Sign in to follow this  
Followers 0

Европа и Америка в Мире ОСП

3 posts in this topic

Posted (edited)

1. США 1920-1924. Сохатый возвращается и уходит

 

Теодор Рузвельт-младший* не был полностью здоровым, мягко говоря. Говоря немягко, он был болен настолько, что дедушка Нургл был крайне доволен. Астма, близорукость (да такая, что без очков Сохатый не узнавал собственных сыновей), слабые голосовые связки, апноэ и гиперсомния, лишний вес; плюс полученные травмы и заболевания - рана от покушения в 1912 году (когда пуля пробила футляр для очков и сложенную вдвое 50-страничную рукопись), слепота на один глаз от боксёрского поединка, абсцесс бедра, отит с глухотой на левое ухо, и, вдобавок ко всему - инфекция, подхваченная в Южной Америке. Тем не менее, разменявший седьмой десяток экс-президент был фаворитом на республиканских праймериз. Сам Тедди Рузвельт относился к участию в президентских выборах скептически, однако его подталкивали к такому решению коллеги по партии, тем более что без такой кандидатуры, сколь маштабной, столь и компромиссной, консервативное и прогрессивное крылья партии могли влёгкую расплеваться. Измученный болезнями Рузвельт находил нужные силы в своей семье, удивительном скоплении талантливых людей. Выдвижение отца в президенты поддерживали все: старшая дочь Элис, "принцесса Алиса", циник и кутила, анфан террибль американского политического небосклона; только что вернувшийся с полей сражений израненный с головы до ног капитан Арчи; подполковник Теодор Третий, лечащийся от отравления газом под Суассоном; капитан-артиллерист Кермит, сражающийся под Маасом; напористая "рабочая лошадка" Этель, служившая медсестрой в госпитале, где работал её муж; и, конечно же, гордость семьи, двадцатилетний шалопай Квентин, пилот "лягающихся мулов" - 95-й эскадрильи. За Квентина Сохатый боялся больше всего: мало того, что профессия лётчика была на фронте одной из самых рисковых, так ещё и, зная неугомонный характер младшего, экс-президент был уверен, что он наверняка нахйдёт себе самый опасный участок фронта и влезет туда. В общем-то так и было, по воспоминаниям командующего 94-й эскадрильей Рикенбакера юный Квентин вечно лез в самое пекло. 14 июля 1918 года, например, его "Ньюпор-28" влез в схватку с двумя немцами из "Яшта-50". Рузвельт сбил самолёт сержанта Карла Грепера, сам был ранен, но сумел посадить самолёт за линией фронта. К счастью - за своей. Проведя несколько месяцев в госпитале, ни сам Квентин, ни его семья, ни кто-либо вообще в мире не узнали, что всё могло закончиться гораздо хуже, не перебрось немцы двумя днями ранее "Яшта-17" и "Яшта-21" во Фландрию согласо плану операции "Хаген".

 

