Sign in to follow this  
Followers 0

Зеркальный план Шлиффена

52 posts in this topic

Posted

с какой скоростью будут ремонтировать дорогу, с такой же скоростью и будут наступать

заодно беря штурмом крепости в узлах ЖД сети

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Brockhaus_and_Efron_Encyclopedic_Dictionary_b32_900-0.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

заодно беря штурмом крепости в узлах ЖД сети

Для чего очень кстати придется осадная артиллерия, справившаяся в РИ без особых затруднений с бельгийскими и частью французских крепостей. 

Нормы и практика восстановления жд показывает что это не столь большая задержка.

Тем более, когда наступление не импровизация, а часть стратегического плана в рамках которого предусмотрено создание резерва материалов и оборудования на складах и спецчастей, укомплектованных специалистами. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

По причине того, что Нобель уже изобрел динамит. Без рельсов паровозы очень медленно ездят.

Что-то этот Нобель не очень помог французам и бельгийцам. 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Что-то этот Нобель не очень помог французам и бельгийцам. 

Там расстояния маленькие. Войска в отрыве от снабжения могут некоторое время действовать. А на восточном фронте это уже не прокатит, совсем иные расстояния и совсем иная дорожная сеть и по плотности и по пропускной способности.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Там расстояния маленькие.

Расстояния примерно те же. От Германо-бельгийской границы через Бельгию до района битвы на Марне ровно столько же, сколько от Российско-австрийской границы до Киева и от Прусско-российской до Динабурга. Развивать в 1914 году наступление до Урала не предлагается.

иная дорожная сеть и по плотности и по пропускной способности

Что также проблема и для обороняющихся. Например, фокус с мобилизацией парижских такси для переброски резервов на Марну на Восточном фронте не прокатит.

Edited by mih-mih

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Что также проблема и для обороняющихся.

У обороняющихся в тылу действующая железная дорога. Т.ч. положение не равное.

От Германо-бельгийской границы через Бельгию до района битвы на Марне ровно столько же, сколько от Российско-австрийской границы до Киева и от Прусско-российской до Динабурга.

До Киева и Динабурга дальше, и дорог и мостов меньше.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Ну планы наступления на ВФ у централов были. Одна армия из  Восточной Пруссии на юг наносит удар на Седлец, навстречу  двум австрийским, еще одна Из восточной Пруссии прирывает фланг оной развертываясь по Неману и удлиняя фланг на ю гпонемногу , причем вначале проводет мазурскую-августувскую операцию окружая или перемалывая в тисках 2-й АК русских и блокируя Ковель и Гродно . А две армии в оперативной пустоте из Познани и Силезии выходят к Висле и  форсируют оную мкжду  Варшавой и Новогеоргиевском одна, и южней Ивангорода вторая . На все, про все 3 недели с момента завершения мобилизации и развертывания. и к началу сентября крепости на Висле и Наревы взяты или плотно окруженны, а фронт по Неману и Западному Бугу . И РИА кадровой предостовляется полная возможность убится об полевую оборону централов пока те  ж\д перешивают в царстве  Польском , мосты востанавливают и берут крепости не капитулировшие . 

В этом отношение при не вступлении Британии сразу в войну франко-русский союз выглядит по дурацки. Сербию не спасли, россия  еще Польшу потеряла, и  французы своим эланом обескровились штурмуя глубокоэшелонированную оборону  германцев  ( первая полоса 3 немецкие армии  в Э-Л , вторая полоса гарнизоны крепостей, резервы и ландвер в количествах ..  + фактор германского флота который сильней  франко-русского вместе взятого . 

Впрочем в таком случае или Британии прийдется провокацию устраивать, или ультиматум к Германии выкатывать нарушая писанные и неписанные правила ведения морской войны или вступать в войну на стороне франко-русской  уже без условия защиты Бельгии . Что не вызовет особого энузиазма, возможно некоторые доминионы ( ЮАС по крайней мере ) решат что это не их война . 

