Хроники Незнайки: Византия, Темные века.

23 сообщения в этой теме

Опубликовано: (изменено)

 

Данная тема возникла как «Энциклопедия» к теме «Лживая сага о конунге Миклагарда Кунни Ленхартсоне Храбром и дротнинг Гизелле Пипинсдоттир» http://fai.org.ru/forum/topic/42388-lzhivaya-saga-o-konunge-miklagarda-kunni-lenhartsone-hrabrom-i-drotning-gizelle-pipinsdottir/ посвященной альтернативному басилевсу Константину Львовичу.

Действие ТЛ начинается в 770-м году, когда вместо афинской провинциалки Ирины, женой басилевса Льва Хазара становится дочь Пипина Короткого Гизелла.

На мой взгляд, для лучшего понимания таймлайна, желательно понимать РеИ историю Византии 717-842 годов – которая и будет описана в меру моего скромного разумения в данной теме.

Возможно, потом я опишу Темные века в Западной Европе, которые, на мой взгляд, даже формально, начинаются в то же время, что и в Византии – в 717-ом году, с воцарения Карла Мартелла

Сначала у меня было желание попросить модератора заблокировать тему. Но осознав размер темы, и главное – неуверенность в том, что я правильно понимаю некоторые моменты, прошу не блокировать тему. Надеюсь, что коллеги поучаствуют в обсуждении

На мой взгляд, историю первого краха и возрождения Византии можно уложить в 600-ый - 842-ой года – от переворота Фоки до смерти Феофила.

600-630 – переворот Фоки и многочисленные казни. Начало войны с персами, потеря всего Востока. Отвоевание Востока – за счет полной потери Балкан, которые именно в этот период начали активно славянизироваться.

630-670 – арабское нашествие и окончательная потеря Востока и западной Африки. . Кульминация – первая осада Константинополя. Говоря языком фондового рынка – перелом долгосрочного нисходящего тренда

670-695 – возвращение к ромеям уверенности в том, что арабам можно сопротивляться. Фемная реформа (создание ополченческого войска). Перенапряжение сил в попытке открытой войны с халифатом.

695-717 – эпоха семи басилевсом. Говоря языком фондового рынка – фигура «двойное дно» (первое было в 670-ых).

717-780 – правление императоров исаврийского династии (Льва, Константина, Льва). Постепенное восстановление численности, окончательный переход к оборонительной стратегии, что не исключало тактики ответного удара. Создание наступательной армии, первые победы над арабами и болгарами.

Возникновение иконоборчества.

Начало долгосрочного восходящего тренда.

780-820 – переход власти из рук военных в руки бюрократии и церкви. Поражения от болгар и арабов. Ряд переворотов. Кульминация – гражданская война в виде восстания Фомы Славянина.

Прекращение иконоборчества.

Остановка экономического роста

820-842 – правление первых императоров Аморийской династии.

Прекращение масштабных внутренних конфликтов и войн с болгарами. Продолжение колонизации Балкан.

Экономический рост.

Восстановление иконоборчества

 

Поскольку действие ТЛ проходит как раз в 780-м – 820 годах, важно понимать, что было до ТЛ и как могли бы развиваться события, если бы не произошло событий РеИ 780-820.

 

Поэтому будут написаны:

Глава 1. 717-750: встать из нокдауна. http://fai.org.ru/forum/topic/43317-hroniki-neznayki-vizantiya-temnyie-veka/?do=findComment&comment=1403407

Глава 2. 750-780: Рокки II. http://fai.org.ru/forum/topic/43317-hroniki-neznayki-vizantiya-temnyie-veka/?do=findComment&comment=1407155

 

Глава 3. Фронтир.. http://fai.org.ru/forum/topic/43317-hroniki-neznayki-vizantiya-temnyie-veka/?do=findComment&comment=1424452

 

Интермедия. Дом войны.  http://fai.org.ru/forum/topic/43317-hroniki-neznayki-vizantiya-temnyie-veka/?do=findComment&comment=1431239

 

Глава 3. 610-780: описание в целом упадка империи, экономики и культуры, реорганизации системы управления и армии

Глава 4. 820 842: основные события

Глава 5. 820-842: основные события

Глава 6. 780-842 и далее: партнерство императоров и армии, императоров и церкви.

 

 

Основной упор будет делать на работы Уоррена Тредголда «История государства и общества Византии», «Византий и ее армия».

Для желающих более подробно познакомиться с периодом 780-842 годов, можно порекомендовать книгу того же автора «Возрождение Византии: 780-842».

 

Ну, пока тема на премодерации – пойду писать.

 

 

Источники:

Восточная европа - https://cyberleninka.ru/search?q=Шорохов Владимир Андреевич

 

 

Изменено пользователем Neznaika1975

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Глава 1. 717-750: встать из нокдауна.

 

1317px-Asia_Minor_ca_740_AD.svg.png

В 717 году произошло событие, которое, без сомнения, оказало важное значение на судьбы Европы. Арабы, которые около года осаждали Константинополь, сняли осаду и ушли.

На это повлиял целый комплекс факторов. Необычно холодная зима. Союз ромеев и болгар. Смена халифа. Грамотное использование ромеями своего преимущества в виде флота, «греческого огня» и знания течений Босфора. Патриотизм ряда православных моряков в арабском флоте. Заблаговременная (еще при предыдущем басилевсе) подготовка к осаде, выразившаяся в ремонте стен, флота и подготовке запасов продовольствия. Харизма самого Льва, который удерживал настрой осажденных в ситуации, по сравнению с которой ноябрь 1941-го мог показаться рядовой ситуацией. Еще один фактор, про который не говорится ни в одной из летописей, но на мой взгляд, у императоров исаврийской династии был отличный департамент государственной безопасности.

После этого, арабы никогда не осаждали Константинополь. И не смотря на предстоящие века арабо-византийских войн, никогда больше жизнь самой империи не находилась под угрозой. Это был, без преуменьшения, переломный момент, после которого ситуация начала медленно улучшаться.

Короче – от арабов отбились, но положение в империи (вернее – ее ошметках) было аховое. Денег не было, сил не было. Лев попытался развить успех, послав флот в сирийскую Лаодицею и армию на границу, которая оккупировала западную Армению.

Но тут (719) возник бывший басилевс Анастасий с войском из болгар.  Лев быстро откатил булгарам денег за мирное предательство Анастасия, потом казнил Анастасия и ряд его сторонников, включая командира крупнейшей фемы Опсикион – во главе которой поставил мужа своей дочери армянина Артавазда.

Только было в 720 году Лев короновал двухлетнего сына Константина со-императором и выпустил новую серебряную монету милиаресий (аналог дирхама) – среднее между медным фоллисом и золотой номисмой (1 номисма = 12 милиаресиев = 288 фоллисов), как опять появились арабы. И надавали ромеям в фемах Анатоликон и Армениакон. В 721 году ромеи дали ответку. В 722-ом - подключили хазар. Но это никак не влияло на напор арабов.

Лев поднял налоги, чтобы было на что воевать – Папа Римский сразу передал: «Денег нет, но вы там держитесь». Заодно Лев решил крестить всех евреев в империи. Поскольку мы знаем, что ему это не удалось – подозреваю, что басилевс просто решил выжать из них немножко денежек.

К этому времени арабы разграбили Икониум и отвоевали Западную Армению. В целом, положение было хреновым. Попытка приведения в покорность Рима провалилась. Арабы били хазар, в 725-ом напали на Кипр, весной 726-го года разграбили Кесарею.

Лев попытался ублажить небеса, введя новое законодательство – Эклогу, которая представлял собой выжимки на греческом языке (латынь уже мало кто понимал) из Дигестов Юстиниана. Если Дигесты – это относительно светский документ, то Эклога (в полном соответствии с развитием права в Темные века) – полностью опирается на церковные правила.

Но и это не помогло. Летом 726-го года на Санторине в очередной раз взорвался подводный вулкан - да так, что пепел сыпался по всем Балканам и Малой Азии

Господь явно давал понять, что несмотря на чудо спасения Константинополя, в целом, Он недоволен своим народом. Надо было что-то делать.

Епископы из фемы Опсикион Константин Наколейский и Фома Клаудиопольский решили, что все зло от идолопоклонства – то есть поклонения иконам. Я пока не буду влезать в это мутную тему. Короче, хотели как лучше, а получилось как всегда. Лев запретил поклонение иконам – и судя по всему, сам не ожидал, что это вызовет религиозный конфликт (он даже не удосужился получить одобрение церкви на это деяние). При попытке снятия икон в Константинополе, некие мирные протестующие «честные жены» побили военный отряд. В отличии от папы, патриарх Герман был под боком у басилевса, поэтому решил не выеживаться – но и одобрять иконоборчество не стал.

В 727-ом году восстали греческая фема Хеллас и островная корабельная фема Карабиссиан. Восстание было подавлено столичным флотом с «греческим огнем». Главе восставших Кузьме была устроена «кузькина мать». После этого, штаб-квартира корабельной фемы была перенесена на пляжи солнечной Анталии и создана фема Киверриот.

Только подавили восстание – арабы вторглись. Не, так-то на границе они постоянно вторгались – но сейчас вторглась большая армия, которая прошла насквозь Малую Азию до северо-запада, разграбила Гангру и осадила Никею. Во время осады Никеи, один из ромейских офицеров разбил икону Богоматери. Арабы отступили.

После этого Лев усилил напор на иконофилов, прежде всего на патриарха. Но берегов басилевс не терял – и в конце концов все как-то утряслось. В Италии новый экзарх, Евтихий, получил приказ миром договориться с папой. Арабы продолжали набегать – но на полноценный поход собрать сил не могли, отвлекаясь на борьбу с хазарами.

В империи наконец, впервые за последние полсотни лет, воцарились относительные мир и стабильность … конечно, это было лучшее время, чтобы устроить новый кипеш. Басилевс решил собрать собор, и официально ввести запрет икон. Забавно, что это был не вселенский церковный собор. Лев собрал константинопольских священников, включая патриарха. Герман, поставленный перед прямым выбором, не выдержал и, несмотря на всю свою моральную гибкость, ушел в отставку. Патриархом стал его заместитель – Анастасий. Все изображения святых, ангелов и Господа были запрещены.

Конечно, все патриархи за пределами контроля басилевса, не приняли этой концепции. Римский папа объявил иконоборчество ересью. Флот, посланный в 733-ем году, чтобы привести понтифика в чувство – потерпел кораблекрушение на Адриатике. Тогда лев отнял у папы владения в Сицилии и Калабрии и церковное управление над Южной Италией и Балканами

В том же 733-ем, арабы выбили хазар из Армении и сами напали на каганат. Параллельно, начались рейды в фемы Анатоликон и Армениакон. В знак союза с хазарами, дочь кагана Чичак (Цветок) была выдана замуж за Константина и получила крестильное имя Ирина.

Между тем дела у союзников шли неважно. Каган был разбит арабами в 737-ом году и был вынужден принять ислам. Лангобарды в 738-ом году захватили Равенну – правда Евтихий смог отбить ее обратно с помощью венецианцев.

И в 740-м году произошло событие, которое наглядно показало – Господь любит свой народ. Впервые ромеи смогли победить арабов.