8 июня 1920 года в Чикагском Колизее собрались 940 делегатов от Республиканской партии США. Помимо Рузвельта, вероятными кандидатами также считались генерал Леонард Вуд (старый друг Сохатого ещё со времён "Грубых всадников"), губернатор Иллинойся Фрэнк Лоуден и сенатор от Калифорнии Хирам Джонсон. Но первый отпал сразу же (снял свою кандидатуру в пользу Тедди), а последний не набрал сколько-нибудь большое количество голосов. Тёмной лошадкой оказался сенатор от штата Огайо Уоррен Хардинг. Его поддержали "теневые боссы" республиканцев - Джордж Харви и Генри Кэбот Лодж, которых уговорил "менеджер" Хардинга - Гарри М.Доэрти. Однако и в третий день съезда, в дообеденном голосования, всё ещё не было подавляющего большинства одного из кандидатов. Альтернативой была связка "Рузвельт-Хардинг" с последним в роли вице-президента. Учитывая близкое к нулю здоровье Рузвельта, Доэрти легко согласился на такой вариант. Самого Рузвельта, рассматривавшего как вице-президента своего друга Вуда, или на крайняк прогрессиста-губернатора Массачусетса Калвина Кулиджа, пришлось уговаривать, но в итоге согласился и он. Демократическая партия выбирала между губернатором Огайо Джеймсом Коксом и министром финансов Уильямом МакАду. С трудом, но выбрали первого, ключевым фактором стало недоверие Вильсона к МакАду и открытая поддержка Кокса. Сам Вильсон не участвовал в выборах из-за перенесённого в 1919 году инсульта. В качестве кандидата в вице-президенты сначала рассматривался Франклин Делано Рузвельт, которого хотели выставить как "человека с волшебной фамилией", если его дальний родственник из ОЙстер-Бэй не будет участвовать в выборах по состоянию здоровья, но в итоге республиканским "вторым" стал Дэвид Френсис, бывший посол в России. От других партий выступали: находящийся в федеральной тюрьме в Атланте Юджин Дебс от социалистической партии; Парли Кристенсен от фермерско-рабочей партии; Аарон Уоткинс от "партии запрета"; Джеймс Фергюсон от Американской партии; Уильям Кокс от социалистической рабочей партии, и Роберт Маколи от партии единого налога. Последние пять кандидатов, впрочем, можно было в расчёт не принимать, лишь Кристенсен набрал около одного процента, социалисты же показали невероятный результат - целых 3,4%! Победителем, сыграв на собственной популярности и на скептицизме по поводу Лиги Наций ожидаемо оказался Теодор Рузвельт с неожиданным результатом в 60%**. 

 

Теодор Рузвельт был введен в должность 29-го президента страны 4 марта 1921 года на восточном портике Капитолия, став, таким образом, первым трёхкратным президентом США. Кабинет нового старого президента, будучи оглашённым, вызвал довольно много споров. Например, все были уверены, что пост госсекретаря займёт Элиу Рут, однако старый опытный дипломат внезапно возглавил комиссию по взаимодействию с Лигой Наций, госсекретарём же стал Чарльз Хьюз, секретарём флота - Фрэнк Лоуден (а помощником секретаря флота - Теодор Рузвельт III); вопросы вызывала и кандидатура секретаря по торговле - им стал молодой Калвин Кулидж. Министром по внутренним делам Рузвельт назначил старого товарища по испанской войне - Альберта Фолла. Часть назначений (например, госсекретаря) "продавило" консервативное крыло республиканцев. Давление консерваторов и слабое здоровье в итоге и не дали планам президента развернуться на полную: удалось лишь снизить налоги, введённые в военное время, и создать Бюджетное бюро - межминистерскую финансовую организацию. В целом, администрация Рузвельта вполне успешно справлялась с послевоенной экономической депрессией, в чём президенту значительно помогло назначение Чарльза Дауэса министром финансов. Победой стала и успешная конференция по ограничению морских вооружений, однако в целом третье президенство Рузвельта было омрачено забастовками скандалами. Крупнейшим из скандалов стала "афера с Элк-Хиллз" - сдача в аренду нефтяных полей из т.н."нефтяного резерва ВМС США №1" без проведения официальных торгов нефтедобывающей корпорации Pan-American Petroleum and Transport. Оказалось, что министр внутренних дел Фолл (под чьей юрисдикцией было управление этим резервом) получил от владельца PAT Эдварда Доэни чек на 100 тысяч долларов. Ходили слухи, что на месторождения из резервов ВМФ точит зубы и "Синклер", но "бронтозавры" горели идеей разработки концессионных скважин в Баку (соответствующий контракт был подписан на Вашингтонской конференции), и решили, что "лучшее - враг хорошего"***. 

