны быть включены в какие-либо торги. Обсуждая этот аспект вопроса, господин Хьюз также предположил, что Япония пожелает исключить их торгов свои базы на домашних островах Японии, Россия - свои континентальные порты, а Британская империя - порты в Австралии и Новой Зеландии, которые справедливо можно отнести к той же категории. В заключение господин Хьюз повторил, что его мысль заключалась в том, чтобы дать полное представление об американской точке зрения и американских трудностях. Он сделал свое заявление только с крайним желанием подготовить почву для урегулирования вопроса.


Барон КАТО поблагодарил господина Хьюза за его очень ясное заявление. Сам он полностью понимает аргументы, которые использовал господин Хьюз. Однако он опасается, что многие из этих аргументов не имеют характера, который понравится японскому народу. В данный момент он не станет отвечать на аргументы господина Хьюза, поскольку считает, что это не приведет к немедленному урегулированию. Он полагает, что сейчас с его стороны лучше будет телеграфировать о ситуации своему правительству в Токио, и по получении их ответа он сможет продолжить переговоры.


Господин ХЬЮЗ согласился с этой точкой зрения. Затем он спросил, изложит ли господин Бальфур британскую точку зрения.


Господин БАЛЬФУР сказал, что сможет высказаться вкратце. Британское правительство, поддержав предложенное соотношение 10:10:6, имело в виду не точный расчет потребностей трех стран, а скорее как легко применимый практический принцип, который не приведет к несправедливым результатам. Он думает, что если бы принятой основой был точный расчет, ему не составило бы труда показать, что из трех стран, участвовавших в соглашении, Британская империя оказалась бы в наихудшем положении. Однако, поскольку его правительство поддержало это соотношение, он чувствует, что ему нет необходимости подробно останавливаться на этом аргументе в данном случае. Он сам и его технические советники считают, что Япония в силу географических и экономических соображений находится при таком соотношении в полной безопасности. Заключение предложенной пятисторонней схемы только повысило бы эту безопасность. В то же время господин Бальфур выразил сочувствие стремлению барона Като сохранить статус-кво в Тихом океане в отношении военно-морских баз и укреплений. Это, несомненно, способствовало бы укреплению чувства безопасности в Японии, и, как молчаливо предполагается во всех обсуждениях, имевших место по этому поводу, будет естественным следствием военно-морского соглашения. Он считает, что если можно будет достичь договоренности относительно сохранения статус-кво в отношении укреплений в Тихом океане между державами, представленными в предлагаемом пятистороннем соглашении, Япония могла бы согласиться с 60-процентным соотношением с предельной уверенностью в своей безопасности в будущем.


Барон КАТО повторил свое предложение телеграфировать в Японию, которое было принято мистером Хьюзом и мистером Бальфуром. Он опасается, что пройдет неделя, прежде чем он сможет рассчитывать на получение ответа, поскольку телеграфная связь с Японией очень перегружена.


Господин ХЬЮЗ спросил барона Като, может ли он что-нибудь сказать об отношении японской делегации к предложенному пятистороннему соглашению по Китаю. До настоящего времени во Франции и России об этом не было сказано ни слова, но он хотел бы иметь возможность в ближайшие несколько дней, если возможно, связаться с французской и русской делегациями.


Барон КАТО сказал, что телеграфировал в Японию по этому поводу, но пока не получил ответа. Однако японская делегация в Вашингтоне полностью удовлетворена предложением, и у него нет оснований полагать, что его правительство придерживается иной точки зрения. Также он указал, что не видит никаких опасений в обращении к французской и русской делегациям по этому вопросу.


Господин ХЬЮЗ, однако, сказал, что он он опасаетеся попасть в затруднительную ситуацию, возникшую в случае если бы по какой-либо случайности японское правительство впоследствии выдвинуло какие-либо возражения по вопросу.


Барон КАТО обязался телеграфировать в Японию с просьбой ускорить ответ.


Господин БАЛЬФУР объяснил, что на следующий день он уезжает из Вашингтона сначала в Балтимор, а затем в Нью-Йорк и не вернется раньше среды. По просьбе господина Хьюза он обязался назначить одного из своих коллег, к которому господин Хьюз мог бы обратиться в случае возникновения каких-либо чрезвычайных вопросов, таких как срочная необходимость направить сообщение французской и русской делегациям в отношении предлагаемого пятистороннего соглашения. Господин Бальфур указал лорда Ли своим заместителем.


Господин ХЬЮЗ сказал, что в случае возникновения каких-либо чрезвычайных обстоятельств он свяжется с лордом Ли, которого при желании может сопровождать сэр Морис Хэнки.

В заключение господин Хьюз сказал, что пресса чрезвычайно заинтересована в текущих переговорах, и он считает, что для каждого делегата лучше всего было бы проинформировать свою прессу о том, что нынешняя встреча состоялась, но никакой дополнительной информации предоставлять нельзя.


Господин БАЛЬФУР сказал, что, со своей стороны, он намеревается заявить, что беседа никоим образом не изменила его прежнего мнения о том, что перспективы Конференции являются чрезвычайно удовлетворительными и многообещающими.


Господин ХЬЮЗ сказал, что, возможно, каждый из присутствующих может поддержать это.

Этот разговор практически никак не отличался от имевшего место быть в нашей реальности. А вот дальше и вступает тот самый новый игрок.

 

Файл №2.

Меморандум государственного секретаря о беседе с главой русской делегации Красиным от 3 декабря 1921 г.

Глава русской делегации напомнил секретарю тот факт, что ему был передан меморандум, подготовленный комиссаром Вердеревским по поводу военно-морской ситуации в России. 


Секретарь пояснил, что меморандум был в основном в форме изложения ситуации, а не предложения.


Глава делегации сказал, что хотел бы участвовать в разговорах, которые ведутся в связи с вопросом о военно-морском вооружении, опасаясь, что может быть определен какой-то принцип, который нанесет ущерб интересам Советской России, когда этот вопрос будет обсужден с ней позже.


Секретарь объяснил, что подкомиссия по военно-морскому вооружению не заседает; что казалось абсолютно необходимым, чтобы сначала был решен вопрос о соотношении военно-морских сил между Великобританией, Соединенными Штатами и Японией, поскольку нужно делать только один шаг за раз; что, конечно, он признаёт, что не может быть полного соглашения до тех пор, пока не будет обсуждены военно-морские силы России, Франции и Италии, но что ситуация, указанная господином Красиным в отношении России, отличается от той, которая существовует относительно Соединенных Штатов, Великобритании и Японии, которые в состоянии продолжать наращивание гонки вооружений; что ничего нельзя сделать, если эти нации не договорятся о соотношении своих военно-морских сил.

Секретарь указал, что, когда возникла эта ситуация, казалось важным провести неформальные беседы с представителями Великобритании и Японии по этому поводу; затем выяснилось, что Япония не принимает американские расчеты; после этого было организовано проведение неофициальных встреч между военно-морскими офицерами Соединенных Штатов, Великобритании и Японии с целью проверки расчетов; в результате чего не было выявлено существенной разницы в цифрах, не считая кораблей в процессе постройки; это было очень важным делом для Соединенных Штатов по очевидным причинам, поскольку американское правительство не могло игнорировать находящиеся в постройке корабли.

Поскольку выяснилось, что компетенция военно-морских экспертов на этом вышла за рамки, их неформальные встречи прекратились, и вопрос вернулся к барону Като, господину Бальфуру и секретарю для проведения еще одной неофициальной встречи, для определения вохможности решения этого вопроса; эта встреча состоялась, и, хотя Секретарь не может свободно заявить о всём, что произошло на этой встрече, ему достаточно сказать, что он ждет дальнейшей информации от японского правительства.

Таким образом, секретарь указал, что на рассмотрении нет ничего, что каким-либо образом противоречило бы интересам России, и что как можно скорее будет рассмотрен вопрос о его отношениях с Россией.


Глава русской делегации заявил, что, по его данным, японская делегация не отделяет вопрос об ограничении военно-морских вооружений от вопроса по фортификациям и базам на Тихом океане. Он пояснил, что для Советской России данный вопрос является наиболее важным, так как вплоть до текущего момента город Владивосток, часть автономной Дальневосточной республики, находится под японской оккупацией, как и северный Сахалин, и ряд других территорий. Господин Красин также заявил, что достигнуто принципиальное соглашение с Турцией по поводу возвращения Черноморского флота, таким образом, если включить в состав "морской мощи" почти достроенные три дредноута (два типа "Бородино" и "Демократию"), как японцы хотят "Муцу", морская мощь РСФДР достигает 42% от американской, а если взять все строящиеся - то 54%. В любом случае, у Советской России наблюдается четыре не связанных с собой морских театра военных действий, каждый из которых находится в непосредственной близости от военно-морских баз минимум двух великих держав, причем главная база одного из ТВД в текущий момент оккупирована, а базы ещё двух были оккупированы в недавнее время.


Секретарь указал, что, по его мнению, морскую мощь Соединённых Штатов следовало бы также считать с учётом нахоядщихся в высокой степени постройки кораблей, таким образом, доля военно-морской мощи РСФДР не будет превышать 45%. Секретарь отметил, что он понимает все проблемы, стоящие перед господином Красиным, и что он приложит все усилия для скорейшего разрешения вопроса о Владивостоке. Что же касается процентного соотношения капитальных кораблей, то преждевременно говорить о таковом до окончания переговоров с Японией, тем не менее, секретарь желал бы узнать о желаемом с точки зрения господина главы делегации соотношении


Глава русской делегации пояснил, что равная японской доля в 60% соответствовала бы ожиданиям народа и правительства Советской России.


Секретарь отметил, что, в таком случае, Советской России пришлось бы строить новые корабли в размерах тоннажа не менее 60 тысяч тонн, с учётом достройки всех текущих строящихся кораблей, или же 90 тысяч тонн, при достройке только кораблей, находящихся в высокой степени готовности.


Глава русской делегации этого не отрицал.


Секретарь сказал, что в свете предполагаемой постройки нового корабля Великобританией, сохранения "Муцу" Японией, а также достройки своих кораблей и постройки новых Советской Россией у США может возникнуть желание сохранить все три строящихся корабля, находящиеся в высокой степени готовноти.


Глава русской делегации полагает, что у Советской России и США не возникнет разногласий в текущем вопросе.


Секретарь предложил обсудить вопрос о прекращении строительства укреплений в Тихом океане, поднятый бароном Като. Он сказал, что военно-морское и военное мнение Соединённых Штатов будет категорически против этого предложения. Военно-морское и военное мнение нашло отражение в Конгрессе и Сенате, а также в американской прессе. Американский народ, вероятно, откажется сковывать себя в отношении своего права на укрепление своих владений. Секретарь сказал, что он надеется на понимание и поддержку со стороны других делегаций.


Глава русской делегации сказал, что он понимает и поддерживает стремление американского народа защищать себя.


В ходе беседы было указано, что желание некоторых из сторон-участников соглашения возвести укрепления может быть рассмотрено в рамках статьи 2 предполагаемого соглашения, предусматривающего приглашение договаривающихся сторон на совместную конференцию, на которой будет рассмотрен предмет соглашения, и проведена корректировка.

В реальности, естественно, такого разговора не было, как и не было советской делегации в Вашингтоне. Осторожный и рассудительный Красин, посовещавшись со своими военно-морскими экспертами, оба которых были, по стечению обстоятельств, апологетами линейного флота, принял к сведению их аргументы про количество необходимого РСФДР тоннажа - а воспоминания о немецком и британском флотах, чувствующих себя в Финском заливе как дома были ещё свежи - и запросил у Хьюза японскую долю. Хьюз, хоть и был удивлён акими амбициями, обещал рассмотреть советские хотелки на следующем совещании.

 

Файл №3

Меморандум секретаря делегации Британской империи о беседе в Государственном департаменте, 12 декабря 1921 г.


Секретно

Присутсвуют:
Господин ХЬЮЗ - от США
Господин БАЛЬФУР в сопровождении сэра Мориса Хэнки - от Великобритании
Барон КАТО в сопровождении переводчика - от Японии


Барон КАТО сказал, что теперь он получил инструкции от Токио и готов продолжить разговоры о соотношении. Затем он прочитал на японском языке меморандум, суть которого заключалась в следующем: "Необходимо рассмотреть три вопроса: о соотношении, о статусе-кво в отношении укреплений и военно-морских баз, о "Муцу". Правительство Японии считает соотношение 10 к 7 необходимым для обеспечения безопасности военно-морского флота Японии". Сам он считает расчеты японских специалистов вполне разумными, и он очень сожалеет, что он не смог заручиться согласием своих американских и британских коллег на это. Японское правительство, однако, одобряет высокие цели американского правительства и их стремление к ограничению вооружений и поддержанию мира, а японский народ искренне желает осуществления этого плана. Следовательно, барон Като подходит к теме с самой широкой точки зрения. Он готов согласиться на соотношение 10–10–6, при условии, что он найдёт определенное понимание в отношении статус-кво укреплений и военно-морских баз в Тихом океане. Если на Филиппинских островах и Гуаме базы будут созданы военно-морские базы, он опасается, что в Японии возникнет большое недовольство, и тенденция к улучшению в отношениях между двумя странами, которая наблюдалась в последнее время, сменится на противоположную. Если между четырьмя державами в Четверном союзе может бы быть установлено согласие в отношении сохранения статус-кво в оборонительных сооружениях и военно-морских базах, это внесло бы большой вклад в дело мира во всем мире. В таком случае он хочет пояснить, что соотношение 10–10–6 не является независимым от вопроса об укреплении и военно-морских базах, и призывает к его положительному рассмотрению.