Дойдя до фемы Фракисий на юго-западе Малой Азии, арабы вынудили Льва выступить им навстречу. Согласно «Хронике» Феофана Исповедника силы Омейядов составляли 90 тысяч человек: 10 тысяч легко вооруженных под командованием аль-Язида ибн Гамра были отправлены в набег на западном побережье, 20 тысяч под командованием Абдаллы аль-Баттала и аль-Малика ибн Суйаба направились к Акроинону, в то время как основные силы, насчитывавшие около 60 тысяч воинов (это число, вероятно, является завышенным), возглавляемые самим Сулейманом ибн Хишамом, отправилось в поход на Каппадокию

Басилевс столкнулся с силами аль-Баттала и ибн Суйаба у Акроинона. Подробности сражения не известны, но император одержал сокрушительную победу: оба арабских военачальника погибли в бою, а также потеряли большую часть своей армии. Около 6 800 солдат, однако, сумели провести организованное отступление к Синнаде, где они присоединились к Сулейману. Две другие армии опустошили местность не встретив сопротивления, но не сумели захватить никаких городов и крепостей. Кроме того, арабская армия серьезно пострадала от жестокого голода и отсутствия продовольствия прежде чем вернулась в Сирию. Арабский христианский историк X века Агапий из Иераполиса также сообщает, что византийцы захватили в плен 20 тысяч арабов.

Нельзя сказать, что эта битва нанесла серьезный ущерб халифату. Но, начиналась революция Абассидов – и на ближайшие двадцать лет у арабов будет более увлекательное занятие, чем война с греками. Конечно, пограничные набеги будут продолжаться – но большие армии будут заняты борьбой за власть в халифате, а не походами на Рум.

Мое личное мнение – Льву опять, как в 717 году повезло. Если бы он не смог победить арабов – то поражение, вкупе с землетрясением 740-го года, разрушившем часть Константинополя, а также Фракии и Вифинии, точно привело бы к перевороту. А так – удачливый басилевс, пользуясь необходимостью восстанавливать здания, включая часть разрушенных укреплений Константинополя, ввел временный налог на восстановление зданий … конечно, этот налог так и не был отменен.

В июле 741-го Лев умер. Первый басилевс, который за прошедшие полвека умер в своей постели, передав власть сыну. Кажется – все налаживалось …

Ссылки на бесплатный подкаст (на английском)

  • Осада https://thehistoryofbyzantium.com/2015/03/31/episode-69-lost-to-the-west/

  • Иконоборчество https://thehistoryofbyzantium.com/2015/04/19/episode-71-iconoclasm/

  • 720-е годы https://thehistoryofbyzantium.com/2015/05/03/episode-72-leos-reign-in-the-720s/

  • 730-е годы https://thehistoryofbyzantium.com/2015/05/15/episode-73-leos-reign-in-the-730s/

     

    Но, как всегда, появились нюансы. Мы не знаем, какие договоренности были между Львом и командиром крупнейшей фемы – Артаваздом, который был еще и зятем Льва. Короче – ровесник Льва, опытный военачальник, контролировавший Опсикион и Армениак, решил, что он будет лучшим императором, чем 23-летний Константин.

    Когда, через неделю после коронации, Константин собрался воевать с арабами, как всегда вторгшимися в Анатолию, он оставил в городе магистра Феофана Одноглазого, и прибыв в Вифинию вызвал Артавазда на встречу, чтобы обсудить план кампании. Артавазд прибыл – и неожиданно напал на людей басилевса. Был убит главный офицер Константина – Бесер. Но сам басилевс смог скрыться. Придя к воротам Константинополя, Артавазд заявил, что Константин погиб – и Феофан открыл ему ворота. Феофан и его сын – стратиг Фракии поддержали Артавазда, а патриарх Анастасий короновал его. Возможно, столь ярая поддержка была вызвана обещанием Артавазда восстановить поклонение иконам.

    Тем временем Константин достиг Амориума и получил поддержку Анатоликона и Фракисии (не путать с Фракией). Собрав войска, он двинулся на запад, но достигнув Босфора, не смог пересечь его без флота – и вернулся на зимовку в Амориум. Империя разделилась на две части – юг против севера и запада. Узурпатор короновал своего старшего сына Никифора, а младшего Никиту назначил стратигом Армениакона.

    В 742-ом, Артавазд во главе войск Опсикиона напал на Фракисий. Константин разбил его и заставил вернуться в Константинополь. Затем, в кровавой битве басилевс разбил шедшие на помощь узурпатору войска Армениакона под руководством Никиты.

    В сентябре 742-го Константин пересек Босфор, а стратег Фракисия Сиссиниус пересек Геллеспонт. Флот фемы Киввириатомн тоже был на стороне басилевса. Артавазд оказался в осаде, которая продолжалась около года. К счастью для греков, у арабов шли свои разборки и им было не до джихада.

    Флот Константина эффективно блокировал поставки продовольствия – дважды они разбивали имперский флот. Стратиг Армениакона попытался ударить на Константина с тыла – но был разбит под никомедией и казнен. К середине 743-его года народ в Городе начал голодать – и Артавазд начал выпускать жителей. И в ноябре Константин неожиданной атакой захватил Город и казнил узурпатора.

     

    Реакцией басилевска на все это было усиление недоверия как к иконофилам, так и к собственной армии – что повлекло за собой усиление иконоборчества, реформу армии – разделение ее на фемы и тагмата, а также разделение постоянного источника мятежей – фемы Опсикион, на несколько частей (кстати, стратига Сисиниуса поддержавшего его в гражданской войне, Константин казнил в 743-ем. За что – неизвестно). Это я опишу более подробно в главе посвященной реорганизации системы управления и армии. Если коротко – в отличии от ополченческих малооплачиваемых пеших фемных войск, пригодных больше для обороны, профессиональные оплачиваемые мобильные конные тагмы позволяли как нападать на врагов, так и служить противовесом фемам.

    На все это ушло три года (есть предположения, что тагмата впервые была опробована на фракийских славянах, для сдвига границы на запад) – и в 746 году ромеи напали на арабов. Константин захватил родной город отца – Германикею и близлежащие города. Не делая попыток удержать местность за собой, басилевс вывел жителей-христиан, переселив их в свежезавоёванную Фракию. Тем не менее, это был первое успешное вторжение в Халифат с 718 года.

    Но на следующий год по христианам ударила чума – в 745-ом по Сицилии и Калабрии, в 746 – по Греции и островам, и в 747 она пришла в Константинополь, где свирепствовала около года. Константин прекратил военные действия и укрался в Вифинии. К следующему лету большая часть города вымерла … и не сдающийся перед трудностями Константин заселил его выходцами из Греции и островов.          

    Ссылки на бесплатный подкаст (на английском)

    https://thehistoryofbyzantium.com/2015/06/02/episode-74-the-quest-for-legitimacy/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

Во время осады Никеи, один из ромейских офицеров разбил икону Богоматери. Арабы отступили.

:yahoo:

 

Изменено пользователем LAM

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Название темы повеселило. :yahoo:

А содержание великолепно. :good:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

начинаются в то же время, что и в Византии – в 717-ом году, с воцарения Карла Мартелла

имхо 7-й век - тоже относят к Тёмным векам в Зап.Европе.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Пример Византии интересен тем, что феодализация страны стала ключом к сохранению государства и не привела к феномену политической раздробленности в чистом виде. Видимо в том числе в силу четко осозноваемой и постонной военной угрозы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

имхо 7-й век - тоже относят к Тёмным векам в Зап.Европе.

четкой граниы нет

на ой взгляд, первая половина 7-го век - еще вполне себе поздняя античность. Во второй половине 7 века начинается Задница

и Задница стбольшой буквы Ж в виде полного(почти полного) отсуствия культуры и денежного обращения, что в Византии, что в Зап Европе - этотпервая половина 8-го

 

что касается феодализации - это не так

ключевое отличие империи Исавра от империи Мартелла - способность собирать налоги

 

и залог верности Константинополю полудиких варлордов границы - то, вто именно из Города в их карманы тек золой ручеек

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

что касается феодализации - это не так ключевое отличие империи Исавра от империи Мартелла - способность собирать налоги

тем не менее переход на фемную систему - это явный шаг в сторону создания феодальных единиц, самостоятельно содержащих войско, просто форма другая и степень централизации государства не так сильно снизилась. Но это в силу того, что на Востоке всё в целом было не так ужасно, как на Западе.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

на Востоке всё в целом было не так ужасно, как на Западе

Да ну?;)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Да ну?

значит хуже? ну тем более интересно

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

значит хуже? ну тем более интересно

С точки зрения военной опасности - конечно хуже. Военный потенциал арабов нельзя сравнить с дикарями-саксами или славянами, а также с внутреними грцогствами франков с которыми воевали Мартелл и потомки

С точки зрения культур-мультур и в целом ремесел, торговли и тд - на мой взгляд ситуация выглядела чуть лучше, чем у франков - за счет того, что остался бОльший задел от Восточной Римской империи

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

значит хуже?

 

С точки зрения военной опасности - конечно хуже.

Северная Галлия вообще не подвергалась вражеским вторжениям - если конечно не считать визитов зарейнской братвы во время внутренних разборок. Да и на юге - арабские вторжения были эпизодическими. Тогда как "Романия" подвергалась регулярным рейдам по всей Малой Азии. Там по сути "живого места не осталось". Равно как и на Балканах, где славяне на пике кризиса даже перерезали сухопутное сообщение между Фессалоникой и Константинополем.

 

Ибн Хордадбех, оставивший описание ромейской Малой Азии во время своей миссии в Константинополь, насчитал там только четыре города, достойных этого имени - с развитым ремеслом. Это Никея, Эфес, Аморий и Трапезунд. Прочие "города" Малой Азии "темных веков" - не более чем "кастроны" с военнопоселенцами, стоящие на руинах разрушенных арабами полисов.

С точки зрения культур-мультур и в целом ремесел, торговли и тд - на мой взгляд ситуация выглядела чуть лучше, чем у франков - за счет того, что остался бОльший задел от Восточной Римской империи

Угу. Но это - единственно на счет "фактора Константинополя", за стенами которого аки в сейфе сохранялись технологические и научные полимеры и их носители. И оные полимеры обеспечивали не только военно-техническую базу, но и - наряду с географическим положением Города - и какую-никакую торговлю даже в самые мрачные времена.

 

Изменено пользователем Georg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Глава 2. 750-780: Рокки II.

Несмотря на то, что ромеи страдали от чумы – она ударила и по арабам. Тем более, что лидер повстанцев Халифата Абу-аль-Абасс в 749-ом году был провозглашен халифом с именем аль-Сафах. Тепеhь основателю династии Абассидов нужно было победить и вырезать Омейядлов, а потом хорошенько почистить тех, кто помог ему достичь власти. В общем – новоявленном халифу было явно не до Рума.

Константин воспользовался этим, захватиk в 751-ом году Мелитену, разрушил ее стены и увел много добычи и пленных, вновь переселив христиан во Фракию, где как раз в это время восстанавливался Адрианополь. Хотя на севере и востоке у ромеев все шло хорошо, на Западе дела шли плохо. В 751 году король лангобардов Айстульф захватил Равенну. У империи остались лишь земли на юге и Венеция. К этому времени папа окончательно вошел в союз с франками, короновав майордома франков Пипина Карлсона королевской короной. Хотя басилевс долго вел переговоры с лангобарардами, папой и франками о возврате североитальянских земель – его реальные интересы лежали на Востоке.