 

Отставка и арест Фелла, а также коррупционные скандалы с председателем совета судоходства Альбертом Ласкером и главой управления по делам иностранцев Томасом Миллером подкосили здоровье Сохатого. Летом 1922 он серьёзно заболел и проводил большую часть времени в постели. Пока Сохатый лечился, его обязанности исполнял Уоррен Хардинг, играя в Овальном кабинете в покер и угощая гостей контрабандным виски. К периоду хардинговского управления относятся Великая железнодорожная забастовка 1922 года. Осенью Рузвельту стало лучше, он вернулся к управлению и даже смог продавить принятие закона о борьбе с линчеванием, и освободить политзаключённых-противников войны (в том числе Юджина Дебса). Но экономика стагнировала, безработица росла, и на сенатских выборах 1922 года республиканцы потеряли восемь мест, получив 51 кресло из 96. Ввиду кампании 1924 года надо было срочно поднимать популярность. На лето следующего, 1923 года Рузвельт запланировал поездку по западному побережью США, посещение Аляски, Гавайев и возвращение к сентябрю в Вашингтон. В начале июня тяжело больной Сохатый отправился в путешествие, посетив Канзас-Сити, Денвер, Йеллоустон, и прибыв 26 июля в Ванкувер, где сыграл в гольф. Пройдя шесть лунок, президент почувствовал проблемы с дыханием. Уже в гостинице он потерял сознание. Спустя три часа он скончался, как показало вскрытие - от оторвавшегося тромба, попавшего в лёгкое. Неожиданная смерть Сохатого стала большим потрясением для нации. Его любили и им восхищались, и пресса, и общественность внимательно следили за его болезнью и были уверены в его выздоровлении. Девять миллионов человек выстроились вдоль железнодорожных путей, когда поезд с его телом следовал из Ванкувера в Вашингтон. Уоррен Хардинг, который должен был стать президентом после смерти Рузвельта ненадолго пережил последнего - после выступления на похоронах Сохатого у Хардинга случился "острый желудочно-кишечный приступ", который несколько раз повторился в течение следующих дней. 2 августа Уоррен Хардинг, так и не вступив в должность, скончался. Исполняющим обязанности президента в таком случае становился государственный секретарь. Им в 1923 году был Чарльз Эванс Хьэз, и ставший 30-м президентом США. Поскольку 25-й поправки не существовало в природе, остаток гуверовско-хардинговского срока Хьюз отбыл без вице-президента.

 

Чарльз Эванс Хьюз, 30-й президент США (1923-1924)

CEHughes.png

 

Праймериз республиканцев ожидаемо обернулся дракой. Сражались два крыла - прогрессисты и консерваторы, причём первые ещё и бились между собой, за собственную платформу. На "наследие Сохатого" претендовали "прогрессист-висконсинец" Роберт Марион ЛаФоллет (старший), главный "большевик" республиканцев и вечный соперник Рузвельта в борьбе за популизм, и верный последователь Сохатого "прогрессист-калифорниец" Хирам Уоррен Джонсон. Изоляционист и "городской элитарий" Джонсон, бывший губернатор Калифорнии, основывал вместе с Рузвельтом Прогрессивную партию в 1912 году, и шёл с Сохатым в связке как кандидат в вице-президенты; Боевой Боб же был больше "аграрием", добиваясь федеральных сельскохозяйственных займов, снижения тарифных ставок и других мер, направленных на помощь фермерам. ИРЛ ЛаФоллет и Джонсон были довольно близки по взглядам, но вели "личную гонку", призом в котором было всё прогрессивное крыло партии. Проблема была в том, что никто из них не хотел быть вторым. Помирил соперников Уильям Бора, сенатор и любовник Элис Рузвельт, встревоженный усилением консервативного крыла, в частности, назначение Гарри Доэрти, замешанного в нефтяном скандале, генеральным прокурором. Бора при участии Принцессы Алисы уговорил Хирама Джонсона и его сторонников поддержать ЛаФоллета (угрожавшего расколоть партию и участвовать в выборах самостоятельно) на праймериз. Коалиция прогрессистов, а также отсутствие минимального влияния у "загнобленных" при Рузвельте ку-клукс-клановцев, позволила ЛаФоллету выиграть гонку, обойдя Хьюза, Лоудена и других. Но с вице-президентом прогрессисты пролетели: "партбоссы" из консерваторов пропихнули своего ставленика Калвина Кулиджа, буквально "выкрикнув" его в процессе голосования (как запорожцы Кирдягу, ага). В итоге от республиканцев на выборы пошла пара ЛаФоллет-Кулидж. Демократы по старой доброй американской традиции также передрались. Выборщики голосовали аж 70 раз, фактически выбирая между Уильямом МакАду и Альфредом Смитом, пока, наконец, "длинный человек с длинной головой" не набрал желанные 50%****. Вице-президентская гонка была не в пример короче, её выиграл губернатор Небраски Чарльз У.Брайан.