Впрочем возможно потеряв по паре-тройке сотен тысяч человек и растратив снаряды стороны пойдут на  перемирии годика на 3-5, типа чтоб лучше подготовится и потом как дать . А ник2 устроит чистку среди генералитета и части МИДа  прижав "ястребов" и немного "патриотическую общественность "  толкнувшую империю на конфликт неготовыми. Возможно припомнит и 1876-77г когда так же Россия влезла в войну почти под теми же лозунгами "братушек обижают "  малоготовой и только численное превосходство громадное и  проблемы внутри порты позволили свести войну к победе весьма тяжелой и дорогостоящей .

Edited by komo

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Если дорогу рушат относительно планомерно, с разрушителями пути, подрывами ключевых мест, мостов, станций итд. то ее восстановят в темпе 5-10км. в сутки. Если рушат быстро, без подготовки, то темп ремонта будет 15-20км. в сутки. Если уничтожение тотальное, подготовка к которому велась месяц и уничтожили абсолютно все, то восстановление будет 1-3км в сутки. 

Для описаного выше сценария разрушения будут средними/легкими, тоесть темп ремонта будет порядка 10 км в сутки(заметьте, что в реале к моменту битвы на Марне немцы уже пустили поезда по разрушенным французским дорогам, хотя франки подрывали мосты, туннели, станции, ломали сам путь).

----------------------------------

Таким образом, темп восстановления железных дорог в 1918 г. колебался от 900 м до 6 км в сутки (не считая времени, необходимого для восстановления туннелей). Он находился в зависимости от степени разрушения ж.-д. полотна, станционных зданий, водоснабжения и количества искусственных сооружений, главным образом мостов. Там, где восстановление требовало подвоза строительных материалов в большом масштабе, темп восстановления равнялся 1 — 2 км в сутки. На линиях, восстановление которых требовало подвоза меньшего количества строительных материалов, темп продвижения доходит до 5—6 км в сутки. Но и в последнем случае разрушения, вообще говоря, были огромны. Они были все подготовлены заблаговременно, за несколько недель. Немцы имели полную возможность произвести такие разрушения в силу того, что они отходили медленно и планомерно{75}.

В начале мировой войны разрушения имели гораздо меньший масштаб. Так, в период первой Марны в 1914 г. все бельгийские и северо-западные французские железные дороги были разрушены настолько слабо, что восстановление движения на них шло с большой быстротой. Были участки совершенно целые (Линден—Шарлевиль) или разрушенные очень незначительно. Магистраль от Аахена на Льеж— Брюссель—Монс—Валансьен— Камбрэ—Компьен восстанавливалась а среднем по 18 км в сутки. К 4 сентября (начало сражения на Марне) на этой железной дороге были открыты станции Там и Сен-Кантэн.

Зато на центральном направлении, где французы отходили методичнее, чем на своем левом фланге, и где [190] разрушения были более основательными (мосты через Маас, туннели), восстановление шло только по 8—9 км в сутки.

По существу немцы до конца сражения на Марне не справились с мостами через Маас, и поэтому 2-я армия вынуждена была "оторваться на 150 км от конечновыгрузочных станций (30 августа были открыты Фурме и Анор). От Шарлевиля до Анора (60 км) восстановление длилось 7 дней, что дает 8—9 км в сутки.

Примерно, такие же нормы восстановления железных дорог были в 1914 г. и на восточном фронте, как у русской армии во время ее наступления в Галиции, так и у немцев в 1915 г. во время их наступления вглубь России.

Такой же темп восстановления железных дорог имеем и во время наступления Красной армии к Висле в 1920г.

С 4 по 23 июля, ко времени выхода Красной армии к pp. Неману и Шаре, восстановление было доведено до линии Вильно—Вилейка—Столбцы, что дает скорость восстановления от 7 до 10 км в сутки.

В последние дни восстановление на бывшей Александровской железной дороге шло более быстрым темпом. К 10 августа, за 19 дней, было восстановлено 280 км путей (Столбцы—Брест, Столбцы—Белосток), что дает 14—15 км в сутки. На остальных дорогах темп восстановления и в последующие дни остался 9—10 км

 

-------------------------------------------------

Edited by чукча

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Если рушат быстро, без подготовки, то темп ремонта будет 15-20км. в сутки.

