Sign in to follow this  
Followers 0

Ни Пакта, ни войны, или В Гляйвице всё спокойно.


61 posts in this topic

Posted

Читаем выше.

<{POST_SNAPBACK}>

Где конкретно? Ссылка?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я охреневаю, дорогие коллеги и старшие товарищи-модераторы!

Спрашиваю: где ваши доказательства польско-немецкого союза против СССР? А мне один отвечает - СССР готовился к войне с таковым союзом, а второй - Польша откусила кусок от Чехословакии.

У нас Форум или как?

медленно читаем пост номер сорок семь.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Я охреневаю, дорогие коллеги и старшие товарищи-модераторы!

Спрашиваю: где ваши доказательства польско-немецкого союза против СССР? А мне один отвечает - СССР готовился к войне с таковым союзом, а второй - Польша откусила кусок от Чехословакии.

У нас Форум или как?

<{POST_SNAPBACK}>

При этом те же люди имеют наглость еще говорить что-то в духе:

Это заявление является показателем умственного развития написавшего.

<{POST_SNAPBACK}>

медленно читаем пост номер сорок семь.

<{POST_SNAPBACK}>

Это, что ли? Этот сок мозга некоего якобы агента(а возможно, самого профессионального дезинформатора Соцкова) говорит лишь о том, насколько не соответствует действительности мифологическое представление о всезнании совразведки, старательно пропагандирующееся еще с андроповских времен.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

а возможно, самого профессионального дезинформатора Соцкова

Вполне допустимо. Судя по работам этого штырлица и - учитывая соцзаказ...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

, а второй - Польша откусила кусок от Чехословакии.

<{POST_SNAPBACK}>

Вместе с Германией.да. союз не союз, но некая согласованность действий есть

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Второй раз спрашиваю (но последний!): где документы немецко-польских переговоров о возможном союзе против СССР. Документы о подготовке советско-немецкого союза (ПМР) мы сейчас знаем: инструкции Павлову (или как там этого парня звали, которого Сталин потом расстрелял), его отчеты о проведенных переговорах, и т.п. Где документы такого же рода о немецко-польских переговорах?

Прочитайте их нам. С любой скоростью.

Напоминаю что некто коллега VIR заявил о врожденной паранойе советского правительства на основании того, что Генштаб готовился к войне с советско-польским блоком. В посте 47 основания такового были приведены, в связи с чем встает вопрос - коллега VIR сам признает что поставил диагноз советскому правительству не подумавши и не ознакомившись с темой?

И да - Вы же считаете что Пакт о ненападении = Военный Союз то как Вам это:

Польское правительство и Германское правительство считают, что наступил момент, чтобы путем непосредственного соглашения между государствами начать новую фазу в политических отношениях между Польшей и Германией. Поэтому они решили настоящей декларацией заложить основы будущей организации этих отношений.

Оба правительства исходят из того факта, что поддержание и обеспечение длительного мира между их странами является существенной предпосылкой для всеобщего мира в Европе. По этой причине они решили установить обоюдные отношения на принципах, изложенных в Парижском пакте от 27 августа 1928 года, и намерены, поскольку это касается отношений между Германией и Польшей, точнее установить применение этих принципов.

При этом каждое из двух правительств констатирует, что взятые им до сих пор на себя по отношению к другой стороне международные обязательства не препятствуют мирному развитию их обоюдных отношений, не противоречат настоящей декларации и не затрагиваются этой декларацией. Далее они констатируют, что эта декларация не распространяется на такие вопросы, которые по международному праву считаются внутренними делами одного из государств.

Оба правительства заявляют о своем намерении непосредственно договариваться о всех вопросах, касающихся их обоюдных отношений, какого бы рода они ни были. Если, например, между ними возникает спорный вопрос и если его разрешения нельзя достигнуть непосредственными переговорами, то они в каждом отдельном случае на основании обоюдного соглашения будут искать решения другими мирными средствами, не исключая возможности в случае необходимости применять методы, предусмотренными для такого случая в других соглашениях, действующих между ними. Ни при каких обстоятельствах они не будут прибегать к силе для разрешения спорных вопросов.