 

Роберт М.ЛаФоллет, 31-й президент США

Robert_M_La_Follette%2C_Sr.jpg

 

Разгром демократов вышел даже эпичнее, чем в 1920 году. За ЛаФоллета голосовала значительная часть социалистов (он и ИРЛ набрал 16,6%, что является рекордом для кандидата от третьей партии), так что всего Боевой Боб получил 70,65 голосов и 36 штатов. Роберт ЛаФоллет был приведён к присяге 4 марта 1925 года. Как будто бы назло американским избирателям, Боевой Боб сидел в своём кресле всего три месяца. Спустя четыре дня после своего 70-летия 31-й президент США скончался от сердечно-сосудистого заболевания, осложнённого бронхитом и пневмонией. 32-м президентом стал, естественно, вице-президент Калвин Кулидж; таким образом история как бы немного качнулась назад к нашей реальности. Тем не менее, президентская чехарда внесла нужные "крылья бабочки" в ЭАИ. 4 ноября 1924 года, одновременно с президентскими выборами, проходили и местные, в том числе выборы губернатора штата Нью-Йорк. Действующий губернатор Эл Смит, проигравший праймериз МакАду, боролся за место с кандидатом от республиканцев - Теодором Рузвельтом, которого общественность уже вовсю называла Младшим, слегка позабыв очерёдность Теодоров в семействе Рузвельтов. Молодой (34 года) обаятельный (вы только посмотрите на эту гагаринскую улыбку) кандидат, не запятнанный в отличие от РИ ни в каких нефтяных скандалах (откоторых ИРЛ Теодор III так и не отмылся до конца карьеры - например, Элеонора Рузвельт, супруга ФДР, соперника Тедди-младшего по выборам губернатора Нью-Йорка, не чуралась грязных ходов, посещая предвыборные митинги своего кузена на машине, на капоте которой стоял огромный чайник, испускающий дым. Это к вопросу о белизне ручек "маленькой Нелл" и её дражайшего четырёхкратного), сын знаменитого президента, не без труда, но победил-таки потерпевшего поражение даже в собственной партии 50-летнего демократа. Так началось восхождение будущей звезды американского политического небосклона.

Теодор Рузвельт-младший Третий. Ну разве он не обаяшка?

LC-DIG-ggbain-37582.jpg

 

* Да-да, именно так, Старшим был его отец, а сын, которого все и привыкли называть Младшим, был Третьим; соответственно, Теодор Рузвельт, Ивзестный Как Третий, на самом деле был Четвёртым, а ныне живущий Вроде Как Четвёртый управляющий директор Беркли Инвестмент Бэнк - на самом деле Пятый.
** Граждане США ирландского происхождения, которые чувствовали себя преданными Вильсоном (который обещал поддержку национального самоопределения Ирландии, но, став союзником Великобритании, вынужден был "забыть" об этом обещании), проголосовали ИРЛ за Хардинга, который специально уделил их "охмурению" время и силы. Не факт что Теддибэар сделает то же самое, но победить ему в любом случае это не помешает.
*** ИРЛ "Синклер" получили таким же не совсем законным образом управление месторождением "Типот-Доум". Учитывая, что в "Синклер" работал Арчибальд Рузвельт, а в ВМС США его брат Теодор, газетчики-демократы подняли страшнейший хайп. Судебное расследование показало, что Рузвельты невиновны, но "осадочек остался". 
**** из-за меньших масштабов нефтяного скандала,тот факт, что МакАду вложился в акции PAT и как бы косвенно поучаствовал в коррупции, не вызывает такого эффекта как в реале.