 

К этому времени Константин провел реформу армии, разделил Опсикион и завоевал военную славу. Теперь, можно было вернуться к вопросам религии. В 753-ем году Константин сделал шаг, который никогда бы не сделал – или даже не рассматривал бы, его отец. Басилевс созвал собор, на котором следовало объявить поклонение иконам не просто ошибкой, но ересью!

Еще раз повторюсь, что не буду останавливаться сейчас на иконоборчестве подробно.

Что касается самого собора – это было любопытное мероприятие, на котором не было ни Патриарха (он умер незадолго до начала собора и басилевс и не подумал назначить нового), ни представителей Папы, ни представителей восточных Патриархов. Несмотря на претензию на «вселенскость» - было очевидно, что Собор подконтролен басилевсу. После шести месяцев заседаний, собор объявил поклонение иконам ересью. Поскольку поклонение иконам и так было запрещено – особо много Константин от этого собора не выиграл.

Был и собор ошибкой Константина под воздействием обид на иконофилов, или же наоборот – «хитрым планом», мы можем лишь спорить.

В 755 Константин вновь напал на арабов, захватив пограничный форт Камаккум, где оставил гарнизон и армянский город Феодосиополис, откуда переселил христиан во Фракию. Похоже, что главной целью были переселенцы для Фракии, где расширявшаяся колонизация спровоцировала атаку болгар в 756-ом.

В 757 было еще несколько мелких стычек в Киликии, после чего с арабами был установлен мир и Константин сфокусировался на Западе.

Отбив в 759-ом году, басилевс атаковал славян к западу от Фракии и занял часть их земель. Насколько я понимаю, те же земли были покорены через 25 лет Ириной  - непонятно, когда ромеи потеряли над ними контроль. Подозреваю – в начале правления Ирины.

В следующем году Константин сам напал на болгар. Послав флот в дельту Дуная, басилевс пересек границу в районе Маркеллы, где встретился в битве с болгарами, где. Несмотря на тяжелые потери с обеих сторон - разбил их. В том же году арабы напали на Армениак и в битве с ними погиб стратиг – поэтому Константин согласился заключить с болгарами мир и принять заложников. Но через два года, в 762, хан Винех, заключивший мир, был убит, и в результате переворота к власти пришел хан Телец.

Видимо, болгарские славяне поддерживали предыдущего хана, поскольку около двухсот тысяч человек  бежало к ромеям и было поселены в Вифинии. Также во второй половине 8-го века на Черниговщине появляется племя Севера – одноименное с Севера в Болгарии.

Константин решил воспользоваться этими усобицами и в 763-ем послал девять тысяч кавалерии морем к устью Дуная, а сам пошел сушей к Анхиалису. В очередной кровавой битве болгары были разгромлены.  Тогда болгары убили и Тельца и выбрали хана Сабина, который начал договариваться с ромеями о мире. Тут болгары восстали опять – и Сабин выбрал свободу свалил в эмиграцию в Константинополь где начал работать «агентом госдепа». Но коварные планы ромеев так и не реализовались – Сабин до конца своих дней остался в Городе.

В 765-ом году, Константин еще раз напал на Болгарию, разграбил ее и вернулся, не сделав, выражению летописца-иконофила «ничего важного».  Тогда же агенты византийской разведки выкрали вождя славянского племени и христианина-отступника, которые воевали на стороне болгар.

Хотя среди простых людей Константин был крайне популярен, высшая прослойка общества его не любила. Если церковная и бюрократическая верхушка побаивались, то монахи не сдерживали себя. Степан, отшельник с горы Ауксентиус около Халкидона стал моральным лидером иконофилов. Тиран Константин без причин (мы же не будем считать веской причиной нарушением указа басилевса и церковного собора?) обрушился на Стефана с репрессиями.

Вообще, читать описание тех нравов любопытно. Стефана тогдашние чекисты привязали за ногу к корабельному веслу и проволокли много километров. Вышеупомянутого болгарского христианина-отступника «в пристани святого Фомы отсекли руки и ноги, потом отдали врачам, и они еще живого взрезали его от пупа до грудной полости для наблюдения внутреннего устройства человека и наконец предали его сожжению». Потом Константин «многих начальников и воинов по клевете, что они покланяются иконам, предал разным казням и жесточайшим мучениям» и организовал публичную дачу клятвы о неприятии икон.

В июне 766 была организована еще одна экспедиция против Болгарии по стандартному варианту – совместный марш сухопутной армии и флотского десанта.  Флот был погублен штормом, и царь бросил все силы на то, чтобы вытащить утопленников и достойно их похоронить.

После чего в Городе была проведена чистка -  «знаменитые сановники числом девятнадцать  … представлены для зрелища, как злоумышленники против царского величества». В число заговорщиков входил логофет дром (министр госбезопасности), его брат и командир тагмы Эскувиторов, стратиги Сицилии, Опсикия и Фракии. Короче – «удальцы и резвецы, узорочье византийское». Сложно сказать, были ли эти, и другие репрессии обоснованы. На мой взгляд (и мы вернемся к этому позже, при анализе бюджета) церковной и бюрократической верхушке было, за что не любить басилевса. И судьба наследников Константина показывает, что репрессии «великого и ужасного» были обоснованы.

Осознав масшатбы недовольства среди элиты, Константин начал массовые замены. Сменился патриарх, командиры большинства фем и тагм. Продолжались репрессии против монашества, включая массовые парады монахов и монахинь на ипподроме, оканчивающиеся их расстрижением и венчанием.

Давя на элиту и монахов, басилевс заботился о солдатах и столичном населении. Солдатам раздавались конфискованные богатства (включая землю) монастырей. Был восстановлен разрушенный в 626-ом году акведук. Из-за роста налогов крестьяне были вынуждены продавать еду почти по любой цене – что позволяло горожанам дешево питаться.  В 769-ом, во время коронации своей третьей жены Евдокии, Константин разбрасывал золото во время шествия по улицам Города. Через год женился его старший сын Лев.

После десятилетия относительного затишья, активизировались арабы, разграбив Лаодикею в анатолийской феме и угнав ее население. На следующий год нападение повторилось, и было угнано еще больше пленных. Ромеи ответили ассиметрично, напав на Армению. В 772 году арабы осадили Сикею в феме Кибирриот и царь приказал фемам Армениак, Буккеларий и Анатоликон преградить обратный путь захватчикам. Однако арабы смогли прорвать заслон и вернулись домой с добычей. Константин попросил аль-Мансура о мире, но безрезультатно.

Теоретически, подобные поражения могли свидетельствовать о божьем гневе. Однако иконофильская оппозиция была надежно подавлена. Во Фракисии отличился Михаил Лахонодракон, собрав всех монашек и монахов и предложив выбор: «брак или ослепление». Большинство согласилось на брак.

Чтобы вернуть военную славу, басилевс решил атаковать не арабов, а более уязвимую Болгарию. В 774 году тагмата на кораблях поплыли в дельту Дуная, а фемная кавалерия пошла по суше. Когда флот добрался до Варны, болгары запросили мира. Опасаясь шторма, Константин согласился заключить мир, оставив в пограничных фортах войска и возвратился в город. В октябре царь получил от разведки донесение, что Телериг послал двенадцатитысячное войско под командование Воилы, чтобы увести с границы славян-верзутичей. Одновременно, в город приехали болгарские послы. Чтобы обмануть их, басилевс объявил о начале войны с арабами и дал приказ переправлять тагмы через Босфор. Соединившись с войсками фемы Фракисий, Константин тайно переправился назад и достигнув численного преимущества над болгарами, внезапно напал на них. Те бежали, и царь со множеством пленных и блеском славы вернулся домой.

В 775 году царь начал очередную экспедицию против болгар – но флот был потрепан штормом. Сам Константин заболел лихорадкой под Аркадиополисом и умер на пути в столицу.

 

На смену Константину пришел его 25-летний сын Лев по прозвищу Хазар. При жизни Константина Лев не успел завоевать авторитета и не упоминается в летописях как военачальник. В то же время, в царствование Льва в 777-ом году фемные войска вторглись в Сирию и удачно пограбили ее. В целом, на арабской границе то арабы нападали, то ромеи – все шло обычным чередом,Ю без явных побед или провалов.

Лев неплохо разбирался и во внутренней полиике. В 775-ом войска единогласно присягнули Константину – сыну Льва, как со-императору. В том же году был разоблачен заговор сводного брата Никифора (сына Копронима от Евдокии), и все его участники были высечены и сосланы.

Лев не особенно нажимал на иконофилов и сбавил репрессии. В то же время, когда в спальне его жены были обнаружены иконы – была наказана как сама Ирина, так и ее слуги. На мой взгляд, дело было не в иконах как таковых, а в проявлении нелоялльности со стороны жены ии ее слуг. Сегодня они пронесли в ее спальню иконы. А завтра проведут десяток вооруженных заговорщиков?

 

В связи с этим, смерть Льва от короны Ираклия, на которой будто бы остался трупный яд очень мутная. Я не верю в то, что его отравила Ирина. На мой взгляд, его отравили люди, использовавшие Ирину как амбициозную и глупую марионетку.

И об этом я расскажу позже/

 

Ссылки на бесплатный подкаст (на английском)

https://thehistoryofbyzantium.com/2015/06/24/episode-75-the-headless-council/ - 755-765

https://thehistoryofbyzantium.com/2015/07/09/episode-76-the-dung-named/ - 765-775

https://thehistoryofbyzantium.com/2015/07/26/episode-77-leo-and-irene-fundraising-episode (платный) 775-780

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

коллеги, с продолжением временно беру паузу - по идиотски травмировал средний палец правой руки, теперь на две недели ему нужно обеспечить покой

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано: (изменено)

 

Глава 3. Фронтир.

«Пока большие люди в столицах думают о геополитике,

маленькие люди на границе думают о том, где лучше спрятать хабар»

Карты

https://i0.wp.com/upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/9/95/Asia_Minor_ca_780_AD.svg/2000px-Asia_Minor_ca_780_AD.svg.png

https://thehistoryofbyzantium.files.wordpress.com/2016/04/arab-byzantine-border-in-anatolia.png?w=690&h=606

59b7faed79688_780_-_.thumb.jpg.43cde30e2

59b7fb096226c_787_.thumb.jpg.5c69820c45b

Раз уж в основном ТЛ зашла речь о фронтире  – сделаем паузу и опишем его. Обычно составляющими частями фронтира являются: Территория – разделённая на Пустоши и Пограничье, Психология – дух фронтира и часто, но не всегда – материальные ценности, оправдывающую рискованную жизнь на границе. Для русскоязычной аудитории, скорее всего наиболее понятным будет иллюстрация жизни византийской границы на примере казачества. Причем – днепровского в начале/середине 17-ого века или донского – в конце 17/начале 18 веков.

В следующих главах я более подробно опишу процесс становления «общества фоллаута», здесь же просто резюмирую, что византийский фронтир (мы не будем описывать арабскую сторону фронтира, которая была малость покультурней) – это результат Большого Песца, прибежавшего к ромеям вместе с арабами.