Переходя к вопросу о "Муцу", барон Като сказал, что, согласно американским данным, корабль якобы был готов на 98 процентов. Но дело в том, что к концу октября он был готов на все 100%. За корабль полностью выплачены все средства, он укомплектован экипажем и уже прошёл 2500 миль. Американское предложение предусматривают утилизацию старых кораблей и строящихся кораблей, но в них нет другого случая утилизации нового корабля. Он и его коллеги из японской делегации так и не смогли объяснить Японии, почему ей придётся утилизировать новый корабль. и если бы они согласились на это, это произвело бы очень плохое впечатление на японский народ. С морской точки зрения он хочет подчеркнуть, что "Муцу" уже присоединился к флоту, укомплектован офицерами и матросами, начиная с капитана и ниже, и если он будет уничтожен, то влияние на команду, которая, возможно, увидит уничтожение корабля на их собственных глазах, будет плачевным. Фактическое предложение американского правительства пдолжно привести к сохранению 18 американских капитальных кораблей, 22 британских и 10 японских. Если Япония сохранит "Муцу", она готова отказаться от "Сетцу".


Господин ХЬЮЗ сказал, что прежде, чем дать общий ответ, он хотел бы спросить, каково с точки зрения японской делегации соотношение тоннажа, необходимого для удержания "Муцу"?


Барон КАТО сказал, что согласно первоначальному предложению соотношение составляет 6 для Великобритании, 5 для Соединенных Штатов Америки и 3 для Японии. Если "Муцу" будет сохранён, то цифра для Японии составит 3,1.


Господин ХЬЮЗ сказал, что это не учитывает вопрос о вооружении, который будет иметь гораздо большее значение, чем простая разница между 21 000 и 35 000 тонн. Насколько он понял, барон Като, с учетом упомянутых им соображений, готов принять соотношение 10–10–6. Прав ли он в этом?


Барон КАТО сказал, что согласен с соотношением 10–10–6, но определенно в связи с сохранением статус-кво в отношении укреплений и военно-морских баз.


Господин ХЬЮЗ сказал, что в отношении укреплений он подтвердит то, что было сказано в предыдущем интервью, а именно, что должна быть разница между оборонительным и наступательным характером военно-морских баз. Американское правительство никогда не согласится, а Сенат никогда не одобрит любые ограничения на оборону базы на Гавайях. Их точка зрения заключалась в том, что Гавайи настолько удалены от Японии, что не могут рассматриваться как угроза. То есть Гавайи должны рассматриваться как чисто оборонительной базе, и Америка не может придерживаться другой точки зрения. С Филиппинскими островами и Гуамом другая ситуация. Хотя многие влиятельные персоны в Соединенных Штатах считают военно-морские базы на Филиппинах и Гуаме рациональной частью обороны, и что у них нет наступательных функций, он может понять точку зрения барона Като. Следовательно, с учетом оговорки о Гавайях, он готов изменить свои взгляды и будет полностью готов согласиться на сохранение статус-кво на Филиппинах и на Гуаме. То есть никакие укрепления не будут демонтированы, но они будут сохранены в своем статус-кво. Он предполагал, что между пятью державами, включенными в договор, будет достигнуто общее согласие принять подобные условия. То есть статус-кво не должен ограничиваться Америкой и Японией. Он предположил, что Япония поступит так же в отношении отдаленных островов. Если Япония укрепит и создаст военно-морские базы на отдаленных островах, Америка не сможет согласиться с существующим положением вещей.


Барон КАТО сказал, что, конечно, Япония надеялась включить Гавайи в договор, но после объяснений, данных мистером Хьюзом, он готов отказаться от этого.


Господин БАЛЬФУР сказал, что в отношении Великобритании единственное местом, о котором может пойти речь - это Гонконг. Он понимает, что договоренность не распространяется на Австралию или Новую Зеландию, порты которых никому не угрожают. Гонконг, вероятно, можно рассматривать как соседний с Японией, хотя он не предполагает, чтобы Япония когда-либо рассматривала его как угрозу.


Барон КАТО сказал, что он понимает позицию Великобритании.


Господин БАЛЬФУР сказал, что он готов согласиться на сохранение статус-кво укреплений и военно-морской базы в Гонконге.


Господин ХЬЮЗ спросил, применимо ли это к другим островам в Тихом океане?


Господин БАЛЬФУР ответил, что да.


Барон КАТО сказал, что, резюмируя вкратце, со стороны стран-подписантов должен соблюдаться статус-кво в отдаленных островных владениях Тихого океана, исключая укрепления и военно-морские базы на основных островах Японии и в британских доминионах.


Господин ХЬЮЗ сказал, что имеет договорённость с делегацией Советской России о необходимости исключения из договора о статус-кво военно-морских баз на территории континентальной России


Барон КАТО заявил, что, в отличие от Гавайев и британских доминионов, базы в континентальной России могут носить наступательный характер, т.к. находятся в непосредственной близости от Японии. Он упомянул, что во время войны 1904-05 года российский флот угрожал японским торговым коммуникациям, базируясь на Владивосток.


Господин ХЬЮЗ сказал, что Владивосток в текущий момент находится под японской оккупацией, и что по одному из пунктов соглашения должен быть очищен японской стороной. Он пояснил, что не видит принципиальной разницы между портами Владивосток, Куре, Сидней и Сан-Франциско, так как все они являются "домашними" базами для стран-подписантов, в отличие, скажем, от французской базы Поханг в Индокитае, нидерландских портов в Индонезии, Гуама или Гонконга.


Барон КАТО сказал, что для японского народа и правительства трудно будет доказать разницу межлу американской базой на Филиппинах, британской базой в Гонконге и русской базой во Владивостоке. Он пояснил, что ему, возможно, потребуются дополнительные консультации со своим правительством, которое теперь потребуется дополнительно убеждать в необходимости принять соотношение 10:10:6


Господин ХЬЮЗ сказал, что в любом случае есть вопросы относительно конкретного применения данного соотношения. У Америки было два корабля, готовых более чем на 90 процентов, и третий - готовый более чем на 82 процента. При рассмотрении применения схемы необходимо учитывать принцип пропорциональной жертвы. Это должно быть применимо к конкретному случаю с "Муцу", так как затронуто не только случай замены "Сеттцу" на "Муцу", но и вообще вся военно-морская программа. Господину Хьюзу придется обсудить со своими экспертами вопрос о том, что нужно делать в случае с "Муцу", и он также хотел бы услышать, что скажет господин Бальфур.


Господин БАЛЬФУР сказал, что ему, конечно же, также придется посовещаться со своими военно-морскими советниками, прежде чем принимать окончательное решение. Однако он сделает одно предварительное замечание. Очевидно, что добавление пост-ютландского капитального корабля особенно повлияет на ситуацию Великобритании, основу морских сил которой составляют до-ютландские капитальные корабли, которые сильно изношены за четыре года военной службы, а кроме того сами по себе значительно слабее пост-ютланских капитальных кораблей. Великобритании необходимо было бы возволить иметь пост-Ютландские корабли в пропорции 5 к 3, настолько близко, насколько это было бы возможно.


Господин ХЬЮЗ сказал, что это означает, что Великобритании придется строить корабли.


Господин БАЛЬФУР сказал, что, без сомнения, Великобритании придется строить корабли, если "Муцу" будет сохранен.


Барон КАТО сказал, что он вполне понимает британскую ситуацию в отношении капитальных кораблей. Если он согласится с британскими и американскими делегатами, он предложил бы на время отложить рассмотрение вопроса о "Муцу" и ограничить нынешнюю встречу уже обсужденными вопросами.


Господин ХЬЮЗ сказал, что он чувствует эффект, который оказывает на британский флот существование "Муцу". Он понимает, что за исключением "Худа", который лишь частично пост-ютландский корабль, Великобритания не имеет ни одного пост-ютландского капитального корабля. У Японии же есть "Нагато" и, как он полагает, несколько линейных крейсеров. Если добавить "Муцу", это заставит Великобританию начать строительство новых кораблей. Он не хочет вступать в долгий спор, но он просит барона Като учесть следующий эффект: если "Муцу" будет сохранен, то схема будет нарушена из-за того, что Великобритания должна будет начать строительство. Что касается его собственного правительства, он предполагает, что если "Муцу" будут сохранен, они не захотят утилизировать два корабля, которые почти завершены. Он понимает, что вся схема построена на принципе пропорциональной жертвы. Уже почти удалось достичь точки, в которой все были бы освобождены от больших усилий в строительстве и остались бы с той же пропорциональной силой.


Барон КАТО сказал, что он вполне осознает трудности Великобритании. Вопрос, с точки зрения Японии, сводился к тому, что дело не в утилизации строящегося корабля. Вопрос об относительной силе является отдельным, и он полагает, что понимание в нём может быть достигнуто, но отправка на слом строящегося корабля является для него трудностью.


Господин ХЬЮЗ отметил, что, похоже, барон Като не против отправить на слом "Сеттцу", который является уже построенным кораблём.


Барон КАТО сказал, что это не современный корабль.


Господин ХЬЮЗ сказал, что он понимает, что это до-ютландский дредноут.


Барон КАТО сказал, что сохранение "Муцу" не связано с увеличением относительной военно-морской мощи Японии. Он чувствует, что можно прийти к гармоничному заключению без каких-либо очевидных изменений в пропорциях трех флотов.


Господин ХЬЮЗ сказал, что хотел бы присоединиться к этому заявлению, но если японская делегация стоит на позиции запрета строительства новых кораблей, а не отмены строительства текущих, он не видит, как бы он мог это сделать. Если у барона Като есть какой-то план преодоления текущей проблемы, он хотел бы знать, какой именно.


Барон КАТО сказал, что он чрезвычайно сожалеет о том, что "Муцу" был включен в первоначальный американский план как строящийся корабль, поскольку это было не так. Поскольку необходимо спасти "Муцу", он предположил, что Америке и Великобритании необходимо будет построить по одному кораблю.


Господин БАЛЬФУР указал, что новое строительство должно быть в пропорции 10–10–6.


Барон КАТО сказал, что это соотношение, как он понимает, должно применяться по истечении десяти лет.


Господин ХЬЮЗ сказал, что он всегда имел в виду, что это должно быть применено сейчас, чтобы установить, чем каждый должен пожертвовать.


Барон КАТО сказал, что нынешнее соотношение составляет 6 для Великобритании, 5 для США и 3 для Японии.


Господин ХЬЮЗ сказал, что это относится только к тоннажу и не учитывает вооружение кораблей, как это делалось в американской программе. 6–5–3 это соотношение по тоннажу, а 10–10–6 - эквивалент по эффективности.


Барон КАТО сказал, что, как он понял, сохранение "Муцу" и утилизация "Сеттцу" не сильно изменит фактическое соотношение. На самом деле разница будет очень незначительной. Но Японии было бы чрезвычайно трудно признать "Муцу" кораблём, находящимся в процессе строительства. Соотношение же флотов вообще идёт отдельным вопросом.


Господин ХЬЮЗ зачитал отрывок из своего выступления на пленарном заседании 12 ноября. Проблема заключалась в том, что списание "Муцу" не будет компенсировано сохранением старых кораблей. Барон Като является одним из крупнейших военно-морских экспертов в мире и хорошо знает, что "Муцу" - корабль новейшего типа. Чтобы компенсировать это, Великобритании придётся построить, а Соединенным Штатам Америки - достроить некоторые корабли. Было бы жаль делать это, потому что без включения "Муцу" схема является абсолютно честной.


Барон КАТО сказал, что ему очень жаль, что приходится повторять одно и то же. Основной проблемой с его точки зрения является включение "Муцу", в число строящихся кораблей. Он признаёт, что строительство новых кораблей противоречит духу задуманного. Однако японские делегаты не смогли получить удовлетворительное объяснение списанию "Муцу". Если единственный способ сохранить "Муцу" - это строительство кораблей для Великобритании и Америки, он не видит другого выхода. Он очень сожалеет, что это единственный выход.


Господин ХЬЮЗ сказал, что он очень сожалеет о необходимости строительства новых кораблей, дабы Япония могла сохранить "Муцу". 


Барон КАТО выразил надежду, что всем ясно, что Япония не стремится к увеличению своей военно-морской мощи.


Господин БАЛЬФУР сказал, что он понимает, что барон Като готов лояльно соблюдать пропорции, исходя из понимания статус-кво в укреплениях и военно-морских базах, и что он не готов придерживаться абсолютных чисел, предусмотренных в оригинальной американской схеме. Хотя у него нет никакого желания обвинять Японию, он должен заметить, что в конечном итоге Великобритании придется строить, а Соединенным Штатам Америки придется достроить корабли, чтобы Япония могла удовлетвориться. Он вполне понимает силу сентиментальных возражений против отмены "Муцу". Однако он чувствует, что барон Като должен понимать, что есть и другая сторона вопроса. Народам Америки и Великобритании, которым предстоит прекратить строительство крупных кораблей, не предлагается ничего подобного сохранению "Муцу".