Что и требовалось доказать. Тем более, что битва на Марне, решившая судьбу западного фронта, 5-12 сентября. а в данной альтернативе отводится в 3 раза больше времени на сопоставимую по глубине продвижения операцию.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Что-то этот Нобель не очень помог французам и бельгийцам.

Да нет, как раз помог. И движение немецких войск замедлялось из-за взрывов мостов и тоннелей, и снабжение затруднялось. И своевременно перебросить подкрепления армиям правого крыла оказалось невозможно. К Марне часть артиллерии просто отстала. А на Эне не хватало боеприпасов. И при Беге к морю состояние железных дорог заставляло перебрасывать войска с левого крыла через Трир и Брюссель.

 

И немного цитат.

Вопрос об использовании железнодорожной сети во Франции и Бельгии являлся для германцев более сложным и трудным, чем для их противников, потому что, во-первых, им приходилось иметь дело преимущественно с железными дорогами, разрушенными неприятелем при отступлении, а потому и требовавшими немало времени и средств для своего восстановления; во-вторых, эти пути, пролегая по неприятельской территории с населением, враждебно настроенным к германским войскам (особенно в пределах Бельгии), требовали значительного расхода войск для охраны{513}, и, в-третьих, вследствие эвакуации противником почти всего подвижного состава бельгийских и французских железных дорог из занятых германцами областей, последним приходилось перегонять на эти железные дороги свой подвижной состав из пределов Германии.

Железнодорожные пути, которыми пользовались германские армии во время своего наступления к Марне, могут быть подразделены в отношении их технического состояния и провозоспособности на две группы: железные дороги восточной Бельгии и железные дороги более южных районов. Первая группа подверглась сравнительно меньшим разрушениям со стороны противника, главным образом вследствие быстрого наступления германского правого фланга; вторая же группа оказалась поврежденной более серьезно вследствие как более медленного наступления здесь германцев, так и пересечения этих путей столь значительной водной преградой, как р. Маас, железнодорожные мосты на которой были почти везде разрушены. Вообще же все железные дороги в тылу германских армий обладали слабой провозоспособностью ввиду невозможности в короткое время восстановить их разрушенное техническое оборудование [335] (телеграф, телефон, сигнализацию, водоснабжение, паровозные депо, платформы для посадки и высадки и т. п.).

К началу сражения на Марне германские армии имели нижеследующие этапные железнодорожные линии:

1-я армия — Аахен, Льеж, Брюссель, Валансьен, Камбрэ, Сен-Кентен и далее в направлении на Нуайон;

2-я армия — Аахен, Льеж, Намюр, Шарлеруа, Фурмье;

3-я армия — Мальмеди, Комблен, Льеж, Намюр, Шарлеруа, Мариенбург и далее узкоколейная дорога в направлении на Рокруа, к железнодорожной линии Гирсон, Мезьер;

4-я армия — Трир, Люксембург, Арлон, Либрамон и далее узкоколейная дорога в направлении на Седан;

5-я армия — Диденгофен, Люксембург, Монмеди.

Из этого видно, что в Льеже скрещивались этапные линии трех правофланговых армий, что вызывалось разрушением моста через Маас у Намюра и, конечно, сильно затрудняло движение ввиду недостаточного развития железнодорожной станции в Льеже. В наилучших условиях находились тыловые сообщения 1-й армии, которая пользовалась сплошным рельсовым путем до Сен-Кентена, доведенным к 9 сентября даже до Компьена. Гораздо труднее было положение армий, наступавших между Самброй и Маасом. Так, 2-я армия по достижении южного берега Марны оказалась в 150 км от своих конечных железнодорожных станций Фурмье и Анор (в 4 км к юго-востоку от Фурмье); подобно этому в невыгодном положении оказалась и 3-я армия ввиду очень слабой провозоспособности узкоколейной дороги, проложенной от Мариенбурга на юг. В несколько лучшем положении находились 4-я и 5-я армии, имевшие широкую колею. Вследствие большого разрушения железных дорог южной группы положение центральных армий было вообще более тяжелым. Тем не менее при наступлении к Марне войска не испытывали ни в чем недостатка; лишь одна армейская конница ввиду своего значительного удаления от конечных железнодорожных станций испытывала недостаток в зерновом фураже. Вообще же состояние тыловых сообщений не оказывало в это время замедляющего влияния на ход операций.