Вернее – нескольких песцов. После потери Ираклием Сирии, вплоть до конца 7-го века империя худо-бедно удерживала арабов по границе, примерно соответствующей нынешней Турции (кроме Антиохии). Немалую роль в этом принимали окопавшиеся в горах Северного ливана горцы-марджаиты. По другой версии – это не просто горцы, а солдаты армии стратига Армениакона Савариса, поднявшего мятеж против басилевса в 660-х годах, но очень оперативно ударившегося головой о проезд ворот при въезде в город. Что, военная контрразведка в Византийской империи? Да ну, бред какой-то! Мол дезертировав, но не примкнув к арабам, эти солдаты так и тусовались в горах, ведя национально-освободительную борьбу против мусульманского ига.  Кстати, с тех пор у греков так и повелось вплоть до 20-го века – все повстанцы и революционеры были немножко бандитами.

Потом Северный Лис прибежал еще раз, в империи произошла эпоха государственных переворотов, закончившаяся воцарением в Городе Льва Исавра и осадой 717-го года. Но, Богородица помогла своему народу, и все кончилось хорошо. Только граница переместилась на несколько сот км на запад.

 

Территория.

Если посмотреть приложенные карты – то вроде как граница идет по горам Тавра и охраняется доблестными греческими пограничниками. А с другой стороны – трусливые арабские грабители.

Но тут мы возвращаемся к концепции территории фронтира. Поглядим на карту с количеством населенных пунктов и обратим внимание на белые пятна. Потом поглядим на границу империи в 780-м году – и обратим внимание, где находятся столицы фем – сильно к западу от восточной границы. Потом глянем на карту армий – и обратим внимание, что из 100-тысячной армии империи, недалеко от границы находятся только шесть тысяч человек … на границу, протяженностью около пятисот километров.

Вспомним, что основная концепция византийской обороны против арабов в 8-ом веке была – «бей и беги». Нападения из засад, в основном – на обратном пути, когда налетчики отягощены добычей и рассыпались по территории. И только очень редко – прямые столкновения. Которые, примерно в половине случаев, кончались разгромом ромеев. Но если арабы всегда могли набрать новых газиев для джихада (сбрасывая тем самым напряжение в обществе), то у ромеев не было такого мобпотенциала.

О чем это я? А, о территории фронтира. В общем, примерно двести километров между арабами и ромеями составляли так называемые “no men lands” или по-русски – «дикое поле». Это не значит, что в этих землях никто не жил. Это значит – никто в этих землях не платил налогов, поэтому только местный шайтан знает, сколько на самом деле людей жило в горах и пригорьях.

К западу начиналось Пограничье и располагались пограничные турмы (части фем). Турмархи сидели в Киликии, Короне и Харсианум – это еще примерно полторы сотни км от границы. Сразу оговорюсь – граница, понятие крайне условное. На мой взгляд, граница – это последняя точка, куда дотягивается рука сборщика налогов. Тее не менее – в этом пограничье действовали представители администрации. И в чем проявляется существенное отличие от Запорожской сечи – этим представителям Константинополь платил. Офицерам – регулярно. Чем ниже должность – тем менее регулярной становилась оплата, но тем не менее – она была. И в условиях рухнувшей экономики, натурального обмена и регулярных арабских набегов, тонкий ручеек золота из Константинополя был главной связующей нитью между границей и Городом. В темах коллеги Георга хорошо описано, что произошло в 13-ом веке, когда хитрожопые бюрократы решили, что теперь акритам можно не платить, и более того – обложить налогами. Но, до этого еще почти пять веков осталось.

То, что на карте фронтира в промежутке между диким полем и пограничьем, указано много укрепленных пунктов – это, во многом, заслуга 9-го века. В 8-ом веке и конкретно -  в конце 8-го века эти укреп.пункты неоднократно разрушались арабами и опять восстанавливались греками. То есть, они как суслик, но наоборот. Вроде бы их видно, но на самом деле их нет.

 

Хозяйство.

Если коротко – скотоводство, добыча природных ресурсов, контрабанда, набеги.

Если более подробно …

Мы говорим про Анатолийское плато высотой около 1 км над уровнем моря. Сухой континентальный и полупустынный климат с холодными зимами и 350 мм осадков в год.

Неотъемлемой частью календаря византийского фронтира были арабские рейды. Не вторжения огромных армий халифа – такие происходили примерно раз в поколение, а именно регулярные набеги отрядов по несколько тысяч человек.

Согласно администратору 10-го века Кудаме ибн Джвафару, обычно одновременно проводилось два набега – на севере через Мелитенский проход и на юге – через Киликиский. Первый набег начинался примерно 10 мая, когда в арабских землях уже заканчивалась весна и лошади нагуливали вес после зимы – и длился около месяца.  В это время в византийских землях арабы встречали «вторую весну», позволявшую кормить животных на подножном корму. Отдохнув около месяца, арабы шли во второй набег, длившийся около двух месяцев. И иногда – делались набеги зимой, но не более чем 20 дней на весь поход, чтобы хватило запасов.

Почему в описании хозяйства я касаюсь набегов?

Многие средневековые авторы, а за ними и современные историки, считают, что жители фронтира перестали сажать злаки и перешли к скотоводству под воздействием набегов. Действительно, анатолийцы мало сеяли, их основное богатство заключалось в скоте, чему приводится немало примеров в житиях святых. И летом они угоняли скот в горы.

Но сколько в переходе к разведению скота заслуг арабов, а сколько – общего процесса похолодания? И сколько в перегоне скота на летние пастбища в горах доли экономики, а сколько – боязни перед набегами. Точный ответ дать не возможно, поэтому я отделаюсь стандартной учОной фразой о «комплексном явлении, требующем многостороннего анализа».

Стада являлись для жителей не только источником мяса и молока – но еще и золота, от продажи коней для нужд армии. Вы скажете, что у византийской армии было мало денег и продавать ей коней (и в целом продовольствие) было не выгодно? Это лишь частичная правда. Наряду с реквизициями, армия могла расплачиваться и деньгами и освобождением от налогов. Но помимо ромейской армии, была еще и арабская. Перешел через горы, и вот тебе денежные покупатели, которые с удовольствием купят твой скот в обмен на золото – на которые ты купишь оружие себе и зерно семье.

Торговля с врагом? Ага! «Не мы такие, жизнь такая»

Помимо скотоводства, жители границы занимались рубкой корабельного леса в горах Тавра (ну, читатель уже понял, кому он продавался), а также добычей в горах свинца и сырья для глазури. Продавалось это все тоже как своим, так и арабам. Излишне упоминать, что со всего этого, равно как и с контрабанды, налоги не платились.

И, если вдуматься, восстание Наливайко Фомы Славянина вполне могло быть восстанием местных куркулей, которых Никифор достал своими налогами. Мол, мы тут кровь проливаем за веру христианскую – а ты с нас налоги хочешь получать?

Интересно, что в 10-м веке, местные магнаты, вышедшие из местных полевых командиров – Фоки, Куркуасы и тд – получали значительные доходы от своих поместий уже от выращивания злаков. Связано ли это с прекращением арабских набегов, или же с потеплением – тоже сложно сказать.

 

В связи с графиком набегов – становится понятно, почему ромеи не считали нужным создавать дорогие укрепрайоны около горных проходов. Такие районы были бесполезны против большой армии, но могли сдержать обычный арабский рейд в несколько тысяч бойцов.

Самый длинный рейд длился два месяца. С учетом боев, поиска добычи, передвижения по дикой местности, возвращения с добычей – думаю, максимальная средняя скорость составлял 20 км/ч. Скорее всего – меньше. Но это дистанция (по-прямой) от Мелитены до базирования каппадокийского турмарха. Примерно середина анатолийской фемы. То есть до относительно богатых земель обычный рейд не мог дойти физически. А если так – дешевле было оставить все как есть. «Анатолийцы все равно привыкшие к арабам – неча на них деньгу пущщать», скорее всего думали бюрократы в столице.

 

Возникает вопросы – зачем тогда такие укрепрайоны (клейсуры) начали создавать в 842-ом году?  У меня нет ответа. Скорее всего, государство стало богаче и смогло себе позволить расходы на нормально и регулярно оплачиваемых солдат. Да и население выросло – возможно, уже и Анатолию стоило защищать. А может Феофил просто психанул после разгрома под Данзимоном.

А может быть – после этого разгрома произошла «сделка» - мы вам нормально платим, а вы не бунтуете и границу нормально защищаете.

 

Быт и обычаи.

Некоторые люди лезли с абордажным палашом на испанский галеон, мечтая о таверне «Подзорная труба». Другие люди лезли с саблей на турецкую галеру, мечтая о «садочке вышневом коло хаты». Наши герои делали свой маленький гешефт, ходя к более богатым восточным соседям, мечтая о стаде скота и хорошо спрятанной от врагов пещере.

Я разочарую читателя, возможно представившего, как вольнолюбивые казаки акриты самостоятельно собирались в отряды и шли грабить басурман. История Сечи – это история профессиональных военных на службе Речи Посполитой, объединявших вокруг себя голытьбу. Также и в Византии – рейд на византийскую сторону всегда возглавлялся местным военным чином – турмархом (тысячником) или его подчиненными. Весте с турмархом шла его тагма – малый отряд солдат, постоянно находившихся при турмархе и получавшем постоянную оплату. Помимо этого шли обычные солдаты-поселенцы – получавшие плату время от времени. И к ним присоединялись местные пастухи, желавшие немножко заработать.

Историки об этом не пишут. И в целом – обычно предполагается, что злые мусульмане наезжают на бедных православных -  в случае византийского фронтира и в случае украинского. Только почему-то злые мусульмане понастроили цепочки крепостей – и на северном берегу Черного моря в случае турок с татарами, и на восточной границе Тавра, в случае с арабами. Видимо, были причина вбухивать огромные деньги в строительство сети тхугуров. И эта причина – явно не относительно редкие походы  императорской армии.

Что касается солдат-поселенцев – честно говоря, для меня загадка, что они из себя представляли на фронтире. В «тыловых» (кавычки применены, поскольку в Византии не было настоящего тыла – лишь отнсительный) фемах с плодородной землей, солдат получал кусок земли, позволявший прокормить семью и худо бедно купить вооружение. И иногда он получал плату. Куска земли хватало для того, чтобы армейская служба была привлекательной.

Но что получали солдаты пограничья? Земли вокруг было навалом, но такой, на которой сложно было что-то вырастить и урожай, с которой все равно сняли бы арабы. Деньги? Может быть. Ведь именно они принимали на себя первый удар. Но денег у правительства всегда было мало. А может быть не деньги, а возможность пограбить арабов на обратном пути? Не знаю правильного ответа.

 

В связи с постоянными набегами, люди фронтира жили или в пещерах, в изобилии имевшихся в туфовых горах (из-за чего образованные горожане называли их «троглодитами» или «пещерными людьми») и других хорошо спрятанных местах. Или в хорошо укрепленных деревнях, в которых дома выходили наружу тыльной стороной без окон, образуя внутри площадку, на которую выходили двери. Или, если недалеко от форта с солдатами – прятались там.

По культуре – в отличие от западных малоазийцев, анатолийцы перенимали у арабов привычки в одежде, да и вообще – были очень сильно смешанным народом. Там были и бывшие исавры, и переселенцы из Сирии  - как греки, так и арабы (к примеру, басилевс Никифор, родился в Анатолии и был из рода Гассанидов), переселенцы с Балкан – славяне. В общем, если папа еврей исавр, а мама татарка славянка, кто у нас ребенок? Правильно русский ромей.