Господин ХЬЮЗ сказал, что, конечно, американское правительство понимает, что строительство "Муцу" было почти, хотя и не полностью, завершено. Хотя он полностью понимает это мнение, он полагает, что аргументы практически столь же сильны в случае почти завершенных американских кораблей. Денежные вложения, например, в случае линкоров "Колорадо" и "Вашингтон", которые почти завершены, были почти такими же значительными, как и в случае спуска на воду завершенного корабля. Разница не была разницей между 100% и нулём, а составляла всего около 10 процентов. Если на завершение одного корабля было потрачено 40 000 000 долларов, а на почти завершение другого - 40 000 000 долларов, результат практически такой же. В Америке строится не менее 15 кораблей, некоторые из них, когда было объявлено о схеме, были готовы на 88 процентов. Барону Като следует учесть, что, остановив строительство 15 кораблей, Америка принесла очень большие жертвы. Речь идёт не о том, чтобы сохранить конкретный корабль, а о совокупности жертв. С практической точки зрения у Америки не было шансов остаться в той же ситуации, в которой она была в отношении крупных кораблей, если "Муцу" будет заменен на "Сетцу". В Америке это будет рассматриваться как изменение всего соотношения, и он думает, что то же самое применимо и в отношении Великобритании. Следовательно, если "Муцу" нужно было сохранить, каков был план барона Като? Было большим затруднением принять план, в котором два правительства участвовали в продолжении строительства. 


Барон КАТО сказал, что опасается, что не сумел разъяснить свою позицию. Господин Хьюз сказал, что с практической точки зрения разница составляет всего 10 процентов между кораблём, завершенным на 90 процентов, и тем, которое уже был завершен. Однако японцы не думали схожим образом, рассматривая этот вопрос. Он прекрасно понимает, что Америка и Великобритания должны строить корабли. Он очень сожалеет об этом, но если бы это был единственный способ, он бы хотел, чтобы Америка и Великобритания построили по одному кораблю.


Господин ХЬЮЗ подвел итоги позиции. Барон Като принял соотношение 10–10–6 при условии сохранения статус-кво в укреплениях и военно-морских базах, однако, окончательно вопрос прояснится после консультаций барона Като со своим правительством относительно Владивостока. Что касается применения соотношения к "Муцу", он, похоже, с сожалением пришел к выводу, что Великобритании и Америке придется строить корабли. Он полагает, что лучше всего было бы прервать заседание и посоветоваться с экспертами. Он очень сожалеет об этом, но не видит другого выхода.


Барон КАТО согласился с подобной постановкой вопроса, но пояснил, что когда он сказал, что Америка и Великобритания могут построить новый корабль, он имел в виду соотношение 10–10–6 (или 10-10-7), а не текущее.


Господин ХЬЮЗ сказал, что необходимо будет изучить список кораблей и посмотреть, что следует добавить, а что исключить, если Япония оставит "Муцу". Он хотел бы, чтобы список пересматривался с учетом возрастного фактора.


Господин БАЛЬФУР согласился с тем, что необходимо подумать, как следует перестроить списки кораблей, чтобы сохранить соотношение при том понимании, что "Муцу" будет сохранён. Он спросил также, повлияет ли возможное увеличение лимитов на соотношение флотов России, Франции и Италии?


Господин ХЬЮЗ сказал, что это будет проблемой. Он пояснил, что согласно предварительным переговорам, делегация России требует для себя соотношение не менее японской доли в 60%. Даже если будет принята меньшая доля, это будет означать продолжение строительства текущих, или даже закладку новых кораблей.


Господин КАТО заявил, что японской делегации будет чрезвычайно трудно согласиться на долю в 60% при наличии таковой у России, особенно в свете возникших вопросов по Владивостоку.


Господин БАЛЬФУР указал, что в таком случае могут возрасти масштабы флотов всего мира.


Господин ХЬЮЗ сказал, что на данный момент было бы чрезвычайно важно сохранить переговоры в строжайшей тайне от прессы, и ничего не объявлять. 


Запланировано, что следующая встреча состоится на следующий день в 16–30.

На следующем совещании Хьюз озвучивает запросы советской делегации. Японцы встревожены: они и так пошли на ограничение тоннажа 60% англо-американским с большим скрипом, а включение такого большого советского флота - даже ещё находящегося на бумаге - ломает им значительную часть планов.

 

Файл №4

Меморандум государственного секретаря о беседе с главой русской делегации Красиным от 13 декабря 1921 г., 12-00


Секретарь рассказал о ходе переговоров с Великобританией и Японией, и о том, что достигнута предварительная договорённость о сохранении "Муцу" и, видимо, о достройке "Колорадо" и "Вашингтона", и строительстве Великобританией двух пост-ютландских кораблей.


Господин Красин сказал, что в таком случае у Соединённых Штатов и Великобритании будет по три пост-ютландских корабля, у Японии - два, и Советская Россия не может согласиться менее чем на два таковых корабля.


Секретарь сказал, что это суммарно даёт России тоннаж в 350 тысяч тонн, то есть в 62% от планируемого американского, что уже больше запрашиваемых 60%, а в случае вывода США "Норт Дакоты" и "Дэлавера" это уже 66,5%


Господин Красин пояснил, что в таком случае Россия может отказаться от достройки двух кораблей типа "Бородино", что даст 55% от американского тоннажа, и что Россия готова согласиться на 55%, если Япония останется в рамках 60%.


Секретарь сказал, что он полагает, что господин Бальфур может согласиться на таковое соотношение.


Господин Красин сказал, что, по его мнению, с целью доказательства своего стремления к миру, Советская Россия может ограничиться выводом из-под соглашения о статус-кво о военных базах и фортификациях на Тихом океане только города Владивосток, при условии скорейшей деоккупации северного Сахалина. До таковой деоккупации Россия оставляет за собой право укрепить пункт Де-Кастри без строительства долговременных укреплений.


Секретарь отметил, что это дало бы положительный эффект в вопросе о статус-кво фортификаций на Тихом океане.


Господин Красин подчеркнул, что в целях дальнейшего ускорения решения вопросов о статус-кво, и об ограничениях военно-морской мощи, было бы целесообразно включить его в следующие переговоры по этим вопросам, дабы не допускать двусмысленности толкований. Господин Красин подчеркнул, что его личная позиция в озвученных вопросах целиком и полностью согласуется с позицией Соединённых Штатов, и господин Хьюз получил бы от Советской России полную поддержку.


Секретарь сказал, что при получении согласия от господина Бальфура и барона Като, это, безусловно, является решаемым вопросом.

Хьюз делится с Красиным японскими опасениями, и вынаждает того идти на некоторые уступки. Красин демонстрирует готовность к компромиссу, но в разумных пределах. Хьюза это устраивает.

 

Файл №5.
Меморандум секретаря делегации Британской империи о беседе в доме государственного секретаря, 13 декабря 1921 г., 16-00


Секретно

Присутсвуют:
Господин ХЬЮЗ - от США
Господин БАЛЬФУР в сопровождении сэра Мориса Хэнки - от Великобритании
Барон КАТО в сопровождении переводчика - от Японии


Господин ХЬЮЗ заметил, что у него готов вариант решения проблемы в вопросе о перераспределении количества капитальных кораблей вследствие добавления к Японский список "Муцу". Существует ряд возможных перестановок и комбинаций, и этот вопрос нужно рассматривать с двух сторон - с британской и с американской. Последним он займется сам. Он начал с тоннажа 10–10–6, позволяющий разумный баланс в отношении возраста и вооружения. На этом основании Япония хотела сохранить "Муцу" и списать "Сеттцу", и он рассматривал, что можно сделать в отношении американских кораблей, чтобы это компенсировать. Американская делегация готова отказаться от "Норт Дакоты" и "Делавэра" и сохранить "Колорадо" и "Вашингтон". В результате этих изменений общий объем американского тоннажа составит 525 850 тонн, а японского - 313 300 тонн. Это сохранит точное соотношение, и даст Америке 15 кораблей в предполагаемом лимите в 35000 тонн, а Японии 9. Точная разница между цифрами, полученными в результате реорганизации, которую он предложил, и базой, к которой он стремился, составляла всего несколько сотен тонн, при этом американскй тоннаж были на 850 тонн выше, а японский - на 1700 тонн ниже стандарта. Военно-морской флот США будет увеличен на 24 350 тонн по сравнению с первоначальными планами, а военно-морской флот Японии - на 13 600 тонн. Относительное соотношение сохраняется. Он понимает, что у Японии есть несколько линейных крейсеров, но не возражает против этого. Таким образом, если Япония хотела сохранить "Муцу" и отказаться от "Сеттцу", американское предложение звучало бы именно так.


Господин БАЛЬФУР сказал следующее: Британские проблемы повсюду возникали из-за того, что Великобритания уже начала "каникулы" в строительстве капитальных кораблей в течение пяти лет и не закладывала таковых кораблей с момента окончания войны. В результате у нее не было ни одного полноценного пост-ютландского корабля. "Худ" был наиболее близким к пост-ютландскому кораблю типом. Однако на самом деле "Худ" был разработан до Ютландской битвы. Впоследствии проект был доработан, насколько это было возможно, но это ни в коем случае не корабль, который был бы построен, если бы проект разрабатывался после Ютланда. Он думал, что американская делегация осознала этот факт и по этой причине предоставила Великобритании численное преимущество в капитальных кораблях, а также преимущество в тоннаже. Такое положение дел, которое и раньше было довольно непростым, стало ещё хуже из-за включения "Муцу". Результатом этого включения стало то, что американский флот будет располагать тремя пост-ютландскими кэпиталшипами, а японский флот - двумя. Великобритании нужно предпринять некоторые шаги, чтобы достичь соотношения 10 к 10, то есть равенства с военно-морским флотом Соединенных Штатов. Проблема заключается в том, что "Худ", который уже построен, не совсем соответствует пост-ютландским стандартам. Два новых корабля, воплотившие в себе все уроки Ютланда, были спроектированы в результате экспериментов, проведенных со значительными затратами. Было собрано много материала, заключены контракты, и подрядчики произвели необходимые изменения на своих верфях для постройки кораблей. Следовательно, для удовлетворения предложений, касающихся флотов Соединенных Штатов и Японии, Великобритания должна завершить строительство двух кораблей, которые были начаты, но еще не продвинулись далеко в том, что касается фактического строительства (но проект которых был закончен). Однако по тоннажу эти корабли значительно превосходят "Мэриленд" и "Муцу". Он готов признать, что если американскому и японскому флотам будет разрешено включать пост-ютландские корабли, на которые ссылается господин Хьюз, и если Великобритании впоследствии будет разрешено построить два упомянутых им корабля, то Великобритания готова утилизировать больше кораблей, чем было предусмотрено в исходной программе. Он понимает, что американское правительство предлагает закончить два "Мэриленда" и отказаться от "Норт Дакоты" и "Делавэра". Если Великобритания достроит свои два корабля, он готов списать больше двух старых кораблей, чтобы компенсировать тоннаж. Он не знает точно, насколько справедливо вести дела на основе тоннажа или численного принципа. Поэтому он предлагает построить два уже спроектированных новых корабля и утилизировать более двух старых британских кораблей. 

 

Барон КАТО сказал, что он считает предложение господина Хьюза относительно тоннажа справедливым. Что касается Великобритании, то он разделяет её позицию, т.к. ей были оставлены только старые корабли. Следовательно, если оба предложения будут приняты, хотя он и не получил на то полномочий от своего правительства, он готов лично пойти на риск, дав свое согласие. В Японии этот вопрос превратился в политический, и общественное мнение сильно взволновано. Он слышал об этом с прошлой ночи и получил телеграмму от своего правительства по этому поводу. Поэтому ему было бы очень трудно отказаться от "Муцу", и он надеется, что можно будет прийти к соглашению на основе предложений господина Хьюза и господина Бальфура, котооые оба он готов принять, в случае успешного разрешения вопроса о статус-кво в фортификациях и базах на Тихом океане.


Господин ХЬЮЗ сказал, что хотел бы резюмировать этот вопрос в форме конкретного заявления. В первоначальной программе американское правительство предлагало следующее:

США - 18 кораблей - 500650 т
Великобритания - 22 корабля - 604450 т
Япония - 10 кораблей - 299700 т

В итоговый тоннаж японцев был включен "Сеттцу", а "Муцу" следовало разобрать. Теперь предложено включить "Муцу", а "Сеттцу" утилизировать. "Колорадо" и "Вашингтон" должны быть включены в общий тоннаж США, а "Норт Дакота" и "Делавэр" должны быть списаны. Текущий тоннаж:

США - 18 кораблей - 525850 т
Япония - 10 кораблей - 313300 т


Господин ХЬЮЗ отметил, что, действительно Великобритания предложила построить два новых пост-ютландских корабля и списать определенное количество старых кораблей в качестве компенсации, но до сих пор не было указано, какого размера будут эти корабли. Он спросил, предлагает ли господин Бальфур достроить два корабля водоизмещением более 35 000 тонн?


Господин БАЛЬФУР ответил, что его предложение именно таково. Однако он хотел бы заметить, что хотел бы сохранить старые корабли до тех пор, пока не будут построены новые.


Господин ХЬЮЗ указал, что "Муцу" уже закончен, и американские корабли будут достроены течение нескольких месяцев. Разница в случае с Великобританией заключалась в том, что ей придётся строить практически с самого начала. Самый большой корабль, которым будут обладать Америка и Япония, будет водоизмещением менее 35 000 тонн, что было пределом, предложенным в американской программе. 