Гарантия мира, созданная этими принципами, облегчит обоим правительствам великую задачу разрешения политических, экономических и культурных проблем образом, основанным на справедливом учете обоюдных интересов.

Оба правительства убеждены, что таким образом отношения между странами будут плодотворно развиваться и приведут к созданию добрососедских отношений, что явится благоденствием не только для их стран, но и для всех остальных народов Европы.

Настоящая декларация должна быть ратифицирована, и обмен ратификационными грамотами должен произойти возможно скорее в Варшаве. Декларация действительна в течение десяти лет, считая со дня обмена ратификационными грамотами. Если в течение 6 месяцев по истечении этого срока она не будет денонсирована одним из правительств, то она остается в силе и на дальнейшее время. Однако может быть в любое время денонсирована любым правительством за шесть месяцев.

Составлено в двух экземплярах на немецком и польском языках.

Берлин, 26 января 1934 г.

От имени Германского

правительства:

Барон фон Нейрат От имени Польского

правительства:

Юзеф Липский

То есть и договор о ненападении и совместные действия -все как у СССР.

Вместе с Германией.да. союз не союз, но некая согласованность действий есть

Да ладно Вам -вон уже кое-кто (читаем выделение выше) считает "некую согласованность действий" РККА и Вермахта в сентябре 1939 показателем их союза - значит аналогичные действия Польши и Германии являются союзными. В противном случае (то есть если коллега полььско-немецкого союза не признает) следует констатировать наличие полной демократии у уважаемого коллеги -два противоположных мнения в одной отдельно взятой голове :rolleyes:

Edited by тухачевский

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Напоминаю что некто коллега VIR заявил о врожденной паранойе советского правительства на основании того, что Генштаб готовился к войне с советско-польским блоком. В посте 47 основания такового были приведены, в связи с чем встает вопрос

<{POST_SNAPBACK}>

Что, это все основания для подготовки к войне? Тогда действительно похоже на паранойю.

Польское правительство и Германское правительство считают, что

<{POST_SNAPBACK}>

Для начала - ссылка.

То есть и договор о ненападении и совместные действия -все как у СССР.

<{POST_SNAPBACK}>

Простите, а врать-то зачем?

Где там разграничения сфер влияния на территории третьих государств и договоренности о совместном применении силы?!

Да ладно Вам -вон уже кое-кто (читаем выделение выше) считает "некую согласованность действий" РККА и Вермахта в сентябре 1939 показателем их союза - значит аналогичные действия Польши и Германии являются союзными. В противном случае (то есть если коллега полььско-немецкого союза не признает) следует констатировать наличие полной демократии у уважаемого коллеги -два противоположных мнения в одной отдельно взятой голове

<{POST_SNAPBACK}>

Не пойму, зачем так подставляться? Совсем за дураков, которые не заметят очевидных передергиваний, публику принимаете?

О документах, разграничивающих сферы влияния СССР и Германии на территории Польши, переговорах о времени начала и пропагандистском обьяснении советской агрессии против Польши, а также оказания содействии Германии в ее агрессии всем(?) хорошо известно.

А где аналогичные документы о германо-польском взаимодействии?!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Что, это все основания для подготовки к войне? Тогда действительно похоже на паранойю.
это все основания для того, чтобы генштабисты готовили планы в том числе и на случай войны с таким союзом.

Где там разграничения сфер влияния на территории третьих государств и договоренности о совместном применении силы?!
а где он тут? особенно выделенное?

Правительство СССР и

Правительство Германии,

руководимые желанием укрепления дела мира между СССР и Германией и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 года, пришли к следующему соглашению:

[править]Статья I

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга как отдельно, так и совместно с другими державами.

[править]Статья II

В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу.

[править]Статья III

Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы.

[править]Статья IV

Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны.

[править]Статья V

В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода, обе стороны будут разрешать эти споры или конфликты исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта.

[править]Статья VI

Настоящий договор заключается сроком на десять лет с тем, что, поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет.