Восстановление движения на различных участках перечисленных выше железных дорог происходило с достаточной быстротой. Так, например, на железнодорожной этапной линии 1-й армии оно было восстановлено: до Монса — 29-го, до Валансьена — 30-го, до Камбрэ — 31 августа, до Перона — -3-го, до Сен-Кентена — 4-го, до Нуайона — 8-го и до Компьена — 9 сентября. 1-я армия во время своего наступления к Марне никогда не находилась далее 75 км от своей головной железнодорожной станции. Однако, линия Диденгофен, Либрамон, Намюр, важнейшая для перебросок вдоль фронта, была восстановлена для сквозного движения значительно позже, потому что железнодорожный мост у Намюра был закончен лишь к 30 сентября. Поэтому, когда в первых числах этого месяца потребовались крупные перевозки из 6-й и 7-й армий к правому флангу, их приходилось производить, ввиду различных затруднений бессистемно. Для этих перевозок пришлось пользоваться [336] сквозной линией по весьма кружному направлению: Трир, Герольштейи, Аахен, Льеж, Лювен, Брюссель, Монс, Камбрэ, Сен-Кентен. Частично пользовались и упомянутой выше двухколейной линией Диденгофен, Либрамон до разрушенного моста у Намюра, откуда войска должны были следовать далее походным порядком.

Для восстановления разрушенных железных дорог, а также постройки и эксплоатации узкоколейных у германцев имелись железнодорожные войска в составе 105 рот, подчиненные главному начальнику военных сообщений.

Вследствие всех указанных мною выше затруднений тыл германских армий до отступления их к р. Эн был недостаточно устроен и требовал еще большой работы для того, чтобы иметь возможность удовлетворять постепенно возраставшие потребности в подвозе. До сражения на р. Эн это слабое оборудование тыла мало отражалось на ходе боевых операций, главным образом потому, что германские войска еще находили в неразоренных неприятельских областях необходимые им местные средства, а вопрос о подвозе боевого снабжения еще не стоял так остро, как в последующие месяцы кампания. К тому же обстановка на театре военных действий до первых чисел сентября не требовала массовой переброски войск вдоль фронта, которая представляет собой одну из труднейших задач для современного тыла, особенно в неприятельской стране. Но уже с началом бета к морю все эти условия резко изменились в неблагоприятную для германцев сторону; в особенности же трудным оказалось их положение в отношении перебросок своих войск в сентябре и октябре за р. Уазу и во Фландрию, чем и следует объяснить то обстоятельство, что ни разу в течение этих операций германцам не удалось настолько предупредить противника в развертывании своих войск на новом фронте, чтобы приобрести какие-либо существенные выгоды для решающего маневра на неприятельском фланге.

 

http://militera.lib.ru/h/novitsky_vf/18.html

Часть "Роль железных дорог".

Что также проблема и для обороняющихся. Например, фокус с мобилизацией парижских такси для переброски резервов на Марну на Восточном фронте не прокатит.

Такси перебросили пехоту одной бригады 7-й дивизии. Вторую бригаду перевезли, внезапно, по железной дороге.

http://militera.lib.ru/h/novitsky_vf/10.html

Для описаного выше сценария разрушения будут средними/легкими, тоесть темп ремонта будет порядка 10 км в сутки(заметьте, что в реале к моменту битвы на Марне немцы уже пустили поезда по разрушенным французским дорогам, хотя франки подрывали мосты, туннели, станции, ломали сам путь).

Подрыв мостов может больше проблем создать - из-за одного моста в Намюре, восстановленного только 30 сентября 1914-го, немцы не могли использовать всю линию Диденгофен-Либрамон-Намюр.

Что и требовалось доказать. Тем более, что битва на Марне, решившая судьбу западного фронта, 5-12 сентября. а в данной альтернативе отводится в 3 раза больше времени на сопоставимую по глубине продвижения операцию.