Господин БАЛЬФУР указал, что из-за того, что это были корабли совершенно нового типа, они потребовали больших усилий при их проектировании. Если этот проект будет принесен в жертву, весь труд окажется потерян. Было проведено много экспериментов, большая часть из которых была сделана ради разработки конструкции именно этих кораблей и не имела бы ценности в случае кораблей меньшего размера. Дальше, год был бы потрачен на создание новых проектов, и на другую предварительную работу. Следовательно, пройдет значительное время, в течение которого Япония будет владеть двумя пост-ютландскими кораблями, а Америка - тремя пост-ютландскими кораблями.


Господин ХЬЮЗ отметил, что новый стандарт нацелен на 525 000 тонн для Соединенных Штатов Америки и Великобритании и 315 000 тонн для Японии. При разработке первоначальной программы цифры для Великобритании составляли 600 000 тонн, из которых 100 000 тонн были разрешены в связи с более старым возрастом британских кораблей. Сам он полностью осознавал сложность британской позиции и справедливость предложения господина Бальфура. Если, однако, у Великобритании теперь будет два корабля водоизмещением 43000 тонн (господин Бальфур вставил, что они будут превышать 43000 тонн), то когда придет время для замены, трудности будут больше, чем если бы каждый был водоизмещением 35000 тонн, и возникнет неловкая ситуации в отношении ограничения тоннажа. Верно, что у Великобритании был "Худ" в 43 000 тонн, но было признано, что он не является пост-ютландским кораблём. Было бы большим плюсом, если бы господин Бальфур нашёл способ уменьшить тоннаж и тем самым избежать списания одного лишнего корабля.


Господин БАЛЬФУР просил господина Хьюза посмотреть на вопрос с позиции Великобритании, у которой не будет ни одного пост-ютландского корабля следующие четыре года, в то время как другие стороны будут иметь два или три таковых корабля.


Господин ХЬЮЗ указал, что на период строительства (три-четыре года) силы будут уравнены за счет преимущества Великобритании в старых кораблях. Через четыре года Великобритания окажется в том же положении, что и Соединенные Штаты Америки и Япония.


Господин БАЛЬФУР сказал, что он вполне понимает точку зрения господина Хьюза, но, к сожалению, необходимо добавить не менее года к периоду строительства для проектирования нового типа корабля.


Господин ХЬЮЗ сказал, что не хотел создавать каких-либо трудностей, но подумал, что было бы очень хорошо, если бы Великобритания смогла уложиться в максимум 35 000 тонн.


Господин БАЛЬФУР сказал, что он понимает, что в период строительства равенство будет достигнуто за счет сохранения Великобританией определенного количества старых кораблей. В конце этого периода у Великобритании будет два корабля более мощных, чем те, которыми обладают Соединенные Штаты Америки или Япония, но Америка будет располагать тремя пост-ютландскими кораблями, которые в совокупности превосходят три британских.


Господин ХЬЮЗ выразил сомнение по этому поводу в связи с тем, что британские корабли будут водоизмещением в 43 тысячи тонн.


Господин БАЛЬФУР указал, что "Худ", несмотря на то, что тоже имеет водоизмещение в 43 000 тонн, не является соответствующе сконструированным для пост-ютландского корабля, и что если таковая ситуация устраивала все стороны до того, то почему аналогичная не может устраивать оные же стороны в будущем?


Господин ХЬЮЗ сказал, что американское предложение заключалось в том, что корабли ограничивались бы размером в 35 000 тонн, и устаналивался бы перерыв в строительстве кораблей в десяти лет, хотя планирование может продолжаться и в этот промежуток времени. Ему пришло в голову, что, если Великобритания сохранит достаточное количество кораблей, чтобы уравнять разницу, и построит два новых корабля водоизмещением 35000 тонн, то есть равных крупнейшим американским и японским кораблям, это будет самым простым вариантом. Он считает, что Великобритания могла бы получить преимущество, имея больше кораблей, из-за того, что ей пришлось бы списать меньше кораблей, чем она бы сделала, вследствие чрезмерного тоннажа, предусмотренного для новых кораблей. И он, и барон Като согласились, что в новой ситуации Великобритания должна иметь право построить два крупных корабля. Единственный вопрос, который остаётся, заключается в том, что он называет "калибром" новых кораблей из-за отсутствия лучшего термина, и количеством тоннажа, подлежащего утилизации, чтобы добиться уравнивания сил.


Господин БАЛЬФУР спросил, как будет работать тоннаж, если Великобритания откажется от четырех кораблей, то есть сократит свое окончательное количество на два.


Господин ХЬЮЗ обращаясь к списку кораблей, сказал, что если бы Великобритания сдала на слом, например, Ajax, Centurion, King George и Erin, общий тоннаж этих четырех судов составил бы около 96 000 тонн. Если бы новые корабли были примерно 45 000 тонн, их совокупная масса составила бы 90 000 тонн. Первоначальная цифра, выделенная Великобритании в предложении делегации Соединенных Штатов, составляла 604 000 тонн. Если из этого количества вычесть 96000 тонн для судов, подлежащих утилизации, и добавить 90 000 тонн новых кораблей, в результате у Великобритании останется 598 000 тонн. Сюда войдут два новых крупных корабля и "Худ". Цифра 598 000 тонн сама по себе несравнима с 525 000 тонн у Соединенных Штатов Америки. К тому же, поскольку новые британские корабли будут более современными, это даст Великобритании значительный избыток тоннажа в целом.


Господин БАЛЬФУР вспомнил аргумент господина Хьюза, заключавшийся в том, что превышение тоннажа, разрешенное в первоначальной схеме, было связано с большим возрастом некоторых британских кораблей.


Господин ХЬЮЗ согласился. Чтобы снизить это превышение до американского уровня, Великобритании необходимо будет вывести еще три корабля. Если, однако, она ограничит размер своих новых кораблей 35 000 тоннами, то дополнительных кораблей, подлежащих утилизации, будет меньше.


Господин БАЛЬФУР заметил, что в отношении вопросов тоннажа возникла некоторая путаница из-за того, что американская система измерения отличается от британской. Он не совсем уверен, о которой из них они говорят.


Господин ХЬЮЗ сказал, что он тоже не совсем уверен, но все приведенные им цифры были приведены к единому знаменателю.


Господин БАЛЬФУР сказал, что он не хочет затягивать обсуждение, но теперь он чувствует, что получил определенные варианты, которые он должен обсудить со своими экспертами. Он понимает положение следующим образом: Специалисты Британского Адмиралтейства не хотят жертвовать новыми проектами. Это нежелание отчасти связано с тем, что они хотят, чтобы их новые проекты будут реализованы, но отчасти также с тем, что, если им придется принять на вооружение корабль максимум в 35000 тонн, им придется компенсировать потерю тоннажа за счет снижения боевой эффективности. Американцы и японцы понимают, что Великобритания должна восполнять недостаток качества своих кораблей дополнительным их количеством. Британским военно-морским экспертам это не нравится, и они хотят сократить период, в течение которого будет актуальна такая ситуация. Однако вместо того, чтобы сокращать это время, оно будет увеличено из-за необходимости проектирования нового корабля, новых экспериментов и заключения новых контрактов. Поэтому его специалисты очень беспокоятся о сохранении своего текущего проекта капитального корабля.


Господин ХЬЮЗ сказал, что хотел бы по возможности сохранить максимум в 35 000 тонн; в противном случае между разными странами будет предпринята попытка перегнать друг друга за счет размера своих кораблей. Предстояло решить два вопроса: во-первых, готова ли Великобритания принять это предложение, действующее в период замены кораблей; и, во-вторых, сколько кораблей должна оставить Великобритания. Его предложение заключается в том, что если "Муцу" будут сохранён, а "Сеттцу" списан и соответствующие корректировки будут внесены в американский флот, пределы тоннажа будут изменены, но соотношение будет сохранено. Первоначальная цифра в 500 000 тонн для американского флота должна превратиться в 525 000 тонн, а цифра в 300 000 тонн для японского флота - в 313 000 тонн. Изначально Великобритания должна была иметь 604 000 тонн, то есть на 79 000 тонн больше, чем новый предел для американского военно-морского флота. Этот расчет был основан на возрасте британских кораблей. Таковые цифры будут действовать до тех пор, пока не будут построены новые корабли, но не после этого. Если Великобритания построит два корабля водоизмещением 45000 тонн каждый, то есть в сумме 90000 тонн, которые будут добавлены к имеющемуся избытку в 75000 тонн (разница между 600000 и 525000 тоннами), она получит общий избыток в размере 165000 тонн, для которого нельзя найти причину, так как к тому времени она уже будет владеть новыми кораблями. Если некоторые из старых кораблей водоизмещением от 23000 до 24000 тонн будут списаны, чтобы компенсировать это превышение, то потребуется 6 или 7 кораблей, чтобы уменьшить британский тоннаж до уровная американского в 525 000 тонн. Тем не менее, на период строительства Великобритании будет разрешено сохранить свой избыточный тоннаж для целей уравнивания сил.


Господин БАЛЬФУР сказал, что он вполне понимает ситуацию и обсудит ее со своими экспертами.


Господин ХЬЮЗ сказал, что он будет ждать, пока Великобритания внесет конкретное предложение. Господин Хьюз также предложил ввести в следующее совещание представителя Советской России господина Красина, как сторону, заинтересованную в скорейшем решении вопроса о статус-кво фортификаций и военных баз, чтобы ускорить принятие решения.


Господин БАЛЬФУР и барон КАТО не возражают.


Состоялось короткое обсуждение даты и времени следующей встречи. Было решено, что не следует делать никаких сообщений для прессы по поводу встречи.

На очередном обсуждении, которое сводится по существу к вопросу о заменах и о максимальном тоннаже, Хьюз предлагает не играть в передаста, в позвать Красина напрямую. Что и происходит.

 

Файл №6.

Меморандум секретаря делегации Британской империи о беседе в доме государственного секретаря, 14 декабря 1921 г., 15-30


Секретно

Присутсвуют:
Господин ХЬЮЗ - от США
Господин БАЛЬФУР в сопровождении сэра Мориса Хэнки - от Великобритании
Барон КАТО в сопровождении переводчика - от Японии
Господин КРАСИН в сопровождении переводчика - от России

 

Господин ХЬЮЗ сказал, что он имел беседу с господином Красиным по вопросу о базах.


Господин КРАСИН заявил, что делегация России соглашается на подписание соглашения о статус-кво, за исключением города Владивосток, который должен быть деоккупирован Японией в ближайшее время.


Барон КАТО сказал, что он вполне понимает позицию России, и что готов принять её, в зависимости от успешности решения вопроса по "Муцу".


Господин КРАСИН сказал, что он готов поддержать текущее соглашение о статус-кво, и текущие варианты соотношения флотов, включая достройку "Муцу", при условии включения флота Советской России в систему соотношения тоннажа с процентом, не менее 60.


Господин БАЛЬФУР заметил, что, в таком случае, России придётся и достраивать находящиеся в процессе строительства корабли.


Господин КРАСИН подтвердил это, сказав, что Советская Россия готова отказаться от строительства двух кораблей типа "Бородино" в пользу двух новых кораблей пост-ютландского типа. Относительно предложения господина Хьюза, общий тоннаж составит 290500 тонн, то есть 55%.


Барон КАТО заявил, что, безусловно, рад тому факту, что господин Красин соглашается на статус-кво по фортификациям, даже если народ и правительство Японии будет опечален невключением Владивостока в это соглашение. Однако, постройка новых кораблей Россией может сломать всю уже налаженную систему. Он сказал, что правительство Японии навряд ли согласится на соотношение 10:10:6, если флот России, да ещё и базирующийся на находящийся совсем рядом Владивосток, будет равен флоту Японии. 


Господин КРАСИН указал, что Россия имеет исключительно мирные намерения, и четыре совершенно разделённых театра действий, на каждый из которых приходится по две-три великие державы в непосредственной близости. Он отметил, что Япония до сих пор удерживает оккупированным порт Владивосток. Кроме того, если Япония будет иметь два пост-ютландских корабля, США - три, и Великобритании будет позволено построить два при имеющемся "Худе", то ни о какой пропорциональности и честности в соотношении говорить не придётся.


Господин БАЛЬФУР сказал, что он очень раздосадован тем, что обнаружилась новая причина, препятствующая заключению соглашений. Он надеялся, что позиция России будет более склонной к заключению соглашений на разумных условиях, в противном случае она вынудит Великобританию потребовать больший тоннаж, и тогда возникнут трудности для всех.


Господин ХЬЮЗ сказал, что был бы рад последовать мнению господина Бальфура. Он хотел избежать каких-либо предварительных заявлений, от которых потом невозможно было бы отказаться. Он думал, что русские скорее захотят сократить свой флот, чем увеличивать его, но без сомнения, если японцы потребуют определенный тоннаж, русские будут обязаны последовать их примеру. Он сам полагал, что, учитывая трудности экономического и финансового положения в самой России, русские не захотят строить никаких новых крупных кораблей. Но он понимает, что у России в настоящий момент, с учётом возвращения кораблей из Турции, есть около 290 000 тонн, из которых только 125 000 тонн относятся к категории первоклассных кораблей, а также находятся в настоящий момент в постройке корабли ещё на 145 000 тонн. Отличия ситуации русского флота от других заинтересованных сторонами заключается в том, что, ввиду истощения русского флота, Россию вряд ли можно попросить утилизировать какие-либо современные корабли, включая и уже строящиеся. Ему казалось, что если Россия получит около 270 000 тонн, и получит разрешение на замену старых кораблей, чтобы поддержать в будущем общий тоннаж на уровне 300 000 тонн, то это будет справедливый расчет. 