[править]Статья VII

Настоящий договор подлежит ратифицированию в возможно короткий срок. Обмен ратификационными грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу немедленно после его подписания.

Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках, в Москве, 23 августа 1939 года.

При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.

2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Висла и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Во всяком случае оба правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

4. Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете.

Для начала - ссылка.

http://poland1939.ru/taxonomy/term/1112

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Пока нет документов, нет предмета для обсуждения.

[/quot Если Вы так и не поняли, объясняю специально для Вас: те два документа являются вполне официальными("Рассекреченные документы службы Внешней разведки Российской Федерации") как было указано по сссылке

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

это все основания для того, чтобы генштабисты готовили планы в том числе и на случай войны с таким союзом.

<{POST_SNAPBACK}>

Болтовня какого-то "агента" всеми основаниями явно не является.

а где он тут? особенно выделенное?

<{POST_SNAPBACK}>

Без передергиваний совсем никак? :drinks:

Сами раньше написали:

То есть и договор о ненападении и совместные действия -все как у СССР

<{POST_SNAPBACK}>

Совместные действия оформлялись отдельными договоренностями - выкладывал уже статью С. Случа ""Советско-германские отношения в сентябре-декабре 1939 года и вопрос о вступлении СССР во Вторую мировую войну.":

Когда Шуленбург 14 сентября известил германский МИД об ожидаемом в ближайшие дни выступлении Красной армии [44], речь уже не шла о дипломатическом маневре со стороны Кремля с целью в очередной раз оттянуть свое участие в германо-польской войне. Именно в этот день Сталин принял решение о нападении 17 сентября на Польшу, чтобы "молниеносным ударом разгромить противостоящие войска противника" [45]. Получив это сообщение, Риббентроп предложил "публикацию совместного коммюнике" "с целью политической поддержки выступления советской армии" [46]. Публикация такого коммюнике с использованием формулировок типа: оба правительства "сочли необходимым положить конец нетерпимому далее политическому и экономическому положению, существующему на польских территориях" [47], сопровождаемой одновременным извещением о вступлении советских войск на территорию Польши, неизбежно не только фактически, но и юридически поставила бы знак равенства между действиями Германии и СССР. Сталин же не желал этого, и потому Молотов 16 сентября отклонил предложение рейхсминистра. Однако спустя два дня Риббентроп вновь возвращается к этому вопросу, после чего принимается согласованный вариант коммюнике, но уже в сталинской редакции [48].

В опубликованном 19 сентября в советской и германской печати совместном коммюнике говорилось не о решениях правительств двух государств в отношении Польши, а о задачах и целях "советских и германских войск, действующих в Польше", и указывались конкретные носители "мира и спокойствия" на оккупированной территории - вермахт и Красная армия, - в задачу которых входило "восстановить в Польше порядок и спокойствие" и "помочь населению Польши переустроить условия своего государственного существования" [49].

В действительности политические и военные цели национал-социалистического и советского руководства в отношении Польши полностью совпали. Гитлер, выступая 22 августа 1939 г. перед верхушкой командования вермахта, обозначил цель: уничтожение Польши. "Речь идет не о достижении какого-то определенного рубежа или новой границы, а об уничтожении врага" [50]. В свою очередь Сталин в беседе с генеральным секретарем исполкома Коминтерна Г. Димитровым 7 сентября 1939 г. заявил: "Уничтожение этого государства в нынешних условиях означало бы одним буржуазным фашистским государством меньше! Что плохого было бы, если бы в результате разгрома Польши мы распространили социалистическую систему на новые территории и население" [51].