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

2. Великобритания 1918-1923. Начало Великой Третьей

 

Горацио Боттомли был выдающимся человеком. Он вырос в лондонском приюте для сирот и учился на судебного стенографиста, но в 1880-х годах он сумел проложить себе путь в большой бизнес. В то время были очень распространены дискуссионные клубы, которые регулярно проводили свои заседания. Живя в Хэкни и принимая участие в заседаниях местного дискуссионного клуба, Боттомли сообразил, что можно неплохо заработать, публикуя отчет о еженедельных заседаниях этого клуба. Он назвал этот отчет "Хэкни Хэнсард" ("настоящий" "Хэнсард" с начала XIX столетия представлял собой регулярный официальный отчет заседаний парламента). Дело пошло, и он стал выпускать отчеты о заседаниях других дискуссионных клубов. Спустя некоторое время он уже соперничал с очень популярной в то время "Financial News". Боттомли назвал свое новое детище "The Financial Times". После разрыва с партнером, к которому отошла FT, Боттомли каким-то образом сумел заключить контракт на издание настоящего "Хэнсарда". Он объединил четыре типографии и издательства в консорциум "Хэнсард принтинг энд Паблишинг юнион"; пригласив в правление нескольких весьма уважаемых бизнесменов (некоторым из них он даже платил за использование их имен), Боттомли добился, что акции "Хэнсард юнион" на обшую сумму в пятьсот тысяч фунтов были зарегистрированы и внесены в список для продаж на 1889 год. Для начала Боттомли истратил 430 тысяч фунтов на покупку бумажных фабрик и печатных цехов. Затем он обратился к правлению с просьбой вдвое увеличить акционерный капитал. Они согласились. Следующим шагом он объявил вполне приличные дивиденды, что, разумеется, привлекло к нему новых вкладчиков. Акции резко пошли вверх в цене. Однако фактически ситуация обстояла "немного" иначе: для выплаты дивидендов Боттомли делал займы под основные фонды, надеясь привлечь в дело новые капиталы и таким образом выплачивать еще большие дивиденды, ну и попутно набивал свои карманы. Ревизия обнаружила, что из миллиона фунтов основного капитала 600 тысяч связано долгами и что еще по меньшей мере сто тысяч вообще куда-то исчезли. Боттомли был объявлен банкротом и обвинен в мошенничестве. Обвинения, выдвинутые против него, выглядели неопровержимыми. Но тут во всем блеске проявились его адвокатские способности. Досконально зная законы и прекрасно чувствуя судебную интригу (сказались годы работы судебным стенографистом), он сумел защитить себя. Вердикт: невиновен.

 