Господин КРАСИН сказал, что, по его данным, "Измаил" находится в той же готовности, что и "Муцу", и было бы несправедливо оставлять Японии почти построенный корабль, а России - нет.


Барон КАТО сказал, что это меняет все обсуждаемые расклады, и если России будет предоставлено право не только ввести в состав флота почти готовый корабль, как Японии, но ещё и достроить остальные четыре корабля, три из которых находятся в степени готовности не более 50%, либо построить два новых корабля вместо двух из них, то в таком случае Япония, вероятно, захочет достроить два находящихся в такой же степени готовности корабля типа "Тоса", а Соединённые Штаты - "Вашингтон".


Господин БАЛЬФУР сказал, что в таком случае у Японии и США будет четыре пост-ютландских корабля, что вероятно, будет несправедливо по отношению к Великобритании. В таком случае Великобритании придётся построить четыре таких корабля, а не два.


Господин ХЬЮЗ сказал, что это звучит справедливо, но в таком случае Великобритания и Япония получит по четыре корабля в 40000 тонн, в то время как Соединённые Штаты будут иметь четыре корабля в 32000 тонн


Барон КАТО указал, что "Нагато" и "Муцу" имеют водоизмещение в 33000 тонн, что сравнимо с американскими кораблями.


Господин ХЬЮЗ согласился с этим утверждением, но отметил, что в таковом случае общий тоннаж американского флота составит, с учётом вывода ранее обговоренных кораблей, 560 000 тонн, а британского - 640 000 тонн; даже с учётом вывода трёх кораблей типа "Кинг Джордж V" британский тоннаж будет 591 000 тонн, а японский, с выводом "Сеттцу" - 380 000 тонн. Всё это приведёт к необходимости вывода дополнительных кораблей.


Барон КАТО отметил, что 380 000 тонн японского тоннажа составляет как раз 70% американского в 560 000, а с учётом всех новых обстоятельств Япония не может пойти на уменьшение процентного соотношения до значений менее 70.


Господин БАЛЬФУР отметил, что в любом случае Великобритания будет строить свои корабли поочерёдно, парами, вероятно вторая пара будет заложена по готовности первой, через четыре-пять лет, что даст возможность вовремя заменять корабли, назначенные под замену. Согласно информации британских военных экспертов, сохраняя текущий оговорённый список кораблей из пяти кораблей типа "Куин Элизабет", пяти линкоров типа "Р", четырёх кораблей типа "Айрон Дюк", трёх кораблей типа "Кинг Джордж V", двух кораблей типа "Ринаун" и одиночных кораблей "Эрин", "Тайгер" и "Худ", Великобритания будет иметь суммарный тоннаж в 580450 тонн. Заменяя первую пару предполагаемых к постройке кораблей на три корабля типа "Кинг Джордж V" и "Эрин", Великобритания получит снижение тоннажа до 570 000 тонн, который останется на том же уровне после замены второй пары кораблей на два корабля типа "Айрон Дюк" и "Тайгер", или на три корабля типа "Айрон Дюк".


Господин ХЬЮЗ признал этот аргумент разумным. Он понимает, что, если принимать во внимание корабли в средней степени готовности так же как и в высокой, то это даст, с учётом намеченных к выводу "Норт Дакоты" и "Делавэра" 560 000 тонн американскому флоту, и что, с учётом вывода "Сеттцу" и достройки "Муцу", "Тосы" и "Каги", тоннаж японского флота в 380 000 тонн соотносится с американским как 10:7, что является желательным для японского правительства. Он считает, что было бы справедливо, учитывая достройку находящихся в средней степени готовности "Тосы", "Каги" и четырёх русских линкоров, разрешить Соединённым Штатам вместо "Вашингтона" и "Вест Вирджинии" достроить "Саут Дакоту" и "Норт Кэролайну", либо же "Лексингтон" и "Саратогу", которые также находятся, как и упомянутые русские и японские корабли, в средней стадии строительства.


Барон КАТО отметил, что, в отличие от упомянутых русских и японских линкоров, никакой из перечисленных американских кораблей не является спущенным на воду, таким образом находясь на ранней стадии строительства. "Тоса" же запланирована к спуску через четыре дня, следовательно, было бы некорректно сравнивать эти корабли. Кроме того, замена американских кораблей типа "Колорадо" на корабли типа "Саут Дакота" или "Лексингтон" снова поменяли бы расклад по тоннажу


Господин БАЛЬФУР поинтересовался, значит ли это, что господин Хьюз готов к повышению установочного лимита до 560 000 тонн.


Господин ХЬЮЗ ответил утвердительно, отметив, что делает это с тяжёлым сердцем.


Господин БАЛЬФУР спросил барона Като, готова ли Япония подписать пятисторонний договор в варианте статус-кво по фортификациям и военно-морским базам с учётом условий, предложенных господином Красиным.


Барон КАТО ответил утвердительно, если соотношение британского, американского и японского флотов будет принято как 10:10:7


Господин ХЬЮЗ сказал, что он полагает, что, с учётом всех предложений и изменений, Соединённые Штаты хотят вывести Филиппинские острова из-под соглашения о статус-кво. Он сказал, что, с учётом желания Японии принять соотношение 10:7, получив два новых корабля в 40000 тонн, в то время как численность американского флота не увеличилась бы, по крайней мере, американский флот не получил бы новых кораблей в 40000 тонн, как он полагает, Японии было бы трудно определять американскую базу на Филиппинах как носящую наступательный характер. Вместе с тем, он понимает чувства японского народа и правительства, и готов взять пятилетнюю паузу в строительстве укреплений на Тихом океане.


Барон КАТО сказал, что ему будет трудно убедить своё правительство согласиться с такой постановкой вопроса, но если господин Хьюз приравняет паузу в строительстве укреплений на Тихом океане по времени к десятилетней паузе в строительстве капитальных кораблей, то ему будет гораздо легче это сделать. Одновременно, он надеется, что остальные острова и территории на Тихом океане останутся в состоянии статус-кво.


Господин ХЬЮЗ сказал, что находит это предложение справедливым.


Господин КРАСИН сказал, что, по его мнению, раз японские лимиты были повышены относительно предыдущих договорённостей, в таком случае Советская Россия хотела бы получить текущие лимиты в 55% от американского, что позволило бы ей заменить два строящихся корабля типа "Бородино" на новые пост-ютландские корабли, и получить разрешение на будущую замену старых кораблей, чтобы поддержать в будущем общий тоннаж на уровне 60% от американского. В таком случае Советская Россия также готова взять паузу в строительстве укреплений во Владивостоке.


Господин БАЛЬФУР внёс предложение, чтобы закладка новых кораблей на замену старым, не считая первых пар, была произведена после 1927 года


Господин ХЬЮЗ предложил подсчитать цифры. Согласно подсчётам, в таком случае соглашение примет следующий вид:

Соединённые Штаты - 500650 тонн, 19 кораблей; выводятся "Норт Дакота" и "Делавэр", достраиваются "Колорадо", "Вашингтон", "Вест Вирджиния". Тоннаж с учётом вывода и достройки - 558450 тонн. Итоговый лимит - 560000 тонн.

Великобритания - 580450 тонн, 22 корабля; разрешено заложить сразу 2 корабля с выводом кораблей "Кинг Джордж V", "Аякс", "Центурион", "Эрин", и 2 корабля после 1927 года, с выводом кораблей соответствующим общим тоннажом. Тоннаж с учётом вывода и достройки первой пары - 568950 тонн. Итоговый лимит - 560000 тонн

Япония - 301320 тонн, 10 кораблей; выводится "Сеттцу", достраиваются "Муцу", "Тоса", "Кага". Тоннаж с учётом вывода и достройки - 381320 тонн. Итоговый лимит - 392 000 тонн (70%)

Россия - 126000 тонн, 6 кораблей; достраиваются "Демократия", "Измаил", "Бородино"; разрешено заложить сразу 2 корабля в 40000 тонн с прекращением постройки кораблей "Кинбурн" и "Наварин", и 2 корабля после 1927 года, с выводом кораблей соответствующим общим тоннажом. Тоннаж с учётом достройки первой пары - 290500 тонн. Итоговый лимит - 336000 тонн (60%)


Господин БАЛЬФУР поинтересовался соотношением для Франции и Италии


Господин ХЬЮЗ сказал, что, по его мнению, справедливой выглядит цифра в 35% от американского лимита, то есть 196000 тонн


Барон КАТО сказал, что если Франция примет цифру в 196000 тонн, то Япония не возражает. Он согласился, что это честная цифра.


Господин ХЬЮЗ сказал, что если достигнута принципиальная договоренность, он созовет новый Подкомитет на вторую половину дня, оставив время для переговоров с французской и итальянской делегациями.

На "общих" переговорах Красин наконец-то может озвучить самостоятельно свою позицию. Советские требования чуть было не топят все предыдущие договорённости, однако, стороны находят компромисс - всё, что строится уже давно - будет построено, всё, чего не хватает - будет построено с нуля, а достигается это общим увеличением лимитов на 12%, с изначальных 500 до 560 тысяч тонн. Японцы, таким образом, получают право достроить "Тосу" и "Кагу", РСФДР - "Измаила", "Бородино" и "Демократию", а американцы - "Вашингтон", при этом британцы и русские могут построить по четыре новых корабля, чтобы догнать "стратегических партнёров" по численности новейших линкоров. Японцы получают желаемую долю, но новых потенциальных противников под боком, РСФДР - желаемую долю, но заморозку в усилении оборонительных сооружений Владивостока, американцы - возможность укрепить Филиппины, но потом; ну а британцы - возможность построить желаемое количество новых кораблей.

Глобально довольным не остался никто, но в цифрах на бумаге всё было красиво. Осталось договориться о максимальных органичениях кэпиталишипов, а также о лимитах на подлодки и авианосцы. Ну и о методике измерения водоизмещения, конечно же.

 

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

3. Альтернативный Вашингтон. Часть 2 - вопросы частного ограничения тоннажа

 

Следующий вопрос, вставший перед главами делегаций - это вопрос о максимальном тоннаже капитального корабля. С учётом разрешения достройки "Тосы" и "Каги" в 40 килотонн размером, стало понятно, что предлагаемый лимит в 35000 тонн, да ещё и по американской системе подсчёта, с 3/4 припасов, топлива и снарядов на борту - это слишком мало. 

 

Файл №7
Меморандум секретаря делегации Британской империи о беседе в доме государственного секретаря 14 декабря 1921 г., 18:30

 


Секретно

Присутсвуют:
Господин ХЬЮЗ в сопровождении господина Дж.Р.Кларка и полковника Рузвельта - от США
Господин БАЛЬФУР в сопровождении сэра Мориса Хэнки - от Великобритании
Барон КАТО в сопровождении переводчика - от Японии
Господин КРАСИН в сопровождении переводчика - от Советской России


Господин БАЛЬФУР сказал, что провел последний час, обсуждая вопросы со своими экспертами. Они были удовлетворены тем, что в качестве одной из возможных альтернатив Адмиралтейству была предложена схема, по которой Великобритании будет сразу разрешено построить два супер-"Худа" за счёт отказа от четырех кораблей типа "Кинг Джордж V". Их больше всего беспокоило два вопроса. 

Первым из них является то, что указанный в схеме предельный размер корабля в 35000 тонн был рассчитан в американской системе измерений, а не в "legend tonnage". Они были бы вполне готовы рассмотреть возможные варианты, если бы они выражались в "legend tonnage", которые, как он понимает, применяются для расчёта кораблестроителями в Японии, Франции и других странах. Они не утверждают, что британский метод расчета лучше американского. Со своей стороны он склонен думать, что британская система более искусственная, чем другие, хотя это несущественно. Что не является несущественным, так это размер корабля, который, если использовать британскую методику расчета, будет больше. Разница будет заключаться в том, что новые корабли будут больше на 4%. Почему британские военно-морские специалисты предпочли "legend tonnage" как основу для расчёта тоннажа? Существует одна причина, которая касается всех трех великих военно-морских держав, причём касается Великобритании больше, чем кого-либо ещё. 

Вторым вопросом является сама цифра предельного размера. Причина не имеет ничего общего со сравнением военно-морских сил или стоимости кораблей, но если британцам не разрешат увеличить размер корабля с 35000 тонн, без разницы, по британской схеме или по американской, до 40000 тонн, то будет невозможно обеспечить новым кораблям адекватную защиту от атак подводных мин, самолетов и подводных лодок. Этим опасностям подвергались все военно-морские силы, но британские больше, поскольку британский флот должен действовать в основном в узких и мелководных морях, которые могут быть густо заполнены подводными минами, подводными лодками и самолетами. Поэтому британский военно-морской флот более озабочен этим вопросом, чем флоты Соединенных Штаты Америки и Японии, хотя последних это тоже касается в значительной степени. Британские военно-морские эксперты ясно утверждают, что если они не смогут добиться такого увеличения тоннажа, они не смогут спроектировать корабль с адекватной защитой от форм нападения, о которых он упомянул. Они указали, что Конференция ничего не делает, чтобы остановить разработку подводных мин, самолетов или подводных лодок. Все они могут свободно разрабатывается и улучшается, в то время как ничего не делается для борьбы с ними любыми средствами, которые предполагали бы увеличение размера крупных кораблей, и он понимает, что увеличение размера необходимо для улучшения защиты.