То есть, от быстрого разгрома противника немцы должны отказаться сразу? Смирившись с тем, что и РИ, и Франция будут иметь достаточно времени на мобилизацию?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Если кайзер захочет быстро-быстро вышибить из войны Россию - то наступать может вдоль Балтики, при поддержке флота.

При таком успешном наступлении возможно и подобие реал-Брестского мира в конце 1914 года...

 

Было где-то когда-то такое рассуждение.

Что наступать с Запада на Россию возможно четырьмя путями:

 

1. Идти на юг, как Карл 12 и Адольф в 42.

2. Идти по центру, как  поляки-1612 и французы-1812.

3. Идти на Север, вдоль Балтики, как ливонские рыцари, ярл Биргер и кайзер в начале 1918.

4. Заплыть со стороны северных морей, как Оттар в 800-затёртом году,  а также бритты во времена Крымской войны и интервенции.

 

А кто особо сильный, тот может -

 

5. Идти сразу по всем направлениям, как Адольф-41.

 

Кайзеру в 1914 будет достаточно идти вдоль Балтики.

Потому как сбоку - его флот, с юга - австрийцы...

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Если кайзер захочет быстро-быстро вышибить из войны Россию

до ноября когда начинается распутица? Это от Варшавы до Смоленска как минимум нужно идти по 22 км в день напрямую. Реально-под 40.

Брестского мира в конце 1914 года

тогда переговоры нужно начинать прямо в сентябре ибо с миром мурыжились 4 месяца-это когда армия уже сбежала по домам.

Edited by Сеня

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Кайзеру в 1914 будет достаточно идти вдоль Балтики.

Потому как сбоку - его флот, с юга - австрийцы...

а  заграждения на Балтике это вообще фигня.  

Edited by Сеня

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

а  заграждения на Балтике это вообще фигня

 

Да, если тральщиков достаточно.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Сформировали флотилии к 1915г. Но в 1914г пока нет развитой обороны в Рижском  заливе и Ботнике занять Моонзундский архипалаг и Атланды вполне могут. И высадится в Лифляндии восточней Риги чтоб у русских и идее  выстраивать оборону по нижнему течению  Западной Двины не возникло . и главное без нмедленного вступления Британии в войну централам и наступать не надо после срезания польского балкона и разгрома Сербии. Играет фактор германсого флота. Отправят эскадру на средиземку + официально обьявят о блокаде атлантического побережья Франции накидав мин около портов и  время от времени крейсерство и визиты подлодок устраивая к подходам к оным . А на средиземку к примеру  4 11" дредноута и ЛКР  первый " ФдТ" .во время нарастания кризиса еще до войны. Пусть по дороге  Оран-Алжи_тунис посетит , Мальту и Таранто. Где и встретится с Австрийским флотом. Французам тогда сразу станет не до переброски алжирского и колониального корпуса. И Италия смотреть будет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Зеркальный Шлифен (максимум сил на одном фронте, минимум на другом) не получится. Самое большее - половина на половину. Пол-армии немцев останется на западе, против Франции - ибо оставить меньше чревато для немцев быстрым поражением от французов на западе. Плюс на востоке ж/д сеть просто не обеспечивает сосредоточения большего количества войск. Поэтому удар против русской армии идёт в пол-немецкой силы. Австро-венгры удар усиливают, но не особо.

Также Шлиффен предполагает обход и быстрое окружение главных сил противника. На востоке это невозможно. Главные силы русской армии находятся не в центре (в польском выступе), а на флангах - против австрийской Галиции и немецкой Вост. Пруссии. Поэтому с немцами у Пруссии будет фронтальное столкновение. А вот австро-венгры (наступающие из Галиции на север) попадут, как и в РИ, под русский фланговый удар с востока.

И в 1914 австро-германцы столкнутся с русской армией, у которой ещё есть запасы снарядов и патронов - это в корне отличает ситуацию от 1915 (когда именно нехватка боеприпасов вынудила русскую армию к большому отступлению).