Известность, приобретенную широким освещением в прессе его судебного процесса, Боттомли решил использовать по-своему. Он начал продавать акции золотых приисков. Почти во всех компаниях, от лица которых он выступал, дела шли по одному и тому же, вполне предсказуемому сценарию: — щедрый первый дивиденд привлекал большое количество новых вкладчиков, а затем компания прекращала свое существование. Когда одна из его компаний разорялась, он позволял акционерам перевести свои акции в другую компанию, предоставляя кредит на 75% предполагаемой стоимости акций. Но в этом случае акционеры либо должны были покрыть разницу в 25%, либо потерять все во время ликвидации. За счет своих клиентов Боттомли к 1896 году стал мультимиллионером, обзаведясь всеми необходимыми атрибутами вроде особняка на Пэлл Мэлл, загородного поместья и скаковых лошадей. В течение следующих десяти лет он начал издавать, но вскоре продал газету "The Sun" (да-да, это чудесное издание имеет отличные, очень характерные корни), был избран в парламент от либералов Южного Хэкни, и основал таблоид с характерным названием "Джон Буль". Журнал имел репутацию "разгребателя грязи", не боялся критиковать членов парламента и горой стоял за монархию. При журнале даже было собственное детективное агентство, которое занималось розыском жареных фактов. Все это приводило ко множеству судебных исков по обвинению в клевете, но и способствовало успеху у читателей. Не прошло и года, как о "Джоне Буле" писали как о "величайшем достижении современной журналистики". В 1906 году, правда, очередная компания Боттомли, ООО "Рога и копыта"... то есть, я хотел сказать, "Joint Stock Trust and Finance Co" объявила о добровольной ликвидации. К несчастью, адвокат одного держателя незначительного количества акций отказался от денежной компенсации и начал настаивать на назначении независимого официального лица для ликвидации неплатежеспособной компании. Вновь Боттомли было предъявлено обвинение в мошенничестве. Очередное судебное разбирательство, где Боттомли снова защищал себя сам, тянулось двадцать восемь дней. Казалось, теперь обвинитель должен был легко выиграть, но, ко всеобщему изумлению, вердикт снова был: невиновен.

 

В 1913 году Боттомли познакомился с бирмингемским бизнесменом Рубеном Бигландом, и вместе они начали проводить крупномасштабные тотализаторы и лотереи, проводимые из Швейцарии, чтобы обойти английские законы. К началу первой мировой войны Боттомли лишился своего места в парламенте, так как в очередной раз обанкротился, теперь уже на сумму 233 тысячи фунтов. Покинув палату общин, Боттомли осудил парламент на страницах "Джона Буля" как "заплесневелую, заржавленную, коррумпированную систему", которая срочно нуждалась в замене. Тираж таблоида к этому времени составлял полтора миллиона экземпляров. С началом Сараевского кризиса, Боттомли обвинил на страницах "Джона Буля" Сербию, назвав её "рассадником хладнокровного заговора", и призвав стереть несчастную балканскую страну с лица земли. Когда же 4 августа Англия объявила войну Германии, Боттомли переобулся в прыжке и потребовал ликвидировать уже Германию. "Джон Буль" начал кампанию против "германских гуннов" и в особенности против британских подданных, носящих немецкие - или похожие на немецкие - фамилии. Практически всю войну он бичевал "внутреннего врага", выступая на уличных митингах (часть которых собирал самостоятельно методом "титушек"). После потопления "Лузитании" "Джон Буль" призвал к истреблению всех немцев до единого, а лидеров лейбористов, выступавших против войны, потребовал посадить за госизмену. В ответ на речь оскорбившегося Макдональда, назвавшего Боттомли "человеком сомнительного происхождения" (ходили небеспочвенные слухи, что его отцом на самом деле является парламентарий Чарльз Брэдло), "Джон Буль" опубликовал свидетельство о рождении Макдональда, которое показало, что лидер лейбористов сам был незаконнорожденным. Боттомли также подвергал критике политику нейтралитета Соединенных Штатов, утверждая (и небезосновательно, заметим), что США использовали войну для увеличения своей экономической мощи за счет европейских держав. Его влияние было настолько огромным, что даже его враги видели в Боттомли потенциального премьер-министра. Власти даже использовали влияние Боттомли для мирного урегулирования забастовок (!). Ллойд-Джордж регулярно обещал ему место в правительстве, но так и не дал до конца войны, из-за чего Боттомли начал активно топить ДЛД в печати. В 1918 году, когда его банкротство было аннулировано, он вернулся в парламент на новый четырехлетний срок, причем избирался как независимый кандидат под лозунгом "Bottomley, Brains and Business". 