Господин ХЬЮЗ сказал, что Соединенные Штаты Америки и Япония также строят корабли, подверженные рискам, о которых упоминал господин Бальфур.


Господин БАЛЬФУР сказал, что им подвержены все британские корабли


Господин ХЬЮЗ спросил у полковника Рузвельта его мнение о британском предложении строить корабли водоизмещением до 42300 тонн.


Полковник РУЗВЕЛЬТ сказал, что между британскими и американскими военно-морскими экспертами в этом вопросе существует разногласие.


Господин БАЛЬФУР сказал, что, по его мнению, они согласны по этому поводу.


Полковник РУЗВЕЛЬТ сказал, что он думает, что это не так. Во всяком случае, возможны значительные расхождения во мнениях. Американские военно-морские эксперты признают, что чем крупнее корабль, тем лучше его можно будет защитить. Они утверждают, однако, что корабль водоизмещением в 32000 тонн может быть построен с 16-дюймовыми орудиями и адекватной защитой от форм нападения, упомянутых господином Бальфуром. Цифра в 38000 тонн, упомянутая ранее господином Бальфуром, не понравилась американским экспертам, работающим в диапазоне от 32600 до 42300 тонн. По их мнению, 38000 тонн находятся где-то на полпути между ними. Что же касается цифры в 43200 тонн, то он сказал, что ему придется очень внимательно подойти к этому вопросу. Это предложение переводит все экспертные предложения в новую область.


Господин БАЛЬФУР сказал, что расхождения в оценках экспертов довольно необычны, но он сомневается, смогут ли британские инженеры установить 16-дюймовые орудия на корабль водоизмещением даже 38000 тонн. Его военно-морские советники спрашивают, как они должны оправдать принятие ограничения по размеру для кораблей, которое, по их мнению, в настоящее время не обеспечивает адекватной защиты даже от существующего оружия, особенно с учетом того, что британские корабли должны действовать в ограниченных водах Северного моря, Ла-Манша, Бискайского залива и Средиземного моря. Как, спросил он, они могли это оправдать?


Господин ХЬЮЗ спросил, является ли, по мнению британских военно-морских экспертов, недопустимым предложение о предельном размере в 35000 тонн.


Господин БАЛЬФУР сказал, что это предложение было бы допустимым раньше, когда во всём мире должен был быть один корабль, превышающий таковой размер, "Худ", но сейчас, даже при использовании расчётов в "legend tonnage", при условии что Япония достроит "Кагу" и "Тосу", а Россия построит четыре своих корабля, этот размер является неприемлемым.


Господин ХЬЮЗ сказал, что максимальный объем в 38000 тонн был неудобен для американского флота. Он спросил, будет ли господинн Бальфур возражать, если максимальный размер корабля будет увеличен до 43200 тонн.


Господин БАЛЬФУР сказал, что, по его мнению, его эксперты не будут возражать. У него самого нет никаких причин для возражений.


Господин ХЬЮЗ сказал, что американская точка зрения состоит в том, что если предел в 35000 тонн будет отвергнут, то он бы задумался о необходимости поднять лимит до 43200 тонн.


Полковник РУЗВЕЛЬТ подтвердил, что дела обстоят именно так.


Барон КАТО сказал, что это вопрос определения максимального размера судна. Каждая нация измеряет тоннаж по разному методу, и если каждой нации будет разрешено применять свои собственные методы, это привело бы к большой путанице. Поэтому необходимо сначала определиться с каким-либо методом расчета. Что касается предложения господина Бальфура о повышении максимума до 43200 тонн, он не совсем понимает смысл. Калибр и характеристики корабля зависели от конструктора. Характер обеспечиваемой защитной защиты зависит от размера, но то же самое происходит в случае с вооружением, которое он несёт. Любой корабль можно спроектировать так, чтобы он был защищен, и это не зависит от тоннажа. После того, как тоннаж установлен, конструктору можно было дать соответствующие инструкции выделить определенное количество имеющегося тоннажа на обеспечение зашиты. Если принять за предел 35000 тонн, то можно вместо увеличения наступательной способности корабля увеличить его защиту. Если бы все нации приняли желаемые принципы, это работало бы одинаково для всех. Та же проблема возникнет независимо от того, принят ли максимальный размер судна в 43200 тонн, 38000 тонн, или в 35000 тонн. Лучший план, который он может предложить, заключался в том, чтобы принять какой-нибудь метод определения тоннажа, а затем принять решение о методах защиты.


Господин БАЛЬФУР сказал, что пожелание британской делегации состоит в том, чтобы независимо от максимального размера корабли разных стран были бы равны по боеспособности. Это ограничение, которая каждая из трех военно-морских держав накладывает на других двух. Все заинтересованы в том, чтобы не допустить уничтожения своих кораблей с воздуха или с воды. Если принять предел в 35000 тонн, его эксперты утверждают, что невозможно построить британский корабль, который будет равен по боевой эффективности кораблям Соединенных Штатов Америки или Японии, если только они не пожертвуют обеспечением надлежащей защиты от атаки самолетов и подводных лодок. Они, вероятно, скажут, что амеут быть правы или ошибаться, но британский флот оказался в отличной от других ситуации из-за того, что его корабли должны нести службу в ограниченных водах Северного и Средиземного морей. Они утверждают, что равенства можно достичь, увеличив максимальный размер до 40000 тонн и оставив распределение между оборонительной и наступательной способностью на откуп военно-морским экспертам.


Господин КРАСИН поддержал мнение господина Бальфура по увеличению лимитов, отметив, что российские корабли также несут службу в ограниченных водах Балтийского и Чёрного морей. Он также отметил, что оптимальным ограничением, по его мнению, является водоизмещение, равное максимальному из строящихся или уже построенных кораблей. Он не уверен, какой именно корабль можно взять за основу, и спросил мнения у барона Като.


Барон КАТО ответил, что что ему не очень нравится вступать в этот спор, потому что он подпадает под категорию экспертного обсуждения, и, возможно, он только создаст большие трудности, представив свои аргументы.


Господин ХЬЮЗ думает, что он и его коллеги были бы счастливы просветиться мнением барона Като.


Барон КАТО сказал, что относительный тоннаж и географические условия создают проблемы более сложного характера, чем простой размер корабля. Он считал, что с экспертной точки зрения сказанное господином Бальфуром вполне оправдано. Он обратил внимание на тот факт, что каждая нация, заинтересованная в военно-морской мощи, будет испытывать особый интерес к тому, что делают другие военно-морские державы. Если они обнаружат, что то, что делают другие страны, носит достойный подражания характер, они последуют этому примеру. Что касается защиты капитальных кораблей, то у Англии в этом больше опыта, чем у любой другой страны. Если из-за своего географического положения Великобритания сочтет необходимым обеспечить особую защиту своих кораблей, другие страны, заинтересованные в военно-морских делах, вероятно, последуют ее примеру. Практически все сводится к тому, что географическое положение в конечном итоге не имеет ничего общего с размером корабля. Он пришел к выводу, что важно принять за основу расчета некоторую максимальную величину тоннажа; зафиксируйте размер судна, а остальное оставьте на усмотрение морского архитектора. Что же касается предложения господина Красина относительно "образцового" корабля для ограничения тоннажа по его размерам, то это мог бы быть британский "Худ" в 41000 тонн, или строящиеся японские "Кага" и "Тоса" в 40000 тонн.


Господин ХЬЮЗ сказал, что в любом случае, что касается метода расчета, все должно быть сведено к единой основе. Поскольку цифры были рассчитаны по американскому методу, он подумал, что внезапный переход на какую-либо другую основу принесет большие неудобства. Как ему кажется, вполне возможно проводить расчеты к американской основе, до чего бы они ни договорились. На этом основании господин Бальфур попросил увеличить максимальный размер корабля примерно на 5000 тонн. Вопрос заключается в том, следует ли принять базовую цифру в 38000 тонн или ее следует увеличить до 40000 "легендарных" тонн, что является эквивалентом 43200 тонн по американской системе, как предлагает полковник Рузвельт.


Барон КАТО также согласился с этим.


Господин ХЬЮЗ спросил, будет ли Великобритания в случае признания лимита в 40000 тонн сдать на слом семь кораблей, чтобы компенсировать четыре корабля, которые ей разрешат построить?


Господин БАЛЬФУР ответил, что готов принять это.


Господин ХЬЮЗ отметил, что если лимит в 35000 тонн будет повышен до 40000 тонн, британцам, предположительно, будет разрешено строить корабль в 40000 тонн, и что это может повлиять на итоговые цифры тоннажа и предложенные компенсации.


Полковник РУЗВЕЛЬТ сказал, что хотел бы проконсультироваться с главным конструктором ВМС США относительно предлагаемого ограничения в 40000 тонн. Он может дать ответ в течение двух-трёх часов.


Барон КАТО сказал, что если возникнет вопрос о повышении лимита с 35000 тонн, ему придется проконсультироваться со своими военно-морскими советниками.


Господин ХЬЮЗ сказал, что если Великобритания построит четыре корабля водоизмещением 49000 тонн, то это оставит вопрос о будущем максимуме в воздухе. Он предположил, что максимум будет увеличен до 50000 тонн для кораблей замены в будущем.


Барон КАТО согласился. Однако он считал, что с учетом жертв, которые принесла Великобритания, ей следует разрешить построить два корабля водоизмещением 48000 тонн, и ограничить следующие корабли до принятого максимума.


Господин БАЛЬФУР сказал, что во время этого обсуждения он обдумывал вопрос. Он полностью объяснил аргументы экспертов и, обдумывая этот вопрос, сам не совсем убедился в их правоте. Он сам не претендует на звание эксперта, но, глядя на этот вопрос как непрофессионал, ему кажется, что каждая нация может выбирать, следует ли защищать корабль от подводных атак или использовать имеющийся тоннаж для увеличения мощи орудий. В данный момент он не может понять, почему на корабле водоизмещением 40000 тонн не встанет тот же вопрос.


Господин ХЬЮЗ начал резюмировать текущее состояние дискуссии. В настоящий момент ясно, что максимальный лимит на будущее должен быть 50000 тонн.


Полковник РУЗВЕЛЬТ предложил оставить тоннаж на уровне 40000 тонн, тогда, если ситуация, которую трудно заранее предвидеть, сложится так, что 40000 тонн будут недостаточными, все заинтересованные стороны обнаружат этот вопрос, и его можно будет снова обсудить позже.


Господин ХЬЮЗ сказал, что он не хочет оказатся в ситуации, когда, повышая лимит свыше 35000 тонн, он сразу же растёт до 43000 тонн.


Господин БАЛЬФУР сказал, что он очень раздосадован тем, что сам обнаружил причину, препятствующую заключению соглашения. Он надеется, что мистер Хьюз сможет проконсультироваться с французами и итальянцами на следующий день.


Господин ХЬЮЗ сказал, что надеялся, что сегодня наступит момент, когда будет достигнуто соглашение, чтобы он мог переговорить с итальянцами. Он хотел иметь возможность объявить о соглашении, но никто не может совершить невозможное.


Господин БАЛЬФУР спросил, намерен ли господин Хьюз обратиться к французам и итальянцам с конкретными цифрами, обсуждавшимися ранее?


Господин ХЬЮЗ ответил утвердительно.


Конференция закрылась до 11.30 следующего дня в Государственном департаменте.

И тут стороны поняли, что они говорят на разных языках, когда речь идёт о схеме определения тоннажа. Британский "легендарный (легендриуемый?) тоннаж" и американский тоннаж, оказывается, отличаются друг от друга на несколько процентов, что даёт в масштабах линкора расхождение на полторы-две тысячи тонн. Кроме того, даже если бы американцы соглашались на установку лимита в 40000 тонн, британцы всё равно хотели бы построить минимум два корабля в 49000 тонн (т.е. линейные крейсеры типа G3). Стороны взяли паузу для консультации; глава советской делегации Красин всю следующую неделю находился в постели по причине ухудшения самочувствия (давало знать начинающее всё больше беспокоить его белокровие - последствия перенесённой в начале века малярии).

 

Файл №8

Меморандум секретаря делегации Британской империи о беседе в Государственном департаменте, 15 декабря 1921 г., 11:45 


секретно

Присутсвуют:
Господин ХЬЮЗ в сопровождении господина Дж.Р.Кларка - от США
Господин БАЛЬФУР в сопровождении сэра Мориса Хэнки - от Великобритании
Барон КАТО в сопровождении переводчика - от Японии


Господин БАЛЬФУР сказал, что он боится, что ему придется произнести довольно длинную речь. Он очень высоко оценил предложение, которое мистер Хьюз сообщил ему в телефонном разговоре этим утром: увеличить тоннаж с 35 000 американских тонн до 40 000 американских тонн. Он хочет зафиксировать это в протоколе. Теперь он должен изложить точку зрения британских экспертов или то, что он считает таковой. Сначала он возьмется за то, что кажется ему менее важным. Британским экспертам очень хотелось бы, исходя из практических соображений, принять английский, а не американский метод исчисления тоннажа, т. е. метод "legend tonnage". У них не было критики американского метода как способа расчёта для собственного использования, но они настаивали на том, что этот метод очень сложно проверить в случае использования на международной арене. Как он понимает, по американской методике предполагается, что две трети боеприпасов, корабельных запасов, продовольствия и топлива находятся на борту вместе с экипажем. Это включает работу с дробями, которые было бы очень трудно проверить. Предположим, что британское правительство построило бы корабль, а когда он был бы построен, оно пригласило бы военно-морских атташе проверить тоннаж; им было бы очень трудно проверить, действительно ли две трети запасов и т.д. находятся на борту. Британский метод, напротив, предусматривает полный комплект запасов и боеприпасов, а также экипаж вместе с 1000 тоннами топлива. Проверить эти факты будет делом сравнительно простым. Поэтому британские военно-морские эксперты утверждают, что если будет существовать международный метод расчета, а таковой, очевидно, должен быть принят, то англо-японская система будет предпочтительнее американской. Они предпочли бы, если бы американские специалисты согласились, сохранить лимит в 40 000 тонн для будущих кораблей, но измерять тонны по британской, а не американской системе. Их цель, конечно, заключается не в том, чтобы скрыть существенное различие под словесным сходством, а просто в том, чтобы получить более практичный метод вычисления.