 

Про налоги и вообще отношение к жизни я уже писал выше. Формировался дух фронтира – когда человек привыкал к тому, что платит налог кровью. Что можно ходить в драной одежде, но оружие должно быть в порядке. Понимание, что надеяться можно на себя, друзей, местного магната и святых воинов Феодора, Дмитрия и Георгия. Готовность с оружием защищать свое добро – как перед грабителями арабами, так и грабителями из столицы.

В общем, про Девгениса Акрита можно легко сказать: «Это был один из тех характеров, которые могли возникнуть только в тяжелый VIII век на полукочующем углу Европы, когда вся  восточная первобытная Анатолия, оставленная своими басилевсами, была опустошена, выжжена дотла неукротимыми набегами арабских хищников; когда, лишившись   дома и кровли, стал здесь отважен человек; когда на пожарищах, в виду грозных соседей и вечной опасности, селился он и привыкал глядеть им прямо в очи, разучившись знать, существует ли какая боязнь на свете; когда бранным пламенем объялся древле мирный греческий дух и завелось акриство.

Вместо прежних крупных городов, наполненных писарями и купцами, вместо бросивших свою землю полководцев возникли грозные селения, связанные общей опасностью и ненавистью против мусульманских хищников. Уже известно всем из истории, как их вечная борьба и беспокойная жизнь спасли Европу от неукротимых набегов, грозивших ее опрокинуть. Басилевсы, очутившиеся, владыками сих пространных земель, хотя отдаленными и слабыми, поняли значенье акритов и выгоды таковой бранной сторожевой жизни. Они поощряли их и льстили сему расположению. Под их отдаленною властью турмархи, избранные из среды самих же акритов, преобразовали селения в сотни и турмы. Это не было строевое собранное войско, его бы никто не  увидал; но в случае войны и общего движенья в восемь дней, не больше, всякий   являлся на коне, во всем своем вооружении, получа один только солид платы от басилевса, - и в две недели набиралось такое войско, какого бы не в силах были набрать никакие рекрутские наборы.

 Кончился поход - воин уходил в к своему стаду, рубил лес, возил товары и был вольный акрит. Кроме фемных солдат, считавших обязанностью являться во время войны, можно было во всякое время, в случае большой потребности, набрать целые толпы охочекомонных: стоило только сотникам пройти по рынкам и площадям всех сел и местечек и прокричать во весь голос, ставши на телегу: "Эй вы, пивники, броварники! полно вам пиво варить, да валяться по запечьям, да кормить своим жирным телом мух! Ступайте славы воинской и чести добиваться! Вы, плугари, овцепасы, баболюбы! полно вам за коров пасти, да пачкать в земле свои желтые чеботы, да подбираться к жинкам и губить силу православную

Пора доставать акритской славы!»

Не все было так романтично, как в книгах – и в следующей главе я переведу вот этот подкаст https://thehistoryofbyzantium.com/2015/12/04/episode-87-the-house-of-war/

«Дом войны» - художественный рассказ про простого византийского солдата во время арабского рейда в Каппадокию.

 

Изменено пользователем Neznaika1975

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Там есть линк на английский текст, не только mp3.Или вы им же и пользуетесь? https://ancient-rome-au.tumblr.com/post/136683513605/you-are-standing-on-top-of-a-wall-staring-into

:pray:спасибо тебе, блогодетель

я ЗАДОЛБАЛСЯ уже со слуха переводить, повторяя предложение по 3-4 раза :)

щас все быстро пойдет

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

блогодетель

А хорошо звучит. :tongue:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

Интермедия. Дом войны.

 

Аудио - https://thehistoryofbyzantium.com/2015/12/04/episode-87-the-house-of-war/

текст - https://ancient-rome-au.tumblr.com/post/136683513605/you-are-standing-on-top-of-a-wall-staring-into

Комментарий Незнайки:

 Я постарался дословно перевести подкаст, в котором автор обращается к слушателю, заставляя его представить, что это он, слушатель, находится в Каппадокии 8-го века и ожидает вторжения арабов.

Дом Ислама – территория Халифата. Дом Войны – территория, на которой добрые мусульмане должны нести джихад неверным. В данном случае – это территория фронтира.

 tumblr_inline_o0gwh2jC7o1qlopgh_540.png

Ты стоишь на краю стены и напряженно всматриваешься вдаль. Тебе кажется, что ты видишь какое-то движение. Рассвет еще только начинается и сложно что-то разглядеть. Может быть это птичья стая? Нет! Приглядевшись, ты понимаешь, это движется враг. Пыль поднимается на горизонте, но движущаяся линия далеких маленьких черных точек – должно быть это армия. Ты кричишь своему командиру, чтобы он просыпался. Твой страх, что ты побеспокоишь его без нужды, пересиливается страхом перед арабами. Командир взбирается на сторожевую башню. Ты показываешь – он смотрит и поворачивается к тебе: «Прямо сейчас – беги в Лоулон. Изо всех сил. Прямо до форта на гребне горы. Скажи десятнику, что немедленно посылал конных гонцов. Бегом!!!»

Камни осыпались под ногами, пока ты пробирался вниз по неровной тропинке, ведущей к дороге. Несмотря на приказ командира, ты потратил немного времени, чтобы наполнить фляжку с водой и сунуть в сумку сухую лепёшку. И конечно, ты не забыл свой меч и щит.

 Дорога была всего лишь тропой между кустарников и скал, утоптанной за века людской ходьбы. Ты внимательно смотришь под ноги во время бега, чтобы не споткнуться и не повредить что-нибудь. Ты не можешь себе этого позволить, ты – первый этап эстафеты, которая должна достигнуть стратига Анатоликона. Стратиг фемы должен знать, что арабы идут через Киликийский проход.

Пока ты бежишь, ты не можешь не думать: «Сколько идет арабов? Конечно, с такого расстояния, ты не мог их посчитать.  Вдруг – это полноценная армия. Вдруг у них есть осадное оборудование, которое позволит им захватить наблюдательный пост? Что если они захватят тебя в плен и будут пытать?»

Ты проклинаешь свою неудачливость. Ведь ты всего лишь пятый раз выходишь на службу. Почему мусульмане решили напасть именно в этот раз!? Конечно, ты помнишь слова отца, что в девяти случаях из десяти, они не атакуют изолированные посты - потому что это бесполезная потеря времени. Но что, если это будет как раз тот один раз из десяти?

Форт на гребне был в четырех милях от поста. Почему они не послали гонца на лошади – спрашиваешь ты себя, заранее зная ответ, хотя тебе и хочется кого-нибудь обвинить. Лошадь не сможет скакать галопом по такой тропе. Более того, она может споткнуться и сбросить всадника – и некому будет доставить весть. Поэтому ты бежишь изо всех сил, чтобы весть достигла постоянного гарнизона на одной из главных военных дорог.

Наконец, задыхаясь и истекая потом, ты добираешься до форта на гребне. Если бы ты не знал, где он находится – ты бы легко пропустил его. Вход замаскирован под пустую пещеру. Когда ты достиг входа – раздался голос: «Стой, не двигайся!»

Ты понимаешь, что лучник готов к выстрелу. Тяжело дыша, ты выпалил: «Мусульмане идут. Киликийский проход! Меня послали начать эстафету».

Послышались звуки движения – и тишина. Ты взглянул вверх, но не смог ничего разглядеть. Ты начал взбираться по отвесной каменистой тропинке ко входу в пещеру и чуть было не сорвался, но солдат на входе поддержал тебя.

«Осторожней!», крикнул он, и добавил, «идиот!». Ты протиснулся в пещеру – и увидел, как по другому склону горы на дорогу спускается солдат. Эстафета продолжалась и вскоре должна была достигнуть Лоулона – ближайшего полностью укрепленного замка, части оборонительной системы. Там турмарх начнет подготовку к отражению набега.

Тебе хочется упасть навзничь. Из входа в пещеру струится солнечный свет. Вернее, с дороги это выглядит как пещера – но на самом деле это вход в тоннель, ведущий на другую сторону горного гребня, к деревянному форту. Ты заходишь в форт и приваливаешься к стене. Вокруг тебя суетятся солдаты. Ты надеешься, что никто не обратит на тебя внимания и ты сможешь отдохнуть до того, как придется возвращаться обратно на пост. Ужасная перспектива стоять лицом к лицу с вторжением арабов вгоняет тебя в дрожь. Ты закрываешь глаза.

Проходит около часа. Тебе становится стыдно за столь длительный отдых. Ты ищешь командира форта, чтобы доложить о возвращении на пост, когда прибывает Алексий.

Алексий – это заместитель командира форта. Он также офицер кавалерии, так что ты был вдвойне удивлен, увидев его здесь. Наверное, он бежал, а кто-то медленно спустил его лошадь по тропинке. Алексий объявил, что это большой набег – около десяти тысяч солдат. В нашем форте гарнизон неукомплектован и сам он слишком уязвим, и поэтому будет оставлен. Потом он взглянул на тебя: «Мы направляемся в Луолон!»

tumblr_inline_o0guvhY9Dc1qlopgh_540.jpg

Это твой второй год службы в римской армии. Ты из маленькой деревушки в горах Тавра, твой отец был простым солдатом в пехоте, и ты унаследовал службу после его смерти. Каждые несколько месяцев ты приходил на свою смену в форте или на сторожевой вышке и проводил две недели, обозревая пустынные, но прекрасные окрестности. Ну, предполагалось, что две недели. Обычно, смена задерживалась – без извинений или объяснений.

Хотя арабы нападали каждый год – граница простиралась на сотни километров. Никто в твоем селение не пострадал от набегов, и ты сам лишь несколько раз издалека видел арабов. Все происходящее было внове для тебя.

Сейчас ты был отделено от твоей banda, твоего отряда. Предполагалось, что ты будешь воевать вместе с ними, но Алексий объяснил, что во время нападения дозорные могут быть присоединены к другим отрядам.

Когда вы добрались до Лоулона, наступила ночь. За весь день, у тебя была лишь фляжка воды и лепешка. Ты устал и измотался. Поначалу ты ощутил облегчение, осознав, что ты удаляешься от линии фронта. Но сейчас ты столкнулся со страхом неизвестности. Если бы ты остался в форте, может, арабы прошли бы мимо? Теоретически, ты мог бы остаться в безопасности. А потом арабы вернулись бы в Сирию. А сейчас – тебя могли послать куда угодно. Все могло закончиться тем, что ты бы встретился с арабами в битве.

Но, даже если не рассматривать этот наихудший вариант – вскоре, ты начал понимать, что Лоулон близок к тому, чтобы стать линией фронта. Если арабы решать захватить крепость – это будет Лоулон, а не твой затерянный в горах форт.

Оставалось примерно сорок восемь часов до того, как арабы доберутся до крепости. Тебя посылают на дальний холм собирать ягоды и плоды с веток, до которых ты сможешь дотянуться.

Приближение арабов устрашает. Форт Лоулон гнездится на высокой скале, так что можно видеть колону арабов за много миль. Вас в форте сто девять человек. Неожиданно, ты понимаешь, что беспрестанные жалобы и ругань, которые ты слышал последние сутки приятнее, чем неожиданная тишина, наступившая, когда арабская конница начала окружать вас. Солдат в углу что-то зашептал про себя. Он считал врагов. Ты услышал «две тысячи» и через полчаса – «три тысячи». Один из арабов послал осажденным воздушный поцелуй. Остальные делали менее дружелюбные жесты.