 

В парламенте 1918 года доминировала либерально-консервативная коалиция Ллойд-Джорджа, которая столкнулась с многочисленной, но раздробленной и неорганизованной оппозицией. В мае 1919 года Боттомли объявил о создании своей "Народной лиги", которая, как он надеялся, перерастет в полноценную политическую партию с программой, направленной против как социалистов, так и капиталистов. Массового движения не возникло, но Боттомли с группой других независимых депутатов сформировали Независимую парламентскую группу с четкой политической позицией, включая обеспечение военных репараций, доминирование Великобритании в Лиге Наций и "внедрение принципов бизнеса в правительство". НПГ занималась в основном троллингом коалиционного правительства, предлагая Ллойд-Джорджу из-за беспорядков в Ирландии передать США мандат на управление этой страной. Амбиции Боттомли росли, он хотел стать магнатом в области СМИ, соперничая с такими зубрами, как лорды Ротермир и Бивербрук. В октябре 1919 года Боттомли купил малоизвестные газеты "National News" и "Sunday Evening Telegram", слил их воедино и назвал получившееся издание "Sunday Illustrated". Но на развитие газет требовались деньги, и большие. Бизнес-партнёр Боттомли, Рубен Бигленд, предложил схему т.н."клуба заёма победы" - члены создаваемого клуба могли приобрести облигации государственного займа военного времени по цене в 1 фунт за штуку (при номинальной цене в 5 фунтов) и участвовать при этом в лотерее, где приз составлял 20 тысяч фунтов. Боттомли согласился, но потом загорелся другой идеей - после обещаний Троцкого о возврате царских долгов, Боттомли создал "Общество по выкупу русских займов", которое скупало (по сильно заниженной стоимости) у частных лиц-держателей вкладов, сделанных в царскую Россию, их ценные бумаги, которые предъявляло правительству к оплате уже по полной цене; также компания выступала посредником (за плату) между держателями таких бумаг и правительством. Схему с "займом победы" он оставил целиком на откуп Бигленду. ИРЛ, конечно, никаких "русских займов" никто не возвращал, Боттомли занимался чудо-лотереей лично, и из-за божественного порядка в тамошней бухгалтерии (бога нет, и порядка соответственно тоже) и потери денег партнёры разругались и подали друг на друга в суд, от решения которого Боттомли уже не отвертелся, и был посажен, несмотря на статус парламентария, за решётку на семь лет. В ЭАИ денег у партнёров достаточно, и Горацио Боттомли остаётся парламентарием и лидером "независимой парламентской группы".

 

Естественными союзниками консервативных радикалов из НПГ были другие консервативные радикалы. После выборов 1918 года таковых была одна Национальная партия Генри Пейджа Крофта, имевшая двух избранных депутатов. Вместе с четырьмя боттомлианцами это уже была бы заметная группа, восьмая по численности в парламенте. К выборам 1922 года, однако, были созданы и другие правоконсервативные партии, например, "Лига по борьбе с расходами" лорда Ротермира, газетного магната. Собственно, сама "Лига" была создана в январе 1921 года, и на дополнительных выборах этого года получила двух депутатов, одного из них в сотрудничестве с НПГ. Перед выборами Боттомли и Ротермир встретились, чтобы обсудить сотрудничество на политической арене, а также разграничить газетный рынок. Результатом их встречи стало создание картельного сговора трёх крупнейших медиамагнатов страны - Боттомли, Ротермира и Бивербрука, которые владели такими изданиями, как "Daily Mirror", "Daily Mail" и "Daily Express"; в рамках совместного проекта троица запустила издание "Sunday Express". Для борьбы с коалиционным правительством Ллойд-Джорджа Боттомли связался с Крофтом и Амптхиллом, лидерами Национальной партии, а также с лордом Гаскойн-Сесилом. Результатом всех этих встреч стало создание Национальной лиги, фронтменом которой стал Крофт, главным "тактиком" - Боттомли, а главным "стратегом" - Ротермир. С мощью газет картеля, обрушившихся с жёсткой критикой как на премьер-министра, так и на новых "внутренних врагов", в роли которых выступали уже коммунисты и прочие социалисты, партия активно начала подготовку к всеобщим выборам 1922 года. На них "националов" ждал успех - 12 мест и пятое место, в том числе удалось обойти левую коалицию Маклина. Правда, до Ллойд-Джорджа (либеральная партия с оглушительным треском распалась надвое, на либералов Асквита и национал-либералов ДЛД) с его 53 местами было далековато, но лиха беда начало. Большим успехом стало присоединение к группе молодого и талантливого политика, обладающего отличными связями - Освальда Мосли, избранного от Харроу. А вот другой молодой и талантливый, Уинстон Черчилль, провалился в округе Данди, и не был избран.