Значение согласованного с Берлином вторжения советских войск в Польшу трудно переоценить. Для осуществления этой акции были сосредоточены крупные силы, превосходившие по мощи все Войско Польское. Входившая в состав Украинского и Белорусского фронтов группировка состояла из 28 стрелковых и 7 кавалерийских дивизий, 10 танковых бригад и 7 артиллерийских полков резерва Главного командования. В ней в общей сложности насчитывалось более 466 тыс. человек, около 4 тыс. танков, свыше 5,5 тыс. орудий и 2 тыс. самолетов [52]. Вся эта армада была приведена в действие на рассвете 17 сентября приказами Главного командования Красной армии, сочетавшими в себе заведомую ложь при мотивации предстоящих действий с четким формулированием конкретной задачи войскам. Так, в приказе войскам Белорусского фронта, с одной стороны, говорилось о необходимости "содействовать восставшим рабочим и крестьянам Белоруссии и Польши в свержении ига помещиков и капиталистов и не допустить захвата территории Западной Белоруссии Германией", а с другой - "уничтожить и пленить вооруженные силы Польши, действующие восточнее литовской границы и линии Гродно, Кобрин" [53].

Принимал участие в польской кампании и советский военно-морской флот, задачи которого носили как военный, так и политический характер [54]. Последнее диктовалось замыслом Кремля использовать якобы активизацию польского флота в Балтийском море с целью оказания давления на государства Балтии, прежде всего на Эстонию.

В Берлине были весьма довольны подобным развитием событий, причем не только в политических сферах, но и среди части высших штабных офицеров, хорошо осознававших реальные выгоды этого вмешательства. Начальник штаба генерал-квартирмейстера в Главном командовании сухопутных войск (ОКХ) Э. Вагнер записал в этот День в дневнике: "Сегодня в 6 часов утра выступили русские. ... Наконец-то! Для нас большое облегчение: во-первых, за нас будет преодолено большое пространство, затем мы сэкономим массу оккупационных сил, и, наконец, Россия очутится в состоянии войны с Англией, если этого захотят англичане. Союз будет полным..." [55]. На следующий день уже начальник генштаба сухопутных войск генерал Ф. Гальдер отметил в дневнике влияние продвижения советских войск на оперативную обстановку на германо-польском фронте [56].

Начиная с 19 сентября, на уровне отдельных армий и дивизий вермахта были Установлены контакты с наступавшими частями Красной армии, что приводило к согласованным действиям обеих армий в районах соприкосновения [57]. Однако совместно осуществлявшийся разгром польских вооруженных сил потребовал большей координации действий вермахта и Красной армии. Этому и были посвящены состоявшиеся в Москве 20-21 сентября военные переговоры. В них приняли участие: с советской стороны нарком обороны маршал К.Е. Ворошилов и начальник генерального штаба командарм I ранга Б.М. Шапошников, с германской - военный атташе генерал-майор Э. Кёстринг, его заместитель подполковник X. Кребс и военно-воздушный атташе полковник Г. Ашенбреннер. В совместном протоколе, принятом по итогам переговоров, в частности, было зафиксировано следующее "разделение труда": вермахт брал на себя обязательство принять "необходимые меры" для воспрепятствования "возможным провокациям и акциям саботажа со стороны польских банд и тому подобных" в передаваемых Красной армии городах и деревнях; командование Красной армии обязывалось в случае необходимости выделить "силы для уничтожения частей польских войск или банд" на направлениях отвода германских войск в оккупируемую ими зону [58]. Получив информацию о первом дне этих переговоров, генерал Гальдер отметил в дневнике: "Русские предложили военную помощь при местном польском сопротивлении" [59]. Неудивительно, что по получении подобной информации в генштабе сухопутных войск один из оберквартимейстеров отдал распоряжение 20 сентября офицеру для особых поручений: "Срочно внести ясность, рассматривать ли Россию в качестве нейтральной или союзной военной силы..." [60].

Спустя 2 дня наступавшим в Польше советским войскам была передана полностью выдержанная в духе только что достигнутого советско-германского соглашения директива Ворошилова. В ней указывалось: "При обращении германских представителей к командованию Красной армии об оказании помощи в деле уничтожения польских частей или банд, стоящих на пути движения мелких частей германских войск, командование Красной армии, начальники колонн, в случае необходимости, выделяют необходимые силы, обеспечивающие уничтожение препятствий, лежащих на пути движения" [61].