К счастью, оказалось, что они хотят пройти мимо. Колонна всадников уже ускакала вдаль, и лишь сторожевой отряд наблюдал за фортом в то время, как пешие арабы и вьючные животные медленно проходили мимо. Они стояли так целый день, охраняя проходящую колонну от нашего возможного нападения. «Куда они направляются?», спросил ты Алексия. «Тиана», ответил он, «город неподалеку … хотя», развил он тему, «они лишь движутся в том направлении. Может они и не будут пытаться взять город, а потребуют выкуп. Но окрестности все равно разграбят. И вероятно – часть набега уйдет на северо-восток, там много незащищенных деревень. Они постараются взять как можно больше рабов и скота, прежде чем пойдут домой».

Когда колонна прошла – насчитали шесть тысяч арабов. Не так страшно, как десять тысяч, но все равно, весьма впечатляющая цифра.

Поскольку непосредственная опасность миновала, солдаты оставались на посту, ожидая приказов командования. Несколько кавалеристов отправились следом за арабами. Их задача заключалась в наблюдении и разведке. Ожидалось, что они вышлют гонца к турмарху, который, в свою очередь, вышлет гонцов к стратигу. Командование постоянно нуждалось в информации о местонахождении арабов и куда они направляются.

Всю следующую неделю Алексий и остальные офицеры проверяли нас. В основном – это были тренировки с оружием. В крепости собралось несколько сотен человек с разным опытом и уровнем подготовки. Ты никогда не участвовал в кампании. Отец, конечно, учил тебя копью и мечу. Но тренировки с ребятами в деревне были не сравнимы по напряжению с полнодневными занятиями под палящим солнцем. Тренировки были изнурительны и каждое утро ты просыпался с ощущением боли мышц, которые ты раньше, кажется, вовсе не использовал.

Тебя зачислили в новый отряд, и вы вместе отрабатывали передвижения: держать щиты сомкнутыми, защищать соседа слева, реагировать на звуки трубы. Однажды утром Алексий приказал вам построиться, затем вскочил на лошадь и отъехал на сотню метров. Неожиданно, лошадь встала на дыбы, развернулась и поскакала на вас. Инстинкт толкал тебя убежать – но голос десятника заставил стоять, сомкнув щиты. Казалось, что Алексий скачет прямо на тебя – и ты непроизвольно начал медленно пятиться назад. Однако в десятке метров от тебя, конь развернулся и проскакал вдоль строя. Весь десяток начал смеяться. Но десятник начал кричать на тебя за потерю дисциплины и выход из строя, что поставило бы в бою под угрозу жизни твоих товарищей. Ты подавленно молчал. Фокус Алексия показал, насколько ты еще зелен. Как же ты будешь сражаться в настоящем сражении?

Вскоре приходит весть от стратига. Часть гарнизона остается в Лоулоне, а остальные идут в Тиану. Алексий приказывает тебе сопровождать его – на время кампании ты будешь его оруженосцем. Продолжая числиться в пехоте, ты будешь ухаживать за его лошадью и делать другую черную работу. Это твоя вина. Проведя две недели в компании Алексия, он оказался единственным офицером, которого ты знал. И несколько дурацких вопросов, заданных ему тобой во время занятий, привели его к мысли, что тебе нужны дополнительные уроки.

Алексий родился в окрестностях Амориума – штаб-квартиры фемы Анатоликон. Его отец был старшим офицером, подчинявшимся непосредственно стратигу. Алексий всего лишь проводил время на границе, ожидая дальнейшего продвижения по служебной лестнице. Он был профессиональным воином.

Ты спрашиваешь его, почему ромеи не оставляют армию в Лоулоне, чтобы сражаться с арабами, когда те появятся? Он доброжелательно взирает на твое невежество и объясняет, что биться с арабами лицом к лицу – это безумие. Они сильны, быстры и опасны.

«Если мы встанем стеной здесь и погибнем – что будет дальше? Кто постарается предотвратить грабежи и убийства?»

«Басилевс?», мямлишь ты.

«Пфф», фыркает Алексий, «да ни в жизнь! Басилевс взгромоздится на коня, когда враг уже будет обессилен и поползёт к кладбищу».

За эту неделю ты многое узнал. Несомненно, Анатоликон не мог выставить даже шести тысяч бойцов, чтобы противостоять арабскому набегу. И даже если бы смог – все равно не стал бы устраивать открытый бой с арабами, из опасения, что появится еще один мусульманский отряд и окружит ромеев. Все что мог сделать стратиг – это следовать по пятам за врагом и может быть, перехватить отряд-другой, по сотне человек, если его жадность завлечет слишком далеко от безопасного лагеря.

 По дороге в Тиану, ты спрашиваешь: «А как же люди? Деревни?» «Они предупреждены», отвечает Алексий. «Эстафета, которую ты начал, достигла каждой крепостцы на сотню миль вокруг. Солдаты оттуда обскакали все деревни и предупредили о приближении арабов. И местные жители имели время, чтобы спрятаться»

Ты все равно не можешь принять это. Ты уже побывал внутри четырех разных фортов – и ни один из них не мог бы укрыть много гражданских лиц. Алексий признал, что многие люди просто спрячутся в лесах, горах или в местном монастыре и будут надеяться на лучшее. Ты потрясен! Почему мы сидим здесь, ничего не делая, когда люди столь уязвимы!?

 

«Потому что мы думаем головой!», ответил Алексий. «Как только арабы направятся домой, настанет наше время. Они будут отягощены добычей, рабами и скотом. Они устанут. Они будут рваться домой. Мы спрячемся у них на пути и ударим, когда их бдительность ослабнет»

Ты расстроился от бесчестности всего этого. Мы намереваемся позволить арабам убивать, насиловать и грабить людей и начнем воевать, лишь когда враг направится назад. Алексий разозлился: «Это единственный способ выиграть. Мы должны атаковать лишь тогда, когда у нас есть преимущество»

«Почему?»

«Потому что это все, что у нас есть», ответил Алексий, указывая на сотню солдат, идущих позади нас. «Они могут поднять миллионы человек – желающих умереть в бою с врагом. Мы убьем одного – ему на смену следующей весной придет десяток. Все что мы можем – это сделать их возвращение как можно более болезненным – чтобы в следующий раз они выбрали другое место»

«Почему они хотят умереть здесь?»

«Потому что это Дом Войны!»

 

Когда мы прибываем в Тиану, нас встречает подкрепление в пять сотен бойцов, пришедшее из Икониума.  Арабы пересекли Каппадокию и грабят возле Кесареи. Мы медленно следуем за ними.

Получено указание разбить лагерь на ночь. До этого, ты никогда не участвовал в подготовке полноценного военного лагеря.

Разведчики уже осмотрели местность к северу от Тианы и выбрали место около реки. Затем солдаты разметили землю.  Твое подразделение получило выделенный участок и начало копать. Ты копаешь ров и бросаешь землю внутрь линии. Когда ров оказывается достаточно глубок, ты начинаешь уплотнять выброшенную землю, чтобы получился временный вал. Затем твой отряд установит на него копья и щиты. Они могут сыграть роль барьера и, если что – их легко схватить. Тебе говорят, что, если мы задержимся здесь больше чем на ночь, оружие будет заменено кольями.

Затем вы устанавливаете палатку и готовите лежанки для сна. И вновь – места для палаток заранее размечены. Каждому отряду полагается отдельное место, которое будет закреплено за ним в течение всей кампании. Палатка командира располагается в центре и сам лагерь разбит на четыре квадрата, разделенных друг от друга четырьмя «улицами», ведущими к выходам. Выходы всегда охраняются и для входа и выхода нужен пароль. Видимо, это вековая римская традиция.

tumblr_inline_o0gvg7qqIE1qlopgh_540.jpg

Кидая землю на вал, ты размышляешь о словах Алексия. Религия мусульман предоставляет им быстрый путь на небеса, если они погибнут в Доме Войны, как, например, в Романии. Убийство врагов для них священная миссия. С учетом этого и добычи – понятно, зачем они приходят каждый год.

Свое царство они называют Домом Мира, но для тебя это звучит слишком по-варварски.

Во время дальнейшего марша на север, ты можешь полюбоваться этим самым «Домом Войны». Название отлично описывает окружающий ландшафт. Деревни пусты, дома пусты. Даже деревья очищены от фруктов. Поля вытоптаны. Бездомные овцы и козы встречаются на дороге – отбившиеся от уведенного хозяевами или арабами стада. Ты понимаешь, как повезло твоей деревне находиться в изолированном месте. Ваша бедность и заброшенность – отличная защита от таких атак.

Ты также начинаешь понимать раздражение Алексия по поводу твоих вопросов. Мы, народ Каппадокии и гор, живем под гнетом постоянных набегов год за годом, без надежды на избавление.  Басилевс не может рисковать тагмами и остается в стороне. Алексий понимал, как это несправедливо. Он ощущал вину, осознавая, как мало власти делают для того, чтобы защитить твою семью. И все же, он надеялся стать частью тагмата. Почему нет? Зачем оставаться здесь, если можно служить в столице?

Пришла весть от стратига. Его основные силы намереваются заблокировать арабам дальнейшую дорогу на запад. Возможно, мусульмане решат, что уже достаточно ополонились – и направятся к Мелитене, пограничной армянской крепости на территории халифата.

Если верить Алексию, это тоже часть стратегии. Люди будут тайно следовать за арабами, благодаря десятилетиям опыта, предполагая, куда они направятся. Нам приказано идти в горы и определить возможные места для засад. Ты в ужасе. Большинство из отряда, к которому ты присоединился в Тиане – опытные бойцы. Они уже были здесь ранее. Они знают, как выслеживать врага, как ждать его в засаде, как внезапно атаковать. Арабы для них – как горные львы, а они сами – как охотники, готовые заманить жертву в капкан.

Ты был бы более чем счастлив просто следовать за товарищами и прислуживать им. Но, судя по всему, тебе придется участвовать в атаке. Проходит неделя похода по горам. Ты встречаешь крестьян и монахов. Как и твоя семья, они живут в удаленных местах и кажется не затронутыми военными действиями.

Алексий строго приказывает тебе лгать всем, кого встретишь. Согласно легенде, вы направляетесь дальше на север, к Себастее. Верить нельзя никому, даже монаху. Если враги придут сюда – они начнут задавать вопросы. Они могут начать пытать, если заподозрят, что скрывается важная информация. Или, что удивляет тебя еще больше, ромеи могут просто продать информацию арабам. Выйти к их конвою и за деньги рассказать, где прячется засада.

Когда вы достигаете дороги на Мелетену, командиры становятся скрупулезны. Каждая дорожка в окрестностях проверяется. На каждом направлении ставится пост. Любые объедки прячутся. Дни тянутся за днями, и вы выявляете каждую точку на гребне, откуда удобно атаковать конвой. Наконец, выбирается место для засады – там, где дорога сужается и слегка петляет. Через несколько сотен метров от этого места, есть пологий склон, позволяющий спуститься с гребня. Согласно Алексию, эти две точки отлично дополняют друг друга.

Сейчас вы должны следить за арабами и ждать, пойдут ли они по этой дороге. Очень вероятно, что пойдут. Но возможно, что все приготовления окажутся напрасными. Вы можете прождать арабов всю неделю – и не дождаться.