Вариант темы из http://alternathistory.com/po-nastoyashhemu-koalitsionnaya-vojna-germanii-i-avstro-vengrii-v-1914-ii/ и http://alternathistory.com/po-nastoyashhemu-koalitsionnaya-vojna-germanii-i-avstro-vengrii-v-1914/

28 июня 1914 в Сараево был убит Франц-Фердинанд. 28 июля Австро-Венгрия по этому поводу объявила войну Сербии. В ответ на австро-венгерскую мобилизацию начала мобилизацию Россия. 1 августа Германия объявила войну России.

В РИ к началу боевых действий русские армии имели 250 000 человек + 1000 орудий на северо-западе (против Германии) и 600 000 человек + 2000 орудий на юго-западе (против австрийцев). В АИ русское командование в какой-то момент поймёт, что главные силы германцев развёртываются на востоке. Соответственно, развёртывание русской армии будет изменено — главные силы начнут сосредотачиваться на северо-западе — против Германии (план «Г»).

По плану «Г» против Восточной Пруссии развёртывались 1-я армия (14 пд и 5 кд) на среднем Немане, 4-я армия (11 пд и 3 кд) на Шауляйском направлении, 2-я армия (18 пд и 5 кд) к югу от Вост. Пруссии. Всего 43 пд и 13 кд. Но к началу немецкого наступления успели развернуться менее трети дивизий.

 

На австрийский фронт направлялись 31 пд и 14 кд. Задача фронта — сковать австро-венгерскую армию; если она будет наступать на север — в тыл русским войскам, действующим против Германии — нанести австро-венграм фланговый удар с востока.

Уже 10 августа передовая немецкая армия начинает наступление из Вост. Пруссии на восток, в Литву. Оттеснив 1-ю армию, немцы завязали бои за Ковно и Гродно, форсировали Неман. Русские армии получили приказ готовиться к удару по флангам образовавшегося выступа. Однако немцы быстро увеличивали свою группировку. К 17 августа они полностью закончили перевозки и сосредоточение войск. На северо-западном фронте появились ещё две немецких армии. 18 августа мощная группировка начала наступление на юг против правого фланга 2-й русской армии.

19 августа, закончив своё сосредоточение, начали наступление австрийцы. Направление — через Волынь на северо-восток — навстречу немцам, наступающим из Литвы на юго-запад.

Как отреагирует командование российской императорской армии на наступление австро-германских превосходящих сил ? Возможны два варианта.

1. РИА ввязывается в сражение близ границ уступающими силами. Тем самым командование играет на руку противнику, допускает, что противник сначала разбивает войска, развёрнутые у границы, затем бьёт войска, подходящие из глубины. Большие потери. Эвакуация из польского выступа запоздалая, многое пришлось бросить.

2. Командование РИА решает разменивать пространство на время — войска отходят от границы, постепенно консолидируясь с подходящими из глубины войсками в плотный фронт. Эвакуация проводится заранее, общие потери если и превосходят австро-германские, то ненамного.

Перед войной среди русских стратегов обдумывался вопрос — что делать в случае наступления превосходящих австро-германских сил? Не прибегнуть ли к отступлению? То есть, до завершения мобилизации был бы отход — с арьергардными боями, но без вступления в решительные сражения. Кутузовская, так сказать, стратегия. В задаваемых условиях стратегия вроде бы самая рациональная.

Однако, ответ на возможность отступления был дан отрицательный. Отмечалось, что в выборе статегии нельзя было руководиться только оперативными соображениями. Всякое отступление подрывает дух войск, да и всей страны. А такой грандиозный отход, оставление громадной территории империи, а именно всей Польши, Литвы, Волыни и части Белоруссии, должен был тяжело отразиться на духе империи (и на отношении к её правителям). Кроме того, возможно было, что оставление этих территорий без боя — это то, что и нужно австро-германцам. Заполучив так легко эти территории, они могли создать на них какое-то польское марионеточное образование, возможно даже со своей армией.