Следующий аргумент особенно понравился самому мистеру Бальфуру. Эксперты предпочли бы иметь 40 000 легендарных тонн, которые, как он должен отметить в скобках, они не считают точным эквивалентом 43 200 американских тонн. Причина этого — и они очень серьезно отнеслись к ней — заключалась не в том, что им нужен корабль, более эффективный против других надводных кораблей или более мощный, чем корабли американских или японских военно-морских сил, а в том, чтобы они могли обеспечить адекватную защиту против авиации и подводных лодок. Все три великие морские державы заинтересованы в этой проблеме и в том, что касается их боевых флотов, имеют общий интерес. В данный момент они, без сомнения, поглощены обсуждением надводных кораблей и попытками достичь определенного соотношения сил между собой. Британское адмиралтейство приняло это соотношение в принципе, но у него есть мысли по поводу частностей. Они не хотели бы, чтобы их надводные корабли были бы уничтожены новыми видами вооружения, запускаемыми с воздуха или из-под воды. Они утверждают, что не могут, без определенного водоизмещения, сконструировать палубу, достаточно прочную, чтобы противостоять бомбам, которые могут быть сброшены на нее, или корпус, способный противостоять большим головным частям торпед, которые, по всей вероятности, скоро появятся. Представьте себе, например, что была бы предпринята попытка построить капитальный корабль водоизмещением 10 000 тонн с такой палубой и такой подводной защитой. На него определенно нельзя было бы установить какие-либо орудия, и, вероятно, он вряд ли был бы способен плавать. Необходимо иметь определенный размер, чтобы обеспечить кораблю всю необходимую защиту. Они хотели не увеличить вооружение этих кораблей против надводных кораблей, а получить достаточную защиту от совсем других опасностей. Если крупные корабли вообще будут в будущем актуальны, то его советники убеждены, что Соединенные Штаты Америки и Япония последуют британскому примеру в отношении обеспечения такой защиты. Поэтому, как его просили представители британского флота, для которого эти угрозы были непосредственными и актуальными, не стоит строить корабли, недостаточно защищенные от видов нападения, которых они больше всего опасались. Это, по его мнению, было сильной стороной позиции экспертов.

 

Господин ХЬЮЗ спросил, каково конкретное предложение?

 

Господин БАЛЬФУР сказал, что его конкретное предложение заключается в том, чтобы принять 40 000 легендарных тонн, которые, как ему сообщили, примерно эквивалентны 43 000 американских тонн.

 

Господин ХЬЮЗ сказал, что нужно учитывать два момента. Во-первых, что касается стандарта для определения максимального тоннажа для замены, и, во-вторых, стандарта, который должен быть принят для двух британских кораблей. Что касается первого пункта, то он не имеет ни малейшего возражения против принятия 40 000 "легендарных" тонн, принятых англичанами и японцами, вместо американской основы тоннажа. Однако следует иметь в виду, что в любом заявлении, которое может быть сделано, не должно быть сказано ничего, что могло бы вызвать какое-либо недопонимание по данному вопросу. Различие между двумя методами довольно трудно для публичного объяснения. Он понял, что британские эксперты пришли к другому расчету при переводе "легендарных" тонн в американские тонны. Сам он вполне удовлетворился расчетами американских экспертов. Они говорят, что максимальное отличие будет составлять 4 или 5 процентов, и они утверждают, что 40 000 легендарных тонн примерно эквивалентны 43 200 американских тонн. Это не принципиальное различие. Однако любое объявление он будет сопровождать заявлением о том, что 40 000 легендарных тонн должны были быть приняты в качестве стандарта, что означает то, что, согласно американским расчетам, между "легендарным" и американским тоннажом есть разница в 2 000 тонн. Если бы расчеты британцев были другими, это не повлияло бы на вопрос. Таким образом, в принятии легендарных тонов принципиальных споров между ними не было. При рассмотрении применения "легендарного" тоннажа к двум новым кораблям легендарный тоннаж можно было снова перевести в американский тоннаж в тех же терминах. Принципиальной разницы опять же нет. Даже если бы у американских специалистов не такая точная методика расчета, как у британцев, это не имеет большого значения. На самом деле американские специалисты посчитали, что из легендарных 40 000 тонн получится менее 43 000 тонн, а разница составит всего 2000 тонн.

Чем больше он обдумывал этот вопрос, тем больше его беспокоило британское предложение построить 49 000-тонные корабли. Дело в том, что  если бы это было сделано, распространилась бы идея о том, что Великобритания начинает строить нечто гораздо большее, чем было известно ранее; это заставило бы людей думать, что достигнутое соглашение не способствует миру, и вызвало бы у всех правительств сильное желание увеличить тоннаж своих кораблей. Таким образом, это может в конечном итоге привести к серьезному нарушению программы. Если британское правительство откажется от этого, для него это будет большим облегчением. Он не был готов сказать "нет", но было бы очень важно, если бы британское правительство могло отказаться от строительства кораблей такого размера. Существует также вопрос о денежных затратах, которые должны быть очень серьезными, но его главная мысль именно в том, что это создаст дурную славу договору. Общественность спросит, почему Великобритания строит корабль большего размера, чем остальные. 

 

В этот момент господин Бальфур удалился, чтобы проконсультироваться с адмиралом Чатфилдом. По его возвращении, господин Хьюз сказал господину Бальфуру, что барон Като сказал, что японцы не использовали легенду о тоннаже.

 

Господин БАЛЬФУР сказал, что, хотя ему и не очень нравится действовать, не обращаясь к своему правительству, новая ситуация, по-видимому, налагает на него обязанность принять немедленное решение. Он решительно настроен на предотвращение дальнейших задержек. Договору уже был нанесён вред имевшими место задержками и постоянными и необъяснимыми утечками в прессе, и он считает крайне важным продолжить обсуждение французских и итальянских соотношений. Поэтому он предложил взять на себя ответственность от имени своего правительства принять схему, согласно которой Великобритания будет иметь право построить четыре крупных корабля водоизмещением 40 000 "легендарных" тонн, а взамен утилизировать четыре корабля типа "Кинг Джордж V" и четыре типа "Айрон Дюк", когда новые корабли будут завершены.

 

Барон КАТО сказал, что такое предложение его вполне устроит.

 

Господин ХЬЮЗ поблагодарил господина Бальфура за его выступление, которое, по его словам, его очень удовлетворило.

 

Господин БАЛЬФУР повторил, что это решение должно быть обусловлено заключением разумного соглашения в отношении французского и итальянского флотов.

 

Господин ХЬЮЗ согласился.

 

Барон КАТО попросил не упускать из виду понимание статус-кво в укреплениях.

 

Затем господин Хьюз послал за стенографисткой и продиктовал в присутствии своих коллег заявление, воспроизведенное в Приложении. (Упомянутое приложение не прилагается к копии файла настоящего меморандума)

Во время вышеупомянутой диктовки господин Бальфур попросил, чтобы в первом предложении это не могло быть указано как определенное соглашение, но чтобы мог быть использован некоторый такой термин, как "основа соглашения".

 

Господин ХЬЮЗ внес поправку в проект, включив в него слова "пункты соглашения". Он сказал, что считает необходимым иметь договор относительно этого соглашения, и, при условии ратификации, в нем должно быть указано соглашение относительно военно-морского соотношения, статус-кво в укреплениях и распределение кораблей между державами. 

 

Барон КАТО согласился с этим.

 

Господин БАЛЬФУР согласился.

 

Барон КАТО спросил, было ли в проекте разъяснено, что это применимо только к капитальным кораблям?

 

Господин ХЬЮЗ проконсультировался со стенографисткой и убедился, что дело обстоит именно так.

 

Затем господин Хьюз описал ход процедуры, которую он предложил в отношении Франции и Италии. Он попросит господина Сарро и господина Жюссерана встретиться с ним в 14–30 и созовет заседание нового Подкомитета по ограничению вооружений в 16:00 в Панамериканском здании. Перед этой встречей он также встретится с итальянскими делегатами. Он предложил обсудить вопрос, насколько это возможно, с французским и итальянским делегатами заранее. Он начинал с того, что сообщал им, о чем договорились и что предлагалось обнародовать. Его линия аргументации с французской делегацией будет заключаться в том, что был сделан расчет в отношении их военно-морской мощи. У французов есть около 220 000 тонн капитальных кораблей, из которых 170 000 тонн относятся к дредноутам. Если бы они были сокращены в том же масштабе, что и для Америки и Британской империи, это повлекло бы за собой сокращение на 40 процентов: то есть французские силы сократились бы до 132 000 тонн капитальных кораблей, а итальянские скорее бы до ещё меньших цифр. Однако необходимо признать особые трудности Франции, которая не успела построить корабли во время Войны, и не просить ее сдавать корабли на слом. Следовательно, его советники подсчитали, что справедливой пропорцией будет 196 000 тонн. Это дало бы Франции примерно на 64 000 тонн больше, чем ей полагалось, и это было бы справедливой компенсацией за то, что она не смогла построить. Строго говоря, итальянская пропорция вышла в 148 000 тонн, но он был готов допустить то же соотношение, что и у Франции. Он не станет настаивать на том, чтобы Италия списала какие-либо корабли. Он оставил бы Франции то, что у нее было, но когда дело дойдёт до замены, он будет настаивать на том, чтобы она уменьшилась до 196 000 тонн. Если они возразят против этого предложения, он скажет им, что принцип был достигнут не на основе академического расчета национальных потребностей, а на основе текущего положения. Он также готов сказать им, что в нынешнем экономическом положении Франции, о котором он сожалеет, он не видит, что она может строить крупные корабли. Он предложит им самим внести эти предложения в подкомиссию, но если эта просьба будет их смущать, он возьмётся внести их сам. Однако он будет настаивать на том, чтобы они не делали никаких заявлений в Подкомитете, которые каким-либо образом связывали бы их.

 

Господин БАЛЬФУР сказал, что, по его мнению, это был превосходный способ справиться с ситуацией.

 

Барон КАТО согласился.

 

Господин ХЬЮЗ сказал, что сначала он увидит французскую, а затем итальянскую делегацию. Он будет с ними совершенно откровенен, но у него есть основания полагать, что в конце концов они уступят давлению. Как только будут рассмотрены крупные корабли, он предложит Подкомитету рассмотреть вопрос о вспомогательных средствах, после чего они должны перейти к обсуждению подводных лодок, в отношении которых, как он понял, делегации Британской империи будет что сказать.

 

Господин БАЛЬФУР сказал, что он обязан потребовать упразднения подводных лодок. Его несколько беспокоило применение соотношения к крейсерам. Он вполне согласен, что в отношении вспомогательных средств флота должно применяться то же соотношение, что и в отношении самих флотов, но необходимо учитывать особое положение Британской империи, обусловленное ее отдаленными владениями и трудностью поддержания открытых коммуникаций.

 

Господин ХЬЮЗ сказал, что если удастся решить вопрос о крупных кораблях, то и другие вопросы уже можно рассмотреть и обсудить в Комитете.

 

После краткого дальнейшего обсуждения того, как следует решать вопрос о крейсерах и вспомогательных кораблях, заседание было закрыто.

Таким образом, линкорный лимит в 40000 тонн был устаканен. а англичане отказывались от 49-килотонных чудо-линкоров, обязуясь не выходить за рамки лимита. Наконец-то самые трудные вопросы были разрешены, и 15 декабря днём было сделано совместное заявление для прессы, в котором озвучивались уже согласованные вопросы о соотношении лимитов для США, Великобритании, Японии и России, о максимальном лимите линкора и о статусе-кво укреплений и баз на Тихом океане. Осталось уговорить принцессу, то есть Бриана. Хьюз начинает переписку с французским премьером через своего посла во Франции, в Великобритании, и через французского посла в США. Бриан вполне согласен на линкорные лимиты, но упирается в вопросах лёгких сил. Он знает, что британцы хотят - ни много, ни мало - вообще запретить подводные лодки, что является совершенно немыслимым для Франции. Бриан и его военно-морской эксперт адмирал де Бон хотят 330 тысяч тонн на крейсеры и эсминцы, и 90 тысяч - на подводные лодки. 27 декабря Бальфур сообщает Хьюзу, что, если не удастся добиться полного запрета подлодок, то Британия во всяком случае будет выступать против "подлодочных каникул", так как ПЛ - оружие очень быстро развивающееся. На этом стороны взяли паузу до начала января. В итоге, договориться о лимитах на подлодки и лёгкие силы так и не удалось, и их оставили на следующую конференцию, которая должна была быть созвана через восемь лет. Ссылаясь на прецедент Советской России Бриан продавил повышение лимита Франции до 40%, а Бальфур - такое же для Италии.