Уже 23 сентября прибывшие во Львов представители германского командования проинформировали военного коменданта города комдива Иванова, что западнее г. Грубешова концентрируются значительные силы польской армии (до 3 пехотных и 4 кавалерийских дивизий, а также артиллерия). Германское командование выразило пожелание, чтобы "мы участвовали в совместном уничтожении данной группировки" [62]. Командующий Украинским фронтом С.К. Тимошенко не мог взять на себя ответственность за решение этого вопроса, о чем свидетельствует его резолюция на этом донесении, переадресованном им более высокой инстанции [63]. В Москве, видимо, не имели ничего против такого "товарищества по оружию". Во всяком случае уже ночью 24 сентября штаб Украинского фронта направил приказ командующему Восточной группой комкору Ф.И. Голикову о необходимости перенацелить с утра 24 сентября части 2-го кавалерийского корпуса и 24-й танковой бригады и "в случае обнаружения значительных сил противника перед фронтом 8 ск (стрелкового корпуса. - С.С.) атаковать и пленить их", не допуская при этом его попыток прорваться в направлении Львова, Каменки [64]. Таким образом, разгром и пленение грубешовской группировки польской армии были результатом непосредственного взаимодействия вермахта и Красной армии, санкционированного в Кремле.

Это решение рассматривалось там как весьма своевременное, поскольку именно в это время произошли инциденты между двумя армиями западнее Львова, повлекшие за собой жертвы с советской и германской сторон. На место событий прибыли германский военный атташе генерал Кёстринг и начальник штаба Украинского флота комдив Н.Ф. Ватутин. В ходе урегулирования инцидентов, как сообщал Кёстринг, "была установлена связь между частями, командиры которых сговорились обо всех подробностях в товарищеском духе" [65].

25 сентября линия, разграничивавшая советскую и германскую сферы интересов, проходила еще через пригород Варшавы, как это было согласовано в ходе первого визита Риббентропа в Москву. Поэтому боевые задачи Красной армии простирались вплоть до польской столицы, о чем свидетельствовал изданный в этот день приказ командующего Белорусским фронтом. В нем указывалось: "При движении армии с достигнутого рубежа... на запад - на территории, оставляемой германской армией, возможно, что поляки будут рассыпавшиеся части собирать в отряды и банды, которые совместно с польскими войсками, действующими под Варшавой (выделено мною. - С.С.), могут оказывать нам упорное сопротивление и местами наносить контрудары" [66].

Большое значение имела директива Ворошилова советским войскам, отводимым на новую государственную границу СССР и Германии после "обмена" территориями (северная часть Варшавского и Люблинское воеводство - на суверенное государство Литву), совершенного в ходе второго визита Риббентропа в Москву и подписания договора о дружбе и границе между обоими государствами. В пункте пять директивы говорилось: "Принять необходимые меры в городах и местах, которые переходят по частям германской армии, к их сохранности и обратить особое внимание на то, чтобы города, местечки и важные военные, оборонительные и хозяйственные сооружения (...), как в них, так и по дороге к ним были бы сохранены от порчи и уничтожения де передачи их представителям частей германской армии" [67].

Вопрос о передислокации войск из Польши на Запад тревожил германское командование уже в начале Польской кампании [68]. Тем более актуальным он стал после ее завершения. Для ускорения переброски высвободившихся дивизий германское командование обратилось к командованию РККА с просьбой о пропуске частей вермахта в Германию через советскую территорию. Такое разрешение было им дано с утра 6 октября 1939 г. [69]. В течение двух недель, вплоть до 20 октября, немецкие войска сокращенным путем направлялись в Германию, чтобы как можно скорее отправиться на Запад, где пока еще продолжалась "странная война".

При подобном уровне взаимодействия и взаимопонимания считались как бы совершенно естественными такие мелкие "любезности" с советской стороны, как забота о немецких военнослужащих, взятых в плен поляками. Согласно распоряжению Ворошилова, их следовало немедленно освобождать и брать на учет вплоть до распоряжения об их передаче представителям вермахта [70]. Имеющиеся документы свидетельствуют, что этот приказ неукоснительно и без всяких проволочек выполнялся войсками [71].