Российская армия вступила в тяжёлые сражения. Боевой дух был достаточно высок, снарядов и патронов в начале кампании хватало, войска упорно оборонялись и контратаковали. Но противник превосходил по численности и ещё больше по огневой мощи; австро-германцы давили, искали фланги русских соединений, их промедление с отходом было чревато окружением, два русских корпуса попали в тактические котлы. Однако стратегического окружения русских сил в Польше передвигавшиеся со скоростью пёха австро-германцы не достигли. Русские войска успели отойти на восток.

 

Поддержит ли Германия своё сухопутное наступление на востоке морской операцией на Балтике? Задача-минимум — десант с захватом Моонзунда. Как максимум — взлом российских укреплений в Финском заливе, вплоть до непосредственной угрозы Петербургу. Хотя всё это вряд ли. В РИ до десанта на Моонзунд немцы додумались только осенью 1917-го. В 1914 увязывать действия армии и флота им в голову может ещё не прийти.

К тому же немецкое командование было сковано страхом, что вот придёт к немецкому берегу британский флот. Главные силы немецкого флота в 1914 г сидели в североморских базах, опасаясь соваться на Балтику.

 

Тем временем на западе.

 

Французская армия после мобилизации: 1 млн. 300 тыс. человек, 4000 орудий (270 тяжёлых). Немцы оставляют в Эльзасе и Лотарингии 42 дивизии — 900 000 человек.

Протяжённость фронта ограничивается франко-германской границей между Швейцарией и Бельгией – всего 270 км. Граница в Эльзасе проходит в горах, что сильно затрудняло наступление с этого направления. Подступы к Лотарингии с запада прикрыты крепостями Мец и Диденгофен — крайние форты которых находятся между собой в огневой связи. Поскольку тяжёлой артиллерии у французов почти нет, то через этот крепостной район им не прорваться. Остаётся участок на юге Лотарингии — от Меца и до начала гор — протяженностью около 80 км. Только здесь возможно главное наступление французов. По РИ планам они и собирались наступать здесь. Активную задачу получили 1-я и 2-я армии — 10 корпусов и общего количества 21.

Таким образом, вероятное направление французского наступления известно, немцы же имели достаточно сил, чтобы хорошо его прикрыть. К тому же, руководящая идея германского плана боевых действий на западе заключалась в том, чтобы направить французское вторжение в промежуток между крепостями и горами, а затем ударить по флангам втянувшихся в этот промежуток французов.

Французам надо наступать. Их мотивирует на это не только необходимость помощи восточному союзнику, но и стремление к реваншу за 1871-й и к возвращению ЭиЛ. Ибо — когда ещё решать эти задачи, как не когда полармии немцев на востоке.

План немцев — обороной и контрударами нанести наступающим французам значительные потери, обескровить их, а затем переброшенными с востока армиями нанести решительное поражение.

 

Успешное австро-германское наступление на востоке оказывает значительное влияние на позицию Турции и Болгарии. Румыния также окажется под австро-германским давлением — от неё ультимативно потребуют (в этой АИ австро-германцы могут себе это позволить) выступить против России, посулив ей Бессарабию.

По-настоящему коалиционная война Германии и Австро-Венгрии в 1914. II

На занятие Польши австро-германцам потребовалось 4 недели. Поскольку решительного поражения российской императорской армии нанести не удалось, наступательные операции продолжились. РИА приходится отступать, но подходящие резервы удерживают фронт от обвала. Продвижение австро-немцев постепенно гасилось + их коммуникации растягиваются, растёт усталость. В общем, зараз (за одну кампанию) австро-германцам до Москвы и Питера не дойти.

Результаты австро-германского наступления: большие потери российской армии, кадровый состав в значительной степени выбит; утрачены Польша, Литва, часть Латвии, Белоруссии и Украины. Также потеряны мобилизационные склады, расположенные на западе. Перед зимней кампанией РИА остаётся с острым дефицитом не только винтовок и снарядов, но и сапог с шинелями.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

В Литве и Курляндии немцы наступать не будут. Выстроют фронт по Неману попутно блокируя руские плацдармы на  левом берегу в районе Ковно и Гродно . Для РИА проблема в том что ее будут давить по частям и  при попытке сопротивлятся приежающие корпуса  из внутренних округов будут бросатся по часям против превосходящих сил . Так что как только осазнают проблему что Германия разворачивает половину армии на Востоке на 10-14 день М произойдет переход к плану  "б" . 2-я армия (войска Варшавского ВО ведя арьеградные бои эвакуируются с польского балкона , 4, 5, 8-я армии развертываются по западному бугу  и в Подолии . И против 40 германских и 30 австрийских дивизий сопастовимое количество РИА сможет выставить на 40+ день  мобилизации . 