Алексий приказывает тебе идти вместе с разведчиками и наблюдать за арабами два дня. Он хочет, чтобы ты набрался недостающего опыта. Снова и снова он повторяет, что ты должен всему научиться сам, чтобы потом учить других.

Вновь, все работает на основе эстафеты. Лучшие разведчики подбираются к арабам так близко, что могут слышать их разговоры и всхрапывание коней. Другой человек наблюдает за разведчиком, еще дальше еще один человек и еще. От тебя не требуется подползать к арабам. Ты всего лишь должен подтвердить, что они планируют идти к Мелетене. Когда вы достигаете подножия холмов рядом с военной дорогой, вы встречаете разведчиков из Анатоликона. Они сообщают, что арабы разделили свои силы. Основное войско направится по вашему пути, но около тысячи конников направились обратно к Тиане. Острый приступ страха снова сжимает тебя. Хотя хорошо то, что арабы на обратном пути точно не дойдут до твоей деревни. Твои товарищи говорят, что это хорошая новость – арабы будут немного слабее, когда вы атакуете их.

Анатолийские отряды укрепились на своих холмах. Арабы вынуждены иди быстрее. Они уже устали, встревожены и не так сильно выставляют охрану. Весь следующий день вы ждете появления арабских разведчиков. Когда они появляются, несколько из вас отправляется предупредить Алексия. Вы занимаете позицию на холме. Ваш лагерь в милях отсюда, хорошо скрытый за одним из высоких холмов. Если арабы заметят даже слабый дымок – они могут сомкнуть ряды и свести на нет всю вашу подготовку.

Через несколько дней тебе позволяют поднять на гребень холма, чтобы взглянуть на врага. Ты видишь около четырех тысяч воинов, медленно двигающихся по дороге навстречу тебе. Теперь ты понимаешь, откуда взялась ромейская тактика. Впереди себя арабы гонят овец и коров. Их медленный темп делает отряд необычайно уязвимым. Но при этом – они превосходят вас числом примерно в десять раз – и ты опять ощущаешь приступ паники.

Они устраивают лагерь в паре миль от места засады. Алексий говорит, что это отлично. Он хочет позволить трем четвертям арабского отряда пройти мимо, прежде чем начинать атаку. Узкая извилиста дорога идеальна для использования пехоты. Начнется паника, и может быть, арабы побегут, оставляя рабов, скот и ценности. Легкий уклон позволит конному отряду Алексия неожиданно появиться и пресечь попытку контратаки и может быть – посечь отставших. Кровь отливает от твоего лица, когда ты осознаешь, что бой скоро начнется. Хотя ты будешь стоять в последнем ряду пехоты, наименее уязвимом для врага, ты все равно осознаешь, что не готов.

День начинается. Ты не спишь. Ты надеваешь свою экипировку – легкий шлем, подбитый войлоком; старый отцовский кожаный нагрудник и это все. Ты завистливо глядишь на Алексия, одевающего кожаный доспех, металлический шлем и наголенники. Помимо этого, у него есть небольшая булава, сабля и аркан. Ты с сомнением смотришь на свой собственный маленький круглый щит и меч. У некоторых пехотинцев есть копья. Лучники занимают свои посты.

hVNgjWKwFd4.jpg

Алексий говорит, что божьей милостью мы одержим победу и скачет в холмы. Ты ждешь в тишине. Кажется, будто прошло три часа. Напряжение выматывает. Твои товарищи лежат неподалеку, почти незаметные. Неожиданно, ты видишь, как пара солдат рядом с тобой приподнимается – и звучит труба! Все кричат и мчатся вперед и вниз. Ты следуешь за всеми, понимая, что сейчас вы выбежите из-за деревьев и встретите врага. Ты уже слышишь крики, лязг и звуки животных. Ты выбегаешь на дорогу и перед тобой появляются они! Понеслось!!!

 

 

Здесь мы заканчивает нам небольшой рассказ и предоставляем герою самому решить свою судьбу.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

У Вас великолепно получается! Читаю с огромным интересом! :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

+1 :good:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

610-780: описание в целом упадка империи, экономики и культуры, реорганизации системы управления и армии

 

Империя потеряла весь Восток – Египет, Сирия, Палестина и часть Малой Азии. Была потеряна большая часть Запада – вся Африка и существенная часть Италии. В Италии Империя контролировала Калабрию с Апулией и Сицилию. Рим и Равенна были потеряны к середине 8-го века. На Балканах западные границы империи заканчивались в Адрианополе, и под частичным контролем оставались приморские города – Афины, Котор, Будва, Дубровник, Венеция.

Ядром съежившейся, но не сдавшейся империи римлян стали Фракия и Анатолия. Горы Тавар и анти-Тавра формировали природный барьер на востоке – который, впрочем, не спасал от арабских набегов. Как не спасали от болгарских набегов Родопы и Гемские горы. Также, под контролем басилевса оставались острова Эгейского моря, включая Крит. Кипр оставался под мусульманским контролем, но доходы с него шли пополам халифу и басилевсу.

В результате, империя стала более компактной (если не считать приморских анклавов), более единой по языку (греческий) и по вере (православие).

59b7fb26e6c1c__780.thumb.jpg.5dda564545b

 

Ярким отличием от старых добрых времен стало отсутствие явно выраженных границ. Если византийские крепости на границе с персами или аварами были уязвимы – они все-таки существовали и показывали, где проходит граница. Теперь империю отделяли от арабов сотни километров Дикого поля – пустошей между хребтами Тавра и анти-Тавра. Большая часть Балкан была заселена мелкими славянским племенами, освободившимися от аварской власти, но так и не подпавших под власть империи. И limitanei пограничные отряды больше не стояли на страже границы.

Армия тоже сократилась. Хорошей новостью было то, что она сократилась всего в два раза. Плохой – что оставшейся половине армии было нечем платить. Хотя империя потеряла вместе с западными землями западные группировки, в восточных группировках удалось сохранить подобие порядка. И на месте бывших армий были созданы фемы. Восточная (греч.. Анатоликон) армия была размещена в центральной Малой Азии (включая бригаду Федератов). Армия Армении – лишь немного сдвинулась на запад, в фему Армениакон, на северо-востоке Малой Азии. Две презентальные армии стали базой для гигантской фемы Опсикиан. Даже после того, как Константин Погонат в 681-ом году разделил ее на Опсикиан и Фракисий, Опсикион оставался базой для восстаний – пока Копроним  в 740-х годах не разделил фему на Опсикион и Букеларий и не забрал часть солдат в состав тагмата.

От итальянской армии осталась небольшая фема Сицилия. От армии Иллирика – небольшие фемы Хеллас и Кибирриоты. И  несколько сотен солдат служили в архонатах Крит, Херсонес и тд. Существенным отличием от времен Юстиниана и Маврикия, стало то, что армия не располагалась на границах. Вместо этого, солдаты были равномерно распределены по оставшейся территории империи, с уплотнением на западе Малой Азии и во Фракии. Власти осознавали, что арабские набеги практически неостановимы – и сосредоточились на защите западномалоазийского хинтерлэнда (который, помимо всего прочего, давал наибольшее количество налогов в казну. Забегу вперед – 90% поступлений в казну составлял налоги с земледельцев и лишь 10% - торговые пошлины и тд).

59b7faed79688_780_-_.thumb.jpg.43cde30e2

Фемы стали основными административными единицами, заменив и провинции, и префектуры. До 720-х годов сборщики налогов еще действовали в рамках старых провинций – но потом и этот осколок прошлого исчез. Стратеги фем стали и гражданскими администраторами (хотя встречается и другая точка зрения – что полное соединение гражданской и военной власти произошло в начале 9-го века).

Однако, правительство оставило за собой рычаг управления фемами (и прежде всего – элитой фем). Налоги собрались независимо от стратигов и доставлялись в Константинополь. Оттуда они централизованно распределялись в виде жалования, ежегодно получавшемся в Пасхальную неделю лично из рук басилевса и высших чиновников всей остальной элитой империи.

Сложно сказать, когда именно были созданы фемы – историки называют и времена Ираклия, и времена Констанс II. Чтобы не вдаваться в подробности научных дискуссий, скажу, что по моему мнению, процесс шел постепенно, достигнув своего апогея к концу 7-го века, когда все войска, за исключением телохранителей басилевса и внутренней стражи Константинополя,  стали фемными. Сам процесс реорганизации армии не был заранее запланирован. Все, как всегда, шло само по себе, упираясь в бабло.

Первую попытку снизить затраты на армию предпринял Маврикий … мягко говоря, неудачно. Затем Ираклий снизил в 616 году жалование в два раза. Еще в два раза жалование снизил в 660-х Констанс II. Таким образом, базовое жалование пехотинца снизилось с 20 до 5 номисм. По мнению Тредголда, именно в этот период окончательно сформировались фемы.

Неправильно воспринимать фемы, как чисто оборонительные войска. Пехотинцы, участка которых хватало лишь на прокорм себя (а жалование, если оно выплачивалось – уходило на покупку вооружения) – действительно, были пригодны в основном для оборонительных действия на территории Малой Азии. Однако кавалеристы, которым давался участок земли стоимостью 288 номизм (четыре фунта золота) были способны заниматься боевой подготовкой и нанимать людей для ухода за землей.

Некторые фемы (небольшие) состояли из одной турмы. В наиболее крупной феме Анатоликон было пять турм, наиболее крупной из которой была пятитысячная турма Федератов, ведущая свой род еще от римских бригад федератов. В состав турм входили друнги (тысячи) под командованием друнгария.

Как уже говорилось выше, если офицеры получали весьма неплохое жалование (и чем выше ранг, тем выше жалование), то для солдат основным источником дохода была земля. И, вознаграждение, в случае, если их ставленник становился басилевсом. В результате, империю регулярно сотрясали солдатские мятежи, когда солдаты в буквальном смысле принуждали стратигов одеть пурпур – поскольку отнимать у мятежников земельные участки было не принято, а значить терять солдатам было нечего.

Противовесом этому стали тагмы.

Они были созданы Константином Компронимом в 740-х годах после восстания Артавазда, во многом – из солдат мятежной фемы Опсикион. Командиры тагм, по сути, были заместителями басилевса, который всегда сам возглавлял войско. Конные воины тагма (за исключением пеших тагм охраны Константинополя) получали жалование в два раза больше, чем фемные, и кроме того – получали вооружение. Они регулярно ходили в походы во главе с басилевсом, где в основном – брали хорошую добычу. Конечно, они были преданы басилевсу и служили надежным противовесом фемам.

И две корабельных фемы – Кивирриот на востоке и Хеллас на западе.

В восьмом веке сформировалась традиция, что басилевс не сидит во дворце, отдавая приказы полководцам. Он сам ведет за собой армию … если хочет остаться басилевсом. Первым басилевсом, который перестал ходить в походы и начал посылать гереналов, был Лев, сын Константина – и закончил он плохо. После этого, вплоть до начала 10го века слово «басилевс» было синонимом «вождь солдат».

 

Помимо армии, была реорганизована и гражданская администрация. На верхушке стояли три министра – логофета. Логофет дром (министр почты), наиболее важный чин, отвечал за почтовое сообщение, внешнюю политику и гозбезопасность. Общий министр (логофет геникон) отвечал за сбор налогов. Военный министр (логофет стратикон) отвечал за выплаты жалования армии. Протоасекреты вели записи. Великий куратор и два казначея отвечали за управление государственным имуществом.