Советская сторона также предоставляла помощь раненым или заболевшим солдатам и офицерам вермахта, оказавшимся в зоне действий Красной армии. Все они были помещены на излечение в госпитали Киева, Львова и других городов СССР. Германское посольство, как свидетельствуют документы, постоянно отслеживало этот вопрос, уточняя местонахождение своих выздоравливающих военнослужащих и сроки их возвращения на родину [72]. Немалое внимание уделялось и розыску пропавших без вести в ходе Польской кампании военнослужащих германской армии согласно спискам, переданным германским военно-воздушным атташе в Москве, и в соответствии с приказом Ворошилова [73].

Интенсивные контакты осуществлялись и в ходе работы Центральной смешанной пограничной комиссии двух стран. 27 октября советская делегация, находившаяся в оккупированной немцами Варшаве, в полном составе была приглашена на обед к генерал-губернатору рейхсминистру X. Франку, который он давал в честь смешанной германо-советской пограничной комиссии. В ходе оживленной получасовой беседы между Франком и главой советской делегации A.M. Александровым генерал-губернатор заметил: "Мы с вами курим польские папиросы как символ того, что мы пустили Польшу по ветру" [74]. Во время обеда Франк и Александров обменялись Речами. При этом в речи главы советской делегации подчеркивалось, что атмосфера, в которой проходили переговоры, "отражает дух сотрудничества на благо немецкой и советской наций, двух величайших народов Европы" [75].

В итоге этого сотрудничества сроки военной кампании были сокращены, так же как и потери вермахта, и расход боеприпасов и горючего. Главное же, оккупированная вермахтом территория Польши отныне граничила с дружественным Третьему рейху государством и потому не требовала в преддверии войны на Западе массированного прикрытия, т.е. впервые после объединения Германии для нее не существовало проблемы войны на два фронта, о чем столь выразительно говорил Гитлер, выступая перед верхушкой вермахта 23 ноября 1939 г. [76].

Политические и территориальные итоги Польской кампании двух держав были подведены в ходе переговоров Риббентропа в Москве в конце сентября 1939 г. Раздел территории Польского государства, зафиксированный в советско-германском договоре от 28 сентября 1939 г. о дружбе и границе, юридически уравнял двух агрессоров. Сталину явно импонировала точка зрения фюрера, выраженная в его речи в Данциге 19 сентября: "Польша в том виде, какой ей придал Версальский договор, никогда уже больше не возродится! Это в конечном счете непременно гарантирует не только Германия, но и Россия" [77]. Не случайно эта же мысль почти дословно прозвучала в выступлении Молотова на сессии Верховного совета СССР 31 октября 1939 г. [78]. Но в известном смысле Сталин даже пошел дальше [79] Гитлера, первоначально не исключавшего сохранения "остаточной Польши" [80], и настоял на своем.

Где аналогичные германо-польские договоренности?

Приведенный текст по ссылке отсутствует.

Если Вы так и не поняли, объясняю специально для Вас: те два документа являются вполне официальными("Рассекреченные документы службы Внешней разведки Российской Федерации") как было указано по сссылке

<{POST_SNAPBACK}>

Притворяетесь?!

Где немецкие и/или польские документы о германо-польском взаимодействии, аналогичном германо-советскому?!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Это заявление является показателем умственного развития написавшего.

Коллега, в таком тоне - не в этой теме. Если можете, пишите без этого. Если не можете, не пишите в мои темы вообще. Открывайте свои темы с блэкджеком и шлюхами и пишите в них.

И еманарот! В моей развилке нет, нет, нет, мать его СОВСЕМ НЕТ ПАКТА!

Пишите, плиз, по теме.

2Олл - коллеги, плиз, не поддерживайте дискуссию в направлении "Польша всё равно напала". Дано 1.09.1939 (и в его эпсилон-окрестности) - не напал никто ни на кого. ASB, если у кого-то религия в иное верить не позволяет. Отсюда и пляшем.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0