 

К 1922 году коалицию поразили болезни коррупции и всеобщего уныния. Консерваторы обвиняли Ллойд-Джорджа в потакании Ирландии (которой дали независимость) и Индии (в которой т.н."реформы Монтегю-Челмсфорда" запустили процесс превращения колонии в доминион), в стремлении к развязыванию новых войн в Турции и Месопотамии; кроме того на страну обрушился экономический кризис, вызвавший забастовки железнодорожников и угольщиков. На встрече в Карлтон-клубе сторонники консерваторов во главе с президентом Совета по торговле Стэнли Болдуином, проголосовали за прекращение коалиции. Парламент был немедленно распущен, и последовали всеобщие выборы, которые выиграли консерваторы, улучшившие свой глобальный результат (54,6% против 53,6% в 1918) пусть даже при снижении количества депутатов (336 против 379 в 1918; впрочем, в 1918 году и депутатов было 707, а не 615). Лейбористы резко выросли, набрав 137 голосов (против всего 57 в прошлый раз), и став второй по численности партией - предыдущая вторая, коалиционные либералы ДЛД, распалась с переходом значительной части голосов к Асквиту, а третья, Шинн Фейн, переехала целиком в независимую Ирландию. Премьером ожидаемо был назначен Эндрю Бонар Лоу, первый канадец на этом посту. 23 октября 1922 года он был назначен, а уже 22 мая следующего года оставил место премьера по вполне прозаической причине - рак гортани, от которого Лоу и скончался в октябре 1923 года. В качестве нового премьера рассматривались несколько кандидатур, в первую очередь Стэнли Болдуин, новый лидер Консервативной партии, канцлер казначейства, но его позиции слегка пошатала декларированная готовность выплачивать США 40 миллионов фунтов стерлингов в год вместо 25 миллионов фунтов стерлингов (что британское правительство считало возможным вариантом). В итоге, его королевское величество Георг V назначил премьер-министром всеми уважаемого деятеля, дипломата, чьи успехи в примирении России с Польшей и Турции с Грецией были у всех на слуху. Таким образом, 23 мая 1923 года британское правительство возглавил Джордж Керзон, 1-й маркиз Керзон Кедлстонский.

 

Члены Палаты Общин от Национальной лиги, избранные в 1922 году:
Джеймс Эрскин - Вестминстер Сент-Джордж
Эсмонд Хармсворт (сын лорда Ротермира) - остров Тейнет
Мюррей Суттер - Хетрфорд
Джон Николсон - Вестминстерское аббатство
Генри Пейдж Крофт - Борнмут
Освальд Мосли - Харроу
Гарри Беккер - Ричмонд-апон-Темз
Клод Лоутер - Лонсдейл (передумал не избираться из-за плохого здоровья)
Артур Сесил Бек - Саффрон Уолден (пересмотрел своё решение не защищать место на выборах 1922 года)
Ричард Купер - Уолсолл (пересмотрел своё решение не защищать место на выборах 1922 года)
Джордж МакГилл - Восточный Лейтон (победа из-за кампании в СМИ)
Кристофер Лоутер - Уоллсенд (победа из-за кампании в СМИ)

Edited by de_Trachant

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0