При этом немцам дня до 10-12 начала своей мобилизации нет смысла войну объявлять , нервируя  развертыванием своего флота и армии Россию и Францию , давая время и возможность отступить дипламатически, отказавшись от поддержки Сербии и давить сербов подавляющим превосходством .

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Почему же у них результат должен  быть сильно скромнее, чем они достигли в худших условиях в 1915 году? Какие препятствия?

Время, отсутствие опыта позиционной войны и отсутствие дефицита снарядов у русских. А, кстати, почему условия худшие? Осенью и зимой 1914 года было сформировано большое количество новых дивизий, значительная часть которых оказалась на востоке.

В альтернативе может происходить примерно также, за исключением значительного усиления северного крыла - армии в Восточной Пруссии, где планируется главный удар.

Препятствием может служить пропускная способность железных дорог в Восточной Пруссии. То есть, сильно больше, чем две армии там не развернуть. Да и нет нужды.

Edited by Вандал

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Например, фокус с мобилизацией парижских такси для переброски резервов на Марну на Восточном фронте не прокатит.

А он и не нужен. У русских, благодаря большим расстояниям, имелся стратегический резерв: корпуса с Кавказа, Урала, из Сибири и Туркестана. Из них, при необходимости, всегда можно сформировать новую армию на угрожаемом направлении. Железные дороги справятся.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

заодно беря штурмом крепости в узлах ЖД сети

Карта, которую Вы привели, по состоянию на 1914 год устаревшая. Упразднены крепости Бобруйск, Двинск, Усть-Двинск, форт Дубно, Зегрж, Варшава. Появилась крепость Гродно.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Что не вызовет особого энузиазма, возможно некоторые доминионы ( ЮАС по крайней мере ) решат что это не их война . 

а они в 14-м по таким вопросам имеют право голоса?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

Ну формально обьявить войну могут. Но как в реале  тот же ЮАС парой дивизий  по максимуму  на пике мобилизации  занял германскую юго-западнаю Африку и изображал войну-завесу в восточной африке. Тут ограничится посылкой одного-двух батальонов, и аналогично Канада и Австралия-НЗ заменит частично колониальные части в Америке и Азии, а на войну только добровольцы кто хочет записатся в добровольческий батальон-полк доминиона или вообще напрямю в британскую армию .

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted

в общем натиск на восток в сентябре-это захват Польши в 14, пусть разгром России в 15,а затем разгром Франции в 16.

Если бы кайзер думал о 3 годах войны то он бы и начинать не стал.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Posted (edited)

Ну мог расчитывать, что пока  Франция и Германия мобилизацию закончат, а Россия будет на середине условной своего развертывания, Сербию окучить .И на 10-12 день германской мобилизации Россия оказывается в дурацком положение. Сербию спасать уже поздно, германец войны не испугался и надо либо договарится и останавливать мобилизацию, либо воевать и  начинать эвакуировать  Царство Польское .. Правда для этого надо нервы железные иметь, и четко продавливать свою позицию как  внешне с геополитическими противниками, так и внутри среди  генштаба и рейхстага.  А с последним у кайзера было не совсем хорошо. Мысли умные в голове бродили, но уверности в из правильности у него не было, и шибко смело перекладал  принятие решений (давал себя уговорить ) \ делегетировал полномочия людям которым доверял . Реально ему после кидка с Бьорком и заключением руско-британского соглашения 1907г должно было все ясно стать,  и  начать ускоренную подготовку к большой войне континентальной в ближайшие пару-тройку лет забив на  флот, экономию,  рост госдолга . Но убедить в этом рейхстаг и  общество германское он не смог, да и сам старался в это не верить надеясь до последнего на хорошее .

Edited by komo

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0