Остальные титулы иногда вообще исчезли, иногда остались – как квестор (главный юрист) или префект Константинополя, но их полномочия сильно упали.

Сенат периодически собирался – но уже не имел никакого значения. Из независимых и богатых собственников, он превратился в собрание высокопоставленных придворных, а титул сенатора – в престижную игрушку.

Гражданская администрация уменьшилась еще сильнее, чем армия. Центральная бюрократия сократилась с двух с половиной тысяч при Юстиниане, до шестисот человек. Пятнадцать тысяч провинциальных чиновников – с ними не совсем понятно. Тредголд считает, что они почти исчезли, будучи заменены военной администрацией. Как я писал выше – есть точка зрения, что полное слияние в провинциях гражданских и военных властей произошло лишь при Никифоре, в начале 9-го века. Но в любом случае, в условиях уменьшившихся городов и натурализации экономики, их число должно было сжаться не в четыре раза, а гораздо больше.

В целом, бюрократы 8-го века стали существенно беднее бюрократов 6-го века. К примеру, в 6-ом веке жалование Префекта Африки составляло сто фунтов золота, а в 8-ом веке жалование стратига Анатоликона – 40 фунтов. И это было самое высокое жалование в империи. С другой стороны, в отличии от солдат, возможно – из-за своей немногочисленности, гражданские чиновники продолжали получать жалование. Доход низового чиновника составлял 18 номисм в год (почти в два раза больше, чем жалование бойца конных тагм), что позволяло поддерживать вполне пристойный уровень жизни «среднего класса». В результате, получилась немногочисленная и неплохо оплачиваемая бюрократия, что сдерживало (хотя, конечно, не сводило к нулю) коррупцию и повышало эффективность.

59b7fafb00c56_780__.thumb.jpg.67a54fe9d2

Другой проблемой византийского госаппарата была грамотность. Годы гражданских войн на рубеже 7 и 8 веков, которые сопровождались чистками аппарата, потом борьба с иконофилами, подавляющая часть которых была духовенством или бюрократами – все это сильно проредило слой образованных людей. Это видно, как по количеству летописцев, так и по изменившемуся законодательству. Новое законодательство Исавра – Эклога, представляла собой выжимки из Дигестов Юстиниана, основанные на церковном праве и приспособленные к новой действительности фолаута. Несмотря на это, в Константинополе продолжали действовать школы и в целом, создается впечатление, что высший и средний офицерский корпус был способен читать и писать. В целом, как и на Западе, но в меньшей степени, и культура и право существенно клерикализировались.

Помимо прочего, снижение грамотности повлияло и на процесс сбора налогов. Несмотря на проведенную Львом Исавом налоговую перепись, налоговые реестры велись плохо. Да и сложно было учитывать налогоплательщиков, которых регулярно перетряхивало нашествиями. Все это дополнилось исчезновением декурионов и общим сокращением численности населения городов.

В результате, налоги стали собирать частные лица: агенты (диокетай), собиравшие земельный налог с крестьян и комерциарии, собиравшие торговые пошлины и отвечавшие за функционирование государственных складов. Вместо городских округов, объектом налогообложения стали индивидуальные хозяйства. Но в случае уклонения или исчезновения налогоплательщика – его долг перекладывался на соседей.

 

Процесс сбора налогов осложнялся не только упрощением бюрократии, но и снижением экономической активности. Существенно уменьшилось количество городов, превратившихся в укрепленные крепости. В основном, крупные города представляли собой крепости с население несколько тысяч человек, епископом и несколькими купцами. Они служили центром сбора налогов и укреплением. Конечно. В территории эти города существенно сократились. Сократилось и население Константинополя. Если в 780 оно составляло около ста тысяч человек, самое дно приходилось на 748 год, сразу же после чумы, и перед приездом новых поселенцев.  С другой стороны, несколько городов выросло. Адрианополь населяло двадцать тысяч человек, Аморий – тридцать тысяч. Общим для них было то, что это были центры пограничных фем, с большим количеством платежеспособного населения – военные и немного чиновников.

Вторым по значению городом были Фессалоники. Вообще, приморские города, обеспечивающие хоть и уменьшившуюся, но продолжающую функционировать морскую торговлю, уменьшились не так сильно, как находящиеся вдали от побережья. Сухопутная торговля вообще менее выгодна, чем морская. И когда города, в которые крестьяне Анатоликона и Армениакона продавали свои продукты сжались – основным потребителем продуктов стала армия.  Землевладельцы пограничья, чьим основным богатством был скот, производили немало прибавочной стоимости – мясо, шкуры, поставка фуража и лошадей в армию. Но все это осуществлялось в рамках поставок на армейские склады или непосредственно в идущую в поход армию, зачастую – в рамках взаимозачетов налоговых обязательств (как знакомо звучит) и на открытый рынок выбрасывалось немного. Тем более, как я писал в главе про фронтир – продать скот арабам было выгоднее. Так что внутренняя торговля почти исчезла, зачастую сводясь к бартеру.

59b7fb096226c_787_.thumb.jpg.5c69820c45b

 

Немного о религии.

В части теории – отсылаю к замечательному объяснению Георга http://fai.org.ru/forum/topic/36021-neudachnyiy-pohod-mervana-na-hazar-v-737-godu-obsuzhdenie/?do=findComment&comment=939873 из которого все равно мало что понятно :-)

Если на практике – причин было несколько.

Первой причиной было то, что поклонение иконам зашло достаточно далеко – историки приводят хрестоматийные примеры, когда иконы становились «крестными» детей и тп. В связи с общим понижением культурного уровня, в некоторых случаях иконопоклонение действительно напоминало идолопоклонство, к примеру сделанное еще до начала иконоборчества наблюдение «Многие думают, что крещение достаточно чтится тем, кто, войдя в церковь, перецелует все иконы, не обращая внимания на литургию и богослужение».

Другой причиной было усиление роли армян в Империи (опять процитирую Георга)

в результате масштабной миграции армян в Малую Азию вследствие омеядских погромов Армении. У армян в тот период под влиянием актистизма (крайней формы монофизитства, которая периодически побеждала в Армении) возникло неприятие поклонения иконам. И развитые формы оного поклонения, обнаруженные в ромейской Малой Азии, шокировали их.

Учитывая засилье армян в армии (они составляли теперь большинство населения "фронтовых" фем), их мнение было существенным фактором.

Собственно и Лев Исавр поставил сей вопрос с подачи "боевого товарища" - куропалата Армении Смбата Багратуни. Смбат был в тесных отношениях с Львом Исавром, и именно через посредство византийских полководцев армянского происхождения иконоборчество проникло в столичные круги.

Третьей причиной, которую любили советские историки, была борьба провинциальных военных элит и столичных церкви и бюрократии за контроль над ресурсами.

Четвертой – негативное отношение к зажравшимся москвичам константинопольцам простых парней с границы.

На мой взгляд, у любого сложного социального явления есть комплекс взаимопереплетающихся причин, и это касается и иконоборчества.

Нельзя сказать, что императоры Исавры думали только о душе, не обращая внимания, что огромное количество людских и материальных ресурсов скрывается в монастырях. Но и называть их материалистами, из ничего придумавшими «фишку, позволяющую отжать у церкви бабло» мы тоже не можем.

Нельзя не отметить, при этом, что на разных концах Европы основатели новых династий – Лев и Константин / Мартелл и Пипин схожим образом реагировали на вставшие перед ними вызовы – реформа армии, реформа финансов, реформа церкви (идеологии).

 

 

В общем, если суммировать положение Византии к 780-му году – это государство, удержавшееся на краю. Почто натуральная экономика, но налоги собираются золотом. Близкая к классическом феодализму плата воинам землей – но офицеры получают жалование и верховные командиры регулярно ротируются. Почти полная потеря грамотности в провинции – но столица продолжает воспроизводить грамотных людей, включая мирян.

Смогла бы Византия превратиться в аналог франкской державы с полностью безденежной экономикой и платой за службу землей, вместе с большими земельными владениями магнатов - военачальников? Думаю – нет. Анатоликон и Армениакон просто перешли бы на сторону арабов – и в скором времени вся Малая Азия оказалась бы завоеванной. После чего, рано или поздно рухнул бы и Константинополь. Такм образом, Византия была на грани перехода в полный феодализм – но удержалась.

На мой взгляд, самым критическим моментом во внутренний жизни страны были 740-е годы. Гражданская война, чума, землетрясения – все это еще больше ударило по и так сократившемуся населению империи.  И начиная с 750-х все начинает расти. Выросли дети погибших от чумы 740-х. Прекратились большие войны с халифатом, который был занят внутренними проблемами. Как следствие – начала расти экономика. Начались инфраструктурные проекты – укрепление стен Константинополя и прокладка акведука, свидетельствующие и о растущих ресурсах государства, и о растущих потребностях. И, после 30 лет роста, Византийская империя пришла к 780-му году –  началу правлению Ирины и Константина.

 

Немного справочной информации

Динамика бюджетов от Юстиниана до Болгаробойцы.

год

военные издержки

% от бюджета

невоенные издержки и профицит

% от бюджета

Бюджет

518

           5,5  

65%

                   3,0  

35%

8,5

540

           8,0  

71%

                   3,3  

29%

11,3

565

           6,1  

72%

                   2,4  

28%

8,5

641

           2,9  

78%

                   0,8  

22%

3,7

668

           1,2  

60%

                   0,8  

40%

2,0

775

           1,1  

58%

                   0,8  

42%

1,9

842

           2,0  

65%

                   1,1  

35%

3,1

959

           2,7  

69%

                   1,2  

31%

3,9

1025

           4,2  

71%

                   1,7  

29%

5,9

 

Военный бюджет 775 год

 

количество

номисм/

год

коэффициент

затраты

% от бюджета

Военные расходы

 

 

 

1 143 358

66%

телохранители

400

72

1,33

38 400

 

солдаты

80 000

5

1,33

533 333

 

гребцы

18 500

5

1,25

115 625

 

Оружие и питание (тагм и телохранители)

18 400

10

1

184 000

 

Содержание коней (конные тагмы и телохранители)

14 400

5

1

72 000

 

Походы и другие военные издержки

 

 

 

200 000

 

Невоенные издержки

 

 

 

600 000

34%

Бюрократия

 

 

 

400 000

 

Прочие невоенные издержки

 

 

 

200 000

 

Итого издержки

 

 

 

1 743 358

 

Поступления

 

 

 

1 943 358

 

Профицит

 

 

 

200 000

11%

 

 

Состав армии 773 год.

Солдаты

 

Фемы

62 000

Кивирреатон

2 000

Анатоликон

18 000

Армениакон

14 000

Букелларии

6 000

Хеллас

2 000

Опсикиан

4 000

Сицилия

2 000

Фракия

6 000

Фракесиан

8 000

 

 

Тагмата

18 000

Экскубиторы

4 000

Схола

4 000

Оптиматы

2 000

Часовые (Вигла)

4 000

Стены

2 000

Нумера

2 000

 

 

Гребцы

38 400

Кивирреатон

12 300

Хеллас

6 500

Центральный флот

19 600

ИТОГО

118 400

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Опубликовано:

неплохая подборка материалов по дромонам

https://galea-galley.livejournal.com/tag/дромоны

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Эта тема закрыта для публикации сообщений.