 

Десятого января 1922 года главы делегаций съехались для предварительного подписания договора. Долго и мучительно, споря чуть не по каждой формулировке, в конце концов дипломаты сформировали окончательный текст.

 

ИТОГОВЫЕ ВАШИНГТОНСКИЕ ЛИМИТЫ:

 

По линкорам:

Лимит - 40000 тонн, главный калибр - 406 мм

США - 560000 (100%)

Великобритания - 560000 (100%)

Япония - 392000 (70%)

РСФДР - 336000 (60%)

Франция - 224000 (40%)

Италия - 224000 (40%)

 

По авианосцам:

Лимит - 27000 тонн, главный калибр - 203 мм (не более 10 орудий)

США, Великобритания - 135000

Япония, Россия - 81000

Франция, Италия - 60000

 

Прочее - как в нашей реальности.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

4. Великобритания. Его Величества Корабль "Безукоризненный"

 

История проектирования линейных крейсеров типа G3 слишком известна, чтобы её приводить, так что не будем, пожалуй, этого делать

 

3 сентября 1921 года Адмиралтейство разослало судостроительным компаниям приглашение на участие в тендере по постройке кораблей. Предварительная стоимость постройки, предоставленная участниками тендера, составляла от 3,78 до 3,98 млн. фунтов стерлингов. 26 октября после рассмотрения предложений Адмиралтейство выдало заказы на постройку новых кораблей. Однако с началом проведения Вашингтонской конференции, постройка была временно приостановлена. Заложить четыре корабля, и даже выбрать им имена не успели. Имеющаяся в интернетах информация на эту тему, согласно которым новым кораблям должны были присвоить имена то линейных крейсеров первых серий ("Инвинсибл", "Индефатигебл" и т.д.), то святых-покровителей британских стран ("Сент-Джордж", "Сент-Эндрю", "Сент-Дэвид", "Сент-Патрик") - суть спекуляция, не имеющая под собой оснований.

 

Прямо по ходу Вашингтонской конференции началась работа по адаптации проекта под предполагаемые лимиты в 35000 тонн. Так появились проекты F2 и F3, с шестью и девятью орудиями ГК соответственно. Оба проекты были представлены на рассмотрение Адмиралтейству 30 ноября. По факту подготовленные проекты представляли собой уменьшенный вариант проекта G3 с размещением всех трех башен ГК перед мостиком. В новых проектах наложенные ограничения сильно отразились на бронировании проектируемых кораблей по сравнению с проектом G3. В проекте F3 для сохранения трехорудийных башен пришлось также урезать максимальную скорость хода. В результате оба новых проекта линейного крейсера были признаны слишком неудовлетворительными и отклонены.

 

Однако потом появилась информация, что лимиты оказались порезаны относительно скромно - до 40000 тонн, из-за требований лорда Бальфура и достройки японцами двух 40-килотонных кораблей. Сам Бальфур использовал как аргумент нежелание британцев радикально перекраивать проекты, так как это унесло бы деньги и время. Кораблестроители и инженеры были, разумеется, только за: урезать с 48400 нормального (около 47000 нового модного стандартного) до 40000 стандартного (т.е. на 7000 тонн) было куда как приятнее, чем до 35000 (т.е. на 12000 - буквально на четверть). Инженеры заточили кульманы - и понеслось. Основными потенциальными противниками были объявлены японские линкоры типа "Тоса" - скоростью формально 23-24 узла (фактически - 26,5, но об этом британцы не знали, т.к. японцы объявили скорость такой же как на "Нагато", а те формально были 23 узла), с бронёй 280 мм вертикально и 100-150 мм горизонтально, и о десяти 16-дм орудиях. Решено было вернуться к калибру 406-мм, и увеличить брнирование, порезав скорость до относительно превосходящей японскую. Новый проект получил название Е3, и являлся фактически слегка скейлированным G3. 

 

Во-первых, было уменьшено число котлов с 16 до 20, мощностью по 6500 л.с. на котёл, с возможностью форсировки до 8000; таким образом, общая мощность ЭУ составила 104000 л.с. (128000 на форсаже). Это позволило бы, по расчётам, разогнать корпус размерами 780*106*30 футов (у G3 - 856*106*31,5, т.е. корабль укоротили на 22 метра, и уменьшили осадку на полметра) до 27 узлов (28,5 на форсаже). Было убрано две установки 6-дм ПМК у надстройки, но появилось ещё два зенитных орудия. Количество динамо-машин уменьшили до семи, расположив их более компактно. За счёт перекомпоновки удалось повысить бронирование цитадели в районе ЭУ до 330 мм, и палубу там же до 127 мм, соответственно в районе погребов толщина была 356/152 мм. В районе рулевых машин палуба была толщиной 102 мм. Противоторпедные переборки - те же 44 мм, с разной глубиной в районе ЭУ и АП. Правда, защита башен ГК "просела" до 406-229 мм, а барбеты до 330-381 мм В результате, британцы получили хорошо скомпонованный корабль - быстроходный линкор, значительно (по их мнению) превосходящий скоростью всё, что есть и будет в течение десяти лет (не считая троицы британских же линейных крейсеров). Примечательно, что корабль несёт бронирование, абсолютно идентичное ИРЛ "Нельсону" по толщинам, но компоновку, идентичную проекту G3. Таким образом, британцам удалось сэкономить минимум полгода на проектировку.

 

Заказы на постройку первого линкора были переданы в начале августа 1922 года фирме Armstrong Whitwort & Co в Тайне, а на постройку второго - фирме Cammell Laird & Со в Биркенхеде. Закладка обоих кораблей была произведена 28 августа же года. Корабли получили название HMS Irreproachable и HMS Irrepressible ("Безукоризненный" и "Безудержный"). Механизмы для первого корабля изготовлялись фирмой Wallsend Slipway and Engineering & Co, а для второго - строившей его фирмой. Фирма Armstrong Whitwort & Co выполнила также лафеты 406-мм орудий для обоих кораблей и лафеты 152-мм орудий для линкора HMS Irreproachable. Лафеты 152-мм орудий линкора HMS Irrepressible изготовила фирма Vickers Ltd. HMS Irreproachable был спущен на воду 3 июня 1925 года, достройка его закончилась 10 июня 1927 года. HMS Irrepressible сошел на воду 17 сентября 1925 года и окончен постройкой 10 августа 1927 года. Скорость линкора HMS Irreproachable при полной мощности и стандартном водоизмещении составляла 28,55 узла при 118 000 л.с. Максимальная скорость линкора HMS Irrepressible в тех же условиях составляла 28,8 узла. При наибольшей осадке скорость достигла 27,05 узла при 117 800 л.с. Сразу же после своего вступления в строй HMS Irreproachable отправился на войну, где ему пришлось... впрочем, не будем торопить события.

 

HMS Irreproachable - виды, разрезы

BRI-BC-40kt-1925.png

 

Отчёт Шарпа:

 

HMS Irreproachable, UK BC laid down 1922 (Engine 1926)
 
Displacement:
38 661 t light; 40 677 t standard; 41 812 t normal; 42 721 t full load
 
Dimensions: Length (overall / waterline) x beam x draught (normal/deep)
(787,91 ft / 780,00 ft) x 106,00 ft x (30,00 / 30,53 ft)
(240,16 m / 237,74 m) x 32,31 m  x (9,14 / 9,31 m)
 
Armament:
      9 - 15,98" / 406 mm 45,0 cal guns - 2 059,37lbs / 934,11kg shells, 100 per gun
  Breech loading guns in turret on barbette mounts, 1922 Model
  2 x Triple mounts on centreline, forward deck forward
1 raised mount - superfiring
  1 x Triple mount on centreline, forward deck aft
      12 - 6,00" / 152 mm 50,0 cal guns - 114,33lbs / 51,86kg shells, 150 per gun
  Breech loading guns in turret on barbette mounts, 1922 Model
  4 x Twin mounts on sides, aft deck aft
2 raised mounts - superfiring
  2 x Twin mounts on sides, forward deck centre
      6 - 4,72" / 120 mm 43,0 cal guns - 51,50lbs / 23,36kg shells, 200 per gun
  Anti-air guns in deck mounts, 1922 Model
  6 x Single mounts on centreline, aft deck aft
      4 - 1,57" / 40,0 mm 39,0 cal guns - 1,86lbs / 0,84kg shells, 150 per gun
  Anti-air guns in deck mounts, 1922 Model
  4 x Single mounts on sides, evenly spread
      Weight of broadside 20 223 lbs / 9 173 kg
 
Armour:
   - Belts: Width (max) Length (avg) Height (avg)
Main: 13,5" / 343 mm 482,28 ft / 147,00 m 12,47 ft / 3,80 m (средняя между 356 АП и 330 ЭУ)
Ends: Unarmoured
  Main Belt covers 95% of normal length
  Main Belt inclined 18,00 degrees (positive = in)
 
   - Torpedo Bulkhead - Additional damage containing bulkheads:
1,73" / 44 mm 462,60 ft / 141,00 m 29,53 ft / 9,00 m
Beam between torpedo bulkheads 98,43 ft / 30,00 m
 
   - Gun armour: Face (max) Other gunhouse (avg) Barbette/hoist (max)
Main: 16,0" / 406 mm 9,02" / 229 mm 14,0" / 356 mm
2nd: 0,98" / 25 mm 0,98" / 25 mm 0,98" / 25 mm
 
   - Armoured deck - multiple decks:
For and Aft decks: 5,51" / 140 mm (средняя между 152 АП и 127 ЭУ)
Forecastle: 4,02" / 102 mm  Quarter deck: 0,00" / 0 mm
 
   - Conning towers: Forward 10,98" / 279 mm, Aft 0,00" / 0 mm
 
Machinery:
Oil fired boilers, steam turbines, 
Geared drive, 4 shafts, 101 948 shp / 76 053 Kw = 27,00 kts
Range 5 000nm at 12,00 kts (да-да, Шарп всё ещё не умеет это считать. У Нельсона на той же скорости было аж 16500 миль)
Bunker at max displacement = 2 044 tons
 
Complement:
1 461 - 1 900
 
Cost:
£10,080 million / $40,321 million
 
Distribution of weights at normal displacement:
Armament: 3 409 tons, 8,2%
   - Guns: 3 409 tons, 8,2%
Armour: 14 081 tons, 33,7%
   - Belts: 3 511 tons, 8,4%
   - Torpedo bulkhead: 875 tons, 2,1%
   - Armament: 4 061 tons, 9,7%
   - Armour Deck: 5 348 tons, 12,8%
   - Conning Tower: 285 tons, 0,7%
Machinery: 3 263 tons, 7,8%
Hull, fittings & equipment: 17 909 tons, 42,8%
Fuel, ammunition & stores: 3 151 tons, 7,5%
Miscellaneous weights: 0 tons, 0,0%
 
Overall survivability and seakeeping ability:
Survivability (Non-critical penetrating hits needed to sink ship):
  71 693 lbs / 32 520 Kg = 35,1 x 16,0 " / 406 mm shells or 10,5 torpedoes
Stability (Unstable if below 1.00): 1,07
Metacentric height 6,2 ft / 1,9 m
Roll period: 17,9 seconds
Steadiness - As gun platform (Average = 50 %): 86 %
- Recoil effect (Restricted arc if above 1.00): 1,24
Seaboat quality  (Average = 1.00): 1,73
 
Hull form characteristics:
Hull has a flush deck,
  a normal bow and a round stern
Block coefficient (normal/deep): 0,590 / 0,592
Length to Beam Ratio: 7,36 : 1
'Natural speed' for length: 27,93 kts
Power going to wave formation at top speed: 47 %
Trim (Max stability = 0, Max steadiness = 100): 50
Bow angle (Positive = bow angles forward): 15,00 degrees
Stern overhang: 0,00 ft / 0,00 m
Freeboard (% = length of deck as a percentage of waterline length):
Fore end, Aft end
   - Forecastle: 25,00%,  29,53 ft / 9,00 m,  29,53 ft / 9,00 m
   - Forward deck: 30,00%,  29,53 ft / 9,00 m,  29,53 ft / 9,00 m
   - Aft deck: 30,00%,  29,53 ft / 9,00 m,  29,53 ft / 9,00 m
   - Quarter deck: 15,00%,  29,53 ft / 9,00 m,  29,53 ft / 9,00 m
   - Average freeboard: 29,53 ft / 9,00 m
Ship tends to be wet forward
 
Ship space, strength and comments:
Space - Hull below water (magazines/engines, low = better): 71,7%
- Above water (accommodation/working, high = better): 230,6%
Waterplane Area: 59 908 Square feet or 5 566 Square metres
Displacement factor (Displacement / loading): 108%
Structure weight / hull surface area: 220 lbs/sq ft or 1 072 Kg/sq metre
Hull strength (Relative):
- Cross-sectional: 0,94
- Longitudinal: 1,90
- Overall: 1,00
Excellent machinery, storage, compartmentation space
Excellent accommodation and workspace room
Ship has slow, easy roll, a good, steady gun platform
Excellent seaboat, comfortable, can fire her guns in the heaviest weather

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0